История открытий. 2009 - 2019 гг

      2009  год

   1 января.  (…)
   Вечером  читал Барашенкова,  главу «Современные представления о структуре субъядерных  частиц». «Глюонно-кварковые модели  представляют  собой «клубок» на первый взгляд  противоречивых фактов  и  гипотез, но чрезвычайно богаты  физическими предсказаниями,  многие  из  которых  удивительным  образом  подтверждаются  в  опытах… Как образно заметил А. Пановский, дело обстоит так, как будто природа старается  показать нам что-то очень простое, чего, однако, никто не видит».   
   Хорошо сказано. Действительно, простое,  проще  некуда! А  именно – дыхание вакуума. И всё сразу встаёт на свои места, вся громада спекулятивных построений рушится. 
   4 января.  (…)
   Утром читал Барашенкова, фрагменты о «праматерии». «В. Паули, один из создателей   современной  физики,   незадолго  до  смерти  писал  о  том,  что  «опыт  говорит в  пользу существования  последних единиц материи в согласии  с  представлениями  атомистов Древней  Греции».  В. Гейзенберг  также считал, что мир – это всего лишь различные  проявления  некоторого  исходного «праполя», в котором  происходят сложные эффекты  самовоздействия, что  и  является  причиной  возникновения  и  трансмутаций  многообразных его форм. (…)  Основная  методологическая трудность, с которой сопряжена эта идея, заключается в объяснении того, каким образом, оставаясь  неразложимым  далее  субстратом,   «праматерия»  в   то  же время   может  обладать неисчерпаемым многообразием свойств».   
   Трудность эта легко снимается  простым  предположением о многообразии форм динамики  первоэлементов  праматерии (физ. вакуума). От самой  первой, простой формы – дыхание вакуума – до самой  сложной,  мышления.  В сущности,  эволюция  материи  есть  эволюция,  изменение  форм  движения. Но основа-то всегда одна. В этом – единство мира.
   5 января. Утром  дочитал  книжку В. С. Барашенкова «Существуют ли границы науки».
   После обеда  зашел  в  библиотеку, взял  книги. Удивительное дело. Встретил  книгу, которую очень давно хотел  прочесть, а  именно – «История  теории  эфира  и  электричества» (первое издание – 1910 год; дополненное и      переработанное – 1950 год).  Автор – Эдмунд Уиттекер. Среди  учёных  и  просветителей  книга  эта  весьма  популярна,  из  неё  часто цитируют. Вечером  начал читать. Один  недостаток  у  книги – очень мелкий  шрифт, а глаза уже не те, что двадцать лет назад. 
   7 января.  (…)
   Вечером  читал  Уиттекера,  о  теориях  Юнга, Френеля,  Араго.  Френель – умница,  это какое-то французское чудо. Ясности  и  блеску его ума  поражаешься.  Кажется,  он  не  умел  мыслить  неверно.  Есть  во   Френеле   что-то моцартианское.
   8 января. Со дня  презентации в областной библиотеке Вологды  «трёх  богатырей» (трёх  книг: «Дыхание вакуума», «Монолог»,  «Собрание стихотворений») прошло четыре года. Нигде ни строчки, ни звука. Заговор  молчания продолжается. Это теперь меня  не  столько  раздражает,  сколько  забавляет.  Как бы  провожу  эксперимент, измеряю величину  подлости  и  маразма  некоторых персон.
   Известности,  славы  мне  не  нужно.   Желал  бы   искреннего  внимания  и  интереса  к  моим  научным  идеям.   При   существующем  уровне   развития средств  массовой  информации,   главным   образом,  телевидения,  большая  известность может  прийти  к  человеку одномоментно.  Минуту  назад  вы  о человеке  ничего не знали, а  небольшой  фрагмент  в  мировых  новостях – и о вас уже знает вся планета.  Вот такой дешевой  славы  мне  никак  не  надо. Впереди  должен  идти  не я, а  мои  книги. 
   Десятидневные зимние каникулы  продолжаются. Утром  читал Уиттекера, о моделях  светоносного  эфира  девятнадцатого века. Тогда  это была  самая злободневная  тема в науке. Моделей  создавалось немало, сложных  и  простых. Камень преткновения – поперечность световых  волн. Ведь  тогда  эфир должен  быть  твёрдым  телом,   т. к.   поперечные волны  могут  распространяться только в твёрдом  теле,  где  возможны  сдвиговые деформации  и  исключаются продольные сжатия  и  расширения. Моя же  идея  дыхания вакуума предполагает  как раз  возможность подобных  продольных  осцилляций вакуума. Откуда  тогда  поперечность  световых  волн?!  Мне  кажется, здесь надо говорить о квазипоперечности, о как бы  поперечности,  это всего лишь эффект  поперечности,  не обусловленный структурой  вакуума,  а  появляющийся в результате  сочетаний  различных  динамик. Да, вакуум – массивное  тело с колоссальной плотностью. Но изменения плотности в виде локальных  продольных  колебаний  составляют  первопричину  динамики в физическом мире. 
   12 января.  (…)
   Читал Уиттекера, о моделях светоносного эфира  конца девятнадцатого века. Преобладающая  форма  кинематики  в  этих  моделях – вихревая.  Вихри трубчатые разомкнутые, или вихри  трубчатые  замкнутые в кольцо. Некоторые  «моделисты-вихристы»  в  конце  концов  сами  осознали   нереальность своих умозрительных образов и отказались от них. Однако, как мне видится, вихревая форма движения в физическом вакууме действительно  имеет  место. Только важно понимать – следствием  чего она является. Эта форма  движения явно производная, производная от других форм.
   14 января. Вечером  выборочно дочитал  книгу Э. Уиттекера  «История  теории  эфира  и  электричества». Значительная часть книги – уравнения  и  формулы. Чего-то особенно нового в книге не встретил.
   Вот вопрос из области электричества. Когда  вы  выдёргиваете шнур утюга из  розетки,  то  проскакивает  большая  искра.  Или  когда  выключаете свет, то в механизме выключателя тоже проскакивает  небольшая  искра. Но когда вы вставляете шнур утюга в розетку,  или  включаете свет – искры  при  этом нет. Почему? Ответ – инерция. Когда автобус  с  пассажирами  резко  тормозит,  пассажиров  инерция  бросает  вперёд. При  размыкании  электрической цепи  электроны  по  инерции  продолжают  движение, что мы  и  наблюдаем в виде искры света.
   15 января. Вечером начал читать книжку Джеймса К. Максвелла «Материя и движение» (1877 г.). Это вроде учебника физики для начинающих, с самых азов до вершин  науки девятнадцатого века. Максвелл  очень деликатен, тактичен,  нет в  нём  менторской  назидательности. Напротив, он,  как  добрый, мудрый учитель, берёт  тебя за руку  и  ведёт в страну знаний, желает, чтобы и ты узнал радость понимания. 
   18 января. Дочитал книжку Дж.  К. Максвелла «Материя и движение».
   Утром  между  делом  подумалось  на  прежнюю тему. Чем  ближе  подступает  мой  «золотой»  юбилей,  тем  больше  крепнет  уверенность, что ничем он  отмечен  не  будет: ни  изданием  книги,  ни  публикациями  в  прессе, ни авторским  вечером. Никому  это  не  нужно. Ну не должен, не должен  автор заниматься организацией своего авторского вечера! Не его это дело.
   Назвать  юбилей  автора   моментом   истины,  показывающим – чего стоит автор и его произведения, – было  бы  неверно. Иногда современники автора оказывались  неправы.  Юбилей  здравствующего  автора – всего лишь  этап,  время  подведения  предварительных  итогов. И  опять же,  не  автор  должен итожить.
   20 января.  (…)
   Читаю  книгу  Вл.  Карцева  «Максвелл» (серия «ЖЗЛ», 1976 г. ).  Действительно, удивительный феномен! Как, казалось бы,  в обычном  человеке пробуждается учёный… По-моему, человек-то как раз  и  должен  быть  необычным, а  с особенным  складом  души  и  ума. Чистота,  прозрачность  взгляда, желание  самому  разобраться  в  сути  явления,  настойчивость  и  ничего  от лукавого, никаких поисков материальных выгод для себя.   
   23 января. Рабочий  день. На станции,  на лестнице  остановила  меня Г. К., поинтересовалась  моими  «творческими  успехами».   Что  я   мог   сказать?! Дневники – вот единственный  род  моего творчества сегодня. Попросил  передать привет  её  московскому родственнику, учёному. Книгу «Дыхание вакуума», что давно  переслал  ему через Г. К.,  пусть не прячет, а  даёт  читать другим.  Книга должна работать, а не пылиться без дела.
   Обидно, ёлки–палки! В переплёт отдал  четырёхтомник. Наработано столько,  что хватило бы  изучать  и  комментировать  не  на одну жизнь. А вместе с тем – ни  у  кого никакого интереса. Остаётся одно – терпеливо ждать. Чтобы  не впасть в отчаянье – глушу себя работой. На станции выполняю самую тяжелую, самую грязную работу, ползаю по пыльным кабель-ростам, демонтирую  старое  оборудование. С  каким-то бычьим   упрямством,  с  игривой злостью… За  делом  время  идёт  быстро,  перемалываю недели, месяцы, годы. Работа спасительна.
   25 января.  (…)
   Вечером  читал  В. Карцева о Максвелле. Строки  о  Фарадее: «Лишь  один Фарадей  придерживался  в  науке  этой  новой  философии (близкодействия) и тем навлекал  на  себя  насмешки  и  презрение… Никто  не  понимал  его и не  поддерживал.  Его идеи  казались  слишком  абстрактными…  Гигантская фигура Фарадея  предстаёт  на  поле брани  в  полном одиночестве, противостоя объединённой  блестящей гвардии сторонников  дальнодействия». А ведь сказано как  будто  обо  мне!  Двадцать  пять лет  усилий  не обратили в «мою веру» ещё ни одного человека. Но я  верю, знаю,  придёт  время  и  постепенно  вся  позитивная  наука  перейдёт  на  мою  сторону,  иначе  и  быть не может.
   31 января.  (…)
   Вечером  дочитал  книгу В. Карцева «Максвелл». И сегодня же меня  посетила счастливая мысль: будет ли  генерироваться  электромагнитное  излучение, если быстро вращать постоянный  магнит, так, чтобы  полюса  менялись при вращении местами? Если будет, то в понимании  природы  так  называемого электромагнитного поля  произойдёт  революция. Приставку «электро» можно смело отбрасывать. Останется  переменное  магнитное  поле (волны), в  котором  лишь  изменяется  направление  спиральности  в  размере одного полного периода колебания.
   2 февраля.  (…)
   Читаю книжку Эрвина Шрёдингера «Природа и греки» (1951 г.).  Эта  книга есть  попытка увидеть проблемы  новой  физики  через  призму  воззрений древних  натурфилософов. Шрёдингер говорит, что в науке в  начале двадцатого века порвалась связь времён, мы  по  самонадеянности  своей,  по  неразумности вылетели  из  колеи  преемственности, генерального пути развития науки, ушли в дебри неопределённости, вероятности, относительности.   
   5 февраля.  (…)
   Сегодня же из Москвы от О. Е. Горчаковой (ВИНИТИ)  получил  свою  работу по ядерной периодичности. Вернула  с  предложением  переписать  так,  как  им  требуется. Попробую сделать. 
   Между  делом  подумалось  на  тему о своём  поразительном  одиночестве, несмотря  на  всё  наработанное в  науке  и  в литературе. Такое впечатление, что я  абсолютно  никому  не  интересен, не нужен. Несмотря  на  множество публикаций  в  газетах  и  журналах,  несмотря  на  выступления в различных аудиториях,  это никого не смогло зажечь,  ни  одного  человека. Правда, однажды  после публикации в газете «Красный Север» моей статьи  по физике, в редакцию обратился  один  пожилой  мужчина, как мне сказали, с нездоровой психикой. Чего он хотел – никто не понял. Вообще,  этот  феномен  моей  удивительной  изоляции  когда-нибудь будут изучать. И ведь  есть  причины изоляции,  и  немало.  Я   уверен,  что  все  всё  знают,  кому   нужно  и  кому не нужно. И  о науке,  и  о  стихах,  и  о  публицистике,  и  о  дневниках… Но упорно, намеренно делают  вид, что ничего  этого  нет. Даже грядущий  юбилей  не  растопит  эту стену  отчуждения. Глупцы  не  понимают  простой вещи: ситуация  подобна  зреющему  вулканическому  извержению. Чем  дольше  они  будут  замалчивать, тем разрушительней,  грандиозней будет взрыв. Взрыв этот сметёт их призрачное благополучие, и какими жалкими, ничтожными предстанут они на суд людской.
   13 февраля.  (…)
   В 13 часов в  политехническом университете В. К. М. устроил  мне встречу с Я. В.  Якобы доктор наук,  преподаватель. Впечатления  от  встречи  самые отвратительные. Такого болтливого, хвастливого учёного дурака  никогда не встречал.  Всё-таки  оставил  ему  для  ознакомления  книгу  «Дыхание вакуума». Но видеться с ним желания больше нет.
   21 февраля.  (…)
   Заходил вчера  на  работу  к  Л. А. К. (пед. университет). До сих пор не могу получить краткую  письменную  рецензию  на свою статью о ядерной  периодичности,  ведь  просил  не  затягивать.  Горчакова в  Москве (ВИНИТИ) уже, видимо, заждалась.
   31 марта. Наконец-то  получил  от Л. А. К. (пед. университет)  письменную рекомендацию на публикацию в журнале ВИНИТИ  моей  статьи по ядерной периодичности. На  днях  отошлю Горчаковой в Москву.  Получил  и  рецензию от доцента А. С. С.,  которому  Л. А. К. передала  статью (из-за  этой  рецензии и вышла задержка). Рецензия  весьма  примечательна. Доцент  кратко пересказывает  содержание  нескольких  глав  учебника «Ядерная  физика»  и  в  конце  резюмирует: «заключения, сделанные в  работе Гуляева Б. И.,  находятся в противоречии с выводами  современной ядерной физики». Вероятно, что-то подобное было с трудами Коперника  по  гелиоцентрической  системе строения  мира. Рецензент  резюмировал  так:  работа  Коперника  находится  в противоречии  с  текстами  божественного  писания  и  системой Птолемея, признанной  и  освящённой  церковью. Доцент, по-моему, даже  не  читал саму  статью,  а  прочёл  только  реферат.  Принцип  запрета Паули,  квантовые числа, спины – всё то, чем  тычет  мне в  нос доцент, – вовсе  не отвергаются в моей статье, а  найден  новый  путь  к  осмыслению  этих  понятий. 
   5 апреля. Исполнилось ровно 25 лет со дня открытия  подлинной  причины гравитации. Выходной. Прошел  на  прогулке тем  же маршрутом; спустился  к  реке  у  пешеходного  моста в  том  же самом  месте,  где  увидел  когда-то  кусок  пенопласта,  где  пришло  понимание. Правда, нынче лёд  на реке стоит ещё крепко, открытой  воды  нет. Это действительно было прозрение, озарение! 25 лет  доподлинно  известна  настоящая  природа  гравитации,  но до сих пор мне никого не удалось убедить в этом,  упорно не хотят  ни слушать, ни понимать.
   24 мая. Звонил в Москву Ольге Евгеньевне Горчаковой. Она сообщила, что мою работу по ядерной  периодичности  передала на депонирование. Публикация будет. К тому же она вышлет  мне  скоро  большую подборку материалов по различным вариантам  периодической  системы  химических  элементов. Поздравила с успехом.
   В  последнее  время  периодически  возвращаюсь  в  мыслях к такой теме:  по-видимому, только в  науке  может сложиться  подобная  уникальная ситуация,  когда  один  человек  может  шагать в  ногу,  а подавляющее большинство – не в ногу. Вопрос: в ногу с кем (с чем)? В  ногу с общепринятым  в науке? В ногу с насущной потребностью развития  знания?  В  этом-то всё и дело!
   26 мая. В психологии, видимо, есть такое понятие – дух  противоречия. Доброкачественный  дух  противоречия –  это  скептицизм,  «всё  подвергай  сомнению».  Злокачественный дух  противоречия – умышленное, злонамеренное отвергание  заведомо  верного, справедливого, истинного,  неприятие  его,  и тем  более   тогда,   когда   оно   навязывается,  насаждается.  Подобный  дух   противоречия  свойственен  детям. Но он  также сохраняется  у большинства взрослых,  у  людей  с  амбициями,  с  претензиями. Такой  феномен  заметно сказывается  на  жизни  общества, тормозя  его развитие. Да, конечно, люди обижаются,  когда  их считают глупее себя, когда пытаются  манипулировать  их  сознанием.  Особенно показательны в этом  отношении  документальные и художественные фильмы сталинской  и  хрущёвской  поры. Идеологам страны Советов явно был свойственен  примитивный взгляд  на  человека,  явно  не хватало  знания  психологии  человека.  Научные  достижения физиолога Ивана Павлова – для  них  было  последнее  слово в  науке. Мирового опыта  культуры   как   бы   не  существовало,  как  бы  не  было  ни Сократа,  ни  Платона,  ни Пушкина, ни Достоевского. Начали  писать историю с чистого листа.
   2 июня. Получил  из Москвы от О. Е. Горчаковой  новый  материал  по  периодической  системе  хим. элементов. Очередные  научные  спекуляции   на теме электронных оболочек. По-моему, особой  научной  ценности  не     представляют. Изощрённость, усложнённость  подобных  теорий  есть  следствие  отсутствия  действительного  понимания  природы  и  механизма  атомной  и ядерной периодичности. Ответ-то лежит  на  поверхности! Но учёные, не видя  его,  по  басне  Ивана  Крылова «Ларчик»,  изощряются,  выискивают  то, чего нет, бьются, изматывая себя и других.
   11 июля. «Революция,  батенька!..»  Вчера  вечером  после  работы  был  по  приглашению в  гостях дома у  преподавателя  политеха, у  того,  с  кем  познакомил меня в феврале В.К. М.,  и о ком  я  так  нелестно отозвался  в  дневнике. Зря сходил,  напрасно  потратил  время. Однако случился занятный момент.  Преподаватель  похвалил  мой  литературный  стиль,  умение  владеть письменной речью. Я сказал, что это  не  моя  заслуга, а предков,  это умение получил  по  наследству.  Некоторые предки  из  дворян,  из  интеллигенции. Он  спросил: а почему  я  был  в  интернате, в  детском  доме? Ответил: революция, батенька!..
   Ну  как  так,  иду в  гости, жду услышать разумные суждения о книге «Дыхание вакуума», а вынужден слушать два  часа  невразумительные монологи о вещах посторонних, жалобы и упрёки учёной братии. 
   28 июля. Возможно, скоро в сети Интернет  появится впервые моя научная работа  по ядерной  периодичности. Коллега  на  работе А. Р.  взялся  помочь в  размещении. Далее  планирую  пустить  работу  по  гравитации, далее – по модели  частицы  и  вселенной.   Рассчитываю  на  то,  что  всё-таки  заметят, поймут, поддержат,  разовьют  идеи. О возможностях Интернета знал давно, но серьёзно, по-настоящему ещё не брался. Попробую. 
   9 сентября.  9. О9. 2009.  Девятка –  моя  цифра,  и  ожидания,  связанные  с этим днём, вполне оправдались. Чудесный  день!  Получил  сегодня  из Москвы от О. Е. Горчаковой  письмо,  где  извещает  меня о том, что реферат  работы по ядерной периодичности  будет опубликован в 21-м  номере журнала «Химия». Журнал вышлет в конце года. Сегодня  в  сети Интернет  появился мой «Персональный  сайт  Бориса Гуляева».  Событие грандиозное! Сегодня же снёс в Областной архив все материалы  по  стихотворной  тематике. Приняли очень хорошо.
   11 сентября.  (…)
   Адрес  моего  персонального сайта в Интернете: http://www.vologda.ru/~boris-begom  Сейчас  на  нём  размещены  работы  по  физике,  несколько  фото, вступительная  статья.    В  дальнейшем  дополню  стихами,  публицистикой, дневниками. Адрес раздариваю направо  и  налево, как  тополь разбрасывает в июне свой пух с семенами. Авось где-нибудь прорастёт.   
   Пока работы по физике. Они вовсе не сложны  для  понимания,  надо только захотеть. Трудность в  том, что читающие  их  люди  пока  находятся  вне моего мира (или системы) образов. Когда же  они  проникнутся  этими  образами, то в первоначальной сложности увидят великую простоту.
   15 сентября. Недавно  президент Дм. Медведев выступил  в  СМИ  с  большим обращением  к  народу. Почитал  и  решил  ответить  на  призыв.  Текст  ответа сохраню в дневнике.

   «Дмитрий Анатольевич. Прочёл Вашу статью. Всем,  кто  неравнодушен  к будущему нашей страны,  это близко и  понятно. Я  уверен, что заметные положительные сдвиги  по всем  направлениям возможны  только  после заметного сдвига  в  фундаментальных знаниях. Фундаментальная  наука (физика) находится в длительном застое. Это было ясно ещё тридцать лет назад. В начале восьмидесятых  годов  прошлого века я  попытался разобраться в сложностях физики. Кое-что удалось. Итогом явилась  книга «Дыхание вакуума».  Однако  мои  двадцатипятилетние попытки  достучаться  до  учёных  не дали результата. Появилась сеть Интернет. Часть работ  из  книги «Дыхание вакуума» выложил  на своём сайте. Оцените их сами, не перепоручайте  советникам  по  науке. Это пока что  теории,  но отнюдь не отвлечённые.  Развитие и поддержка учёных обеспечат успех.
   Дмитрий Анатольевич, я поверил в Вашу искренность, поверьте и мне.
               
                С наилучшими пожеланиями…»

   В письме указал адрес своего персонального сайта и  координаты  для  связи. Пишут  сейчас президенту  многие. Боюсь, что  моё  послание  потонет  в  потоке обилия других.
   11 ноября. Сегодня занёс и сдал в Областной архив  первую  партию  материалов  по  книге «Дыхание вакуума».  Материалов  много,  придётся  делать несколько заходов.
   18 ноября. Снёс и сдал в Областной  архив вторую  партию  материалов  по книге «Дыхание вакуума».  Боже мой, что я делаю!.. Предчувствую, что скоро придётся  пожалеть  о  такой  поспешности. Но и  не сдавать  нельзя,  рискую вообще всё потерять.   
   2 декабря. Сегодня  сдал  в Областной  архив  последнюю  партию  материалов по книге «Дыхание вакуума».   
   Остались  три папки  дополнительных  материалов,  которые снесу  на следующей неделе. В одной  из  этих  папок – часть личного архива моего дяди, Гуляева  Бориса  Николаевича.   Вчера  написал  биографическую  справку  о нём. Сохраню в Дневнике.


       Биографическая  справка            

   Гуляев  Борис  Николаевич  родился  в  июле 1923  года  в деревне Сосунка Грязовецкого уезда Вологодской губернии. После окончания  школы  поступил в Грязовецкий педагогический  техникум. Закончил  учёбу  в  техникуме летом 1941  года. Осенью 1941 года  призвали в армию. На фронт  попал  летом 1943 года в звании лейтенанта-сапёра (Волховский фронт). Учился  минно-подрывному делу  у  известного Ильи Старинова.  После  войны  демобилизовался,  но  вскоре  вновь  был  призван  на службу.  Служил  в  армии  до полной выслуги. Вышел в отставку в первой половине шестидесятых годов. Затем  работал инженером в проектно-конструкторском   бюро   института транспортного строительства. 
   Вопросами  науки Борис Николаевич был  увлечён с юношеских  лет. Примерный  круг его научных интересов очерчен в публикации в журнале «Авиация и космонавтика» (№1, 1992 г.). 
   Борис Николаевич,  мой  дядя,  младший  брат  матери,  Гуляевой  Зои  Николаевны.  Последние  шестнадцать  лет  его  жизни  я  был  очень  дружен  с ним. Каждый  год во время отпуска на неделю-полторы  я  приезжал  к  нему в Москву.  Его  влияние  стало  одной  из  причин  моего  «ухода  в  науку»  в начале восьмидесятых годов прошлого века. 
   Умер Борис Николаевич в октябре 1996 года. Ещё  при  жизни  он  передал мне часть своего домашнего архива,  которую  и  сдаю сегодня  на  хранение в Государственный архив Вологодской области.

        1 декабря 2009 года.



         2010  год

   19 января. Получил  из Москвы  от О. Е. Горчаковой  (ВИНИТИ)  «Реферативный журнал» с  публикацией  реферата  моей  работы  по ядерной  периодичности  (№ 21, Москва, 2009 г.).  Событие большое. Впервые публикация в академическом  издании. Журнал  рассылается  по всем  научным  библиотекам, за границу.  Надеюсь, реферат будет замечен.
   21 марта.  (…)
   Ещё  подумалось сегодня  о  таком  понятии: точка бифуркации. Примерно это означает  точку,  начало  нового витка развития,  ответвление в  развитии чего-либо. Книга «Дыхание вакуума», её идеи, открытия  и  есть именно точка бифуркации в современной  физике. К сожалению, учёные не хотят  понимать  подобного. Но  настанет  время  и  понимание придёт,  и  книга «Дыхание  вакуума»  гармонично  впишется  в  контекст   истории  развития   научной  мысли.    
   5 апреля. Сегодня – двадцать шестая  годовщина открытия действительной природы  гравитации. Не юбилей, конечно, но всё же… Однако, кроме меня, никому до этого нет дела. 
   К слову  сказать,  сегодня  на  кан. «Культура» в  передаче «Тем временем» было  сказано,  что,  по  опросу  россиян,  самый  низкий  рейтинг  у  учёных, учёные стоят ниже всех, авторитет ничтожен, уважение – чрезвычайно  мало.   Люди  видят  в  учёных  причины  многих бед,  видят в  них  паразитов  и  иждивенцев,  требующих  непомерного финансирования,  а  отдачи – никакой. Вероятно, у людей есть основания  так считать. Но по большому счёту вины-то учёных в таком положении нет.   Разве  их  вина,  что достижения науки, превращаясь в предметы обихода,  не столько облегчают жизнь,  сколько  усложняют, создают множество новых проблем?!
   Надо возвращать авторитет  и  уважение  к  учёным,  и сделать это должны сами  люди  науки: своей открытостью, добросовестностью, популяризацией знаний.
   20 апреля. Вечером смотрел  по ТВ фильм «Машина Большого взрыва». То есть речь шла  о  новом  европейском  ускорителе частиц (адронном  коллайдере). Рассказывал симпатяга-профессор Брайан Кокс. Учёные на этом  ускорителе  будут  пытаться  найти  частицу  Хигс-бозон.  Именно  Хигс-бозоны, как считают физики,  когда-то  «подарили»  кваркам  массу.  Происхождение массы – до сих  пор  неразрешимая  проблема. Ведь все частицы  кваркового и  субкваркового  уровня  массы  покоя  не  имеют. Но  нуклоны,  электроны, мезоны – это масса. «Новорождённые» в Большом взрыве кварки взаимодействовали с Хигс-бозонами  и обретали массу в виде протонов  и  электронов. Вероятность найти Хигс-бозон у учёных очень велика.
   Жаль,  что эти  милые заблуждения  очень  дорого обходятся человечеству.
   18 мая. Премьер В. Путин снова встречался с академиками, был  на  общем собрании Академии  наук. И  снова  разговор  о  деньгах, о финансировании. Путин  твёрдо  заявил, что будет  финансирование только   перспективных проектов. Академики  поднялись  на  дыбы: мало!  Премьера  это  «завело» и он  помянул  питерского  математика Гришу Перельмана, который выкладывает  свои  научные  труды в Интернете  и  не  просит  никаких  денег, сам от них  отказывается. Да что Перельман! Скоро год  как  коллеги  помогли  мне выложить  научные  работы в Интернете. Ценность  их  огромная. Но учёные упорно не хотят замечать. 
   29 мая. Вчера  премьер В. Путин  побывал на крупном заводе по производству гидротурбин  для ГЭС. В одном  из  выступлений он сказал о необходимости многократного увеличения мощностей ГЭС. Больше, больше, больше… Больше  киловатт, больше газа, больше нефти, больше  угля!.. Куда  же больше?!  Природа уже издыхает  под  бременем  ненасытных  потребностей людей. Мексиканский  залив у берегов США  превратился  в  одно  нефтяное поле. Свалки  мусора  вокруг  городов  растут со страшной скоростью. Бешеными  темпами  переводим  добро  на  дерьмо. А им давай ещё больше! Одумайтесь, правители! Что  вы  делаете?!  Вы  много  говорите о пользе  науки. Так ведь  наука нужна затем, чтобы с помощью  новых  открытий  и  изобретений избавлять человечество  от  сырьевой  и  энергетической зависимости, чтобы всё необходимое  для  человека  получать  иными  путями,  не уничтожая  планету, не  калеча  природу.  Но  правители  ведут  себя  как  жестокие временщики,  будущее  их  не волнует, лишь бы  живущие  не  роптали.  Как Сталин, Хрущев и Брежнев вели твёрдой, уверенной  рукой Советский Союз к своему  краху,  так  и  нынешние правители  твёрдой, уверенной  рукой  ведут Россию к новым потрясениям.
   31 июля.  (…)
   Выходной. На  прогулке  снова  думал  о  своей  книге «Дыхание вакуума».  Быть может,  повторяюсь,  но,  честное  слово,  теперь я  убеждён,  что  через меня, мои научные открытия Бог даёт людям  шанс на спасение. Но люди  не хотят  ни  видеть,  ни  понимать  этого,  с  каким-то   патологическим  упрямством  отворачиваются  от  спасительного  пути.   
   12 августа.  (…)
   Исполнился  год  как  в  сети Интернет  появились  мои  работы по физике.  Результата никакого. Феноменально! Верно когда-то замечено: если бы  таблица умножения  затрагивала  чьи-то интересы,  то  и  она бы опровергалась.
   9 сентября.  (…)
   Вселенная умрёт… Вечером по ТВ смотрел английский  док. фильм о рождении, жизни  и  смерти  вселенной. Как  у  учёных  язык-то  поворачивается говорить о смерти вселенной!.. Не умрёт  вселенная,  не  умрёт!.. Не зная доподлинно природу вселенной,  не зная  её  законов,  много чего не зная,  учёные, тем  не менее, провозглашают  грядущую её смерть,  вносят  в  души  и  в сознание людей  такой  безнадёжный  пессимизм,  что  оторопь  берёт. Вселенная  не возникла  из  ничего  и  не превратится в ничто. Она вечна  и  неуничтожима, она полна движения  и  жизни. В  ней есть смысл, божественный промысел. 
   13 сентября. Незаконное открытие… В Холмогорах Архангельской  области, кажется, найдено захоронение Иоанна Антоновича,  малолетнего российского императора,  свергнутого  с  престола в середине восемнадцатого века. Человек,  который  нашел  захоронение, якобы  не  имел  права  этого делать, якобы  открытие  захоронения  незаконно. Так  заявил  представитель Академии наук. Однако последнее слово за генетической экспертизой. 
   Чем зацепила  меня  эта  тема? Ведь мои  научные открытия в физике  тоже считаются незаконными,  их упрямо не хотят признавать. Кто я  такой  и  кто  дал  мне  право совершать открытия?!  Наука – не охотоведческое хозяйство, где охотнику выдают лицензию на отстрел зверя. Дорога  в  храм  науки  никому не заказана. Есть в  тебе  силы  и  талант – приходи  и  твори.   
   12 октября.  (…)
   Подумалось  между  делом  вот  о  чём. Если  бы   мне  пришлось  написать книгу о своей  жизни,  то я  бы  назвал  её  «Жизнь  на  вдохновении».  Вдохновение  в  данном  случае  подобно  горючему  для  двигателя,  без  горючего двигатель – куча  мёртвого  металла. Те  большие  умственные, душевные, физические,  психические  нагрузки,  которые  мне  пришлось выдержать  на протяжении жизни, можно было  только  живя  на  вдохновении, в состоянии духовной  окрылённости,  не  идя  на  поводу  у  расчёта,  поиска  материальных выгод, обустройства личной жизни. Не расчёт, а наитие, озарение, внутренний  голос  вели  меня  по жизни. Что стоит за этим – Провидение, Божий промысел – никто  пока  не  скажет. В случайность не верю. И, конечно же, в основе  всего – любовь,  неистребимая   потребность  любить.  Именно – любить, а не быть любимым.
   30  ноября.  (…)
   Вечером  начал  читать  книгу  И. А. Подольного  «Красота – сияние  истины».  Книга посвящена 175-летию Д. И. Менделеева  и  его  главному открытию – Периодической системе хим. элементов. Книгу взял  на  время  у Л. А. Коробейниковой  (профессор,  доктор  наук). Именно  к  ней  в  феврале 1986 года я принёс свою  работу с новой  идеей ядерной  периодичности. Что удивительно, Коробейникова  сейчас  живёт  в  новом  доме,  что стоит  напротив моего старого дома, в котором  и  были  сделаны все научные  открытия! Окна в окна! Мистика какая-то.
   2  декабря. Выборочно дочитал  книгу И. А. Подольного «Красота – сияние истины». Книга была издана в прошлом  году в Вологде. С автором  знакомы  почти 25 лет. Хотя автор не поминает меня  и  моё открытие по Периодической системе ни разу, в книге я увидел заочную  полемику  со  мной, попытку оправдать своё бездействие. За эти 25 лет автор пальцем  не  шевельнул, чтобы сделать  моё открытие достоянием  науки. Основной упор на совершенно ложном  убеждении в ненужности  графических  и вообще новых  вариантов Периодической  системы. Хотя  сам  Менделеев  ещё  в 1871  году  писал: «В сущности  же всё  распределение  элементов  представляет  непрерывность и отвечает до некоторой степени спиральной функции».
   В книге встретил  новое  имя. В 1857  году  в Германии Г. Гинрихс предложил новую систематизацию известных  тогда химических  элементов – радиально-круговую таблицу.  Мой  предтеча. В его таблице вполне  чётко видны элементы  моей  будущей спирали,  только без указания  угловых  моментов. 
   Цитата из книги: «Не случайно в научных  кругах бытует притча о том, что на дверях Президиума Российской академии  наук  висит  шутливое объявление:  «Здесь не принимают  к  рассмотрению новые проекты вечных  двигателей  и  новые варианты  периодической  системы, ибо первые создать нальзя, а вторых можно создать бесконечное множество».
   С  вечными  двигателями  всё ясно.  Но  варианты  системы!  Их  потому  и  множество,  что  не  существует  базового,  основополагающего. Вариант  на основе синусоиды с обозначением угловых  моментов  и  есть базовый  вариант. 
   8 декабря. Сегодня 30 лет событию, которое я  назвал  началом пути. Переломный  момент  в  моей  жизни. Решение – оставить  московский  техникум связи –  было  отнюдь  не  лёгким.  Этому  предшествовала  бессонная  ночь, долгий  разговор  с Николаем Барановским  (г. Рязань). Зов судьбы  оказался сильнее. Ни о чём не жалею.


             2011  год

   8  февраля.  Исполнилось  25  лет  как  я   попробовал  предложить учёным свою  работу  с  новой  идеей  ядерной  периодичности (спиральный вариант Периодической  системы  хим. элементов). Хотя открытие было сделано    двумя годами ранее, в феврале-марте 1984 года. Единственный  весомый  результат – публикация в 2009 году в «Реферативном журнале» Академии  наук небольшой заметки. Всё! Такое упорное неприятие учёными  столь  фундаментального открытия  просто  поражает! Подобное  неприятие  граничит  с  преступлением. Я ничуть не преувеличиваю. 
   К слову сказать, сегодня  в  Кремле президент Дм. Медведев вручал  молодым учёным денежные премии за их  научные разработки. Старшему из учёных – 36 лет. По возрастному  цензу меня и прочих  таких же учёных просто не допустили к соисканию. Ну не подло ли!
   12 февраля.  (…)
   Вчера же вечером  говорил  по  телефону  с  профессором Л. А. К.   Разговор   приурочил  к  двадцатипятилетию нашего знакомства. Она рассказывала  мне о своих  учениках-химиках, ставших  большими  людьми. Интересно,  а  рассказывала  ли  она  им  обо  мне, вернее, о моей  работе по ядерной  периодичности?! Похоже, что – нет.
   28 февраля. Какой ужас! С сентября  месяца  прошлого года в моей  интернетовской  почте лежит  письмо, а я  узнал  только вчера вечером. Письмо от Валентина Иванова, научного сотрудника. Послание важное для меня. В нём идёт речь  об  учёном  Мельникове Виталие Максимовиче,  умершем  в  2002 году.  Когда-то  им  было сделано важное открытие – явление новых  квантовых  переходов  в  молекуле типа симметричного волчка. Открытие Мельникова нашло применение в медицине. Он  стал  основоположником  квантовой биологии  и  квантовой  онкологии.  Иванов  считает,  что я  мог бы   продолжить дело Мельникова. Вот никак не ожидал!
   Валентину Иванову  сегодня  ответил  кратким  посланием.
   7 марта. Минувшей  ночью  приснился  сон: будто  бы  меня  пригласили  в какой-то  университет  читать лекции  по физике, в частности, о  новой  идее ядерной периодичности. У студентов лекция  вызвала  небывалый  ажиотаж.  Боже,  неужели  этот  сон  пророческий?!
   8 апреля.  (…)
   Вчера  по ТВ смотрел  передачу  М. Швыдкого «Культурная  провокация». Тема – адронный  коллайдер  обывателю  не  нужен. Горячие споры. Мне кажется, учёных сегодня мало волнует научная истина. Их  интересуют только хорошо финансируемые  научные  проекты, вокруг  которых  можно долго и успешно кормиться. Какие бы  гениальные  научные  теории  не  появлялись, учёным нет  и  не будет до  них дела,  потому  что  это   ставит   под  сомнение    нужность  их  коллайдеров,  термоядерных  установок    и  прочее.   Когда   три  четверти  населения Земли живёт  в  нищете – вбухивать  миллиарды  евро и  долларов в сомнительные  научные  проекты,  по-моему,  преступление. Но я совсем  не  отрицаю  необходимости научного прогресса, без него цивилизация  погибнет. Однако сегодня  корыстные  местнические  интересы  учёных оказались выше интересов выживания народов. 
   Накануне в программе «Академия» один  академик рассказывал о лазерных термоядерных установках. Страшно было слушать! Более безумного, затратного способа нагрева воды невозможно вообразить!
   26 апреля. 25 лет со дня Чернобыльской  катастрофы. Тридцать  тысяч  погибших, тысячи инвалидов. Эти  цифры  сопоставимы  с  небольшой, но кровавой  войной. В сущности,  это была  первая ласточка,  предвещающая  скорую катастрофу всего Советского Союза. Коммунистические идеалы  выдохлись, как  градусы спирта из открытой бутылки, политическая, культурная  и  научная  элита  страны выродилась в мещан  с  чисто  потребительскими  интересами к жизни, народ во всём разуверился…   
  Уже как-то  говорил,  но  повторюсь. За два месяца до Чернобыльской катастрофы, в феврале 1986 года я  понёс  учёным одно из своих крупных открытий, работу по ядерной периодичности. Прошла четверть века, а результатов никаких! Новые  идеи  оказались учёным  не  нужны.  Им  нужно  другое, то, что хорошо финансируется и награждается государством.   
   19 мая.  (…)
   Между делом  подумалось ещё вот о чём. В  этом  мае  исполнилось  ровно два  года  как  в  ВИНИТИ (г. Москва) О.  Е. Горчакова задепонировала  мою работу  с  новой  идеей  ядерной  периодичности, а  вскоре в  «Реферативном журнале» Академии  наук опубликовали небольшую заметку. Два  года  прошло и никаких подвижек, как будто и  не было  ничего.  Ведь на основе  этой идеи  можно выстроить  множество  новых  теорий, в частности,  новую теорию  радиоактивного  распада  ядер.  Блестящая  получилась  бы  теория!  В тридцатые годы прошлого века это было бы сделано немедленно.
   22 мая.  (…)
   О другом. Мысль  эта  пришла  давно,  но  озвучиваю  только  сейчас. Хочу дополнить свою  книгу «Дыхание вакуума» новой  главой  с  примерным  названием  «Продолжение истории. Дневники».  После создания  книги  прошло семь лет.  За  эти  годы  статей  на  темы  физики  не  писал,  но  сделано в дневниках много записей, имеющих  и  познавательный,  и  научный, и исторический  интерес. Глава  получится  несколько  сумбурная, но стоящая. Появление её оправдано ещё  и  такой  причиной – если книга будет  издана отдельным тиражом, вне полного собрания моих работ.
   18 августа. Позвонил ко мне на работу И. А. П. Якобы бывший его ученик работает в Швейцарии на известном адронном коллайдере. Сейчас он приехал в Вологду и  привёз диск с записью фильма об этом коллайдере.  И. А. П. предложил диск мне. Я отказался. Об этой самой затее учёных слышать больше ничего не хочу. Устроили себе удобную кормушку.  Такого варварского грандиозного расточительства ресурсов история ещё не знала. Миллионы и миллионы людей в мире бедствуют и голодают, а учёные под благовидными предлогами и обещаниями рая земного вбухивают ресурсы в заведомо безнадёжные проекты. К новым идеям и теориям – глухи, преступно глухи. Они не остановятся и перед физическим устранением тех, кто встанет на их пути.   
   Повторяю, я знаком с И. А. П. 25 лет. За минувшее время никакого участия, никакой помощи в отношении моих научных работ с его стороны не было абсолютно. Были действия иного характера, о чём даже не хочется говорить. С какой это стати он вспомнил обо мне, да ещё с такой темой?!. Его извиняет только то обстоятельство, что он  не  понимает – с кем и с чем он имеет дело.
   18 сентября. Подумалось о недавно написанном четверостишии «Полководец». Процитирую:
                Не  брал  крепостей  он  тяжелой  осадой,
                В  атаку  не  вёл  боевую  армаду…
                Но  дух  победителя  в  книге  преданий –
                Раздвинул  пределы  империи  знаний.
   А  ведь  это  получилась хорошая эпитафия самому себе. Выгравировать её на могильной плите как-то нескромно, но помнить о ней
стоит.               
   Конечно же, любое заметное достижение в науке – это победа. Но часто бывает так, что современники не только не видят подобной победы, но и не хотят видеть, так как она затрагивает интересы многих и многих. Но то небольшое приращение знаний не пропадает, придёт время и люди вынуждены под напором неизбежного развития признать правоту автора, которого, быть может, уже давно нет среди живых.   
    19 сентября. Из головы не идёт вчерашний сюжет в ТВ-новостях о свалках химического  производства,  о  свалках  вредных  и  опасных отходов. А их у  нас в стране сотни! На утилизацию и обезвреживание отходов нужны огромные средства, но никто этим серьёзно заниматься не хочет.  Власти на подобную проблему смотрят сквозь пальцы. Необходимо разрабатывать новые недорогие технологии утилизации, новые методы обезвреживания. Наука здесь должна сказать своё слово. Но новым идеям в науке не дают ходу, делают всё, чтобы остановить развитие науки. Кто не даёт?! Да сами же учёные, все те, кто закоснел в привычных формах и ничего не хочет менять. С точки зрения морали – это не просто безнравственно, а преступно безнравственно. 
   23 сентября  (…)
   Швейцария, ЦЕРН. Учёные-физики устроили сенсацию. Якобы есть основания считать, что частица нейтрино может двигаться быстрее скорости света в вакууме. Мол, она в последнем эксперименте двигалась на 80 тысяч км в сек. быстрее света. А если так, то основы современной физики надо перестраивать. Ни больше – ни меньше. У меня возникает подозрение: а не есть ли эта сенсация – всего лишь попытка пустить публике пыль в глаза после больших неуспехов работы на адронном коллайдере? Ведь потрачены такие огромные суммы, а результатов никаких!.. Учёные решили, что нужно нечто, что отвлечёт внимание от коллайдера. Возможно, я искренне заблуждаюсь, но, ей-богу, такая мысль приходит многим, не только мне. 
   6 декабря. (…)
   О другом.  Позавчера  смотрел по ТВ программу С. Капицы «Очевидное – невероятное». В гостях у профессора был молодой учёный-физик. Говорили о так называемой «тёмной материи» и «тёмной энергии». Кажется, сегодня весь научный мир согласился с их существованием. Что же они представляют собой – ясности нет. И не будет, пока учёные не обратятся к природе физического вакуума. Я уже устал повторять о материальности вакуума, о его необычной динамике, общих свойствах и характеристиках. Новые научные идеи и открытия сегодня в официальную науку надо протаскивать контрабандой и ставить перед фактом. Уж на что проста и красива новая идея ядерной периодичности, так ведь и её признавать ни в какую не хотят! Колебательная вакуумная динамика одним ударом разрубает гордиев узел проблем фундаментальной физики, так нет же, будут талдычить о притяжениях и сродстве, о зарядах и магнетизме, но подвинуться на шаг к истине – не смей и думать! Боже, как пробить эту стену отчуждения?!.
   13 декабря. (…)
   Швейцария, ЦЕРН. Учёные заявили, что, кажется, им удалось нащупать косвенные указания на существование частицы Хигс-бозон. Хотя уверенности полной нет. Один физик сказал примерно так: даже если мы и найдём сегодня частицу Хигс-бозон, то использовать её мы сможем только через полторы тысячи лет. Видите, как легко они оперируют такими отрезками времени! Больше шестидесяти лет учёные обещают осчастливить мир дешёвой термоядерной энергией. Предлагают подождать ещё  полсотни  лет. Хотя многие  из  них сами хорошо понимают напрасность подобных ожиданий.  Путь ложный и результатов на этом пути не будет. Учёные погрязли в обмане, себя обманывают, народы обманывают. Честность в среде учёных выродилась, на смену ей пришла элементарная мещанская корысть. Вот ещё один предвестник апокалипсиса.
   15 декабря. (…)
   О другом. Академику Анатолию Логунову – 85 лет. Имя этого учёного-физика малоизвестно в России и мире. Логунов, пожалуй, единственный крупный учёный в Советском Союзе, кто осмелился оппонировать общепринятым физическим теориям. Он единственный, кто попробовал взять за вымя священную корову теории относительности А. Эйнштейна. Указал на глубоко спекулятивный подход к толкованию Эйнштейном гравитации, его попыток связать в единую теорию гравитацию и электромагнетизм. Логунов не отрицает революционности идей Эйнштейна, но говорит, что пути к пониманию единства энергии и материи, релятивистских эффектов и прочее могут быть иными, не столь изощрёнными. Логунов отрицает Большой взрыв, что положил начало нашей Вселенной, отрицает Чёрные дыры. Его взгляд на мир основан на глубоком убеждении в верность законов сохранения. Ничто не возникает  из  ничего и не превращается в ничто. Взгляды Логунова мне близки, но его скованность набором традиционных понятий и представлений мешает учёному заглянуть за горизонт. Он шел давно проторённой дорогой, в колее. Выскочить из колеи очень и очень трудно.   


                2012 год

   28 января. Смотрел по ТВ передачу «Очевидное – невероятное». У профессора Капицы в гостях академик Фортов. Тема беседы – энергетика. Энергетика, как заметил гость,  – это физика плюс экономика. И опять защита местнических интересов, тягание одеяла на себя. Никто не спорит – энергетика есть отрасль базовая. Но спрашивается, сколько нужно энергии цивилизации и есть ли предел насыщения? Природа Земли уже с трудом справляется с нашими растущими потребностями. Однако возможности её не безграничны.   Хорошо,  есть у  семьи  автомобиль, холодильник, стиральная  машина и прочее. По Фортову теперь у семьи должно быть два автомобиля, два холодильника, две стиральные машины и прочее. Ведь так получается по его логике возрастания энергопотребления. А там речь пойдёт и о трёх, четырёх автомобилях… Но ведь это совершенно варварское, потребительское, разрушительное отношение к миру, в котором живём! На самом деле цивилизации энергии нужно не так уж много, и добывать её необходимо способами, щадящими природу, особенно воздух и землю. У цивилизации сегодня нет даже элементарной культуры добычи и потребления энергии. Сегодняшняя добыча энергии связана как правило с большими  ущербами  для  природы  и  большими  для  неё  рисками.  Так бесконечно продолжаться не может. Прорыв в науке способен решить подобную проблему.   
   В передаче затронули тему и термоядерной энергетики. И опять обещания изобилия энергии! Ну как им не надоест врать?! Нельзя сделать термоядерную реакцию управляемой и получать в изобилии энергию. Энергозатраты на саму реакцию термояда (подготовку, осуществление и поддержание)  в миллионы раз будут превосходить полезный эффект. Повторяю, развалить легче, чем построить. Развалить тяжёлое ядро в ядерном реакторе несложно.  А  вот  построить  лёгкое  ядро гелия в управляемой реакции термояда – задача сегодня почти не выполнимая. Учёные даже не сознают этого, потому что не хотят  принимать новые идеи в физике, шарахаются от них как чёрт от  ладана. 
   9 марта.  (…)
   О другом. Утром во время постирушки думал на тему: наука в состоянии ступора. Я говорю о фундаментальной науке. Прикладные науки всё же потихоньку движутся. В следующем году в ноябре месяце исполнится тридцать лет главному научному открытию конца двадцатого века – дыханию вакуума. Кто о нём знает?! Почти – никто! В 2014 году исполнится тридцать лет ещё двум грандиозным научным открытиям – открытию действительной причины ядерной  и  атомной  периодичности  и  открытию действительной природы гравитации. Новой идеей ядерной периодичности мне удалось заинтересовать за эти годы только нескольких человек в институте научно-технической информации (Москва). Суть работы на эту тему была опубликована в «Реферативном журнале» в 2009 году (Химия, № 21). Всё! По гравитации –  ещё хлеще. Только два человека, и то с оговорками, согласились со мной, что гравитация – это всё-таки не притяжение, а выдавливание из плотной среды вакуума. Только два человека за двадцать восемь лет!   
   Мне иногда кажется, что я сам виноват в таком ступорном состоянии науки. Ведь если бы эти открытия тогда сделал какой-нибудь профессиональный учёный с именем, с научным званием и прочее, идеи были бы  немедленно подхвачены и развиты. А их сделал никому не известный парнишка из провинциальной Вологды, без специального образования, без опыта научной работы, без какой-либо поддержки. Что это?! Ну конечно – лженаука! А если на минуту предположить другой вариант?!.  А может, мальчик-то – того, мозговая аномалия?!. Уже к первой половине восьмидесятых годов прошлого века учёными было собрано достаточно теоретического и экспериментального материала для широких, далеко идущих обобщений  и  верных  выводов. Но профессиональные учёные уже были просто не в состоянии оценить всё наработанное и взглянуть на подобное богатство свежим, незамыленным взглядом. Это мог сделать только человек со стороны, ум сильный и оригинальный. И он сделал это! Я предполагаю, что учёные оценили правоту идей ещё тогда, в восьмидесятые годы, особенно по теме ядерной периодичности. Оценили и пришли в состояние ступора! Боже мой, кто бы их привёл в чувство?!
   А привести в чувство давно пора. Вал проблем и угроз в современном мире  достиг  уже  критической величины. Сейчас не очухаемся – завтра может быть поздно. Конечно, если бы я умер – учёные вздохнули с большим облегчением. Моя смерть скоро развязала бы им  языки  и  руки. Покойники не так опасны, как живые.
   29 марта.  (…)
   О другом. На работе, во время обеденного перерыва, за столом, зашел разговор обо мне. Почему, мол, если я так тяготел к наукам естественным, я не закончил вуз, не стал профессиональным учёным и прочее. Ведь тогда, в первой половине восьмидесятых годов прошлого века, всё было так легко…  Мне пришлось объяснить, что есть судьба, и человек бывает часто не властен над судьбой. Если бы я закончил вуз и аспирантуру, прошел все этапы общепринятого пути, то я никогда ничего не открыл и не создал! Люди никак не хотят понять такой простой вещи. Во-первых, было бы упущено время, самый важный фактор, ибо все большие открытия делаются людьми молодыми, до двадцати шести лет (бывают исключения). Мозг молодого ещё силён, не истощён, не высушен книжной учёностью. Когда в характере есть ещё дерзость, нахальство в хорошем смысле, бунтарство. Во-вторых, открытие должно состоятся вовремя, ни годом раньше, ни годом позже. Пусть оно не признано современниками, но в контексте общего исторического развития науки – оно на своём месте. Это видно станет только потомкам. В-третьих – роль личности. Самый субъективный момент. Общее сложное, противоречивое развитие страны, народа, мира подспудно готовило такую личность. Исторически такая личность заказана, востребована заранее. Её ждали, к приходу её готовились, пророчествовали о явлении этой личности. Но когда она явилась – её не узнали, не захотели узнать; уж как-то всё слишком просто, прозаично, скучно. Только время, только череда обстоятельств растопят лёд отчуждения и непонимания. Иногда такое случается после смерти подобной личности.
   5 апреля.  (…)
   О другом. Сегодня двадцать восьмая годовщина открытия действительной природы гравитации. Днём на прогулке прошел по набережной, мимо того места, где пришло понимание. И надо же так случиться, вечером по ТВ показали док. фильм о Николае Копернике. Со дня, когда Коперник сделал своё открытие, до его смерти (1543 г.) – прошло тридцать лет. И он также не был понят учёным миром, современниками, также был одиночкой.    Единственный человек, который поддержал его при жизни, был немецкий математик Георг Ретик. Скоро и моим открытиям стукнет тридцать лет, но у меня нет даже своего Ретика!..
   6 апреля.  (…)
   О другом. Вернусь к теме о рифмовании. А с чем рифмуется моё открытие ноября 1983 года, открытие дыхания вакуума? Как ни крути, но более подходящего открытия, чем открытие Коперника, не найти. Открытие Николая Коперника совершило фундаментальный  переворот представлений  о  мире. До того центром мира была Земля, все прочие светила и планеты вращались вокруг Земли. Коперник изменил такой взгляд, поставив Солнце в центр мира, а Землю – только на третье место от нашего светила. Почти полтора столетия учёные  не  хотели  соглашаться с  таким переворотом «польского неуча». Время и развитие знания подтвердили правоту Коперника. С открытием дыхания вакуума в конце двадцатого века случилась такая же история. Произошел перенос центра с одного объекта на другой. Физический вакуум до этого рассматривался только как арена событий для частиц и полей. А сейчас сам физический вакуум стал центром и источником частиц и полей. Частицы и поля стали лишь проявлением особой динамики вакуума. Вот в этом смысле открытие гелиоцентрической системы мира рифмуется с открытием дыхания вакуума.      
   «Вакуум» в переводе с латыни – ничто, пустота. Но оказалось, что вакуум на самом деле –  основа всего материального мира. Точнее сказать – динамика вакуума. Материальная среда физического вакуума в чрезвычайно малом объёме способна колебаться в радиальном направлении, подобно пульсирующему шару. Такое колебательное движение и носит название «дыхание вакуума». Такая радиальная осцилляция подобна колебаниям одномерной струны, только имеет три  измерения, объёмна. Дыхание вакуума лежит в основе устойчивой материальной частицы. Вакуум – среда огромной, колоссальной плотности, а, стало быть, массы. Учёные много сегодня говорят о «тёмной» материи и скрытой энергии. Но в упор не видят и не хотят видеть разгадку этой тайны. Вакуум – вот разгадка; его удивительные характеристики  и удивительная динамика, с чем наука ещё  не  сталкивалась. Именно материальность и огромная плотность вакуума объясняют изотропность распространения так называемых электромагнитных колебаний и их большую скорость. Триста тысяч километров в секунду! Скорость передачи возмущения в среде металла – в среднем десять километров в секунду. Вы представляете – насколько плотность вакуума больше плотности металла! В десятки тысяч раз! Но мы не ощущаем эту колоссальную плотность, т. к. мы сами есть всего лишь динамика, движение этой плотности. Такой взгляд на материальный мир кажется невероятным, невозможным. Но это только сначала. Надо немного революционно «перезагрузить» наш мозг, переключиться на новый строй образов, и всё встанет на свои места.      
   23 апреля.  (…)
   О другом. Между делом вспомнилось. В будущем мае исполнится три года как в Москве, в Институте научно-технической информации, была депонирована моя работа с новой идеей ядерной и атомной периодичности. Три года прошло, реферат работы  опубликован в журнале ВИНИТИ и… ничего! Как будто мы  живём  не в двадцать первом веке, а в середине девятнадцатого. Впрочем, вру, такого не было  даже в середине позапрошлого века. Когда Дмитрий Менделеев сделал своё великое открытие (Периодический закон) в феврале 1869 года, то весть об этом открытии разлетелась по миру с почтовой  скоростью.  Коллега Менделеева Н. А. Меншуткин уже 6 марта 1869 года  от  имени  Менделеева выступил в «Русском химическом обществе» с докладом о Периодическом законе. Началось «триумфальное  шествие» открытия по всему миру. Понимание и признание пришло сразу. Без малого тридцать лет я не могу добиться ни понимания, ни признания  научным  миром  своих открытий! Ситуация прямо фантасмагорическая!
   30 апреля.  (…)
   После обеда заходил в библиотеку. Заглянул в Интернет-почту. Удивительное дело! Получил большое письмо от учёного-биолога Владимира Михайловича Блинова. Сорок лет назад он активно заинтересовался спиралью Ридберга (1913 г.).  Это одна из попыток нового взгляда на систематизацию химических элементов, на Периодический закон Менделеева. Упоминание о Ридберге Блинов нашел в одной из моих работ по физике. Предлагает мне сотрудничество. В послании он оставил номер своего телефона. Вечером я позвонил Владимиру Михайловичу и мы хорошо поговорили. Для начала вышлю ему книгу «Дыхание вакуума» и распечатку статьи «О дробных значениях орбитальных моментов ядерных нуклонов», в которой в доступной форме излагается моё понимание причин ядерной периодичности. Это понимание ничего общего не имеет с подходом Ридберга. Но если Владимир Михайлович останется верен Ридбергу и не захочет принять иную версию, то опять дело кончится пшиком. Ведь он не первый, кто предлагал мне сотрудничество.  Поживём – увидим…    
   2 мая.  (…)
   О другом. Отправил в город Красноармейск Московской области учёному-биологу Блинову Владимиру Михайловичу свою книгу «Дыхание вакуума» и материалы по Периодической системе химических элементов (спиральный вариант). Хотя, надежды на благополучный исход никакой нет. Если собрать все книги и материалы, которые я высылал учёным людям, в редакции и издательства, – наберётся неплохая библиотека. Единственный за эти двадцать восемь лет успех – история с ВИНИТИ (Ольга Евгеньевна Горчакова). И то ладно! Другие всю жизнь бьются, головы разбивают, уходят в мир иной и ничего. Только через много лет после смерти выясняется – что человек-то был прав! Мне ещё повезло. Правда, многим пришлось для этого пожертвовать: ни семьи, ни детей, ни материального достатка, жизнь в постоянной нужде, в зависимости ото всех и ото всего. Перспектива – одинокая старость и богадельня. Но не это меня печалит. Жалко времени и упущенных возможностей, жалко тех людских жертв и огромных материальных затрат, которые приносятся на алтарь человеческой глупости и косности. Искусственное торможение развития научных знаний очень опасно и чрева-то гибелью цивилизации. Только прогресс науки поможет нам решить множество проблем современного  мира.  Встав однажды на  путь научно-технического прогресса, мы не должны сейчас останавливаться, это равносильно самоубийству. Не прогресс науки и научно-технические достижения привели цивилизацию к столь тягостному положению. Проблемы создали людские  пороки  – корыстолюбие, жадность, зависть, подлость, невежество. Это они превращают благодатные творения разума и души великих людей в товар, и торгуют им в ущерб живущим и грядущим поколениям. У нас есть ещё шанс переломить ситуацию. Возможно, последний шанс… 
   14 мая.  (…)
   Москва. Президент В. Путин встретился сегодня с президентом Академии Наук Юрием Осиповым. О чём разговор?! Всё о том же, о финансировании, о поддержке, о невыполненных программах по фундаментальным разделам науки из-за недофинансирования и прочее. Успехи есть в разделе  прикладной науки, нанотехнологии  и  т. д. Люди  науки упорно пытаются доказать людям власти, что их неуспехи – вина власти, мол, мало даёте денег… А люди власти с какой-то тупой покорностью их терпеливо выслушивают, со-глашаются, неуверенно что-то обещают. 
   Вы меня извините, но повторяю в очередной  раз – мои научные открытия первой половины восьмидесятых годов прошлого века обошлись казне нашего тогдашнего государства в ноль рублей ноль копеек. Научную (и экономическую) ценность этих открытий я понимаю как никто другой. Учёные мужи более четверти века делают так, чтобы открытия никогда не вошли в обиход науки. Как это называется?! На латинский манер – сохранение статус-кво; на французский  – саботаж; а по-русски – подлость и лицемерие.
   6 июня.  (…)
   О другом. На работе сегодня коллеге Анатолию задал вопрос: - Толя, есть у тебя какой-нибудь талант? Ответил сразу, без запинки: - Есть. Не умею делать работу плохо. Уж если берусь за что, так делаю так, чтобы было    красиво. Отличный талант. Толя, действительно, мастер на все руки. И удача его жизни в том, что его талант гармонично совпал с его профессией. Я когда-то говорил подобное об актрисе Фаине Раневской. Её природный, гениальный талант лицедейства гармонично проявился в её профессии актрисы. Ей даже не надо было особо напрягаться, природное чутьё вело её в работе, в поиске образа. Так у любого настоящего талантливого мастера своего дела. Именно своего!    
   Драма моей жизни в том, что мой талант не стал моей профессией, они в разладе. И если я жалуюсь, что получаю слишком маленькую зарплату, то, вероятно, так оно и должно быть по логике вещей. Не своим делом занимаюсь.  Мои таланты лежат совсем в другой плоскости. Однако научные и литературные способности человека часто не понимаются, не принимаются и не оцениваются современниками по достоинству. Плоды «золотых» рук видно сразу, неоспоримо. А как с плодами нематериальной природы?! И Анатолий, конечно, прав, когда выговаривает мне, что, мол, бросил бы ты эту работу, и писал в журналы и прочее. Но с другой стороны, моё нахождение здесь – это судьба.  Спорить  с  ней чревато.  Это «маска», прикрытие, те единственно возможные на сегодня условия, в которых  я  могу выживать и выдавать «на гора» требуемое по призванию.  Вот  почему  в  моих  записках мелькает так часто фраза «между делом». А ведь это-то, вероятно, как раз и есть  главное дело моей жизни.  Был  учёным, был  поэтом,  теперь – историограф нашего времени. Всё логично, всё по задуманному…
   11 июня. Недостающее звено… Вчера вечером на ТВ-«История» смотрел док. фильм о том, о чём сам не раз писал в дневнике. А именно – о тупиковости нынешнего пути нашей цивилизации. Продолжение подобного пути приведёт в конечном итоге к истреблению жизни на Земле. Вода, земля, воздух будут настолько отравлены, что даже сама Земля с её мощными очистительными ресурсами не сможет справиться. Наше общество безудержного потребления, ненасытности, погони за всё новыми  и  новыми благами  ведёт жизнь на планете к катастрофе. Пора остановиться, одуматься, ещё есть время! Разрыв между чудовищным богатством одних людей и вопиющей бедностью других делается всё больше и больше. Обнаглевшим богатеям уже мало золотых унитазов. Они скупают целые футбольные клубы, острова, добывающие компании. Сырьё, превращаясь в товар, после недолгого употребления, оказывается на свалке. Площади  свалок растут  не  по дням, а  по часам. Зачем нам сотни марок автомобилей, сотни марок холодильников, пылесосов, тысячи видов сантехнического оборудования, десятки тысяч дублирующих друг друга товаров?!  Наше расточительство сопоставимо со стихийным бедствием. И ведь многие это понимают,  многие задумываются о порочности сложившейся системы капиталистической экономики, где  прибыль, доход – на первом месте, всё остальное – помехи. Надо как-то разорвать этот порочный круг.  Мне кажется, недостающим звеном, способным вывести экономику из порочного круга, является всё же прорыв в фундаментальной науке. Об этом не раз говорил. Новый взгляд на природу и мир поможет нам по-новому взглянуть на нашу повседневную жизнь, изменить её, нормализовать отношения природы и человечества, поможет нам гармонизировать эти отношения. Недостающее звено – это новые прорывные идеи в науке. Но признанию их упрямо сопротивляются; есть негативные силы, не заинтересованные в прогрессе науки. Они видят в прогрессе ущерб своим интересам, своему бизнесу. Или в ближайшее время мы подавим эти силы, или они продолжат вести нас к катастрофе.   
   4 июля. Швейцария, Женева. ЦЕРН. Учёные объявили об открытии частицы Хиггс-бозон. Трёхлетняя серия экспериментов на Большом адронном коллайдере увенчалась якобы  успехом. Хотя абсолютной, стопроцентной уверенности ещё нет. Необходима долгая работа по доказательству открытия именно Хиггс-бозона. Эту частицу называют ещё частицей Бога. Именно Хиггс-бозоны, как считают учёные, наделяют другие частицы (адроны и лептоны) в развивающейся Вселенной массой покоя. Учёные признают, что вся Вселенная заполнена неким полем. Безмассовые   частицы,  двигаясь   сквозь   это   поле,  сталкиваются  с  Хиггс-бозонами,  и  обретают  массу покоя. Открытие Хиггс-бозона венчает стандартную модель теории мироздания, когда началом Вселенной послужил Большой взрыв. Но у подобной теории есть альтернатива. Конечно, я имею в виду теорию Дыхания вакуума. В свете этой теории поиски первочастицы выглядят несколько нелепо, так как любая частица есть всего лишь проявление той или иной динамики вакуума. 
   9 июля.  (…)
   По ТВ смотрел документальный фильм «Коллайдер. RU». Да, всё о том же швейцарском ускорителе частиц, циклопе двадцать первого века. Масштабы его поражают; суммы денежных средств, вбуханных на его строительство, пугают! Там «трудятся» сейчас сотни и сотни специалистов из многих стран мира. Вы извините меня, но то, что там происходит, я называю паразитирование на нашем невежестве, на нежелании думать, на нежелании принимать в науке новые теории, новые взгляды и подходы. Ложь, косность, догматизм, консерватизм поразили нашу науку и учёную братию как ржа железо. Когда кончится вакханалия этого самообмана и спекуляции на невежестве – никому не ведомо. Но бесконечно подобное продолжаться не может. Экономика мира вошла в полосу хронического кризиса. Нужны коренные подвижки в фундаментальной науке. Нам нужно рвать цепь нашей беспросветной зависимости от ископаемых источников сырья и углеводородов. Цивилизация землян обязана постепенно переходить в новую прогрессивную стадию своего развития, где нет места хищническому разграблению природных ресурсов, где человек ведёт себя не как хозяин положения, а как разумный и уважающий сын природы. Но для  начала  наука  должна  перейти  на  новый уровень познания природы и мира, познания своего места в этом мире. Хватит нам вести себя как бандитам, дорвавшимся до чужого богатства!..
   10 июля.  (…)
   Вчера поздно вечером досмотрел по Интернету фильм «Однофамилец» (по повести Д. Гранина). Честное слово, картина в чём-то перекликается с моей судьбой. Молодой учёный-математик Павел Кузьмин пишет талантливую научную работу; её с трудом публикуют. Но Кузьмин оказывается жертвой вражды двух научных школ.  Ему приходится оставить науку и уйти работать на производство, где он впоследствии становится начальником СМУ. Проходит много лет. Открытие молодого Кузьмина делается темой кандидатской диссертации одного учёного. Открытие Кузьмина признал учёный мир, появился термин «уравнение Кузьмина». И вот волею обстоятельств уже заматеревший, пожилой Кузьмин оказывается на международной научной конференции, где рассматривалась и работа соискателя научной степени. Неоднократно поминалось имя Кузьмина. Здесь же на конференции появляется и тот человек, который когда-то «зарубил» работу талантливого молодого математика. Теперь это академик Лаптев, «светила» и авторитет. Они встречаются, и между ними происходит тяжелый разговор. Лаптев в беседе произносит две коронных фразы, достойные сохранения: «Теорию признают только тогда, когда в ней нуждаются»; «Наука не мешает быть подлецом. Но подлость мешает быть учёным». Хорошо сказано.   
   Академик Лаптев предлагает Кузьмину вроде сделки. Мол, он здесь на конференции признаёт свою давнюю ошибку и возносит на пьедестал имя Кузьмина. Но Кузьмин отказывается от такой «славы», прощает старика и уходит. Кузьмин не считает себя неудачником, жизнь его сложилась хорошо, он  всегда  был полезен  и  нужен  людям. А это  дороже  мирской  славы учёного. Притча об императоре Диоклетиане и капусте.   
   Фильм «Однофамилец» был снят в 1978 году. Гранин написал повесть ещё раньше. В сущности, я повторил и повторяю судьбу Павла Кузьмина. Мои научные открытия почти тридцатилетней давности до сих пор (за редким исключением) не хотят признавать учёные. Теорию признают только тогда, когда в ней нуждаются. Пока, видимо, не нуждаются. Но наша повесть ещё не кончилась. Продолжение следует…
   22 июля.  (…)
   О другом. Читал сегодня в Интернете работы академика Анатолия Алексеевича Логунова. О его релятивистской теории гравитации (РТГ). Логунов занялся близко Общей теорией относительности Эйнштейна поздно, в возрасте пятидесяти лет. Его всегда смущал эйнштейновский принцип эквивалентности гравитационной и инерционной массы. Логунов не мог понять – для чего он нужен?  Учёный разошелся с Эйнштейном в вопросе о природе гравитационного поля. Для Логунова гравитационное поле – физическое поле в духе Фарадея-Максвелла с возможностью локализации гравитационной энергии. В теории Эйнштейна подобное невозможно, так как тяготение описывается не как результат действия гравитационного поля, а как результат воздействия масс на пространство-время. Массы искривляют вокруг себя пространство-время и создают эффект тяготения.  В РТГ Логунова нет ни чёрных дыр, и не было Большого взрыва. Строение и развитие вселенной совершенно иные. Теория РТГ также хорошо объясняет все релятивистские и прочие эффекты, как и теория Эйнштейна. Согласно РТГ, в прошлом во вселенной было однородное состояние вещества с большой плотностью и высокой температурой. Вещество покоилось в инерциальной системе отсчёта. С развитием же вселенной происходило уменьшение плотности вещества и уменьшение гравитационного поля. Однако это уменьшение идёт до некоторой минимальной величины, а затем плотность и гравитационное поле снова начинают увеличиваться. По Логунову, эволюция вселенной носит осциллирующий, колебательный характер – периодически плотность вещества сжимается и расширяется. В модели Логунова вселенная вечна и бесконечна. Нет никакого расширения вселенной. То, что наблюдают учёные сегодня, это эффект расширения, вызванный изменением гравитационного поля вселенной. Академик утверждает, что многие не верно толкуют идею Большого взрыва  по теории ОТО. На самом деле, согласно ОТО, взрыв был, но не в одной точке вселенной, а сразу во всех точках, точнее, рост плотности вещества до бесконечности, который и рассматривается как взрыв. Общая идеология теории Эйнштейна отвергала существование сингулярности. Эйнштейн не хотел их признавать, так как рушилась его полностью полевая доктрина. Однако Оппенгеймер и Снайдер убедительно теоретически доказали, что при  решении  уравнений  ОТО сингулярности  неизбежно возникают. Эйнштейн был в отчаянии. Бедный Эйнштейн! К сожалению, он не знал, что сингулярности здесь не статичны, и полевой теории ничего не грозит. Но без введения в теорию дискретных элементов всё равно не обойтись даже полевой теории. Материальная среда физического вакуума сочетает в себе элементы дискретности  и  непрерывности. Это моя точка зрения.   
   Анатолий Алексеевич Логунов в заключение сказал, что если бы ему довелось встретиться с Эйнштейном и поговорить с ним, то Эйнштейн его бы понял. Возможно. Теория РТГ Логунова, как мне кажется, тоже отнюдь не безупречна. Но в ней явно есть своё рациональное зерно, что-то такое, что подкупает и не даёт сказать – нет. Вероятно, потому, что она где-то застряла на полпути к понятию «дыхание вакуума». Ведь осциллирующие движения плотности материи в теории Логунова – это и есть дыхание вакуума, только ещё не осознанное им и его коллегами. Они пустились по верной дороге, но не дошли до цели. Конечно, физику надо вытаскивать из болота относительности, неопределённости и вероятности. Трудно, очень трудно… 
   24 июля.  (…)
   Купцу и великому меценату Христофору Семёновичу Леденцову сегодня исполнилось 170 лет. Двадцать лет назад сто пятидесятилетний его юбилей отмечался куда солидней. Из Москвы, из Петербурга приезжали делегации. Торжественные заседания, банкет и прочее. Организацией юбилея в Вологде тогда занимался Александр Михайлович Шумилов, председатель Вологодского отделения ВОИР (общество изобретателей и рационализаторов). К юбилею Леденцова было издано три репринтных книжки, в том числе – моя научная работа по Периодической системе химических элементов (спиральный вариант). Работа издана количеством более сотни экземпляров. Почти все участники торжеств получили по книжке. Прошло двадцать лет, но никакой реакции, даже запоздалой. Сегодняшний юбилей ограничился лишь небольшой выставкой в Краеведческом музее. 
   29 июля. Среди учёных-физиков двадцатого века  у  меня есть, если можно так сказать, любимчики. Это Луи де Бройль и Эрвин Шрёдингер, отцы-основатели волновой квантовой механики. К ним близко примыкает Поль Дирак.  Квантовая физика Бора-Гейзенберга-Шрёдингера и релятивистская физика Эйнштейна родились как бы независимо и независимо существовали. Такое положение бесконечно длиться не могло. В микромире значение и роль релятивистских эффектов и явлений огромны, и отменить их  никто  не  может.  Первый успешный опыт соединения двух великих теорий физики двадцатого века осуществил именно Дирак. Конечно, речь идёт о релятивистской теории электрона. Осенью 1927 года Дирак нашел способ, помогавший сохранить линейность квантовых уравнений и в то же время ввести квадратный корень энергии, лежащий в основе релятивистской теории. Для этого потребовалось не одно уравнение, а несколько связанных уравнений одновременно. Оказалось, что количественные соотношения релятивистской теории электрона Дирака превращаются в четырёхкомпонентные матрицы, что  вполне  доступно   для  понимания,  поскольку  двухкомпонентные  матрицы уже использовались для описания спина электрона. Новые уравнения, к тому же, предсказывали существование «антиэлектрона» – частицы с положительным  зарядом. Но меня  поражает другое. Почему Дирак  с  такой могучей интуицией не понял то, что он открыл! Его метод вторичного квантования, само введение четырёхкомпонентной матрицы говорило в пользу колебательной динамики. Вопрос – что колебалось и как колебалось.  Дирак первым указал на фундаментальное значение физического вакуума как материальной среды. Он считал, что пустоты нет, а есть бесконечное поле электронов с отрицательной энергией. Потому оно не наблюдаемо. Но стоит потревожить это поле дополнительной энергией и образуется «дырка» – частица с положительным зарядом. Если, по Дираку, вакуум – поле электронов, то связаны ли эти электроны между собой и представляют ли систему связанных осцилляторов? Если – да, то мы получили вакуум в духе теории дыхания вакуума.  Достаточно в эту систему внести  простую динамику известного рода. Роль колебательной динамики на вакуумном уровне до сих пор физиками  не  дооценивается. А ведь это основа!  Квантовые уравнения в принципе не могут быть линейны. Тем более, если речь идёт о волновой механике Шрёдингера. Эту механику справедливей было бы назвать не волновой, а колебательной механикой. Колеблется не пустота, не некий бесформенный объём, а дискретный элемент поля в системе связанных элементов. У этого элемента нет ещё имени. 
   2 августа. На днях в Интернете в теме «Волновая теория материи» нашел мощного союзника по своим научным изысканиям. Зовут его Владимир Молебнов. Живёт в Ульяновске. Похоже, человек в почтенном возрасте. Ин-формации о нём почти никакой. Меня заинтересовал прежде всего его «сферон», образ, сильно напоминающий радиальный осциллятор (дыхание вакуума). Я говорю – «напоминающий», так как полной тождественности тут нет. Читаю его работы по физике. Очень многого не понимаю, со многим не согласен. Но его взгляды на вакуум, на первичную форму динамики вакуума меня вдохновляют. Вчера вечером написал через сеть Интернет ему письмо. Получил сегодня ответ. Ответ порадовал.
   4 августа. Написал сегодня через Интернет очередное письмо В. Молебнову. Ответ получил сегодня же. Молебнов во мне крайне разочаровался, наговорил дерзостей. Быть может, он в чём-то и прав. Я сам гнетусь своей неспособностью переложить свои научные идеи на язык уравнений и формул, тем, что не знаю математики. Но меня утешает то обстоятельство, что, в конце концов, я встречу человека, который возьмётся за благодарный труд сказать языком математики то, что говорю языком образов. Сейчас в физике такая ситуация, что один человек, пусть даже гениальный,  не в силах одним прыжком выбраться из потенциальной ямы. Нужны как минимум два этапа: рождение новых образов, а уж потом осмысление и переложение их на язык математики. Одному человеку трудно выбраться из глубокой ямы. Вдвоём – гораздо проще.
   5 августа.  (…)
   О другом. Из головы не идёт вчерашняя скандальная развязка моих недолгих отношений с В. Молебновым, учёным-новатором из Ульяновска. Таких учёных-любителей, доморощенных  философов, вроде  меня, вроде Ацюковских, Дидыков  и  Молебновых, в сети Интернет называют фриками. Против Ацюковского в Интернете развёрнута настоящая кампания. Бывают фрики тихие, незаметные, нескандальные, вроде меня. А бывают фрики агрессивные, навязчивые, наглые. Они, не взирая на очевидную лженаучность своих теорий, пытаются навязывать их миру.  Лезут во все щели и дыры. Такое их состояние граничит с психической патологией. Среди доморощенных учёных, действительно, очень много психически  нездоровых людей, что ими просто не сознаётся. При желании во фрики можно записать и великого Леонардо, многих великих эпохи европейского Просвещения, многих «доморощенных» учёных девятнадцатого века, заметно двинувших науку (пивовар Джоуль, священник Мендель, врач Майер и другие).  Да, в науке случаются такие периоды, когда плодотворную идею может принести человек как бы со стороны, не из «нашего профсоюза». Сегодня, мне кажется, как раз такое время. Наука нуждается в новых прорывных идеях, в новых нестандартных подходах. Только время рассудит – кто был действительно фриком, а кто послужил во благо.
   14 августа. Умер Сергей Капица, профессор, многолетний ведущий ТВ-программы «Очевидное-невероятное». Ему было 84 года. В семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века благотворное влияние его программы оказалось довольно значительным. Молодые и старшие поколения смотрели её с большим интересом. С некоторых пор Сергей Капица стал мне казаться олицетворением косности и догматизма современной науки. Его борьба со лженаукой похвальна, но под сурдинку затаптывалось и то, что достойно  было внимания учёных. С возрастом страхи Капицы ещё более усугубились. В 1986 году он пережил покушение, когда якобы сумасшедший набросился на него с топором и нанёс незначительные ранения. Кстати, это не единственный случай нападения так называемых фриков на учёных, случались и жертвы.
   Хоть я и недолюбливал старика  и  относился к нему предвзято, но надо отдать ему должное. Свою жизнь он прожил не зря.
   О другом. Сегодня на работе с коллегами провёл эксперимент с примерным названием «Солнечный зенит в «летнее» время». «Зенит» здесь я подразумеваю как высшая точка подъёма Солнца над горизонтом. По солнечным часам зенит должен произойти в южной части неба ровно в двенадцать часов дня.  Мы же сейчас живём по так называемому  «летнему»  времени,  которое  прибавило  к   так  называемому «декретному» времени ещё один  час. Результат эксперимента таков: зенит случился в 14часов 35 минут по московскому времени. Тень от вертикальной вешки точно легла на стрелку компаса, указывающую на юг. И это случилось в 14.35. То есть мы живём, опережая солнечное время не на два часа, а на два с половиной! Это было для нас открытием.
   К слову сказать, я давно вынашиваю тему другого эксперимента. Эксперимента с механическими часами-ходиками. Самой важной деталью этих часов является  Земля,  точнее,  так  называемое  поле  тяготения  Земли. По моему  мнению, часы на поверхности земли и на высоте, допустим, восьми километров над землёй будут идти с различной частотой колебания маятника. На высоте маятник будет колебаться заметно медленней. У поверхности земли интенсивность так называемого гравитационного поля больше. Вакуумное давление, создающее эффект тяготения, здесь максимально. С удалением от поверхности земли вакуумное давление пропорционально падает. Давление на маятник часов окажется несколько слабей, чем на поверхности земли, и часы замедлят ход. Часы уже брали на большую высоту, но в самолёте. И наблюдавшийся феномен замедления хода часов пытались объяснить релятивистским эффектом. Релятивизм тут совершенно ни при чём. Часы следует поднять на большую высоту на стратостате. Для чистоты эксперимента их даже можно поместить в контейнер с выкачанным воздухом, чтобы атмосферное давление никак не сказывалось. Подобный опыт подтвердит непричастность релятивизма к замедлению хода часов. Я думаю, такой эксперимент обязательно надо поставить, если  уже  кто-то  когда-то не  поставил.
   17 августа.  (…)
   Вечером после работы гладил дома бельё и слушал «Радио России». Передавали давнюю передачу с участием Сергея Капицы. В передаче прозвучала фраза журналиста, которая меня шибко зацепила. Она звучала примерно так: если учёному не платить, то он и наукой заниматься не будет. Так ведь это смотря какой учёный! Настоящий учёный будет заниматься наукой при любых обстоятельствах, потому что это его суть, его природа, без страсти   познания теряет смысл его жизнь. Но настоящих учёных, как и всегда, было очень и очень мало. Нынешние разговоры о финансировании науки, о деньгах, обо всей этой околонаучной суете показывают – как масштабно захватили науку проходимцы, рвачи, мздоимцы. Что им познание?! Что им тайны природы?!  Наука для них – просто удобная, изобильная кормушка.   
   18 августа.  (…)
   О другом. Сегодня в субботу прошли периодически сразу три передачи «Очевидное-невероятное». Конечно, в память о Сергее Капице. В передаче, где участвовал академик Мигдал, была указана дата её выхода в эфир – 1982 год. Но в передаче был показан американский документальный фильм о проблемах современной физики, где говорилось об экспериментах, проведённых в 1984 году. То есть передачу Капицы никак нельзя датировать 1982-м годом. А то получается явная нестыкуха по времени. Редакторы канала «Культура» оплошали и надо бы им сделать внушение: нельзя от балды расставлять даты! Эта передача Капицы вышла позднее 1984 года.
   В американском фильме речь шла о великом объединении четырёх известных взаимодействий в физическом мире. Электромагнитное и слабое взаимодействие вроде как бы объединили. Есть перспективы на их объединение с сильным взаимодействием. Но вот с гравитационным взаимодействием положение хуже всего. Но если забраться в многомерные пространства, то как-то что-то получается. Однако согласитесь, с помощью многомерия  пространств можно  достичь невозможного, можно легко уравнять  массу мухи  с массой слона. Многомерие – это фокус-покус. Для него нет ничего невозможного. Конечно, в физике идёт речь о многомерии на микроуровне.  Масштабов обозримого мира оно не касается. Мне кажется, за многомерием, в которое так тупо упёрлась современная физика, стоит лишь динамика физического вакуума, динамика  колебательной природы (дыхание  вакуума). Ничего больше!
   19 августа.  (…)
   О другом.  Из  головы  не  идут  вчерашние передачи Сергея Капицы «Очевидное-невероятное». За почти сорок лет существования этой программы, редкая передача оправдывала своё название, где действительно было           очевидное – невероятное. В большинстве случаев всё было достаточно вероятным и даже хорошо знакомым. Капица слыл известным борцом со лженаукой. Но его также пугали новые идеи, нетрадиционные взгляды. За ними он всегда усматривал призрак лженаучности. Вы можете себе представить, чтобы Капица пригласил меня к себе на передачу с целью поведать телезрителям  о новом взгляде на причины атомной и ядерной периодичности?! Нет, конечно. А ведь тема этой передачи вполне бы оправдала своё название! В каком смысле? Человек, ничего не смыслящий в математике, в математической физике, привнёс столько математики в мир атомов и молекул, как никто другой из учёных! Здорово, правда!.. Вот уж воистину, очевидное-невероятное!   
   21 августа.  (…)
   На работе между делом думал вот о чём. Больше четверти века я ношусь со своими научными открытиями, как с писаной торбой. Результаты мизерные. Такое впечатление, что мне дают понять: ты сделал не нужное и полезное для всех дело, а совершил непоправимое преступление. Я поставлен в такое положение, что должен извиняться за свои открытия, просить прощения, мол, извините, я не хотел, уж так получилось… Исключительный это случай в истории науки или нет – не знаю. Пока я жив – со мной почти никто дела иметь не хочет. Причины различные. Но я надеюсь, на всём земном шаре найдётся хоть один человек с мужеством титана, который не побоится протянуть мне руку. 
   29 августа.  (…)
   На работе между делом думал вот о чём. В следующем году в ноябре месяце исполнится тридцать лет моему главному научному открытию – дыханию вакуума. Тридцать лет и никаких подвижек! А ведь дело-то за малым!.. Математическое обоснование идеи. Мне сегодня пришла в голову забавная садомазохистская мысль о том, что тот математик, который разовьёт твою идею, – ещё даже не родился на свет. К тридцати годам прибавь ещё тридцать лет. И вот тогда твоя идея получит поддержку математиков и учёного мира. Когда-то я заметил: если бы мне в 1984 году сказали, что твои научные идеи не получат понимания при твоей жизни, – я бы, вероятно, умер от отчаяния. Неведение спасло. Но ещё тридцать лет я не переживу.   
   Что нужно  сделать  математику?  (Говорил об  этом, но повторюсь).  Через величину скорости света установить плотность, а, следовательно, и массу, физического вакуума. Вакуум – материальная среда и имеет физические          характеристики и свойства. Вывести уравнение колебания радиального осциллятора (дыхание вакуума). Оно подобно уравнению колеблющейся струны, только имеет степень куба. Вывести уравнение волнового поля этого радиального осциллятора. Вывести систему уравнений, описывающую взаимодействие двух и более осцилляторов. Как осцилляторы объединяются в ядерные и в атомные системы – я достаточно ясно изложил в работе о новой идее  ядерной  периодичности.  Но главное, глубже  исследовать физическую природу вакуума  как  материальной  среды, его возможности. Отсюда будет перекинут мостик к электромагнитным и гравитационным взаимодействиям. Плотность вакуума – та печка, от которой следует начать танец. Величина плотности вакуума – такая же фундаментальная постоянная, как величина скорости света. Изменения этой плотности вакуума и вызывают все так называемые электромагнитные и гравитационные взаимодействия. Только в случае гравитационного взаимодействия, уменьшение  плотности  вакуума вызвано огромной концентрацией волновых полей неупорядоченного рода, а в случае электромагнитных взаимодействий – упорядоченного. Повторяю, даже математик средней руки смог бы с такой задачей справиться.   
   31 августа. На работе коллега спросил меня: будет ли в декабре этого года конец света? Я ответил, что не будет.  Значительная часть людей на планете живёт сейчас в беспокойном ожидании конца света, который якобы должен случиться 21 декабря 2012 года. Наша планета просуществует ещё очень и очень долго. Но несмотря на это, есть угрозы страшных катаклизмов, которые могут заметно изменить жизнь на Земле. Прежде всего – Йеллоустон-ский супервулкан, что находится на северо-западе США. Йеллоустон – это реальная угроза.  В панику впадать не надо. Но следует серьёзно готовиться. Если бабахнет, то американскому континенту уже ничего не поможет, но на других континентах ожидается затяжная поствулканическая зима. Она продлится  не  один  год. Существующие источники энергии окажутся бесполезными.  При охватившем Землю холоде открытая вода в  водоёмах замёрзнет. Нужны принципиально новые источники энергии. Нужны новые технологии в получении продуктов и материалов. Ведь жить значительной части людей придётся под землёй, лишь изредка выбираясь наружу.  Без серьёзного прорыва в фундаментальной науке сделать всего этого мы не сможем. Даже сознавая эту страшную угрозу, учёные упорно противятся признанию новых идей в науке. А ведь мы теряем драгоценное время! Больше четверти века я упорно пытаюсь привлечь внимание учёных к новым подходам в решении старых проблем. Но почти никакого результата.
   Против кометной угрозы у нас есть ракеты с ядерными боеголовками. А против угрозы взрыва супервулкана и его последствий у нас в сущности ничего нет. Одна надежда на науку.
   6 сентября.  (…)
   О  другом.  Вчера  случайно в одной  научной  передаче услышал слова: «В жизни нет смысла, если тебе не интересно – как устроена Вселенная». Слова эти не идут у меня из головы. Хорошо, красиво сказано… Но как подумаешь – в каком проблемном мире живёт сегодня современный человек, как раздавлен он ворохом житейских забот, – так приходишь к грустному выводу. До строения ли ему Вселенной?! Господи, со своими бы делами управиться!..  Мол, о строении Вселенной пусть думают бездельники, а нам некогда. И ведь они по-своему правы! У каждого своя Вселенная и свои смыслы. И кто сказал, что для мироздания они менее значимы?!
   Ещё между делом подумалось в связи с наукой вот о чём. В чём тяжесть отказа от старых укоренившихся научных теорий? Не только в известном консерватизме людей, особенно – учёных. Слишком тяжело дались прежние теории, слишком труден был путь к их усвоению и освоению. Как говорят, съели на этом собаку, и  вдруг – всё не так, всё иначе. Обидно, чёрт возьми!.. Прав Макс Планк: это  поколение  носителей  старых теорий должно уйти в небытие, а на смену им придёт другое поколение, которое новые идеи воспримет легко и безболезненно, как свои.
   7 сентября.  (…)
   О другом. О себе, любимом… Был повод сегодня встряхнуть эту тему. Ко мне никто, никогда не относился всерьёз. Меня всегда считали человеком со странностями, придурковатым малым, не заслуживающим особого внимания. А когда этот придурковатый стал ещё творить что-то там в науке, а потом писать стихи, то знающие меня решили – у парня совсем с мозгами плохо стало. Ни мои научные открытия, ни стихи, ни публицистика по-настоящему, серьёзно никого не заинтересовали. Да и что путного он может сделать?!..  Ничего! – твёрдо решили они. Чтобы человека и его творческое наследие начали воспринимать всерьёз – надо умереть, умереть по-хорошему, по-настоящему, так, чтобы все увидели – он в гробу и  уже ничего не вякнет. Я отчасти сам виновен в таком отношении  к себе, сам даю постоянно повод. Не тем, что наигрываю,  а  тем, что слишком искренен  в своих проявлениях, слишком открыт, прям, наивен. Не однажды слышал о своей мании величия, о слишком завышенной самооценке и прочее. Опять же, сам даю повод, когда слишком откровенно и без ложной скромности обозначаю место своих творений в науке и в литературе. Надо бы поостеречься, но живу на вдохновении, а оно несёт и заносит!.. Мания грандиозо! Мания грандиозо! Какая к чёрту мания величия, когда живу в убогости, когда вынужден соскребать ногтями со стены чужое (простите) говно, мириться с тем, с чем никогда не смирился бы человек с манией. Я – раб, я – труженик на галере своего призвания, с  которой  не  сбежишь и  не  спрячешься. Люди судят о человеке по внешним проявлениям. И они правы, по-своему правы. Как ни парадоксально это звучит, но такое несерьёзное отношение ко мне помогло мне полностью себя реализовать, на сто процентов, даже больше. Маска шута стала спасительной, избавила от массы ненужного и суетного. Вся моя жизнь прошла в постоянной работе. Я никогда не знал отдыха в привычном понимании. Мой отдых был в перемене рода  деятельности. За пятьдесят три года жизни не был ни в одном санатории, ни на одном курорте, ни в доме отдыха, ни в прочих таких вот заведениях. Говорю это с сожалением, а вовсе не кичусь. Когда-то услышал слова: Бог даёт человеку такую ношу, которую он способен выдержать. Бог в отношении меня проявил редкую щедрость, такую щедрость, что иного подобная ноша раздавила бы в лепешку.
   27 сентября.  (…)
   О другом. Днём случайно включил ТВ-«Культура». Шла передача о советских и российских Нобелевских лауреатах по физике. Засмотрелся. Люди получали премии за открытия, сделанные ими ещё в молодости. А награждали их, когда им уже под восемьдесят или даже за восемьдесят лет. Долго награды ждали героев! Конечно, невольно подумалось о моих научных открытиях по физике. Главных открытий – три. В ноябре следующего года исполнится тридцать лет открытию дыхания вакуума. В феврале 2014 года исполнится тридцать лет открытию нового понимания причин ядерной и атомной периодичности (спиральный вариант Периодической системы хим. элементов).  В апреле 2014 года исполнится тридцать лет пониманию действительной природы гравитации (вакуумное давлении). Каждое из этих трёх открытий в отдельности заслуживает по Нобелевской премии. Говорю вполне серьёзно. Я всегда сознавал и сознаю значимость этих научных открытий, все эти почти  тридцать лет. Но с кем я мог говорить о подобном серьёзно?! Ни с кем. Приходилось говорить только в шутку, с насмешкой. А обвинений в мании величия я выслушал предостаточно. Но, поверьте, человек я не тщеславный, никогда не искал популярности, широкой известности. Напротив. Мне  только  досадно, что после моей смерти за мои открытия награды получат  другие, и  может быть, даже  не  россияне.  Чего никак не хочется. 
   Вы знаете, я даже допускаю мысль, что в России и за границей есть учёные, которые оценили значимость моих идей, поняли их, но они боятся признаться в этом даже себе. Ведь психологически подобное совершить трудно, практически невозможно. Как это так, работают тысячи и тысячи учёных высшей квалификации, работают институты и лаборатории по всему миру, действуют безумно дорогие физические установки, а тут является никому не известный пацан из провинциальной Вологды и выдаёт нечто!.. С ума сойти можно от одной этой мысли! Психологический барьер непреодолимый. Кроме того, пацан этот не вписывается в рамки поведения заурядного гения. Он слишком живой, открытый, непосредственный, готовый на всевозможные глупости и хулиганства. Ну никак не похож на классического гения-физика, отшельника и увальня! К тому же он хорошо владеет письменной речью, сочиняет стихи… А что страшнее всего – пытается говорить правду!..  Нет, такого «живого гения» нам не надо. Уж лучше пусть сдохнет быстрее, а там увидим – канонизировать его или предать забвению. Поверьте, я здесь ничего не выдумываю.  Есть учёные люди, которые именно так рассуждают.   
   3 октября. На работе за утренним чаем смотрел ТВ-программу «Наблюдатель». Один из участников программы – учёный-физик Сергей Попов. Когда речь пошла о популяризации научных знаний, он походя «лягнул» недавний фильм студии «Леннаучфильм» «Структура вакуума». И тут же заговорил о нынешних  непонятных  открытиях последнего времени – чёрной материи и чёрной энергии. Такое впечатление, что вакуум тут совершенно ни при чём.  А ведь как раз в вакууме-то всё и дело! И чёрная энергия здесь и чёрная материя здесь! Вечером дома в сети Интернет я нашел этот фильм «Структура вакуума». Открыл для себя ещё одно имя – Рыков Анатолий Васильевич. В 1999 году он пришел к выводу о кристаллической структуре вакуума. Через шестнадцать лет после моего открытия кристаллической структуры вакуума (1983 г.). Правда, по Рыкову, узлы кристаллической вакуумной решетки – чередующиеся положительные и отрицательные электрические заряды. Здесь мы с ним расходимся. Он даже гравитацию и инерцию пытается рассматривать с точки зрения взаимодействия зарядов, что, по-моему, полный абсурд. И всё же я написал ему послание. Будет ли ответ?!
   Конечно же, на первый план исследований в фундаментальной физике должны выйти структура и строение физического вакуума, а не поиски какой-то первочастицы. Динамика дыхания вакуума, как изначальная форма движения (радиальная осцилляция), довольно проста. Сложности начинаются тогда, когда эта простая динамика сама начинает двигаться как целое. Формы этого движения могут быть самыми разнообразными. Но основой любого перемещения подобной «частицы» будет спираль. Она не может двигаться просто так, как летящий прямо камушек. Вокруг частицы имеется постоянное волновое поле, и именно оно закручивает радиальную осцилляцию в спираль при своём поступательном движении как целое. Когда-то у меня были сомнения в кристаллической структуре строения вакуума. А может быть, вакуумные первочастицы представляют собой подобие газа, где атомы свободно перемещаются относительно друг друга?! Но такой взгляд на вакуумное строение невероятно усложнял задачу понимания даже элементарных явлений, как, например, распространение световой волны. Ведь световая волна, судя по вектору колебания, действительно поперечная. Но в газовой среде такие волны существовать не могут. Поперечные волны распространяются только в твёрдых телах, где возможны сдвиговые деформации. Я понимаю, нам трудно принять сегодня идею о невероятной плотности и массивности вакуума, идею о том, что мы фактически живём в кристалле огромной твёрдости, но не замечаем этого. Но когда-нибудь мы смиримся с этими идеями, как смирились с идеей о бесконечности космоса, о множественности миров и прочее.      
   4 октября. Связался сегодня по телефону с Анатолием Васильевичем Рыковым. Поговорили. Оставил ему свои Интернет-адреса, где можно найти мои работы по физике. Но, чувствую, прока не будет. Человек он пожилой, всё даётся ему сейчас тяжело. Есть, однако, надежда на молодых его коллег, на тех, кто работает с ним в Институте физики Земли РАН. Там есть и химики, кто бы мог заинтересоваться новой идея ядерной и атомной периодичности. Есть и те, кого занимают вопросы гравитации.
   Я показал коллегам фильм «Структура вакуума». Небольшой, но интерес был. Один из коллег потом пошел дальше, нашел в Интернете дискуссию двух учёных о вакууме. Оценка коллеги такова – мракобесие! А потом он процитировал слова одного из дискутировавших: развитие физики сегодня напоминает  движение  каравана в огромной пустыне; до ближайшего оазиса – неопределённо долгий путь. Довольно печальное заключение. Но, мне кажется, такое заключение – из серии  твёрдых  заблуждений  и  антипод другого заключения, сделанного учёными в конце девятнадцатого века: мол,  развитие физики подошло к концу, все главные законы познаны, остаётся только шлифовка, кроме, правда, одного маленького облачка на горизонте в теории излучения. Вскоре это маленькое облачко разрослось в огромную  тучу, закрывшую весь небосвод, и грянул гром. Прекрасное строение представлений классической физики рухнуло. Появилась новая физика – квантовая. А тут подоспел и Эйнштейн со своей теорией относительности. Кто говорит о долгом пути в пустыне и далёком оазисе, тот даже не желает сознавать –  как развитие науки близко подошло к истине. Только на пути понимания природы вакуума нас ждёт успех. Все прочие пути – дороги в никуда.   
   13 октября. Выходной. Утром во время постирушки подумалось вот на какую тему. В астрофизике есть такое понятие – взрыв сверхновой. Во вселенной есть такой вид звёзд, которые заканчивают долгую свою эволюцию мощнейшим взрывом.  В космос выбрасывается огромное количество вещества в виде раскалённого газа. Именно во время этого взрыва создаются новые химические элементы тяжелее железа. И именно остывающие при разлёте облака сверхновой создают условия для рождения новых звёзд и формирования у них планетных систем. А где возникают планетные системы – там возможно зарождение новой жизни.
   Так, вероятно, пройдёт и моя жизнь. Пока я – непримечательная рядовая звезда в бесконечном космосе. Жизнь моя закончится большим взрывом, который заметят многие. То, что успел создать на протяжении жизни, разлетится как газовое облако. Но, остывая, то есть, осмысляясь и понимаясь другими людьми, оно начнёт  оформляться в новые  виды знаний  и  отношений. Наша нынешняя инерционность, желание сохранять прежнее состояние вещей и отношений, нежелание принимать новые идеи и подходы ведут нашу планету к катастрофе, к вырождению жизни. Сейчас мелкими акциями и инициативами отдельных людей трудно что-то изменить. Нужны явления более грандиозного порядка, подобные взрывам сверхновых в космосе. 
   В некоторой связи со сказанным, позднее подумалось на тему: чувство неполноценности. Поклонение  великим  учёным  прошлого – явление нормальное, свойственное благодарному человечеству. Но у этого явления есть и теневая сторона: твёрдая уверенность в том, что других таких же великих уже нет и быть не может; мол, ресурс гениев нашей цивилизацией уже исчерпан. Вот подобное мнение и есть выражение нашего чувства неполноценности. Оно мешает нам, сковывает наше сознание, не позволяет ясно и трезво смотреть на вещи. А если  ещё  труды гения затрагивают «священных коров» науки, то в глазах охранителей видишь явный панический ужас! Я в дневнике когда-то рассказывал, как принёс в Менделеевский музей в Петербурге свою работу по Периодической системе химических элементов; просто хотел подарить без всяких обязательств и условий. Так директор музея вытолкал меня с оскорблениями из кабинета. 
   15 октября. Австрийский спортсмен-экстремал Феликс Баумгартнер совершил прыжок на парашюте из стратосферы с высоты 39 км.  Он развил скорость в свободном падении – 1342 км/час, что превосходит скорость звука. Кое-кто утверждал, что скорость звука при свободном падении достичь физически невозможно. Они оказались не правы. Тело в свободном падении летит к земле с ускорением: чем ближе к земле, тем быстрей. Как будто тело получает дополнительную энергию ускорения. Так вот так называемое притяжение никак не может давать эту дополнительную энергию. Энергию даёт именно сама среда, в которой перемещается тело, вернее, изменение градиента давлений в среде. Тело перемещается из более плотной области среды физического вакуума (вдали от поверхности земли) в менее плотную (вблизи  поверхности земли). Плотный вакуум выдавливает из себя тела в направление к земле, где плотность вакуума минимальна. Градиент давлений так называемого поля тяготения земли меняется по закону обратных квадратов, что и обусловливает математическую справедливость закона тяготения Ньютона. Что удивительно, это понимал ещё Михайло Ломоносов в восемнадцатом веке! А мы в двадцать первом веке всё ещё талдычим о каком-то притяжении!.. Ну не дикость ли?!
   27 октября.  (…)
   О другом. Из головы не идут лекции Стивена Хокинга. Всю минувшую неделю в будние дни на ТВ-«Культура» шли лекции самого знаменитого современного физика Стивена Хокинга. Он рассказывал не только о вселенной, о мироздании, о началах и концах, но и о будущем человечества, об экспансии человека в космос, как будут обживаться другие планеты нашей Солнечной системы. Рассуждение Хокинга о начале вселенной, о Большом взрыве, об эволюции материи от первоначального субстрата до звёзд – всё это слыхано множество раз. Физика в своих современных воззрениях похожа на едущих на карусели: движения много, а подвижек – никаких.  Сформировавшаяся за десятки лет парадигма сковала умы учёных как цепь. Выйти из подобного плена  представлений нет никаких сил. А выходить-то надо! Отчасти в таком положении повинна специализация учёных. Астрофизик имеет только общие представления о ядерной физике, о квантовой механике, о статистической физике. Учёные разных отраслей трудно понимают друг друга. А настоящая подвижка в науке возможна сейчас только при синтетическом подходе, без помех специализации. Профессиональному учёному такое просто не по силам. А прислушаться к голосу со стороны – брезгуют.  Как разорвать этот порочный круг?! 
   Кстати, Хокинг, рисуя картину заселения Марса и других планет, помимо прочего помянул  и  о  валюте, которая там  должна  образоваться, и, мол, на эту валюту можно купить гамбургер… То есть Хокинг уверен, что товарно-денежные отношения останутся и при столь отдалённом будущем. Однако, как это не дальновидно и по-мещански пошло! Я полагаю, что мы только тогда приобретём возможности обживать другие планеты, когда преодолеем рабство товарно-денежных отношений, когда купля-продажа уйдут в небытие. Когда человечество на Земле заживёт одной большой семьёй без валют и границ – сил и возможностей для распространения жизни на другие планеты станет гораздо больше. А пока мы заглядываем в кошельки друг друга, пока существует такая чудовищная социальная несправедливость, расслоение и деление общества на бедных и богатых – соваться нам в космос нечего. Мы принесём туда только вражду и гибель. Нам нужно сначала  по-человечески обустроить жизнь на Земле, а потом идти дальше.   
   4 ноября.  (…)
   О другом. Вчера днём включил ТВ и случайно попал на финал фильма «Точка, точка, запятая…». Картину целиком никогда не видел, но слышал и читал о ней когда-то давно. Вечером в Интернете нашел фильм и посмотрел весь. Особенно в фильме понравились песни. И музыка, и стихи, и исполнение превосходны! Главный герой картины Лёша Жильцов – ленивый и слабохарактерный восьмиклассник. Но человек думающий и честный. Появление в классе новой девочки заставляет его взглянуть на себя иначе, сделать попытку изменить себя. Интересен сам момент их узнавания как родственных душ. Урок физики. Учитель спрашивает у Жильцова – что такое электрический ток. Жильцов отвечает, что не знает – что такое электрический ток. Нет, формулировку о направленном движении заряженных частиц он, конечно, знает, но это его никак не устраивает. Лёша не может представить себе это как образ, живой, понятный, вроде пара, давящего на поршень паровой машины. Общепринятая формулировка тока его не удовлетворяет. Тогда учитель физики спросил у всего класса: кто ещё не знает – что такое электрический ток? И вот новая девочка робко, боязливо тоже призналась в незнании, хотя была по отметкам круглой отличницей. При близком знакомстве девочка скажет, что именно из таких, как Лёша, и появляются впоследствии новые Ньютоны и Эйнштейны.   
   Мне вспомнился анекдот о профессоре, который всю жизнь учил студентов основам электротехники и электроники, но сам не понимал – что такое электрический ток. Честно сказать, и меня эта тема волновала со школьной скамьи. То, что  это движение, – понятно. Но движение  чего  и  какого рода? Особый скепсис у меня был относительно самого понятия «электрический заряд». Что это?! Микрочастицы, на которых фломастером выведено «плюс»  или «минус»? Нет же, конечно. За «плюсом»  и  «минусом»  стоит  лишь  направление спирального вращения поля волн, излучаемых при поступательном или вращательном движении частицы – по часовой стрелке или против часовой стрелки. Всё! Взаимодействие вихревых полей частицы и постоянного (или электрического) магнита и есть так называемые электромагнитные явления. Куда будет  отклоняться частица – зависит от направления спиральности волнового поля полюса магнита. Направление спиральности совпадает – притяжение;  направление  спиральности  не  совпадает  – отталкивание. Ничего мистического, невероятного в электрических и магнитных явлениях нет. Главное – знать природу самой так называемой частицы материи, из чего она «сделана». Когда узнаем – всё остальное встанет на свои места.
   Сейчас у меня нет чёткого, простого ответа на вопрос – что такое электрический ток. Но ответ нужно искать именно в этом направлении. Ток – как летящие по плотному телу проводника электроны со световой скоростью – это вовсе не тот образ. В ускорителях, чтобы разогнать электроны даже с околосветовой скоростью, – нужны затраты огромной энергии. В провод-нике, к которому приложено электрическое напряжение, мы имеем дело не с потоком летящих электронов, а с волновыми явлениями, с их спиральностями. Только волны могут распространяться в проводнике (или по поверхности проводника) со скоростью света. Ничего другого. Если электрон считается маленькой частицей вещества, так вот электрический ток не связан с переносом масс вещества. Он связан с изменением состояния проводящего (непроводящего) вещества. И другой важный момент. Мы не сможем до конца понять природу электричества и магнетизма, не учитывая в этих явлениях фундаментальную роль физического вакуума. Именно его колоссальная плотность, способность к различного рода формам динамики обусловливают почти все явления физического мира, включая гравитацию.      
   26 ноября.  (…)
   О другом. В ТВ-новостях «Культуры» зацепил момент. Оказывается, учреждена медаль имени Льва Николаева, которой награждают деятелей телевидения за всякие заслуги. Николаев умер в мае прошлого года. И вот надо же, уже учредили медаль его имени! Да что он такого совершил для мира, страны и народа, чтобы учреждать медаль его имени?! Идёт настоящая профанация института именных медалей, вылезает наружу наглое самозванство. Я понимаю – медаль Макса Планка, медаль Гагарина, медаль маршала Жукова!..  Но ведь это вехи нашей и мировой истории, это – имена!  А кто такой – Лев Николаев?! Почему я так болезненно отреагировал на такую проходную информацию?! В конце восьмидесятых годов прошлого века на ТВ выходила научно-популярная передача «Под знаком Пи». Вёл её этот самый Лев Николаев. Когда передача появилась – я был просто обрадован. Ведь одно из моих научных открытий теснейшим образом было связано с величиной Пи. Я говорю о новом понимании природы ядерной и атомной периодичности, где движения атомных частиц, построение ядерных оболочек обусловлены угловыми моментами, выраженными через величину Пи. Я написал письмо в редакцию передачи  «Под знаком Пи», на имя Льва Николаева (на конверте).  Жил такими ожиданиями и надеждами, что трудно выразить! И вы представляете, из редакции, от Николаева не было никакого ответа, даже вежливого отказа. Такие проявления я именую жлобством. Если бы дело касалось меня лично, моих интересов – я бы отнёсся спокойно. Но тут речь  шла  о  важнейшем, фундаментальном  научном открытии, и такая реакция!.. Как будто сам Бог послал мне такую передачу с таким именем, и такой облом! Вообразите моё состояние. Более подлого, более предательского поступка по отношению к российской науке трудно вообразить! Да, здесь я предвзят и слишком строг. Но это с точки зрения сегодняшнего дня. Но история не кончается завтра и началась не вчера. Это непрерывный процесс развития, эволюции мысли. И вот в контексте этой истории поступок  Николаева  можно рассматривать  как  предательство,  не  меньше. На словах такие люди – ярые прогрессисты, а на деле – губители и гнобители развития научной мысли. Двуличность подобных людей омерзительна особенно, так как они, благодаря возможностям ТВ, собирают огромную аудиторию, умеют влиять на неё, манипулировать ею. Умеют интонацией своего вкрадчивого голоса гипнотизировать публику, как удав кролика.   
   2 декабря. На ТВ-1 прошел сегодня фильм «Тайные знаки конца света». Такие ленты в народе нагнетают истерию страха, ужаса. Двадцать первое декабря приближается. И чем оно ближе, тем беспокойней делаются люди. Ведь многие верят в грядущий конец света. Я уверен, конца света не будет. Но в ближайшие десять-пятнадцать лет возможны природные катаклизмы, которые очень сильно изменят жизнь на нашей планете на продолжительное время. Потом всё вернётся на круги своя. Но к этому продолжительному периоду надо готовиться. А что значит – готовиться? Нам нужно научиться получать энергию, продукты питания иным способом. То есть надо создать новую систему жизнеобеспечения людей в условиях глобальной зимы. Без серьёзного прорыва в фундаментальной науке подобное невозможно. В этом декабре исполнится тридцать лет как я «ушел в науку». В ноябре будущего года исполнится тридцать лет главному научному открытию – дыханию  вакуума. А в 2014 году – тридцать лет двум другим важнейшим научным открытиям. В сущности, прорыв уже сделан! Но за эти почти тридцать лет он не получил ни поддержки, ни понимания (за редким исключением). По  меньшей мере мы потеряли четверть века драгоценного времени. Этой четверти века нам бы с лихвой хватило подготовиться к неизбежным катаклизмам природы.  Людская подлость и глупость, быть может, обрекли многих из нас на верную гибель. 
   7 декабря.  (…)
   О другом. Вчера вечером смотрел на ТВ очередную программу М. Швыдкого «Культурная провокация». Тема: карьера – смысл жизни человека. Но ведь конечно, карьера карьере – рознь. Карьера – не только продвижение по служебной лестнице. Можно сильно «тормозить» на одном поприще, и быстро двигаться – на другом. Моя жизнь – тому красноречивое подтверждение. В январе следующего года исполнится 33 года как я пришел на работу на междугородную телефонную станцию. Пришел электромонтёром связи пятого разряда.  И, вероятно, уйду со станции электромонтёром пятого разряда. Никакой карьеры на работе за минувший огромный срок не сделал, абсолютно! Но какую карьеру я сделал на научном и литературном поприще!  Если  выразить её  в воинских  чинах, то (простите за нескромность)  чином я если  не  генералиссимус, то  по  крайней  мере – фельдмаршал! Вам
смешно?!  Пожалуйста, смейтесь, я не в обиде. Просто вы не видите и не понимаете масштабов и значения свершенного. Ничто так не раздвинуло границы империи знаний в последние полвека, как мои научные работы восьмидесятых годов минувшего столетия!  Быть может, я не доживу до признания своих научных открытий. И вы не все доживёте. Но то, что это случится, – не сомневаюсь ни секунды. Карьера – в переводе с французского – телега. Так вот я честно и добросовестно всю жизнь тащил свою телегу. Именно – свою! Как призвание, как крест… Беда многих людей в том, что они тащат не свою телегу, не за те постромки взялись. Или не тащат вовсе никакой. И жизнь их от этого пуста и никчёмна. 
   22 декабря.  (…)
   О другом. У одного известного, но посредственного композитора недавно случился юбилейный день рождения. Оправдывая то обстоятельство, что пишет свои музыкальные произведения только по заказу, он заявил  следующее: все шедевры в искусстве были созданы по заказу. Честно говоря, я знаю только два случая из великих имён в российской истории, когда художники творили по заказу. Пётр Ильич Чайковский сочинял музыку для балетов по заказу двора Его императорского величества. Писатель Фёдор Михайлович Достоевский писал некоторые романы по заказу издателя. Тему романов Достоевский выбирал сам. А сколько написано сочинений Чайковским и Достоевским без всякого заказа!.. Наш юбиляр явно погрешил против истины. Сам-то он сочинил хоть что-нибудь от души, по божьему вдохновению?! Даже когда Чайковский писал свои балеты по заказу – он работал по вдохновению. Это чувствуется в каждом пассаже, в каждой ноте. Он был художник по природе, по натуре своей. Композитор Валерий Гаврилин создал свой знаменитый балет «Анюта» тоже по заказу. Но создал из той музыки, которая им была написана задолго до заказа. Оставалось только гармонизировать её, оформить в цельное произведение. Все подлинные, настоящие художники работают не по заказу, а по запросу времени, по велению времени. А на настоящее искусство запрос есть всегда. 
   Так и в науке. На новые идеи, на новые открытия запрос есть постоянно. В эти дни исполняется ровно тридцать лет как я «ушел в науку». В конце декабря 1982 года над книгой Б. Г. Кузнецова «Эйнштейн. Жизнь, смерть, бессмертие» я принял решение отложить в сторону всю прочую литературу и сосредоточится только на вопросах физики. Я не собирался делать новые открытия, устраивать в науке перевороты. Мне хотелось в меру возможности разобраться в проблемах современной физики, понять её трудности. А когда стал разбираться, то понял, что выходы из тупиков есть. И они не так трудны, надо только захотеть понять. Менее чем через год (ноябрь 1983 г.) было сделано главное, фундаментальное открытие – дыхание вакуума. Это неизвестный ранее вид динамики физического вакуума, который помогает понять природу устойчивых частиц материи. А через это главное открытие последовали  другие  открытия.  Они  позволяют  по-новому понять  природу атомной и ядерной периодичности, природу электрического заряда, магнетизма, по новому понять природу гравитации. Но в основе-то лежит, конечно, уникальная, своеобразная стихия среды физического вакуума. Мы её никогда не дооценивали; не дооцениваем и сейчас. Хватаемся за идеи «тёмной» материи и «тёмной» энергии. Тогда как ответ лежит на поверхности. Но нам не достаёт прозорливости, ума и таланта его увидеть.   
   27 декабря.  (…)
   О другом. Вчера вечером на ТВ-Культура прошел ещё один научно-популярный фильм на темы современной физики. И опять разговор о тёмной материи и тёмной энергии. У меня есть стихотворение: «Муха бьётся о стекло./ Экая тетеря!/  Знамо дело, припекло./ – Дура, вот же двери!..».  Современная физика, подобно этой  глупой мухе, бьётся о стекло тёмной  материи  и  тёмной энергии. Тогда как дверь к  пониманию открыта нараспашку! Надо только оглянуться, повернуть голову в другом направлении! Но учёные с патологическим упрямством не хотят этого делать. Наезженная за восемь десятилетий колея стала так глубока, что выбраться из неё сами учёные уже не в силах. Нужен такой толчок, такой рывок со взлётом, что многим просто не поздоровиться. Но физика вылезет из колеи. И учёные обратят, наконец, взоры на великий, безбрежный океан физического вакуума! Только в нём мы найдём ответы на самые важные вопросы фундаментальной науки.    


           2013 год

   4 января. Сегодня исполнилось 370 лет со дня рождения учёного Исаака Ньютона. Его «Математические начала натуральной философии», как принято считать, заложили фундамент классической физики. Но камни для этого фундамента были собраны целой плеядой великих учёных прошлого и современников Ньютона, включая Роберта Гука. Гений Ньютона состоял в умение видеть и выделять главное, существенное. Такой же способностью впоследствии отличался и Альберт Эйнштейн, заложивший фундамент так называемой «неклассической» физики, релятивистской. Но современная физика «застряла в колее» относительности,  и   никак не может выбраться. Континуум-концепция, столь дорогая сердцу Эйнштейна и Шрёдингера, разбивалась об утёс требования дискретности. Дискретна энергия, дискретна частица… С выпирающими сингулярностями надо что-то делать. Начинают обрезать – появляются «дурные бесконечности» или бесконечные расходимости. Порочный круг!..  Разорвать порочный круг можно одним простым способом – соединив в одном образе континуум и дискретность. Что представляет собой этот образ? Непрерывная среда (континуум), состоящая из дискретных элементов. Возмущение в подобной среде передаётся дискретными элементами по волновому закону. Проще ничего придумать невозможно. То есть каждый  дискретный элемент непрерывной среды ведёт себя  как  связанный  в  цепочке осциллятор. Создав математическую модель подобной среды – будет создана новая физика, которая встанет в ряд ньютоновской и эйнштейновской. 
   25 января. (…)
   О другом. Между  делом  подумалось на тему: сущность химической реакции. Учебники химии толкуют сущность реакции общё, без ясного понимания и конкретики. Мол, одни вещества вступают в реакцию и в результате получаются другие вещества. А что ещё надо?! Конечно, есть и более углублённые сведения о физической сути реакций, об электронных оболочках, о восполнении недостающих электронов на внешних оболочках и прочее. И всё же механика процесса, именно конкретика явления остаются в тени. Мне кажется, мой взгляд на природу частиц и атома, на явление периодичности дают возможность легко представить подобный механизм химической реакции. В химические реакции вступают те элементы и соединения, где есть нарушение чётности и целочисленности Пи угловых моментов на внешней оболочке атома. Стремясь обрести эту чётность и целочисленность Пи угловых моментов, они образуют новые связи или претерпевают другие изменения. Устойчивой молекула или элемент будут только при целочисленности Пи, то есть при  согласованном, упорядоченном  движении  всех частиц атомов. Просто до примитивности! Но вот эту простоту я не могу донести до учёных больше четверти века…
   2 февраля. (…)
   О другом.  Вечером  по ТВ смотрел  очередную передачу  В. Хотиненко «Смотрим, обсуждаем…». Тема: документальный фильм «Мой класс». Московская школа № 91, выпуск 1985-го года, математический  класс педагога Бориса Михайловича Давидовича. Судьбы ребят за минувшие двадцать лет. Картина очень тронула. Я даже поймал себя на мысли, что успел сдружиться с ними. Почувствовал в них родные души, птиц моей стаи. Даже увидел в некоторых из них черты внешнего сходства с собой, сходства характеров. В математике я полный нуль. По природе я абсолютный лирик, чуждый цифр, формул, уравнений. Но что-то поразительно родное с этими  чудаками-математиками почувствовал остро. Быть может, во мне всё-таки есть талант математика, но он оказался не разбужен, не востребован в детские годы. В первый год моей жизни произошла катастрофа, слом – потеря семьи. Провидение, как оказалось, мне ссудило другую участь, другую стезю. 
   8 февраля. Из головы не идёт вчерашняя фраза  премьера Медведева о нецелесообразности возвращения к «зимнему» времени. Повторяю, ведь речь-то идёт о здоровье, о самочувствие, работоспособности людей. Как здоровье человека может быть нецелесообразно?!  Хоть бы слово подобрал другое, ирод! Этот пример ещё раз показывает нам, что человек остаётся только средством, а не целью.  Средством достижения тех или иных результатов, подобно инструменту, механизму, пружине. Люди также продолжают оставаться расходным материалом, цена которого иногда бывает меньше вороха ветоши.
   Мне  ли  не знать,  человеку,  столько  лет  отдавшему  науке,  как  тесно  в природе  связано  всё  живое  с  Солнцем, с  циклами, с  биологическим  временем! Искусственно разрушать эту установившуюся миллионами  лет связь опасно, недопустимо. Цикличность, периодичность, колебательная динамика вообще лежат в основе мироздания. Их законам подчинён и микромир и макромир. Учёные-физики до сих пор никак не хотят понимать и принимать эту концепцию. Не могут выбраться из ямы «относительности», из представлений и образов, которые устарели ещё пятьдесят лет назад, со времён публикаций работ Дирака по квантовой теории поля. Он ещё тогда указал, что ответ загадки мироздания надо искать в природе физического вакуума. А не рыскать в погоне за какой-то фундаментальной последней частицей материи, которая всё объяснит. 
   1 марта. (…)
   О другом. На ТВ-канале «Культура» несколько последних вечеров шел документальный фильм «Великий замысел по Стивену Хокингу». Известный учёный-физик затронул целый спектр вопросов современной науки о мире и человеке. Последний громкий аккорд учёного – отрицание Бога. Мол, Вселенная в том виде, в котором мы её знаем, возникла и существует без участия Бога. Смысла жизни вообще, как вселенского явления, не существует. Смысл жизни у каждого человека свой, он гнездится в его сознании. Надмирового, вселенского сознания нет, а, следовательно, нет и первоначального замысла, смысла. Сознание – удел человека. Несмотря на подкупающую простоту  воззрений Хокинга, что-то не даёт  с  ним  согласиться.  Мир всё-таки  не  так  прост, как видится учёному. Даже его физические теории грешат некоторым спекулятивным подходом. По его убеждению, есть всего три определяющие сущности – материя, энергия, пространство. Эйнштейн показал, что материя (масса) и энергия – сущности эквивалентные через коэффициент квадрата скорости света. Таким образом, остаются только две сущности – энергия и пространство. Мол, этого достаточно для спонтанного рождения Вселенной. И опять сказка о Большом взрыве. Оказывается, есть положительная энергия, и есть отрицательная энергия. Если  положительная энергия есть разлетающаяся от места взрыва материя, то отрицательная энергия есть само пространство. Согласитесь, звучит очень невразумительно. Повторяю, нет и не может быть голого понятия «энергия». Всякая энергия есть только движение (или давление, как претензия на движение). Что значит – положительная и отрицательная энергия? В свете сказанного это может быть только движение, но двух противоположных направлений. Ничего другого. Но и движение бывает разным. Есть инерционное движение, без вмешательства дополнительной силы. Таковым является движение планеты вокруг Солнца. А есть колебательное движение, сочетающее в себе момент инерции и силовую функцию. К тому же оно связано с периодическим изменением направления. Никаких искусственных представлений о положительной и отрицательной энергии здесь не надо. В сумме «энергия» подобного движения равна нулю. Но вся эта убедительная логика обретёт плоть  и  силу только тогда, когда  мы  отбросим  существующие устаревшие взгляды и обратимся к природе физического вакуума. Мы неизбежно должны придти к теории дыхания вакуума. Тогда вся громада спекулятивных построений рухнет. И, возможно, на новом пути мы увидим отображение Божьего лика на великом полотне мироздания.       
    2 марта. (…)
    Сегодня исполнилось 100 лет со дня рождение известного физика-экспериментатора Георгия Николаевича Флёрова. В 1940 году Флёров совместно с Петржаком открыли спонтанное деление ядер урана. А незадолго до этого Флёров доказал, что при делении ядер урана испускается более двух вторичных нейтронов. Эти две причины и ряд других явно указывали на возможность цепных ядерных реакций, то есть на возможность создания взрывного материала огромной разрушительной силы. Когда в начале сороковых годов в научных журналах Америки и Европы прекратились публикации по урановой тематике, Флёров написал с фронта Сталину письмо, где говорил, что Запад начал разработку ядерного оружия. Так оно и было. В 1943 году был запущен наш ядерный проект. Но ядерную бомбу Советский Союз смог сделать только к 1949 году.  Просто потому, что не хватало   энергетических  мощностей  для  получения  нужного количества  расщепляющегося материала. Первый ядерный заряд для первой атомной бомбы Флёров, можно сказать, слепил своими руками. Это была самая опасная часть работы, так как пара каких-нибудь бешеных случайных нейтронов могла запустить цепную реакцию прямо в лаборатории. Но всё обошлось. И  во  время подрыва первого ядерного заряда  возникла критическая ситуация: поток нейтронов стал неожиданно нарастать раньше времени. Но Курчатов  всё же не остановил испытания, и бомба рванула так, как надо. Флёров получил звезду Героя труда, персональную дачу и прочие блага. Однако вскрое он отошел от военной тематики и стал заниматься чистой наукой, изучением тяжелых изотопов, получением новых трансурановых элементов. Ныне созданная им лаборатория ядерных реакций в городе Дубна носит имя Флёрова.   
   Ровно двадцать три года назад, в марте 1990 года, я встречался с Флёровым в Москве. Возил ему свою научную работу с новой идеей ядерной периодичности. Оказался в гостях у него дома. Но Георгий Николаевич был уже довольно больным человеком.  В ноябре этого же года его не стало. Я понимал, что Флёров – физик-экспериментатор, и оценить вполне мою теорию он вряд ли сможет. Но я надеялся, что его авторитет поможет заинтересовать теоретиков, с ним работающих. Но этого, увы, не случилось. 
   17 марта. Утром по ТВ пересмотрел художественный фильм «Добряки». Картина была снята режиссёром Кареном Шахназаровым в 1979 году. Впервые эту ленту увидел в девяностых годах прошлого века, когда давно прошел мой первый «научный» период. Фильм как-то болезненно задел. Картина снята по пьесе драматурга Л. Зорина, и рассказывает об одном авантюристе, который обманом, подлостью проложил себе дорогу в науку, и стал  директором  «Института античной  культуры».  Разжалобил уважаемых стариков-учёных своим сиротским детством, тяжёлой неприкаянной жизнью и таким образом сумел защитить кандидатскую диссертацию.  Все его затеи не имели бы успеха, если бы ему на помощь не пришли женщины. Но клин, как известно, вышибают клином. На помощь институтским старикам-добрякам пришел другой проходимец-авантюрист, который вынудил первого авантюриста бежать. Но фильм кончается отнюдь не на мажорной ноте. Второй авантюрист занял место первого.
   Замкнутость, клановость научного сообщества как бы должна гарантировать от попадания в него проходимцев. Но на самом деле всё выглядит иначе. Именно в Советском Союзе эта замкнутость и клановость позволяли авантюристам здесь плодиться  и  размножаться.  Наука  всегда  у  нас  была хорошей кормушкой, денег  на неё не жалели. Я не раз сетовал, что в нашей научной среде много людей случайных, лишних. Они не только не озабочены развитием научной мысли, напротив, делают всё возможное и невозможное, чтобы остановить это развитие. А как объяснить, что такая страна,  с таким талантливым народом, с массой подвижников и самородков сейчас плетётся в хвосте научного прогресса?!  В прошлом году в мировой рейтинг лучших научных центров с большим скрипом включили наш МГУ!.. Всё. Другие сотни наших вузов просто не котируются.  И  дело объясняется не низким  уровнем  финансирования  российской  науки. Дело – в  качестве человеческого материала.  К сожалению, в науку теперь чаще всего приходят, чтобы устраивать свою жизнь. Не заниматься поисками научной истины, не познавать ещё нераскрытое, а пошло, банально зарабатывать себе на безбедную жизнь. 
   Мой опыт показывает – что можно, оставаясь вне рамок официальной науки, многое сделать, достичь того, чего не могут тысячи учёных с их научными центрами и лабораториями, без всякого финансирования, без всякой поддержки. Придёт время и подобный феномен станут изучать, исследовать. Но загадки-то тут никакой нет! Здесь страсть, одержимость  умножились на трудолюбие и усердие.  Здесь не только гений, но и посредственность может многого достичь.   
   21 марта.  (…)
   О другом. Независимую премию Мильнера за вклад в развитие науки получил сегодня Александр Поляков. С 1989 года Поляков живёт и работает в США. Закончил в своё время Московский физ.-тех. Физик-теоретик.  Работает в области квантовой теории поля. Приверженец и разработчик теории струн. В круг его интересов входят монополи и солитоны. Во время вручения премии Поляков демонстрировал некую модель, представляющую собой симметрично плетёную сферу, через центр которой проходит «кротовая нора».  Я сразу же  уловил  суть  этой  модели.  Она  иллюстрирует струнную динамику калибровочного поля. Особенно меня впечатлила вот эта «кротовая нора» в модели.  «Кротовая нора», в сущности, есть модель колебательной динамики, движения прямого и обратного. Модель Полякова в  известном  смысле  есть  модель   дыхания   вакуума. Но физики  никак  не хотят понять, что подобная динамика возможна только в среде. Не могут струны существовать сами по себе, без связки с окружающей средой. Пока калибровочное поле будет существовать в отрыве от физического вакуума, до тех пор мы будем вот также тупо продолжать искать «тёмную» энергию и «тёмную» материю. Вакуум – не арена для квантовых событий, не нулевой уровень энергии, а основа основ, фундамент мироздания!      
   27 марта.   (…)
   О другом. Министру образования и науки Дмитрию Ливанову пришлось вчера приносить извинения всему штату Академии наук России. В недавнем выступлении на своей интернетовской страничке Ливанов очень нелестно отозвался об Академии и академиках. Поднялась буча. Академики потребовали извинений. Академики Алфёров и Фортов демонстративно вышли из Общественного совета Минобрнауки. Выступление Ливанова, быть может, было резким, но справедливым.  На  фоне  государственной  политики оптимизации, сбережения и эффективного использования казённых денег, Академия выглядит страшным анахронизмом, монстром, потребляющим непомерные суммы, но дающим ничтожную отдачу. Нигде в мире  нет такого «академического» паразитического нароста  на  теле  государства. С этим надо что-то делать. Но драма в том, что подобные образования почти не поддаются реформированию. А перестраивать этот институт государства надо.  Сегодня он стал таким тормозом развития отечественной науки, что и сказать нельзя. Остаётся только вздыхать и охать.
   2 апреля.   (…)
   О другом. В Москву из Великобритании прибыл известный учёный-физик Роджер Пенроуз. Его называют Эйнштейном нашего времени. В Большой аудитории Политехнического музея он выступил с лекцией «Великое молчание Вселенной». Пенроуз – противник идеи Большого взрыва. У него свои взгляды на Вселенную, идущие вразрез со взглядами подавляющего большинства учёных. Как показывает история, как раз за одиночками, отвергнутыми и осмеянными, оказывается правда. В науке – большинство всегда неправо. Право, как правило, меньшинство; чаще – одиночки. Ведь скажи я сегодня, что гравитация – не притяжение и не кривизна пространства-времени, а вакуумное давление – меня освищут и засмеют. Через год подобному пониманию природы гравитации исполнится тридцать лет. Почти тридцать лет никто не хочет меня ни слышать, ни понимать. Ведь я знаю, что прав, прав до предела. Вы знаете, как обидно, обидно до слёз, что правду твою, уже почти очевидную, не просто отвергают, а отвергают с издёвкой, с оскорблениями! И кто отвергает?! Люди,  не давшие  себе  труда даже  поверхностно изучить вопрос!
   7 апреля. На ТВ-«Культура идёт повторно документальный сериал «Сквозь кротовую нору». Ведущий – Морган Фримен.  Зацепила серия с названием «Возможно ли движение быстрее скорости света?».  Если возможно, то в будущем, якобы, мы сможем добираться до других звёзд и галактик. Постоянство  скорости  света  и  невозможность двигаться быстрее  скорости света были  постулированы  Эйнштейном в Специальной теории относительности. Но ещё задолго до Эйнштейна подобные мысли были высказаны  Джеймсом Максвеллом. Позднее – Хендриком-Антоном Лоренцом и Анри Пуанкаре. В формулах Лоренца (преобразования Лоренца) постоянная скорости света (триста тысяч километров в секунду) входит как константа, неизменная величина. Именно преобразования Лоренца Эйнштейн использовал в своей теории, доказывая относительность течения времени  и  линейных  размеров. Если рассматривать течение нашего привычного времени и линейные размеры тела относительно скорости света, то эти два параметра окажутся изменяемыми. Время может течь медленней, а линейные размеры тела – сокращаться. Но, удивительная вещь! До сих пор в науке не дано ясного, обоснованного ответа – почему скорость света постоянна и не зависит от скорости источника света? Здесь, как мне видится, есть только одно разумное обоснование: световые волны распространяются в материальной среде, которая имеет физические характеристики, включая – огромную плотность. Конечно, я говорю о физическом вакууме. Постоянство скорости света есть следствие изотропности вакуумной среды, то есть одинаковости по своим характеристикам по всем направлениям. Дыхание вакуума, которое лежит в основе устойчивой частицы материи, происходит со скоростью света. Радиальное колебание плотности вакуума на микроуровне (дыхание вакуума), как целостная, устойчивая частица, способно перемещаться в среде вакуума с различными скоростями. Но скорость перемещения подобной частицы не сможет никогда достичь скорости света. Собственные радиальные осцилляции со световой скоростью не дали бы частице достичь световых скоростей, ведь в таком случаем амплитуда (масса) частицы стремилась бы к бесконечной величине, что невозможно. Сама природа материи запрещает телу двигаться не только быстрее скорости света, но даже с околосветовыми скоростями. Но если тело разложить на частицы, то тогда их скорость может составить значительную часть скорости света. Двигаться быстрее скорости света – это пока из области фантастики. Не исключено, что и сама  природа вакуума может претерпевать со временем изменения. И вот тогда!..         
   12 апреля. Курчатовскому институту – 70 лет. Он появился в годы войны, когда стало понятно, что в Америке начались работы по созданию взрывного устройства огромной разрушительной силы на основе цепной ядерной реакции. То, что такая реакция возможна, стало понятно ещё в конце тридцатых годов прошлого века. Но для изучения и управления этой реакцией нужно было построить ядерный реактор. Наш уран-графитовый реактор заработал в 1946 году. А в 1949 году советские учёные и инженеры изготовили первое взрывное устройство.  В пятидесятые годы у института появились филиалы в Дубне и в Обнинске. В Дубне занимаются изучением  сверхтяжелых изотопов и получением новых трансурановых элементов. А в Обнинске занимаются ядерной энергетикой. Почти шестьдесят лет учёные пытаются «приручить» термоядерную  энергию, и всё напрасно. Ведь когда управляемая  реакция   возможна,  как,  например, цепная   реакция   распада тяжелых  элементов, то  это  видно сразу,  по  всем  статьям.  Но сделать  управляемой термоядерную реакцию – с самого начала некоторым учёным казалось невозможно. Повторяю, развалить легче, чем построить. Строить ядра гелия в хаосе термоядерной плазмы, да притом ещё и управлять подобным строительством, – выглядит, по крайней мере, несерьёзным. Энергозатраты на осуществление и поддержание этой реакции в миллионы раз превысят полезный эффект. Тем более, совсем непонятно – как термоядерная реакция может осуществлять самоподдерживающий режим? как будет вбрасываться в плазменный шнур очередная порция дейтерия и трития? Здесь есть много вопросов, но нет никаких ответов. Мне кажется, путь термояда – это ошибочный, ложный путь. Жаль тех безумных материальных и финансовых средств, которые фактически здесь пускаются на ветер.       
   К слову сказать, главой Росатома сегодня является Сергей Кириенко (бывший премьер правительства России при Ельцине, «киндер-сюрприз»). Так вот этот Кириенко совмещает своё руководство таким серьёзным ведомством с активной спекуляцией лесом. Вчера президент Путин в Бурятии заострил лесную тему, и попросил местных лесовиков поговорить с Кириенко по телефону по этому поводу. Подчинённые Кириенко частные компании скупают лес у лесовиков по две тысячи рублей за кубометр, а продают потребителям уже за пять тысяч.  Подлая спекуляция стала сегодня в порядке вещей. И этих спекулянтов совсем не беспокоит, что лесная  отрасль от нужды, от бедности рассыпается, гибнет. Тот прежний образ учёного-подвижника остался только в книжках, в анналах истории. Вместо учёного явился рвач, хапуга, которому дела нет ни до народа, ни до страны.   
   21 апреля.  (…)   
   О другом. Смотрел по ТВ очередную программу В. Третьякова «Что делать?». Тема: настоящее и будущее российской Академии наук. В передаче принимали участие пять академиков. Выражаясь лапидарно, общее мнение академиков о настоящем и будущем Академии – ничего не менять, ничего не реформировать, но давать больше денег и не мешать. Неплохо, правда!.. Властям придётся проглотить и эту «пилюлю». России без Академии нельзя!  Пусть Академия уже давно превратилась в огромный паразитический нарост, пусть эффективность её работы ниже нижнего, но что-то менять, что-то улучшать – не смей и думать, ведь это покушение на вечные устои, на святыню. Но, согласитесь, так продолжаться  бесконечно не может. Или Академии придётся реформироваться самой, изнутри, или она будет сметена с лица земли неумолимым ходом развития знаний, как бы они этому не препятствовали. 
   25 апреля.   (…)
   О другом. Прошла прямая линия общения россиян с президентом страны В. Путиным. В адрес Путина поступило более трёх миллионов вопросов. Наш вопрос о зарплатах не прозвучал, даже в примерном виде. Хотя речь о социальной справедливости шла. Писатель Проханов в очередной раз предложил ввести «налог на роскошь». Президент его поддержал. 
   Три миллиона вопросов!.. Вдумайтесь только. И за каждым вопросом – проблема. Ведь, в сущности, это есть показатель вопиющего  неблагополучия дел в стране. Слушая ответы Путина, понимаешь – как тяжело приходится человеку жить в постоянном ворохе этих проблем. Честно сказать, эта прямая линия в чём-то изменила моё сегодняшнее отношение к Путину. Я стал сейчас лучше и терпимее к нему относиться. И очень хочется помочь его усилиям укрепить Россию и улучшить жизнь людей. Но чем я могу помочь?!  А  тем, что  я  сделал почти тридцать лет назад.  Я  говорю о прорывных научных идеях и теориях.  В них скрыт такой могучий созидательный потенциал, что дух захватывает!  К сожалению, сегодня понимаю это только я один. Официальная наука не хочет меня слышать. Почти тридцатилетние усилия ни к чему не привели. Можно было бы написать Путину письмо, изложить свои предложения. Но, боюсь, опять дело кончится либо вежливой отпиской, либо полным молчанием.
   26 апреля.   (…)
   О другом. Я всё-таки написал сегодня письмо президенту страны В. Путину. Текст его такой: «Уважаемый Владимир Владимирович! Тридцать лет назад мне удалось придти  к  нескольким крупным научным  идеям  в области  физики, затрагивающим  наши  фундаментальные  представления о материи. Но беда в том, что я не имею специального образования, не пользуюсь математическим аппаратом физики. Это обстоятельство помешало мне найти общий язык с учёными. За столь длительный срок получилось только однажды опубликовать маленький материал в реферативном журнале Академии Наук. Но, уверяю Вас, идеи заслуживают серьёзного внимания учёных. Нужна только помощь. Помощь математиков, людей науки. В этих научных идеях таится большой созидательный потенциал. Ему надо помочь раскрыться.   
   Поверьте, Владимир Владимирович,  я  не  ищу  известности, славы, денег.  Мне  этого  не надо. Жизнь научила меня довольствоваться малым.  Просто искренне хочется помочь людям и стране нашей. Вижу, как трудно и народу, и Вам.  Традиционными, привычными путями разрешить громаду проблем современной жизни кажется невозможным. Нужны прорывные, нестандартные идеи и подходы во всех сферах. В науке – в том числе.  Небольшая подвижка в сфере науки даёт огромный сдвиг в сфере социальной. Это как закон.  Вместе с тем, я понимаю, что новые идеи в обиход науки не вводятся указами власти. Но при известных обстоятельствах она может повлиять на привлечение внимания учёных. Здесь важно соблюсти деликатность, меру и такт, без лишнего шума и ажиотажа. Меня вполне устраивает оставаться сколько угодно времени «в тени», быть «фигурой умолчания».  До достижения конкретных результатов – никакого трезвона. Очень хочется верить, что буду услышан и понят.
   Тексты  моих  работ  по  физике  есть  в  сети  Интернет  на   Персональном сайте Бориса  Гуляева  и  на  страницах сайта Проза. ru  Борис Гуляев-Бегом.   С наилучшими пожеланиями…». 
   Попробовал отправить письмо по сети Интернет на сайт Президента Российской Федерации. Но не уверен, что получилось. Если извещения о получении не придёт – через некоторое время пошлю обычным письмом.
   27 апреля. Утром во время постирушки снова думал на тему, о чём не раз говорил. Об удивительном положении в современной науке. Мы проникли далеко вглубь материи, научились различать и строить отдельные молекулы, научились видеть даже отдельные атомы. Мы проникли далеко вглубь космоса, видим объекты, удалённые от нас на миллиарды световых лет! И все эти достижения основываются, если можно так сказать, на системе образов и представлений далёкой ньютоновской эпохи. Подобные представления и образы давно устарели, давно не соответствуют природе физических явлений, но мы по привычке пользуемся ими как необходимыми. За все почти тридцать лет со дня открытия действительной природы гравитации я сумел только одного человека, и то с оговорками, убедить, что гравитация есть действие не притяжения, а вакуумного давления. И магнитное    (электромагнитное) «притяжение» к железу есть тоже действие вакуумного давления, и ничего более.  Представления об электрических зарядах, о химическом сродстве – из той же оперы. Образы и понятия давно ставшие анахронизмами, но мы держимся за них, как будто боимся потерять почву под ногами. Такое вопиющее несоответствие достижений науки и старых образов, представлений  сегодня учёными просто не сознаётся. Нам нужно перейти на новую платформу представлений, что не так легко сделать. А платформа эта – новое понимание природы физического вакуума, новое понимания возможностей вакуума, динамики его. Такой переход подобен переселению  на  другую  планету.  Многое увидится совершенно иначе, как бы в перевёрнутом виде. Но здесь-то и есть истинный образ!.. Однако учёные отчаянно сопротивляются. Готовы отказаться  от  постоянства скорости  света, от справедливости закона тяготения Ньютона, от законов сохранения, хватаются, как за спасительную соломинку, за «тёмную» материю и «тёмную» энергию, лишь бы не переходить на вакуумную платформу. 
   12 мая.   (…)
   О другом. Исполнилось ровно четыре года как в «Реферативном журнале» Академии Наук опубликовали мой материал с новой идеей ядерной периодичности. Никакой  реакции!.. Феноменально! Можно сказать, мной открыт  в  науке  новый (даже  не  остров) континент, и никакого шевеления!  По-моему, такого вопиющего равнодушия к столь значимому открытию наука ещё не знала!  И это несмотря на то, что есть учёные, кто понял и оценил идею, увидел её огромное значение. Но подать свой голос, выступить в её защиту у них нет ни характера, ни мужества. Хорошо если я ошибаюсь.   
   14 мая. Москва. Прошло расширенное заседание членов Академии Наук России. Выдвигались кандидатуры на пост президента Академии Наук. Выборы нового президента состоятся в конце мая.  Нынешний президент Юрий Осипов занимает этот пост двадцать два года, с 1991 года. Вероятный преемник Осипова – физик Владимир Фортов. Фортов  специализируется  на физике плазмы и критических состояниях вещества. В сегодняшнем интервью он говорил, что политика Академии должна быть иной, более пассионарной, агрессивной. Мол, Академия не должна бояться дискуссий с обществом, с людьми, мыслящими иначе.  Вероятно, Фортов станет   президентом АН, тем более что его поддерживает В. Путин. Хочется верить, что с приходом Фортова в нашей фундаментальной науке что-то сдвинется с мёртвой точки.   
   23 мая.   (…)
   В ответ на моё письмо президенту России В. Путину получил сегодня письмо из Администрации Президента РФ, в котором говорится о том, что моё обращение направлено на рассмотрение в Министерство образования и науки в соответствии с компетенцией по разрешению поставленных в нём вопросов.  Значит, по логике, я должен ждать теперь ответа из Министерства науки. Только, придёт ли, и какой?! Не будет ли это очередная отписка?!
   В нашей стране каждый год получают дипломы математиков и физиков тысячи и тысячи молодых специалистов. Ведь, действительно, что, казалось бы, может быть проще! Возьмите одного, двух, трёх из таких талантливых молодых учёных, дайте им на прочтение труды этого самого Гуляева из Вологды, пусть изучат, ознакомятся. Они должны, обязаны увидеть рациональные зёрна! Работа с новой идеей ядерной и атомной периодичности («О дробных значениях орбитальных моментов…») прямо-таки вопиет всем своим простым и стройным содержанием о своей истинности! Неужели же они этого не увидят?! Если не увидят – тогда, как учёным, грош им цена! Трусливая, пресмыкающаяся  мысль  никогда не поймёт  и  не оценит мысли  летящей.
   28 мая.   (…)
   О другом. На фоне избирательной кампании  в Академии Наук, разворачивается   скандальная  история  с  «липовыми»  дипломами  докторов  наук. Только за прошлый 2012 год Высшей аттестационной комиссией было выдано 1323 «липовых» диплома доктора наук. Масштабы воровства и коррупции потрясающие! Завтра члены Академии Наук избирают нового президента Академии. Сможет ли новый президент навести здесь порядок?
   29 мая. Нобелевский лауреат физик Андрей Гейм поддержал министра образования и науки Дмитрия Ливанова в инициативе  реформирования Академии Наук России. Гейм сказал, что нынешняя Академия быстрее похожа на дом престарелых, которые только и заняты тем, что просят денег. С такой Академией российская наука далеко не уйдёт. Работа академиков тесно должна быть связана с университетами, с образовательными центрами. Там делается наука.  А сейчас Академия – нечто вроде клуба академиков.
   К слову сказать, сегодня в Академии идут выборы нового президента. Две вероятные кандидатуры – Владимир Фортов и Жорес Алфёров. Фортову – 67 лет.   Алфёрову  –  83  года.  Оба – старики.  А  Академии   сегодня  нужен
относительно молодой, энергичный президент. Тот же Андрей Гейм или его собрат по Нобелевской премии Константин Новосёлов. Но это, с нынешним составом Академии, совершенно глухой номер. Большинство стариков не станут за них голосовать, пусть они и нобелевские лауреаты. Старики боятся реформ и перемен. А молодые приходят именно для этого. 
   Кстати, я видел Константина Новосёлова в Вологде  два  или  три  года назад. Но я тогда подумал, что увидел просто очень похожего на него человека. Он был с женщиной и с детской коляской. А сегодня я узнал, что жена Новосёлова родом из Вологды.  В 2009 году  у  них  родилась  двойня, две девочки. Так что я не ошибся, это был действительно Новосёлов. Вокруг его приезда в Вологду не было никакого шума в СМИ, никакого ажиотажа.   Тогда его почти никто не узнавал на улице. Но Вологда – не Мухасранск. Кое-кто, но всё-таки знали о новоиспечённом нобелевском лауреате. К сожалению, второго такого случая  мне  теперь, вероятно, не представится. А то бы я им воспользовался, и предложил ему свою научную работу с новой идеей атомной и ядерной периодичности. Не может такого быть, чтобы подобной темой он не заинтересовался!.. Ведь это же самый фундамент знаний об  атомах и молекулах!
   Вечером в новостях пришло ожидаемое известие. Новым президентом Академии  Наук  России  стал Владимир Фортов. Из 1314 голосов он набрал 766. Сейчас, как выпущенный на волю бык, станет метаться и взрывать копытами землю. Но вскоре академическая рутина поглотит его и всё вернётся на круги своя.
   30 мая.   (…)
   О другом. Есть желание послать мою научную работу по ядерной и атомной периодичности академику Валерию Анатольевичу Рубакову. Несколько раз  в  течение  года  видел  научно-популярные ТВ-передачи с его участием. Мне он показался довольно разумным человеком, вменяемым, не закосневшим в догмах. Далеко не старик, ему нет и шестидесяти лет. Написал Рубакову такое небольшое письмо:
   «Уважаемый Валерий Анатольевич! Посылаю Вам эту мою работу не для публикации, а для ознакомления. Ношусь с ней двадцать семь лет. И никак не могу пробить стену отчуждения. Единственный успех за это время – публикация реферата в «Реферативном журнале» ВИНИТИ АН России («Реферативный журнал», № 21, 2009 год; 19. Химия; стр. 3). Там же, во Всероссийском институте научной и технической информации, эта работа была задепонирована.
   За минувший год я несколько раз имел возможность видеть ТВ-передачи с Вашим участием. Вы произвели на меня хорошее впечатление. Тема статьи несколько далека от темы Ваших научных интересов. Но, я думаю, как учёного, она должна Вас «зацепить». Ведь речь-то идёт о вещах важных, принципиальных!   
   О себе рассказывать пока ничего не стану. Оставлю свои координаты для связи».
   Надежды на благополучный исход подобной затеи почти нет. Но попробовать  стоит.  Двадцать  семь  лет  неустанно  долблю монолит равнодушия. Когда случится последний решающий удар, когда треснет монолит – известно одному Богу.
   31 мая. Отправил в Москву академику Рубакову письмо с научной работой.  Ещё вчера у меня в мозгу всплыло такое понятие «дожать». Это когда человек чего-то очень хочет, но силы уже на исходе, и когда силы оставляют противную сторону, и  ты  это видишь, чувствуешь, вот  тогда  включается механизм «дожимания». Через «не могу», через «не хочу», но действуй, жми! От российских учёных, от Академии Наук сейчас ждут заметных положительных подвижек, доказательств того, что хлеб едят недаром, что казённые деньги тратятся не зря. Откуда к академикам может придти такая помощь? Со стороны, откуда и не ждали! Но если они и сейчас не увидят протянутой руки, то у Академии появляется стопроцентный шанс «загреметь под фанфары» в недалёком будущем.    
   19 июня.   (…)
   Из  Министерства образования и науки получил письмо за подписью заместителя директора Департамента А. П. Антропова. Приведу содержание послания целиком. «Уважаемый Борис Иванович! Департамент развития приоритетных направлений  науки  и  технологий Министерства образования и науки Российской Федерации рассмотрел Ваше обращение с информацией о научных идеях в области физики, затрагивающие фундаментальные представления о материи, поступившее из Администрации Президента Российской Федерации, и сообщает. Рекомендуем Вам подготовить реферат на тему Ваших научных исследований в области физики и направить его в Отделение физических наук Российской  академии  наук  по адресу (…), где по достоинству оценят Ваши научные изыскания». Не знаю, как вы, но я уловил в этом письме нотки глумливо-издевательского  тона.  Особенно в последней  строчке: «где по достоинству оценят…».  Мол, посылай, идиот, там тебе покажут – где раки зимуют!.. Ну что же, будем готовить материал для Москвы. За двадцать пять лет это будет моё шестое или седьмое обращение в Академию наук. Одного реферата мало. В реферате ничего стоящего не увидишь. Тем более что реферат по моей работе с новой идеей ядерной и атомной периодичности уже был опубликован в 2009 году в «Реферативном журнале» Академии наук. А что толку?! Буду посылать работу целиком, тем более что она совсем небольшая. 
   20 июня.  (…)
   Вчера вечером написал небольшое письмо сотрудникам Отделения физических наук Академии наук России. Собираюсь туда послать и копию письма господина Антропова из «Минобрнауки», чтобы сотрудники сразу поняли – в чём дело и почему к ним обращаюсь. Приведу текст моего письма целиком: «Уважаемые   сотрудники  Отделения  физических  наук!  Несмотря на  несколько  глумливо-издевательский  тон  письма  господина А. П. Антропова, я внимаю его рекомендации и посылаю Вам свою  научную работу.  Почему не реферат? Дело в том, что реферат этой работы был уже опубликован в «Реферативном журнале» ВИНИТИ  АН РФ в 2009 году («Реферативный журнал», № 21, 2009 год; 19. Химия; стр. 3).  Опубликован, правда, под другим названием, а именно: «Спиральный вариант Периодической системы элементов». Там же, во Всероссийском институте научной и технической информации (ВИНИТИ), эта работа была депонирована.  Зачем же повторяться?! Простите мне качество иллюстраций. Они, действительно, плохи. Но смею надеяться, что главные идеи работы стоят Вашего внимания.  С наилучшими пожеланиями…». Повторяю, это моё седьмое или даже восьмое за двадцать семь лет обращение в Академию наук. Пробьёт ли оно стену отчуждения?! Видимо, не  зря Бог наградил меня относительно крепким здоровьем, оптимизмом,  упорством, чтобы я, наконец, добился своего. Ведь не славы ищу, не известности, а искреннего интереса к моим идеям со стороны учёных! Ведь должны же быть в Академии разумные, смелые люди!..    
   21 июня. Подготовил материал  для отправки  в Москву, в Академию Наук. Приложил копию письма Антропова (Минобрнаука). Завтра отошлю почтой. Если и на этот раз люди в Академии окажутся глухи и слепы, то участь Академии будет предрешена. Я им бросаю, если можно так сказать,  спасательный круг. Нужно быть совершенно закосневшими людьми, потерявшими трезвое видение, научную интуицию, чтобы оставаться равнодушными, и не замечать значимости новых идей и открытий, которые им предлагаю. Есть ещё один страшный порок у некоторых наших учёных, в чём я имел возможность не раз убедиться.  Присылаемые  или  даримые  им  мои  научные работы они никому никогда не показывали,  ни  с  кем  не  обсуждали, не выносили на общие дебаты. А если кому-то и показывали, то делали это великой тайной, о которой не должны знать другие. Было, правда, одно исключение за двадцать пять лет. Я имею виду историю с ВИНИТИ, с Ольгой Евгеньевной Горчаковой. У неё хватило мужества сделать мою работу по Периодической системе достоянием нескольких человек. Но и эти несколько человек умудрились сделать работу великим секретом! Подтверждение тому – четырёхлетнее молчание даже после публикации реферата работы в «Реферативном  журнале»  в  мае 2009 года.  А  чем  ещё  прикажете  объяснить такое молчание?!  Хорошо, если вам не по зубам идеи такой оригинальной работы, то дайте возможность узнать о них другим учёным, в конце концов, учёным за границей! Быть может, они окажутся смекалистей! Но и здесь одни сплошные препоны!      
   26 июня.   (…)
   Продолжаю тактику «дожимания». Отправил  сегодня  сразу  три  письма со своей научной работой по ядерной Периодичности в три различных научных института Москвы. Обращаюсь к молодёжи: «Уважаемые  молодые  люди  науки!  Предлагаю  Вашему вниманию свою работу. Извините, ношусь с ней двадцать семь лет. Более четверти века моих попыток – достучаться до учёных – дали небольшой результат.  А именно – публикация реферата этой работы в «Реферативном журнале» ВИНИТИ Академии наук РФ («Реферативный журнал», № 21, 2009 год; 19. Химия; стр. 3). Там же, в ВИНИТИ, статья  депонирована. Быть может, моей ошибкой было то, что обращался к учёным старшего поколения, докторам наук и академикам, искал их поддержки. Но находил, в основном, либо равнодушие, либо оскорбительный отлуп. Надеюсь, Вы, молодое поколение, окажетесь гораздо проницательней  и  разумней. Ведь подобная работа, я уверен в этом, заслуживает серьёзного внимания учёных! Не хочу надеяться на заграницу. Новые научные идеи должны получать признание, прежде всего, на Родине, а не на стороне.  Надеюсь на Вас.  С наилучшими пожеланиями…».  Итого за последнее время отправил статью на пять адресов. Где-нибудь да произойдёт реакция. Если же этого не случится, то, действительно, останется надеяться только на заграницу. 
   27 июня. Гром грянул. От имени правительства России Министр науки и образования Ливанов объявил о реформе Академии наук. Три Академии (Академия наук, Академия медицинских наук, Академия  сельскохозяйственных наук) объединяются в одну Академию наук. У Академии отнимаются все несвойственные им хозяйственные, финансовые и имущественные  функции. Ими будет заниматься специально созданное ведомство. Учёные должны посвящать себя только науке. Вводится мораторий на присвоение звания «академик». В ближайшее время новых академиков не предвидится. Реформа предусматривает много мер, которые здесь перечислять не буду. Но ясно одно, что этот гигантский паразитический нарост на теле государства стал уже просто невыносим. Реформа назрела давно, но у властей не хватало духа – тронуть это осиное гнездо. Они паразитировали не только на государстве, но и на славе прежних великих подвижников мировой и российской науки. Они трясли великими именами, прикрываясь ими, пряча свою бездарность и беспомощность. Живи Ломоносов в среде нынешней Академии – он бы задохнулся в этой среде косности и догматизма. Главная проблема даже не в системе Академии, а в качестве человеческого материала. И с этой системой можно было жить дальше и плодотворно работать. Но недостойные люди, которые окопались в стенах Академии, отравляют и искажают всё, к чему прикасаются. Уже одним своим присутствием в Академии они не только тормозят развитие науки, но и отбрасывают её назад. Большинство нерешаемых болезненных проблем современного мира – от косности и догматизма учёных, от нежелания отступать от привычных путей, от самоуспокоенности, от ставшего хроническим самообмана. Современной науке, как воздух, нужны молодые, талантливые, энергичные люди. Наука задыхается от нехватки новых научных идей и теорий! А теории просто обязаны быть взрывающими  прежние догмы, перепахивающими  старое  поле  науки!  Если  не  это, то зачем  вообще было браться  за  реформу Академии наук!      
   1 июля. Видит Бог, не вовремя я затеял тактику «дожимания» учёной братии. Реформа, объявленная Ливановым, переполошила весь учёный мир России. Теперь им не до моих «гениальных» открытий. И, знаете, история повторилась. В первый раз, когда я решил вынести научному сообществу свою работу по Периодической системе, а это было в феврале 1986 года, тогда  в  апреле  рванул  паровой  котёл атомного реактора на Чернобыльской АЭС. Тогда учёным тоже было не до моей статьи. Растревожили осиное гнездо. В  Государственной  Думе фракция  КПРФ (коммунисты) призывает коллег объявить вотум недоверия правительству Медведева, требуют немедленной отставки министра Ливанова. К слову, во фракции коммунистов состоит физик, Нобелевский лауреат Жорес Алфёров – тяжелая артиллерия против реформы Академии наук. Сегодня в Думе достигнута договорённость, что второе чтение законопроекта по реформе Академии наук будет только в ноябре этого года, и готовить новый вариант проекта станут сообща. То есть,  дело идёт к тому, чтобы вообще торпедировать реформу, или отделаться «косметическим ремонтом». Академики закусили удила! Отрывают их от дармовой кормушки. Конец света!..    
   3 июля. Президент В. Путин встречался в Кремле с новым президентом Академии наук Владимиром Фортовым. Путин предложил Фортову возглавить и новое ведомство, которое будет заниматься финансовыми, имущественными и хозяйственными делами Академии наук. То есть у президента Академии остаётся весь круг вопросов, что и прежде, может быть, с незначительными ограничениями.  Сегодня же в Гос. Думе прошло голосование по проекту реформы Академии наук. В первом чтении проект был принят, но впереди ещё два чтения. Президент В. Путин настаивает, чтобы второе чтение состоялось в грядущую пятницу. Он настроен решительно, проволочки с реформой допускать не станет. В Думе прозвучало достаточно выступлений с критикой работы прежней Академии наук. По многим параметрам в научной и технической сферах мы откатились далеко назад. Индекс цитирования работ российских учёных ниже, чем индекс цитирования  учёных  иных  слаборазвитых  стран.  Совершенно позорное положение! Мои нынешние потуги – привлечь внимание учёных к новым идеям в науке – в известном смысле – спасательный круг, который бросаю им.  Если услышат меня, поймут, возьмут  на  вооружение – российская наука выйдет в лидеры. Если же – нет, то останемся навсегда отстающими. Сегодня, к слову, исполнилась неделя, как отослал по почте свои работы в три научных института. Скорого ответа не жду, но и промедление будет недобрым знаком. Из истории науки мы знаем, как жестоко сопротивлялась официальная наука всяким новым революционным теориям. Наше время – не исключение. Люди в этом смысле не изменились. И сегодня вижу тоже остервенение в неприятии нового в науке. Я жду заслуженного внимания учёных, искреннего  интереса  журналистов, пишущих  на  темы науки, а дождусь, не приведи Бог, наёмных убийц…      
   13 июля.  (…)
   О другом. Утром звонил по телефону в Москву, Ольге Евгеньевне Горчаковой. Хотел узнать – как они переживают реформу Академии наук, есть ли подвижки с нашей работой. Ответила, что подвижек нет никаких; новые идеи в науке сегодня в России никому не нужны. Наука, мол, делается только за границей. А реформу переживают тяжело. Реформа нужна; много безобразия и воровства в Академии и вокруг, средний возраст сотрудников Академии – 70 лет. Но реформа нужна продуманная, взвешенная, без нелепых объединений трёх разнопрофильных Академий в одну. Такие реформы должны готовиться длительное время, с учётом множества факторов, а не стихийно, вдруг. То есть моя недавняя затея с «дожиманием» учёной братии имеет все шансы удачно провалиться. Но надежду  не теряю. Обращался  к  молодёжи.  Они  не   так  обеспокоены,  встревожены  реформой. Они  ещё  ничего  не успели  приобрести, чтобы терять. И конечно, есть надежда на заграницу. Хорошим ли путём, или дурным, но моя работа когда-нибудь преодолеет пределы России, и попадёт в руки иностранных учёных. Они просто обязаны увидеть её огромный научный потенциал!.. 
   22 июля. Сегодня смотрел по ТВ одну научно-популярную передачу. Она была посвящена лженауке и лжеучёным. Тема для меня больная. По определениям одного участника передачи я попадаю прямо в разряд лжеучёных, так как использую в своих записях понятие «официальная наука». А это понятие как «красная лампочка», сигналящая, что перед вами – лжеучёный. Ещё одним моментом, по которому можно различить лжеучёного, является претензия  на фундаментальность своих идей и открытий. Если уж браться за научные темы, так глобальные, всеобъемлющие! Есть и другие моменты, по которым я попадаю в разряд лжеучёных. И выхода из этого положения как будто бы нет. Почему я заговорил сейчас на подобную тему? Позавчера, на гегелевских чтениях, в адрес моей работы по Периодической системе я услышал снова слова о «гениальности». А что с этим мне делать?!  Люди образованные, но далёкие от науки, улавливают и видят то, что десятилетиями не хотят видеть кандидаты, доктора наук и академики!.. Такое агрессивное неприятие открытий подобного высокого уровня говорит о патологической ущербности этих деятелей науки. Разве могло такое статься с Вернадским, с Менделеевым, с Тимирязевым, с Умовым? Да никогда в жизни! Любая новая интересная идея их захватывала, делалась их идеей. Люди служили науке и стране. А кому служат нынешние учёные?         
   В этой связи наклёвывается другая тема: брать или не брать?! Вот в чём вопрос. Хорошо, пусть я заурядный представитель лженауки. Но если вот эта идея нового понимания атомной и ядерной периодичности получит  признание у научного мирового сообщества, и меня выдвинут на Нобелевскую премию, то что мне делать?! Ведь получится  чудовищный  прецедент!  Нобелевскую  премию  по  физике  получает  дилетант, лжеучёный!..  На уши поднимется вся многомиллионная армия так называемых лжеучёных, которые потребуют признания своих открытий  и  идей. Страшно подумать – что начнётся!  Я сам вижу опасность такого прецедента. Самый простой выход – отказаться от премии. Ситуация нестандартная, и решение должно быть таковым. Возможны альтернативы. Во всяком случае, всё должно сделаться так, чтобы не допустить ущерба науке.   
   29 июля. Вечером  на ТВ-«Культура» смотрел  научно-популярный  фильм «Ньютоново яблоко раздора». Спор о приоритете открытия закона Всемирного тяготения. Роберт Гук и Исаак Ньютон. Когда в 1687 году вышла книга Ньютона «Математические начала натуральной философии», то в ней как бы давалось понять, что Ньютон – единственный автор открытия закона Всемирного тяготения. На самом деле всё выглядело намного сложнее и  иначе. Роберт Гук задолго до Ньютона высказывался о существовании подобного закона и говорил о законе обратных квадратов. Но он не удосужился строго математически обосновать закон, а тем более – запатентовать открытие. Гук отличался тем, что был весьма плодовит на открытия и изобретения, но никогда не заботился о своих авторских правах. Потом его открытия и изобретения становились  известны миру, но с авторством других людей. Он особо не спорил и не конфликтовал. Но книга Ньютона задела его за живое. Ньютон только раз, и то в сомнительном контексте, упомянул  в  книге имя Гука. Гук считал, что заслужил большего. И он был, конечно, прав.  Гук – не менее великий учёный, чем Ньютон. Но раздор с Нью-тоном привёл к тому, что мы сегодня не имеем ни одного портрета Гука, ни одного научного прибора, сделанного руками Гука.  Когда после смерти Гука Ньютон  стал во главе Королевского общества – он уничтожил почти всё, что связано с именем Роберта Гука. Он поступил нехорошо. До нас дошли десятки портретов и изваяний Исаака Ньютона. Более чем достаточно. Как выглядел великий Гук – никто не знает.    
   В апреле будущего 2014 года исполнится тридцать лет с того дня, как ко мне пришло понимание действительной природы гравитации. В новой трактовке закон должен звучать так: тела придавливаются друг к другу с силой прямо пропорциональной произведению масс и обратно пропорциональной квадрату расстояния между ними. Нет никакого притяжения. Есть только вакуумное давление. Вакуум здесь не пассивная среда, а самая активная, определяющая все взаимодействия так называемой весомой материи. Плотность и массивность физического вакуума нам даже трудно представить. Они огромны, колоссальны! Но в этом гигантском теле возможны изменения плотностей. На микроуровне – это изменение есть частица материи (дыхание вакуума).  На макроуровне – так называемое гравитационное поле. Тела перемещаются из более плотных частей вакуумной среды в менее плотные. Менее плотные части вакуумной среды там, где есть большое скопление так называемой весомой материи: звёзды и планеты. Планеты движутся по орбитам вокруг Солнца  и  не  падают на него только потому,  что вакуумное  давление здесь уравновешено  инерционным   центробежным движением. Стоит только это движение затормозить, как планета по спирали начнёт приближаться к Солнцу, и упадёт на него.  Ничего мистического, невероятного в природе гравитации нет.  Нам надо только перенести центр тяжести наших воззрений с так называемой весомой материи на физический вакуум. И всё встаёт на свои места. 
   1 августа.   (…)
   О другом. Звонил сегодня в Москву, во Всероссийский  институт научной и  технической  информации (ВИНИТИ), О. Е. Горчаковой. Звонил, скорее, не по своей воле. Коллега потребовал доказательства того, что моя научная работа по Периодической системе элементов охранена авторскими правами, и никто не смеет её присвоить. Позвонил в надежде запросить если не патент, то по крайней мере – сертификат. Но, увы, никакого патента и сертификата. Такие научные работы могут рассчитывать только на справку с печатью о депонировании стоимостью 117 рублей.   
   5 августа. Появился новый плод тактики «дожимания» учёной братии. Получил сегодня письмо из Отделения физических наук Академии наук России. Честно говоря, ничего хорошего от письма не ждал, но ошибся. Текст такой: «Уважаемый Борис! К сожалению, Вы не указали в своём письме Вашего отчества! Ваше обращение поступило на рассмотрение Отделения физических наук РАН. Мы внимательно ознакомились с ним, письмо будет передано специалистам для рассмотрения по существу. Заместитель академика-секретаря д. ф.-м. н.  М. Ю. Романовский». Спасибо и за это! 
   Неужели воз сдвинется с мёртвой точки?! Ведь ничего себе не прошу, не требую, не жду.  Лишь бы учёные прислушались, поняли, оценили идеи! В них скрыт такой огромный потенциал развития, что невозможно     вообразить! Те проблемы в науке, которые не решались годами, вдруг получат разрешение. Теории, не находившие ранее подтверждения и достаточного обоснования, – приобретут их. Многое увидится другими глазами. 
   6 августа. Вечером по ТВ смотрел документальный фильм о математике и механике Александре Юрьевиче Ишлинском. Созданные им уникальные системы на основе гироскопа обеспечили успех нашей военной,  космической и гражданской техники, на порядки улучшили качество и надёжность механизмов. И всё же удивительней сама личность Ишлинского. Интеллигент в полном смысле слова. Но не ноющий, не стонущий, беспомощный, ни на что другое не способный, а деятельный, волевой, знающий – зачем и для чего жить. Его молодость прошла в суровую сталинскую эпоху. Однако она ничуть не изменила и не ожесточила сердце учёного. Подобно Ландау, Ишлинский и его друзья искали спасение в науке, в работе. Нам даже трудно вообразить – сколь многим мы обязаны этим людям. Могущество Советского Союза, по совести говоря, держалось на хрупких плечах этих интеллигентов, мягких и добродушных по отношению к людям, но твёрдых в деле. 
   О другом. Сегодня на работе между делом подумалось вот о чём. Если  моя  тактика   «дожимания»   учёной  братии   окажется  успешной, появится живой интерес к новым научным идеям, то не исключены большие перемены у меня в личной жизни. А хочу ли я этого сейчас? Откровенно говоря – нет. Такая поспешность перемен рискованна. Можно принимать перемены тогда, когда новые научные идеи действительно получат широкое признание и поддержку, когда научный мир со всей серьёзностью отнесётся к ним. Но есть риск, что сегодня некоторые горячие головы поспешат сделать из меня новый научный российский супер-проект «Борис Гуляев». Вот этого надо опасаться! Дельцов такого сорта теперь в нашей стране достаточно. Заприметив что-нибудь неординарное, примечательное – они сразу же строят планы: как на этом можно заработать? Появление на горизонте нового «гения» для них лишь способ обогащения. Здесь мне нужно быть очень осторожным и осмотрительным, не «клевать» на лёгкую приманку.
   9 августа.   (…) 
   О другом. Не так давно услышал фразу: «Он был самоучка и потому учился всю жизнь…». В этой фразе я увидел больше, чем было сказано, а именно – противопоставление самоучке учёного. Учёный когда-то выучился и остановился в своём развитии. Он полагает, что получил необходимый запас знаний, который его прокормит. Самоучка же учится всю жизнь, не останавливаясь ни на день. По правде говоря, все великие люди были из породы самоучек, в любой сфере деятельности. Их дело было для них не ремеслом, а страстью, подобной любовной страсти.
   11 августа. Вчера вечером второй раз был на «гегелевских чтениях», что проходят на частной квартире в доме по улице Чернышевского.  Среди  гостей присутствовал молодой человек, студент МГУ (химический факультет). Честно сказать, прихожу сюда, на чтения, ради именно этих неожиданных встреч  с  новыми  людьми. То, что говорится  на  подобных  чтениях, – по большей части полная ахинея.  Рекомендовал ему для прочтения мою  научную работу по Периодической системе элементов. Только просил его не напрягаться и не искать пока в ней больше того, что здесь есть. Как говорят: расслабься и получай удовольствие. Вообще, наука, искусство должны твориться и познаваться в удовольствие, легко, непринуждённо. «Напряг», излишнее усердие тут только помеха. За понятиями «в удовольствие», «легко», «непринуждённо» стоит могучее и великое понятие – «вдохновение». Жить на вдохновении, творить на вдохновении, любить на вдохновении – ведь в этом и есть настоящее счастье! Как только человек искусства или науки почувствовал, что ему работа не приносит удовольствие, нет полёта, нет прежнего вдохновения – то дело надо оставить.  Займись  другим.  Перейди на преподавательскую работу, в эксперты. Трагедия современной науки и современного искусства в том, что из них ушло вдохновение. Вымученность, тягомотность, рутинность стали постоянными  спутниками науки и искусства сегодня. Посмотрите на лица людей, «делающих»  науку и искусство. Ведь на них страшно смотреть!      
   Творчество – удел людей весёлых и лёгких. Но не легкомысленных, не тех, о которых  Гоголь выдал в «Ревизоре» такой  пассаж: «лёгкость в мыслях необыкновенная!..».  Это не хлестаковская лёгкость, а лёгкость вдохновения, лёгкость полёта, сопряженные, вместе с тем, с большими усилиями, с большим трудом. Но труд этот – в радость!
   18 августа.   (…)
   О другом. Несколько дней назад лазил в Интернете и натолкнулся на материал о Михайле Ломоносове. Оказывается, Ломоносов умер 15 апреля. Это число – день моего рождения. У меня есть научная работа «Леонардо да Винчи, Михаил Ломоносов и гравитация». В ней я показываю – как толковали гравитацию эти великие люди. Природа тяготения занимала ум и Леонардо, и Ломоносова, хотя их разделяло три века времени и Ньютон.  Взгляды их на причину сближения тел совершенно тождественны, а именно – давление. Нет никакого мистического притяжения тел на расстоянии через пустоту, а есть активная среда, толкающая тела к сближению. С сегодняшней позиции (далеко не признанной научным миром) гравитация есть следствие вакуумного давления. Все взаимодействия на расстоянии между телами и частицами осуществляются только посредством активной среды физического вакуума, которая может находиться в различных формах динамики. Вокруг массивных тел существует область уменьшенной плотности и, соответственно, пониженного давления вакуума. Удаляясь от тела – плотность вакуума и давление растут. Другое тело с массой значительно меньшей массы первого тела будет выдавливаться по направлению к более массивному первому телу. Не притягиваться, а именно выдавливаться, как пробка из жидкости.      
   Так вот. Если Ломоносов умер 15 апреля, то Леонардо родился 15 апреля. В этот же день выпало родиться и мне. Вы  представляете: два персонажа одной  научной статьи  и  автор, и  всех  трёх  объединяет одна дата – 15 апреля!
В совпадение как-то трудно верится. 15 апреля умер и Джон Арчибальд Уилер, американский физик, чьи работы в своё время во многом мне помогли сделать крупный прорыв в науке.
   26 августа. Получил по почте из Москвы, из ВИНИТИ, справку о депонировании моей научной работы «Спиральный вариант Периодической системы элементов». Инициатива  о  справке  исходила не от меня, а от коллеги. Уж очень ему хотелось увидеть эту справку с печатью. Ну и пожалуйста!
   К слову сказать, вчера на ТВ-Культура, в рубрике «Жизнь замечательных идей», прошел документальный фильм о Дм. Менделееве и его Периодическом законе.  Посмотрел с интересом. Менделеев был абсолютно уверен в правоте своего Периодического закона, и предрекал, что гибель ему не грозит, а лишь развитие и надстройка. И я почему-то думаю, что если бы Менделеев смог познакомиться с моей работой о новой идее атомной и ядерной периодичности, то он бы, возможно,  расцеловал меня от переизбытка чувств.  Пожалуй, за последние полвека никакая другая научная работа не подтверждала так убедительно правоту Периодического закона. Открытие было сделано почти тридцать лет назад, в феврале-марте 1984 года. И только через  двадцать пять лет, в 2009  году,  удалось депонировать работу с  новой идеей  ядерной  периодичности. А  за эти 25 лет куда я только не обращался! То, что работу, наконец, заметили, помог случай. В 2008 году я не на шутку рассердился, и послал веером свою работу по нескольким адресам, в том числе в ВИНИТИ. Но это ещё пол-дела. Всё решили неравнодушие и проницательность Ольги Евгеньевны Горчаковой, работающей в ВИНИТИ. Если бы не она – вышел пустой номер. За это её нужно увековечить если не памятником, то мемориальной  доской  на  стене  института. Ей-богу, заслужила! 
   27 августа. Вчера поздно вечером впервые посмотрел художественный фильм «Великая сила» (1950 г.). Картину выцепил в сети Интернет. В фильме нашла отражение борьба двух течений в биологии тех лет: селекционеров-мичуринцев – с одной стороны,  и генетиков в лице менделистов-морганистов – с другой. Интересно смотреть эту картину именно с позиции сегодняшнего дня, когда история рассудила их спор. В фильме профессор-мичуринец Лавров противостоит директору института биологии Милягину,  адепту генетики, этой продажной девки империализма. Можно, - говорит профессор Лавров, - изменять наследственность кур, улучшать их показатели без всяких премудростей генетики. Мол, пока генетики занимаются мухами-дрозофилами, мы выведем породу кур величиной с индюшку и пулемётной яйценоскостью. Селекционеры-лысенковцы, не отрицая существования  генов  и  хромосом, не принимали их решающей роли в законе наследственности. Мол, измените внешние условия, среду, поставьте правильно «воспитание», и вы получите всё, что хотите, организм с заданными свойствами. На самом деле всё оказалось гораздо сложней. Понадобились годы и труды сотен учёных, новые великие открытия в биологии, пока, наконец, мир не убедился в решающем значении генов в законе наследственности. Селекционная работа – хорошая штука, она позволяет создавать новые продуктивные породы животных и растений. Но она требует постоянных усилий, соблюдения особых условий и правил. Только усилия прекратятся – и всю продуктивность смоет, как дождь смывает следы мела на асфальте. Искусственное же вмешательство  на уровне хромосом производит перемены в организме основательные. Подсадив мухе-дрозофиле часть хромосомы жука-светлячка, отвечающую за свечение, и муха начнёт в темноте светиться.      
   Наша современная фундаментальная физика в чём-то напоминает тех селикционеров-мичуринцев, которые до сих пор используют понятийный аппарат и образы по крайней мере двухсотлетней давности: всемирное тяготение, химическое сродство, разноимённые электрические заряды и прочее.  Пора бы уж перейти на уровень «генов и хромосом», то есть понимать природу вещей и явлений глубже, основательней, на уровне физического вакуума. Учёные находятся в каком-то безумном ослеплении, не видят почти очевидного.  Они уже лбом наткнулись на него (тёмная материя и тёмная энергия), но даже наткнувшись, не понимают – с чем имеют дело.   
   29 августа.  (…)
   О  другом.  Я  не  обладаю, похоже,  экстрасенсорными  способностями, но каким-то утробным, внутренним чутьём  чувствую, что в Москве вокруг моей научной работы по ядерной Периодичности сейчас идёт борьба. Есть учёные, их немного, кто разглядел  в  работе  здоровое  рациональное  зерно. Но большинство тех, кто напрочь отвергает идею, даже не вникнув в её суть. Я даже слышу, как ими уже готовится убийственная формулировка: серьёзного интереса для науки работа не представляет… Убийственная формулировка не для меня и не для моей статьи, а для тех, кто такое заключение вывел. Они ещё раз покажут своё банкротство как учёных. Однако не будем торопить события. Надежда на благоприятный исход ещё есть.   
   1 сентября. День знаний. На ТВ идёт много передач о школе, о проблемах образования. Все передачи не пересмотришь, но зацепил одну, которая заставила вспомнить давние мысли о школе и образовании. Ведь одной из причин, заставивших меня тридцать лет назад уйти в науку, была школа. Чему учат  и  как  учат?! Верны ли эти преподаваемые знания?! Нет ли тут коренного порока? Оказалось, что многое в физике и в химии настолько устарело и не отвечает действительному знанию, что надо было бить во все колокола! Преподаются ложные, устаревшие знания, детей принуждают повторять и заучивать заведомую чушь. Новомодные физические теории не просто сложны для понимания, но запредельны. В школе их, конечно, избегают. Но приучают детский  ум к восприятию и такого запредельного. Темы, в которых нет ясности даже у учёных, подаются как устоявшееся знание. А это умножает клубок лживого. Застой в науке роковым образом сказывается на всей системе школьного образования. Преподаётся много ненужного хлама. Пути к пониманию целого ряда основополагающих законов в физике и в химии могут быть короче и проще. Многие законы и закономерности в природе можно изображать наглядно, образами. Как говорят, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Есть дети,  которые  мыслят  образами. Абстрактные, отвлечённые рассуждения не для них.  Чтобы  им  понять – им надо увидеть это в образе, наглядно. А у нас школа «заточена» на разговор, на словесные объяснения. На самом деле не так много детей, кто способен к абстрактному, отвлеченному мышлению. Большинство мыслит образами.  Даже в математике, в очень отвлечённой от природы вещей науке, легче работать с образами. Мне кажется, даже самые сложные разделы математики можно перевести на язык понятных образов. Нет ничего такого сверхсложного, чего нельзя было бы рассказать языком образов.       
   4 сентября.  (…)
   О другом. На работе коллега затронул сегодня тему, о которой в последнее время я думаю почти постоянно. Он спросил у меня: что я буду делать, если из Академии наук придёт приглашение приехать в Москву, и выступить перед учёными с докладом о своей работе по Периодической системе элементов? Ведь если приглашают – значит, заинтересовались, значит, видят рациональное зерно! Мол, мне нельзя не ехать; отказ будет равносилен  оскорблению научного сообщества  и  неуважению к своим трудам. Честно говоря, мне бы хотелось начать  не с  визита в Москву, а с публикации работы в научном издании. Чтобы с работой могли ознакомиться как можно больше учёных, и не только в России, но и за границей. Только при таком условии будет достигнут максимальный эффект от публикации. Учёные начнут развивать идею по разным направлениям. Это очень важно! Это как  генеральное наступление на фронте, оно ведётся всеми родами войск одновременно. Учёные должны полюбить эту идею, заразиться ею, чтобы она стала их идеей. Тогда будет прок. 
   Чего бы я искренне не хотел, так это преждевременной шумихи вокруг всего этого. Всё готов сделать для оттяжки подобного трезвона. Но кроме меня будет много других людей, кто спешит на всём делать пиар.
   10 сентября. Недавно на телеканале «Рен-ТВ»  прошел  документальный фильм «Диагностика РАН». Фильм наделал много шума. Зашел сегодня в Интернет и  нашел эту картину. Посмотрел со вниманием. После просмотра у меня на языке вертелись только два слова: подлецы и негодяи. Нет, подобные слова адресовались не создателям фильма, а тем, о ком фильм. Прежде всего – академику Геннадию Месяцу, бывшему вице-президенту Академии наук. И бывший президент Академии Юрий Осипов заслужил их, но ему, в силу его бесхребетности, многое извинительно. А этот Месяц, который периодически «светился» на телеканалах, и у которого только и разговоров о деньгах и квартирах, так умело, долго и настойчиво обворовывал казну, что заслужил не только оскорблений, а суда и тюремной камеры. Вот эта шайка-лейка под предводительством Месяца гробила российскую науку  последние два десятилетия. Это благодаря их стараниям наша отечественная наука оказалась в хвосте прогресса. Это благодаря им мы постоянно теряли молодых учёных, уезжающих работать за границу. Вред России, который принесли Месяц и его компания, не измерить никакими деньгами. Подлости и ненасытности этих типов можно только поражаться! Фильм надо обязательно показать на первых каналах ТВ, чтобы больше людей увидели гнилую сущность этих зажравшихся и обнаглевших типов. Что им наука, что им благо страны?! Они пришли в науку не затем, чтобы служить народу и стране, а чтобы сытно и уютно устроиться в этом мире. Люди с мелкой, подлой, мещанской психологией оказались у руководства академической наукой. Что от них можно было ждать?! 
   К слову сказать, недавно на ТВ  ещё  раз  показали  комедию Э. Рязанова «Гараж». Это не просто художественная картина, это – диагноз! Ведь персонажи ленты – сотрудники зоологического музея, работники Академии наук.  Быть может, не желая того, Рязанов обнажил вопиющую проблему. Научная интеллигенция вырождалась в класс беспринципных, безнравственных мещан, которым забота о личном автомобиле стала превыше всего на свете. Ради персонального гаража они были готовы на любую подлость, даже на преступление. Мы смеёмся над ситуациями и персонажами ленты Рязанова, но на самом деле она должна вызывать чувство ужаса. На наших глазах  идёт  перерождение не только людей, но целой страны. Вот именно в эти  годы  Месяцы  стали  ловко и быстро осваиваться в советской иерархии Академии наук, заняли со временем руководящие посты. Если гниль попала в организм Академии, то вывести её чрезвычайно трудно. Нынешняя попытка реформы Академии наук вызвала бешеный протест. Но если мы хотим оздоровить нашу академическую науку, вернуть России хотя бы уважение научного мирового сообщества, то как бы не выли, не вопили Месяцы – реформу надо совершать. 
   13 сентября.  (…)   
   Сегодня в новостях на ТВ-2 прошел сюжет о том, о чём я говорил недавно в дневнике по поводу фильма «Диагностика РАН». Воровство, мздоимство стали  в  системе Академии  наук  обычным делом.  В 2009  году на строительство пяти тысяч квартир для молодых учёных РАН была выделена огромная сумма. Академики попросту потратили эти деньги на себя, выстроив в городе особняк с площадями квартир в сто пятьдесят квадратов и более, скупив земли под Москвой и настроив там трёхэтажные дворцы. Ведомственные общежития РАН для учёных превратили в гостиницы для мигрантов  и  всех, кто платит. Научные морские суда превратили в прогулочные, на которых за большие деньги возят по морям туристов. Вот так используется собственность Академии наук! Не для  научной  работы  и не для людей науки, а для «делания» левых денег. Реформа РАН и нужна для того, чтобы покончить с подобной подлой политикой зажравшихся академиков. Но вы слышали – какой поднялся вой!.. 
   15 сентября.  (…)
   Выходной. На прогулке думал о том – дождусь ли ответа на посланную в Москву научную работу. Прошел месяц, как получил письмо с извещением о передаче работы учёным для ознакомления по существу. Боюсь, что они могут избрать проверенную десятилетиями тактику игнорирования, то есть делать вид, что ничего они  не  получали, ничего не видели  и  не  слышали. Так с моими работами поступали множество раз. И с работами других авторов, вероятно, тоже. И такой подлой тактике игнорирования почти ничего нельзя противопоставить. Нельзя учёных насильно заставить изучать и вникать в то, что они не желают знать, будь хоть эта работа трижды  гениальна!  Всё, что прётся для них с «чёрного хода», – отсекается сразу. Они приучены принимать новое в науке только с «парадного крыльца», со страниц известных глянцевых научных изданий. Совсем зажрались господа учёные! Чёрный хлеб знаний им вкушать уже (извините) западло. Положение сложное, но не безнадёжное. Сохраняется вера, что есть ещё честные и добросовестные люди в науке.       
   18 сентября. Москва. Гос. Дума приняла большинством голосов проект реформы Академии наук. Правда, от первоначального варианта проекта остались только рожки да ножки. Ничего по существу в системе организации науки и работы учёных не изменится. Реформа не принесёт ни новых прорывных работ, ни новых имён.
   19 сентября.  (…)
   Второй вечер на ТВ-«Культура» в цикле «Академия» идут лекции профессора физики Андрея Линде «У истока Вселенной». По книгам и журнальным статьям я знаком с Линде с восьмидесятых годов прошлого века. Однажды даже хотел написать ему письмо, но передумал. Тема лекции понятна – рождение и развитие Вселенной. Всё та же сказка о Большом взрыве и инфляционной модели развития Вселенной. Неоднократно поминались скалярные поля. А ещё чаще поминалось понятие «квантовые флуктуации». Вот уж воистину – за деревьями не видеть леса! Об этих квантовых флуктуациях говорят уже почти полвека. И никто за ними не хочет видеть реальные радиальные осцилляции плотности физического вакуума, иначе, дыхание вакуума! Вакуум – не пустота, а поле связанных осцилляторов, если хотите, квантовых осцилляторов. Оно, это поле, никогда не знает состояния покоя. В нём всегда происходят флуктуации, колебания разного рода. Но есть одна форма устойчивого колебания, которая делает наш мир, так сказать, реальным и материальным. Это форма радиальных флуктуаций плотности, дыхание вакуума. В сверхмалом объёме среды –  колебательное движение первоэлементов вакуума от центра к центру, как дыхание нашей груди, только со скоростью света. Вселенная не может быть устойчивым образованием, если в ней идёт только инфляционное движение, то есть расширяющееся движение от центра.  Должно быть такое же мощное движение вспять, к центру. А оно возможно только в колебательном процессе, когда одно направление движения скачком меняется на противоположное направление. А такое колебание может быть только на уровне вакуумных колебаний плотности, иначе, флуктуаций. Ничего проще представить,   придумать нельзя! Проще некуда. Учёные сейчас схватились за «тёмную материю» и за «тёмную энергию», как утопающий хватается за соломинку. Они никак не хотят признавать реальности и могущества вакуума, удивительных способностей его динамик. Они говорят о гравитации, но совершенно не знают её истинной природы! Они говорят о зарядах, но ничего толком не понимают в природе этого феномена! Боже, когда кончится эта фантасмагория глупости и лжи?!.         
   25 сентября. Совет Федерации (верхняя палата парламента) одобрил законопроект о реформе Академии Наук. Повторяю, но от первоначального законопроекта мало что осталось. И даже несмотря на эту оставшуюся малость, буза среди учёных продолжается. Скорее, даже не среди учёных, а тех, кто кормился вокруг науки, откровенно паразитировал на ней.
   8 октября. Идёт нобелевская неделя, объявляются лауреаты Нобелевской премии. Сегодня  названы  имена  лауреатов  по  физике.  Ими стали  бельгиец Франсуа Энглер и британец Питер Хиггс. Награда за предсказанную ими ещё в шестидесятые годы прошлого века новую частицу, которую потом назвали бозоном Хиггса (частица Бога). Считается, что эта частица открыта на адронном коллайдере в 2012 году. Подтверждение произошло в марте текущего года.  Хотя у ряда учёных остаются сомнения: та ли это частица? Не исключено, что хиггсовских бозонов может  быть  несколько  видов. Уверенности здесь полной нет.
   Когда впервые услышал разговор о хиггсовском бозоне, то он вызвал у меня раздражение.  Мол, вот, продолжают гоняться за новыми частицами.  И так их уже сотни и сотни! А потом подумал: но ведь если ты говоришь о материальности вакуума, о его первичных элементах, то почему бы этому самому бозону Хиггса не быть именно первоэлементом вакуума, его перво-кирпичиком? Это узел в кристаллической решетке плотной, массивной вакуумной среды…  А почему бы и нет?! Если признавать материальность вакуума, то необходимо признавать и первоэлементы этой среды, способные к колебательной динамике. Но их природа уникальна, ни на что непохожа.  Подобный первоэлемент вакуумной среды можно рассматривать и как струну, локализованную в определённой точке пространства, но способную давать при возбуждении целый спектр частот. По-моему, идея интересная.   
   19 октября. Из Отделения физических наук Российской Академии наук получил письмо. Процитирую его целиком:
   «Уважаемый Борис Иванович! Ваше письмо было передано на рассмотрение специалистам в Отделение физических наук РАН.
   Формирование  мнения  научного сообщества о значимости  тех  или  иных новых идей и научных концепций – это длительный процесс. Мы не видим возможности обсудить с Вами главные идеи, изложенные в Вашем письме, потому что в научном сообществе приняты традиционные способы представления новых научных результатов: либо их публикация в научных журналах, где работы авторов проходят рецензирование специалистов; либо обсуждение их на научных семинарах со специалистами, обладающими определённой профессиональной подготовкой. Только таким путём во всём мире происходит принятие научным сообществом новых идей, гипотез, моделей, результатов.
   Организация обсуждений научных идей и результатов в кругу профессионалов в форме круглого стола относится к компетенции организационных комитетов различных научных форумов  и  конференций.  Информацию об их проведении можно найти в Интернете в календаре научных мероприятий. Со списком реферируемых журналов можно ознакомиться на сайте Высшей Аттестационной Комиссии.
    Заместитель академика-секретаря Отделения физических наук РАН по научно-организационным вопросам д. ф.-м.н. М. Ю. Романовский».
   Чёрт возьми, грамотное письмо! Не придерёшься. Всё, вроде, верно. Но, честно говоря, я ждал иного: предложения и помощи в публикации моей научной работы. Какое обсуждение работы на конференции или симпозиуме может быть, если работа не опубликована! А публикация невозможна без двух рецензий специалистов. То есть таким ответом из Академии я поставлен в порочный круг, выхода из которого нет. Хочешь обсуждать на конференции – давай публикации. Хочешь публикации – давай рецензии. Пошлёшь запрос  на  рецензию, а  назад  получишь невнятный  ответ о спорности подходов и взглядов на те или иные научные теории. Всё это у меня уже было множество раз в восьмидесятые и девяностые годы прошлого века! Вот ещё один пример мастерского «отфутболивания». Ведь я посылал научную работу не в контору по заготовке грибов и ягод, а в учреждение по Уставу своему заинтересованное в поддержке новых научных идей. Боже, какой я глупый и наивный человек! Три десятка лет борьбы ничему меня не научили! Ведь эти чиновники от науки и призваны затем, чтобы гнать и не «пущать». Им не нужны ни новые идеи, ни новые подходы. Им нужен покой и тишина, безмятежность и уединение! Они зашевелятся только тогда, когда далеко, за горами, прогремит раскатистый гром новой освежающей грозы. Только тогда они поднимут глаза, навострят уши, и будут прислушиваться – как гроза подбирается к их замшелым, провонявшим смрадом застоя, логовам. 
   22 октября.   (…)   
   О другом. Позвонили ко мне на работу из Государственного архива Вологодской области, пригласили придти. Вручили папку с полным перечнем материалов моего литературного и научного архива, переданных в Областной архив в 2009-10 годах. Сотрудники архива проделали большую работу. Спасибо им. Но что меня неприятно удивило – на титульном листе я назван «самодеятельным поэтом» и «физиком-любителем». Что касается    «самодеятельного поэта», то такое определение я встречаю впервые в жизни. Никогда ранее подобного не слышал и не читал. Чем, спрашивается, самодеятельный поэт отличается от поэта?  Поэт тот, кто имеет диплом об  окончании Литературного института? Или что? Если так, то все поэты России до появления Литературного института должны называться самодеятельными, включая Пушкина, Тютчева, Есенина. И согласитесь, совершенно бестактно называть самодеятельным поэтом человека, имеющим сборники стихов, чьи произведения публиковались множество раз в журналах и газетах, в общих сборниках, когда ему приходится вживую выступать перед публикой. Такой несколько уничижительный и оскорбительный титул можно дать тому, кто никогда серьёзно поэзией не занимался, пописывал графоманские вир-ши друзьям и подружкам. Но «награждать» им человека, отдавшего поэзии двадцать лет жизни, – верх бестактности! Если сотрудники архива находят неуместным  в  отношении  меня  употребить слово «поэт», то, щадя  моё самолюбие, могли бы просто сказать – автор стихов. Называя человека «самодеятельным поэтом», они вешают на него ярлык второсортности. Но где критерии – кого называть поэтом, а кого самодеятельным поэтом? То же касается и употреблённого в отношении меня понятия «физик-любитель». Что это? Физиком-любителем можно назвать человека, кто во внерабочее или учебное время мастерит дома механические игрушки себе или детям на забаву. Но называть физиком-любителем того, кто всю жизнь посвятил познанию и развитию идей в физике, чей реферат научной работы всё же  напечатан в академическом издании, – довольно унизительно и оскорбительно. Да, я  не  кончал  высших  учебных  заведений, не имею учёных званий. Но у кого повернётся язык назвать Фарадея, или Джоуля, или Майера «физиками-любителями»?! Они тоже не имели дипломов и званий, а Фарадей не имел даже среднего образования. Разве дело в дипломах и званиях?!  Если сотрудникам архива показалось неуместным называть меня учёным, то можно было просто назвать «автором работ по физике». Есть, к слову сказать, и другие для меня подходящие определения, пусть и древние, например, «натурфилософ». Но как бы там ни было, подобный курьёзный факт теперь запечатлён. И есть у меня слабое утешение – я первый в российской многовековой словесности официально назван  «самодеятельным поэтом». Такого титула ещё, если не ошибаюсь, никто не имел.    
   Заодно уж отмечу, что в тексте «Предисловия» переданных мне материалов есть неточности и искажения. Их немного, но есть. Вычитывать в архиве времени не было, просто поставил подписи и забрал папку.  Но когда потом со вниманием прочёл, то увидел. Но это дело, мне кажется, поправимо.   
   Не хотелось бы мне огорчать работников архива столь эмоциональным пассажем. Ими проделана большая работа по разборке и описанию бумаг моего домашнего архива. Настоящей ценности его ни они, ни я до конца не понимаем. Но не проговорить, не озвучить своё отношение я тоже не мог. Пусть они меня поймут и простят.
   23 октября. После получения  последнего письма из Академии наук, все эти дни живу раздумьями – что делать дальше?  Ведь, в сущности, сейчас всё зависит только от меня. Мне дали свободу действий, дали «наколки» в виде Интернет-адресов. Конечно, прежде всего – надо поправить иллюстрации статьи о Периодической системе. Прежние иллюстрации довольно примитивны в художественном исполнении. Коллега А. Р. взялся помочь с переделкой  иллюстрации.  Если  получится, то  будет  сделана  половина дела. Далее надо будет мне научиться  отправлять свою работу по электронной почте, без всяких бумажных писем, почтовых отделений и долгих ожиданий. Вообще, желательно научиться пользоваться возможностями Интернета полнее. Здесь я ещё слаб. Но предел мечтаний сегодня – чтобы с помощью Интернета найти человека из мира науки, кто бы серьёзно отнёсся к моей работе и надёжно поддержал её. Без поддержки сейчас никак не обойтись.  А подобного союзника смогу найти тогда, когда мне удастся показать большие возможности для развития этой научной идеи. Образы угловых моментов  движущихся в ядерной оболочке нуклонов, кратных величине Пи, следует сблизить с образами квантовых характеристик (квантовых чисел) нуклонов в ядре атома, и раскрыть подлинную природу принципа запрета Паули (две частицы в одной атомной или ядерной системе не могут иметь одновременно одинаковый набор квантовых чисел). Квантовые числа мне всегда казались чем-то искусственным, надуманным, используемым только потому, что не найдено действительной природы механизма связи частиц в ядерной системе. Если четыре квантовых числа есть четыре возможные степени свободы движения частицы в системе ядра, то колебательная природа самой частицы  материи  и  колебательный  механизм их связи в устойчивой системе ядра, управляемый величиной Пи, дают как раз очень естественный, наглядный образ подобных квантовых чисел. Запрет Паули здесь проступает естественным образом. Сами колебательные механизмы диктуют условия.   
   Но, с другой стороны, нельзя сохранить в неприкосновенности старую надстройку  (прежнюю теорию строения ядра), когда целиком меняется фундамент. Почему моей работы так боятся и не дают ей проходу – вот именно по этой причине. Учёные если не сознательно, то подсознательно понимают великую угрозу, нависшую над старыми представлениями. Это кого угодно приведёт в состояние паники.   
   27 октября. Вчера, перед тем, как пойти к сестре, успел по ТВ посмотреть документальный фильм об Исааке Ньютоне. Весь фильм не видел, а только последние десять минут. Речь шла о скрытой стороне личности и   деятельности Ньютона. Мы знаем о нём как, теперь говорят, позитивном учёном, занимавшимся чистой наукой, оставляя в стороне иррациональное и мистику. Но это только верхушка айсберга. На самом деле его больше интересовали темы оккультные  и  алхимия. Однако в  них  он,  видимо, преуспел  меньше. Учёный остался в истории науки, прежде всего, как автор  фундаментального  произведения «Математические начала натуральной философии», и как автор труда «Оптика». Ньютон был талантливым математиком, видевшим и понимавшим явления и вещи лишь в количественном выражении. И всё же в заключение фильма об учёном, прозвучала фраза ведущей: «Мы многое знаем о мире сегодня, многое можем предсказывать и вычислять, но природа большинства явлений остаётся и сейчас для нас загадкой; природа гравитации и электричества, магнетизма и мира элементарных частиц остаются  ещё  тайнами».  А мне здесь вспомнилась строчка из стихотворения Дж. Байрона: «Лишь мысли свет, не скованный числом, осветит тайны и достигнет правды…».  Да, математика – это язык, на котором природа говорит с человеком. Но для понимания действительной природы явлений и вещей  знания  одного  этого  языка  недостаточно. Нужно нечто большее. Математика иногда может приходить на помощь, и подсказывать пути и выходы. Но проникновение в суть под силу только свету мысли. Для примера мог бы привести свою идею ядерной периодичности. Количество нуклонов в ядре, количество их в оболочках ядра, величины зарядов и прочее – мало что дают для проникновения в глубину. Пришлось подойти к теме с другой стороны, отнюдь не количественной, а качественной. Взглянуть на саму частицу-нуклон и на механизм их связи в ядре как на нечто ранее не рассматриваемое. И орешек раскололся! В связи с увиденным фильмом о Ньютоне, мне подумалось: я мог бы назвать свою работу по Периодической системе элементов в духе Ньютона – «Математические начала явления атомной и ядерной Периодичности».  И ничуть не погрешил против истины. Под явление Периодичности подведена такая математическая прочная база, что своротить её теперь никому не удастся.      
   29 октября.   (…)    
   О другом.  Смотрел по ТВ очередную  передачу из цикла «Академия». Она была посвящена современным физическим теориям, космологии. Читал лекцию молодой кандидат физико-математических наук. Я заметил, что меня разговоры о «тёмной материи» и «тёмной энергии» стали не просто раздражать, а бесить. Люди, не имеющие понятия о действительной природе гравитации, пытаются рассуждать о вселенной, о силах во вселенной, о решающей роли гравитации в прошедшем, настоящем и будущем вселенной. Ну не смешно ли?! Ведь до сих пор гравитацию рассматривают как притяжение тел или частиц на расстоянии без посредника (теория дальнодействия). Разговоры о поле тяготения – не более, как пускание пыли в глаза. Что стоит за этим  «полем»  –  никто, кроме Эйнштейна, вразумительно ответить  не  мог. Эйнштейн описал поле тяготения как искривлённое вокруг массивного тела пространство-время. А что такое – искривлённое пространство-время? Извините, но я нашел ответ на этот вопрос почти тридцать лет назад. Искривлённое пространство-время – это динамика физического вакуума вокруг тела, вокруг любого тела и даже частицы.  Когда пространство и время соединяют в один континуум – то это есть не что иное, как движение, в нашем случае – динамика, колебательное движение. Почему вокруг тел существует подобная динамика вакуума – ответ вытекает из самой природы так называемой частицы материи. Частица сама есть колебательная динамика вакуума.  Гравитация в свете таких взглядов предстаёт не неким притяжением тел, а давлением, вакуумным давлением, выдавливанием тел из плотной среды в область среды с меньшей плотностью, которая и имеется вокруг массивного тела. Повторяю, давление – великое понятие, на нём стоит вся физика мира. Любое движение, любое перемещение в мире природы происходит только вследствие сил давления, разности давлений. Понимание гравитации как вакуумного давления – мне теперь представляется уже не открытием, а банальностью. За тридцать лет привык. Но других людей я убедить не могу. Время ещё не пришло.   
   31 октября. По поводу реформы Российской Академии наук в Интернете высказался академик Юрий Рыжов. Так резко, пожалуй, ещё никто не выступал. Он говорит: «РАН практически уничтожают. Это агония, вызванная наглостью власти и сумасшедшей Думой…  Если обратиться к истории, в 20–30-х годах прошлого века в Германии физика была не просто развита, она главенствовала в мире. Пришел Гитлер и развалил её, как и всю науку. Окончательно её добило поражение Германии во Второй мировой. После было немецкое экономическое чудо. Сейчас одна из богатейших стран Европы. Там есть всё, но уже нет той главенствующей физики. Она так и не возродилась». Академик Рыжов явно погорячился. Славные годы советской, российской науки давно миновали. Последние тридцать лет результаты трудов российских учёных, работающих в  России, ничтожны. Хорошие результаты дают российские учёные, работающие за рубежом. Такие результаты, что их награждают Нобелевской премией, премиями других уровней. Там созданы  оптимальные  условия работы для них. Таких условий в России нет и быть не может, покуда свора академиков везде и во всём «тянет одеяло на себя», не давая молодёжи шансов для развития своих идей. Реформа-то как раз и нацеливалась на создание условий работы для молодых учёных,  подобных условиям за границей. Мы двадцать  с  лишним  лет  жалуемся  на «утечку мозгов» за границу. Но как же им не утекать, если нормально, плодотворно работать в России невозможно! Одно спасение – прекратить избирать академиков, и ждать – пока оставшиеся присоединятся к большинству. Только так этот паразитический нарост рассосётся.   
   3 ноября.   (…)
   О другом. Президент В. Путин подписал закон  о  создании Российского научного фонда, который на грантовой основе будет поддерживать исследования и разработки российских учёных. Там говорится о коллективах. А учёных-одиночек кто поддержит? Ведь для науки проку от одиночек гораздо больше, чем от коллективов. Родить хорошую научную идею коллектив не сможет, даже если соберутся сюда одни гении. Двигают науку вперёд отнюдь не коллективы, а личности. Вот личностей-то нынче и не видно. С другой стороны, обращение в подобный фонд будет связано с массой формальных, бюрократических процедур. Замучаешься собирать бумаги и рекомендации.  Неужели нельзя помогать талантам как-нибудь иначе, без унизительных обрядов и условий!..
   5 ноября. Близится тридцатилетний юбилей, без ложной скромности говоря, самого крупного научного открытия второй половины двадцатого века. 22 ноября исполнится тридцать лет со дня открытия дыхания вакуума. Это особый род вакуумной колебательной динамики, который лежит в основе устойчивой так называемой частицы материи.  Встречаю юбилей этого великого события в науке в полной изоляции и в одиночестве. Скажи мне тогда, что через три десятка лет я буду в таком вот положении, – я от отчаяния бы сошел с ума. Какое счастье, что мы не ведаем своё будущее! А в начале будущего года случатся тридцатилетние юбилеи ещё двух колоссальных открытий: нового понимания причин атомной и ядерной периодичности и понимание действительной природы гравитации. В эпоху Интернета, мобильной связи, иных невероятных средств коммуникаций, когда новые достижения в науке должны бы распространяться со скоростью молнии, открытия такого высокого уровня остаются не востребованными. Это же просто дикость!  Мне кажется, во времена позднего средневековья труды учёных  той  поры  быстрее находили дорогу к сознанию просвещённых людей, чем сегодня, в век Интернета.  А может быть, дело в том, что нет больше просвещённых людей?! Нет тех, кто бы мог видеть и отличать ценное для науки от поделки шарлатанов. За последние сорок лет наш народ сильно сдал в смысле просвещённости. Живём сиюминутным, собственным, личным интересом, погоней за выгодой. Уже нет времени, чтобы полюбоваться звёздным небом, задуматься о вечном…
   9 ноября.   (…)
   О  другом.  Вычитал  сегодня  в  Интернете.  В  этот  день  в  1885  году родился  поэт Велимир Хлебников. Хлебников известен не только созданием нового поэтического языка, но и рядом пророчеств.  Исследователи   творчества Хлебникова утверждают, что им предсказана современная Теория струн (раздел квантовой теории поля). Мысли о пульсации Вселенной Хлебников объяснял в 1919 году А. Н. Андриевскому: «Я утверждаю всю убеждённость в пульсации всех отдельностей мироздания и их сообществ. Пульсируют  солнца, пульсируют  сообщества звезд,  пульсируют  атомы, их ядра  и  электронная оболочка, а также каждый входящий в неё электрон. Но такт пульсации нашей галактики так велик, что нет возможности его измерить. Никто не может обнаружить начало этого такта и быть свидетелем его конца». Теория Эйнштейна не стала для Хлебникова откровением. Он сразу же понял её как  «веру четырёх измерений», где четвёртое измерение – время. Для него время было одновременно и динамизированным пространством, и волной.
   Я бы здесь уточнил. Хлебников предсказал не Теорию струн, а теорию  Дыхания вакуума, которая  родилась ровно тридцать лет назад, в ноябре 1983 года. Смею предполагать, что хлебниковские пульсации ядер и            электронов – это и есть дыхание вакуума, радиальные осцилляции плотности физического вакуума. Я даже готов здесь уступить ему свой приоритет в образном, идейном осознании феномена дыхания вакуума.   
   Однако и у Хлебникова есть предшественники. Прибалтийский барон Николаи Деллингсгаузен в 1872 году опубликовал свой труд «Основы колебательной теории природы».  Отправляясь от  декартовых  представлений о протяженности  как  основном свойстве материи  и от  кинетической теории  тепла, сводившей  тепло  к движению, Деллингсгаузен  отождествил атомы со стоячими волнами, а движение частиц  интерпретировал  как  колебательный  процесс. Согласно его учению, тела являются просто «протяженными  центрами  колебательных  движений, а природа  материи  есть  протяженность в движении».  Аналогичную  теорию, но в связи с математическим  вопросом о природе пространства, выдвинул  примерно в  то же время Вильям Клиффорд,  переводчик  работ  Римана  на  английский язык.  Видя  в  римановом  понятии  пространства возможность слияния физики  и  геометрии, Клиффорд  интерпретировал движение вещества  как проявление изменений  кривизны  пространства. Но и у Деллингсгаузена  и  Клиффорда тоже были предшественники! Но очень далёкие. Я имею в виду некоторых натурфилософов Древней Греции, которые говорили об атоме, как пульсирующем образовании, частице, «трясущейся во все стороны».    
   22 ноября.   (…)
   О другом. Сегодня исполнилось ровно тридцать лет с того дня, когда мне удалось сделать, без ложной скромности говоря, самое крупное научное открытие второй половины двадцатого века. Я говорю о дыхании вакуума. Правда, тогда такого понятия ещё не существовало. Пришел к нему гораздо позже. А тогда эта вакуумная динамика называлась – радиальные осцилляции  плотности.  Значение этого открытия сегодня почти никто не понимает. Но уверен, придёт время, и его поставят в один ряд с самыми выдающимися достижениями человечества. С юбилеем  открытия  меня  поздравили только коллеги, и то в шутливой, ёрнической форме: мол, ждал признания своего «великого» открытия тридцать лет; подождёшь ещё тридцать.  Я не в обиде.  Досадно то, что никто из учёного мира, людей науки никак не откликнулся. А  могли бы! Ведь тридцать лет назад я сделал то, к чему современная наука только подбирается, тяжело, мучительно. В квантовой теории поля понятие о струнах известно давно. Струна – это одномерный вариант квантовой динамики поля. Потом перешли к представлениям о мембранах – двухмерный вариант динамики. Теперь пришли к представлениям о бранах (от слова «мембрана»).  Браны – это трёхмерный вариант динамики поля, точнее, как говорят учёные, одиннадцатимерный. Не знаю, есть ли у них образ подобной квантовой вакуумной динамики, но я убеждён, что он должен быть именно в виде модели дыхания, когда происходят радиальные колебания плотности к центру условной сферы и от центра. Конечно, со скоростью света. Вообразите, какая получается частота! Проще, нагляднее ничего  представить невозможно! То есть учёные за последние тридцать с лишним  лет прошли тот же путь, что и я за один 1983 год. В 1983 году у меня был сначала «одномерный» период модельных представлений, когда частицу рассматривал как струну; потом – «двухмерный» период, когда частицу рассматривал как плоскость (мембрану); и наконец – «трёхмерный», когда частица стала образом дыхания вакуума. Открытие дыхания вакуума привело впоследствии ещё к двум большим открытиям. В феврале-марте 1984 года мне удалось разгадать загадку ядерной и атомной периодичности (Периодический закон Менделеева), а в апреле этого же года я понял причину так называемой гравитации. Повторяю, подобные большие открытия явились прямым следствием открытия дыхания вакуума. 
   Тридцать лет попыток – донести свои идеи до мира учёных – дали небольшой результат. Имею в виду работу по Периодической системе. Она проста для понимания, наглядна, почти – очевидна. Но даже она упорно не принимается научным сообществом (за редким исключением). И причина даже не в том, что у меня нет высшего образования, учёного звания и прочего. Просто новые идеи, даже отмеченные печатью гения, сегодня не востребованы. Время их не пришло. 
   23 ноября.   (…)
   О другом. Возвращаюсь ко вчерашнему тридцатилетнему юбилею со дня открытия дыхания вакуума. Интересный момент. Открытие ноября  1983 года было сделано не над страницами научного труда современных учёных, не в беседе на злободневные темы науки, не в отвлечённой обстановке, а над старой книгой, которая была издана в Петрограде в 1922 году. Книга называется «Здравый смысл точных наук». Автор её – английский математик Вильям  Клиффорд. Подробности случившегося изложены в очерке «Дыхание вакуума: история открытий». Сейчас мне кажется, что если бы я не встретил  эту  книгу – открытие  не  состоялось.  Не  случилось  бы  того  острого конфликта взглядов, которое привело к открытию. Эта старая книга оказалась судьбоносной. Клиффорд стоял у истока тех воззрений на пространство, которые получили широкое распространение в двадцатом веке, и которые А. Эйнштейн положил в основание Общей теории относительности. Пространство, по мнению Клиффорда, не просто геометрия, не пассивное вместилище материи. Пространство – само материя. Клиффорд во второй половине девятнадцатого века прямо указывал, что электромагнетизм, гравитационные взаимодействия есть проявления изменяющейся геометрии нашего пространства. Его  революционный  шаг  состоял  в  осознании  того, что пространство и материя, в сущности, неразрывны. Нельзя изъять материю из пространства и оставить его пустым, как сосуд. Изымая материю – изымаем пространство; влияем на материю – влияем на пространство. Эти идеи Клиффорда сегодня подтверждаются. Подобные воззрения восходят к Декарту и даже к натурфилософам древности. Клиффорд не был здесь оригинален, но он неожиданно, как математик, их развил.   
   27 ноября.  (…)
   О другом. Из головы не идёт вчерашний вечерний документальный фильм на ТВ-«Культура». Картина называется «Атомная бомба для русского царя. Владимир Вернадский». Назвать так подобный фильм мог только пошляк и невежда. И это на канале «Культура»! Лента, конечно, о великом нашем учёном Вернадском. Но никакой атомной бомбы царю он делать не собирался, а если и говорил об использовании атомной энергии, то только в  мирных, созидательных целях. Вернадский даже в мыслях не мог допустить, что атомная энергия будет убивать людей и стирать города с лица земли. Владимир Иванович одним из первых в России осознал значимость работ по освоению огромных запасов атомной энергии. Объектом исследования  тогда был в основном элемент радий (понятие «радиоактивность»  пошло от него).  Открытие в 1896 году Беккерелем  радиоактивности, работы Пьера и Марии Кюри привлекли внимание к подобному явлению не только учёных, но и широкую общественность. Фантазий на тему будущего радиоактивности было предостаточно. В 1908-10 годах  Вернадский  обращался к руководству Императорской Академии наук, к крупным предпринимателям, купцам, просил деньги для финансирования работ по радиевой тематике. Деньги выделялись, но довольно скромные суммы. В тот период удалось провести только несколько научных экспедиций в Азию для поиска радиоактивных ископаемых. Владимир Иванович тогда даже сам не знал – с какого краю можно подойти к «приручению» атомной энергии. Этого никто тогда не знал. Впереди предстоял ещё долгий путь познания явления, открытие в 1932 году Чедвиком нейтрона, изучение изотопии, попытки управления ядерным  распадом и прочее. И только к концу тридцатых годов прошлого века стало понятно, что возможно построение атомного реактора, возможна цепная реакция распада, когда моментально освобождается огромная энергия.  Вернадский не дожил до первого испытания атомной бомбы  американцами  летом  1945 года. Если бы дожил, то известие о Нагасаки и Хиросиме убило бы его. Не о том мечтал великий учёный!
   4 декабря. Коллега А. Р. закончил перерисовку иллюстраций к статье  «Спиральный вариант Периодической системы». Получилось очень хорошо. Часть иллюстраций – в цвете. Это вообще замечательно! Теперь можно снова связаться с Москвой, позвонить Ольге Евгеньевне Горчаковой. С публикацией статьи в научном издании дело пойдёт легче. Прежние иллюстрации никуда не годились. А в Москве заниматься перерисовкой никто не хочет, или просят огромные деньги. Вероятно, вышлю статью в Москву, в ВИНИТИ, в пакете почтой, и вышлю по электронной почте. Но прежде надо поговорить с Горчаковой. Вот уж воистину: скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.    
   8 декабря.  (…)
   О другом. Сегодня исполнилось ровно 33 года с того дня, который я назвал – начало пути. Тогда  в  моей  жизни  произошел  перелом. Я встал на свою дорогу. Для этого пришлось кое-чем пожертвовать. Но, ни о чём не жалею. Прошел три десятилетия своей дорогой, на которой был и успех, и минуты счастья, и разочарование, и потери. Эта годовщина почти совпала с нынешней переменой в моей жизни: с новым местом работы, с новым раскладом жизни, с новыми людьми. Видимо, в чём-то подобная перемена –  знак судьбы.
   К слову сказать, звонил сегодня в Москву, Ольге Евгеньевне Горчаковой (ВИНИТИ). Не дозвонился. Позвонил Наталье  Сергеевне  Строкач.  Дозвонился. Горчакова  в  отпуске и  уехала из Москвы. А хотел поговорить о посылке в ВИНИТИ моей статьи «Спиральный вариант Периодической системы» с новыми иллюстрациями, сделанными недавно А. Р. Прежние иллюстрации никуда не годились. Теперь можно смело отдавать статью в публикацию без переделок, а также заменить депонированный материал на материал более хорошего качества. Но Строкач сообщила, что этот вопрос можно решить только с Горчаковой. 
   И ещё. Думал в очередной раз о переводе статьи на английский язык. Теперь материал не стыдно направить и в редакцию иностранного научного издательства. Быть может, здесь дело пойдёт веселее.
   16 декабря.  (…)
   О другом. Между делом с иронией и шуткой подумалось на тему: придавленные вакуумом. Не поняли – в чём дело? Поясню. Почти тридцать лет назад мне выпала неблагодарная роль – изменить наш взгляд на природу гравитации. Если раньше гравитацию рассматривали как притяжение (не вполне ясной физической природы), то теперь гравитацию надо толковать как выдавливание тел и частиц из плотной среды вакуума. Всё, что раньше объяснялось притяжением, теперь должно объясняться давлением. Нас держит на поверхности планеты Земля вакуумное давление. Вот в этом смысле мы – придавленные вакуумом. Согласитесь, быть придавленным – менее симпатично, чем быть притянутым притяжением планеты. Обо мне когда-нибудь так и будут говорить: это тот, который нас раздавил вакуумом. Но с другой стороны, поняв действительную природу гравитации – мы рано или поздно обретём власть над этим вакуумным давлением. Мы получим новые источники энергии, новые средства передвижения в пространстве, новые возможности, о которых даже не смеем мечтать.   
   21 декабря. Вчера президент России В. Путин провёл очередное собрание по развитию фундаментальной и прикладной науки. В предстоящие годы на это дело будет потрачено из бюджета около триллиона рублей. Сумма огромная, но пойдёт ли она впрок нашей науке? – вот вопрос. Видя лица этих престарелых академиков – очень сомневаешься в успехе. Среди участников собрания был академик Велихов. В девяностые годы прошлого века  несколько раз делал попытку предложить ему для ознакомления свою работу по Периодической системе. Работу нигде не брались публиковать. Для публикации нужны были рецензии учёных. Я надеялся, что его авторитет поможет  найти  рецензентов, но ошибся.  Это была  непробиваемая  стена. Нашим престарелым академикам новые идеи в науке не нужны и сегодня. У них одна забота – безбедно дотащиться до могилы, а там гори оно всё синим пламенем!  Пожалуй, единственный успех недавней реформы РАН – мораторий на избрание академиков. Об эту касту догматиков и консерваторов разобьётся ещё не одна светлая головушка. 
   К слову сказать, на днях по ТВ смотрел новый фильм о Николае Копернике. Чем больше думаю о Копернике, тем больше убеждаюсь в справедливости своей давней мысли о близости наших судеб. Учёному удалось опубликовать свой труд по гелиоцентрической системе мира незадолго до смерти (1543 год). В 1616 году папа Римский Павел Пятый запретил распространение и публикацию книги Коперника. Якобы идеи Коперника противоречат божественному Писанию. Только через сто лет после смерти Коперника его труд получил признание учёным сообществом. Книга же была выведена из-под запрета лишь в 1828 году. Заметьте, у меня с Коперником даже темы научных работ созвучны: гелиоцентрическая система – периодическая система. В центре системы Коперника – Солнце. В центре моей системы – период колебания с кратными значениями Пи (угловой момент). Но неужели и мне придётся ждать признание сто лет?! И это в нашу эпоху Интернета и компьютеров!..   
   24 декабря.   (…)
    О другом. Вечером на ТВ-«Культура» смотрел передачу Сергея Медведева «Власть факта». Говорили об Академии наук, о реформе и прочее. Участники разговора пришли единодушно к убеждению, что для развития науки нужны не столько денежные вливания, создание для молодых учёных тепличных условий и прочее, а необходимо находить и поддерживать новых Ломоносовых. Потому что один человек может сделать то, что не сделают тысячи квалифицированных специалистов. Один человек может так двинуть науку, что развивать её и пользоваться благами такого прогресса можно потом ещё долгие десятилетия. Я слушал их беседу и думал: чёрт возьми, если бы вы знали, как вы правы!..   



       2014 год


   5 января. США предложили России помощь в обеспечении безопасности на Олимпийских играх в Сочи в феврале этого года. Реакция нашей стороны пока неизвестна.
   А меня занимает вот какой вопрос. Не возникнут ли конфликтные ситуации на Олимпийских играх из-за нашего так называемого «летнего» времени? Ведь мы в России живём с опережением солнечного биологического времени на целых два часа! Для  организма человека это очень существенно. Приехавшие к нам из Европы спортсмены окажутся в биоритмически дискомфортных для себя условиях. Возможно, подобное обстоятельство скажется на результатах спортсменов. Почему об этом не говорят сейчас? Затея Дм. Медведева с оставлением нас жить постоянно в «летнем» времени – глупа и скоропалительна со всех сторон, с какой ни подойди. 
   Кстати, утром дома во время уборки думал как раз о человеческой глупости. Вспомнился мой давний знакомый, доктор химических наук (Москва). Множество раз встречался с ним, писал ему письма, звонил по телефону с одной-единственной надеждой, что он поможет мне опубликовать, донести до учёного сообщества мою работу по Периодической системе. За все годы нашего общения он не сделал ничего, абсолютно! Даже среди его коллег по научно-исследовательскому институту никто и никогда не знал о моей работе, этот доктор наук ничего, никому, никогда не говорил. Как будто дело касалось величайшей тайны, или заурядной глупости, о которой не говорят в приличном обществе.  Человек, болеющий душой за науку, за страну и народ наш, костьми бы лёг, но помог любому незаурядному явлению. А здесь я встретился с какой-то патологической глупостью и беспросветностью, таким бездарным отношением к своему делу и обязанностям, что был просто раздавлен подобным обстоятельством. Называть этого учёного мужа – врагом прогресса – смешно. Просто человек откровенно сидел не на своём месте и занимался не своей работой, хоть он и доктор наук. А сколько было тогда таких по всей стране?!  Легион! Причин крушения Советского Союза множество. Одна из решающих – вот этот легион равнодушных, глупых, самодовольных чиновников от науки. 
   24 января.   (…)
   О другом. Ещё до болезни в одной ТВ передаче услышал фразу: время гениев-одиночек давно прошло. Эта фраза звучит рефреном вот уже пятьдесят лет. И как людям не надоест повторять подобную глупость?! Любое развитие, любой сколько-нибудь значительный шаг по дороге познания осуществляет личность, человек, а не группа товарищей. Гений-одиночка – такой же необходимый элемент развития сегодня, как и сто, двести, триста лет назад. Только масштаб подобных личностей от эпохи к эпохе разнится. Если уж сегодня явится гений, то его взгляды  в  корне  переменят точку зрения  почти  на  все нынешние представления в науке. Многим, очень многим учёным сегодня такие перспективы перемен не нужны, они их панически боятся. Но есть логика развития знания, она неумолима. 
   К слову сказать, во время болезни однажды по ТВ посмотрел док. фильм о гравитации. Картина произвела большое впечатление. Учёные в общих чертах верно понимают природу гравитации (эйнштейновская ОТО), но неверно трактуют природу и источник сил гравитации. Они, говоря о гравитации, никогда не говорят о вакууме, как будто он здесь совершенно ни при чём. А ведь именно в природе, в характеристиках, в строении вакуума скрыта загадка гравитации, скрыты другие тайны физического мира! В апреле этого года исполнится ровно тридцать лет, как пришло ко мне понимание действительной причины гравитации. И опять этот юбилей фундаментального открытия пройдёт незамеченным… Так обидно! 
   27 января.    (…)
   О другом. Сегодня на работе между делом с коллегой М. Д. перерисовали спираль Периодической системы химических элементов в новой компьютерной  программе, которая поможет печатать иллюстрацию в самом  большом диапазоне размеров, от формата А-4 до многометровых баннеров. Так что, если появится такая необходимость – можно печатать изображение спирали в любом количестве и любого размера. 
   За всю свою жизнь я сотворил немало всего такого, но вот это творение – одно из лучших, за что не будет стыдно. Простите мне мою крайнюю самоуверенность, но отныне и навеки Периодическая система химических элементов Менделеева будет выглядеть так, и никак иначе!
   28 января.   (…)
   О другом. Зашел после обеда в  фирму «Мезон». Распечатал на бумаге  спираль Периодической системы большого формата в количестве двух  штук. Качество иллюстрации очень хорошее. Один лист заламинировал и дома повесил на стенку в прихожей, но не на видном месте. Хоть так отметить грядущее в феврале тридцатилетие этого большого научного открытия.
   К слову сказать, «подпольным» хозяином фирмы «Мезон» является человек, учёный-химик, с которым я знаком почти тридцать лет. За всё это время он делал всё возможное и невозможное, чтобы подобное научное открытие не нашло дорогу в большую науку.  Хотя мне в глаза против этого открытия не сказал ни слова, а даже как-то подзадоривал меня. Такое, к сожалению, в обиходе учёных бывает: в глаза – одно,  а за глаза – другое. 
   29 января. Заходил сегодня в редакцию газеты «Красный Север». Подарил моему давнему знакомому, журналисту И. М., изображение спирали Периодической системы элементов. Я его не просил об этом, но он повесил его на стене в рабочем своём кабинете, рядом с раритетами советской поры. Но, в сущности, это тоже раритет советской поры. Ведь спираль родилась в 1984 году, в ту давнюю пору. Ценность и значение этого научного открытия никто сейчас по-настоящему не понимает. В феврале месяце открытию исполнится тридцать лет. Подобное открытие явилось прямым следствием ещё более  грандиозного  научного  открытия  ноября  1983 года – дыхания  вакуума. Тридцатилетие со дня рождения спирали Периодической системы должно бы отмечаться широко, торжественно. Должны бы состоятся как минимум один международный форум на эту тему, и дюжина конференций и семинаров. Но ничего подобного не случится. Никто  не  скажет  мне  даже одного доброго слова. Ужасно обидно!..
   Через неделю в Сочи открываются зимние Олимпийские игры. Шума и трезвона вокруг этого события сверх меры. Но, что они по сравнению с ценностью научных открытий, случившихся тридцать лет назад! Суета сует!  Игры отшумят и пройдут, оставив лишь воспоминания. А ведь научные открытия определят всю нашу последующую жизнь на множество столетий вперёд.      
   31 января.   (…)   
   О другом. Мильнеровскую премию по физике нынче получили Джон Шварц и Майкл Грин. Не за прорывные идеи в теории суперструн, а за просто идеи в этой чрезвычайно запутанной теории. Сегодня теория суперструн переживает очередной кризис. Вот что говорят специалисты:
  «В настоящее время существование суперсимметрии в природе остается лишь красивой гипотезой. Дело в том, что она требует наличия у каждого бозона партнера-фермиона и наоборот. В обычных экспериментах эти партнеры  не  наблюдаются, и  физики  связывают  это с очень  большой  массой  последних…».
   «Пока никаких признаков суперпартнёров не видно, и надежды, что их найдут, тают. Конечно, адепты теории струн тут же могут сказать, что партнеры просто ещё тяжелее, что для их достижения нужны совсем уж          колоссальные энергии. Есть даже патологические, по моему мнению, идеи, что речь идет об энергиях планковских масштабов. Но если это так, то про суперсимметрию надо просто забыть –  такие энергии недостижимы.     Почему-то кажется, что всё устроено хитрее, чем думают эти люди, что нас ждут ещё большие открытия. Когда – не знаю. Но многие считают, что нужно уже пытаться искать физическую картину Вселенной без суперчастиц, без суперпартнёров, без суперсимметрии и пока без теории струн, по крайней мере без теории критических струн. Но всё-таки фундаментальные идеи этой теории настолько элегантны и привлекательны, что хочется верить в их применимость в будущей общей теории фундаментальных взаимодействий. Возможно, в совершенно новой инкарнации». (Владимир Казаков)
   Патологические идеи, о которых говорит Казаков, быть может, и есть выход их тупика. Энергия планковских масштабов – вовсе не бред. Плотность и масса вакуумной среды такова, что внутренняя динамика в ней возможна только с такими энергиями. Внутренняя динамика – дыхание вакуума. К слову сказать, ещё на заре квантовой эры Макс Планк, дабы одним ударом разбить противоречия эфирной гипотезы, предложил принять плотность её равной  десяти  в  сорок  девятой  степени грамм  на  сантиметр  кубический! Тогда почти весь учёный мир назвал гипотезу  Планка полным бредом. А ведь Планк, в конечном  итоге, оказался прав! И планковские  энергии – вовсе не патология, а сила, благодаря которой и существует наш мир.
   1 февраля. Получил анонимное письмо из подмосковного города Черноголовка, из Института теоретической физики им. Ландау. И только по электронному адресу, имеющемуся в письме, узнал имя пишущего – Азат Уралович Шарафутдинов. Автор пишет: «Ув. Борис Иванович! Насколько я понял, основная цель Вашей работы состоит в построении новой физической интерпретации периодических свойств химических элементов. Однако я не смог построить цельной физической картины по Вашему письму. Как вы указывает, Вы не получили специального физико-математического образования. Поэтому Ваш набор определений отличается от общепринятого.  Возможно, если перевести Вашу работу на язык доступный для понимания специалистов, её оценят по достоинству. В связи с этим хотел бы отметить список мест в Вашем письме, которые я не понял. (Далее идёт шесть вопросов по существу) Если  Вы  напишете пояснения на мою эл. почту, я буду рад помочь перевести Вашу работу на понятный для специалистов язык. Я не рекомендую писать официальные письма и просто пересылать свою работу по различным научным учреждениям – на данный момент понять Вашу работу сложно». 
   Извините, но общий тон письма Азата Ураловича и содержание вопросов похожи на вопль – я ничего не понял! А мне всегда казалось, что моя  работа до примитивности проста, всё разъяснено до предела! Но это мне так  кажется. Но людям, живущим в другой системе физических образов и представлений, так отнюдь не кажется. Повторяю, идёт двадцать первый век, а мы живём образами и представлениями в физике из века восемнадцатого: всемирное тяготение, кулоновское взаимодействие, электрический заряд, магнитное  притяжение, химическое сродство и прочее. Ведь это ужасно! Мы так отстали в своём понимании мира физической природы!
   Попробую ответить Азату Ураловичу на его вопросы. Но я не знаю его специализации в физике. Чем он занимается? Ядерная физика или термодинамика, квантовая физика или электродинамика? Специалист из одной области физики может не понимать сегодня специалиста из другой области физики. 
   2 февраля.   (…)
   Вечером закончил писать письмо Азату Ураловичу Шарафутдинову. Сохраню его здесь целиком.
   «Уважаемый Азат Уралович!  Да, основная суть работы – дать новое толкование природы ядерной и атомной периодичности, объяснить действительную причину периодичности. Идея родилась как прямое следствие другой важной идеи: понимание того, что представляет собой нуклон – ядерная частица. Это долгий разговор и останавливаться подробно не буду. Скажу только, что нуклон, в моём новом понимании – не твёрдая крупица материи с электрическим зарядом или без него, а волновой процесс в среде (физическом вакууме) вроде радиальных колебаний плотности (дыхание вакуума).  Такая  колебательная  природа  частицы  должна определять и механизм связи частиц в устойчивых ядерных и атомных системах. И мне вскоре удалось найти такой механизм связи. Он основан на элементарном периоде колебания, изображаемом синусоидой. Но не просто, а в зависимости от углового момента, выражаемого величиной Пи. Если Вы признаёте оболочечную  модель атомного ядра, то должны согласиться, что в оболочке нуклоны находятся в состоянии устойчивого динамического равновесия. Каждый нуклон в оболочке совершает периодическое движение, и все нуклоны, кроме этого, совершают связанное периодическое движение. Их связь происходит по согласованию угловых моментов, кратных величине Пи, что, в свою очередь, обусловливает резонансный когерентный энергообмен между частицами – условие устойчивой связи между частицами в оболочке. Если Вы меня сейчас не поняли, то только потому, что используете привычный набор образов ядерной физики. Новое понимание, к сожалению, не даётся просто, легко, безболезненно. Появляются новые образы, новые понятия и представления. Они часто идут в разрез с общепринятым. Задумайтесь, Азат Уралович, мы живём в двадцать первом веке, а используем физические образы науки семнадцатого-восемнадцатого веков: всемирное тяготение, кулоновское взаимодействие, электрический заряд, химическое сродство, магнитное притяжение и прочее. Ведь это ужасно! Все эти образы настолько устарели и превратились в анахронизм, что держаться дальше за них – просто смешно. Надо идти дальше, надо раздвигать горизонты видения. Мои идеи – это попытки такого движения. Весь путь поисков изложен в очерке «Дыхание вакуума: история открытий» (1980-2014 гг.). Очерк опубликован целиком на интернетовском сайте Проза.ру, Борис Гуляев-Бегом. Познакомившись с ним, вы, Азат Уралович, быть может, легче поймёте рождение, развитие и суть идей. Но то, что Периодическая система химических элементов Менделеева должна выглядеть именно так (развивающаяся спираль), я в этом убеждён абсолютно! Я не знаю Вашей специализации в физике. Ведь сегодня специализация в науке так усугубилась, что учёный одной области физики порой не понимает учёного другой области физики. Проблема такая есть.  А если говорить о главном вопросе квантовой и субквантовой физики сегодня, то наша наука никак не хочет понять простой вещи, о которой всё уже вопиет. Мы не понимаем до сих пор и не хотим понимать здесь роль и значение вакуумной колебательной динамики. А ведь ими тут определяется всё! Микромир – это мир колебаний. Вопрос – колебаний чего и какого рода?! Вот тут надо разбираться. Уважаемый Азат Уралович! Я хотел бы хорошо сотрудничать с настоящими учёными. Но почти за тридцать лет моих попыток сотрудничества с учёными – ничего путного не вышло. Их хватало на одно, два письма, а потом они пугливо исчезали в никуда. Я на Вас смотрю пока как на очередного такого человека. Хорошо, если я ошибаюсь. Давайте не будет давать друг другу никаких обещаний, не будем брать обязательств. Просто пока попытайтесь понять столь несложные новые идеи. Если не получится – значит, не судьба.  С наилучшими пожеланиями…».
   3 февраля. Вчера вечером  отослал по электронной почте письмо в Черноголовку, Азату Ураловичу Шарафутдинову. Хоть он и просил меня не рассылать свою работу, но всё же сегодня утром я послал по электронной почте статью в редакцию журнала «Успехи физических наук». Периодически шлю туда статью, начиная  с 1986 года.  Всё  надеюсь, что найдётся в коллективе редакции умный, неравнодушный человек. Но, похоже, опять будет отписка или молчание.  Просьба Шарафутдинова – не рассылать работу по Периодической системе – равносильна для меня предложению капитулировать, сдаться, объявить, что вся жизнь, все труды мои ничего не стоят. Нет, отступать здесь нельзя. Надо менять тактику, находить какие-то иные пути, но сидеть, сложа руки – преступление.   
   Послал по эл. почте статью в редакцию журнала «Химия в школе». Предлагаю как дискуссионный материал для школьников и преподавателей. 
   6 февраля. Вчера вечером отправил по электронной почте на адрес отдела депонирования ВИНИТИ (Москва) короткое письмо Ольге Евгеньевне Горчаковой. Другого электронного адреса найти никак не мог. Письмо такого содержания: 
    «Отдел  депонирования!  Пожалуйста, передайте или перешлите это  письмо О. Е. Горчаковой!  Иначе  никак  не могу достучаться.
  Уважаемая  Ольга  Евгеньевна! Никак не могу с Вами связаться.  Вот по какому вопросу. На работе  коллеги  помогли  мне  переделать  иллюстрации  к работе "Спиральный вариант...".  Иллюстрации сейчас выглядят вполне прилично. Исправлены  кое-какие  ошибки. Высылаю  Вам прикреплённым файлом статью с обновлёнными рисунками.
    Ольга Евгеньевна, меня мучает другой вопрос. Мне кажется, я принёс Вам много неприятностей. Общаясь со мной, поддержав  мою работу – Вы  получили взамен упрёки и обвинения  коллег.  Если  это так, то прошу у Вас прощения. Но уверяю Вас, вы сделали  всё  правильно. Время  подтвердит Вашу правоту.  Если  общение  со мной Вам  приносит  неприятности,  то  обещаю Вам, что больше беспокоить Вас  не  буду.  Пожалуйста, проясните  положение! С наилучшими пожеланиями,  Борис Гуляев.     5 февраля 2014 г.».   
   7 февраля. Вопреки просьбе Азата Ураловича, я сегодня отправил ещё на девять адресов  электронных  почт свою работу по  Периодической  системе. А как мне ещё отметить тридцатилетний юбилей столь важного научного открытия?! Сидеть и ждать у моря погоды?! Нет уж, пусть я покажусь агрессивным, навязчивым, но хоть что-то будет делаться! К слову сказать, в этом феврале – юбилей менделеевского открытия Периодической системы. Открытие Дм. Менделеевым было сделано в феврале 1869 года. То есть нынче ему исполнится 145 лет.  Видимо, февраль – счастливый месяц для Периодического закона. 
   10 февраля.   (…)
     О другом. Получил по электронной почте из редакции журнала «Успехи физических наук» ответ на своё послание со статьёй «Спиральный вариант…».  Очередная отписка, какие я получал на протяжении  двадцати  восьми лет. Даже слова те же самые, даже обороты речи такие же. По-моему, даже имена подписантов  не  изменились. Исчезла прежняя великая держава, отгремели криминальные и чеченские войны, оперилась новая страна, а здесь, в редакции «УФН», ну ничегошеньки не изменилось! Прежнее застойное болото. Надеялся на то, что там люди поменялись, появилась широко мыслящая молодёжь, неравнодушная к новым веяниям. Ничуть не бывало!
   Аргументы отказа в публикации такие: редколлегия не рассматривает и   не публикует статей оригинального характера, содержащих изложение теорий, доказательств и предложений автора, ранее не обсуждавшихся в научной литературе и не апробированных научной общественностью.  Это типичная отписка всех наших научных журналов. И им, сотрудникам подобных журналов, даже в голову не приходит, что отчасти и по вине их такой трусливой и подлой политики рухнула великая страна. Равнодушие, безразличие, убогий кругозор, отсутствие научной интуиции сотрудников наших научных журналов просто поражают! А что им ещё надо?! Хорошая, удобная  кормушка  у  Академии  наук  под боком, никакой ответственности. А до народа и страны им  никакого дела нет.  Провались она в преисподнюю – даже бровью не поведут.
   15 февраля. Направил ещё на несколько электронных адресов свою работу по Периодической системе. С одного адреса («Научное обозрение») откликнулись очень быстро, но потребовали за публикацию почти три тысячи рублей. Ничего себе номер! Обычно автору полагается гонорар за публикацию его работ. А тут требуют с автора! Платить за публикацию в подобных коммерческих изданиях – это не уважать ни свой труд, ни себя. Люди в таких издательствах зарабатывают деньги на желании многих людей – увидеть своё произведение напечатанным.  А то, что я два года назад отдал 500 рублей на издание книги «Сорок ступеней навстречу», – это совсем другое дело. Здесь книга, и никто на нашем мероприятии денег не делал. А здесь люди собирают незаработанное «бабло»; готовы опубликовать всякую ахинею, ничего общего с наукой не имеющую. 
   18 февраля.   (…)
   О другом. Второй раз отправил академику Валерию Рубакову свою работу по Периодической системе. Только теперь отправил по электронной почте. Приложил такое письмо:
    «Уважаемый Валерий Анатольевич! Пробую второй раз предложить Вам свою давнюю работу с новой идеей атомной и ядерной периодичности. Хотя знаю, что тема Ваших исследований далека от предлагаемого материала. Много лет я ищу поддержки и понимания со стороны учёных. Но нахожу только отчуждение. А ведь работа-то стоящая! Любой человек с хорошей научной интуицией увидит это сразу. Чего хочу?! Публикации. Пусть под другим именем, пусть вообще без имени. Но без поддержки авторитетных учёных публикация невозможна. Пожалуйста, не останьтесь равнодушным! Не для себя прошу, для науки нашей!     Борис Гуляев».
   19 февраля.  Отправил  по электронной  почте свою работу по Периодической системе в «Объединённый институт ядерных исследований» (г. Дубна). Посылал работу туда и раньше. Но никакого результата. Моё вчерашнее повторное обращение к академику Рубакову, конечно, не обещает ничего хорошего. Но, как говорят: попытка – не пытка. Занять трусливо-подловатую позицию отмалчивания – это легче всего. Похоже, у большинства наших российских учёных не осталось за душой ни воли, ни характера, ни ума, ни совести. Разве можно так относиться к научным открытиям подобного высокого уровня?! Я верю, я убеждён в том, что придёт время, и спираль Периодической системы химических элементов будет висеть во всех кабинетах химии, во всех лабораториях, во всех аудиториях химических и физических кафедр вузов по всему миру. Ни секунды не сомневаюсь! И понятие «дыхание вакуума», и понимание гравитации как вакуумного давления – станут, обязательно станут достоянием науки. Они будут так же употребимы, как сегодня понятие «постоянная Планка» или «правило де Бройля».   
   21 февраля.   (…)
   Коллега А. Р. спросил меня об Азате Ураловиче. Я ответил: видимо, последним письмом я так испугал Азата Ураловича, что больше со мной он общаться не хочет. Ну что же, каждый делает свой выбор. Обидно то, что пройдёт пятьдесят, сто лет, и учёные обязательно придут к моим идеям и открытиям. Придут новые поколения учёных, не запуганных, не зашоренных предрассудками. Я сейчас в роли мальчика, подглядевшего ответ задачи в конце учебника, и пытающегося этот ответ навязать учёным. Но они не хотят принимать его, даже если интуитивно сознают его справедливость. Они хотят пройти сами свой путь, хотят сами убедиться в справедливости ответа. Однако задумайтесь – сколько будет потрачено лишних сил и средств, сколько жертв нужно будет принести, какой ущерб природе, экологии Земли! Даже страшно подумать! Гении от науки посылаются в этот мир, чтобы минимизировать зло, приносимое развивающейся цивилизацией, чтобы уменьшить вред нашей планеты. Но когда гениев перестают видеть и понимать – катастрофа неизбежна.   
   4 марта.   (…)
   О другом. За последнее время отправил на двадцать адресов электронных почт свою работу по Периодической системе. Получил  только два ответа: из редакции журнала «Успехи  физических наук» (отказ от публикации),  и  из редакции коммерческого журнала «Научный обозреватель», где за публикацию просят три тысячи рублей. Другие адреса – полное молчание. Оно меня беспокоит. Ведь посылал научную работу не в контору по заготовке рогов и копыт, а в научные издательства и научные центры, где работают умные люди, заинтересованные, казалось бы, в  новых  нетрадиционных подходах в науке. Но нет же, как в прорву, в бездонный колодец.  У меня даже на днях мелькнула спекулятивная мысль: может быть, мне с самого  начала надо было взять другую фамилию, например, Фельдман или Рошаль?  Может, дело пошло бы  лучше? А то – Гуляев! Такая фамилия кого хочешь отпугнёт. Ну какой серьёзный учёный будет связываться с человеком с несерьёзной фамилией «Гуляев»?!  «- Разве можно жить с фамилией Фердыщенко?!» (Ф. Достоевский «Идиот»). Это так, к слову… 
   6 марта. Сделал «ход конём». Направил на два электронных адреса Российской академии естественных наук (РАЕН) свою работу по Периодической системе. За этим громким названием стоит лишь общественная  организация, образованная в 1990 году. К Российской Академии Наук (РАН) она почти никакого отношения не имеет. Напротив, они в жесткой конфронтации. В РАН считают, что РАЕН – самозванцы, и что там собрались недоучки и лжеучёные. Но на самом деле и в РАЕН работают вполне профессиональные учёные, которые приносят пользу и науке и нашей промышленности. А что мне ещё остаётся делать, когда более четверти века не могу достучаться до учёных?! Быть может, в РАЕН найдутся люди, кто поддержит новую идею. К слову сказать, в РАЕН очень сильны учёные-вакуумисты, то есть те, кто развивает вакуумные теории, говорит о вакууме как  активной среде и начале начал физического мира. Эти теории мне близки. И надеюсь, что со временем мои идеи теории дыхания вакуума помогут  плодотворно развить вакуумную физику.
   13 марта.   (…)
   О другом. Ловлю себя на мысли, что почти постоянно думаю об электронных письмах с работой о Периодической системе, что выслал в последнее время более чем на двадцать адресов. Нужно набраться терпения и ждать. Но ведь не может же быть такого, что все из множества учёных, кто прочтут эту работу, – останутся  равнодушными!.. Ведь идея  работы так проста, так красива, так оригинальна, что не может не подкупить! Много  лет назад я познакомился с одним человеком. Звали его Николай Плотников. Мы сошлись с ним на темах науки. Он был незаурядный математик и физик. Но главный его интерес в науке лежал в области синергетики. Он создал свою Периодическую систему (таблицу) законов физики, где оставались пустые клетки. Пустые клетки означали, что есть ещё в нашем физическом мире невыявленные физические законы.  Но размерности формул этих законов Николаю были уже известны. Однажды я принёс ему свою работу по Периодической системе Менделеева. Но показал сначала рисунок спирали, не показывая текст статьи. Он, даже не читая статью, сразу уловил суть идеи, и сказал, что идея верная, и что если пробьёшь её – тебе светит Нобелевская премия (сказал в шутку, конечно).  Когда он прочёл статью, то только убедился в своей правоте. Николай был, конечно, гений. Такие вещи он схватывал с одного взгляда. Николай умер в ноябре 2001 года. О нём когда-нибудь вспомнят и воздадут по заслугам. Чего было в избытке у этого человека, того почти нет у наших нынешних учёных. 
   14 марта. Оказывается, сегодня праздник – День числа Пи. Число Пи, пожалуй, самая известная константа в математике и физике. Число Пи – это частное от деления длины окружности на диаметр окружности. Оно всегда постоянно.  О существовании  этой постоянной  знали  ещё в Древнем мире. Праздник числа Пи был придуман недавно, в 1987 году. Его придумал  американский физик Ларри Шоу.   
   Оказалось, что  и  для  Периодической  системы  химических  элементов  Менделеевая число Пи вовсе не чуждо. Но Пи уже не как геометрическая константа, а как значение фазы колебания, выражаемое в радианах. Основа Периодической системы – синусоида, поделённая на восемь равных частей, кратных четверти Пи радиан. Мир атома и атомного ядра – это мир колебаний. А порядок и согласованность в мир колебаний здесь вносят значения углового момента, выражаемые в Пи радианах. 
   К слову сказать, сегодня 135 лет со дня рождения Альберта Эйнштейна.
   27 марта.    (…)
   О другом. Состоялось общее собрание Академии наук России. На нём был принят новый Устав Академии. Однако представитель правительства на этом общем собрании сообщила, что некоторые положения Устава противоречат Указу о реформе Академии наук, академики забирают себе больше полномочий и прав, чем следует. Устав может быть не утверждён кабинетом министров. И опять наметилась конфликтная ситуация.   
   О другом. Через несколько дней, 5 апреля, исполнится ровно тридцать лет со дня моего третьего крупного научного открытия – понимания действительной природы гравитации. И снова это событие пройдёт совершенно незамеченным.  Конечно же, гравитация не может быть никаким притяжением непонятой природы; мол, тела и частицы сближаются благодаря некой силе, свойственной телам и частицам по природе. Но это же полный бред!  У гравитации есть очень простое и понятное объяснение. Разгадка загадки – в природе физического вакуума, в природе так называемой частицы материи. Это не разнородные сущности, а единая сущность. Частица есть колебательная динамика вакуума в локальном объёме. Великое множество частиц, объединяясь в массивное тело, и создают тот феномен, который мы называем «гравитационное  поле».  Гравитационное  поле есть  изменённая  плотность физического вакуума вокруг массивного тела.  И  так  называемое  притяжение к этому массивному телу обусловлено не некой силой тяготения, а вакуумным давлением сверху. На камень, поднятый над поверхностью земли, действует сверху выталкивающая сила, подобная архимедовой силе, выдавливающей тело меньшей плотности из воды. Ничего невероятного в природе гравитации нет. Вакуум – среда колоссальной плотности и массы. Такой плотности, о которой даже страшно подумать. Но мы не замечаем этой плотности и массы. О них нам говорят только гравитационные, электростатические, магнитные и прочие эффекты. И я убеждён, что нынешние поиски тёмной материи и тёмной энергии приведут когда-нибудь именно к пониманию действительной природы вакуума.   
   Не так давно в мире науки случилась сенсация. Якобы были обнаружены доподлинные доказательства гипотезы Большого взрыва и картины первых миллисекунд существования вселенной. На самом краю вселенной        обнаружены якобы характерные  аномалии  гравитационных полей, и  что  эти  аномалии ясно указывают на начальный период развития вселенной. Но я должен заметить, что никаких гравитационных полей в первые секунды существования  вселенной  быть не может.  Гравитационные поля появляются только с появлением массивных тел. Только массивные тела могут заметно «деформировать»  плотность  окружающего их физического вакуума. Конечно же, есть силы «первотолчка», дающие импульс движению «вещественной» материи. Но связывать их с силами гравитации – совершенно неправомерно. 
   Гипотеза Большого взрыва до сих пор остаётся в науке доминирующей. Хотя совсем не трудно найти иные объяснения причин расширения вселенной, разбегания галактик. Есть другие варианты.  Я скажу – не рождения вселенной, а существования  вселенной. Так будет вернее. Вселенная вечна и материя неуничтожима.       
   30 марта.   (…)
   О другом. Продолжаю посылать  письма со своей работой по Периодической системе на электронную почту научных учреждений и учёных. Ведь должен кто-то проявить интерес! Ну не могут же все учёные в нашей стране быть столь неразумны и слепы! Статью отправил на сорок адресов, но пришло  только  два  ответа: отказ  от  публикации – в первом случае; во втором – просьба трёх тысяч рублей. У меня даже есть уверенность, что многие, кто читал и вник в содержание статьи, увидели её правоту. Но они ничего не сделают для её продвижения и популяризации. Причина – я. Как, думают они, человек без образования, без серьёзной фундаментальной научной базы, смог сделать открытие такого грандиозного масштаба?! Они этому просто не верят (версия о гениальности автора даже не рассматривается; «времена гениев-одиночек давно прошли»)! Видят во мне авантюриста и проходимца, укравшего чью-то идею. Учёных понять можно. Ведь здесь так сильно затрагивается  их самолюбие, и даже не затрагивается, а мордуется: мол, вот вам, учёные мужи, вот вам, старые ретрограды!  Преодолеть подобный комплекс учёным будет очень тяжело.   
   Повторяю в очередной раз: все открытия в науке должны делаться вовремя, ни днём раньше, ни днём позже. И даже если признание открытий придёт через годы и даже десятилетия.  Такова логика развития знания, процесса долгого и тягостного.  А авторам главное – не терять веру в свои творения.
    4 апреля.     (…)
  О другом. Во время бритья мне пришла интересная мысль. Я настойчиво продолжаю посылать на электронную почту научных учреждений и учёных свою работу по Периодической системе. Число адресатов подкатило к         пятидесяти. Со стороны это может показаться актом маньяка или шизофреника. Такая баранья упёртость, злобная настойчивость. А что мне ещё остаётся?!  Сейчас пятьдесят адресатов, потом – сто пятьдесят, потом – двести пятьдесят… Этот процесс мне показался подобием собирания нужных изотопов  ядерного  заряда. Ведь чтобы  ядерный  заряд взорвался – необходимо набрать критическую массу, нужное число способных к расщеплению  атомов. Собирание нужного количества расшепляющихся изотопов – дело трудное и долгое. Но придёт время, когда число достигнет критической величины. Учёные соберутся на какой-нибудь международной конференции по атомному ядру, и в зале заседаний из уст одного уважаемого учёного прозвучит фраза: господа, а ведь этот вологодский нахал прав! Эти слова будут тем нейтроном, который запустит цепную ядерную реакцию. И последует – БА-БАХ!..  А далее, как у поэта: пустых похвал ненужный хор, и жалкий лепет оправданья; судьбы свершился приговор…   
   К слову сказать, в Интернете периодически появляются материалы о супервулкане в американском природном заповеднике Йеллоустоун. Его взрыв и последствия этого взрыва могут привести к гибели половины         человечества. Причиной гибели людей, животных и растений станет холод. Атмосферу земли затянет газопылевое облако, которое перекроет пути солнечного света. Достаточно двух недель затмения и вся пресная вода на поверхности земли превратится в лёд. Температура понизится на двадцать с лишним градусов.  Если  взрыв супервулкана случится  в  ближайшие два-три года – шансов спастись у нас почти нет. Чтобы мы смогли выжить – нам нужно уйти под землю на длительный период (полгода, год).  Для этого нужен надёжный, долгоиграющий источник энергии (тепло, свет, готовка пищи и прочее), нужны фильтры для очистки талой или грунтовой воды. Короче, нужна вся система жизнеобеспечения. Чтобы создать подобные источники энергии, подобные системы надёжного жизнеобеспечения – нужна фундаментальная подвижка в науке. Но науке не дают развиваться, всячески тормозят новые открытия и идеи. Десятилетиями открытия огромного значения не получают со стороны учёных ни поддержки, ни признания. Такое отношение учёных к новациям готовит катастрофу. Неужели они этого не понимают?!       
   5 апреля. Удивительное дело! Вчера поздно вечером по электронной почте получил письмо от одного из адресатов, кому посылал свою работу по Периодической системе. Зовут его Лукаш Андреас Глинка. В своём письме я назвал его Лука Андреевич. Он – иностранец, но живёт и работает в России. У меня есть подозрение, что он потомок известного российского дворянского рода Глинок, к которому принадлежали великий Михаил Глинка и известный писатель Глинка. На мою работу по Периодической системе Лукаш  отозвался  как-то  странно. Он заявил, что работа будет интересна только историкам науки и философам, мол, спиральные варианты Периодической системы известны, и что это пройденный этап. Дебройлевские устаревшие подходы в физике нынче не котируются. Я так не думаю. Мы слишком упёрлись в огромную проблему – атом, смотрим вплотную, и ничего не можем разглядеть толком. Нужна дистанция. Нужно отойти на известное расстояние и ещё раз внимательно посмотреть. И я уверен, что развитие дебройлевской идеи и приведёт на правильный путь. Повторяю, мир частиц  и  атома – это  мир колебаний. Соединение частиц в устойчивые образования атомов невозможно без неких колебательных принципов, в частности, значений углов орбитальных моментов, выражаемых в Пи радианах. В этом и заключается суть моей работы по Периодической системе элементов. Пока я не знаю специализации Лукаша Глинки в физике, какими темами он занимается. Я написал ему ответ и жду сегодня вечером его письма.
   Сегодня исполнилось ровно тридцать лет со дня моего понимания действительной природы гравитации. Подробно здесь об этом событии говорить не стану. Сказано уже достаточно. Сегодня у меня рабочий день. Дома буду только около девяти вечера. А завтра я всё же пройду по городу тем маршрутом, которым прошел тридцать лет назад. Спущюсь к реке в том же месте. А памятный знак здесь когда-нибудь появится, уверен в этом.       
    Около девяти часов вечера вернулся с работы. Помылся, поел, сел за компьютер. Письмо от Лукаша получил. Он, действительно, принадлежит известному роду Глинок.  Конкретной специализации в физике у Лукаша нет. Он занимается широким кругом вопросов. Автор нескольких книг, многих статей. Написал Лукашу ответное письмо. Вряд ли у него хватит   сил со мной сотрудничать. Поживём – увидим.
   6 апреля. На прогулке прошел сегодня тем маршрутом, что и тридцать   лет назад. Спустился к реке в том месте, что и тридцать лет назад. Здесь, где пришло понимание действительной природы гравитации. Но здесь сегодня стоит ещё лёд. Подарил реке на память и в благодарность стеклянное колечко, что было со мной дома пятнадцать лет. Но колечко пришлось бросить с моста, где есть открытая вода.   
   Кстати, на прогулке  пришел  в  голову  такой  образ: развитие  физики  последних четырёхсот лет как музыкальное произведение. Всё развитие в виде музыкальных частей целого произведения. Как из первонального хаоса представлений возникают первые образы. К восемнадцатому веку они достигают гармонии и совершенства. В девятнадцатом звучат даже мелодии романтизма и безоблачности. В начале двадцатого вдруг совершенство, гармония и романитика разом рушаться. Опять звучат невнятные аккорды новых неясных образов с элементами сумбура и какофонии. И только к концу двадцатого века где-то вдалеке слышится негромкая красивая мелодия, ещё робко, неуверенно. Но потом она приобретает силу, уверенность, и звучит как гимн солнцу, свету, истине. Только вот вопрос: где найти ещё такого Дмитрия Шостаковича, который бы смог создать такую эпопею?!   
   8 апреля. Получил из Санкт-Петербурга ответ на одно из своих писем о Периодической системе. Посылал учёному NN, а резензию написал другой человек. Ответ из Питера таков:
   «Уважаемый Борис Гуляев! Я показал Ваше письмо весьма компетентному рецензенту, отзыв которого прилагаю. Я согласен с этим отзывом.  С уважением, NN»
    «Отзыв  на  статью  Б. И. Гуляева  «Спиральный  вариант     периодической  системы  элементов». 
    Ныне  принятый  Международным союзом IUPAC "длинный" вариант  периодической таблицы элементов действительно  имеет  серьезные  недостатки.  Во-первых, он  отклоняется  от  главной  идеи Д.И.Менделеева о распределении ВСЕХ элементов  только  по 8 группам в соответствии с возможной валентностью  любого  элемента  от  0  до  8.  Во-вторых,  вставные    декады отделены от основных групп, вопреки  наличию  в  них  повторения  свойств элементов основных восьми групп. Наконец, в таблице IUPAC лантаноиды и актиноиды  вообще  вынесены  из  таблицы, что   означает  полный  отказ  от поиска  периодичности  свойств   f-элементов,  вопреки  экспериментальным фактам, которые заметил  уже Менделеев, поместивший церий и торий в 4-ю группу, а уран - в 6-ю. Поэтому статью Б. И. Гуляева  можно приветствовать уже только за то, что он в духе самого Д. И.Менделеева  располагает все 118 элементов в таблице,  содержащей  ровно  8  групп.   Но!  Уважаемый  автор, похоже,  не  знает,  что  такую  работу  за  последние  60 лет уже  выполняли некоторые  его   предшественники. Так, "короткую" 8-групповую  таблицу  в 1951 году  опубликовал  Shenk  (Z.  Angew.  Chem.,  Bd .63, S.141),   который исправил вариант,   предложенный  самим  Менделеевым    (ибо  во  времена Менделеева  не  было  понятия  f-элементов).  Однако, формальный  вариант Шенка   не   учитывал   реально   наблюдаемые  валентности  лантаноидов  и актиноидов.  Поэтому в 1988 году В. К. Григорович (в книге "Металлическая связь  и  структура  металлов",  М.: Наука)  представил  более  адекватную 8-групповую  таблицу  элементов. Но и  вариант  Григоровича имел некоторые недостатки,  а  потому  в  2004  году Д. В.Корольков  и  Г. А.Скоробогатов (в книге "Основы  теоретической  химии", М.: "Академия")  предложили  более совершенную короткую 8-групповую таблицу элементов. Вариант 8-групповой  таблицы  Б.И. Гуляева  не дает ничего нового и даже уступает  всем  трём  таблицам  и Шенка, и Григоровича, и Королькова-Скоробогатова.  Поэтому статью Б. И. Гуляева в её нынешнем виде публиковать не имеет смысла.    С уважением,  Рецензент».   
   Как  видите, речь  идёт  только  о  форме Периодической  системы.   Если я буду получать другие рецензии, то они, вероятно, будут  в  том  же духе. Написал  NN  короткое  послание:  «Уважаемый NN!  Спасибо  за  рецензию, за труды. Моё письмо - не приглашение к дискуссии, отнюдь. Просто  хотелось сделать  одно  замечание.  Когда-то  я  поддался уговору и изменил название статьи на это неудачное. Ведь суть работы  вовсе  не  в  форме  системы  элементов. Это-то как  раз  дело  второстепенное. Здесь тема  не для химиков,  а для  физиков,  специалистов  по  атомному ядру.  Здесь раскрывается  новый взгляд на причину  периодичности,  идущий  от  новой  модели  частицы-нуклона.  Здесь просматриваются  выходы  на  многие вопросы  ядерной  физики,  начиная  с природы  электрического  заряда ядра, массы  ядра  и  прочее. Вот это важное! А вовсе не форма системы.  Спасибо  за  внимание.  Отвечать на письмо не надо. Всего Вам доброго».
   Получилось так, что я поставил себя в оппозицию всему учёному братству. Не только России, но и мира. Но ведь надо кому-то, когда-то начинать переходить от многих ложных взглядов  в  науке  к  новым, прогрессивным взглядам!  Это как война. Кто кого пересилит. В союзниках у меня никого нет, кроме времени. Да может быть   ещё – Божья помощь. Ведь не каприз же свой, не прихоть я тут исполняю! Дело дано мне по Божьему промыслу. Сколько Ему надо было потрудиться, чтобы привести живым с войны моего отца (пусть и инвалидом), чтобы уберечь мать, прошедшую ад сталинских лагерей, чтобы вырастить меня и прочее!   
   11 апреля.  Сегодня у меня была ночная смена. Днём – дома. Во время обеда смотрел по ТВ предачу о науке.  В передаче принимал участие Георгий Малинецкий, доктор наук, математик. Он специализируется на теме синергетики.  Малинецкий мне чем-то напомнил покойного Николая Плотникова, которго я знал много лет назад.  Он тоже был хорошим математиком и синергетиком. Малинецкий в ходе передачи вспомнил известные  слова Эйнштейна о том, что мир физической  природы является реализацией  нескольких  простейших математических принципов. Но каких – нам  пока до конца не ясно.  Я так думаю, что тридцать лет назад мне посчастливилось найти один из таких фундаментальных математических принципов природы. Конечно, я имею в виду новую идею атомной и ядерной периодичности. Ну скажите – что может быть проще и красивей?! Более двух с половиной веков назад Михайло Ломоносов утверждал: природа весьма проста; что этому противоречит – должно быть отвергнуто. Говорить о простоте основ физического мира с современными учёными невозможно, они сразу назовут тебя сумасшедшим. Если не назовут, то будут игнорировать, что и делают.    
   На электронный адрес Георгия Малинецкого послал свою работу по Периодической системе. Быть может, с ним будет толк.
   12 апреля.   (…)
   Сегодня утром дома, занимаясь уборкой, подумал вот о чём. Я упрямо, настойчиво продолжаю посылать свою работу по Периодической системе учёным России. У меня есть такое подозрению, что в их среде вызревает общее мнение о невменяемости автора. Быть может, думают они, уложить автора в психиатрическую больницу?!  Ну что он лезет к нам со своей статьёй, что он мешает нам жить  и  работать  так, как мы привыкли! А то, что он – сумасшедший, – это очевидно. Какой психически здоровый человек будет «усовершенствовать» Периодическую систему элементов, спорить с великими умами мира?!  Хорошо, пусть так. Но тогда справшивается – кто, откуда принесёт в науку новые идеи, откуда они должны браться?! А новые идеи современной науке нужны очень, без них наука сегодня задыхается, груз понятийного аппарата современных  теорий  так  усложнился, что освоить его целиком никто не способен, это не в человеческих силах. Я знаю только одно, что подобную ситуацию надо ломать, выводить науку из лабиринтов спекуляций на широкую дорогу развития. Надеюсь, что моя работа поможет учёным иначе взглянуть на прежние теории, по-новому осмыслить, увидеть их. Ведь не все же учёные такие твердолобые; есть и смело мыслящие, не боящиеся нетрадиционных подходов.  Новые идеи в науке не валятся с неба, не появляются на деревьях, как иконы Богородиц. Они рождаются в головах людей, праведных и грешных, рождаются в трудах и заботах, через каждодневное усердие и упорство. Не буду повторять здесь слова о любви к науке, о любви к истине. Они будут звучать здесь фальшиво. Кто занимается делом – не использует подобных высоких «штилей». Стыдно. 
    К слову, сегодня в очередной раз показали по ТВ художественный фильм «Добряки» (1979 г.). Замечательная картина! Фильм не столько о науке и о людях науки, сколько  о том, как прохиндеи, вроде Гордея Кабачкова,    проникают в науку и занимают в ней высокие посты. Что примечательно, по сценарию судьба Гордея Кабачкова совершенно рифмуется (уже не по сценарию) с моей судьбой: детский дом, сиротство, трудное детство, самоучка. Гордей  Кабачков становится главой научно-исследовательского института, не имея даже диплома о среднем образовании. Мои недруги, конечно, отождествляют меня с Гордеем Кабачковым, мол, вот тоже авантюрист от науки, проныра, тоже мечтает заполучить всё и сразу. Если им хочется так думать – пожалуйста, запретить нельзя. Но, погружаясь с наслаждением в эту иллюзию, они охотно отдаются в руки истинным Гордеям Кабачковым, тем, которым наука нужна только как средство вкусно и жирно жить.          
   Будто  в  противовес фильму «Добряки», вечером на канале ОТР показали фильм «Взлёт», художественную  картину  о  Константине  Циолковском, гениальном самоучке, подготовившем, как принято говорить, дорогу в космос.  Роль Циолковского исполняет поэт Ев. Евтушенко. Я  никогда не читал научных и литературных трудов Циолковского, никогда не видел ранее этот фильм. Но те мысли, размышления его, звучавшие в картине, мне были удивительно близки, буквально повторявшие мои мысли и размышления. Как  психотип  человека  и  учёного, Циолковский наиболее мне близок. При жизни  Циолковский слыл  в  Калуге  за  городского дурачка, сумасшедшего. Дети его обижали и бросали в него грязью. 
   15 апреля.     (…)
   По электронной почте получил сегодня два письма. Первое – приглашение  с  сайта  Стихи. ру  на  конкурс «Поэт года 2014». Комиссия конкурса опять меня включила в состав номинантов конкурса. И на этот раз мне пришлось отказаться. 
   Второе письмо – от одного из адресатов, кому посылал работу по Периодической системе. Учёный. Содержание письма таково:  «Спасибо, Борис!   Я посмотрел. Очень хорошо, если вас удовлетворяет такая умозрительная картина. Проблема только в том, что здесь  нет  никаких  энергетических  соотношений. Возможно, ваша картина окажется правильной, когда будет создана адекватная математика, как это произошло с эмпирически найденным спектром Бальмера. Успехов.  В.К.».
   Написал В. К. такое письмо. «Уважаемый В. К.! Спасибо Вам за внимание, за то, что не остались равнодушны. Моё письмо – не приглашение к дискуссии, можно на него не отвечать. Просто хотелось бы сделать пару замечаний. Я с Вами, конечно, согласен. Идея умозрительная, по-своему, как мне кажется, недурна. Как идея – она меня удовлетворяет вполне. К сожалению, у меня не хватает знаний и опыта, чтобы навести мосты между этой идеей и существующими теориями. А я уверен, что такие мосты навести можно. Вы, В. К., помянули об энергетических соотношениях.  Если  говорить о спектрах энергии излучающих атомов, то подобные энергетические соотношения уже существуют! Теория Шрёдингера – прекрасная теория!  Здесь вся сложность в том, что нам надо менять наш взгляд на природу так называемой частицы материи, в частности, нуклона. А чтобы понять, что такое нуклон – надо понять – что такое физический вакуум. Уж вы простите меня, что говорю Вам, учёному, такие вещи! Насколько позволяют мои знания, могу сказать, что в природе физического вакуума, в его колебательной динамике лежат разгадки многих непонятных сегодня науке ответов.  Всего Вам доброго.   Борис Гуляев».
   25 апреля. Сегодня говорил с одним товарищем о моей работе по Периодической системе элементов (спиральный вариант). Он пытался её понять, а я пытался ему объяснить её. Но, похоже, безуспешно. Он считает, что старая табличная форма системы привычней и проще. Я с ним и не спорил. Но убеждал, что на самом деле система химических элементов должна выглядеть именно в форме развивающейся спирали, построенной на основе периодической функции (синусоиды). Товарищ заявил, что даже если моя работа трижды гениальна и верна – учёные  её  всё  равно не признают, потому что я – никто, и зовут меня – никак. Учёные считают, извините, западло признавать идеи какого-то самоучки-недоучки. Быстрее рухнет мир, провалится в тар-тарары, чем они согласятся с твоим «великим» открытием. Конечно, товарищ в чём-то прав. Я и сам понимаю, что признание при жизни мне ждать нечего. Признание придёт, но только после моей смерти, и то не сразу. Пройдёт, быть может, несколько десятилетий, прежде чем учёные решаться сказать моему открытию «да».  Я понимаю, но не могу с этим смириться. Есть ещё слабая надежда на чудо.
   28 апреля.     (…) 
   О другом. Получил письмо от нового адресата, кому посылал свою работу по Периодической системе шесть  дней назад. Текст письма – критика. Много критики.  Есть  принципиальная, есть  непринципиальная, есть от недопонимания. Но, в общем, письмом доволен. Главное, что автор не остался равнодушен. Написал ответ:
   «Уважаемый  NN!  Моё письмо – не приглашение к дискуссии. Отвечать на него не надо. Прежде всего, спасибо Вам за ответ, за то, что не остались равнодушны. Всю Вашу критику я принимаю и почти со всем согласен. Моё несчастье в том, что много лет назад (32 года), не будучи специалистом, не получив высшего специального образования, я решил для себя попытаться понять сложности тогдашней науки (попытаться понять без знания высшей математики и математической физики). Начал много и заинтересованно читать. А главное – думать. Понимаете, когда пытаешься навести в чём-то порядок – неизбежно возникают новые оригинальные идеи. Так случилось и со мной. Всё получилось, повторяю, как-то быстро и неожиданно для меня. Пересказывать историю не стану. Она описана в очерке "Дыхание вакуума. История открытий" (извините за пафос). Полный текст имеется на страничке сайта "Проза.ру Борис Гуляев-Бегом". Но даже сейчас, спустя тридцать лет, я полагаю, что главные три идеи имеют научную ценность и заслуживают внимания учёных. Вместе с тем, понимаю – на какие темы я покусился, какие фундаментальные вопросы трогаю. Этого никому не прощают. Да, я вынужден теперь извиняться за свои идеи, говорить, мол, уж извините, так получилось, я не хотел и прочее. Ужасное положение. Но я отдал этим идеям всю свою молодость и большую часть жизни. Я не сидел все эти годы, сложа руки, что-то всегда предпринимал, чтобы найти поддержку в научном сообществе. Но всё безрезультатно. Самоучек никто слушать не хочет. Быть может, оно и верно. Сейчас я ни на что не рассчитываю. Я смирился с непризнанием и хочу только одного – как-то сохранить идеи в документах других мест и людей. Авось когда-нибудь востребуются. Такое ведь случалось в истории науки.  Ещё раз благодарю Вас и всего Вам доброго.   Борис Гуляев».      
   Разослал свою работу за последние месяцы более сотни  адресатам. Получаю единичные ответы. Это нормально. Тополь в июне месяце разбрасывает по ветру миллионы семян. А прорастут и дадут побег от силы два-три семени.   
   5 мая.   (…)
   О другом. Получил ещё один ответ по электронной почте на свою работу по Периодической системе. Ответ благожелательный, но без последствий. Как бы учёный принял информацию к сведению. И то ладно! Но и отсутствие ответов меня теперь не очень настораживает, расстраивает. Понимаю, что  подобного  рода  информация  переживается  людьми, получившими  её, по-разному. Кто-то оскорбится, кто-то обозлится, кто-то посмеётся, а кто-то и заинтересуется. Страшно равнодушие. 
   10 мая.   (…)
   У меня на страничке интернетовского сайта Проза.ру набралось 2500 баллов. Это даёт право автору выложить одну из своих работ на главную страницу сайта.  Коллега А. Р. помог мне выложить на главную страницу свою давнюю (1986 год) работу «Леонардо да Винчи, Михаил Ломоносов и гравитация». Почему выложил именно её? А в честь минувшего тридцатилетнего юбилея со дня понимания действительной природы гравитации, что случился  5  апреля  этого  года.  Всё  просто.  Природа  гравитации –  не  так сложна и путана, как видится это учёным сегодня. Но моей идее не хватает математического обоснования, то есть описания идеи гравитации языком формул. А ведь с точки зрения математической физики – это не так сложно. К великому сожалению, я не владею языком математики. Понимаю только, что в формулах должны присутствовать величины плотности вакуумной среды, естественно, массы, упругости, динамические колебательные характеристики и прочее. Изменение плотности вакуумной среды с удалением от массивного тела происходит по закону обратных квадратов. Выкладывая свою работу на главной странице – лелею надежду, что вдруг найдётся человек, который поможет перевести мои взгляды на язык математики. Что примечательно, эта идея ничуть  не противоречит эйнштейновской  теории в верном её понимании. 
   17 мая. По электронной почте получил второе письмо от адресата В. В., которому высылал свою работу по Периодической системе элементов. Содержание письма таково: 
   «Дорогой Борис Гуляев, недавно в Дубне было обнаружено и подтверждено в Дармштадте (Германия) новое ядро с атомным номером 117 и периодом  полураспада 78  миллисекунд  (Uus) (унунсерпий).  Ядерная  реакция   Ca + Bk =Uus + 3n.  Это недалеко от 114 ядра (острова  стабильности). Всё есть в Википедии. Это как бы новый хим. элемент.   Ваш  В.В.»
   Ответил коротким посланием: «Спасибо, В. В., за информацию. Да, Pi (условно-пион, группа инертных газов) - 118 элемент. Совсем рядом. Надеюсь, открытие 118 элемента не затянется на долгое время.  Всего доброго,  Борис Гуляев».   
   Работу по Периодической системе за последние месяцы послал около ста пятидесяти учёным. Откликнулось лишь несколько человек. Мне кажется, большинство адресатов «отфутболивали» мою работу прямо в Лабораторию ядерных реакций (ЛЯР) им. Флёрова (Дубна). В ЛЯРе меня уже, похоже, кроют матом. Им  надоело  получать  мою статью от коллег с разных сторон. Работа появилась здесь, возможно, только сейчас. А могла бы появится ещё 24 года назад, когда самолично передал её Георгию Николаевичу Флёрову в марте 1990 года. Понадобилось почти четверть века, чтобы достучаться.
   21 мая.   (…)
   О другом. Вечером на ТВ смотрел очередную передачу цикла «Академия». Выступал доктор наук Черепащук. Тема его лекции – тёмная материя, тёмная энергия, чёрные дыры и «кротовые норы». Читал лекцию мастерски. Опыт такого дела огромный. А я слушал его, вникал в сказанное, и видел образ  человека, плутающего  в трёх соснах. Ведь его рассуждения – это взгляд современной науки на подобные вопросы физики. Закостеневшая парадигма не даёт сделать шаг вперёд даже при наличии огромного теоретического и опытного материала по физическому вакууму. Существующая парадигма стоит на двух столпах – частица и поле. Множество видов частиц и множество видов полей. А физический вакуум – он так, сбоку-припёку. Используем только тогда, когда в нём есть нужда. А ведь признав только  физический вакуум – основой материального мира, допустив существование у него массы и плотности, допустив реальность всевозможных колебательных динамик в этой среде, мы разом разрубаем гордиев узел. Представления о тёмной материи и тёмной энергии получают ясные очертания, природа гравитации становится вакуумным давлением, осуществляется великий синтез частиц и полей на основе среды физического вакуума. Просто до неприличия! Но вот в эту простоту учёные не могут и не хотят поверить. Смена парадигм в науке – как стихийное бедствие, как страшное землетрясение. Учёные это понимают, и потому делают всё, чтобы оттянуть развязку. Но подземные толчки уже так явственны, что кое у кого это вызывает тошноту, кое у кого – истерические припадки.      
   Повторяю, если у меня и есть заслуга перед наукой, то она в том, что мне удалось найти именно те камни, которые ложатся в основание новой научной парадигмы. Но найти основополагающие камни – мало. Их ещё нужно должным образом уложить. Отчасти сделано и это. Я, в меру своих возможностей, дал качественное описание моделей и явлений физического мира. Сегодня задача сводится  к  переложению этих образов на язык математики. То есть необходимо теперь дать количественное описание моделей и явлений. На смену старой парадигме придёт новая, которая, вероятно, когда-нибудь сменится другой парадигмой. 
  26 мая.   (…)
  О другом. Американские учёные никак не могут объяснить поведение двух космических аппаратов «Пионер - 10» и «Пионер - 11», которые летят за пределы Солнечной системы. Сейчас аппараты находятся за орбитой   планеты Плутон, на расстоянии 12,2 миллиардов километров от Земли. Якобы оба аппарата подвергаются воздействию неизвестной силы, которая тормозит и изменяет их траекторию. При этом учёные уверены, что гравитации Солнца явно недостаточно для подобных изменений на таком расстоянии. Но и первое, что пришло в голову учёным, – тёмная материя. Мол, это она изменяет траекторию полёта.  Вот так неожиданно у меня появился союзник в моих воззрениях на гравитацию как вакуумное давление. Плотность вакуума за пределами Солнечной системы постепенно возрастает, так как интенсивность волновых полей в среде физического вакуума так называемой весомой материи постепенно уменьшается. Этот уплотняющийся вакуум изменяет траекторию полёта аппаратов, выдавливает их в сторону системы. Чтобы выйти за пределы Солнечной системы, аппаратам нужно снова включить реактивные двигатели. 
   Скоро в Париже пройдёт специальная научная конференция по подобной аномалии в движении космических аппаратов. Вероятно, будут говорить о недоработках существующей теории гравитации.  Но если и здесь не прозвучит версия о вакуумном давлении – то, мне думается, уровень их состоятельности, как учёных, вообще окажется под вопросом. 
   31 мая.  Дочитал  сегодня  книгу Анатолия Сухотина «Парадоксы науки» («Эврика»; 1978 г.).  Замечательная  книга! Вот бы её прочесть всем тем, кто так упорно сопротивляется новым идеям в науке, в частности, моей  спирали! В книге много верных и умных суждений автора и цитат из трудов мудрых людей прошлого. «Трудности  научного прогресса скорее не в отсутствии новых идей, а в освобождении от старых».  Хорошо сказано!
   15 июня.    (…)
   О другом. На ТВ канале ОТР смотрел документальный фильм о научных революциях.  Как тяжело даются переходы от одних представлений в науке к другим. Сколько приходится преодолевать трудностей, препон. За старые представления крепко держаться адепты, руками  и  зубами.  И  прав  Макс Планк, переубедить адептов нельзя; нужно ждать – когда они просто вымрут, а новые  поколения  воспримут новые идеи без больших сложностей. Говорилось  в  фильме о теории гравитации, о непростом  пути  этой теории. Как бы с гравитацией сегодня всё ясно, мол, здесь всё «устаканилось», успокоилось. Теория Эйнштейна – последнее и решающее слово в науке о гравитации. В математическом отношении – возможно. Но не в понятийном, в качественном. Я убеждён, что за представлениями о пространственно-временной кривизне теории Эйнштейна стоят реальные физические процессы в реальной физической среде – физическом вакууме. И гравитация объясняется именно вакуумными давлениями. Планета на орбите вокруг Солнца удерживается равнодействием двух сил – силой центробежного инерционного движения и силой вакуумного давления. Здесь мы имеем состояние динамического устойчивого равновесия. Изменись одна из двух сил – и равновесная система будет нарушена. Если движение планеты по орбите замедлится, то планета по спирали будет приближаться к Солнцу и рано или поздно упадёт на него. Если же вакуумное давление ослабнет, то планета по спирали будет удаляться от Солнца до того места, где давление опять сравняется с силой центробежного движения.   
   20 июня.   (…)
   О другом. Между делом сегодня подумалось о прежнем. Продолжаю посылать учёным свою научную работу по Периодической системе. Количество адресатов перевалило за две с половиной сотни. Я понимаю, что немедленной реакции быть не может. Лишь редкие люди отвечают на письмо извещением о получении. Для некоторых учёных получение моей статьи – в известном смысле – стресс. Никто, никогда к ним ничего в подобном  роде не присылал, и вдруг такое, да ещё с претензией на переделку основ. Конечно, разволнуешься. А главное, они не понимают – что с этим делать?! Соглашаюсь, что  нужно время на «пережевывание  и  переваривание».  Сколько продлится этот процесс – месяцы, годы? Но ведь должны же быть среди учёных люди, наделённые хорошей научной интуицией, умением схватывать суть идеи сразу, без раскачки! Где эти учёные? И есть ли они среди нынешних? Не исключено, что их больше, чем я думаю. Но им мешают некие комплексы. Преодолеть эти комплексы так же тяжело, как разрушить своими руками созданный уют, и начинать создавать его заново. 
   23 июня.   (…)
   О другом. Вчера вечером  по ТВ смотрел документальный  фильм об идеях английского физика Роджера Пенроуза и армянского физика Вахи Гурзадяна. Они сошлись на мысли, что у нашей вселенной не было начала и не будет конца. То есть у принятой большинством учёных теории Большого взрыва есть альтернатива. В рассуждениях Пенроуза я увидел нечто общее с моими идеями 1983 года, до момента открытия дыхания вакуума. Суть  моей тогдашней идеи в том, что фотонное излучение, выходя из пределов одной вселенной, проникает в другие. Оно не теряется, а концентрируется в «фокусных» центрах других, окружающих вселенных, и даёт начало новому кругу эволюции так называемой вещественной материи. Стрела времени может быть направлена только вперёд. Время не может течь вспять. Второе начало термодинамики (необратимое рассеяние энергии молекулярного движения) справедливо всегда. Но справедливо и первое начало термодинамики, гласящее о сохранении общей энергии движения во вселенной! Вот на этот момент Пенроуз и Гурзадян  в  фильме как-то не обратили внимание. А ведь здесь-то и есть гвоздь проблемы!  Как ни крути, но без прихода к идее дыхания вакуума, наука обречена на долгие блуждания, на нагромождение новых спекуляций. Идея дыхания  вакуума одним  махом  разрубает гордиев узел. Она проста и логична до крайности! Но с другой стороны, она ставит нас перед другой огромной проблемой – структурой вакуума.
   27 июня.    (…)
   О другом. Вчера вечером на ТВ-«Культура» смотрел передачу  М. Швыдкого «Культурная провокация» (повтор от 2011 года). Тема передачи: гений и злодейство нераздельны. Оппонировали друг другу литературный критик Дмитрий Бак и философ Александр Коцура. В силу своей ограниченности, Бак  отстаивал  точку зрения о нераздельности  гения и злодейства. Коцура – напротив.  Что примечательно, Бак приводил примеры неразрывности  гения и злодейства из литературных, художественных произведений. Согласитесь, весьма спекулятивная позиция. Жизнь, реальные судьбы гениев как раз показывают обратное. Это не были баловни судьбы, которым всё легко и просто давалось. От подлинного, настоящего гения (будь то в науке, в искусстве, в военном деле) зла не исходило, он не был и не мог быть носителем зла, иначе он не был бы гением. Гений – это свет, Божья благодать, несущая добро всему миру. Но действует Божья благодать через человека. И в этом сложность, противоречивость явления гениальности. Совершенных людей нет и быть не может. Недостатки, пороки, слабости есть и у гениев. Характеры их порой невыносимы. Может ли человек, наделённый гениальностью, совершить тяжкое преступление? Мне хочется сказать – нет. Но в истории такой пример есть – ювелир и художник Бенвенуто Челлини. Но Челлини убил человека, мстя за убитого брата! Это существенно меняет картину преступления. И не следует забывать, что на дворе стоял шестнадцатый век, где драки, поножовщина были обычным ежедневным явлением. Мне вспомнились слова Пушкина: где драка, там и я.  Так мог сказать гений. У злодея эта фраза звучала бы  так: где я, там  и  драка. Кроме Челлини, других примеров тяжких преступлений, совершенных гением, насколько я знаю, нет. Прекрасные литературные произведения Пушкина «Моцарт и Сальери», «Борис Годунов» нельзя толковать буквально, что всё именно так и было в истории. Сальери не травил Моцарта, Годунов не посылал наёмных убийц к царевичу Димитрию. Во всяком случае, это никогда и никем не доказано. Гений Пушкина сделал из подобных «тёмных» историй литературные шедевры в назидание живущим и грядущим поколениям. В данном случае искажение исторической правды здесь извинительно, тем более – гению.   
   С точки зрения сегодняшнего дня, гений и злодейство неразрывны в том смысле, что деятельность гения вызывает ответную реакцию, часто злобную. Особенно в науке. Вы посмотрите – с какой злобной неприязнью иные учёные отвергают научные идеи с явными признаками работы гения! Можно только поражаться ограниченности и недальновидности этих людей, считающих себя учёными! Что характерно, убив гения, они же первыми воспоют ему хвалу! Совершив злое дело, искупят его таким же рвением в славословии. 
   13 июля.   (…)
   О другом. Периодически в мыслях возвращаюсь к теме – велосипед. Вероятно, когда изобретатель первого двухколёсного велосипеда показал рисунок, проект своего творения другим людям, ему сразу сказали, что не только ездить, но даже стоять на таком агрегате невозможно, ибо законы математики  и  механики  этого  не  позволяют. Подобный случай – прекрасный  пример инерционности, ущербности нашего мышления. Когда я говорю, что физический вакуум – это кристалл невероятно большой плотности и массы, то люди  шарахаются  от  этой  мысли  как  от  прокажённого. Как кристалл?! Ведь мы же не чувствуем, не ощущаем никакой плотности, никакого давления и массы! Мы двигаемся, бегаем, летаем, и ничто не мешает нашему перемещению! Поместите-ка себя в какой-нибудь плотный материал, допустим, в большой кусок древесины или металла… Там мы не только двигаться, даже пошевелить пальцем не сможем. А вы говорите – кристалл! И всё же, как ни парадоксально моё утверждение, но реальность физического мира именно такова! Всё выглядит иначе и не кажется парадоксом, когда изменится наш взгляд на природу так называемых частиц материи, на характер их движения. Частицы – не инородные физическому вакууму образования, а сами есть динамика физического вакуума, особенная форма колебательной динамики, напоминающая дыхание. Именно такие очаги колебательного возбуждения в соединении с колоссальной плотностью и массивностью вакуума и делают наш мир физической реальностью со всем набором сил и взаимодействий. Без подобной огромной плотности вакуума физический  мир не смог бы существовать. Эта довлеющая  плотность обусловливает нашу жизнь, выступая как гравитация, как магнитные и электромагнитные взаимодействия, проявляясь во всех физических и химических  процессах.  Отрицая  сегодня  такую природу вакуума, люди повторяют ошибку с двухколёсным велосипедом. 
   14 июля.    (…)
   О другом. На ТВ-«Культура» начался показ документального сериала «Афинская школа». О мудрецах и философах Древнего мира. Сегодня речь шла о Гераклите. Это он, задолго до Гегеля и марксистов, увидел диалектику мира, борьбу противоположностей. Это он первый сказал об эволюционности, цикличности развития мира: рождение, развитие, процветание, угасание, гибель. Но гибель – не как полное уничтожение, а как возвращение к исходной точке для нового цикла развития. Интересны мысли Гераклита о порядке и хаосе. Не хаос правит миром, но есть в нём порядок, которым управляет Логос – некий постоянный закон преображения, движения.       
   В этой связи мне подумалось о моей новой идее явления Периодичности. Ведь, в сущности, я открыл для науки механизм упорядочивания на микроуровне, на уровне частиц, атомов, молекул. И закон этот удивительно прост! Изменения углового момента в периодическом движении валентных частиц атомов обусловливают свойства  и  особенности  химических  элементов. Но учёные с каким-то патологичеким упрямством не хотят признавать правоту такого простого и очевидного закона! А ведь здесь разгадка, быть может, одной из самых великих тайн мироздания.  Простота и величие в одном-единственном принципе. Как наклон земной оси и вращение Земли обусловливают в наших широтах смену времён года, так и изменения углового момента валентных частиц меняют свойства элементов.    
   23 июля.    (…)
   О другом. Послал свою работу по Периодической системе более чем четырём  сотням  учёных. Сказать, что нет  результата, – неверно. Результат есть – упорное молчание, показное неприятие. Повторяю, меня эта ситуация  сегодня  не столько расстраивает, сколько забавляет. Ведь как учёные ни противятся, как  ни молчат, но пути-то иного у них всё равно нет, как признать правоту идеи и начать с ней работать.  И  чем  раньше,  тем  лучше. Как поётся в одной старой хорошей песне: никуда не денешься, влюбишься и женишься, всё равно ты будешь мой!..
   5 августа.    (…)
   О другом. Число моих адресатов по высылке научной работы по Периодической системе перевалило за пять сотен. Сегодня (единственный случай)  получил  аж сразу два отклика. Один – доброжелательный с критикой (Гр. Руб.), а  второй – отказ, мол, не моя тема. По природе, как мне кажется, я человек не злой, не вредный. Но что касается  науки, здесь во мне, за минувшие тридцать лет, скопился такой  потенциал разрушительной злости, что только держись! Мне хочется разворошить это спокойное, застоявшееся болото, взорвать его. Наука существует сегодня изжившими себя научными истинами, ложными представлениями и взглядами. Когда-то они были весьма плодотворны и необходимы науке. Они до сих пор подпитывают её, теория и практика не стоят на месте. Но чем дольше они существуют, тем очевиднее, как  наука  всё  глубже  и  глубже вязнет в этом поганом болоте. Я бешу, злю учёных своим упрямством, вывожу их из себя. Они готовы меня удавить, изничтожить, если бы только дотянулись. Мол, как смеет этот недоучка, без всякого образования и научной школы, что-то нам предлагать, навязывать!..  Фрик, кретин, идиот с больным самолюбием!.. Конечно, я совершенно понимаю учёных. Но сейчас в науке создалась такая уникальная ситуация, что разрешить фундаментальные сложности и противоречия её невозможно без вмешательства подобных «фриков». Только они имеют возможность осмыслить проблемы современной науки в комплексе, в связке и увязке с отдалёнными отраслями знания. Профессиональный учёный сделать подобного не может в силу известных причин. А наука не может не развиваться. Торможение научного знания гибельно для цивилизации. Однажды встав на этот путь – мы не можем с него свернуть. Клин вышибают клином.       
   6 августа. Сегодня получил по электронной почте ещё один доброжелательный ответ на свою работу по Периодической системе. Таких ответов очень и очень немного, но каждый меня радует необыкновенно!  Есть ещё какая-то надежда на то, что работа может быть понята и признана в России.   
   К слову сказать, на ТВ-«Культура» в третий раз повторяют научно-популярный сериал «Сквозь кротовую нору с Морганом Фрименом». Весь сериал мне посмотреть не удаётся. Но некоторые серии – иногда получается. Как, например, вчера. Во вчерашней серии речь шла о возможной многомерности пространства в связи с теорией  струн. Согласитесь, чтобы струна колебалась, она должна быть прочно закреплена на концах. Учёные ввели в обиход гипотезу о бранах (от слова «мембрана»). Браны являются источниками струн. Браны могут иметь совершенно колоссальные размеры, вроде трёхмерного тела невероятного размера.  Концы струн прикреплены к бране, и, следовательно, длины этих струн также могут иметь огромный размер. Диапазон длин струн в бране – от микроскопического до вселенского. Прикреплённые к бранам струны отождествляются с так называемой вещественной материей, с частицами,  имеющими  массы покоя. Но есть струны, не прикреплённые к бранам, а замкнутые, кольцевые. Вот такие струны отождествляются с частицами поля, не имеющими массу покоя: фотоны, гравитоны и прочее. Слабость сил гравитации по сравнению с другими силами в природе (ядерные, электромагнитные…) и объясняется якобы вот такой кольцевой формой их струн, не прикреплённостью к бране. Чем дольше я слушал эти рассуждения, тем больше они напоминали мне мои идеи теории дыхания вакуума. Ведь, в сущности, они говорили о том, к чему мне посчастливилось придти ещё тридцать лет назад. Радиальный осциллятор (дыхание вакуума) – и  есть струна, трёхмерное колебание плотности в среде физического вакуума! Брана – и есть среда физического вакуума, материальная, структуированная. Радиальный осциллятор связан с ней, как струна с закреплёнными концами. Постоянное волновое поле, которое возбуждает осциллятор, уже так  не связано местом в среде вакуума. Оно свободно распространяется в пространстве. Это как  раз  те кольцевые струны, не прикреплённые к бране. То есть, видится тут соответствие полное!
   Хоть я и ругаю современную физику, но она всё же мучительно, тяжело движется в сторону верных представлений, верного понимания сути вещей.
   8 августа. Вспомнилось между делом о своей недавней переписке с учёным Г. Р., которому  высылал свою работу по Периодической системе. В письме ему я писал о том, что не получил специального образования, мол, самоучка, у меня нет способностей и таланта к математическим наукам. В ответе мне Г. Р. сказал: «Относительно математических наук, у меня не возникло такого ощущения. Скорее, наоборот, у Вас есть способности, но Вы не тренировались».  Честно говоря, я и сам об этом догадывался. Способности остались не разбуженными. Хотя, по правде если (повторяю в очередной раз), наверное, никто не привнёс столько математики в мир ядра и атомов, как моя работа по Периодической системе. Она ставит мир ядерной и атомной динамики на чисто математическую основу. Это прямо-таки вопиющий парадокс! Человек, почти ничего не смыслящий в математике, делает такое фундаментальное открытие!  Но здесь есть, как мне кажется, секрет. Моя стихия – образы, художественное представление; моя стихия – слово и звук. Так вот, чтобы сделать подобное открытие мне понадобились именно эти стихии, а математика – как гармонизирующее начало. Ведь не зря же Бог дал  мне  талант  поэта! Талантливый  поэт  может стать хорошим математиком, но талантливый математик хорошим поэтом – вряд ли. Здесь нужно что-то особенное в душе.    
   18 августа.    (…)
   О другом. Получил по электронном почте письмо от одного из своих адресатов по науке (Губ. С.П., МГУ). Предлагает мне связаться с редакцией журнала «Радиоэлетроника, наносистемы, информационные технологии» (издание РАЕН). Есть шанс опубликовать свою работу по Периодической системе в разделе Дискуссии. Связался с издателем (Гр. В. И.), и даже получил от него ответ.  Работа по статье начнётся только в октябре-ноябре. Тогда будет ясно – возьмут в публикацию или откажут. И то ладно!   
   Получу, вероятно, из редакции вопросы по работе о Периодической системе, на которые придётся давать ответы. Всё снова упрётся в неясности понимания и толкования моих положений и выводов. Мне-то всё кажется таким простым и понятным, а другим, тем более, учёным, отнюдь так не кажется. У меня давно была такая мысль: сделать эту мою работу по Периодической системе из одних только иллюстраций, без всякого текста. Пусть попробуют учёные понять идею сами, без толкования. Идея проста до примитивности! Но даже эту примитивность у большинства учёных нет способности увидеть! Каким образом колебательные образования одной природы могут устанавливать между собой устойчивую связь? Только таким, и никак иначе! Согласованностью периодических движений по угловым моментам. Механизм связи между частицами-осцилляторами тоже должен быть колебательным.  Этот упорядочивающий механизм в мире частиц, превращающий  хаос  частиц  в  устойчивые  группы частиц, в многонуклонные атомы, – одно из фундаментальных явлений природы. Ему мы обязаны существованием так называемой вещественной материи. Давно пора потеснить представления об электрических зарядах частиц, которые, якобы, обусловливают связь частиц. Под вопросом оказывается и общепринятый    механизм синтеза многонуклонных ядер. А, может, всё таки права идея холодного ядерного синтеза?! Быть может, вдали от Галактик, в среде плотного «холодного» вакуума, идёт постоянный процесс генерации нуклонов.  И тут же они, по известному принципу, образуют многонуклонные группы, подпитывая постоянно нашу вселенную новой «вещественной» материей…   
   9 сентября. Получил вчера по электронной почте очередное письмо из Швеции от Любови Поспешиной. Поблагодарила меня за песню; говорит, песня  наша с Фоменко о Вологде так ей понравилась, что готова слушать ещё и ещё. Сегодня ей ответил. Послал, наконец, как обещал, свою работу по Периодической системе. Быть может, здесь, в Швеции, она получит понимание и признание. В России, кажется, это совершенно невозможно. 
   10 сентября.     (…)
   О другом. Сегодня по ТВ смотрел передачу о строительстве во Франции Международного экспериментального термоядерного реактора (ИТЭР). Грандиозный проект, в котором участвует и Россия. В передаче рассказывалось о вкладе нашей страны в этот проект. На проект выделяются огромные средства. Завершение строительства планируется в 2019 году. Начало экспериментов  с  дейтериево-тритиевой  плазмой – в 2027 году.  Я убеждён, что весь этот проект – чистой воды авантюра, поразительный по наглости способ выкачивания денег из бюджетов, удивительный по массовости паразитирования на несостоятельной научной идее. Тридцать лет я твержу, что путь Токамаков – путь в никуда. Никакого изобилия дешевой энергии мы здесь не получим. Затраты энергии на получение энергии синтеза в миллионы раз превысят полезный эффект. Идея с самого начало была ложной. Если бы в ней имелась хоть крупица истины, то мы могли получить энергию термоядерного синтеза и на малых Токамаках. Не получив устойчивого эффекта на малых, мы строим большой, который заведомо не даст никакого положительного результата. Очевидный обман и самообман учёных! С подобным обстоятельством я связываю и многолетнее неприятие учёными моей работы по Периодической системе элементов. Она противоречит идее «горячего» термоядерного синтеза. 
   12 сентября.    (…)
   О другом. Утром в новостях по радио услышал информацию о том, что западные научные издательства резко сократили приём к публикации работ российских учёных. Причина – санкции против России в связи с событиями на Украине.  А мне подумалось о моей научной работе по Периодической системе, которую недавно переправил в Швецию.  Неужели и её не возьмут в публикацию?!  Это будет просто свинством. Но, я надеюсь, интерес к работе всё же появится, западные учёные не столь зашорены и консервативны, как российские. А будет интерес – будет и  публикация. Пусть в  переработанном, и даже урезанном виде, но это не столь важно. Главное, чтобы прозвучала ясно новая идея периодичности, что, как и почему. 
   15 сентября. Получил по электронной почте письмо из Института метрологии им. Менделеева (С.-Петербург). Некоторое время назад я посылал им свою работу по Периодической системе. Ответил сотрудник института N. N. Процитирую содержание письма: «Ув. Б.И. Посмотрел Вашу работу. Она мне лично показалась довольно интересной. Однако большого значения для дальнейшего развития современной отечественной теоретической метрологии эта работа не имеет, поскольку касается в основном формы представления Периодического закона Менделеева: табличная или спиральная. С наилучшими пожеланиями…». Как видите, и здесь видят только форму, а в суть содержания даже не пытаются вникнуть. Но ведь форма возникла из содержания! Содержание определяет форму! Написал небольшой ответ:
   «Уважаемый товарищ N. N. (простите, не знаю Вашего имени-отчества). Спасибо Вам за ответ. Ваш ответ короток и ясен. Но у меня к Вам одна просьба. Пожалуйста, распечатайте эту мою работу в программе Microsoft Word на цветном принтере. Сохраните её в таком виде в архиве. Я уверен, что работа Вам ещё пригодится. Хотя бы из уважения к светлой памяти Менделеева! Всего вам доброго. Борис Гуляев».
   18 сентября.    (…)
   О другом. Сегодня с ночной смены. Утром дома по ТВ смотрел передачу «Наблюдатель». В гостях у ведущего были учёные-физики, которые занимаются международным проектом ИТЭР (Экспериментальный термоядерный реактор). Был и академик Евгений Велихов. Говорили о перспективах термоядерной энергетики. Авантюристы, чистой воды авантюристы! Не получено никакого ощутимого результата на ядерных реакторах меньшего размера, а берутся строить реактор гигантского размера, в надежде, что гораздо большая энергия даст устойчивую реакцию синтеза дейтерия и трития. Это если бы ракетостроитель Сергей Королёв, не получив успеха на ракетах меньшей мощности, стал сразу строить ракету межпланетную. Чушь собачья! Ведь что такое ядерный и термоядерный реакторы?! Это самовар, который предназначен для нагрева воды до кипения, а потом пар должен вращать турбину электрического генератора. Вот тогда мы получаем  чистую электрическую энергию. С ядерными реакторами всё получилось хорошо. Развалить тяжелое ядро легче, чем синтезировать лёгкое ядро. При развале ядер выделяется тепло, которое и греет воду. Как будет греться вода при термоядерном синтезе в установке ТОКАМАК – совершенно непонятно. Те рисунки и схемы, которые нам предлагают, ничего об этом не говорят. Якобы греть воду будет поток нейтронов, которые выделяются в реакции синтеза. Но главная беда в том, что при синтезе дейтерия и трития в гелий в массовом порядке произойдёт взрыв огромной разрушительной силы, который развалит всю установку. Поток нейтронов, образующийся при этом, вырвется наружу, и уничтожит вокруг себя всё живое.    
   Учёные, якобы, хотят  принести  на  Землю  кусочек Солнца.  Мол, он  даст изобилие энергии. Но, то, как образовалось Солнце, какой энергией оно живёт, строение Солнца – по большому счёту ещё гипотезы. В чём-то они просчитываются, в чём-то справедливы, в чём-то убедительны. Но полной правды о Солнце мы ещё не знаем. И вот на этом неполном знании мы пытаемся моделировать кусочек Солнца. Мы многого ещё не знаем о вселенной, о природе вакуума, о силах и энергиях. Человечеству нужно не изобилие энергии, а лишь необходимое количество. Но главное – нужна правда о нашем мире и о нашем месте в нём.
   26 сентября.    (…)
   О другом. Американская исследовательница Лаура Марсини-Хоутон из Университета Северной Каролины (США), рассчитав взрывы массивных звёзд, заявила, что Чёрных дыр здесь образовываться не может. Марсини-Хоутон математически описала коллапс массивной звезды, но выяснилось, что при коллапсе возникает излучение Хоукинга, при котором звезда быстро теряет массу. Мол, Чёрная дыра здесь возникнуть просто не способна. Но существование Чёрных дыр признано почти всем мировым сообществом учёных. Быть может, природа их возникновения несколько иная?! Во всяком случае, в центре каждой Галактики есть массивное несветящееся тело, именуемое сегодня Чёрной дырой. Иначе  как  можно  объяснить концентрацию такого гигантского количества вещества в ограниченном объёме космического пространства.  Ясно, что есть центр притяжения (вакуумного давления).    
   В следующем году исполнится сто лет со дня создания Альбертом Эйнштейном Общей теории относительности, теории гравитации. Учёный толкует гравитацию как кривизну пространства-времени, которую создаёт любое тело. Скажите, пожалуйста: пустота может искривляться? Если вы нормальный человек, то скажете – нет. Пустота – это ничто, а «ничто» не то что искривляться, она даже не может иметь пространственного объёма. Ещё Декарт  говорил, что  всё, что имеет пространственные размеры – материально. Если Эйнштейн говорит о возможности искривления пространства, то он должен допускать его материальность. Физический вакуум – отнюдь не пустота, а материальная среда колоссальной плотности и массы. Только на этой почве может происходить в физическом мире всё то, чему мы являемся свидетелями. Но вакуум – среда не пассивная, не арена для физических событий, а само – событие! Симбиоз «пространство-время» в теории Эйнштейна – не что иное, как движение (м/с). «Кривизна пространства-времени» есть всего лишь изменяемое движение в среде физического вакуума. Чем интенсивней движение в среде – тем круче «кривизна». Если предположить, что каждая частица тела есть маленький очаг движения (колебательной динамики) физического вакуума, то тем интенсивней будет волновое поле вокруг тела. А интенсивность динамики вакуума ведёт к уменьшению плотности и давления вакуума вокруг тела. С удалением от тела – плотность и давление вакуума пропорционально (закон обратных квадратов) возрастают.  Любое тело, попав в область изменённой (уменьшенной) плотности  и  давления вакуума, будет выдавливаться в сторону меньшей плотности, то есть, к массивному телу. Вот в этом и есть суть гравитации. Гравитация – не геометрическая химера, не математический выверт, а реальное физическое явление, игра плотностей и давлений. 
   8 октября.    (…)
   О другом. Нобелевскую премию по физике в этом году получат создатели световых диодов. По химии – создатели новых сверхточных микроскопов. Это, похоже, становится тенденцией. Премии теперь стараются давать за вещи прикладные, конкретные, с наглядной пользой. Теории физиков, часто спекулятивные, у Нобелевского комитета сейчас вызывают отторжение. Якобы крупных научных открытий фундаментального уровня, достойных Нобелевской премии, не делалось много десятилетий. За что давать?! За гипотезы?! За предположения?! А научные изобретения – конкретика, реальность. Хотя, по совести говоря, Альфред Нобель был бы  недоволен  тем, как низко пал уровень научной значимости работ, выдвигаемых на его премию.    
   13 октября. Был сегодня в родном училище связи. Подарил кабинету химии училища изображение Периодической системы  химических элементов в спиральной форме. Изображение сделано на большом листе белой бумаги с деревянной окантовкой сверху и снизу. Подарок училищу был сделан ещё полгода назад, но так до сих пор лежал у меня дома. Хотел подарить именно в этом году, так как текущий год для меня дважды юбилейный.  Сорок лет как в сентябре 1974 года начал учёбу в стенах училища связи. И тридцать лет – спирали Периодической системы, без ложной скромности говоря, этому великому научному открытию. Старейший работник училища связи, Майя Игоревна Лобанцева, не звонит, не приглашает.  Я  решил  подарить явочным порядком, в неофициальной форме. Правда, попал не на урок химии, а на урок биологии, где изучали вирусы. Но ничего, приняли меня очень хорошо. Хотел просто подарить и тихо удалиться. Но ребята не отпустили, заставили прочесть маленькую лекцию о новой идее ядерной периодичности. 
   15 октября.    (…)
   О другом. Продолжаю посылать по электронной почте учёным свою работу по Периодической системе элементов. Сегодня неожиданно моим адресатом стал Владимир Фортов, ныне – президент Академии наук   России. Интересно, ответит или промолчит, как сотни других учёных. Такое упорное неприятие учёными моей работы быстрее говорит за её правоту. Остаётся только удивляться тому, как очевидную научную идею фундаментального уровня пытаются замолчать, делают вид, что ничего не случилось, и работа эта есть, мол, недоразумение, фантазия, «игра ума» выскочки из провинции. Как бы учёные не противились, но в своём упрямстве, в своей настойчивости я сильнее их всех, вместе взятых.   
   16 октября.    (…)
   О другом. Вечером на канале «Культура» смотрел традиционную по четвергам  программу  «Чёрные  дыры. Белые  пятна».  Один  сюжет программы был посвящён эфиру классической физики. В ходе рассказа, говоря о физическом вакууме, якобы пришедшем на смену старому эфиру,  показали видеокартинку, анимацию, которая меня просто поразила. Это то, что я называю дыханием вакуума. Только анимация была не трёхмерной, а  двухмерной. Содержание анимации таково: дискретные элементы среды вакуума равномерно сближаются к центру условной сферы и равномерно удаляются от центра, возбуждая при этом поперечную волну. И такое колебательное радиальное движение совершается множество раз. Я когда-то давно, лет тридцать назад, мечтал средствами мультипликации изобразить такое дыхание вакуума. И вдруг так неожиданно встречаю его на экране телевизора! Но возникает вопрос: неужели сами учёные «допёрли» до такой модели вакуумной динамики, или всё-таки моя настойчивость дала плоды?! Ведь я с самого начала открытия дыхания вакуума понимал, что рано или поздно наука придёт именно к этой модели динамики физического вакуума. Потому что другой дороги просто нет! 
   19 октября.    (…)
   О другом. Сегодня на прогулке подумалось на тему: гравитация как вакуумное давление. О гравитации у меня написано две статьи: «Гравитация»  и  «Детский вопрос». Но мне в своё время не помешало бы  написать  одну  общую статью с названием «Гравитация как вакуумное давление». Название именно такое прямое, лобовое, прямо указывающее на природу гравитации. Природа гравитации – моё третье открытие, сделанное в апреле 1984 года. По значимости оно ничуть не уступает ни открытию дыхания вакуума (ноябрь 1983 год), ни новой идее ядерной и атомной периодичности (февраль-март 1984 год). Понять природу гравитации невозможно, не поняв природу частицы материи, нуклона; не поняв природу физического вакуума. Гравитация – не первичное явление мироздания, а глубоко вторичное. Она возникает там и тогда, когда нуклоны образуют сначала устойчивые  ассоциации, а потом и тела. Каждый нуклон есть локальная колебательная динамика вакуума, возбуждающая вокруг себя постоянное волновое поле. Объединяясь в тело, волновые поля нуклонов складываются и создают общее волновое поле вокруг массивного тела, которое мы и называем гравитационным полем. Давление и плотность вакуумной среды здесь меньше, чем в изрядно удалённых от тела пространствах. На поверхности тела (планеты) давление и плотность вакуума минимальны, потому что плотность волновых полей тут максимальна. Предмет, поднятый над поверхностью планеты, не притягивается телом планеты, а выдавливается плотным вакуумом в направлении минимальной плотности и давления вакуума, то есть к поверхности планеты. Природа гравитации очень проста. Она доступна для понимания любому человеку. Трудность здесь есть, но чисто психологического свойства. Ведь физический вакуум – среда с колоссальной плотностью и массой. Такой плотностью, что нам трудно даже это представить! Она на порядки плотней самой плотной «вещественной» материи, известной  человеку.  И  вот  в  этой  плотнейшей среде происходят движения, называемые дыханием вакуума, которые взрывают эту колоссальную плотность, превращая наш мир из застывшего кристалла в яркий, динамичный, живой. Вот в этом великое чудо нашего мира!               
   Повторяю, Общая теория относительности Эйнштейна (теория гравитации, 1915 г.) в математическом отношении справедлива. Но пассивная кривизна пространства-времени не может быть причиной тех сил, которые мы называем силами тяготения. За понятием «кривизна пространства-времени» стоит реальное движение, реальная динамика физического вакуума, различная  интенсивность которой обусловливает разность плотностей и давлений в среде физического вакуума. А «мощность» этого волнового поля вокруг тела определяется массой тела, то есть количеством частиц, каждая из которых возбуждает вокруг себя волновое поле. Потому-то сила так называемого гравитационного поля и связана с количеством частиц тела, его составляющих. Объяснить гравитацию давлением материальной среды пытались с давних пор. Ещё Леонардо да Винчи высказывал подобную мысль. Независимо такую же идею предложил Михайло Ломоносов. Ускорение свободно падающему телу, считал Ломоносов, может придавать только активно толкающая тело материальная среда (эфир). С приближением тела к  поверхности  планеты,  плотность  и  давление  вакуумной  среды  пропорционально уменьшаются, что и придаёт падающему телу ускорение. Даже Ньютон  пытался рассматривать гравитацию как давление эфирной среды. Но он не мог для себя объяснить – почему и  отчего плотность и  давление эфирной среды могут так изменяться вблизи массивного тела? Изменениями плотности и давления физического вакуума обусловливается не только гравитация, но  и все электромагнитные явления. Только электрические и магнитные поля имеют упорядоченную структуру, имеют направление спиральности. Если направление спиральности волновых полей совпадают – тела или частицы притягиваются, вернее, придавливаются внешним плотным вакуумом. При наложении
(интерференции) волновых полей одинаковой спиральности (допустим, двух магнитов) в пространстве между телами падают плотность и давление вакуума (вследствие увеличения динамики вакуума), и внешний плотный вакуум сдавливает тела. И опять же, никакого притяжения тут нет, а есть только сила давления.   
   24 октября.    (…)
   О другом. В 1905 году Альберт Эйнштейн выступил с научной статьёй, лёгшей в основу так называемой Специальной теории относительности. Одним из следствий идей Эйнштейна стал вывод о колоссальном количестве энергии, заключённом в  недрах обычного вещества, причём – любого. Известная формула: энергия равна массе, умноженной на квадрат скорости света. Огромность количества энергии в веществе взялась именно от величины скорости света, да ещё удвоенной! Скорость света очень велика – триста тысяч километров в секунду. Свет, испускаемый атомом, уносит ничтожную часть этой энергии. Но свет может и поглощаться атомом. Но вопрос: в чём же, в  каком виде сконцентрирована такая  колоссальная  энергия внутри атома? Тут, прежде всего, надо говорить о частице, составляющей атомное  ядро, –  нуклоне. Учёные «взвесили» нуклон,  получили  его  массу, и  эту  величину  умножили, по Эйнштейну, на квадрат скорости света.  «Масса» нуклона в энергетической единице –  938 мегаэлектронвольт.  Это огромная  величина. И всё-таки непонятно, как эти огромные мегаэлектронвольт умещаются в ничтожной крупице материи? Ведь как говорят учёные, нуклон – частица твёрдая, чётко локализованная в пространстве, да к тому же несущая положительный заряд электричества (протон). Тут явно что-то не так! Ведь здесь необходимо прямо-таки зримое присутствие скорости света, притом – удвоенное! Мы не выберемся из этого лабиринта спекулятивных представлений, если не признаем, в конце концов, что   нуклон – не ничтожная крупица материи, а динамика, движение колебательной природы, и скорость этого движения есть скорость света. Тогда всё встаёт на свои места. Частица нуклон существует не сама по себе в пустоте, а есть проявление колебательной динамики физического вакуума, которое я сегодня называю дыханием вакуума. А физический вакуум – материальная среда чрезвычайной плотности и массы. Любая динамика подобной среды происходит со световой скоростью и энергетически велика. Вся энергия нуклона заключена именно в колебательном движении дыхания вакуума. Световые волны, возникающие при любом возбуждении атома, уносят лишь ничтожную часть энергии  атомной системы.
   Интересный факт, о котором узнал недавно. Отношение масс протона и электрона равно 1836 единицам.  То есть на столько протон тяжелее электрона. Оказалось, что в единицах Пи названная величина соответствует: шесть Пи в пятой степени (1836). Поразительное совпадение! Но если рассматривать протон как колебательное образование (дыхание вакуума), а электрон как его постоянное волновое поле, то такое удивительное  совпадение объясняется самым естественным образом.
    Научная работа мелкого служащего патентного бюро в Берне, каковым тогда являлся Эйнштейн, не стала бы столь известна, если бы её не поддержал великий немецкий физик Макс Планк. Планк был поклонником абсолютов. Он увидел в работе Эйнштейна попытку утвердить в физике новый абсолют – постоянную скорости света. Скорость света предельна, ничто не может двигаться быстрее скорости света. До того постоянной скорости света не придавали особого значения. Но идеи Пуанкаре и Лоренца заставили изменить мнение учёных относительно подобной постоянной. Эйнштейн был не первым, кто увидел сквозь призму этой постоянной возможность создания новой кинематики, прозванной потом релятивистской. Но он это сделал быстрее и успешнее других. Хотя постоянство скорости света говорило  именно о существовании некой плотной материальной среды, но Эйнштейн отказался от гипотезы плотного эфира вообще. Рассматривая движение тел  и течение времени относительно постоянной скорости света, линейные размеры тел и течение времени, оказалось, изменяются. Чем ближе скорость тела к скорости света, тем меньше становились линейные размеры тела в направлении движения, а течение времени на часах этого тела замедлялось. Любой квалифицированный учёный с мелом у доски  вам это легко докажет. Но вся эта мудрёная математическая спекуляция могла быть легко объяснена другим путём, и более понятным, если бы учёные не отказались от плотной материальной среды. Не только не отказались, а сделали бы её ещё более плотной в тысячи раз. Взглянули на частицу материи не как на инородное подобной среде образование, а как на динамику этой среды. Тогда все эти странные изменения линейных размеров тел и замедление времени вытекали бы естественным образом.       
   25 октября. Получил по электронной почте письмо от одного из своих адресатов, кому высылал работу по Периодической системе. Содержание таково:   
   «Уважаемый Борис! Присланная Вами работа не понятна мне. Если честно, производит бредовое впечатление, извините уж. Если Вы уверены в своей идее, то, на мой взгляд, следует яснее изложить используемые Вами физические понятия. Вот цитата «фазы орбитальных моментов образуют одну волну с суммарным значением фазы 2; радиан». Что такое фаза орбитального момента? Что такое орбитальный момент нуклона? Как фазы могут образовывать волну? Волну в чём? Что такое «фаза углов орбитальных моментов нуклонов»? Чем она отличается от фазы  орбитального момента? В чём выражается коллективное движение нуклонов (поподробнее)? Почему «Фаза угла выражается через величину ; радиан»? и т. п. И главный вопрос – по каким именно свойствам материи Вы проводите упорядочение её частиц – ядер?  Пока  статья  отдаёт  явной псевдонаукой.  С уважением, Д. М.».
   Ответил:
   «Спасибо, Д., за письмо, за критику. Хорошее письмо, злое. Это лучше, чем равнодушие.  Честно говоря, у меня была мысль – представить эту работу одними иллюстрациями, без всякого объясняющего текста. Потому что видел уязвимость подобных изложений. Но, кто станет разбираться в таком ребусе? На тысячу учёных, быть может, найдётся один, да и тот лишь ради любопытства, а не выяснения истины. Затея, согласитесь, авантюрная.               
   Хотя истоки идеи уходят к теории де Бройля, но, по-моему, до меня никто не подходил к атомному ядру с такой стороны. Приходилось сходу придумывать новые понятия и образы. Уязвимость изложения ещё и в том, что я взял классическую модель вращения частицы на орбите, хотя с самого начала понимал, что здесь нужно говорить языком теории колебаний. Тут изложение идеи, вероятно, выглядело бы более убедительно.   
   Мне кажется, Д., что Вы интуитивно сознаёте справедливость рационального зерна идеи. Но Вас абсолютно не устроило путаное, невнятное изложение.  Хочется  автору снять штанишки  и  выпороть розгой  по  мягкому месту. 
Что же, дело понятное. Если Вы думаете, что я боюсь критики, избегаю, то – нет. Напротив, как всякому верному делу, такое битьё идёт только на пользу.  Нас  дерут, а  мы крепчаем!  Д., не прошу Вас отвечать на письмо. Но   сохраните эту мою работу. Быть может, когда-нибудь Вы вернётесь к ней, и увидите – насколько Вы были правы.  С уважением, Борис Гуляев».
   29 октября.    (…)
   О другом. Надо что-то делать с моей работой по Периодической системе элементов. Не хотят её учёные принимать в таком виде. Послал работу более пятистам учёным, а от них либо молчание, либо оскорбительная критика. Они не понимают моё изложение. Вот в этом вся причина. Моя идея ядерной и атомной периодичности должна излагаться на языке теории колебаний, на принципах синхронизации колебаний. Я же пошел лёгким путём и изложил на основе классической модели вращения частицы по орбите, мол, такое вращение тоже  описывается синусоидой, и гораздо нагляднее. Но я не знаю теории колебаний, где всё излагается языком математики. Без квалифицированной помощи мне не обойтись. Сейчас это мне ясно как божий день. Нашел электронный адрес одного профессора столичного вуза, который как раз специализируется на теории колебаний. Попробовал написать ему письмо, и послал свою работу.  Быть  может, здесь что-то сдвинется с места.
   «Уважаемый Александр Александрович! Возможно, я присылал Вам эту свою работу по Периодической системе. Высылал её многим учёным, даже, кажется, переборщил с этим. Но я хотел выявить главный порок, главный недостаток моей работы. К чему будет больше всего претензий. Теперь понимаю. Я пытался изложить новую идею понимания ядерной и атомной периодичности как можно проще, понятней, и взял за основу известные представления классической физики о вращательном движении частицы по орбите со всем прочим набором образов. Но большинство учёных напрочь отказываются понимать такие построения. Им всё непонятно. Как, впрочем, до конца непонятно и мне. Ясность здесь, как думаю, может придти только тогда, когда идея будет объяснена на языке теории колебаний (принципы синхронизации колебаний). К сожалению, я не имею достаточных знаний в подобной области. И потому, Александр Александрович, обращаюсь к Вам с просьбой помочь мне. Пусть не Вы лично, а может быть, есть у Вас талантливые студенты или аспиранты, кто бы мог заинтересоваться такой темой. Ведь, ей-Богу, тема заслуживает того! Будьте добры, известите меня. Очень на Вас надеюсь. С наилучшими пожеланиями, Борис Гуляев».   
   6 ноября.   (…)   
   О другом. Между делом снова думал о своей работе по Периодической системе элементов. Да, её надо переводить на язык теории колебаний, привлекать весь её механизм, включая синхронизацию колебаний, резонанс и прочее. Мне одному не одолеть. С другой стороны, если работа будет переделана в таком духе, то вовсе нет никакой гарантии, что к ней учёные отнесутся с большим вниманием. Реакция может быть ещё хуже. Повторяю, что без перехода к новой парадигме воззрений на фундаментальные представления в физике, воз с места не сдвинется. Ведь требуется отказаться  от прежних представлений на частицу (нуклон) как  корпускулу  с  зарядом, спином и другими характеристиками. Требуется толковать её как динамический процесс особого рода (дыхание вакуума) в среде. А здесь, следовательно, встаёт во весь рост проблема самого физического вакуума. Что это?! Арена событий или само событие?! Это такой крутой поворот в воззрениях, что учёные будут отбиваться руками и ногами, только чтобы не допустить слом прежней парадигмы. Во всяком случае, я пока сделал возможное: семена брошены. А когда и где (хотя бы одно) семя даст побег – дело тёмное.   
   22 ноября.   (…)
   О другом. Сегодня – тридцать первая годовщина открытия дыхания вакуума. Повторяю в очередной раз, открытие фундаментального значения, ключевое. Быть может, самое крупное открытие в науке за последние полвека. Но, увы, об этом, как и тридцать лет назад, знаю только я. Открытие дыхания вакуума потом естественным образом привело к двум другим великим открытиям: понимание причин атомной и ядерной периодичности, и понимание действительной природы гравитации. Эти два открытия подтвердили справедливость главного, первого открытия ноября 1983 года. Когда учёный мир поймёт справедливость подобных открытий – знает только Бог.   
   24 ноября.   (…)   
   Вечером на ОТР смотрел передачу, где выступал журналист, работающий по темам науки. Тема передачи: борьба с лженаукой. Он говорил о засилье лженауки в нашем обществе, мол, надо создавать серьёзные комиссии по борьбе с лженаукой, иначе мы утонем в потоке лжи и спекуляций. Вопрос в том: смогут ли эти комиссии быть объективными, непредвзятыми, умеющими видеть за якобы лженаучными идеями то, что станет потом достоянием науки? Я сам тридцать лет числюсь по ведомству лжеучёных, несущих лживые идеи и теории. Тридцать лет меня не хотят ни слушать, ни понимать. Но я уже почти смирился с таким положением вещей. Осталась надежда только на то, что сама наука рано или поздно придёт к этим идеям. А другого пути у неё и нет. Если бы был другой путь, то за тридцать лет, мне кажется, смог бы его разглядеть. Но его нет. Идея дыхания вакуума победит так же неизбежно, как неизбежно завтра утром встанет солнце на востоке. Это касается и идеи атомной и ядерной периодичности (спираль Периодической системы элементов), и идеи гравитации как вакуумного давления. «Пожуём» – увидим…   
   29 ноября. - Вам не кажется, что у покойничка слишком цветущий вид?! Сегодня имел возможность посмотреть художественный фильм «Выбор цели» (1974 г.). В картине от переизлучения  умирает один из персонажей. Но у умирающего такой пышущий здоровьем вид, что невольно у меня родилась такая шутливая фраза в духе Ильфа и Петрова. А фильм-то о вещах серьёзных, о том, как создавалось в Советском Союзе атомное оружие. В ленте есть сцена, где Сталин поминает имя физика Флёрова. Это тот, который  осенью 1942 года написал Сталину письмо о том, что Запад начал работу над ядерным оружием, о чём говорило прекращение публикаций в научных журналах на тему ядерной  физики. О том, что  цепная  ядерная  реакция возможна, – учёные понимали ещё до войны. Этому предшествовал ряд научных открытий, в частности, открытие Флёровым и Петржаком  (1940 г.) спонтанного деления ядер урана. Флёров даже предложил теоретическую модель  ядерного заряда в  виде снаряда. Но прежде, чем создавать ядерный заряд, надо было построить ядерный реактор, и изучить явление ядерной цепной реакции. В Америке такой ядерный котел заработал в декабре 1942 года. В Советском Союзе – в декабре 1946 года. Конечно, в фильме «Выбор цели» ничего не говорилось – за счёт чего наша страна так быстро догнала  американцев.  Разумеется, нельзя преуменьшать вклад наших учёных и инженеров. Но ради объективности надо помнить и о работе наших советских разведчиков, достававших нам нужную информацию.   
   В фильме роль Игоря Васильевича Курчатова исполнил Сергей Бондарчук. Как всегда – превосходно! Картина кончается выступлением Курчатова на партийном съезде, где он говорит о перспективах термоядерной энергетики. К сожалению, создать управляемую термоядерную реакцию невозможно. Это показали шестидесятилетние бесплодные усилия – «приручить» термояд.  «Приручить» его невозможно в принципе. Правда, учёные до сих пор не хотят этого сознавать. Если только в термоядерном реакторе начнётся реакция синтеза в массовом порядке – она разнесёт реактор вдребезги, получится взрыв такой силы, что не останется не только реактора, но и всех окружающих строений. Энерговыделение при синтезе ядер гораздо больше, чем при распаде ядер.  Но если распад можно регулировать, то синтез ядер – невозможно.
   2 декабря.    (…)
   Утром – большая постирушка. Стирал постельное бельё. Когда сливал из ванны воду, то опять, как в молодости, поэкспериментировал с пробкой у сливного отверстия. Пробка на цепочке. И когда пробку подводишь близко  к сливному отверстию, держа её за цепочку, то полное ощущение магнитного притяжения. Попробуйте сами, и вы убедитесь – как похожи по ощущениям эти силы! В случае с водой, здесь всё определяет сила давления воды на пробку, которую прижимает к месту большой скорости протока воды, где давление воды заметно меньше. Разность плотностей и давлений. В случае с магнитом и железом – всё то же самое. В месте наложения (интерференции) волн магнитного поля и волн атомов железа происходит увеличение динамики вакуумной среды, а, следовательно, и падение плотности и давления. Плотный внешний вакуум придавливает магнит к железу. Никакого мистического «притяжения зарядов» тут нет. С гравитацией – такая же ситуация. Мы охотно верим нелепым представлениям о неком всемирном тяготении тел. Тогда как всё объясняется элементарным давлением плотной среды физического вакуума.   
   7 декабря.    (…)
   О другом. По электронной почте я послал письмо В. Г. (Москва), тому, кто минувшим летом обещал мне публикацию работы по Периодической системе в одном научном журнале. В ответе В. Г. сообщил, что в декабрьском номере журнала моя статья напечатана быть не может, потому что из НИИЯФа МГУ пришла отрицательная рецензия. Однако он послал работу на рецензию и в другое место. Если рецензия будет положительной, то статью с поправками, возможно, опубликуют в июльском номере следующего года. Неужели В. Г. надеется, что вторая рецензия будет положительной?! Они быстрей съедят свой башмак, чем напишут положительную рецензию. 
   8 декабря.    (…)
   Ещё вечером смотрел по ТВ передачу с участием всё того же академика Валерия Рубакова, главного научного сотрудника Института ядерных исследований  РАН. Речь шла не о науке и её проблемах, а на околонаучные темы. Реформа РАН, деньги, имущество, собственность и прочее. А под конец передачи он высказался об ошибке, сделанной им когда-то. Его не раз приглашали работать за границу, но он отказывался.  А мне подумалось: и вынужден теперь отбиваться от таких идиотов, как я. Слушая Рубакова, я яснее понимал, что новые идеи в науке сегодня, действительно, никому не нужны (во всяком случае, в России). Дай нашим академикам волю – они бы  просто кричали об этом: ну не надо, не надо, не надо нам ваших идей!.. У них одна забота – консервировать в науке существующее, и ничего не менять. Это худо-бедно позволяет им неплохо существовать. Новые же идеи, тем более – фундаментального уровня, – губят это статус-кво. Люди, подобные мне, для них враги первостатейные. Гнобить и убивать таких – для них не просто радость, а блаженство!      
   9 декабря.    (…)
  О другом. А я сегодня решился ещё раз обратиться к академику Валерию Анатольевичу Рубакову, главному  специалисту  Института  ядерных  исследований РАН.  По следам вчерашней ТВ-передачи. Написал и отправил по электронной почте такое письмо:
   «Уважаемый Валерий Анатольевич! Обращаюсь к Вам ещё раз. Пожалуйста, посмотрите ещё  раз внимательно эту мою давнюю работу. Поверьте, она заслуживает Вашего внимания. Идее – 30 лет. И за всё это время, как ни вызывающе это звучит, я в ней не усомнился ни разу. Ведь она родилась не на пустом месте. Главный недостаток предлагаемой Вам статьи в том, что я пошел по пути наименьшего сопротивления, и изложил идею в образах    круговых движений (орбитальные моменты и прочее). Тогда как идею следовало бы изложить исключительно языком теории колебаний. Но, к сожалению, я не могу этого сделать. Валерий Анатольевич, прошу Вас, дайте идее шанс, она заслуживает того. Для себя я ничего не прошу и не требую. Я искренне хочу помочь Вам и Вашим коллегам. Не упускайте такую возможность. Работа в 2009 году была задепонирована в ВИНИТИ (Москва). Копия документа здесь прилагается.
   Ещё хочу сказать Вам, Валерий Анатольевич, вот какую новость. Но, пожалуйста, не рассматривайте её как шантаж или угрозу. В Швеции у меня живёт хороший знакомый. Он знает о моих научных работах. В разговоре     с ним, у  него  появилась мысль – послать мою статью по Периодической системе элементов шведским учёным. Я долго колебался, но от отчаянья всё же решился. Работу переслал. На скорый ответ не надеюсь. И всё-таки, мне было бы досадно, если  первыми работу оценят и опубликуют в Швеции, а не в России.
   Уважаемый Валерий Анатольевич! Ещё раз прошу поверить в мою искренность. Я не тщеславен и не честолюбив. Для себя я здесь ничего не ищу. Просто я искренне верю в то, что многие сложности сегодняшнего и грядущего времени можно преодолеть только с помощью развития, движения научной мысли. Застой науки – явление гибельное. Только развитие знания нам позволит идти успешно дальше, преодолеть нависшие угрозы.    Благодарю Вас за внимание.   С наилучшими пожеланиями…».   
   Конечно, все мои подобные обращения похожи на битьё рыбы об лёд, в надежде проломить его, и вернуться в воду. Дело почти безнадёжное. Но осталась надежда на чудо. Ведь на дворе двадцать первый век! Не жуткое средневековье, когда еретиков сжигали на кострах. Ведь столько написано книг о благе науки, о роли науки, о благодатных плодах науки, что добавить-то больше нечего. Ан нет, всё тот же махровый консерватизм, та же непреодолимая косность мысли!
   19 декабря.     (…)
   О другом. Вчера вечером по ТВ смотрел документальный фильм о великом физике девятнадцатого века Уильяме Томсоне (лорд Кельвин). Не идёт из головы. Быть может, я читал ранее об этом, но не придавал большого  значения, а именно – сколько сил и времени отдал Томсон изучению и созданию модели всепроникающего эфира. Его модель эфира, как вихревой губки, в конечном итоге, нашла прекрасное согласие с уравнениями Максвелла. Вопросами строения эфира занимался не только Томсон, но и другие великие умы той эпохи. И они тоже приходили к подобным результатам. Но грянул 1905 год.  Специальная теория относительности Эйнштейна как бы упраздняла за ненадобностью гипотезу эфира, как естественной системы отсчёта. Мол, «эфирного ветра» нет – значит, нет и эфира, нет абсолютного движения относительно неподвижного эфира. Все движения относительны. Однако прошло сто лет, и учёные снова вынуждены возвращаться к вопросам строения физического вакуума (эфира). Предлагаются новые модели строения, например, вакуум как «гранулированная жидкость», то есть мелкозернистая структура в условиях постоянной вибрации. В сущности, эта идея не так далека от моей идеи о кристаллической структуре вакуума, среда которого способна совершать в локальной области колебательные движения вроде дыхания (дыхание вакуума). Частота дыхания определена постоянной скорости света. Сверхвысокие частоты. И я не удивлюсь, что мы рано или поздно придём к тем же идеям, которые когда-то развивал Уильям Томсон по следам гениального Максвелла.      
   20 декабря. В продолжение вчерашней темы о Томсоне и вихревых эфирных трубках. Физика сегодня упёрлась лбом   в  проблему «тёмной материи»  и  «тёмной  энергии». Но  она  напрочь  не  хочет принимать материальность
физического вакуума, что вакуум – не некое абстрактное единое поле различных взаимодействий, где всё – виртуально, а вакуум – реальная материальная среда со всем набором физических свойств и характеристик. Пусть непривычных, пусть необычных, но всё-таки свойств! Тёмная материя и есть материя физического вакуума, среды колоссальной плотности и массы. Тёмная энергия и есть движение, динамика, колебания этой среды в виде дыхания, радиальных колебаний (осцилляций), где периодически происходит изменение направлений (от центра – к центру). Эти радиальные осцилляции постоянно возбуждают вокруг себя волновое поле. Движение же самой радиальной осцилляции в своём волновом поле, как целого, как частицы, примет форму вихревого движения. Здесь же, следовательно, будут рождаться и волны вихревой природы, характеризуемые ориентированностью в пространстве и винтом закрутки (вправо, влево). А ведь это и есть вихревые трубки Томсона (но не Уильяма, а Дж. Дж. Томсона), подобные натянутым резиновым шнурам! Если хотите, их можно толковать и как популярные ныне струны (в теории поля).   


         2015  год

   14 января. Сегодня на работе произошло нечто. Как обычно, пролистывал, проверял работу каналов ТВ. Тормознулся на канале ОТР. Там начиналась передача о науке с участием академика Валерия Рубакова. Это тот академик, к которому я трижды обращался за помощью. Но в ответ было только молчание. Решил послушать – что будет говорить  в передаче. Говорил давно привычное слуху, давно надоевшее, то, в чём сам не вполне убеждён. Но! В своём выступлении он произнёс, даже как бы против своей воли, два ключевых и важных для меня понятия из теории дыхания вакуума. Он сказал: «Да, конечно, вакуум дышит…». И второе понятие: «Отскок…». Имеется в виду отскок из сингулярности в пульсирующей модели Вселенной (или частицы).  Ведь этими ключевыми понятиями он как бы дал мне знать, что с работами моими, хотя бы поверхностно, но знаком, или слышал о них. Фундаментальное понятие «дыхание вакуума» трудно, медленно, но начинает входить в обиход науки. Придёт время и оно станет таким же употребимым, как квант действия, или радиоактивность. 
   Академик Рубаков говорил о современных воззрениях на рождение и развитие Вселенной. Всё та же инфляционная модель.  Начало – из одной точки (Большой взрыв). Но академик сам не замечал, как себе противоречил. Потому что в другой части выступления он говорил о неоднородности видимой части Вселенной. Согласитесь, если бы Вселенная начала развиваться из одной точки, то она неизбежно была бы однородна по всем направлениям без исключения. Как звуковая волна от хлопка внутри, в центре замкнутой сферы достигла бы одновременно стенки сферы. Неоднородность же распределения  так  называемой  вещественной  материи во Вселенной опровергает гипотезу начала из единого центра, гипотезу Большого взрыва. И здесь на помощь может придти как раз теория дыхания вакуума. «Первочастицы» дыхания вакуума заполняют, вероятно, равномерно всё пространство Вселенной.  Насколько они удалены друг от друга, какова их плотность – это предстоит выяснить с помощью математики. Задача вполне решаемая. Способны ли они к перемещению, как целое, или их положение неизменно в пространстве – тоже предстоит выяснить. Именно эти «первочастицы», через какой-то особый механизм, и порождают так называемую вещественную материю во Вселенной.  Идея «холодного» ядерного синтеза здесь может получить второе дыхание. Объединение нуклонов в устойчивые ядра в процессе холодного ядерного синтеза происходит по закону, который отображает мой спиральный вариант Периодической системы химических элементов.  То есть, повторяю, нам следует в корне пересматривать научную парадигму. Время пришло.   
   17 января. Из головы не идёт недавний  разговор по телефону с коллегой А. Р. Тема разговора: ТВ-передача с участием академика Валерия Рубакова, где он помянул о дыхании вакуума. А. Р. спросил меня: не боюсь ли я, что ключевое, фундаментальное понятие «дыхание вакуума» сможет кто-нибудь присвоить? Думаю, что попытаться смогут, но из этого ничего не выйдет. Так как за минувшие годы я немало потрудился, чтобы утвердить за собой подобное понятие. Наберите сегодня в любой поисковой системе Интернета «дыхание вакуума», и ищущий неизбежно придёт на мои интернетовские странички. Нигде более это понятие так сильно ещё не «засветилось». Кроме того, есть книжки, изданные с 2000 года, включая трёхтомник с книгой «Дыхание вакуума».
   Поверьте, это очень важно – дать верное определение явлению. Это как дать единственно верное имя человеку. От имени часто зависит судьба человека. По древнему поверью, давая верное имя – мы тем самым получаем над явлением магическую власть. Его жизнь и развитие становятся именно на ту дорогу, которая предначертана свыше. Повторяю, понятие «дыхание вакуума» станет со временем  основополагающим в науке, первостепенным. Учёные сегодня с осторожностью, с опаской только подступаются  к  нему, не веря, что за ним может стоять что-то фундаментальное. Но с годами учёные поймут и оценят роль и значение физического вакуума в нашем мире.   
   20 января. Между делом на ТВ-канале ОТР отслеживал проходившие передачи. Зацепили две: с участием одного востоковеда, специалиста по Японии, и с участием доктора наук, физика Семихатова, которому отсылал в прошлом году свою работу по Периодической системе элементов (никакой реакции).  Востоковед поведал такую историю, случившуюся в середине прошлого века. Делегация Японии побывала во Франции, в Версале; потом они побывали в Советском Союзе, в Зимнем дворце, в Петергофе. Одним из итогов их визитов был такой: теперь мы знаем – почему у вас произошли революции. Японцев поразила роскошь королевских и царских дворцов. В Японии такой  роскоши  не знали даже императоры. Дворцы японских императоров отличались простотой и скромностью, ничего вычурного, напоказ. Строительство и обслуживание их никогда не было бременем для народа. Правители Японии хоть немного, но уважали и берегли свой народ. Во Франции, в России было всё как раз наоборот. Их мир был разделён непроходимой пропастью, на одной стороне – вызывающая, наглая, показная роскошь и богатство власть имущих, а на другой стороне – беспросветная нищета и забитость  народа. Сентенция Людовика Четырнадцатого: «Государство – это я» – отнюдь не оговорка. Они смотрели на народ как на расходный материал, ничего не стоящий, на сброд, которым надо повелевать. Так что революции были почти запрограммированы в истории наших европейских стран.      
   А доктор наук, физик Семихатов, делился своими размышлениями о том, каков наш мир в смысле количества измерений: трёхмерный или четырёхмерный, или даже десятимерный? Вспомнил свои детские впечатления от сообщения, что наш мир, по теории относительности, четырёхмерный; и вот, он, пятилетний мальчик, пытался представить себе четвёртое измерение нашего мира, и не мог. И только потом, отучившись, он уяснил, что количество измерений у нашего мира может быть много, очень много. Но измерения эти в особом, компактифицированном, то есть, свёрнутом, упакованном, состоянии. Я мог бы сказать на это лапидарно, коротко: наш мир – трёхмерен, остальное – от лукавого. Проще говоря, наш мир объёмен, и положение  каждой точки в этом объёме выражается только тремя координатами. Ни четвёртой, ни пятой, ни десятой координаты здесь нет и не надо. Но это только на первый взгляд, в первом подходе. Когда же мы начинаем осмысливать своё место в пространстве Вселенной, в реальном мире – всё получает иное звучание. Во Вселенной нет ни верха, ни низа, ни права, ни лева. Зацепится не за что, нет единой  координатной сетки. На подобной зыбкой почве не построить картину мироздания. К необходимости многомерия пришли не от гигантских масштабов Вселенной, а в теории поля, которая занимается изучением малого, мира элементарных частиц и полей. Без многомерия тут всё останавливается. Для начала, на базе теории относительности, согласились с четырёхмерием мира, где четвёртая координата – время. Но когда пытались соединить в одну теорию различные виды фундаментальных взаимодействий, то поняли, что без дополнительных измерений не обойтись. Подобное положение станет понятным, если мы поймём, что дополнительные измерения к трём основным есть всего лишь прибавка новых  динамик. Ведь даже признанный учёным сообществом четырёхмерный мир Минковского – по сути есть движение, динамика! Когда в один континуум соединяются пространство и время – это может означать только одно – движение! Ничего другого быть не может! Всякое новое «измерение пространства» есть новая динамика. Однако этого учёные пока не хотят понимать. Они рассуждают о том, о чём имеют искажённые, ложные представления. И нет никого, кто бы сказал: ребята, хватит себе врать!   
   28 января.     (…)   
   О другом. Несколько  дней  назад  я  выкладывал (сейчас убран) на своей интернетовской страничке Прозы.ру, в главе «История открытий. 2009-2015 гг.» список адресатов, кому в течение всего минувшего года высылал по электронной почте свою работу по Периодической системе элементов. Из почти шестисот адресатов положительно откликнулось лишь пять человек. Около десятка – с разгромной критикой. Всё!   
   Любое из трёх главных моих научных открытий, сделанных в период с ноября 1983 по апрель 1984 года, могло бы  принести  их  автору  славу  при  жизни  и признательность потомков. За тридцать лет открытия не получили ни понимания, ни поддержки. У меня с самого начала не было человека, вроде Жуковского, который объединил друзей в помощь юному Пушкину. Напротив, я встречал только отторжение, только неприятие. И всё же, несмотря на такую грустную картину, верю, что ситуация скоро переломится, наиболее здравомыслящие учёные поймут значимость совершенных фундаментальных подвижек в наших знаниях о мире.   
   29 января. Сегодня сделал два важных звонка по телефону. Позвонил в Москву, Наталье Сергеевне Строкач, научному работнику.  Говорили об Ольге Евгеньевне Горчаковой.  Больше  года не могу до неё дозвониться. Всё ли у неё ладно? Не виноват  ли  я в её проблемах? Но, судя по разговору, вины моей нет. Просто, так  драматично сложились обстоятельства в её семье. Меня в Москве помнят. Но впечатлены не столько моей работой по Периодической системе элементов, сколько моими стихами. В своё время выслал им два самодельных сборничка стихов.   
   Второй звонок – моему школьному учителю по физике А. С. Демидову.  Давно  собирался  позвонить, да никак не получалось.  Поговорили  хорошо. В этом году учителю исполнится 80 лет. Какое, всё-таки, счастье для учителя, когда его помнят ученики, радуют своими успехами! 
   2 февраля.     (…)
   Академику Евгению Велихову – 80 лет. Двадцать лет назад, в 1995 году, я делал настойчивые попытки – заинтересовать академика своей работой по Периодической системе. Говорил с ним не раз по телефону. Завозил статью ему домой (взяла, кажется, его дочка). Но всё безрезультатно.  Я и для Велихова был таким же сумасшедшим, как для парикмахерских дам. Сегодня академик был гостем ТВ-передачи «Главная роль». Ну и конечно не обошлось без разговоров о термоядерной энергетике. У меня есть ощущение, что Велихов сам совершенно чётко понимает бесперспективность термоядерной энергетики, но по инерции, из-за страха потерять щедрое финансирование проекта, из-за страха оставить без работы тысячи и тысячи учёных, и по другим причинам такого же порядка, он настойчиво убеждает мир в грядущей победе над термоядом. Только сроки этой победы отдаляются всё дальше  и дальше. Теперь называется дата – 2050 год. Но это ложь! Повторяю в очередной раз: сделать реакцию термояда управляемой – невозможно!  Если  реакция  термоядерного  синтеза  начнётся  даже в ограниченном размере, то она разнесёт термоядерный  реактор в клочья. Сколько лет будет продолжаться эта лукавая игра с невежеством людей власти?! Бог весть! Но те, кто понимает положение, – не должны молчать.         
   6 февраля.   (…)
   О другом. Из головы не идёт недавняя передача «Обозреватель» на ТВ-«Культура». В ней  принимал  участие  известный  экономист  М. Хазин. Говорили, как ни странно, о математике. Одно время М. Хазин работал в Госкомстате СССР.  Работая там, он находил ошибки, недоработки  в проектах, находил новые, оптимальные решения тех или иных задач. Но  руководителей комитета его инициативы приводили в ярость, в бешенство. Ничего нового и оптимального им было не нужно. Главное, что им хорошо платили, не особо заботясь о результатах и перспективах.  Но ведь такое же положение имелось и в науке! Государство хорошо финансировало научные проекты, не особо заботясь об их состоятельности. Как ныне финансируют международный проект «ТОКАМАК», заведомо провальный. Но вокруг его и вокруг проекта «Большой Адронный коллайдер» кормится огромная армия учёных и техников. Ради такой кормушки они готовы на любую ложь, на любую  научную подлость и преступление. Что я им со своими открытиями?! Губитель их сытого благополучия! Мой канонический вариант Периодической системы элементов для них страшнее атомной войны, страшнее бубонной чумы! Разбирая причины крушения великой страны, надо учитывать и этот момент. Ложь, начётничество, верхоглядство, равнодушие пропитали наше тогдашнее общество снизу доверху. Как с такими больными потрохами ему было выжить?! Зараза копится скоро, а изживается долгие десятилетия.    
   8 марта.    (…)
   О другом. В этом марте исполнилось 25 лет, как я побывал в Москве, дома в гостях у академика Георгия Николаевича Флёрова. Свёз ему свою работу по Периодической системе химических элементов. Флёров тогда заведовал лабораторией ядерных реакций в Дубне, где шло синтезирование новых сверхтяжелых элементов системы Менделеева. Мне в Вологде два человека, независимо друг от друга, посоветовали обратиться к Флёрову. Я написал ему большое письмо. Хотел отослать почтой, но потом передумал. Дело слишком серьёзное, чтобы доверять почте. Повёз свой материал сам. Флёров принял меня тепло. Мы побеседовали. Я рассказал ему о главной идее работы. Но я сразу заметил, что Георгий Николаевич очень насмешливо и скептически относится к новым вариантам Периодической системы. Мол, их слишком много, чтобы серьёзно говорить на подобные темы. В сущности, ничего не обещая, не давая никаких заверений, мы раскланялись. Но работу, конечно, я ему оставил, оставил в надежде на молодых теоретиков в их институте в Дубне. Тема развития не получила. А в ноябре этого 1990 года Флёров умер.   
   14 марта.    (…)
   Между делом сегодня думал вот о чём. Хоть я и пессимистично смотрю теперь на возможность признания моих научных идей учёным сообществом, но процесс брожения в их среде всё же идёт. Я это ощущаю экстрасенсорным чувством. Идеи кое-кого из учёных захватили, они увидели в них рациональное зерно. Увидели в них свет в конце туннеля, что есть какая-то надежда – выйти на новый рубеж понимания. Фундаментальное понятие «дыхание вакуума» все больше, всё сильнее проникает в сознание научной братии. В могущество этого понятия я верю абсолютно. Придёт время и оно станет доминантой наших воззрений на физический мир. Науке сегодня нужна помощь в преодолении старых, закосневших представлений. Подобные представления превратились в гири, в путы на ногах. Они мешают науке двинуться вперёд, мешают встать на верный путь. Такова диалектика развития знания. Революционные прежде теории со временем превращаются в труднопреодолимое бремя. И  нужны титанические усилия, чтобы вытащить науку из наезженной колеи. Сопротивление этой работе оказывается колоссальное. Вся моя жизнь – тому убедительный пример. 
   К слову, сегодня день рождения великого учёного Альберта Эйнштейна. И в этом году исполняется сто лет его Общей теории относительности, теории гравитации. В Интернете какой-то невежда назвал Эйнштейна создателем  теории вероятности.  Чего Эйнштейн никогда не мог принять в науке, в частности, в квантовой механике, так это идею вероятности. На камине в его доме была надпись: «Бог не играет в кости». Эйнштейн верил в причинность, в логичность и осмысленность мира и бытия человека. Мир – не случайное скопление атомов, а стройный, организованный механизм, одухотворённый Божественным сознанием. 
   5 апреля.    (…)
   О другом. Впервые посмотрел известный американский фильм «Форрест Гамп» (1994 год) с Томом Хенгсом в главной  роли. Фильм о том, как умственно отсталый человек, но имеющий кое-какие таланты физического порядка, против своей воли, становится заметной личностью, оказывающей влияние на попкультуру  США двадцатого века. В некотором смысле это пародия на «бравого солдата Швейка»  Ярослава Гашека. Сюжет картины также перекликается с повестью Ю.Тынянова «Подпоручик Киже». Будь ты дурак, но имея способности быстро бегать, или хорошо играть в теннис, при известном стечение обстоятельств, у тебя есть шанс стать попзвездой и кумиром миллионов. Так  уж устроена система!  Попав  в  неё – тебя уже несёт против твоей воли. В этом смысле я оказался в самом невыгодном, неподходящем положении. Ум и умственные способности теперь почти не востребованы системой. Умников много, а быстроногих бегунов – мало. За тридцать лет я не сумел убедить ни одного человека в справедливости своих научных открытий.  Но ведь быстроногие бегуны бывают не только в спорте, но и в науке! Волею судеб я оказался одним из них. Теперь сижу в одиночестве на финише и жду – когда прибегут другие.   
   К слову сказать, сегодня исполнилась тридцать первая годовщина открытия мной в апреле 1984 года действительной природы гравитации. На прогулке нынче прошел тем прежним маршрутом. Уровень воды в реке необычайно низкий. Лёд стоит у берегов, а фарватер – чистый. 
   Швейцария, ЦЕРН. После двухлетнего перерыва снова заработал Большой адронный коллайдер. Что теперь будут искать учёные? Говорят, бозон Хигса (частицу Бога) уже нашли. Может быть, поискать для баланса частицу Дьявола?
   12 апреля.   (…)
   Ещё сегодня подумалось вот о чём. Моя главная задача сегодня – держаться. Как бы тяжело, трудно ни было, но надо держаться. Главное дело своей жизни ты сделал. Теперь многое, если не всё, определяет время. А время работает на тебя. Конечно, я имею в виду науку. Подспудно, незримо, но процессы идут, учёные потихоньку начинают осваивать новые идеи, проникаться ими. Я сегодня не просто верю, но я абсолютно убеждён, что иного пути, как тот, что мне удалось найти тридцать лет назад, у науки нет. Учёные неизбежно придут к идеям дыхания вакуума, к идее нового понимания причин ядерной периодичности, к пониманию гравитации как вакуумного давления. Вопрос только во времени. В химии для ускорения реакции применяют катализаторы. Вот неплохо бы найти подобный катализатор в данном случае!
   17 апреля.    (…)
   О другом. Из головы не идёт фрагмент вчерашней ТВ-передачи, где говорилось об одном новом открытии учёных. На краю обозримой вселенной  учёные обнаружили объекты, которые по своим параметрам могут быть  только чёрными дырами. Но там их, по нынешним представлениям и теориям, быть не должно, потому что на краю вселенной могут наблюдаться только остатки первичных форм материи, возникшие после Большого взрыва. Существование Черных дыр на краю обозримой вселенной противоречит  общепринятой концепции образования вселенной. Черная дыра есть конечный продукт долгой эволюции звезды. А звёзды возникли, как принято считать, довольно поздно с момента рождения вселенной в Большом взрыве. Появление их на окраине вселенной, с точки зрения нынешних представлений,  никак  необъяснимо.  Видимо, теория  Большого  взрыва – не есть безупречная истина. Вероятно, всё же, у вселенной нет и не было единого центра рождения. И вселенная началась не с Большого взрыва. Строение вселенной гораздо сложнее, чем мы думаем. Здесь смогла бы помочь теория дыхания вакуума. Вероятно, у вселенной не один центр, а бесконечное множество. Если судить по сетчатой структуре разброса так называемой вещественной материи в пространстве вселенной, то пульсирующие центры размещены в пространстве относительно равномерно. Именно они, эти центры, постоянно «пенят» физический вакуум, рождающий привычные нам нуклоны, ядерные частицы. Здесь нет никаких запредельных температур. Так называемая вещественная материя рождается в условиях космического холода, когда новорожденные нуклоны почти сразу же образуют ассоциации частиц из множества нуклонов (холодный ядерный синтез). И уж потом эти сверхтяжелые ядра сливаются в нечто, приводящее к рождению сначала тёмных несветящихся  тел,  и  далее – к  рождению  звёзд  первого поколения. Потому что сверхмассивные ядра, при удалении от места рождения и с течением времени, начинают распадаться на части. Но так как они оказались внутри тела, то распад неизбежно сопровождается ростом температур. Недра тел начинают разогреваться и плавиться. И вот здесь во вселенную приходят свет и тепло.   
   27 июня.    (…)
   О другом. Вчера вечером посмотрел по ТВ научно-популярный фильм об открытии в 1846 году французским математиком Леверье новой планеты Солнечной системы, которую потом назвали Нептун. Это о нём сказано – «открыл планету на кончике пера».  Учёных много лет беспокоили непонятные возмущения орбиты планеты Уран. Уже в 1834 году было высказано предположение, что причиной таких возмущений может быть неведомое нам тяжелое космическое тело за орбитой Урана. Учёные искали ответ, но не находили. В 1842 году Гёттингенская академия наук объявила премию за работу – «Дать новую обработку теории движении Урана, удовлетворяющую современным научным требованиям, и с достаточной полнотой изложить основные моменты». Под влиянием великого Франсуа Араго, этой темой занялся Леверье. Занялся и достиг успеха. Работа сводилась в основном к вычислениям, пересчётам данных астрономических наблюдений с 1690 по 1845 годы.   
   Когда смотрел всё это и слушал, я думал о своём научном открытии тридцатилетней давности, новой идее ядерной и атомной периодичности
(спиральный вариант Периодической системы химических элементов, 1984 г.). Неужели, думал я, моё открытие для науки менее важно, чем открытие новой планеты Солнечной системы?! Моя идея позволяет выводить теоретические значение атомных масс химических элементов, что не делала ни одна теория атомной физики до этого. Первоначально (в 1986 году, когда вернулся к идее и начал её разрабатывать) точных попаданий теоретических значений в существующие значения атомных масс было всего 14 элементов. Но после знакомства в 1990 году с трёхтомником И. Селинова «Изотопы» их стало 33! Это было подлинным триумфом идеи! Но никто этого триумфа не видел и радость мою не разделял.  В следующем году, в феврале месяце, исполнится тридцать лет, как я понёс своё открытие научному сообществу. За все эти годы удалось только опубликовать маленький реферат в «Реферативном журнале» ВИНИТИ и задепонировать работу. Всё! Я понимаю – если бы это было во времена сурового средневековья, когда каждое новое научное открытие дожидалось признания столетиями! Но сейчас-то двадцать  первый век, век информационных технологий и Интернета! Ментальность людей науки осталась, похоже, такой же средневековой.   
   К слову сказать, Урбен Леверье занимался также и проблемой смещения  перигелия планеты Меркурий, ближайшей к Солнцу планеты. Смещение перигелия планеты казалось таким невероятным делом, что под вопрос ставилась справедливость закона Всемирного тяготения Ньютона. И только в 1915 году, ровно сто лет назад, Альберт Эйнштейн нашел удовлетворяющее всех решение проблемы. В уравнение движения  планеты  вошла постоянная скорости света. Соотнесение скорости движения планеты по орбите со скоростью света и давали в результате наблюдаемую величину смещения перигелия.   
   28 июня.     (…)
   О другом. Возвращаясь ко вчерашней теме столетия Общей теории относительности А. Эйнштейна. Юбилей случится в ноябре этого года. Вероятно, научная общественность как-то отметит подобное событие. Быть может, пройдут конференции, симпозиумы. Интересно было бы поучаствовать в одном из таких мероприятий. Прошло сто лет, а учёные до сих пор твердят и перепевают одно и то же, не понимая – что на самом деле стоит за идеями эйнштейновской теории гравитации. Эйнштейн, по сути, сам не ведая того, заложил основы теории вакуумной динамики. Его кривизна пространства-времени есть не геометрия пространства, а динамика, движение среды физического вакуума. Повторяю в сотый раз – когда пространство и время объединяются в один континуум, то это есть движение, ничего более. Учёные никак не хотят этого понять. Вакуумная динамика сегодня должна стать в центре исследований учёных-теоретиков. Первый и главный вид вакуумной динамики является динамика, которую я сегодня называю дыханием вакуума (радиальные колебания вакуума). Это – основа! Все другие виды динамик вакуума – производные от этого вида. Частоты вакуумной, колебательной динамики определяются постоянной скорости света. Каждая ядерная частица атома есть очаг вакуумного колебания, который возбуждает постоянное волновое поле вокруг себя, поле, не знающее границ распространения. В этом смысле – как частица, так и атом  – не имеют границ, они бесконечны (о чём говорил ещё Фарадей).  Механизм, по которому подобные частицы объединяются в атомные ядра, изложен в работе «Спиральный вариант Периодической системы элементов». Идея до примитивности проста! Когда же атомы объединяются в массивное тело, то вокруг тела будет неизбежно существовать область возмущённой плотности вакуума. Создают эту возмущённую плотность все волновые поля каждой частицы. Подобная возмущённая плотность и есть так называемое гравитационное поле. С удалением от тела интенсивность поля пропорционально уменьшается, по закону обратных квадратов. С уменьшением интенсивности поля увеличивается плотность и давление вакуума. На поверхности и в недрах тела плотность и давление вакуума минимальны. Когда мы поднимаем с земли булыжник, то мы чувствуем на самом деле не вес булыжника, а давление вакуума, пытающееся  вернуть  булыжник  к  минимуму плотности  и  давления вакуума. Непонятно?! А когда вы погружаете кусок пенопласта в воду – чувствуете сопротивление воды?!  Так вот гравитация – это то же самое, только действующее не вверх, а вниз! Булыжник выдавливает вниз, как кусок пенопласта из воды выдавливает вверх. Планеты вокруг Солнца на орбитах находятся в состоянии динамического равновесия, когда выдавливающая сила физического вакуума уравнена с центробежной силой. Стоит только балансу сил нарушиться, и планета по спирали будет приближаться к Солнцу, упадёт на него и сгорит.  Ничего мистического в природе гравитации нет и быть не может. 
   5 июля.     (…)
   О другом. Вчера вечером начал, а сегодня досмотрел на видео фильм Михаила Ромма «Девять дней одного года». Картина была снята в 1962 году. Лента рассказывает о буднях учёных, физиков-ядерщиков. Попытки обуздать термоядерную реакцию, якобы сулящую изобилие дешевой энергии. Учёные в экспериментах ждут, когда ядра дейтерия и трития сольются в ядра гелия с испусканием потока нейтронов. С момента создания картины прошло 53 года. Но те проблемы, что стояли перед учёными в ту пору, так до сих пор и не решены. Создателям фильма можно простить многую условность в содержании, откровенные ляпы («критическая масса жидкого урана», ракета с массой в сто тысяч тонн и прочее). Они не физики и далеки от тем науки. Но по своему невежеству своим фильмом они освятили проблему, вообще не имеющую решения. Сделать
термоядерную реакцию управляемой невозможно. Повторяю в очередной раз: если термоядерная реакция в реакторе начнётся даже в небольшом количестве – она разнесёт реактор к чёртовой матери. Когда ядра дейтерия и трития сольются в ядра гелия – ядра гелия потребуют большего объёма. Что неизбежно приведёт к взрыву огромной силы. Этот взрыв как раз и есть та энергия, о которой мечтают учёные. Но греть ими воду здесь нельзя. Заставить же работать подобные взрывы ограниченной силы, вроде взрывов в двигателе внутреннего сгорания, тоже кажется весьма проблематичным.   
   Главная беда тут в том, что мы занялись темой термояда, сами до конца не понимая механику ядерных процессов, плохо понимая сам мир атома и частиц. Наши шестидесятилетние неуспехи на этом пути говорят о нашем невежестве красноречивей всяких слов.
   23 июля.   (…)
   О другом. Вечером по ТВ смотрел фильм об удивительном изобретении, помогающим видеть организм человека, не кромсая его скальпелем. Конечно, речь о магнитно-резонансной томографии. Раньше она называлась ядерно-магнитно-резонансной томографией. Но из-за событий в Чернобыле в 1986 году слово «ядерная» было убрано. В человеческом теле полно атомов водорода, во всех без исключения органах. Возбуждая эти атомы водорода импульсами определённых частот в сильном магнитном поле – можно видеть отклик. Отклик этот – в виде достаточно чёткого живого рисунка на мониторе компьютера. Сегодня в медицине магнитно-резонансная   томография – незаменимая вещь!   
   Примечательный факт. Первым предложил использовать магнитно-резонансную томографию в медицинских целях наш российский учёный и изобретатель Владислав Александрович Иванов. Идея была озвучена в 1960-м году. Иванов тогда служил в Советской армии в звании лейтенанта, и было ему всего 24 года. Его изобретение удостоилось тогда же патента СССР. Тем не менее, первым описанием  МРТ принято считать  статью 1973 года в журнале «Нейчур»  профессора  Пола  Лотербура. В 2003 году Лотербур и британец  Питер Мэнсфилд получили за изобретение МРТ Нобелевскую премию. В утешение В. А. Иванов был награждён серебряной медалью Кембриджского университета. 
   24 июля.    (…)
   О другом. Из головы не идёт вчерашняя передача о Владиславе Александровиче Иванове, пионере магнитно-резонансной томографии. О ядерном магнитном резонансе было известно давно, с тридцатых годов прошлого века. И рано или поздно идея об использовании такого явления в медицинских целях обязательно возникла. Она возникла у Иванова. Но независимо, позднее, она возникла и у Пола Лотербура, и у Реймонда Дамадьяна. Возникала и у других учёных. Это естественно. Спор о приоритете здесь может быть долгим  и  изматывающим. Потому Иванов и не ввязывался в подобные дрязги. Путь к изобретению МРТ был предопределён и ясен.
   Но если посмотреть на мои научные открытия 1983-84 годов в свете истории Иванова, то тут всё иначе. Никакой предопределённости и ясности тут нет и в помине. Главное открытие – дыхание вакуума (ноябрь 1983 г.) – вообще было сделано вопреки всякой логике и закономерности развития научной мысли. Явочным порядком, почти на «пустом» месте… Никто, как я думаю, в ту пору не набрался бы такой наглости – расшатывать самые устои, переворачивать весь фундамент знания; говорить о том, что и частицы материи, и поля, и гравитация – есть всего лишь динамика вакуума. Динамику вакуума и сейчас-то не хотят признавать, не то, что тридцать лет назад! Но без открытия дыхания вакуума я не смог бы сделать два других важнейших открытия – новая идея ядерной и атомной периодичности и понимание действительной природы гравитации. Эти идеи связаны органически, неразрывно. Это такой путь, по которому мог пройти только один человек. Вряд ли, мне кажется, есть в мире другой, кто прошел точно такой же путь, и пришел к подобным результатам.  В этом уникальность моей истории. Я говорю это не в похвальбу себе, не теша своё честолюбие и тщеславие. Просто отмечаю неисповедимость путей наших.
   И теперь вопрос другой: сможет ли кто-нибудь и когда-нибудь вот так запросто присвоить мои идеи и выдать за свои? Когда-то давно в беседе на этот вопрос я ответил примерно так: присвоить мои открытия так же          невозможно, как унести под мышкой пятиэтажный жилой дом. Хотя, чёрт его знает, теперь я не стал бы подобное утверждать так категорично. 
   8 августа.    (…)
   О другом. Выходной. Утром дома занимался делами и слушал радио. Говорили о музыке, об утраченных музыкальных инструментах. И помянули фразу о кризисе идей. Что-то она меня царапнула. Конечно, сразу же я перевёл это словосочетание на науку. В науке физике кризис идей тянется, если не соврать, пять десятков лет. Последними плодотворными идеями в фундаментальной физике были идеи, касающиеся кварков (позднее – струн). Всё! И мы увязли в них на долгие десятилетия. Причины? А как по народной присказке: хотим и рыбку съесть и на «кол» сесть. То есть, хотим сохранить в нетронутости идеи прежних теорий, а с другой стороны – увязать их непротиворечиво с новыми идеями струн. Но это изначально невозможно! Теория струн предполагает континуальную концепцию, где непрерывность среды сочетается с дискретностью. Иного пути нет. А у нас до сих пор доминируют представления о двух единственных ипостасях материи – дискретная частица и связанное с ней поле. И всё это – в пустоте, в вакууме. Вакуум – только как арена событий!  Мы ещё пятьдесят лет не вылезем из подобного болота, пока не перенесём своё внимание именно на вакуум. Физический вакуум есть именно та материальная среда, сочетающая в себе элементы непрерывности и дискретности. В динамике вакуума скрыты почти все загадки фундаментальной физики!
   С другой стороны, может быть, и нет кризиса идей. Идей генерируется  много, и теми, кому «по службе положено», и теми, кто делает это по призванию. Просто у людей, у тех, кто окопался в первом эшелоне научного прогресса, нет интереса «двигать науку». Им и так хорошо, сытно. А новое только нарушает их спокойствие. Вечная тема.
   9 августа.    (…)
   Утром, после  генеральной  уборки,  впервые  целиком  пересмотрел  художественный фильм «В погоне за славой». Эту картину я видел и раньше, но урывками, фрагментами, между делом. Фильм меня зацепил. Хотя речь тут идёт не о науке, но тема актуальная и для науки. Коллектив конструкторского бюро нацелился на создание нового картофелеуборочного  комбайна. Дело идёт туго, нет хороших идей, нет оригинальных решений. Но однажды в руки одного из сотрудников этого бюро попадают чертежи комбайна талантливого конструктора-самоучки, который работает в МТС на селе. Самоучка предлагает новое, оригинальное решение проблемы. Но тот, кому попали его чертежи, скрывает авторство, и выдаёт схему комбайна за свою находку.  Его поздравляют, им восхищаются, называют талантом, гением. Но, в конце концов, всё раскрывается, плагиатор получает по заслугам, а талантливый самоучка становится членом творческого коллектива.   
   Вы знаете, меня поразило в фильме то, что мне самому пришлось не один раз слышать. Человек, который решился присвоить труд самоучки, говорит ему примерно такие слова: время Эдисонов, учёных-самоучек прошло; реализовать свою идею одному невозможно; нужны специальные знания, консультация опытного человека. За тридцать лет слышал такое же или похожее, повторяю, не один раз. Но вся история развития науки и техники показывает, что решающим фактором развития является именно личность, а не коллектив. В коллективе же идея доводится до ума, получает законченность.
   4 сентября.    (…)
   О другом. Сегодня вечером написал письмо В. И. Грачёву, тому, которому в прошлом году выслал свою работу по Периодической системе, и который взялся помочь мне с её публикацией. Однако с публикацией никак не выгорает, учёные  пишут  отрицательные  рецензии. Процитирую письмо целиком: «Уважаемый Владимир Иванович! Прошло лето, а я так и не дождался от Вас весточки, которую Вы обещали прислать в июне месяце. Пишу Вам, чтобы напомнить о себе. Догадываюсь, что и вторая рецензия на мою работу по Периодической системе была отрицательная. Что и следовало ожидать. Вы знаете, Владимир Иванович, в 2009 году мне удалось задепонировать эту работу в ВИНИТИ (г. Москва), хотя две рецензии от учёных тоже были отрицательные. Но работники Института научной и технической информации, что называется, пошли на принцип. Даже заплатили из своего кармана 700 рублей за процедуру депонирования. Вы скажете, быть может, что они поступили безответственно, мол, что с них взять, мол, они могут себе позволить такие вольности. Но здесь не то. Это люди очень ответственные, люди науки, люди смелые и, к тому же, люди с совестью. Если бы они увидели в моей работе псевдонаучную ахинею, то они прямо бы так и сказали. Но они сделали всё, чтобы сохранить работу в депоненте. То есть увидели в изложенной идее смысл и рациональное зерно. А разве наша наука богата такими идеями, разве их так много, что можно бездумно, с порога отвергать?! Позволю Вам напомнить, Владимир Иванович, что идее в этом году исполнился 31 год. Согласитесь, это возраст хороший. Если бы идея имела какой-нибудь серьёзный изъян - вряд ли она просуществовала столько десятилетий. Равнодушие учёных и бездумное отрицание подобного подхода к пониманию закона периодичности я сегодня рассматриваю как явление не научное, а чисто психологическое. Это идёт от человеческого малодушия и трусости. Я ждал признания идеи тридцать лет. Я готов ждать признания ещё тридцать лет. Даст Бог, выдюжу и этот срок. А то, что она рано или поздно победит, - не сомневаюсь.  Извините, Владимир Иванович, если что не так. С наилучшими пожеланиями, Борис Гуляев».   
   Сегодня письмо написал, и сегодня же отправил по электронной почте. Будет ли ответ – не знаю. Даже если не будет – не расстроюсь. Теперь готов ко всему. За тридцать лет привык ко всякому. Просто стыдно за людей, за их ничтожность, подлость и трусость.
   5 сентября.   (…)
   По электронной почте получил ответ от Владимира Ивановича Грачёва. Привожу текст целиком: «Борис Иванович, всё так. Завтра в ночь улетаю на неделю на конф. в Новосибирск. Прилечу – отвечу. Неделя – не 30 лет. Вашу статью я ХОЧУ опубликовать».
   14 сентября.  (…)
   О другом. Соседи в нашем доме собрали часть денежной суммы за дверной доводчик и вручили мне. Оперативно сработали. Это говорит о том, что неисправный доводчик беспокоил всех, буханье двери подъезда достало  многих. Но никто не желал заниматься проблемой, надеялись на того, у кого слабже нервы, то есть – на меня. Здесь мне пришла параллель с наукой.  Тридцать лет назад все более или менее продвинутые учёные видели, что наука находится в затяжном кризисе, многие понимали необходимость кардинальных перемен во взглядах на физическую реальность. Прежние  теории  в физике стали тормозом развития науки. Но никто из учёных не решался громко заявить об этом, а тем более – реформировать наши воззрения. Нужен был сумасшедший человек, человек без всяких комплексов, без всякого пиетета перед заслуженными мэтрами науки, со свежим, незамыленным взглядом, дерзкий, по-хорошему наглый, человек, который взглянул бы иначе на существующие проблемы в физике, нашел новые пути и подходы к разрешению старых задач. Волею обстоятельств, сам того не ведая, я оказался таким сумасшедшим. Мне довелось сделать то, что обязаны были делать другие по своей профессии. Но, понимая свою несостоятельность, они подсознательно (и сознательно) ждали такого «дурачка», кто за них бы решил многие проблемы. Потом они найдут себе оправдание, найдут – как выкрутиться из щекотливой ситуации. Они назовут «дурачка» гением. Мол, что мы могли сделать?! А он ведь гений, ему и карты в руки. А что с нас взять?!
   20 сентября.   (…)
  Вернулся домой в третьем часу пополудни. По ТВ смотрел передачу Виталия Третьякова «Что делать?». Тема передачи: Знаем ли мы, что такое время? В передаче принимал участие мой давний знакомый, вологодский журналист и редактор Алексей Николаев. Когда-то он печатал в своём журнале «Вологодская литература» мои стихи. Хотел публиковать и мои работы по физике, но из-за прекращения финансирования журнал прикрыли. Алексей написал целый трёхтомник «Время. Теория», в котором попытался по-своему рассмотреть проблему времени. Потому-то он и оказался здесь, в студии передачи. 
   А действительно, знаем ли мы что-нибудь о времени? Конечно, знаем. Пусть не всё, но главное всё же знаем. Мне кажется, проблема времени есть проблема сознания, человеческого сознания. Коротко выражаясь: есть человек – есть время, нет человека – нет времени. Смысл и значение время получает только с развитием сознания человека, когда разум начинает осознавать причинно-следственные связи. Это был долгий, непростой путь. Суть времени стала вырисовываться ясно с пониманием его связи с движением, с перемещением, с изменением. Особенно с циклическими формами движения: движения Солнца (точнее – Земли вокруг Солнца), Луны, планет, звезд по небосводу. И то время, в котором живём мы не одно тысячелетие, – есть солнечно-лунное время. Именно движение Земли вокруг Солнца и движение Луны задают главный ритм нашей жизни, и как биологических существ, и как разумных. Конечно, время – категория нематериальная. Но время неразрывно с материей через движение. Именно в движении время обретает черты реальности. И потому справедливо говорить о времени как о форме существования материи. Классики здесь были правы. С пространством, как формой существования материи, тут несколько сложней. Можно ли изъять из пространства все виды материи, чтобы оставить его совершенно пустым, как, допустим, из чайника вылить всю воду? Вопрос не так прост, как кажется.  Мне думается, с пространством  это  невозможно.  Пространство материально. Абсолютной пустоты пространства нет и быть не может. Назвать пространство «формой существования материи» – не просто ошибка, а абсурд. Материя и пространство, можно сказать, понятия тождественные, синонимы, обозначающие одно и то же. Но пространство проявляется как материя только через движение. Формы движения пространства, как материальной среды, многообразны. Здесь, через движение, пространство получает связь со временем. Вне движения нет ни времени, ни пространства.
   11 октября.   (…)
   О другом. Много месяцев никому не отсылал свою работу по Периодической системе. А сегодня случился повод. По ТВ посмотрел передачу Виталия Третьякова «Что делать?». Речь шла о подготовке смены новых учёных. В передаче принимал участие совсем ещё молодой, но уже преподаватель и научный сотрудник  Химического факультета МГУ Александр Белов. Попробовал послать ему свою работу по электронной почте. И послал работу ещё одному учёному, правда, уже маститому, академику Валерию Васильевичу Лунину. В свою очередь жду с нетерпеньем письмо от Владимира Ивановича Грачёва. Он, должно быть, давно вернулся в Москву из Новосибирска.      
   28 октября.   (…)
   О другом. Вчера поздно вечером в Интернете натолкнулся случайно на имя человека, которого знал много лет назад, и который умер в ноябре 2001 года. В небольшой статье его называют выдающимся учёным, родившимся и жившим на Вологодской земле. Его звали Николай Александрович Плотников. Мы с ним познакомились в 1990 году в кабинете тогдашнего руководителя Вологодского отделения ВОИР Александра Михайловича Шумилова. Шумилов специально нас познакомил, мол, люди науки, близких интересов. Тогда же я познакомил Плотникова со своей работой по Периодической системе элементов. Взглянув только на спираль, он почти сразу же выдал своё заключение: это крупное открытие. Николай – первый и единственный человек тогда, который понял и высоко оценил идею. Тогда же Плотников познакомил меня со своими работами. Его Система физических величин (вроде Таблицы Менделеева) могла бы стать наглядным пособием всех кабинетов физики. Она и станет со временем. Коля был, конечно, личностью гениальной.  Но, как и большинство гениев, обладал характером непростым. Без ссор с ним общаться было невозможно. Но ссоры кончались примирением. Наука важнее личных обид. 
   12 ноября.   (…)
   О другом. В Интернете вспомнили, наконец, что в этом ноябре исполнилось сто лет знаменитой Общей теории относительности Альберта Эйнштейна (теории гравитации). Ноябрь 1915-го года Эйнштейн считал временем завершения работы над Общей теорией относительности. В 1919 году его теория получит косвенное подтверждение при наблюдении полного солнечного затмения. Будет обнаружено, что наше Солнце изгибает лучи света далёкой звезды, как предсказывала Общая теория относительности. То есть  массивное тело изменяет траекторию луча света далёкой звезды. Ещё проще выражаясь: гравитационное поле вокруг массивного тела является преломляющей средой, которая изменяет путь света, как оптическая линза. Как массивным телом «притягивается» свет, так массивным телом притягиваются и материальные тела. Преломляющая  способность  гравитационного  поля  массивного тела была истолкована Эйнштейном как кривизна пространства-времени. Массивное тело изменяет так называемую метрику пространства вокруг себя. А тела не притягиваются к массивному телу, а как бы скатываются по наклонной плоскости, в яму. То есть, нет притяжения как такового, а есть движение тела по искривлённой геодезической линии. 
   Как уверяют специалисты, теория Эйнштейна в математическом отношении безупречна. Здесь спорить я не буду. Но вот что касается физического содержания теории, то тут вопрос для меня ясен. Преломляющая среда для движения света – это та среда, где плотность среды изменена, плотность среды другая. Плотность среды может меняться как в сторону увеличения, так и  в сторону уменьшения. Если свет далёкой звезды «притягивается» массивным Солнцем, то стало быть плотность среды вокруг Солнца меньше, чем вдалеке от  него. Почему? Потому что свет идёт по пути наименьшего сопротивления, отражается от среды с большой плотностью и идёт в среду с меньшей плотностью. Точно также ведут себя и любое тело, и любая частица, оказавшиеся в окрестности массивного тела вроде звезды или планеты. Тело (частица) будет не притягиваться, а выдавливаться из области среды с большой плотностью в область среды с меньшей плотностью, где, соответственно, и давление меньше. Такой областью среды и являются поверхность и недра массивного тела. «Преломляющая» среда вокруг массивного тела – это всего лишь изменённая динамика физического вакуума. Изменённая – увеличенная динамика волновых полей всех частиц, образующих тело. Вакуум – отнюдь не пустота, а активная, могучая физическая среда. Именно физическому вакууму и его динамике мир обязан своим существованием. 
   13 ноября.    (…)
   Возвращаясь ко вчерашней теме столетия Общей теории относительности Альберта Эйнштейна. Конечно же, теория Эйнштейна содержит огромный эвристический заряд, иначе она не стала бы столь популярной у учёных,  столь почитаемой. Сто лет живут с ней, спорят, обсуждают, ниспровергают, или, напротив, доказывают правоту её и прочее. И всё же, нам надо набраться мужества и увидеть через сто лет проблему гравитации более трезвыми глазами, без удушающего давления авторитетов. В природе гравитации нет загадки, нет тайны. Природа гравитации до примитивности проста. Но чтобы увидеть подобную простоту – нам нужно сделать усилие в понимании природы физического вакуума. Ещё задолго до создания Общей теории относительности великий немецкий учёный Макс Планк высказал совершенно безумную идею. Он сказал, что проблему светоносного эфира, многие трудности, противоречия, связанные с эфирной гипотезой, можно решить одним кардинальным путём – признать, что плотность этой эфирной среды равна (и называлась огромная, запредельная величина). В сущности, речь шла о бесконечном в пространстве теле колоссальной плотности и, соответственно, колоссальной массы. Но идею Планка сочли бредом сумасшедшего и отказались её воспринимать.  Но сегодня-то я могу смело сказать, что Планк был прав! Его безумная идея – вовсе не безумна. Напротив, она весьма продуктивна, и вела науку в верном направлении. Сложность была только в том, что нужно было найти род вакуумной динамики, которую можно было бы связать с моделью устойчивой частицы так называемой  весомой  материи. К сожалению, тогда, в конце девятнадцатого – в начале двадцатого века, такое сделать было невозможно. Нужен был двадцатый век с его взлётами и падениями, чтобы к концу его смог обнаружиться такой род вакуумной динамики. Имя ему – дыхание вакуума.
   25 ноября.    (…)
   О другом. Сегодня в свежей газете вычитал два хороших анекдота. Один смешной, остроумный;  другой – остроумный, заумный. Сохраню в дневнике.
   «Если Минздрав считает, что увеличение пенсионного возраста повысит продолжительность жизни, то полная отмена пенсий – это шаг к бессмертию».
   
   «Мало кто знает, что австрийский физик-теоретик Эрвин Шрёдингер обожал русские народные сказки. Особенно его радовали выражения «долго ли, коротко ли», «видимо-невидимо» и, конечно же, «ни жив ни мёртв».

   Эрвин Шрёдингер – создатель волновой квантовой механики (1926 г.). До создания волновой механики, была создана так называемая матричная квантовая механика (1925 г.). Её автором был немецкий физик-теоретик Вернер Гейзенберг. В анекдоте высмеиваются парадоксы квантовой механики, необычные явления и мысленные эксперименты: соотношение неопределённостей, корпускулярно-волновой дуализм, дифракция электронов, кот Шрёдингера. Квантовая механика родилась в то время, когда ещё вовсю в науке царствовала парадигма восемнадцатого-девятнадцатого веков, старые образы и представления. Что стоит за уравнениями волновой механики Шрёдингера – увидеть было невозможно. Так получилось, но мне первому удалось разглядеть то, что скрывается за уравнениями Шрёдингера. Это случилось через шестьдесят лет после создания волновой механики. В 1986 году я написал статью «Что открыл Шрёдингер». Она начинается так:   
   «Колумб открыл Америку. Но он не знал об этом. Колумбу казалось, что он нашел новый, более короткий путь в Индию. О том, что открыл Колумб, стало известно спустя некоторое время благодаря Америго Веспуччи. Аналогичная ситуация сложилась в физике нашего столетия. В 1926 году австрийским физиком-теоретиком Эрвином Шрёдингером были открыты продольные волны, а точнее, продольные осцилляции плотности, происходящие в некой  заполняющей  пространство  материальной среде. Но Шрёдингер не знал этого. Однако он до последних своих дней был уверен, что его волновая функция Пси, призванная объяснить механику атомных процессов и спектры излучения, как собственные значения Пси, есть физическая реальность, и не принимал её вероятностной интерпретации…».
   Разгадка загадки была в своеобразной динамике физического вакуума (дыхание вакуума). Это ещё раз подтвердило правоту Фридриха Энгельса, сказавшего, что неясные сегодня явления и процессы атомного мира – всего лишь невыявленные формы, неизвестные нам виды движения материи. 
   26 ноября.   (…)
   О другом. Возвращаясь ко вчерашней теме о Квантовой механике. Сложности и непонятности принципов и идей квантовой механики для простого гражданина настолько велики, что, кажется, нет никаких возможностей распутать подобный узел. Сами учёные в бешенстве от непонятности, иррациональности квантовых принципов. Они вынуждены допускать много чего  такого, что непозволительно точной науке. Но, мне кажется, это узел надо не распутывать, а рубить, как гордиев узел. Оставаясь на прежней научной парадигме, распутать его невозможно. Надо смело переходить к новой научной парадигме, к новой системе образов и представлений. Идеи теории дыхания вакуума позволяют это сделать уверенно и безболезненно. Необходимо сосредоточиться на природе физического вакуума, его строения, характеристик, свойств, динамик. Вакуум – физическая материальная среда со структурой и свойствами. От этого утверждения мы теперь не уйдём. Только здесь для науки открываются новые горизонты. 
   Кстати, сегодня на работе между делом подумалось вот о чём. Мои ближние и дальние предки были людьми состоятельными, богатыми. Всё своё материальное богатство, хочется верить, они заработали честным, упорным, каждодневным трудом, из поколения в поколение. Титанический труд! Но 1917 год на всём этом поставил жирную точку. Это как если бы вы всё лето трудились на заготовке кормов для своей скотины, думая о предстоящей долгой зиме, закладывали  запасы на сеновал, в амбары, в закрома. Но злой, завистливый сосед тёмной осенней ночью пробрался к вам на двор, облил всё керосином и запалил. От всех ваших запасов, от всего вашего труда остался только пепел. Что теперь делать?!  Идти по миру с протянутой рукой?! Моя судьба – это, скорее, не сознательный, а подсознательный акт ухода от судьбы моих предков. Если уж трудиться, трудиться по-настоящему, с  усердием и вдохновением, то над тем, что не сгорит от рук завистливого соседа, не будет пущено прахом. И стезя эта – наука, новое в знаниях о нашем мире, о нас самих. Познанные, ранее не ведомые, законы нашего мира долговечней, надёжней призрачного личного материального благополучия.
   7 декабря.   (…)
   Москва. Президент В. Путин встретился в Кремле с директором Курчатовского центра академиком Михаилом Ковальчуком. Ковальчук отчитался за минувшее пятилетие работы, рассказал также об экологических работах по очищению  Арктики от радиоактивных  отходов, о международном  сотрудничестве атомщиков и предложил развивать термоядерное направление. Мол, Россия участвует в международном проекте ИТЭР (Международный экспериментальный термоядерный реактор), но не имеет национальной программы по термоядерному синтезу. «Мне кажется, если Вы сочтёте это важным, надо иметь национальную программу. Она есть, но её надо перевести на новый уровень». Ну что тут скажешь?! Лукавству наших академиков  можно только дивиться! В международном проекте ИТЭР ничего не выгорает (и не выгорит, уверяю вас!), так нет же, подавай им свою, национальную кормушку!   
   Для меня ещё тридцать лет назад стало понятно, что управляемый термояд – пустой номер. Невозможно сделать управляемой реакцию термоядерного синтеза, и ещё получать так называемое изобилие дешевой энергии. Полный бред! Учёные здесь так изолгались, такой ерунды наворотили, что сами не знают – как из этого всего выбраться. И выбираться-то не хотят, уж больно хорошо этот бред финансируется! Моя уверенность возросла не на пустом месте. Поняв природу частицы материи, поняв природу атома, природу механизма связи частиц в атоме – мысль о невозможности управляемого термояда придёт сама собой. Тем более, когда речь идёт о лёгких, о легчайших атомах. В сущности, нам здесь надо в корне пересматривать наши представления о частице, об атоме. Но новые идеи не хотят принимать, о них не хотят даже слышать! Как пробить эту глухую стену?!.   
   8 декабря. Сегодня исполнилось ровно 35 лет с того дня, который я тогда назвал «Начало пути». Накануне я вернулся из Москвы в Вологду, оставив первый заочный курс Московского техникума связи. Решение об оставлении техникума мне далось очень тяжело. Была бессонная ночь, долгий разговор с Николаем Барановским (из Рязани). Потом днём непростой разговор с руководителем нашего курса, которая почти со слезами на глазах упрашивала меня не бросать  учёбу.  Но  я  понимал, что  иначе  поступить  нельзя. Голос судьбы был сильнее. Мне было ясно, что предстоящие два-три года будут  решающими, и их никак нельзя терять. Время подтвердило мою правоту. 8 декабря 1980 года стало переломной датой в судьбе, когда я осознанно выбрал свой путь, и иду по нему вот уже 35 лет. Главная работа и главные достижения связаны, конечно, с наукой. Ей отданы лучшие силы и лучшие годы. Ещё раз повторяю, что научные открытия такого высокого уровня должны делаться вовремя, ни днём раньше, ни днём позже. Даже если они опережают своё время на десятилетия. Это неважно. Упущенные два с половиной года в техникуме связи не дали бы мне сделать эти открытия вовремя. Убеждён в этом абсолютно. Потому что я мог не повстречать тех книг, тех публикаций в периодике, не увидеть, не запечатлеть тех важных для предстоящего открытия моментов. Тут всё существенно, мелочей нет! Ни о чём не жалею, всё случилось так, как и должно было случиться.      
   19 декабря. Выходной. Между делом вспомнился Трифонов Дмитрий Николаевич, доктор химических наук, ведущий сотрудник Института истории естествознания и техники им. С. Вавилова. Это  тот,  которому в начале 1986 года Л.А. Коробейникова выслала мою научную работу по Периодической системе химических  элементов (спиральный вариант). В Интернете, в Википедии поискал материалы о Трифонове. Есть небольшая статья. Родился Дмитрий Николаевич 10 января 1932 года. Умер – в 2010 году. Ни числа, ни месяца смерти нет. Как-то не по-людски, оскорбительно, будто речь идёт не о человеке, а о неодушевлённом существе. В последний раз я звонил Трифонову по телефону в 2008 году. Тогда я слукавил и сказал ему, что пишу книгу «Дыхание вакуума», пытаюсь рассказать историю своих научных открытий, и прошу дать разрешение на публикацию его двух писем ко мне. Трифонов категорически отказал, и был, как мне показалось, напуган самим  фактом написания мной книги. А слукавил я в том, что книга была написана ещё в 2004 году, закончена в августе месяце. Конечно, писем его ко мне я не цитировал, знал, что он мне не позволит. Но полностью опубликовал в книге (в главе «Периодический закон 1986 г.») все четыре свои большие письма Трифонову (январь 1987 г., март 1987, июль 1987, февраль 1988).       
   Пример с доктором наук Трифоновым о многом говорит. Но главное – об ответственности учёных. За то, что сделал Трифонов, за равнодушие, за наплевательское отношение к научным идеям высокого уровня не штрафуют в административном порядке, не сажают в тюрьму в уголовном порядке, никаких репрессий и гонений. Как бы дело одной совести человека.  Но это не так! Здесь равнодушие стало одной из причин крушения великой страны, народ был втянут в новую череду потрясений, принесены огромные человеческие жертвы. И если суждено погибнуть России, как целостному государству, то причиной будет это же самое равнодушие.    


   2016 год

   5 января. На сайте Международного союза теоретической и прикладной химии появилось сообщение: «Четыре новых химических элемента дополнили таблицу Менделеева. Все четыре новых элемента под 113-м, 115-м, 117-м и 118-м  атомными  номерами  были синтезированы  искусственно». Отмечается, что сложностью для получения новых элементов стало то, что они распадаются на ранее неизвестные изотопы более лёгких элементов, которые ещё предстоит определить. Последний раз Периодическая таблица Менделеева пополнялась в 2011 году. Тогда были добавлены 114-й и 116-й элементы, названные флеровием и ливерморием. К слову сказать, 118-й элемент замыкает седьмой период системы элементов, и должен быть отнесён к  группе инертных газов. Его масса должна составлять 312 углеродных единиц. Двадцать лет назад я дал ему имя Пион «Pi» (от величины Пи, на основе которой строится новый спиральный вариант система элементов).   
   17 января.   (…)
   О другом. Читаю  сейчас  книжку  М. Васильева и  К. Станюковича «В глубины неисчерпаемого» (Атомиздат, 1975 г.). Понятно, речь идёт о строении материи, об атомах, о частицах и прочем. Частица, о которой более всего говорится в книжке, – электрон. Она была открыта первой, изучена более всего.  Первые электронные приборы, усилительные лампы, электротехника – всё родилось от изучения природы и движения электрона. Однако подлинная природа электрона остаётся до сих пор тайной. Академик Лев Ландау, на вопрос, что же такое электрон? – ответил так: это не частица, не волна, не крупица материи, а это уравнение; потому что всё, что мы знаем  об электроне, хорошо и достаточно описывается уравнением. Согласитесь, так можно сказать не о конкретном объекте физического мира, а о неком процессе. Описать уравнением можно процесс, явление, как, допустим, силу притяжения двух тел (гравитация). Если говорить об электроне, то процесс, по-видимому, здесь связан с неким родом динамики. Динамика не может происходить сама  по себе, в пустоте. Динамика предполагает  материальную среду. Такой средой может быть только физический вакуум. Вакуум является и переносчиком волн света, фотонов. Постоянство скорости света определено характеристиками этой среды. Если природа волн света достаточно проста и хорошо изучена, то природа электрона намного сложней. Если говорить об электроне как о возбуждении в среде вакуума, то возбуждение это имеет сложную, составную природу. Главное отличие электрона от фотона света – спиральность, винт вращения. Возбуждение, называемое электроном, имеет вихревую, винтовую природу. Именно потому поток электронов в электронно-лучевой трубке отклоняется при поднесении к нему магнита. Поле магнита представляет собой такую же вихревую, винтовую природу: с одного полюса – левый винт; с другого полюса – правый винт. Если лучи солнечного света можно фокусировать в точку обычной оптической линзой, то поток электронов оптикой не сфокусируешь. Тут годится только сильное магнитное или электрическое поле в вакууме. Второй важный момент. Если скорость света постоянна, то скорость движение электронов не постоянна, может меняться в огромном диапазоне. Это говорит о сложности движение возбуждения, именуемого электроном. Свет идёт всегда по прямой. Электрон же всегда испускается и движется, как бы сказать, в закрученном состоянии. Скорость его поступательно-вращательного движения определяют винт и напряженность окружающего магнитного или электрического поля.
   Вы спросите меня – почему я занимаюсь такой ерундой и рассуждаю об электроне, о котором всё давно известно, мол, реальность его подтверждает весь колоссальный мир электронной техники. Со смерти академика Ландау прошло почти пятьдесят лет. Но его определение электрона, как уравнения, так и осталось не раскрытым. Однако я убеждён, что и электрону можно найти адекватный физический образ. Да, его можно будет увидеть. И понять, наконец, что такое электрический ток, что такое валентность атома. Здесь здорово могло бы помочь математическое и графическое моделирование. 
   21 января. Москва. В Кремле прошло заседание Президентского совета по науке. Председательствовал президент В. Путин. Разговор получился довольно жесткий. В выступлении главы Академии наук В.Фортова прямо-таки звучали ноты недоумения и обиды за то, что так низко пали рейтинги наших когда-то лучших научных центров. А чему удивляться, если деньги выделяются из казны огромные, а отдачи – почти никакой! Видимо, надо что-то менять. Нельзя же тянуть эту волынку бесконечно. Тем более – сегодня, когда страна переживает не лучшие времена. В ходе дискуссии поминались имена Эйнштейна и Перельмана, которые делали великую науку в домашних условиях, не требуя никакого финансирования со стороны. Кто мешает нынешним Ломоносовым и Эйнштейнам?! Сейчас, в кризис, самое время физикам заниматься теорией, не требующей миллиардных вливаний из казны. А деньги давать тем, кто создаёт прорывные технологии в энергетике, в транспорте, в биологии.      
   К слову сказать, вчера поздно вечером по ТВ смотрел очередной фильм из серии «Сквозь кротовую нору с Морганом Фрименом». Серия называлась «Является ли Вселенная живым организмом?». Один из эпизодов фильма был посвящён идеям Стефана Александэра, уроженца Тринидада. Он самостоятельно пришел к идее отскока из сингулярности. То есть пришел недавно к тому, о чём я узнал более тридцати лет назад. Стефан – физик, изучает мир атомов и частиц. Он полагает, что Вселенная началась не с Большого взрыва, а с Большого отскока. Материя, собравшись в точку, не застряла в сингулярности, а отскочила в фазу расширения. Отскочила благодаря огромной силе сжатых частиц нейтрино. Но идея Стефана не нова. Эту же идею в первой половине восьмидесятых годов прошлого века изучал наш академик М. А. Марков. Тогда я прочёл его книгу и написал ему письмо (август 1986 г.). Но письмо не отправил, а свёз ему сам. Потом это письмо стало статьёй «Неотправленное письмо академику М.А. Маркову». Марков и Стефан рассматривают такую радиальную пульсацию относительно всей Вселенной, с периодом колебания (расширение-сжатие) в триллионы лет. Тогда как я отнёс такую радиальную пульсацию (дыхание вакуума) к природе устойчивой частицы, нуклону. Такие колебания вакуума в микрообъёме имеют невероятно огромную скорость, так как определены постоянной скорости света.  Отскок  есть,  но не в масштабе Вселенной, а в масштабе частицы. Но то, что идея отскока рождается снова, – вызывает большой оптимизм. Так, глядишь, дойдут и до идеи дыхания вакуума!       
   23 января.   (…)
   Выходной. На прогулке сегодня думал о гравитации. Меня всё не оставляют мысли о переложении своих умозрительных образов (относительно природы гравитации) на язык математики. Не знаю математику, не люблю математику, но учёные не хотят слушать умозрительные построения. Их убеждают только формулы и уравнения. Я понимаю, что подвести математическую базу под мои идеи для профессионального физико-математика – дело совсем несложное. Но даже это несложное дело я не в силах сделать. Природа гравитации сродни природе явления, когда тело с меньшей  плотностью (например, дерево) выдавливается из воды. Архимедова сила. Плотность воды  составляет 1000 кг/м.куб. Плотность дерева – 400 кг/м.куб. Этим и объясняется – почему дерево в воде не тонет. К слову, во времена царской России, у гимназистов был такой шуточный стишок о подобном явлении:   
            «Тело, впёрнутое в воду,
            Выпирает на свободу
            Силой выпертой воды,
            Телом впёрнутой туды".
   Какой плотностью должен обладать физический вакуум, способный выдавливать из себя тела любой, известной человеку, плотности и массы? О плотности тела или среды можно судить и по скорости  распространения в них продольных или поперечных волн. Построим простое уравнение на примере материала кварца с плотностью 2 600 кг/м.куб. Скорость поперечной сдвиговой волны в кварце равна примерно 4 км/сек. Скорость света, то есть скорость поперечной волны в физическом вакууме, равна 300 000 км/сек. Методом пропорции найдём, что плотность вакуума равна 195 000 000 кг/м.куб. То есть в одном кубическом сантиметре заключена масса в 195 000 кг. Самая большая плотность из известных нам материалов у осмия. Его плотность – 22 600 кг/м.куб. Но даже плотность осмия, по подсчёту, получается меньше плотности вакуума в 8 628 раз. Однако есть ещё плотность ядерного вещества. Она оценивается в 100 миллионов тонн в кубическом сантиметре. Заметно больше плотности вакуума.      
   Можно относиться к этим подсчётам с иронией. Но на самом деле они не так далеки от истины. Вакуум – не пустота и не пассивный посредник. Вакуум – среда с огромной массой и плотностью. И те великие силы, которые мы видим во вселенной, может порождать только среда с превосходными характеристиками. Дыхание вакуума, то есть колебание плотности вакуума в микрообъёме, представляющее собой устойчивую частицу так называемой  вещественной материи, есть источник тех могучих сил во вселенной.   
   24 января.   (…)
   О другом. Возвращаясь ко вчерашней теме гравитации, физического вакуума и атома. В интернетовской Википедии нет отдельной статьи, посвящённой именно физическому вакууму, а есть статья о вакууме. Хотя в самой статье поминается физический вакуум в свете современных научных теорий, как наинизшее энергетическое состояние квантового поля. Вакуум для учёных – не материальная среда, без качеств и характеристик. Мол, постоянство скорости света и огромная скорость света вовсе не определяются характеристиками вакуума. И для движения так называемых электромагнитных волн не нужен переносчик, они и так двигаются, в пустоте. Гравитационные взаимодействия, мол, тоже проходят в пустоте, без всяких посредников. Зачем плотный вакуум, если есть искривлённое массами пространство-время?! Что представляет собой устойчивая частица, откуда в ней заложена такая мощная энергия, откуда между частицами в атоме такая энергетическая связь – современная  наука тоже  не даёт ясного ответа.  Вот что пишут в Википедии о вакууме: «Космическое пространство имеет очень низкую плотность и давление и является наилучшим приближением физического вакуума. Но космический вакуум не является действительно совершенным (то есть – абсолютно пустым. Б. Г.), даже в межзвёздном пространстве есть несколько атомов водорода на кубический сантиметр». То есть речь вовсе не идёт о материальности вакуума! Материальны здесь только атомы водорода! И вот эти благоглупости до сих пор довлеют в нашей науке!
   Сегодня, как и тридцать лет назад, я уверен, что без понимания природы физического вакуума, без его изучения нам ничего не понять ни в действительной природе гравитации, ни в мире частиц и атомов. Вакуум – уникальная среда, ни на что непохожая. Ей не найти материального аналога. Её можно сравнить разве что со струной бесконечной длины. Энергетический диапазон колебаний этой струны бесконечен. С какой силой на неё подействуешь – такую же силу получишь в виде короткоживущей частицы большой «массы». Можно построить адронный коллайдер ещё больше, чем в Швейцарии, и всё равно пределов миру частиц не найти. Нет его! Это ещё сто лет назад понимали философы. А физики и сегодня не хотят подобного понять.   
   И Общая теория относительности (теория гравитации), и квантовая механика, и теория струн – все они содержат рациональные зёрна, зёрна истины. Но эти зёрна густо сдобрены плевелами. Разглядеть зёрна очень даже не  просто. Очистить их от шелухи, пересадить в благодатную почву, дать им развиться, взрасти – вот задача современной науки. Никакого кризиса в науке нет и быть не может. Есть просто те, кто не желают этим заниматься.   
   26 января.    (…)
   О другом. Вчера поздно вечером на ТВ «Культура»  смотрел  очередной  фильм научно-популярного сериала «Сквозь кротовую нору с Морганом Фрименом». Фильм  назывался «Что есть ничто?». Понятно, речь шла о вакууме. Весь пафос картины сводился к идее: вакуум – не пустота, а нечто, из чего состоит наш мир. Вот понять это «нечто» – самая трудная на сегодня задача учёных. Версий и гипотез много. Каждый  эпизод фильма был посвящён одной из таких идей. Мне тема эта очень даже близка, потому что, без бахвальства говоря, сам занимаюсь ею тридцать три года. В фильме акцент был сделан на теории струн и идее суперсимметрии, которая разрешила бы проблему «материя и вакуум». Если природа вакуума позволяет существовать решениям с суперсимметрией, то задача разрешима. То, к чему подходят учёные сегодня, разрешилось для меня три десятилетия назад. Такие решения есть, и они связаны с вакуумной колебательной динамикой (дыхание вакуума). И сразу всё встаёт на свои места. Потому что в вакуумной колебательной динамике изначально заложены природа суперсимметрии, разрешение проблемы сингулярности, струнные реалии и много чего другого. Почему учёные так панически бояться колебательных принципов в субквантовом мире?! Ведь колебательные принципы вообще лежат в основе мироздания! Учёные ломятся в дверь, которая никогда не была закрыта. Просто она открывается в другую сторону… 
   6 февраля.    (…)
   О другом. Выходной. На прогулке сегодня думал о давней, прежней теме: о честности учёных перед собой и обществом. Взять хотя бы вопрос о термоядерной энергетике. Почти шесть десятилетий учёные кормят мир обещаниями – дать неисчерпаемый источник энергии в виде управляемого термоядерного  синтеза. И никаких результатов! Теперь срок исполнения заветной цели переносится в середину двадцать первого века. Уверяю вас, что и тогда ничего путного не выйдет. Сама изначальная идея управляемого термояда была неверна. Управлять можно в технологическом масштабе реакцией  ядерного распада, но управлять в таком же масштабе реакцией синтеза – нельзя. Все предлагаемые варианты термоядерных реакторов заведомо провальные. Материальные и энергетические затраты на осуществление термоядерной реакции в тысячи, в миллионы раз будут превосходить возможный полезный эффект. То есть КПД таких установок будет не просто нулевой, а нулевой в минус энной степени. На атомных электростанциях, управляя реакцией ядерного распада, получаемым теплом греют воду до состояния пара, и этот вырывающийся пар крутит турбину, получая электрический  ток. А как будут греть воду на термоядерной установке? Даже незначительный отвод тепла немедленно прекратит реакцию синтеза. Кроме того, реакция синтеза будет сопровождаться потоком высвобождающихся нейтронов. Смертельно опасный для окружающих номер. Если реакция синтеза произойдёт со множество ядер дейтерия и трития, то образующиеся одномоментно ядра гелия разнесут установку в клочья. И ещё. В книге М. Васильева и К. Станюковича «В глубины неисчерпаемого» (1975 г.) рассказано о термоядерной установке, в которой вообще нет парового котла, турбины, конденсаторов и прочего. Электрический ток получается в проводнике вокруг реактора от кругового тока ядер изотопов, удерживаемых магнитным полем в центре «бублика» реактора. Идея совершенно спекулятивная, никогда не опробованная. И вряд ли возможная. Чтобы в проводнике возникла ЭДС (электродвижущая сила), замкнутый проводник должен хотя бы пересекать периодически полюса магнита, силовые линии магнитного поля. Здесь же статичная обмотка, в центре которой крутятся изотопы водорода.  Но даже если бы крутились не изотопы водорода, а электроны, то и тогда ЭДС получить нам не удастся. И если всё же с электронами здесь можно что-то придумать, то напряжения и токи, получаемые здесь, будут ничтожны по сравнению с тем, что мы затратим на удержание электронной плазмы. То есть, с какого краю к проблеме не подойди – везде вопросы.      
   Я думаю, многие учёные сами всё это хорошо видят и понимают. Но они не в силах вырваться из этого порочного круга обмана и самообмана. И как вырваться, если за эти спекуляции платят из казны большие деньги! На подобном обмане кормятся тысячи и тысячи. Должно случиться что-то неординарное, невероятное, чтобы люди, наконец, захотели вылезти из болота лжи.   
   8 февраля. День российской науки. В  Левада-центре  провели  опрос граждан: кого они считают самыми выдающимися российскими учёными за всю историю. В тройке лучших оказались Дмитрий Менделеев, Михайло Ломоносов и Сергей Королёв.  А так в списке оказалось тридцать имён. 
   К слову сказать, до утверждения новой даты празднования Дня российской науки, этот праздник отмечался в середине апреля, третье воскресение месяца. Иногда он выпадал на мой день рождение, 15 апреля.  Это было весьма приятно и символично.
   И ещё сообщение в тему. В эти дни исполняется ровно тридцать лет, как я понёс учёным своё научное открытие по Периодической системе химических элементов (спиральный вариант системы, новое понимание причин  атомной и ядерной периодичности и прочее). Правда, открытие было сделано двумя годами ранее, в феврале-марте 1984 года. Родилась идея, но без разработки. Вернулся к ней через два года и разработал. Первый вариант  статьи  показал своей школьной учительнице  по химии Лидии Фёдоровне Кондратовой. Она предложила  мне обратиться в наш Вологодский педагогический институт, к педагогу Коробейниковой Людмиле Алексеевне. Людмила Алексеевна сначала очень заинтересованно отнеслась к работе. Отправила её в Москву, в МГУ им. Ломоносова и в Институт истории естествознания и техники им. Вавилова.  Потом пригласила меня выступить с лекцией перед своими студентами. Выступил, прочитал доклад о новом понимании причин периодичности. Вручили мне по окончании лекции Поошрительную грамоту (правда, в спешке неловко написанную).  Людмила Алексеевна после лекции в приватном разговоре мне сказала, что  студентам  эта тема показалось сложной.  Коробейникова подарила мне несколько книг по темам Периодической системы. Вся многолетняя история излагается в книге «Дыхание вакуума», в главе «Периодический закон. 1986 год». Желающие могут найти и почитать.
   11 февраля. Этот день войдёт в историю науки. Американские учёные известили мир об открытии гравитационных волн. К этому сообщению надо отнестись серьёзно. Гравитационные волны были предсказаны Общей теорией относительности А. Эйнштейна (1915 г.). Открытие было ожидаемо. Надо было просто построить хороший детектор и ждать подходящего случая.  И он произошел: далеко во вселенной столкнулись две Чёрные дыры, событие чрезвычайно редкое. Энергия их столкновения была такова, что импульс в виде волны изменённой плотности физического вакуума прошелся по огромным просторам мироздания. Вероятно, гравитационные волны порождаются и взрывами Сверхновых, но энергия этих волн слишком мала для регистрации на Земле. Открытие гравитационных волн, прежде всего, стало убедительным доказательством материальности физического вакуума. Пустота не может быть переносчиком гравитационных волн, здесь явно нужен материальный носитель. Даже если рассуждать в терминах Общей теории  относительности, то гравитационная волна есть (простите за тавтологию) перемещение в пространстве деформации пространства-времени. То есть, движущаяся кривизна пространства-времени,  как  расходящиеся  волны от брошенного  в  воду  камушка. Чёрные  дыры  известны  своей огромной массой при незначительных размерах. Эта масса создаёт вокруг тела поле изменённой плотности физического вакуума, а значит – и давления. Плотность и давление вакуума здесь будут минимальны. Столкновение двух Чёрных дыр, как следует ожидать, в среде вакуума вызовет резкий скачёк изменения давления и плотности, которое создаст сферическую волну изменённой плотности наподобие звуковой. Обратный пример этому – лопнувший в комнате воздушный шар. На смену минимальному давлению и плотности газа внутри надутого воздушного шара приходят при лопании большие атмосферное  давление и  плотность. Рождается звуковая волна. При столкновении Чёрных дыр происходит то же самое, здесь волна также рождается от резкого изменения давления и плотности физического вакуума.      
   О другом. Минувшей ночью мне приснился академик Георгий Николаевич Флёров. Это тот, к которому в марте 1990 года я возил в Москву свою работу по Периодической системе элементов (спиральный вариант). Будто бы мы с ним путешествуем по одной из стран Европы. Живём в небольшой, но красивой гостинице. Флёров говорит о чём угодно, только не о науке. Я как будто пытаюсь свернуть его на темы науки, но он ловко ускользает. Тогда, в марте 1990 года, он больше шутил и высмеивал творцов новых вариантов Периодической системы. Желания вникнуть в суть идеи в нём не было ни на грамм. 
   27 февраля.     (…)
   Снова между делом думал о гравитации. В 1679 году И. Ньютон выдвинул новую идею относительно природы гравитации. В новой своей идее он не был оригинален, такие подходы звучали и до него, и не раз. Ньютон решил наделить эфир различной концентрацией (плотностью) вблизи планет и вдали от них. Чем дальше от центра планеты, говорил он, тем сгущённее эфир, то есть – плотнее. И есть у эфира свойство «выдавливать» все материальные тела из своих более плотных слоёв в менее плотные. Речь идёт о совершенно точном моём нынешнем понимании природы гравитации! Этот же механизм гравитации мы найдём ещё раньше у Леонардо да Винчи, а позднее – у Михайлы Ломоносова. Можно назвать и ещё имена выдающихся учёных поры Ньютона, кто толковал природу гравитации подобным образом. Но Ньютон и эти учёные вставали перед неразрешимой проблемой – отчего так  разнятся плотности эфира вблизи планет и на удалении от них?! Почему масса планеты вызывает уменьшение плотности эфира, окружающего её? Никто на эти вопросы тогда не ответил. И лишь в 1915 году А. Эйнштейн попытался найти ответ. Но, как говорят некоторые учёные, Эйнштейн всего лишь заменил загадку тайной. Природа гравитации ещё больше затуманилась. К тому же «ни теория гравитации Ньютона, ни Общая теория относительности Эйнштейна никогда не ставили своей целью ответить даже на элементарный физический вопрос о знаке сил тяготения, то есть, почему тела только притягиваются друг к другу, а не отталкиваются». В мире, где существуют законы сохранения, такого казуса быть не должно. Должна быть симметрия сил притяжения и отталкивания, иначе мир не сможет долго существовать как устойчивая система. Разгадка тайны гравитации – в малом, в природе физического вакуума, в природе устойчивой частицы, которая представляет собой симбиоз притяжения и отталкивания, точнее, колебательный процесс плотности вакуума, где фаза сжатия в сингулярность сменяется фазой расширения (отскок из сингулярности). Эти радиальные осцилляции порождают постоянное волновое поле вокруг частицы. А там, где волновые возмущения среды  – там происходит падение плотности и давления среды. Когда частицы объединяются в тело большой массы – вокруг массивного тела неизбежно будет существовать область изменённой плотности вакуума, здесь плотность и давление будут меньше. А так как плотность вакуума огромна, то любое тело, известное человеку, будет выдавливаться из плотного вакуума туда, где плотность меньше, а именно – к поверхности планеты. Как видите, ничего мистического, невероятного в природе гравитации нет. В известном смысле, гравитацию можно описать законом Архимеда.   
   28 февраля.     (…)
   Возвращаясь ко вчерашней теме гравитации как подобию закона Архимеда. Покопался в Интернете и нашел достаточно материалов, трактующих гравитацию в таком же ключе. Целые трактаты! Несколько прочёл. Различие с моими взглядами есть, они состоят в ином понимании природы физического вакуума. Чаще его называют в трактатах по-старому, эфиром. Кое-кто из авторов допускает идею плотного вакуума, даже твёрдого. Но о величине этой  плотности  говорят  неопределённо. Хотя тут-то и есть корень вопроса. Одному из авторов выслал свою работу по гравитации. Уж больно близки наши взгляды.
   К слову, о подобии так называемого гравитационного притяжения и выдавливании лёгкого тела из воды в духе Архимеда. Свободно падающее тело движется с ускорением 9,8 м/сек.кв. Выдавливание лёгкого тела из воды тоже происходит с ускорением. Причина общая – уменьшение величины плотности и давления среды. При приближении тела к поверхности земли – скорость тела пропорционально увеличивается, так как пропорционально уменьшается плотность и давление вакуума. Легкое тело движется из глубины к поверхности воды с ускорением, пропорциональным падению плотности и давления воды.
   13 марта.    (…)
   О другом. Вспомнилось. На днях позвонил коллега и  спросил: что будет с нашей планетой Земля, если вдруг исчезнет Луна? Сказал, что страшного ничего не будет, разве что исчезнут приливы и отливы, ускорится суточное и годовое вращение Земли, так как Луна тормозит движение. Вероятно, орбита Земли отдалится от Солнца, так как масса системы «Земля-Луна» станет заметно меньше. По формуле Ньютона (сила притяжения равна…) величина числителя уменьшится. Соответственно изменится и расстояние до Солнца, так как, понимая гравитацию как вакуумное давление, инерционная центробежная  сила возьмёт верх над силой вакуумного давления, и Земля сдвинется дальше от Солнца на расстояние, где эти силы снова станут равны.
   20 марта    (…)
      О другом. Вечером на НТВ смотрел интервью с президентом РАН академиком В. Фортовым. В частности он сообщил, что в 2017 году в Дубне будет пущен в строй сверхпроводящий коллайдер НИКА. Длина кольца ускорителя тяжелых ионов составит 336 метром. Как сообщается, ускоритель примечателен тем, что будет работать в той области энергий, которая недоступна ни одному из современных ускорителей в мире. Физики ожидают, что в этой области удастся наблюдать «пограничное» состояние, когда одновременно существуют высвободившиеся  из  ядра атома  частицы  и  сами  ядра. То есть, то состояние вещества, которое было той изначальной, так называемой праматерией, из которой произошла наша Вселенная в результате Большого взрыва. Вероятно, Фортов в этом интервью говорил и о термоядерной энергетике, но подобную тему редактора удалили. Слушать это враньё уже нет мочи! Повторяю, идея термояда утвердилась на совершенно ложной идее о возможности управлять этой реакцией и получать при этом изобилие энергии. Сверхпроводящий коллайдер НИКА, как можно понять, утверждается на идеях гипотезы Большого взрыва. Но Большой взрыв – как был, так и остаётся пока что научной гипотезой, ещё абсолютно не доказанной. Напротив, появляются данные, говорящие о спорности подобной гипотезы. Строение и жизнь вселенной гораздо сложнее и интереснее, чем нам видится сегодня. Сейчас в кризисный для страны период разумней вкладывать деньги  в более полезные проекты, связанные с медициной, с экологией. Но что ещё важнее – заняться пересмотром теоретической базы наших знаний. Всё прямо вопиет об этом. Между прочим Фортов отметил, что наш президент страны и наш премьер весьма неравнодушны к науке, интересуются её развитием. Если так, то отрадно! Беда только в том, что ни президент, ни премьер не смогут всей своей великой властью заставить учёных быть восприимчивыми к новым идеям в науке. Это даже им не под силу. В приказном порядке новые идеи в обиход науки не вводятся. Тут надо искать какие-то  иные  пути, чтобы пробить стену отчуждения. Президент и премьер – люди умные, и хорошо понимают, что лидерство страны в современном мире определяют вовсе не сырьевые ресурсы, не уровень ВВП, а активное развитие науки. Даже небольшие подвижки в сфере научной мысли дают огромные сдвиги в сфере экономической, социальной. Наука, наши знания – это база, основа. Искусственное торможение научной мысли не просто преступно, а гибельно.   
   21 марта     (…)
   О другом. В Интернете натолкнулся на музыкальную композицию с названием «Дыхание вакуума». Её автор – Ди Джей Сексобит. Конечно, хотелось бы знать настоящее имя автора. И как он додумался до такого названия? И когда он его придумал? Как видите, это понятие начинает потихоньку осваивать мировое информационное  пространство.  Я  думал,  что двигаю его только со стороны науки, а вот оказывается, оно двигается и со стороны искусства.      
   23 марта.     (…)
   О другом. В Интернете натолкнулся на форум в Живом журнале «Science_ freaks» (научные фрики). На форуме происходит линчевание авторов, идеи которых кажутся критикам бреднями. Я прохожу по разделу «Нанюхался. Научная кунсткамера. Эйнштейн-неправ, идиоты, недоучки, научные фрики». Там я представлен своей статьёй 1984 года «К 80-летию теории относительности А. Эйнштейна». Работа приведена не целиком, а только начало и финал. Статья вызвала немалую дискуссию на форуме. Точнее сказать, не вся статья, а только мои рассуждения о причине гравитации. Вот как началась дискуссия:
 
    «Теоретик: - Не знаю, как насчёт осцилляторов и продольных волн, а вот гравитацию я описываю почти так же. Просто из статьи не понятно, почему плотность эфира должна уменьшаться рядом с массой.
   Зундер: - Не принимайте так близко к сердцу... Это просто разговорный жанр. Человек наверняка с трудом закончил школу. Никакого отношения к физике это не имеет.
   Радвила: - Однако, с русским языком у автора все в порядке. Я бы не стала пошалировать (?). Вполне возможно, что и академик рассуждал, сидя долгими ночами над очередной диссертацией.
    Каури:  «Архимедова  сила,  действующая  на  пробку, совершенно подобна так называемой силе тяготения».
   - То есть пробка на воде – это как предмет на поверхности массивного тела. Попытка утопить лёгкую пробку подобна попытке оторвать тяжёлый предмет от поверхности тела. Очень оригинально. Но неверно. Ибо скорость свободного всплытия пробки или пузырьков газа постоянна, а скорость свободного падения предметов растёт с ускорением. Поэтому подобием гравитации – ускоряющегося потока эфира к телу – может быть только процесс, создающий такое же движение среды, окружающей тело. Например, всасывание упругой расширяющейся плёнки на поверхности воды плавающим на ней насосом.
   Алдор: - Вообще-то скорость «свободного всплытия» пробки точно так же растёт, как и скорость свободного падения - до тех пор, пока сопротивление среды не уравновесит силу тяжести или силу Архимеда.
   Каури: - Спасибо за поправку. Поспешил с возражением. Смотрел графики скорости всплытия погружённых в воду тел, и не обратил внимания, что их скорость, прежде чем стать постоянной, растёт с ускорением. И оно – ускорение свободного падения, как следует из формулы силы Архимеда: F=pVg. Ведь эта сила создаётся силой притяжения массы атмосферы и воды к планете: F=mg. Но тогда разбираемое действие силы Архимеда может быть лишь дополнительной иллюстрацией силы гравитационного притяжения, а не её подобием. И оно не продвигает нас в познании её природы».
   И так далее. Слова Зундера обо мне («человек наверняка с трудом закончил школу») в чём-то справедливы. Учился я, действительно, неважно. Для меня самого удивительно, что мне хватило наглости (с моим-то образованием!) браться за такие темы. Но, повторяю, когда я принял решение об «уходе в науку», я не ставил себе целью делать какие-то открытия, менять фундамент наших знаний. Просто хотел разобраться в сложностях. Рождение мною трёх важнейших научных идей для меня самого было дивом. Но что сделано – то сделано. За эти идеи мне не стыдно. И идея дыхания вакуума (радиальные осцилляции вакуума), и новая идея атомной и ядерной периодичности, и новая идея природы гравитации, убеждён, станут достоянием науки. Моя статья 1984 года «К 80-летию теории…» была первой, неуверенной, корявой попыткой обозначить контуры новых представлений о главном в физике. Достойна критики, достойна бичевания, бития. И поделом. Но  ценное не погибнет, а как сталь при ковке, только станет крепче.   
   24 марта.      (…)
   О другом. Вчера в Интернете нашел электронный адрес того учёного, который на форуме о фриках оценил мои школьные способности. Об этом не говорил, и выслал ему свою работу по Периодической системе. Сегодня получил ответ: 
   «Добрый день, Борис! Просмотрел Вашу работу. Замечательно, что Вы пытаетесь понять устройство мира. Но задача, поставленная Вами, чрезвычайно сложна и, несмотря на это, исследована и просчитана достаточно для    понимания почти всего. Печально, что этому практически двадцать лет. Срок достаточный, чтобы изучить предмет. Тут затронуты две совершенно разные области знания. Без знания квантовой механики невозможно в этом разобраться. Атомная физика. Практически стояние атомных электронов никак не связаны с ядром. Магнитное поле ядра незначительно сдвигает уровни электронов и иногда внутренние электроны могут «падать» на ядро (К-захват). На этом влияние ядра на свойства атомов заканчивается. Что касается теории, то тут всё в порядке. Удаётся просчитать простые атомы с колоссальной точностью, включая размеры ядра и влияния вакуума. Элементарные представления не работают. Например, модель Бора представляется полной фигнёй. Это история, которая совершенно бесполезна для практики и мало чего объясняет. Ядерная физика. Тоже в принципе всё ясно. Но только в принципе. Я этим мало интересовался, это настолько сложно, что дилетантам там делать нечего. А влезать в тему не было нужды... на это понадобится полжизни. Совсем другое.  С уважением, В. Б.».
   Ответил таким посланием:
   «Спасибо за ответ, В. Б.! Я Вас понял. Это Вы верно сказали: «Элементарные представления не работают». Получается так, что я тяну эту тему обратно, к идее де Бройля, почти на сто лет назад. А может быть, стоит вернуться назад?! Всё ли мы использовали от этой простой, но гениальной идеи де Бройля? Поживём – увидим.
   В. Б., Вам  моё  имя ничего, вероятно, не говорит. Но я на Вас вышел через Ваше суждение обо мне на одном форуме, посвящённым фрикам в науке: «человек наверняка с трудом закончил школу». И знаете, Вы правы, учился в школе я неважно. И вот по странному стечению стал заниматься темами науки. Если у Вас будет какой-то интерес – меня легко найти в любой поисковой системе, набрав: Борис Гуляев-Бегом.
   На это письмо можно не отвечать. Тема исчерпана, ясность есть. Ещё раз благодарю Вас за ответ и неравнодушие. С уважением, Борис Гуляев».
   Вскоре я получил по электронной почте письмо от незнакомого мне Д. Ю.  Он предложил мне найти в Интернете и послушать лекции А. З. Нашел, послушал. А. З. взялся за то, перед чем я остановился, а именно, предлагает своё видение структуры физического вакуума. Для меня эта тема сегодня самая больная.  Я говорю тридцать лет о дыхании вакуума, но строение, структура вакуума для меня остаётся большой загадкой. Неподготовленному слушателю лекции А. З. покажутся полным бредом, его рассуждения о эликах и позиках могут вызвать просто смех. Но я смотрю на это совершенно иными глазами, и за всеми этими безумными наворотами вижу рациональное зерно. Хотелось бы с автором связаться лично и обсудить кое-какие моменты. Сделал запрос по электронной почте, но ответа пока нет.
   25 марта.     (…)
   О другом. Вечером в Интернете нашел и посмотрел (выборочно) три фильма о торсионных полях (Шипов и Акимов). Об этом я слышал и раньше, но близко познакомиться ещё не доводилось. Мне кажется, теория торсионных полей имеет право на существование, но в ограниченных пределах. Когда же идею торсионных полей пытаются прикладывать ко всем, ко всему – выглядит не очень убедительно. Самым явным, очевидным примером торсионного поля является обычное магнитное поле постоянного магнита, или электромагнита. Силовые линии магнита есть ни что иное как вихревые, спиралеобразные волны, распределение  которых вокруг тела магнита хорошо иллюстрируют рассыпанные металлические опилки. Винт, направление вихря определяет взаимодействие с другим магнитом. Если направление вихрей совпадает – полюса магнитов «притягиваются». Если не совпадают – отталкиваются.  Таким же торсионным полем будет и так называемое электрическое поле проводника, по которому течёт постоянный ток. Хотя природа этого электрического поля совершенно подобна полю магнитному. Школьный пример, когда параллельно рядом находятся два проводника с током. Проводники будут притягиваться и закручиваться  друг с другом, когда направление токов будет однонаправленно.  Вихревые поля здесь имеют одно направление винта. Суммируясь, они увеличивают динамику вакуума, уменьшая его плотность и давление. Что и приводит к «притяжению» проводников, точнее, к прижиманию внешним плотным вакуумом. Когда направление тока в параллельных проводниках противоположно, то проводники отталкиваются, расходятся в стороны. При взаимодействии таких разнонаправленных вихревых торсионных полей динамика вакуума здесь уменьшается, гасится, увеличивая плотность и давление вакуума, и проводники разводятся в стороны. Притяжение магнита к железу объясняется тем, что торсионные вихревые поля магнита, при поднесении его к железу, ориентируют до этого хаотичные вихревые поля частиц атомов железа в одном направлении. Ориентируют именно в том направлении, каким полюсом или какой стороной подносится магнит. Магнит «прилипает» к железу в силу однонаправленности вихрей. К слову сказать, в 1977 году А.К.Тамом и В.Хаппером было экспериментально показано, что циркулярно поляризованные лазерные лучи в случае одинаковой поляризации взаимно притягиваются, а в случае противоположной поляризации – отталкиваются. То есть, ведут себя как два проводника с током. Здесь тоже можно смело говорить о характере торсионных взаимодействий.
   Спешить прикладывать идею торсионных полей к теории рождения частиц из вакуума, по-моему, не следует. Тут не так всё просто. Надо сначала разобраться со структурой вакуума. А это задача очень даже непростая.
   И в заключение. Сегодня в Дубне в торжественной обстановке заложили первый камень в строительство сверхпроводящего коллайдера «НИКА». Установка должна быть пущена в 2019 году. Стоимость затрат – 20 млрд. рублей. Ей-богу, жалко денег! Ведь что хотят сделать? Сталкивать пучки тяжелых ионов, чтобы увидеть – что было в первые секунды после Большого взрыва. А позвольте вас спросить: какие в первые секунды после Большого взрыва тяжелые ионы? Откуда они взялись? Ведь не было ещё звезд, где, как известно, синтезируются более тяжелые элементы, чем водород. В общем, вся эта затея с коллайдером отдаёт большой аферой.
   27 марта.     (…)
   Навязчивой темой моих размышлений последних дней стала тема торсионных полей. Много материалов нашел в Интернете. Представление о торсионных полях было введено в обиход науки в 1922 году математиком Эли Картаном  для  обозначения   гипотетического  поля,  порождаемого   кручением пространства. Как следствие, родилась теория гравитации Эйнштейна – Картана. Как сегодня сообщается, экспериментальные попытки обнаружения торсионных полей не принесли успеха. Современной физикой торсионные поля рассматриваются как сугубо гипотетический объект, не вносящий никакого вклада в наблюдаемые физические эффекты. Однако с этим никак нельзя согласиться. Очевидный пример торсионного поля – магнитное поле постоянного магнита или электромагнита. А также подобные поля вокруг проводников, по которым течёт постоянный ток. Эти поля имеют вихревые, спиралеобразные так называемые силовые линии, порождаемые однонаправленным вращением частиц атомов магнитного материала. Магниты «притягиваются» теми сторонами, где направление вихрей совпадают, а отталкиваются – где направление вихрей противоположно. Магниты, если быть точным, не притягиваются, а придавливаются друг к другу, потому что в области наложения однонаправленных вихрей падает плотность и давление вакуума. Внешний же плотный вакуум прижимает тела магнитов друг к другу. Как же это не наблюдаемый физический  эффект?! Вся современная электромеханика, энергетика и электроника работают благодаря торсионным полям!   
   Поле так называемой заряженной частицы является центрально-симметричным полем. Гравитационное поле массивного тела тоже такой же формы. Подобное поле распространяется равно во все стороны, и интенсивность его убывает по закону обратных квадратов. Форма торсионного поля совсем иная, здесь нет той центральной сферической симметрии. Форма возбуждаемых волн задаётся формой вращения частицы. Интенсивность возбуждения будет больше в плоскости вращения частицы. Тут наличествует ориентация, выделенность направления в пространстве, чего нет у центрально-симметричного поля. Такая особенность торсионного поля обусловливает множество явлений и эффектов в физическом мире. Даже строение атомов, механизм связи их частиц обусловлены торсионными полями. В своей работе о спиральной форме Периодической системы элементов я об этом как бы не говорю, но подразумевал именно такую форму полей взаимодействий частиц в устойчивой оболочке атомного ядра. Может быть, я сделал большую ошибку, не указав на подобный момент.       
   28 марта.     (…)
   О другом. Возвращаясь ко вчерашней теме о торсионных полях. А ведь так называемое электромагнитное поле – это тоже торсионное поле, только переменное торсионное поле. Периодическая перемена направления вращения в вихревой волне есть фазы так называемых магнитных и электрических составляющих электромагнитной волны. Скорость изменений этих фаз есть частота колебаний волны. Диапазон длин волн (соответственно – частот)  – от жесткого гамма-излучения до многокилометровых. Никакой мистики в природе так называемых электромагнитных волн нет. У меня когда-то родилась такая идея: что будет, если с большой скоростью вращать постоянный магнит? Будем  ли  мы  здесь регистрировать  возбуждение  электромагнитного поля. Разумеется, вращение должно происходить так, чтобы полюс южный менялся местами с полюсом северным. Думаю, возбуждение электромагнитной волны будет обязательно. Но вращение должно быть очень быстрым, иначе, вероятно, трудно найти такой детектор, который принимал волны такой большой длины волны.  И это будет прямым доказательством торсионной природы электромагнитных волн.   
   31 марта.    (…)
   О другом. Продолжаю много думать о торсионных полях. Хотя тема эта считается официальной наукой лженаучной, а люди, ею занимающиеся, – лжеучёными, но на самом деле всё обстоит гораздо сложнее. И магнитные, и электромагнитные поля – торсионные поля. Спорить с этим глупо. Все поля с осевой, аксиальной симметрией можно смело относить к торсионным полям. Меня заинтересовало ещё вот какое явление, о котором слышал и в лекции А. Е. Акимова, и читал в других источниках. Торсионное поле может «намагничивать» физический вакуум, и след от пребывания здесь торсионного поля остаётся  длительное  время. Нет  ли  здесь ключа к разгадке феномена экстрасенсорики?      
   5 апреля.    (…)
   О другом. Сегодня исполнилось 32 года со дня понимания мной действительной природы гравитации. А вчера как  раз поздно вечером на ТВ-«Культура» показали фильм о непростых отношениях двух великих англичан: Роберте Гуке и Исааке Ньютоне. Гук обвинял Ньютона в плагиате, мол, Ньютон присвоил себе закон Всемирного тяготения, который первоначально вывел он, Гук. Кто прав, а кто виноват – судить нам сейчас трудно. Тогда речь шла именно о законе тяготения, о математическом соотношении величин силы, массы, расстояния. Но о причине тяготения речи не было. Ньютон завещал открыть физическую причину тяготения потомкам. Хотя сам предложил однажды очень близкую к истине гипотезу причины тяготения. Якобы эфир может иметь различную плотность. Если плотность эфира рядом с массивным телом планеты (или Солнца) меньше, то любой предмет будет выталкиваться из плотных частей эфира в менее плотные, то есть к поверхности планеты. Но Ньютон не мог себе объяснить – по какой причине так могут различаться плотности эфира вблизи планет и в открытых пространствах космоса. Понадобилось ещё почти три века, чтобы ответить на этот вопрос. Понимание причины есть, но нет пока адекватного математического описания этой силы. Для этого нам надо точно знать плотность физического вакуума (эфира), динамические, силовые характеристики частицы (дыхания вакуума). Ведь именно эти частицы, объединяясь в массивное тело, и создают то уменьшение плотности и давления вакуума вокруг тела, создают это самое гравитационное поле. Масса, тело – есть, в сущности, огромная концентрация скрытой динамики. В этом отношении Эйнштейн прав, говоря, что масса и энергия эквивалентны через квадрат скорости света. Ведь дыхание вакуума, радиальные осцилляции плотности вакуума происходят именно со скоростью света.
   10 апреля.    (…)
   Сегодня в Интернете встретил фильм-передачу с участием учёного, кандидата физ.-мат. наук  Григория Моисеевича Верешкова. Его лекции, интервью с ним о физике, в частности, о физике вакуума, произвели на меня прекрасное впечатление. Такое впечатление, что захотелось с ним связаться, написать ему письмо. Но каково было моё разочарование, когда, найдя материалы о нём в Интернете, узнал, что он скоропостижно умер осенью 2014 года. Верешков всю жизнь проработал в Ростовском  государственном университете, подготовил много хороших специалистов, вёл научную работу. Круг интересов в физике довольно обширен, от гравитации до элементарных частиц, от топологии вакуума до теории Большого взрыва. Слушая его выступления, я начинал лучше понимать свои изыскания. Для меня самого  структура физического вакуума остаётся ещё большой загадкой. Хотя я и говорю о кристаллической структуре вакуума, и уверен в ней, но понять до конца динамику его ещё не могу. Да, дыхание вакуума – это несложный вид вакуумной динамики, основа. Но один этот вид вряд  ли  породит  всё многообразие  мира, известное  нам. Слушая лекции  Верешкова  о  расслоенных пространствах, понимаешь, что собака зарыта где-то здесь.  Как эта простая радиальная осцилляция дыхания вакуума переходит в иные формы вакуумной динамики? На какие формы движения способны составные элементы вакуумной среды, если считать, что они есть узлы кристаллической вакуумной решетки? Ведь тогда свобода их движения крайне ограничена. А может быть, нет этой жесткой связи? Если элементы способны на сближение и удаление друг от друга по колебательному закону,  то, возможно, они могут совершать и иные движения?   
   16 апреля.    (…)
   О другом. Продолжаю по мере возможности смотреть и слушать в Интернете лекции физика Григория Верешкова. Сегодня слушал лекцию «Результаты и перспективы экспериментов на Большом адронном коллайдере». По-видимому, лекция 2013 года, когда бозон  Хиггса  был  уже  открыт.  Учёные сегодня не сомневаются в первостепенной роли вакуума в понимании самих основ физического мироздания. К осознанию подобного шли долго и трудно. Касаясь структуры физического вакуума, в лекции Верешков говорил о квантово-топологических флуктуациях в расслоённом пространстве-времени. Вот цитата из выступления учёного: «Пространство-время имеет сложную геометрию, сложную топологию на микромасштабах. Эта геометрия непрерывно дышит, флуктуирует. Система этих геометрических флуктуаций образует вторую вакуумную подсистему – кварк-глюонный конденсат…». Далее говорилось о хиггсовском конденсате, ответственном за наделение частиц массой покоя. В цитате обратите внимание на слова «геометрия непрерывно дышит». Как видите, идея дыхания вакуума, о которой я твержу более тридцати лет, настойчиво и верно пробивает себе дорогу. Ведь с самого начала было понятно, что более простого, более реалистичного образа вакуумной динамики не найти. Форм динамик физического вакуума много, но они являются следствием, развитием этой первичной формы динамики. И чем чаще будет попадаться в работах учёных понятие «дыхание вакуума», тем ближе они будут подступать к истине. Нынешнее нагромождение сложных, путаных представлений и понятий в теории суперструн идёт от неспособности видеть за этим простой образ первичной вакуумной динамики. Природа в основах своих гораздо проще, чем нам кажется.       
   25 апреля.    (…)
   О другом. Сегодня коллега А. Р. помог мне выложить на главной странице интернетовского сайта «Проза.ру» главу из книги «Дыхание вакуума». Глава называется «История открытий. 1986 год». Публикацию приурочил к тридцатилетию с того момента, как предложил вниманию учёных своё открытие по Периодической системе химических элементов (спиральный вариант). Предложил в феврале 1986 года. А в апреле этого года, как назло, рванул ядерный котёл на Чернобыльском атомной электростанции. Это чрезвычайное, трагическое событие переполошило весь учёный мир Советского Союза. Учёным стало не до открытия какого-то вологодского самоучки. Завтра, к слову, исполнится 30 лет Чернобыльской катастрофе.    
   Что бы там ни было, но открытие останется открытием, какие бы трагедии в мире не случались. Что открыто, то теперь не закрыть, как бы ни старались обстоятельства или ретрограды от науки. И с этим открытием учёным придётся считаться, логика развития знаний неумолима.
   26 апреля.    (…)
   О другом. На главной странице интернетовского сайта «Проза.ру» глава из моей книги «Дыхание вакуума» висела больше суток. Глава посвящена новому пониманию природы ядерной и атомной периодичности (спиральный вариант Периодической системы химических элементов). Страничку посетили более сотни читателей. Но ни одного отклика, ни одной строчки. Не заинтересовало никого! Вы знаете, в этом есть что-то феноменально-патологическое! Подобный феномен будет когда-нибудь изучаться. Похоже, здесь не просто равнодушие пресыщенных людей, а нечто иное, затрагивающее сам генотип человека. 
   29 апреля.    (…)
   О другом. Недавняя публикация на главной странице интернетовского  сайта «Проза.ру» главы из моей книги «Дыхание вакуума» вызвала некую реакцию. Появилось много читателей на авторской странице. Особой популярностью пользуется опус «История открытий. 2009 – 2016 гг». Отношение к подобному довольно смешанное: читают много, но желания общаться с автором – нет никакого, никто ничего не пишет, даже критики, брани. Даже не знаю – как расценивать это молчание. То ли как отторжение от прочитанного, то ли как недоумение, то ли как желание не спешить и вникнуть. Серьёзной заинтересованности читателей, сильного «зацепа» я здесь не вижу. Да и можно ли тут ждать такого?! Вряд ли. Сильный, серьёзный «зацеп» за идею должен почувствоваться сразу. А именно, в характере и тоне задаваемых вопросов, в яркой заинтересованности, в конкретных деловых предложениях. Но такое может исходить только от настоящих профессионалов, специалистов. А какой специалист будет копаться в этой, простите, интернетовской «помойке»?!      
   3 мая.    (…)
   О другом. Свободное время сегодня посвятил науке, в частности, истории Теории струн. Давно нужно было к ней обратиться, вернуться к истокам. А история эта начинается в 1968 году. На ускорителе частиц учёные сталкивали пи-мезоны (пионы). Анализируя процесс столкновения и результаты, учёные заметили, что амплитуда парного рассеивания энергичных пионов хорошо описывается гамма-функцией, выведенной математиком Леонардом Эйлером в 1730 году. Габриэле  Венециано  и  Махико Судзуки  нашли соответствующую формулу, которая и получила их имя. Позже было установлено, что амплитуда парного пионного рассеивания может быть разложена в бесконечный ряд, начало которого совпадает с формулой Венециано-Судзуки. В 1970 году независимо несколько учёных выдвинули идею: взаимодействие между сталкивающимися пионами возникает вследствие того, что эти пионы соединяет «бесконечно тонкая колеблющаяся нить». Полагая, что эта «нить» подчиняется законам квантовой механики, они вывели формулу, совпадающую с формулой Венециано-Судзуки. Таким образом, появились модели, в которых элементарные частицы представляются в виде одномерных струн, которые вибрируют на определённых нотах (частотах). По некоторым причинам на целое десятилетие интерес к теории струн был утрачен, но потом, в первой половине восьмидесятых годов прошлого века, интерес к теории струн вернулся с новой силой. 
   Леонард Эйлер родился 15 апреля 1707 года в Швейцарии, в Базеле. В 1726 году Эйлер был приглашен в Россию, где много лет проработал в Академии наук. Круг его научных интересов: математический  анализ, дифференциальная геометрия, теория чисел, небесная механика, математическая физика, теория музыки и прочее.  Эйлер работал бок о бок с другим великим человеком – Михайло Васильевичем Ломоносовым. Эйлер высоко ценил работы Ломоносова по физике и химии. Хотя Ломоносов и не использовал математический аппарат, но Эйлер видел основательность и глубину проникновения учёного в существо процессов и явлений. Эти два выдающихся человека хорошо понимали и уважали друг друга. 
   Почему же гамма-функция Эйлера оказалось такой «созвучной» с амплитудой парного рассеивания энергичных пионов? Может быть, потому что гамма-функция самым тесным образом связана с теорией колебаний, в развитие которой столько внёс учёный… Конечно же, связь тут несомненная. Всё, что касается вакуумной динамики, именуемой сегодня теорией суперструн, имеет колебательную природу. Колебания гармонического порядка усложнены здесь другими видами вакуумных динамик. Именно эта усложнённость делает понимание процессов таким непростым. Физический вакуум – материальная среда с характеристиками и свойствами струны. С какой силой на неё подействуешь – такую же силу получишь в ответ. И то, что мне в своё время удалось придти от идеи дыхания вакуума к новой идея  атомной и ядерной периодичности, есть закономерное следствие использования образов теории колебаний. Не исключено, что и здесь, в спирали Периодической системы элементов, гамма-функция Эйлера говорит решающее слово.       
   Между прочим, Габриэле Венециано (рожд. 1942 г.) – жив и здоров, продолжает активно работать в науке. Нашел в Интернете его электронный адрес и выслал ему свою спираль. Без текста статьи, без комментария, одну спираль. Интересно, как он воспримет такой презент? Будет странно, если он не откликнется. К тому же, место его работы – Коллеж де Франс, место, где трудился Луи де Бройль, один из «виновников» построения спирали.
   8 мая.    (…)
   О другом. Между делом думал сегодня об эффекте Казимира. Под вакуумным колпаком две отполированные металлические пластинки, приближенные параллельно плоскостями друг к другу на микронное расстояние, начинают испытывать эффект притяжения, который и получил  название эффекта Казимира. Пластинки не намагниченные и на них нет статического заряда электричества. Почему же они притягиваются? Учёные сегодня отвечают просто – вакуумные флуктуации. Эффект Казимира – это первое физическое явление, в котором зримо, ощутимо проявилась природа вакуума, проявилась вакуумная динамика. До того казалось, что для взаимодействий на расстоянии достаточно представлений о полях (электрическом, магнитном, гравитационном). Но здесь как бы не было этих привычных полей, а между тем взаимодействие есть. Согласно квантовой теории поля, в физическом вакууме происходит постоянное рождение и исчезновение виртуальных частиц. Они рождаются парами и исчезают парами (частица-античастица). Как говорят физики, вакуум кипит, бурлит,  колеблется. В частности, происходят колебания связанного с виртуальными фотонами электромагнитного поля. Однако в пространстве между двумя зеркальными близко расположенными пластинками ситуация меняется. На определённых резонансных длинах (целое или полуцелое число раз укладывающихся между поверхностями) электромагнитные волны усиливаются. На других частотах – подавляются. При резонансе давление виртуальных фотонов между пластинами становится меньше, а снаружи – больше. Пластины сближаются. Но ведь нечто похожее происходит при взаимодействии полюсов магнитов. При совпадении направления вихревых полей полюсов – магниты притягиваются. При различии направлений вихрей полюсов  – отталкиваются. При совпадении, в результате интерференции и резонанса вихревых волн одной частоты, увеличивается динамика вакуума, а значит, падает здесь плотность и давление вакуума. Внешний, более плотный вакуум, прижимает магниты друг к другу. Эффект Казимира можно объяснить и без помощи представлений об электромагнитных полях виртуальных фотонов. За понятием «электромагнитного поля» стоит образ несферического торсионного поля, порождаемого любым движением атомных частиц. 
   Вообще, нам в физике надо потихоньку уходить от старых понятий: электрический заряд, электрическое и магнитное поле, электромагнитное поле и прочее. Эти понятия уже изжили себя и стали тормозом. Представления о плюсах и минусах, видимо, останутся, но будут обозначать только направление винта вращения торсионных полей.
   15 мая.   (…)
   О другом. И снова о науке, о физике. Нашел сегодня в Интернете фильм о М-теории. Посмотрел. М – от слова «мембрана». М-теория пришла на смену  теории суперструн. Всего было сформулировано пять непротиворечивых теорий суперструн. Для учёных это показалось слишком много. А нужна одна  теория, но такая, которая также непротиворечиво отвечала на все главные вопросы об устройстве мироздания. М-теория имеет шансы стать такой теорией. Если теория струн оперировала образом одномерной колеблющейся струны, то новая теория оперирует образом двухмерной колеблющейся плоскости, мембраны. В сущности, учёные идут тем же путём, который я прошел в 1983 году. Прошел за один этот год. Сначала предметом моего рассмотрения была тоже одномерная струна. Летом образ изменился на двухмерную плоскость. А в ноябре родился образ трёхмерной струны – радиальный осциллятор плотности вакуума, который я сегодня именую дыханием вакуума. Это особый вид вакуумной динамики, который я связываю с образом устойчивой так называемой частицы материи, нуклоном. При нормальном развитии М-теории учёные неизбежно придут к теории, где объектом их рассмотрения станет именно такой радиальный осциллятор. Как будет называться новая теория – покажет будущее. Я умышленно не затронул тему многомерия пространства, так как М-теория утвердилась на идее одиннадцатимерия  пространства  (10 – пространственных измерений, 1 – время). Тема многомерия, мне кажется, довольно спекулятивная. За этим многомерием стоят иные реалии, которые относительно легко найдут объяснение в рамках теории дыхания вакуума.
   Ещё вдобавок посмотрел фильм-лекцию «Теория суперструн для математиков».  Лектор – сотрудник Математического института им. В. В. Стеклова И. Волович. Речь шла о математическом формализме теории суперструн. Конечно, никакой однозначности и полной ясности здесь нет и пока быть не может. Как когда-то заметил один учёный: математика – самый изощрённый способ – водить себя за нос. Не отрицая огромного значения математического анализа в физике, нельзя не признать сугубую порочность крайней математизации науки о материи, отрыв от физических реалий. Здесь даже блестящая первоначальная идея может утонуть в болоте математических спекуляций. Речь, конечно, идёт об отношении качественного и количественного аспектов познания. Качественное познание – это существо явления или процесса; это сама физическая природа. Количественное познание выражается в законе, в характере и отношении величин (формула, уравнение). По логике, формула не может предшествовать пониманию существа явления. Нормально как раз наоборот: за пониманием природы явления следует формула. Но в науке случается вопреки логике. Так один из создателей квантовой механики Луи де Бройль, «играя с формулами», предсказал волновые свойства движущихся частиц и тел. И это вскоре нашло подтверждение. В теории суперструн такой номер не «выгорит». Здесь игра с формализмами ни к чему хорошему не приведёт, а только запутает. Тут, как нигде, нужно отойти от    математических формализмов, и взглянуть на вещи трезво. И тогда, быть может, мы увидим то простое и понятное, что не давалось нам ранее. Изначальная форма вакуумной динамики чрезвычайно проста и понятна. Дыхание вакуума – что может быть проще! Сложность приходит потом, когда эта простая радиальная осцилляция сама начинает двигаться как целое. Математическое уравнение, описывающее радиальную осцилляцию (дыхания вакуума) совершенно подобно уравнению колеблющейся струны, только трёхмерной. У меня есть подозрение, что это уравнение уже существует под именем волнового уравнения Шрёдингера.
   22 мая.   (…)
   Сегодня  днём  на  ТВ-«Культура»  посмотрел  документальный  фильм  об учёном-астрофизике Николае Александровиче Козыреве. Раньше о нём слышал (в связи с его теорией времени, как источнике энергии), но близко познакомиться не довелось. Козырев в сталинские годы был арестован и много лет провёл в лагерях. Одно из обвинений Козыреву звучало так: не согласен с утверждением Фридриха Энгельса  («Диалектика природы») о том, что «Ньютон – индуктивный осёл». Действительно, в книге Энгельса есть такой пассаж: «…Лейбниц – основатель математики бесконечного, по сравнению с которым индуктивный осёл Ньютон является испортившим дело плагиатором». Позднее Энгельс выразится о Ньютоне несколько мягче, но подчеркнёт, что дифференциальное и интегральное исчисление было Ньютоном и Лейбницем не изобретено, а завершено. 
   Почему Энгельс назвал Ньютона «индуктивным ослом»? Вероятно, он вдохновился способностью Ньютона видеть в частном явлении общие закономерности, как пример с яблоком. У Ньютона это был общий метод. Но ведь кроме индукции есть ещё дедукция (от общего к частному). Есть ещё гипотеза. Есть, в конце концов,  интуиция. Но Ньютон, как сам он говорил, «гипотез не измышлял» (что довольно спорно). Несмотря на гениальность, Ньютон для Энгельса был слишком однобок, и упрям в своей однобокости. Тогда как для учёного, по мысли Энгельса, такое недопустимо. Учёный как бы от природы должен обладать мышлением диалектика, видеть явление, процесс, предмет в развитии, в движении.   
   23 мая.     (…)
   О другом. Возвращаясь ко вчерашней теме об учёном Николае Козыреве. Через фильм о нём, я вышел на другого человека – Валерия Канюку, врача, доктора технических наук. Вот такое  странное сочетание. Нашел документальный фильм с участием Канюка «Вселенский разум». Там он повествует об индийской мифологии, о языке танцев индусов. В языке их танцев скрыта информация о мироздании, об основах нашего бытия. «Пока Шива танцует – мир жив» – сказал Будда. В. Канюка: «Что держит Землю, космос, вселенную? Это ритмы, стоячие волны. Ритмы создают продольные волны. Они, эти стоячие  волны, создают структуру пространства. Пространство структуировано ими. И вот в этом пространстве и развивается вся вселенная».      
   Меня удивило здесь то, что за этими образами легко угадывается то, о чём я твержу более тридцати лет, а именно, продольные колебания плотности физического вакуума, которые я называю сегодня дыханием вакуума. В сущности, это те же продольные стоячие колебания, волны, которые лежат в основе устойчивой частицы материи.
   29 мая.    (…)
   Сегодня нашел в Интернете и впервые посмотрел фильм-лекцию Дэвида Гросса «Грядущие революции в фундаментальной физике». Лекция прочитана в Москве в мае 2006 года. Дэвид Гросс – американский физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии за открытие асимптотической свободы поведения кварков (2004 год). Лекция была посвящена теории суперструн. Лекция сопровождалась текстовыми и динамическими иллюстрациями  на большом экране. На шестидесятой минуте лекции на экране была приведена динамическая иллюстрация  поведения системы «кварк-антикварк». Эта же иллюстрация была повторена в конце лекции на девяносто седьмой минуте. Почему меня так заинтересовали подобные иллюстрации? Да потому что они в точности повторяли тот образ продольных осцилляций первоэлементов физического вакуума, который я сегодня называю дыханием вакуума! Этому образу более тридцати лет, и все эти тридцать с лишним лет я пытаюсь донести до учёных эту простую форму основополагающей динамики вакуума. Но никто не хочет слушать. В лекции Гросса динамическая иллюстрация представляет собой колебательную систему «кварк-антикварк». Они ведут себя как два шарика, закреплённые на концах одной пружины. Чем дальше друг от друга расходятся кварк и антикварк, тем больше растёт стягивающая их сила. И наоборот, чем ближе они сходятся, тем больше растёт отталкивающая их сила. Подобный образ появился в первой же моей небольшой научной статье декабря 1983 года «О радиальных колебаниях плотности в упругой среде». Потом этот образ развивался, и получил затем имя «дыхание вакуума».  И только сейчас, с великим трудом, учёные подходят к нему. В сущности, революция, о которой говорит Гросс, уже произошла, однако её никто не заметил.    
   31 мая.    (…)
   О другом. Возвращаясь к теме лекции физика Дэвида Гросса. В выступлении учёный много говорил о кварках. В частности, он помянул, что масса так называемого Топ-кварка сопоставима с массой ядра Урана. Масса одного протона в электронвольтах равна 938 мегаэлектронвольт (Мэв).  В ядре Урана равных по массе протонов и нейтронов – 235. Перемножаем и получаем примерную величину – 220 000 Мэв. Но учитывая энергию связи ядерных частиц,  эта величина уменьшится до 180 000 Мэв. Такова масса ядра  Урана. Масса Топ-кварка равна 173 000 Мэв. Как видите, цифры вполне сопоставимы (к слову,  масса  Хиггс-бозона – 123 000 Мэв). Откуда же у Топ-кварка такая масса, откуда она берётся? Это невозможно понять и объяснить, не зная и не понимая природу физического вакуума. Материя вакуума подобна струне:  с какой силой по ней ударишь – такую же силу получишь в ответ. Это среда энергетически неисчерпаемая. Для лучшего понимания случая с массой Топ-кварка, приведу такой пример. Возьмём точные обычные механические пружинные весы и копеечную монетку. Копейка весит полтора грамма. Аккуратно положим копейку на весы. Стрелка весов покажет полтора грамма. А теперь не аккуратно положим, а слегка бросим монетку на весы. В момент соударения с весами, стрелка отклонится на короткое время до массы 15-20 грамм. Но ведь копейка столько не весит! Правильно, не весит. Мы увидели («взвесили») на короткий момент силу движения монетки. Чем с большей силой мы будем бросать копейку на ложе весов, тем больше будет отклоняться стрелка. При большой, огромной скорости монетки стрелка нам покажет даже килограммовые значения. То есть вес монетки будет превышен  на  короткое  время  в тысячу с лишним раз. Никакого чуда тут нет. Но ведь точно также происходит  и  с  так  называемой  массой  Топ-кварка  и  с массой Хиггс-бозона. Их огромные «массы» – это сила движения элементов вакуумной среды. Пружинящее взаимодействие элементов физического вакуума даёт такую реакцию. Можно построить адронный коллайдер ещё большей мощности, и мы получим новые частицы с «массами» гораздо большими, чем массы Топ-кварка и Хиггс-бозона. И так без конца.
   Протон с его массой в 938 Мэв – есть устойчивая вакуумная динамика в  виде трёхмерной радиальной осцилляции плотности, которую я сегодня называю дыханием вакуума. Такая трёхмерная колеблющаяся струна, возбуждающая вокруг себя постоянное волновое поле продольных осцилляций. Радиальная осцилляция протона симметрична и в пространственном отношении и в энергетическом. Всё же остальное многообразие нестабильных частиц с их большим спектром масс – есть лишь кратковременные несимметричные возбуждения вакуума, «массы» которых могут превосходить «массу» устойчивой радиальной осцилляции во много раз.    
   8 июня.    (…)
   О другом. Международный союз теоретической и прикладной химии присвоил название четырём новым элементам, которые ранее были открыты командой российских и американских учёных, а также исследователями из японского Института естественных наук. Теперь таблица Менделеева пополнилась 113-м элементом – нихонием (Nihonium, Nh), 115-м – московием (Moscovium, Mc), 117-м – теннессином (Tennessine, Ts) и 118-м – оганессоном (Oganesson, Og). Новые элементы были верифицированы и добавлены в Периодическую таблицу Менделеева в январе 2016 года. Все четыре элемента ученые синтезировали искусственно. Оганессон назван в честь нынешнего руководителя Лаборатории ядерных реакций им. Г. Н. Флёрова Юрия Цолаковича Оганесяна. Много лет научным руководителем Оганесяна был  именно Флёров. Именно к академику Флёрову в марте 1990 года я привёз свою работу по Периодической системе элементов, где хорошо прослеживалась закономерность роста ядерных оболочек новых трансурановых элементов вплоть до 118-го элемента с массой 312 углеродных единиц, который я назвал Пионом (по имени величины Пи). Этот элемент замыкает седьмой период системы элементов и входит в группу инертных газов. Именно этот элемент теперь получил имя «оганессон». Мне кажется, что успехи с синтезом новых трансурановых элементов всё же не обошлись без участия моей работы. Но учёные предпочитают об этом помалкивать. Ну что же, как говорится, Бог им судья…
   9 июня.     (…)
   Швейцария, ЦЕРН. Учёные опубликовали доклад о работах на Большом адроном коллайдере в 2011-2012 годах.  «В целом, результаты проведённого ими анализа показывают, что распады бозона Хиггса в целом укладываются в Стандартную модель, однако им удалось найти следы нескольких аномалий и нарушений сразу в нескольких вариантах дезинтеграции этого бозона или в сценариях его рождения. К примеру, выяснилось, что соотношение бозонов Хиггса, возникших при рождении пар топ-кварков, и бозонов Хиггса, полученных путём слияния глюонов, было примерно в три раза выше, чем предсказывала Стандартная модель. Аналогичная картина наблюдалась для бозонов Хиггса, родившихся в ходе столкновений протонов, а число распадов бозона Хиггса на пары «нижних» кварков и антикварков было, наоборот, почти в пять раз ниже предсказаний Стандартной модели. Как считает чешский физик Любош Мотль, подобные отклонения, особенно последнее, могут говорить в пользу того, что на самом деле существует не один, а два разных бозона Хиггса, распадающихся разными путями».
   А где два, там и три… И пошло, поехало… История повторяется как с кварками. Было сначала три кварка, а стало шесть. Не исключено, что и бозонов Хиггса может оказаться шесть. Есть подкупающая идея о том, что три кварка  соответствуют трём размерностям пространства, но положительного направления. А другие три кварка соответствуют размерностям пространства отрицательного направления.
   10 июня. Вчера вечером неожиданно по электронной почте получил письмо от неизвестного мне Льва Верховского:
   «Уважаемый Борис, в 2000 году я выпустил брошюру «Мемуар по теории относительности и единой теории поля». Теперь он представлен на моём сайте (у Вас займёт не более четверти часа, чтобы понять главную идею). Также на моём сайте другие статьи по физике (а также по математике, биологии и пр.). Может быть, что-то будет Вам интересно. С уважением и пожеланием успехов, Л. Верховский (Москва)».
   Прочёл мемуар со вниманием и интересом. Написано дельно, толково, с математическими выкладками. Хотя я не математик и не пользуюсь, к сожалению, математическим аппаратом, но выкладки показались мне убедительными, без натяжек и спекуляций. Идея научной работы, действительно, проста. Первоначально преобразования Лоренца имели несколько иной вид; уравнения включали некий множитель, который одинаково влияет на все координаты (и пространственные, и временную), то есть он характеризует общее изменение масштабов. Но смысл этого коэффициента был пока не  ясен. В 1904 году Лоренц, а за ним и Пуанкаре решили приравнять этот множитель к единице и, в сущности, избавились от него. В 1905 году тоже самое проделал и Эйнштейн. Потом Пуанкаре обосновал – почему этот множитель должен быть равен единице и исчезнуть. Вот так три отца релятивистской физики устранили из своих уравнений зависящий от скорости коэффициент (масштабный множитель). Автор мемуара предлагает вернуть в уравнения Специальной теории относительности коэффициент и называет его смысл – доплеровский множитель (эффект Доплера). Вернувшись, этот множитель помогает понять все «причуды» теории относительности, без мистики и футуризма. В этой работе я увидел возможность – вылезти из безумия относительности. Быть может, я искренне заблуждаюсь, быть может, есть иные пути, но предложенный путь мне очень пришелся по душе. Написал автору небольшой ответ:   
   «Уважаемый Лев Иосифович! Насколько позволяет мне судить мой опыт в темах науки, Ваш «Мемуар по теории относительности...» во многом справедлив и замечателен! Вы правы, возвращение к общему виду преобразований Лоренца (с доплеровским коэффициентом) снимает многие неясности прежних теорий. Прочёл Ваш мемуар с большим интересом. Вас можно поздравить если не с открытием, то с нахождением того рычага, с помощью которого можно вернуть нашу измученную, исстрадавшуюся науку из глубокой колеи относительности на верную дорогу развития. С наилучшими  пожеланиями…».
   13 июня.    (…)
   О другом. Вчера вечером отправил по электронной почте свою работу по Периодической системе учёному-математику Игорю Васильевичу Воловичу. Накануне посмотрел в Интернете ещё одну его лекцию. Мужик очень понравился, умница, эрудит, с хорошей, ясной дикцией, с чувством юмора. Волович читал лекцию о математических формализмах современных физических теорий. Конечно, я ничего толком не понимал, но пытался уяснить смысл. Язык математических значков и символов мне непонятен. Ведь за каждым символом должно быть какое-то содержание. Да, мне понятен значок, обозначающий скорость, или обозначающий силу тока. Но сейчас в математической физике столько всего прочего, что без специального образования, без подготовки – тут делать нечего. Я не могу мыслить абстракциями, отвлечёнными представлениями. Я мыслю образами, живыми, динамичными картинками. Чтобы что-то понять – мне надо представить это в образе, увидеть. В этом мой плюс, но и минус.    
   А Воловичу в письме я обращаюсь с предложением – попробовать рассмотреть мою идею именно с точки зрения математики. Возможно ли её выразить уравнением или формулой? Или здесь математического содержания и так достаточно?
   14 июня.    (…)
   О другом. Сегодня утром по электронной почте отправил свою работу по Периодической системе ещё одному учёному. Но учёному крупному, известному, академику. Зовут его Людвиг Дмитриевич Фаддеев.
   «Уважаемый Людвиг Дмитриевич! Решаюсь предложить Вашему вниманию свою давнюю работу по теме Периодической системы химических элементов. Работа касается не столько вопросов химии, сколько физики. А именно – математический подход к толкованию периодичности. Такие попытки делались постоянно со времени понимания необходимости классифицировать элементы. Быть может, эта идея Вас заинтересует. Мне кажется, идея проста и красива. В работе изложен новый взгляд на причины периодичности. Основой системы (спирали) является обычная, простая периодическая функция синуса. Угловые моменты, выраженные в единицах Пи, определяют порядок застройки оболочек  атомного ядра. Кое-кто называет такой подход к пониманию периодичности устаревшим и неактуальным, но с подобным я не могу согласиться. Пожалуйста, Людвиг  Дмитриевич, не сочтите за труд, познакомьтесь с работой, она небольшая.   С наилучшими пожеланиями…».
   Конечно, моё обращение к таким авторитетам науки выглядит авантюрой, безумием. Но, поверьте, это единственный путь, которым можно привлечь внимание учёных к интересной научной идее. Вспомните Эйнштейна. Если бы не великий Макс Планк – никто бы и не знал о мелком служащем патентного бюро в Берне. Повторяю, Планк поддержал работу Эйнштейна, потому что увидел в ней попытку утвердить в физике ещё один абсолют – постоянную скорости света. Подобные идеи витали в воздухе. Но Эйнштейн сделал это быстрее других, использовав всё наработанное в области электродинамики и теории света. База теории Эйнштейна была создана Пуанкаре и Лоренцом. Планк, как классический немец культуры и порядка, был большим поклонником абсолютов, то есть неизменяемых никогда и ни при каких обстоятельствах величин. Он сам был творцом такого абсолюта – постоянной Планка. Планк был даже заинтересован в абсолютизации постойной скорости света, потому что подобное укрепляло его взгляды на теорию излучения.   
   Кстати  говоря, всемирно известную формулу (Е = mc2), которую приписывают Эйнштейну, впервые в таком каноническом виде написал именно Планк, а не Эйнштейн. Так что эту формулу справедливей называть формулой Планка-Эйнштейна.
   15 июня.      (…)
   О другом. В Интернете встретил материалы о Борисе Васильевиче Болотове. Пожалуй, это один из самых раскрученных в Интернете учёных-фриков. Ему сейчас 86 лет. Проживает на Украине, но родился в Ульяновской области. Окончил в молодости Одесский институт связи, аспирантуру в Москве. Защитил кандидатскую диссертацию. Подготовил докторскую, но карьера пошла на спад. Причина – стал выдвигать, пропагандировать свои научные теории, противоречащие общепризнанным. Поплатился психушкой и тюрьмой. Отсидел 7 лет. Официальная наука считает Болотова «чудо-мошенником»; не признаёт и отвергает все его теории. Всё, что я пока сумел в Интернете почитать и послушать (Болотова и о Болотове), вызывает у меня смешанные чувства. Много тут глупостей, натяжек, спекуляций. Но самое поразительное это то, что у меня с Болотовым нашлась одна могучая точка соприкосновения. Болотов рассматривает устойчивую частицу как радиальную пульсацию, стоячую волну колебаний первоэлементов эфира. То есть совершенно в моём духе. Он даже слово такое же употребляет – «дыхание среды». Как он пришел к такой идее – мне не понятно. И нигде толком я не получил на это ответ. Путь к моей идее дыхания вакуума виден по записям вплоть до дня, месяца и года. Вся цепочка развития и рождения идеи очевидна. У Болотова такого нет. Это большая  загадка. Но не исключено, что разгадка этой загадки проста. Возможно, он когда-то читал о солитонах, о бризере. Или встретил подобную идею у других авторов, в частности, работы прибалтийского барона Николаи Деллинсгаузена (XIX век).      
   Конечно, я  не  исключаю, что Болотов пришел  к  образу «дыхания» самостоятельно. Об этом, в частности, говорит его опыт с обручем на водоёме. Ударяя горизонтально обручем по спокойной воде, возникает опережающая волна, которая равномерно устремляется к центру обруча и даёт заметный всплеск. Такой всплеск возникает при бросании предмета в воду. Но тут возникают от колебания запаздывающие волны, которые равномерно расходятся кругами от места возбуждения. Кстати говоря, такой же опыт с водой был и у меня летом 1983 года. Только вместо водоёма и обруча была большая каструля с водой, наполненной до краёв. Солнечные лучи, падая на волнующуюся воду, отражаясь, рисовали бликами на стене правильные синусоиды. Изображалась суперпозиция опережающих и запаздывающих волн. Вероятно, Болотов просто перенёс эту двухмерную картинку на водной глади в трёхмерное пространство, ничего не добавляя и не уточняя. А поперечные волны сделал  продольными, стоячими, так как поперечная  волна в трёхмерном объёме не давала нужный образ устойчивой колебательной динамики. И ещё Болотов верно замечает, что обычная движущаяся волна переносит энергию, но не переносит массу. Когда же стоячая продольная волна обретает подобный вид радиальной пульсации, то такая стоячая волна обретает массу покоя. Мол, попробуйте её сдвинуть!.. Нет, так просто не получится, тут нужно затратить энергию.   
   И ещё мы дважды «срифмовались» с Болотовым. Он – Борис и я Борис. Он по профессии – связист, и я – связист. Может быть, такие совпадения вовсе не случайны. Возможно, тут есть что-то сакральное.
   19 июня.      (…)
   О другом. В Интернете нашел и посмотрел Вводную лекцию «Геометрические методы в классической теории поля» (Москва, МФТИ). На двадцать четвёртой минуте лекции выступающим была произнесена фраза, которая меня зацепила. Фраза звучала так: гравитационные силы силой не считаются. Поразительно, не правда ли?! Здесь имеется в виду, что нахождение планет на своих орбитах вокруг Солнца есть не результат действия двух сил (силы инерционного орбитального центробежного движения и силы притяжения Солнца), а есть  естественное движение по геодезической (согласно ОТО). По моим сегодняшним представлениям, «силу притяжения Солнца» следует заменить на силу вакуумного давления, толкающего меньшие тела к большим. Устойчивость планеты на орбите объясняется равновесием центробежной силы и силой вакуумного давления. Стоит только этому равновесию нарушиться, планета начнёт постепенно или удаляться от Солнца, или приближаться к Солнцу.    
   Идея геометризации  сил  родилась  задолго до  Общей теории относительности. Её ещё высказал Б. Риман в середине XIX века. И эта программа строго исполнялась. ОТО стала триумфом программы. Теория общепризнанна; её следствия и поправки рутинно используются в космонавтике, в навигации, в изучении дальнего космоса, в ускорителях частиц и прочее. Оспаривать ценность ОТО глупо. И всё же условность математического формализма ОТО (дифференциальная геометрия) не мешает увидеть  за ним существо физического явления, природу подлинной физической силы. Увидеть не так просто. Но 33 года назад мне удалось это. На место представлений о кривизне пространства-времени пришли представления о продольных осцилляциях  плотности элементов вакуума (дыхание вакуума). Математический формализм описания подобных колебаний – всё те же дифференциальные уравнения в частных производных, но добавленные квантовым принципом. Ведь, согласитесь, пассивная кривизна пространства-времени не может быть источником тех великих сил, которые мы видим во вселенной! Микромир – это могучая динамика, которую не запряжешь в условность математических формализмов дифференциальной геометрии.
   Пусть меня считают в науке фриком, недоучкой, профаном, так тому и быть. Но каково будет моим хулителям, оскорбителям потом узнать, что и фрик иногда бывает прав.
   Кстати, об учёных-фриках, то есть тех людях, кто занимается вопросами науки помимо своей профессиональной принадлежности, так сказать, по зову сердца. Есть ли подобное явление ещё где-нибудь, кроме России? Это         явление имеет глубокие исторические корни. Оно даже нашло отображение в русской художественной литературе. Вспомним. Н. Гоголь, комедия «Ревизор»; судья Ляпкин-Тяпкин; философ, прочитавший пять или шесть книг, но любящий поговорить о сотворении мира («собственным умом дошел…»). А. Чехов «Письмо учёному соседу» (Василий Семи-Булатов). В. Шукшин, чудики (Н.Н. Князев, изобретатель вечного двигателя). Вероятно, есть больше примеров, но вспомнились сходу только эти. Фрики всегда были предметом осмеяния. Что естественно и понятно. С другой стороны, фрики как реакция на затянувшийся кризис, на стагнацию в науке. Вот тут надо быть осторожным. У буйных фриков, у наглых и агрессивных – искать нечего. А вот у фриков-тихушников может отыскаться что-то полезное для науки.      
   21 июня.    (…)
   О другом. Из головы не идёт фраза из Вводной лекции в МФТИ: «гравитационные силы силой не считаются». Представьте себе, вы идёте по тротуару; с крыши дома сваливается кусок льда и бьёт вас по башке (не насмерть, но вам больно). Бьёт, естественно, сильно. Что это за сила и откуда она взялась, если причина, заставившая кусок упасть, и ускорение, им полученное, не сила? Звучит как абсурд и нелепица. Силы так называемого    гравитационного взаимодействия есть и они огромны! Только благодаря им всё существует на нашем земном шаре, существует сам шар, наша Солнечная система, наша  Галактика, скопления Галактик. Но здесь есть загадка. Где таится причина этой великой силы гравитации? В природе физического вакуума, в динамике вакуума! Физический вакуум и пространство – не разнородные сущности, а единая сущность. Нельзя «выкачать» среду физического вакуума,  как газ, и оставить пространство пустым, это невозможно. Вакуум может менять своё состояние, но исчезать – нет. Состояние вакуума изменяют плотность и форма его динамик. Простейшая форма динамики вакуума – «дыхание»; сложнейшая форма – мыслящий  мозг  человека. Так называемое гравитационное поле есть тоже динамика вакуума вокруг массивного тела, хаотичная динамика, образованная наложением волновых полей всех без исключения частиц, образующих тело. Если хотите, по Эйнштейну, эта концентрация волновых полей вокруг массивного тела и есть та яма, в которую «скатываются» более лёгкие тела. Но «скатываются» (падают) отнюдь не инерционно, а ускоренно, получая ускорение от падения давления при приближении к массивному телу. Легкие тела выдавливаются плотным вакуумом к массивному телу, где плотность вакуума и давление меньше. И геометрия пространства тут ни при чём. Здесь действуют реальные живые силы, которые не заменить геометрическими образами и теоремами.
   27 июня.   (…)   
   О другом. В Интернете встретил статью Г. И. Шипова «Два подхода в единой теории поля…». Приведу большой фрагмент статьи: «Как и вся квантовая теория поля, теория струн базируется на научной парадигме Ньютона. Эта парадигма утверждает, что в природе существует два вида движения – поступательное и вращательное. Ньютоновская парадигма не может обойтись без понятия инерциальной системы отсчета, относительно которой записаны основные уравнения квантовой теории поля. Как следствие этих  двух положений в ньютоновской парадигме, физические поля носят абсолютный характер в том смысле, что не могут быть обращены в нуль никакими физически значимыми преобразованиями координат (даже локально). По этой же причине лагранжианы и, следовательно, уравнения квантовой теории поля и теории струн абсолютны
(или инвариантны) относительно допустимых преобразований координат. Тем не менее, недавние исследования в теории струн, связанные с разрывами пространства, указывают на локальное нарушение инвариантности уравнений, связанных, например, с изменением размерности пространства или при переходе уравнения для частицы с массой в безмассовое уравнение. Всеобщий принцип относительности согласуется с парадигмой Рене Декарта, который утверждал, что всякое движение в природе есть вращение. Это утверждение  эквивалентно отказу от такой нереальной (по мнению А. Эйнштейна) вещи, как инерциальная система отсчёта, поэтому в парадигме Декарта поступательное движение всегда оказывается ускоренным, представляющим собой пространственно-временные  вращения в локальной группе Лоренца. Всеобщий принцип относительности требует поиска такого пространства событий и соответствующих геометризированных уравнений, в котором преобразование координат допускало бы  обращение физических полей в нуль (хотя бы локально). В этом случае любые физические уравнения могут быть сведены к тождеству вида 0 = 0 и мы, таким образом, достигаем максимальной относительности в физике. В материальном мире нет ничего абсолютного. Всё есть ничто, ничто есть всё. Эта основная философская концепция теории физического вакуума как нельзя лучше отражена во Всеобщем принципе относительности и уравнениях физического вакуума, аналитически реализующих парадигму Декарта».
   А я скажу проще. Оставаясь  в  рамках  парадигмы  Ньютона  и  парадигмы Декарта, нам не выйти из лабиринта математических спекуляций. Нужна новая парадигма, которая включала бы в себя то, чего нет в предыдущих парадигмах. И требование это уже вопиет во всю глотку. Кроме поступательного и вращательного движения, в природе материи существует другая форма движения, совсем не очевидная, как две названные, и существующая в материальных средах. Я говорю именно об устойчивых трёхмерных колебаниях, продольных осцилляциях первичных элементов вакуума, которые хорошо определяются понятием «дыхание вакуума». Вся динамика на субквантовом уровне – это колебательная динамика. Образы, формы поступательного и вращательного движения здесь бессильны. Мучительно, с трудом наука всё же подходит к пониманию подобного обстоятельства. Допустив только  уравнения трёхмерных колебаний с квантовым принципом в теорию суперструн, мы найдём выход из лабиринта. В субквантовой колебательной динамике нет места инерционности. Здесь, как в любом колебании, есть игра сил и взаимодействий.      
   16 июля.     (…)
   О другом. Учёные сообщили о создании новой, более точной, карты нашей Вселенной. Карта построена на основе изучения барионных акустических осцилляций – повторяющийся шаблон в распределении галактик. Галактики  укладываются в круги, радиус которых постоянен, в связи с чем он может использоваться для измерения расстояний в  космосе. Его значение – около полумиллиарда световых лет. Как извещается, специалисты, сравнив полученные данные с проведенными на близлежащих галактиках измерениями, смогут не только изучить изменение скорости расширения Вселенной с течением времени, но и объяснить его ускорение. Также это исследование является ключом к определению природы темной энергии, ответственной якобы  за расширение Вселенной.
   Взглянув на фотоизображение этой карты, мне вспомнился мой рисунок лета 1983 года, где я на большом листе изобразил устройство мироздания в виде множества вселенных, сложенных подобно плотной упаковке шаров. В центре каждой вселенной пульсирует первоатом, первочастица, которая даёт старт великому множеству других частиц, но меньших амплитуд. Волновые возбуждения каждой частицы не пропадают, а обусловливают существование другого множества частиц. Этот рисунок передал в архив.
   В последние десятилетия учёные не раз делали попытки создать атлас нашей Вселенной. И чем больше появляется карт Вселенной, тем менее очевидной становится гипотеза Большого взрыва, которая якобы привела к рождению Вселенной. Распределение атомарной материи во Вселенной говорит быстрее об иной версии существования нашего мира. Вселенная не начиналась с Большого взрыва, а существует по иным законам. Идеи теории дыхания вакуума оказываются, как мне думается, ближе к истине. В пространстве Вселенной, как узлы рыболовной сети, имеются очаги дыхания вакуума, которые «пенят» физический вакуум, порождая устойчивые частицы. Механизм этого процесса ещё не совсем ясен, но он проще и понятней, чем гипотеза о некой  точке-сингулярности, Большой взрыв которой привёл к рождению Вселенной. Один только вопрос убивает подобную гипотезу. А бесконечное (или конечное) пространство оформилось сразу со взрывом, или оно существовало и до взрыва? Попытка отрицать материальность пространства приведёт науку в тупик.   
   17 июля.    (…)
   О другом. Открыл для себя ещё одно имя в нашей российской современной науке. Пётр Петрович Гаряев  – учёный-биолог, генетик. Создатель так называемой Лингвистико-волновой генетики (Институт квантовой генетики). Официальная наука считает его достижения лженаучными, критикует подобные подходы и методы. В упрёк также Гаряеву ставят и его сотрудничество с А. Е Акимовым и Г. И. Шиповым, создателями теории торсионных полей.   
   Внимательно прослушав в Интернете одно из выступлений Гаряева, у меня появилось двойственное ощущение. С одной стороны – удивление перед открывающимися возможностями, если всё сказанное – правда и результаты экспериментов истинны. А с другой стороны – ощущение какой-то неясности, мутности. Не скрываются ли за всеми этими якобы научными рассуждениями откровенные спекуляции недоучки и верхогляда?! Хотя интуитивно я сознаю наличие во всём этом подходе огромного рационального зерна. Волновые представления в физике мне до крайности близки. А механизмы кодирования генома, механизмы передачи информации в генных структурах, конечно, могут быть только волновыми. Но это особые поля, с особой структурой. Для начала послал Петру Петровичу свою работу по Периодической системе элементов (спиральный, волновой вариант). Приложил такое письмо: «Уважаемый Пётр Петрович! У меня есть давняя идея нового толкования Периодической системы химических элементов. Она совершенно в волновом духе Ваших теорий. Система построена на основе синусоиды, волны, периода. Частицы в атомном ядре, сами по себе имея волновую, осциллирующую природу, объединяются в устойчивые группы тоже на основе колебательного принципа, но с учётом угловых моментов, кратных величине Пи. Мне кажется, подобная идея будет Вам полезна. Только просьба: перевести текст статьи с почтового формата в обычный, иначе в почтовом формате иллюстрации искажаются.  С наилучшими пожеланиями…».    
   Вечером получил от Гаряева ответ: «Дорогой Борис, это очень интересно. Благодарю Вас.   П. Гаряев».
   19 июля.    (…)
   О другом. Между делом сегодня думал об идеях волновой генетики Петра Петровича Гаряева. Сама по себе идея регенерации костных, мышечных тканей, регенерации внутренних органов человека выглядит захватывающе. Ведь такие механизмы регенерации есть в природе, в мире животных. Например, регенерация зубов у акул происходит всю её жизнь. На место выпавшего зуба через месяц встаёт новый зуб. Некоторые виды амфибий способны полностью восстанавливать конечности. Если мы научимся на генном уровне пробуждать подобные регенеративные программы – то совершится настоящая революция. На основе стволовых клеток самого человека мы научимся выращивать любой орган. Нет, это не путь к бессмертию, но путь к увеличению продолжительности жизни человека в полтора, в два раза.      
    Много лет назад я для себя заметил, что человек начинает стариться именно с потери зубов. Остановить приближение старости можно одной регенерацией зубов. Решить для начала хотя бы эту,  мучительную для всех проблему. Кто не боялся кабинета стоматолога?! Лечение зубов мучительно, дорого, затратно. Научившись регенерировать зубы, мы оставим в прошлом одну из тяжелейших забот человека. А потом пойдём дальше, к регенерации почек, печени, лёгких и так далее. 
   И ещё вот о чём подумалось. Посылая Гаряеву свою работу по Периодической системе элементов, быть может, я даю ему ту часть недостающего пазла, которая выведет на новые идеи в волновой генетике. Ведь мир частиц и атомов – волновая динамика. Поля – тоже волновая динамика. Взаимодействие частиц, установление между ними различных видов связи – это всё тоже волновая динамика. Пробуждение механизма регенерации если и возможно, то только со знанием того – какую часть генетического кода потревожить и как.      
   24 июля.     (…)
   О другом. Сегодня между делом подумалось вот на какую тему. После своего рождения в апреле 1959 года я получил фамилию и отчество первого мужа моей матери, человека, которого на момент моего рождения уже 8 лет не было среди живых; он умер в 1951 году. Вероятно, случай уникальный! Звали его Иван Растутаев. До 1995 года я носил эту фамилию. Под этой фамилией прожил 36 лет. Под этой фамилией появлялись все мои первые научные работы, все публицистические статьи, даже первые стихи. В 1995 году я всё же решил вернуть себе родовую фамилию – Гуляев (фамилия деда по материнской линии; род потомственных дворян Рязанской губернии). Здесь сказались две причины: настоятельная просьба моего дяди, Бориса Николаевича Гуляева, и не желание ставить на первый свой сборник стихов чужую фамилию. Фамилию родовую вернул, ну а отчество оставил «Иванович», в память о деде Иване, отце моего отца, Алексеева Алексея Ивановича.   
   Почему я заговорил об этом? Дело касается приоритетов научных открытий. Рано или поздно подобная тема всплывёт, и будет изучаться. Три главные мои научные открытия прошли под моей старой фамилией, Растутаев. Статьи, которые писались, письма, которые отправлялись в редакции и издательства, шли именно под этой фамилией. Выступление в нашем пединституте с темой о новом варианте Периодической системы элементов в феврале 1986 года, поездка в Москву к академику Г. Н. Флёрову в марте 1990 года, обращения  в Академию наук и вся предшествующая и последующая история прошли под моей прежней фамилией. В архиве Флёрова, в архивах академий и институтов, в архивах некоторых известных учёных, кому высылал свои работы, я прохожу под фамилией «Растутаев». И если сегодня в ядерном Институте в Дубне не слышно ничего о «Растутаеве», то это не значит, что человека такого нет и не было. Он есть, но живёт с другой фамилией.   
   29 июля.    (…)
   О другом. Вчера поздно вечером на своей интернетовской страничке (сайта Проза.ру), в главе «История открытий. 2009-2016 гг», убрал большой список имён и электронных адресов учёных, которым я высылал свою научную работу по Периодической системе химических элементов. Высылал в течение всего 2014 и части 2015 годов. Список из шести сотен имён. Список висел у меня на страничке с января 2015 года по сию пору. То есть более полутора лет. Я так и предполагал, что рано или поздно список придётся убрать. Те, кому надо, успели его заметить. Моя такая, довольно жесткая, акция высветила интересный феномен: почти монолитное единство учёных в неприятии того, что потом назовут «очевидным фактом», «естественной, здравой идеей» и прочее. Феномен-то он феномен, но отнюдь не единственный, уникальный. Такое в истории науки случается периодически.      
   6 августа.    (…)
    Вот ещё о чём подумалось сегодня между делом, и о чём не раз говорил. У меня давно создалось такое впечатление, что то, чем я занимался в науке более тридцати лет, нужно мне одному, никого другого это абсолютно не касается. Подобное вытекает из невероятного, нечеловеческого равнодушия ко всему, что я сделал и делаю. А ведь по совести говоря, это касается всех и каждого в отдельности. Только люди не хотят понимать, находя свою позицию наплевательского равнодушия совершенно оправданной. Но это только до поры, до времени. Вот когда прижмёт, когда «потекёт» из нас жижа, вот тогда придёт осознание чужой правоты, да будет поздно…
   7 августа.    (…)
   Сегодня утром по электронной почте отправил письмо и свою работу по Периодической системе элементов (спиральный вариант) Геннадию Ивановичу Шипову, одному из авторов теории торсионных полей. Хотя, повторяю, официальная наука не принимает подобной теории и называет Шипова лжеучёным. Но это, мне кажется, от излишней поспешности, горячности, нежелания понять идеи другого. Да, в чём-то теория Акимова-Шипова сейчас выглядит спекулятивной, «притянутой за уши». Но ведь в ней есть явное рациональное зерно, тот элемент, которого долгое время не хватало нашей фундаментальной науке. Развитие науки неизбежно должно было привести к мысли о новых формах вакуумных динамик. Вот они, явились, но принимать их явно не спешат. Инерция старых представлений преодолевается очень трудно. Но иного-то пути нет! Можно строить адронные коллайдеры ещё большей мощности, ещё больше тратить энергии, но итогом будет получение всё новых и новых тяжелых и сверхтяжелых нестабильных частиц. Такой способ движения к истине может оказаться бесконечным. Уже сейчас  ясно, что тайна сокрыта в структуре и свойствах физического вакуума. Именно этим надо заниматься, а не ловлей чёрной кошки в тёмной комнате, тем более что там её нет. 
   А содержание моего письма Геннадию Шипову таково: «Уважаемый Геннадий Иванович! Позвольте предложить Вашему вниманию свою давнюю идею по поводу нового толкования Периодической системы химических  элементов. Быть может, она дополнит или разовьёт Ваши собственные работы по теории физического вакуума и элементарных частиц. К этой идее я тоже пришел от природы физического вакуума и волновой, колебательной природы устойчивой частицы материи (нуклон). Много лет назад мне удалось найти динамику вакуума, которую я называю сегодня «дыханием вакуума». Вакуум способен в чрезвычайно малом объёме пространства дышать, совершать радиальные колебания плотности (от центра к центру условной сферы). А вот уже перемещение в пространстве подобной радиальной осцилляции, как целостной частицы, даёт тот тип волновых возбуждений, который Вы называете торсионными полями. Они имеют аксиальную симметрию, ориентированность, направление закрутки (левый или правый винт). Строение вакуума, структура вакуума – особый разговор. Пока касаться здесь не буду. С наилучшими пожеланиями…».
   9 августа. Сразу после работы по приглашению заехал в Государственный архив Вологодской области. Вручили мне небольшую папку описи материалов, которые я сдал на хранение в архив ещё в 2013 году. И опять меня на титульном листе назвали «самодеятельным поэтом» и «физиком-любителем»!..  Если бы у людей было хотя бы чуточку такта, то они прежде подумали – какое определение дать автору, а не унижали такими оскорбительными ярлыками. Не знаю, быть может, у работников архива есть инструкция, в которой прописан критерий оценки: кто профессиональный поэт, а кто – самодеятельный?! Вероятно, профессиональный тот, кто живёт и кормится литературным трудом? Кто же имеет иную профессию, но, что называется, пописывает, то тот, очевидно, «самодеятельный». Если следовать такому критерию, то профессиональными поэтами и писателями были только литераторы советской поры. Так как в досоветский период и в постсоветский на литературные заработки жили и живут единицы, и то едва сводя концы с концами. Литература по большому счёту ещё никого на русской земле не обогатила. За границей – другое дело. И  по  существу, вся  великая русская  литература девятнадцатого века сотворена «самодеятельными» авторами. Кто увидит здесь ошибку – укажите. 
   И второй момент: физик-любитель. Я имел уже случай сказать в дневнике об этом. Ведь более тридцати лет назад я стал заниматься темами науки отнюдь не из любви к науке. Предметы моей любви лежали совсем в другой плоскости. Мне важно было самому разобраться в сложностям и проблемах тогдашней физики, почему её прогресс так застопорился, почему мы запускаем в космос ракеты, строим ядерные реакторы, а народ на селе живёт как в дикое средневековье, старухи ходят за водой с коромыслом за версту от дома, почему деревня погибает в нищете, почему это вопиющее бездорожье, от которого народ бежит в города, почему, почему, почему… Спасение я видел в научном рывке, который  вывел бы на новые виды транспорта, новые источники энергии, на получение, через приручение фотосинтеза, изобилия белка, на излечение неизлечимых ранее болезней и прочее. Мне нечего пафосно лгать о высокой любви к науке, не было её!.. Наука – только средство, а не цель. И вот на этом фоне называть меня «физиком-любителем», простите, просто смешно! Хотя я готов повторить, что наука была для меня, как теперь выясняется, главным делом моей жизни. Слишком много ей всего отдано.       
   21 августа.    (…)
   О другом. Сегодня в Интернете нашел показательный урок физики с темой «Вихревое электрическое поле». Я не могу назвать себя хорошим знатоком тем об электромагнетизме. Но подобные вопросы всегда живо интересовали, ведь они, в сущности, открыли дорогу к пониманию многого в мире атомов и частиц; без янтаря, эбонита, магнита наша цивилизация не могла бы достичь того высокого уровня. И всё-таки, несмотря на огромные достижения в этой сфере, полной ясности в вопросах электромагнетизма ещё нет. Мы до сих пор пользуемся образами и представлениями двухсотлетней давности. Мы до сих пор говорим об отрицательно заряженных электронах и положительно заряженных протонах, о том, что атом электронейтрален, потому что количество электронов в нём равно количеству протонов, и всё в таком же духе. Хотя, на самом деле эти образы совершенно условны, а за этой условностью стоит нечто другое. Неужели мы на самом деле поверим, что есть частица электрон, на которой фломастером выведен значок «минус», а на протоне – значок «плюс»? Да нет, конечно! За этими значками скрываются особые виды вакуумной динамики, которые ещё не поняты нами. О чём мы точно можем сегодня говорить, так это о вихревом характере магнитных и так называемых электрических полей. Почему «так называемых»? Да потому что принципиальной разницы между магнитным и электрическим полем нет. Их можно обозначать одним общим понятием – торсионное поле. Торсионные поля могут иметь различную частоту (длину волны), они имеют аксиальную симметрию, ориентированность в пространстве, правый или левый винт вращения. Этого достаточно, чтобы понять природу электромагнитных взаимодействий так называемых зарядов и полей.
   На показательном уроке физики изучался вопрос возникновения электродвижущей силы в проводнике, т.е. почему появляется течение тока. Известный опыт индукции Фарадея. Постоянный магнит движется сквозь замкнутый контур проводника. Изменение магнитного потока вызывает в проводнике ответную реакцию, электроны приходят в движение, возникает ток. Но ток течёт так, что  создаваемое  им  магнитное поле препятствует изменению магнитного поля, вызывающий индукционный ток. Возникает «конфликт» магнитных полей. Такой, какой мы видим при игре двумя магнитами. В конечном счёте, именно этот «конфликт» магнитных полей позволил создать электрический (магнитный) двигатель, где ротор получает вращательный  момент. В противоборстве магнитных полей можно видеть лишь свойства инерционности, физической упругости вакуумной среды, я бы даже сказал – мускульной упругости. Интерференция (наложение) вихревых магнитных волн в одном случае может увеличивать вакуумную динамику, а в другом случае – гасить её. При увеличении динамики – плотность и давление вакуумной среды здесь падают. А при уменьшении динамики – плотность и давление растут.         
   22 августа.    (…)
   О другом. Возвращаясь ко вчерашней теме вихревых электрических полей.  Одним из удивительных явлений можно назвать тот факт, что любое движение постоянного магнита в пространстве (поступательное, вращательное, колебательное) будет вызывать неизбежно возникновение вихревого электрического поля. Даже если  здесь нет металлического замкнутого проводящего контура с присоединённым гальванометром, служащим индикатором возникновения ЭДС и вихревого электрического поля. Согласитесь, что так пустота (ничто) на перемещение магнита реагировать не может. Так может откликаться только среда с особыми свойствами, чувствительная к вихревым полям. И не только как пассивный переносчик вихревых и прочих волн, но и как равноправный игрок на этом поле. Магнитное поле влияет на одну из характеристик подобной среды, изменяет её. Движение магнита вызывает ответную реакцию в виде новых вихревых возбуждений.      
   Несколько лет назад я озадачился вопросом: будет ли возбуждаться электромагнитная волна, если быстро вращать постоянный магнит, так, чтобы полюса менялись местами? Смею надеяться, что будет. Только длина этих волн окажется очень велика, трудно малую частоту эту зафиксировать. Единство вихревых магнитных и электрических полей здесь подрубает сами корни устаревших представлений о неких зарядах, о плюсах и минусах и всей прочей атрибутике прежнего электромагнетизма. 
   29 августа.    (…)
   О другом. Вечером после работы дома занимался по хозяйству и в полглаза смотрел по ТВ научно-популярную передачу «Жизнь замечательных идей». Она была посвящена открытию кислорода. До открытия кислорода полтора века в науке господствовала идея о флогистоне, огненной субстанции, благодаря которой тела, жидкости и газы могут гореть. Близким к флогистону было понятие о теплороде. Нагрев тел трением объяснялся тем, что при натирании имеющийся в воздухе теплород  проникал в тело и нагревал его.  Но уже в середине восемнадцатого века Михайло Ломоносов убедительно доказал ложность такого взгляда. Нагрев тела трением он объяснял движением корпускул, из которого состоит тело. При трении корпускулы получают дополнительное движение, и чем активнее они движутся, тем горячее тело. Полтора века учёным понадобилось, чтобы свергнуть представления о флогистоне и теплороде. Но ведь история на этом не кончилась. И сегодня есть субстанция из той же серии. Я имею в виду, конечно, представления об электрическом заряде. Ведь, простите, феноменологически флогистон и электрический заряд – из одной оперы, из общих истоков, из первоначального чувственного опыта. Но если флогистон, как субстанция, просуществовал в науке полтора века, то представления об электрическом заряде существуют уже более двух веков, и сдавать позиции не собираются. Не собираются, а придётся. Просто сейчас у нас даже не выработался терминологический арсенал, который придёт на смену арсеналу «электрическому». Новый набор понятий и терминов ещё только нарождается. Взаимодействия так называемых положительных и отрицательных зарядов и полей будут объясняться иными понятиями, близкими к понятиям теории торсионных полей. Ведь в конечном итоге всё определяется в мире «электричества» именно напряженностью и спиральностью торсионных полей, полей вращения.   
   31 августа.    (…)
   Вчера вечером после работы занимался дома хозяйственными делами и  между ними смотрел по ТВ очередную серию цикла «Жизнь замечательных идей». Этот фильм был посвящён открытию Д. И. Менделеева, открытию Периодического закона (1869 г.). Тема мне очень близка и интересна. Открытие Менделеева не так-то легко вошло в научный обиход. Целый ряд европейских авторитетов науки высказались об открытии крайне негативно, назвав его очередной спекуляцией. И только через несколько лет, когда были открыты новые химические элементы, предсказанные Менделеевым, учёные сменили гнев на милость. И до Менделеева делались попытки систематизировать химические элементы по свойствам. Француз де Шанкуртуа даже уложил элементы в форме спирали на цилиндре. И весь двадцатый век делались попытки усовершенствовать систему элементов, искались новые пути  к  пониманию  идеи  периодичности. Но каноническая форма системы элементов была открыта только в 1984 году. Да, спиральный вариант с радиальными группами и угловыми значениями, кратными величине Пи. 
   Больше десяти лет назад мне приснился сон: я встретился с Менделеевым. Он крепко пожал мою руку, как благодарность за утверждение его правоты, за нахождение действительной причины периодичности. Менделеев сознавал своё неоспоримое превосходство, а я своими идеями лишь как бы подтвердил его правоту. Так тому и быть. 
    1 сентября.     (…)
   О другом. Сегодня между делом вновь подумалось о торсионных полях. Почему эта тема так интересна? И интерес к ней в учёном мире растёт с каждым годом. Торсионные поля – путь к пониманию природы электрического заряда и всех явлений электромагнетизма. Мистическая, непонятная сущность электричества будет постепенно раскрываться с пониманием природы торсионных полей. Ведь все виды взаимодействий здесь происходят только через поля. И все эти поля – поля кручения. Но, будучи полями кручения, оно остаётся волновым полем со своей длиной волны (частотой). Осевая  симметрия, выделенность направления в пространстве, винт закрутки делают природу торсионных полей более сложной, но богатой на комбинации взаимодействий. Поля эти живут и действуют не в пустоте, а в среде физического вакуума, среде с колоссальной плотностью и массой. Натирание кусочка янтаря приводит не к возникновению зарядов электричества на его поверхности, а к возбуждению торсионных полей кручения. Потревоженная углеродная основа янтаря через возникшие поля кручения может взаимодействовать с лёгкими кусочками другой углеродной материи, притягивать их или отталкивать, когда «винты» направления кручения пошли врозь.       
   2 сентября.     (…)
   О другом. И снова о торсионных полях. Мы многое бы узнали о природе так называемого электрического заряда, если бы смогли увидеть торсионные поля. Я говорю – именно увидеть, как видим невидимый ток жидкости, если капнуть в неё капельку марганцовки. Мы можем видеть расположение силовых линий магнитного поля с помощью металлических опилок. Силовые линии магнитного поля – это те же торсионные вихревые поля. Но хотелось бы увидеть торсионные поля магнитов и так называемых электрических зарядов эбонита, янтаря в объёме, зримо. Как эти поля движутся в пространстве, перетекают, меняются. Как найти такой явный, зримый индикатор вихревых  полей?! Быть может, нужны особые условия для этого; абсолютная темнота и в этой темноте спектр инфракрасного или ультрафиолетового излучения, который выявлял вихри полей и отображал на видеоноситель… Нам надо  научиться видеть торсионные поля. Это поможет многое понять о мире так называемых электрических и магнитных явлений.
   5 сентября.      (…)
   О другом. Вот что «наковырял» утром в Интернете. Меня давно занимал вопрос: влияет ли наэлектризованный материал (эбонит, янтарь, пластмасса и прочее) на магнитную стрелку? В начале восьмидесятых годов прошлого века, когда я начал работать с вопросами науки, купил в магазине штук шесть компасов. Вынул из компасов магнитные стрелки и с ними экспериментировал. Я смутно припоминаю, что, наэлектризовав трением свою  пластмассовую расчёску, и поднеся к магнитной стрелке, стрелка поворачивалась, активно реагировала. С тех пор прошло больше тридцати лет. И сейчас меня вновь заинтересовал этот вопрос в связи с торсионными, вихревыми полями. Сегодня решил поискать ответ на этот вопрос в Интернете, и нашел. В теме «Ляп в школьном учебнике». В каком точно учебнике – не говорится, но называется параграф номер 33 («Магнитное поле тока»). Вот что говорится там: «Поднесём к магнитной стрелке наэлектризованную стеклянную палочку (рис.196). Стрелка останется неподвижной. Взаимодействия нет. Не будет взаимодействия, если к стрелке поднести отрицательно заряженную эбонитовую палочку». Как видите, в школьном учебнике отрицается взаимодействие. Далее открыватель этого «ляпа» в учебнике пишет: «На заседании методобъединения учителей физики наэлектризовал эбонитовую палочку и поднёс к магнитной стрелке. Стрелка, естественно, повернулась в сторону наэлектризованной палочки. То же самое взаимодействие наблюдалось при поднесении к стрелке наэлектризованной стеклянной палочки. Обычное поведение проводника в электрическом поле, т.е. происходит разделение зарядов, которое мы называем электростатической индукцией. По реакции присутствующих понял, что никто давно уже опыты  и  демонстрации  на  уроках не проводит. Надеюсь, что этот «ляп» не будет     существовать десятилетие, как некоторые. Как-то ранее об этой ошибке рассказал Запрудскому Н.И., тот удивился, как такое вообще возможно. Но его понять можно, он нынешние школьные учебники физики не читает...».
   О том, что магнитная стрелка не взаимодействует с наэлектризованными  материалами, нашел и в других источниках. Вы представляете, каков уровень знаний в этой сфере, если даже такие азы перевираем! Ведь на этих азах строится всё наше знание об электрическом заряде, о природе магнетизма. Подобная тема сегодня актуальна вдвойне. Интерес к торсионным, вихревым полям неизбежно заставляет нас думать об истоках представлений об электричестве и магнетизме. Взаимодействие потенциала так называемого статического электричества на эбоните с полем магнитной стрелки – с точки зрения современных представлений – явление странное. Ведь здесь нет никакого тока электронов, которые при движении создают магнитное поле. Что может нарушить покой магнитной стрелки? Или второй намагниченный предмет, или кусочек железа, или течение тока в проводнике. Так что же происходит с натёртой шерстью палочкой эбонита? Почему она заставляет  магнитную стрелку притягиваться, или,  наоборот, отталкиваться? Эбонит – диэлектрик, ток не проводит и свободных электронов на поверхности не имеет. Натирание эбонита шелком или шерстью приводит к какому-то изменению на поверхности тела и возникновению вихревых полей подобных вихревым полям магнита. Почему подобных? Потому что только близкие по природе и строению вихревые поля могут взаимодействовать и вызывать сближение или разведение. Науке сегодня, как и сто пятьдесят лет назад, удобно объяснять взаимодействие разделением зарядов на положительные и отрицательные. Избыток отрицательных электронов делает тело электроотрицательным, а недостаток электронов – электроположительным. Но ведь в случае взаимодействия магнита с «заряженной» эбонитовой палочкой всё выглядит иначе. У магнита имеется только постоянное вихревое магнитное поле, образованное множеством одинаково ориентированных движений частиц. Так что же такое «заряд» эбонита?  Ничего другого не остаётся, как назвать «заряд» эбонита вихревыми полями. Не скопление на поверхности эбонита отрицательных электронов, а скопление именно вихревых возбуждений есть заряд. Передача подобного потенциала вихрей с тела на тело – не ток электронов, а ток вихрей. Если угодно, сам электрон есть не частица материи в строгом смысле, а вихрь возбуждения, устойчивый, способный двигаться с различными скоростями и взаимодействовать с полями и другими частицами. Правовинтовое или левовинтовое направление вихрей определяют так называемый электрический заряд, положительный или отрицательный. Когда направление вихрей совпадает – тела притягиваются. Когда не совпадает – тела отталкиваются.    
   6 сентября.     (…)
   Возвращаясь ко вчерашней теме о статическом электричестве и магнитной стрелке. Невозможно  наэлектризовать тело, если влажность воздуха превышает 85%. Воздух должен быть относительно «сухим». Во влажном воздухе «электрическая» проводимость лучше. Натираемые шерстью по эбониту вихревые «зарядики» быстро гаснут, рассасываются  во влажной среде воздуха. Вы сами замечали, особенно связисты в помещении с электрооборудованием, как в сухой, в морозный денёк мы начинаем хорошо искрить, прикасаясь к оборудованию или друг к другу. Если можно было бы видеть глазами вихревые зарядики статического электричества, то мы бы все светились. И под рукой неплохо бы иметь магнитную стрелку. По своему отклонению она показала бы нам – насколько силён носимый нами заряд вихревых полей.   
   Тот, кто будет оспаривать вихревую природу полей «статического заряда», сошлётся на то, что, подносимая нами к магнитной стрелке «заряженная» эбонитовая палочка движется, что равносильно течению тока, а значит – создаётся магнитное поле, которое и взаимодействует с магнитным полем стрелки. На самом деле этот довод – лукавство. И его легко опровергнуть. Поместим рядом с магнитной стрелкой на изолирующей подставке эбонитовую палочку без «заряда». Стрелка не шевелится. Теперь другой «наэлектризованной» эбонитовой палочкой аккуратно перенесём «заряд» на первую палочку. На первой палочке появился «заряд» и магнитная стрелка отклонилась от первоначального положения. Как видите, никакого движения палочки с «зарядом» не было, не было тока, но стрелка отреагировала. Она откликнулась на вихревое поле, которое появилось на первой эбонитовой палочке.
   18 сентября.     (…)
   О другом. В Интернете нашел и посмотрел впервые со вниманием фильм о так называемом холодном ядерном синтезе. Потом почитал материалы на эту тему. Официальная наука отрицает существование холодного ядерного синтеза, так как нет надёжного экспериментального подтверждения подобного процесса. Хотя сторонники холодного ядерного синтеза уверяют, что такие опыты есть, и успешные. Для слияния ядер атомов дейтерии и трития в одно ядро гелия нужна огромная энергия, большая температура, чтобы преодолеть так называемый кулоновский барьер отталкивания ядерных протонов. Те, кто доказывают возможность холодного синтеза, уверяют, что и без высокой температуры возможны реакции синтеза, то есть на электрохимическом уровне. На электрохимическом уровне возможны, без сомнения, реакции распада и синтеза молекулярного порядка. Но как же тогда появляются, как уверяют сторонники холодного синтеза, кроме реагирующих элементов, новые элементы?! Например, гелий. Оппоненты-академики отвечают, что никто не отменял сил слабого ядерного взаимодействия, и при бета-распаде возможны ядерные реакции распада, что приводит к образованию ядер гелия. Звучит убедительно.    
   С другой стороны, я не отрицаю возможность существования таких процессов во вселенной, в которых образование многонуклонных ядер идёт без участия  высоких температур  и  давлений,  как в недрах звёзд. Движения нуклонов в ядре упорядочены, согласованны по фазам орбитальных моментов. Такая упорядоченность движения по фазам, мне кажется, не может возникнуть в среде температурного хаоса, который имеется в недрах звёзд. Быть может,  есть  иной  механизм  создания  многонуклонных  ядер, где частицы, взаимодействуя своими вихревыми, торсионными полями, как по нарезке  винта, соединяются в устойчивые группы. Но это возможно лишь в особых условиях глубокого вакуума с наличием направляющего поля и достаточной концентрацией частиц.   
   Нам бы надо ещё хорошо понять природу так называемого кулоновского отталкивания и притяжения. Надо отринуть всякую мистику о зарядах, которые притягиваются (разноимённые) и отталкиваются (одноимённые). Всё это бред собачий! Притяжения и отталкивания определяются только направлением вращения вихревых полей частиц. При одинаковом винте вращения имеем притяжение, при разном винте – отталкивание. И ещё повторяю в сотый раз, нельзя все эти взаимодействия рассматривать в отрыве от природы физического вакуума. Он здесь главный, им определяется всё. Вакуум – не пассивная среда, арена событий, вакуум – сам событие ключевого значения!   
   26 сентября.     (…)
   Сегодня вечером написал и послал по электронной почте письмо знакомому учёному, который когда-то заинтересованно отнёсся к моей работе по Периодической системе элементов:
   «Уважаемый Владимир Иванович! Пишу Вам, чтобы напомнить о себе. Прошел год, как мы в последний раз связывались. Неужели всё так плохо?! Или, может быть, я обидел Вас чем-нибудь?! Или попались люди, которые сумели переубедить Вас, доказывая, что моя работа – туфта, и ей не следует заниматься?! Или у Вас случилось что-нибудь тяжелое, неприятное в жизни или со здоровьем?! Я теряюсь в догадках. Неопределённость отвратительна. Уж скажите прямо! Теперь я ко всему готов. Тридцать лет закалили и научили быть готовым к самому худшему. Активное неприятие научным сообществом моей идеи по Периодической системе говорит быстрее за правоту идеи, чем о её ошибочности. То подтверждает исторический опыт. И чем дольше будет тянуться этот заговор молчания, тем позорней, постыдней будет для «молчунов» развязка драмы подобной идеи. Пожалуйста, Владимир Иванович, сообщите хоть что-нибудь.    С наилучшими пожеланиями…».
      28 сентября. Вчера поздно вечером от Владимира Ивановича (Москва) по электронной почте пришел ответ на моё письмо от 26 сентября. Содержание его таково: «Уважаемый Борис Иванович! Появился в Москве только сейчас. Работу Вашу опубликую в декабрьском номере журнала при условии некоторой доработки. Подробности – в ближайшую пару дней». Хотелось бы верить. Тридцать минувших лет только и жил верой, надеждой, ожиданием. Без них просто не выжил бы. Ну и, конечно, помогала работа. Глушу себя работой, чтобы не впасть в отчаяние, в безнадёгу. Надо что-то делать, заниматься полезной работой и для других, и для себя. 
   4 октября. Швеция. В Стокгольме объявлены  лауреаты  Нобелевской  премии по физике. Ими стали трое британских учёных, работающих в Америке. Премия присуждена с формулировкой: «За теоретические открытия в топологических фазовых переходах и топологических фазах  материи». Сообщается, что физики применили математические методы, в частности, топологию, для изучения материи в необычных состояниях, например, при сверхтекучести или сверхпроводимости. «Топологические фазовые переходы связаны с образованием разного рода вихрей или, другими словами, «топологических дырок». Есть некая температура, выше которой тепловой энергии в  веществе достаточно, чтобы образовывать лишь одиночные вихри. Но, оказывается, что ниже этой температуры они тоже не исчезают, а группируются в пары с противоположными свойствами, например, спинами (это характеристика, с которой связывают существование магнитных явлений). Энергия пары вихрь-антивихрь оказывается не настолько высока, как у одиночного  вихря, поэтому топологические фазовые переходы часто связывают с «разлучением» (распариванием) вихрей при повышении температуры».
   Это комментарии к открытию учёных-лауреатов. Заметьте, как  подобный комментарий перекликается с теорией торсионных полей! Повторяю, что все  взаимодействия частиц в микромире происходят посредством торсионных полей, полей вращения, вихрей вращения. Сверхтекучесть и сверхпроводимость, возможные пока у нас только при низких температурах, есть следствия неисчезающей вакуумной динамики, неуничтожимых колебаний вакуума. Их сейчас называют квантовыми флуктуациями. Эти квантовые флуктуации трансформируются в иные формы движения, которые и рождают волновые вакуумные вихри. Здесь же и ключ к пониманию природы так называемого электрического заряда, которого, в сущности, нет, а есть лишь взаимодействие вихрей правого или левого винта.      
   21 октября.    (…)
   О другом. Две недели назад принёс на работу магнитную стрелку из компаса, что купил ещё в 1983 году для своих опытов (купил тогда штук шесть). Хотел проверить влияние статического электричества на магнитную стрелку в большой  плотности электромагнитных полей, что имеются у нас на станции. Но тогда  была  ещё большая влажность воздуха, более девяносто процентов. Теперь влажность достигла восьмидесяти одного процента, и сегодня провёл опыт. Статическое электричество отклоняет магнитную стрелку. Натирал о шерсть мой пластмассовый обувной рожок и пластмассовую линейку. При поднесении к магнитной стрелке этих «наэлектризованных» предметов, стрелка отклонялась. Хотя несколько слабее,  чем если бы поднёс к стрелке железо или другой магнит. В 1983 году, насколько помню, о шерсть я натирал свою расчёску.  Дело в том, что до 1983 года я нигде не читал и не слышал, чтобы так называемое статическое электричество влияло на магнитную стрелку. Это было для меня открытием. То есть опыт показал, что взаимодействие происходит не от перескакивающих зарядов электричества (электронов), а от взаимодействия вихревых полей магнитной  стрелки  и  вихревых  полей  «наэлектризованного»  предмета.  При  однонаправленном «винте» полей идёт притяжение, а при противоположном «винте» полей – отталкивание. До сих пор в учебниках физики любое взаимодействие электростатической природы толкуется, как стремление уравнять заряды отрицательного и положительного электричества, плюс тянется к минусу, а минус к плюсу; одноимённые же заряды отталкиваются.  С точки зрения вихревых полей – всё выглядит иначе.         
   26 октября.     (…)
   О другом. Сегодня на работе показал своей коллеге О. П. опыт с магнитной стрелкой и так называемым статическим электричеством. Натёртый о шерсть пластмассовый предмет отклоняет магнитную стрелку. Она в этом убедилась. Никто сегодня не будет спорить с тем, что магнитное поле является вихревым, полем вращающихся микровихрей. Полевые вихри порождаются  вращающимися  частицами  на поверхности  и  внутри тела. Поля так называемых зарядов статического электричества на пластмассе, при поднесении их к магнитной стрелке, отклоняют стрелку, взаимодействуют с полями магнита. То есть по здравому разумению, поля «статических зарядов» должны быть подобной вихревой природы. Притяжение или отталкивание здесь определяются только направлением вращения вихрей.
   В минувшие выходные в Интернете нашел видеоролик, где автор рассказывает о своих научных изысканиях в области электричества, в частности, о теории «зарядового разбаланса». Автор отрицает саму идею течения тока как направленного движения электронов в проводнике. При течении электрического тока нет переноса вещества (электронов), как считает автор, а есть перемещение «зарядовых разбалансов» связанных атомов, где вещество по проводнику не переносится поступательно. Если перевести, как мне кажется, теорию автора на язык правовинтовых и левовинтовых вихрей (положительный и отрицательный «заряды»), то суть идеи станет проще, понятнее. Что может двигаться по поверхности проводника со световой скоростью? Уж никак не электроны. Так могут двигаться только вихревые волны, порождаемые движениями частиц атомов.
   30 октября.    (…)
   О другом. Сегодня между делом думал о науке, точнее – о себе в науке. Что я здесь натворил. Когда-то вскользь я касался этой темы, но повторюсь. В сущности, мою работу в науке можно назвать двумя простыми словами:
наведение порядка. Как и во всяком человеческом предприятии, в науке со временем происходит то, что случается всюду, когда нет хозяйского строгого глаза и хозяйской руки: наступает бардак. Множество поколений учёных привносило сюда свои идеи, открытия, откровения. И всё это копилось даже не десятилетиями, а столетиями! Даже то, что уже давно умерло или переродилось в науке, продолжает тащиться нами дальше. Вспомогательные строительные леса для новой теории, когда-то нужные, и те остаются не убраны. Ещё тридцать лет назад было ясно, что уровень засорённости науки перешел все разумные пределы, пора разгребать навозные кучи. Но никто не хотел этим заниматься! Мол, сейчас в науке  узкая специализация, нам не до этого. Все надеялись и ждали некого безумца, который бы, засучив рукава, принялся вычищать авгиевы конюшни. Не знаю, то ли волей Провидения, то ли волей судьбы, но этим безумцем пришлось стать мне. В декабре 1982 года я взялся за подобную работу, хотя, честно говоря, сам  не понимал – чем всё это кончится. А делал я то, что делали в таких случаях другие при наведении порядка – ставил всё на свои места, отделял зёрна от плевел, овец от козлищ. Хорошо потрудясь, под ворохом грязи мне удалось найти золотые зёрна. Через год с небольшим у меня в активе имелось три новых фундаментальных идеи, которые совершали переворот в наших взглядах на физическую реальность. Это, прежде всего, идея дыхания вакуума. Особый вид вакуумной динамики, лежащий в основе устойчивой частицы материи (нуклона). Вторая идея – понимание природы ядерной (атомной) периодичности, изображаемой спиральным вариантом Периодической системы химических элементов. Третья идея – понимание действительной природы гравитации, «притяжения» тел. Эти три идеи могут стать сегодня основой новой физики. Но учёное сообщество не спешит их признавать. И правильно делает! Как всякой хорошей идее, подобно вину, ей надо выстояться. Пусть побродит, пусть хорошо заквасится. А вот когда раскупорят бочку, да хлебнут – вот тогда даст по мозгам так, что проймёт до задницы!   
   Конечно, эти три главные идеи не отвечают на все вопросы фундаментальной физики. Напротив, они порождают новое множество вопросов. Но здесь задаётся задел, ориентир движения, в какой парадигме следует развивать идеи. Если проводить параллель с военной, фронтовой терминологией, то можно сказать так. Глубоко в тылу врага, далеко от линии фронта, возникли три новых мощных очага сопротивления. На линии фронта, на рубеже нашего знания и незнания, должны их увидеть, и организовать прорыв фронта в направлении этих очагов сопротивления. В случае успешного прорыва и соединения сил, территория нашего незнания существенно сократится. Печально то, что учёные упорно не хотят видеть этих новых «очагов сопротивления», и ничего не делают для прорыва. Но в развитии знания есть своя неумолимая логика. Рано или поздно здравомыслие и трезвый взгляд возьмут верх. И дай Бог дожить до того времени, когда автор смог бы увидеть подтверждение идей или их опровержение. Но здесь, как правило, всё бывает сложней и неоднозначней.   
   К слову сказать, вспомнилось из детства. Когда в школьные свои годы в  интернате я иногда заводил разговор с однокашниками по каким-нибудь научным, историческим, политическим темам, то часто в ответ слышал (иногда даже со взвизгиванием) такие слова: - Да ты-то откуда знаешь, да ты-то откуда знаешь?!. Конечно, это были не книжные знания, а размышления,  прозрения, иногда наивные до смешного, а иногда с оттенком истины. Пример. Ещё в детские годы я услышал о поисках учёными эфирного ветра (XIX век). Двигаясь в пространстве космоса сквозь эфир, планета наша должна обдуваться эфирным ветром. Но никакого эфирного ветра так обнаружить и не удалось. Когда впервые услышал о подобном эксперименте, то подумал о его нелепости. Если бы эфирный ветер был даже в микроскопической доле, то он неизбежно как-то сказывался на наших земных процессах и явлениях, был бы заметный эффект, пусть совсем ничтожный. Но таких эффектов никто, никогда не наблюдал. То есть сама идея поиска относительного движения Земли сквозь эфир мне показалась абсурдной. Откуда я это знал и понимал – сам не ведаю. Вряд ли это врождённое знание.   
   22 ноября.    (…)
   С другой стороны, я стал сознавать, что мои усилия по чистке города от поганой рекламы стали принимать у меня черты некоторого психоза. Подобное идёт от того, что намерения-то борьбы благие, но пути и средства выбраны неудачно, не по силам. Так такие проблемы не решаются. Тут, как говорят, нужен системный подход. А до системного подхода ситуация должна созреть, нужно время, и много. Пусть это безобразие достигнет апогея, последней стадии мерзости, и вот тогда начнётся какое-то шевеление у тех, кто обязан по службе и долгу следить и исполнять закон.   
    Подобная ситуация в чём-то перекликается с моей тридцатилетней борьбой в науке. В науке в своё время я тоже попытался навести порядок, и кое-что получилось. Но учёные не хотят ни видеть, ни понимать, ни принимать такой порядок в науке. Где-где, а тут-то, точно, нужно время, и много времени, чтобы перемолоть, переварить предложенное. Должны смениться поколения учёных, уйти те, кто заражён бациллой неприятия нового, испытывает патологический страх перед новым. А таких ещё много.   
   К слову, сегодня исполнилось ровно 33 года со дня главного моего научного открытия – дыхания вакуума.
   24 ноября.    (…)
   По электронной почте получил долгожданное письмо из Москвы, от Владимира Ивановича. Вот его содержание:
   «Борис Иванович, добрый день! От публикации Вашей работы вынужден отказаться: получены три отрицательные рецензии, суть которых сводится (убрав детали) к «крайнему непрофессионализму автора практически во всех узловых моментах текста». О форме говорить уже не приходится: публикаций не бывает без аффилиации, аннотации, ключевых слов, введения и заключения, списка ссылок. У Вас есть лишь Введение, да и оно стандартным требованиям не соответствует. Так что извините за долгую задержку с ответом: уж очень уворачивались рецензенты от моих просьб о Вашем тексте. Попробуйте предложить Вашу работу в Вестник РАЕН, по адресу…  У них немало химиков, быть может, и пройдёт». 
   Как видите, чтобы зарубить публикацию с новой оригинальной идеей, вовсе не нужно вникать в неё, думать, анализировать, привлекать мировой научный опыт, а важно знать набор эффектных фраз и слов: «крайний     непрофессионализм, узловые моменты, аффилиация, аннотация, стандартные требования» и прочее. По-русски это зовётся формалистикой, не стоящей выеденного яйца. Однако, это могучий инструмент, которым орудуют чиновники  от  науки.  У новоиспечённых  академиков, на которых вчера указал наш президент на Совете по науке, вероятно, с профессионализмом, с аффилиацией, с узловыми моментами всё в порядке. Но, какова цена их научных трудов?! Не думаю, что слишком большая.         
   Что мне теперь делать?! Посылать в Вестник РАЕН? Вряд ли и там буду  услышан. Успокоиться, смириться и больше не суетиться, положиться на судьбу и ждать – когда придёт к людям науки понимание столь значительного открытия?! А оно придёт! Не зря же Менделеев являлся ко мне во сне и благодарил  за поддержку его открытия. То ли волей Провидения, то ли Божественным промыслом, через меня пришло к людям понимание явления ядерной и атомной периодичности, дана каноническая форма Периодической системы химических элементов, раскрыт сам механизм природы ядерной динамики и многое другое. Неужели же оскорбительные рецензии чиновников от науки смогут остановить этот великий процесс понимания?!    
   25 ноября. Вчера вечером по электронной почте отправил в редакцию  Вестника РАЕН (Российская академия естественных наук) свою работу по Периодической системе элементов. Сегодня получил ответ. Ответ состоял из двух вопросов: являюсь ли я членом РАЕН и были ли публикации моей работы ранее и где. Ответил: не являюсь; имеется публикация реферата работы в журнале ВИНИТИ, где статья была задепонирована в 2009 году (публикация реферата приравнивается к печатному труду). Эти два вопроса заставляют меня думать, что и здесь с публикацией ничего не выгорит. Ладно, не будем торопить события.    
   Отношение нынешних учёных к моим работам навевает воспоминания об эпохе дикого средневековья, когда наука и учёные существовали под страхом святой инквизиции. Но даже тогда прорывные, революционные научные идеи быстро распространялись по Европе. Авторов новых идей гнобили, судили, сжигали на кострах. Но идеи оставались и жили, подспудно двигая развитие знания. По-моему, сегодня стало в этом отношении хуже, чем в средневековье. Пусть не судят и не сжигают на кострах, но нет никакого развития, никакого движения вперёд! Наука продолжает пережёвывать всё тоже, что и сто, двести, триста лет назад. Я говорю о фундаментальных знаниях, основах. Трудно отрицать достижения науки в прикладной сфере.         
   С другой стороны, у меня всё же есть основания полагать, что мои идеи  используются учёными, особенно, что касается ядерной физики. Но используются тайно, без огласки. То, что мной изложено в статье о Периодической системе элементов, имеет огромный эвристический потенциал, реальное прикладное значение. Хотя бы строение ядерных оболочек, теоретические  значения атомных масс. Ведь никто, никогда ничего подобного не предлагал! Нужно быть, простите, просто идиотом, чтобы не увидеть высокое научное значение подобной работы! Я не верю в такое количество дураков в нашей российской науке!
   26 ноября.     (…)
   По электронной почте получил письмо из редакции Вестника РАЕН. В публикации  мне отказано  по  той  причине, что работа ранее  печаталась.  Но ведь я говорил, что печаталась не статья, а печатался реферат статьи, что не одно и то же. Впрочем, отказом не слишком задет. Того и ждал. 
   11 декабря.    (…)
   О другом. О личном. После последнего письма из Москвы от Владимира Ивановича у меня сейчас не осталось ни одного светлого, обнадёживающего пятнышка. Не скажу, что в душе поселилось отчаяние, но что-то похожее     тихой сапой подкрадывается. Стараюсь сопротивляться, но сил как будто не  хватает.  Надеюсь на семнадцатый год. Годы с семёркой  на конце приносили перемены. Вопрос ещё – какие перемены?! От российских учёных   поддержки мне ждать, точно, нечего. Разве что только молодое поколение может воспринять новые идеи и развить их в нужном направлении. Какому надо случиться чуду, чтобы меня, наконец, услышали?! Мне иногда кажется, что никто ещё в нашей российской науке не вызывал такого патологического страха и смятения, как моя персона. Все эти Ацюковские и Дидыки с их псевдонаучными теориями кажутся нашим академикам глупыми и безобидными существами. О вологодском «фрике» Гуляеве боятся даже говорить вслух!..  Боясь моих новых идей, они сознательно или подсознательно понимают их правоту и почти очевидность. Но сделать шаг навстречу никогда не решатся. Это выше их сил. 
   12 декабря.    (…)
   Сегодня в Москве представлена общественности обновлённая Периодическая система химических элементов Менделеева. В неё внесены новые четыре элемента, включая Московий и Оганесон. Элементы получены  искусственно. Как уже говорил, Оганесон назван в честь работника Института ядерных исследований в Дубне Юрия Оганесяна, сотрудника Г. Н. Флёрова. Именно к Флёрову в марте 1990 года я привёз свою работу по Периодической системе элементов (спиральный вариант). Оганесян уже тогда был сотрудником Флёрова. Я вовсе не исключаю, что Оганесян тогда же познакомился с моей работой. В статье приведены теоретические значения атомных масс элементов (что не делала ни одна теория до этого). В статье имеются иллюстрации порядка заполнения ядерных оболочек. Имеются данные о так называемых дополнительных группах, имеются данные о структуре больших периодов системы элементов. Если внимательно изучить работу – в ней можно найти много полезной и новой информации. Я не думаю, что наши учёные так глупы, чтобы не воспользоваться ей. Меня же оставили «фигурой умолчания». Что иногда случается, когда речь идёт об открытиях фундаментального уровня. Правда, есть одна деталь. Тогда, в 1990 году, я носил свою прежнюю фамилию, не ту, что сегодня. Сменив фамилию на свою родовую, прежний автор научного открытия как бы умер, и ни на что претендовать больше не может. Может, увы, может…   
   18 декабря.     (…)
   О другом. Вчера написал небольшое письмо в Москву Владимиру Ивановичу:
  «Уважаемый Владимир Иванович! У меня  к  Вам  маленькая  просьба.  Пожалуйста, те рецензии на мою работу, которые получили от учёных, не выкидывайте, пусть они сохранятся где-нибудь. Возможно, они ещё пригодятся. Беспокоить Вас больше не буду, обещаю. И позвольте на добрую память подарить Вам песню о нашем городе, о Вологде. Слова – мои, музыка – Николая Фоменко. Исполняет автор музыки. Надеюсь, песня понравится. Желаю Вам всего хорошего…».
  Сегодня от Владимира Иванович получил ответ: 
 «Уважаемый Борис Иванович! Рецензии сохраню. В Вашей работе есть здравое зерно, но оно требует серьёзного обоснования. Я мог бы его написать, но мне для этого нужно несколько недель, которых, увы, наскрести неоткуда. Потому и получилось так, как получилось.
   А песню Вашу я послушал – вполне прилично. Т. е. музыка стиха Вас не покидает – значит, жить можно. Успехов Вам на этой стезе».    
   Владимир Иванович – не первый человек, который увидел «здравое зерно» в моей работе по Периодической системе элементов. Если речь идёт об обосновании новой идеи, то оно давно имеется. Ведь идея нового понимания явления ядерной (атомной) периодичности, повторяю, родилась не на пустом месте. Этому предшествовало другое важное научное открытие, а именно – дыхание вакуума. В этом – серьёзное обоснование нового понимания явления атомной периодичности, изображаемое спиральным вариантом Периодической системы. Новый взгляд на природу ядерной частицы (нуклона) вывел на новое понимание природы периодичности. Нуклон – не крупица твёрдой материи  с неким электрическим зарядом, а нуклон есть устойчивое колебательное образование в среде физического вакуума. Связь подобных нуклонов в ядре, движение нуклонов в системе ядра, в ядерных оболочках, не могут и не должны быть хаотичными. Они подчиняются строгим принципам, в основе которых лежат законы колебательной динамики, взаимодействия колебательных образований. А взаимодействия и связи колебательных образований происходят либо через фазы колебаний, либо через угловые моменты, что, в общем-то, одно и то же.      
   25 декабря.    (…)
   О другом. Вчера поздно вечером пересмотрел фильм «Михайло Ломоносов» (1955 г.). Не видел эту картину очень давно, лет 25. А теперь посмотрел её иными глазами, с иным осознанием, в свете своих собственных  тридцатилетних попыток – достучаться до учёных. И как много общего у нас оказалось! Работы Ломоносова по темам физики и химии, в которых содержались новые идеи, новое понимание природы явлений, не принимались учёными-академиками (в основном – иностранцами) в России, жестоко критиковались и напрочь отвергались. И лишь по случаю работы Ломоносова, попав в Берлин, к Леонарду Эйлеру, были высоко оценены великим учёным. Всё последующее историческое развитие науки подтвердило правоту Ломоносова. В своих идеях он опередил время на множество десятилетий. То, о чём говорил Ломоносов, стало истиной во второй половине девятнадцатого века,  с  созданием,  в частности, кинетической  теории  тепла.  А  некоторые идеи русского учёного ещё ждут своего подтверждения. Я говорю о природе гравитации. Ещё в середине восемнадцатого века Ломоносов прямо указывал на природу так называемого тяготения тел. Указывал и логично обосновывал. Сила, заставляющая тела сближаться, по Ломоносову, заключена в плотности эфирной материи, окружающей тела.  Именно давлением эфира объясняется природа гравитации. Однако во взглядах Ломоносова на природу гравитации не хватало важного звена, а именно – почему разнятся плотности эфира вблизи массивных тел  и  на  больших удалениях от тел. На этот вопрос, однако, никто тогда (да и потом) не мог дать вразумительный ответ. Для получения ответа понадобилось ещё двести с лишним лет. 
   К слову сказать, в феврале 1986 года я написал статью «Леонардо да Винчи, Михаил Ломоносов и гравитация». А теперь смотрите – что получается.  Михайло Ломоносов умер 15 апреля 1765 года. 15 апреля 1452  года родился Леонардо да Винчи. 15 апреля 1959 года родился я. Что это? Случайное совпадение? Кстати, великий Леонард Эйлер, поддержавший Ломоносова, тоже родился 15 апреля 1707 года. 
   Сегодня днём я впервые посмотрел художественный фильм «Игра в имитацию» (Англия, 2014 год). Картина рассказывает о человеке, который в годы Великой войны совершил невозможное – взломал коды немецкой шифровальной машины «Энигма». Англичане получали полную информацию из немецких штабов. Этим было спасено множество тысяч жизней тех, кто воевал с нацизмом. Конечно, речь идёт об Алане Тьюринге. Но после войны с этим гением обошлись крайне жестоко. В 1954 году он кончил жизнь самоубийством. Гений Ломоносова и гений Тьюринга. Два совершенно различных человека из разных эпох. Но как трагически сложна была жизнь обоих! Известный поэт и царедворец Сумароков сказал после смерти Ломоносова: «Угомонился дурак и не будет более шуметь». Что осталось от Сумарокова? Покосившаяся надгробная плита на Донском кладбище. А имя Ломоносова известно всему образованному миру. 
   26 декабря.    (…)
   О другом. Сегодня исполнилось 70 лет с того дня, как заработал первый советский ядерный реактор Ф-1, построенный под руководством Игоря Васильевича Курчатова. Реактор был построен в Москве (ныне – площадь Курчатова, д.1), в небольшом здании лаборатории № 2 Академии наук. Сложен из уран-графитовых блоков. Поглотителями нейтронов служили кадмиевые стержни. Первый реактор позволил относительно быстро наработать нужное количество плутония для создания первой советской атомной бомбы. А главное – позволил научиться управлять ядерными реакциями. Теперь это здание и реактор стали музеем.   

                2017 год

   6 января.   (…)
   О  другом.  Вчера  поздно  вечером   пересмотрел  художественный  фильм «Выбор цели» (1974 г.). Впервые я посмотрел картину в нашем вологодском кинотеатре «Ленинского комсомола» больше сорока лет назад, в 1975 или 76 году. С той поры видел пару раз по ТВ, но как-то между делом, не вникая. А теперь посмотрел со вниманием, иными глазами, с новым знанием событий и имён. Лента рассказывает о людях, создавших первую советскую атомную бомбу. Конечно, в реальности  участников создания было во много раз больше. Но в кино обо всём не расскажешь. В фильме прозвучало имя Флёрова, как одного  из  зачинателей  ядерной  эпопеи. К слову сказать, в картине есть сцена постройки первого ядерного реактора под руководством  Игоря Курчатова. Фамилия одного из создателей реактора – Гуляев. Прикольно, правда! Вымышленный это персонаж или реальный, но всё равно, видится в этом что-то пророческое.   
   14 января.   (…)
   О другом. Сегодня в Интернете заметил, что в некоторых поисковых системах (Яндекс, Рамблер, Гугл), при наборе текста «Периодическая система химических элементов, спиральные и графические варианты», исчезли  картинки моей спирали, спирального варианта системы элементов. Ещё три месяца назад картинки были, а теперь нет. Осталась картинка только в поисковой системе Мэйл. Но, думаю, после моего такого указания – и она скоро исчезнет. Что это? Сделано специально? Кем, зачем? 
   Однако встретил сегодня в этом разделе нечто. А именно – спиральный  вариант Периодической системы элементов автора Беляева Михаила Николаевича. Копия моего варианта, только спираль у Беляева закручена против часовой стрелки и поставлена с ног на голову. Но, какое самое принципиальное различие – нет указаний по восьми радиальным угловых моментов Пи. Почему спираль у него выстроена именно так – непонятно. Дата   создания подобного варианта тоже не определена чётко. Где-то в пределах 1999-2015 годы. Дата создания моей спирали – 1984 год. Попробовал написать Михаилу Николаевичу по электронной почте письмо, но ничего путного не вышло. Письмо сразу вернулось.  Текст письма такой: « Уважаемый Михаил Иванович. Встретил в Интернете Вашу работу по Периодической системе элементов.  Ваша спираль  системы  и  моя  оказались  на удивление похожи. Предлагаю Вам познакомиться с моей работой. Быть может, она Вас заинтересует.  Моя работа не так обширна, как Ваша, и идея довольно проста. Идея родилась в феврале-марте 1984 года, очень давно. Только есть одна просьба. Почтовый вариант статьи требуется перевести копированием в обычный формат, иначе иллюстрации в почтовом варианте искажаются. Всего Вам самого хорошего...».
   23 января. Рабочий день. Утром во время  перерыва за чашкой чая смотрел на ТВ-канале «Культура» очередную передачу «Наблюдатель». Вела передачу Фёкла Толстая. Тема передачи – пополнение Периодической системы   химических элементов Д.И. Менделеева новыми элементами. В программе  принимали участие наши физики-ядерщики из ОИЯИ (г. Дубна) во главе с Юрием Цолаковичем Оганесяном. И вот что из этого получилось!
   «Здравствуйте, Фёкла! Посмотрел передачу «Наблюдатель» с Вашим участием и участием наших физиков-ядерщиков (23.01.2017 г.). Да, тема касалась прибавления новых элементов в таблице Менделеева. Передача эта мне так надавила на больную мозоль, что «разродился» таким вот посланием в «Объединённый институт ядерных исследований» в Дубне. История очень давняя и, поверьте, правдивая. Я видел Ваш энтузиазм в отношении  подобной темы. Всё, что говорили физики, это интересно, занимательно. Но, как у всякого крупного научного достижения, здесь имеются более глубокие корни, или, выражаясь иной метафорой – глубокие подводные течения. Я вовсе не собираюсь втянуть Вас в авантюру, но хочу показать – как всё непросто в науке. А уж Вы решайте сами.  Текст письма в ОИЯИ таков:
   «Здравствуйте. Быть может, я делаю большую глупость, обращаясь к Вам. Но, пожалуйста, выслушайте меня! Возможно, Вы сочтёте меня одним из сумасшедших, которые периодически беспокоят Вас своими посланиями и требованиями. Но  у  меня  нет  другого  способа – достучаться до учёных. К Вам обращается Гуляев Борис Иванович, 1959 года рождения, проживающий в городе Вологда. До 1995 года я носил фамилию «Растутаев». Под этой «чужой» фамилией я жил 35 лет. Но в 1995 году я вернул себе родовую фамилию – «Гуляев». Почему я с этого начал – сейчас объясню. Дело в том, что мной в начале 1984 года было сделано одно значительное научное открытие по теме Периодической системы химических элементов Д. Менделеева. Была дана новая трактовка причины периодичности, выведены теоретические значения атомных масс, приведён порядок заполнения ядерных оболочек, распределение элементов в периодах системы, был  дан новый спиральный вариант Периодической системы элементов и прочее. Идея этого открытия пришла мне в феврале-марте 1984 года. Но разработал я эту идею только через два года, в феврале 1986 года. Тогда же была написана мной первая научная работа по этому вопросу. Работу представил на ознакомление в наш Вологодский педагогический институт. Работник кафедры химии Людмила Алексеевна Коробейникова пригласила меня тогда же выступить с подобной темой перед своими студентами. Наградили поощрительной грамотой. Коробейникова, к тому же, отправила мою работу в Москву, в МГУ и в Институт истории естествознания и техники, доктору наук Д.Н. Трифонову, главному специалисту в Советском Союзе по теме Периодической системы. Но ни в МГУ, ни Трифонов моей работой не заинтересовались.
   В январе-феврале 1990 года в нашей Областной библиотеке я взял трёхтомник академика  И. П. Селинова «Изотопы». До этого времени я полагал, что только у четырнадцати элементов Периодической системы мной  найденные теоретические значения атомных масс точно совпадают с существующими относительными значениями атомных масс. Но после знакомства с книгами Селинова – количество совпадений увеличилось до 33 элементов. Треть всей Периодической системы! Написал письмо академику Селинову и приложил свою статью.  Он  мне ответил, сообщив, что с такой трактовкой согласиться не может. Подлинник письма Селинова дал для знакомства Исааку Абрамовичу Подольному, тоже работавшему тогда в педагогическом институте, но он мне его не вернул. Тогда  же  независимо  два  человека,  работника пединститута (фамилии  их  не  помню), посоветовали  мне  написать письмо и послать мою работу в Москву, к академику Георгию Николаевичу Флёрову (Институт ядерных исследований, Дубна). Письмо написал. Но дело мне казалось настолько серьёзным, что решил поехать в Москву сам, и свезти работу. Приехал в Москву в марте 1990 года.  Адрес Флёрова дали в адресном столе. Пришел к нему домой. Наша встреча длилась примерно полчаса. Я рассказал ему о своей работе. Подарил своё письмо с экземпляром статьи (с прежней моей фамилией – «Растутаев»). Но, как мне показалось, к главной идее работы он отнёсся даже как-то с юмором.  Шутил  о  множественности  вариантов Периодической системы, о множестве толкований и взглядов. Он мне предлагал книги и работы других учёных по подобной тематике. Но из разговора со мной увидел, что с ними я достаточно знаком. Так как Флёров был человек пожилой и нездоровый, то далее обременять его своим присутствием не стал. Попросил его только познакомить с моей работой  молодых  его коллег. Ведь Флёров – физик-экспериментатор, не теоретик. Так что теоретические вопросы ему вряд ли были близки. В этот же день вечером я уехал в Вологду. Летом 1990 года я позвонил по телефону Флёрову. Он сказал, что передал мою работу Бокию (имени-отчества не помню), мол, звоните ему. До Бокия, насколько помню, так и не дозвонился. На этом, как мне казалось,  всё дело и заглохло. Через много лет я узнал, что Георгий Николаевич Флёров в ноябре 1990 года умер.      
   В 2009 году моя работа с новой идеей причины периодичности и с новым спиральным вариантом Периодической системы элементов была задепонирована во Всероссийском институте научной и технической информации (ВИНИТИ, г. Москва). Документ прилагается. Реферат работы опубликован в журнале ВИНИТИ, в разделе Химия. 
   Сейчас довольно часто в СМИ говорят о новых элементах Периодической системы элементов, о расширении пределов системы. За последнее время система пополнилась новыми четырьмя сверхтяжелыми элементами. Один из них получил имя «Оганесон», в честь Юрия Цолаковича Оганесяна, сотрудника Г. Н. Флёрова. В этой связи меня интересует вопрос: всё-таки, использовалась моя работа или нет? Я вовсе не исключаю, и даже почти уверен в том, что идеи моей работы использовались, но автора оставили фигурой умолчания. Не хотел бы показаться нескромным и хвалиться, но идеи статьи так просты, оригинальны, очевидны, что понять и оценить их сразу мог бы любой незашоренный учёный! К тому же в работе имелись иллюстрации, которые порой говорят больше текста. Мне крайне важно прояснить здесь положение. Во всяком случае, что стало с моей работой, где она, кто читал её. По здравому разумению, если Флёров её никому не передавал и не показывал, она должна находиться в архиве академика. Я исключаю то, что Флёров после моего ухода выбросил статью в помойное ведро. Что маловероятно. Уверен, с работой Флёров ознакомил круг своих ближайших сотрудников, в том числе и Юрия Оганесяна. Если это всё-таки не так, то весьма прискорбно. Если моё обращение покажется Вам претенциозным и оскорбительным, то прошу прощения. На худой конец, хотя бы помогите мне узнать судьбу моей работы, куда она подевалась.    С уважением, Борис Гуляев (Растутаев)». 
   
     Я направляю это письмо в ОИЯИ. И почти уверен, что в ответ будет отписка или даже полное молчание. За тридцать лет привык. Фёкла, поверьте, я человек не тщеславный, не ищу известности, популярности. Кроме познания истины в науке, есть ещё истина познания. Когда уходят от этой истины познания, пытаются лукавить, юлить, то тем самым уходят от вещей гораздо более важных, затрагивающих сами основы нашего знания о мире. Нечестивость  в  науке может нас завести в такие тупики, из которых бывает порой очень трудно выбраться.
   Фёкла, быть может, у Вас есть знакомые журналисты, которые специализируются на темах науки. Не взялись бы они провести здесь журналистское расследование? Я не настаиваю. Нет – так нет.
   Кроме этого письма, высылаю Вам также прикреплённым файлом мою давнюю работу по Периодической системе элементов. Она именно в таком виде, в котором привёз её четверть века назад академику Г.Н. Флёрову.  С уважением, Борис Гуляев».
   25 января.    (…)
   Возвращаясь к недавней теме ТВ-передачи с участием Фёклы Толстой и физиков-ядерщиков. В разговоре физиков совершенно чётко прозвучало, что активная работа по поиску новых трансурановых элементов началась четверть века назад,  в  начале  девяностых  годов прошлого века. Значит, появилась  какая-то  серьёзная  причина для подобной активности. А не моя ли работа по Периодической системе элементов стала причиной этого? Ведь я привёз статью Г. Н. Флёрову в марте 1990 года! В статье было и есть столько стимулирующей к поиску и к работе информации, что пренебречь ею – просто безумие! Миновало два с половиной десятилетия. Получены результаты. Автор статьи, как думают наши физики, вероятно, сдох (такие люди долго жить не должны). Никто своих прав не заявит. Можно смело выходить на публику и сообщать о достижениях. Не исключено, что я здесь шибко заблуждаюсь и грешу на невинных, и моя работа тут ни при чём. Но, ей-богу, всё восстаёт против такого примитивного заключения! Если бы я не знал цены своей работе, если бы я верил в тотальную глупость наших учёных – тогда заключение справедливо. Но ведь это не так! 
   8 февраля.     (…)   
   О другом. Сегодня – День российской науки. В Кремле президент В. Путин награждал молодых учёных за выдающиеся достижения. Президент выразил оптимизм по поводу счастливого будущего нашей страны, когда у неё есть такие молодые учёные. Каждому из этих лауреатов нет ещё и 35-ти лет.
   Мне же вспомнилась, к слову, моя научная молодость. Все три главные свои научные открытия я сделал в возрасте 24-х лет. Третье фундаментальное открытие (о природе гравитации) сделал 5 апреля 1984 года, за десять дней до своего двадцатипятилетия (15 апреля). Это подтверждение истины о том, что гениальные, прорывные идеи рождаются в головах юных. Но нет правил без исключений. Бывает, и седовласые выдают нечто сногсшибательное!..
   19 февраля.     (…)
   Сегодня же в Интернете нашел несколько сайтов по теме Периодической системы химических элементов, которые размещают у себя подобные материалы. Отправил свою работу по Периодической системе на пару сайтов. Из одного адреса пришел благожелательный ответ с готовностью разместить у себя мой материал. О размещении сообщат позднее. 
   В письме на сайт я назвал свой вариант системы каноническим. Не в церковном смысле, а в смысле «обязательного, твёрдо установленного, принятого за образец» (по словарю). И ведь, действительно, просто поражаешься – сколько за минувшие полтора столетия с создания Периодической системы элементов было предложено вариантов системы! Счёт идёт на сотни. И количество их продолжает расти. Мне кажется, такое положение сложилось именно из-за отсутствия канонической, подлинной формы Периодической системы, которая воплощала бы в себе саму природу причины периодичности. А природа эта весьма проста! Вот эту-то простоту и не хотят принять сегодня учёные. Даже не желают осознавать, вникать. Они не могут поверить в то, что до такой великой простоты мог додуматься человек без образования, без подготовки! Человек, стоящий вне науки, не имеющий специального образования, академической школы, не может, по их мнению, совершить в науке такого рода открытие! Однако история показывает, что крупные прорывные идеи в науке часто исходили именно от таких, казалось бы, «далёких» от науки людей. Но люди-то эти были как раз не «далёкими», а очень даже близкими, понимавшими и видевшими в науке гораздо больше тех, кто зовут себя «учёными».       
   К слову, в 2019 году исполнится 150 лет со дня открытия Периодического закона и создания Периодической системы элементов Д.И. Менделеевым. Событие в науке заметное. Если и  в  этот юбилей моё открытие не будет отмечено публикацией или ещё как – то это будет безобразием, граничащим с откровенным хамством. Сколько можно так глумиться над здравым смыслом, не видеть очевидного, так искусственно тормозить развитие научной мысли!..   
   26 февраля.     (…)
   Умер академик Людвиг Фаддеев. Ему было 82 года. Фаддева называют одним из создателей современной математической физики. Мать у него была математиком. Отец был математиком. Кем ему ещё оставалось быть? С детских лет математика стала его родной стихией. 
   К слову сказать, год назад  я  посылал  Фаддееву свою работу по Периодической системе элементов. Конечно, в ответ досталось молчание. Мне иногда бывает очень досадно, что у меня нет даже средних способностей     математика. Мои умозрительные построения учёные не хотят ни принимать, ни понимать.  Им подавай формулы и уравнения. Но по совести говоря, формулы и уравнения не возникают на пустом месте. Впереди идут умозрительные  модели физических явлений и процессов, основанные на предполагаемых  свойствах той или иной материи. У меня есть эти модели. Когда же начинаешь озвучивать их – учёные хватаются за голову. А чего бояться? Того, что среда физического вакуума на десятки порядков плотнее (а значит – тяжелее) самого плотного вещества, известного человеку? Бояться образа дыхания вакуума, радиальных колебаний плотности вакуума? Того, что гравитация и все явления электромагнетизма объясняются огромной плотностью физического вакуума и перепадами давления этой плотности? 
   29 марта.    (…)
   Из головы не идёт недавний раздрай в нашей Российской академии наук, шумный уход с поста президента РАН В. Фортова, несостоявшиеся выборы нового президента. Мне кажется, отчасти здесь есть и моя вина. Тридцать с лишним лет я баламучу это застоявшееся болото. Наука крайне нуждается в новых идеях, в новых прорывных работах. И они предлагаются. Но в академии сегодня нет тех смелых, самостоятельных, умных учёных, кто бы разделил с автором идей ответственность. Лишь практикуется трусливая политика замалчивания, утайки, невмешательства. И всему находятся объяснения, убедительные доводы, весомые причины. Хотя уже студентам ясно, что современная наука переросла старые формы, пришло время их сбросить, и отдаться во власть новой научной парадигме. Но это так трудно сделать! Порочная селекция научных кадров в последние десятилетия советской власти и здесь показала свою губительность. На высокие научные посты пришли не отважные борцы за научную истину, а угодливые, послушные карьеристы.      
   7 апреля.    (…)
   Вечером по электронной почте получил письмо. Содержание таково:
   «Борис, я ознакомился с вашей работой. Действительно, повторяемость свойств элементов в периодической системе очевидна и условно можно её представить в виде спирали. Важно другое, можно ли применить   практически вашу теорию. К примеру, можно ли спрогнозировать новые химические свойства кислорода, углерода, азота... тория... Сделать один-два эксперимента и  практически доказать рождение нового химического соединения или скомбинировать элементы и сразу получить новый сплав, неизвестный науке с заранее расчётными свойствами, температурой плавления, кристаллической решёткой, совместимостью металлов. Вот основная цель теории. Я это уже могу делать. В вашей теории есть один минус – вы опираетесь на волну. Волна это кратковременное воздействие и для элементов с их стабильными свойствами не подходит. Есть электромагнитные стационарные поля взаимодействий. Волна может временно менять очертания поля и не более. А спины придумали теоретики, чтобы объяснить «существование» «движущихся» электронов на одной орбите, исходя с химических свойств, где проявлялась валентность один и два. Надо было обосновать сие свойство: почему один электрон участвует в хим. соединении, а не два и почему они друг другу не мешают. В науке я не нашёл ни единого практического доказательства теоретиков динамической…».
   Письмо без финала. Видимо, автор не до конца скопировал и вставил. Ответил так:
   «Здравствуйте, Дмитрий. Моя работа не ставила себе целью – получение сразу же практических результатов (в химическом отношении). Речь идёт о фундаментальном, основополагающем. Даётся новое понимание причин атомной и ядерной периодичности, объясняется – почему, по какой причине частицы соединяются в устойчивые группы динамической симметрии. Дмитрий, я не химик. Идея родилась из изучения вопросов физики. Идея достаточно разработана, в ней есть много моментов, которых раньше не было в теории строении атома и атомного ядра. Дано каноническое изображение Периодической системы элементов, представленной в виде развивающейся спирали. Однако, практическое использование подобной идеи возможно. И я уверен, что идея используется, и весьма активно. Говорю об Институте ядерных исследований в Дубне. Получение новых трансурановых элементов в последние два десятилетия – один из результатов.    
   Повторяю, если Вы обратились ко мне за получением немедленных практических результатов (в смысле химии), то не по адресу. Результаты, конечно, будут. Но для этого требуется развитие идеи, как в теоретическом плане, так и в экспериментальном. За тридцать три года существования идеи я ни разу не смог опубликовать мою работу! Что это?! Подобное отношение к научным идеям такого уровня можно назвать дикостью. После моего письма Вы, Дмитрий, тоже умолкните и уйдёте в тень. Не Вы первый, не Вы последний. А эта бестолочь так и будет продолжаться.  Засим позвольте откланяться…».
   29 апреля.     (…)
   О другом. Между делом сегодня снова вспомнилось о грядущем в 2019 году стопятидесятилетнем юбилее открытия Д. И. Менделеевым Периодического закона и построения Периодической системы химических элементов. Будет ли вообще замечен этот юбилей, или его просто игнорируют? Если будет, то, по-видимому, подготовятся издания  новых книг по  подобной  тематике, где должны появиться работы по развитию темы Периодического закона. Не просто перепевы старого, надоевшего, а работы, которые существенно развивают понимание причин ядерной и атомной периодичности, дают более адекватную картину ядерной динамики, строения атома. Без ложной скромности говоря, ни одна другая работа в последние три десятилетия не сделала в этом отношении больше, чем моя работа о спиральном варианте Периодической системы элементов. Если и теперь учёные сделают вид, что этой работы не существует, то грош им цена как учёным. Тут даже существенно не научное начало, а человеческое, нравственное.  Личные  амбиции, ущербное честолюбие, ложные предрассудки  здесь будут поставлены выше интересов познания научной истины. На кой чёрт, спрашивается, вы тогда пришли в науку?!      
   Как уже говорил, по значимости для науки это открытие сопоставимо с самим открытием Менделеевым Периодического закона в 1869 году. Потому что оно подводит под Периодический закон серьёзное теоретическое основание, подтверждаемое всеми следствиями. Да, вот так мне приходится заниматься поганым самопиаром, рекламировать свой «товар». К слову сказать, сегодня в магазине «Мезон» знакомая продавщица посоветовала мне заняться прибыльным ремеслом копирайтерства, писать  и размещать в Интернете рекламные тексты на разные темы. Полторы тысячи рублей за статью! Не худо, правда!
   2 мая. По электронной почте получил отклик на свою научную работу по Периодической системе химических элементов («О дробных значениях…»). Автор – Кузнецова Екатерина Первая. Содержание послания таково: «Читать это невозможно! Можно только смаковать! Одной статьей так красиво всю химию упаковать?! Замечательно написано!   С уважением…». Мой ответ был таков: «Спасибо, Екатерина, за отзыв. Но, честное слово, он меня смутил. Не знаю – как к нему относиться. То ли это Ваша ирония, то ли искреннее убеждение. Но, во всяком случае, всё равно благодарю.  С уважением…».  Екатерина на моё недоумение сказала следующее: «Иронию в список избранных не вносят. И с уважением не восхваляют». Мне пришлось покаяться: «Извините, Екатерина, если Вас обидел. Теперь понял. Ещё раз благодарю!».
   Если честно, это первый такого рода отклик на мою научную работу. Я не знаю – каково её образование, род деятельности, но эта женщина увидела то, что не видят три десятилетия учёные мужи!
   12 мая.     (…)
   О другом. Вчера купил новую флешку. На неё хочу скачать фильмы и передачи по темам науки. Особым вниманием моим пользуются те видео по физике, где выступающие, лекторы, рассказывающие о теории физического вакуума или теории струн, произносят слово «дыхание». А такие примеры есть. В одной из лекций (2012 г.) профессор Григорий Верешков так и говорит: геометрия вакуума дышит… В лекции профессора Дэвида Гросса «Грядущие революции в науке» (2006 г.) нет понятия «дыхание», но есть динамическая иллюстрация на экране видео, которую, как дыхание, – иначе назвать нельзя. Рассказывая о теории струн, слово «дыхание» произносит и академик Валерий Рубаков (2015 г.). Это отнюдь не случайные упоминания подобного понятия. Физика медленно, но настойчиво приближается к фундаментальному образу. Утверждение его в картине мироздания многое расставит по своим местам, в корне изменит наш взгляд на мир, на существование, на эволюцию вселенной.   
   14 мая.    (…)
   О другом. Возвращаясь  к  теме  «дыхание  вакуума». Сегодня в Интернете нашел книгу «Вселенная как состояние вакуума». Автор – Оксана Васильевна Рабчевская; кандидат технических наук. Преподаёт в одном из вузов города Херсона (Украина). Процитирую самый финал первой  главы книги:
   «В процессе раздувания Вселенной рост её массы происходит пропорционально значению её радиуса, в то время как объем наблюдаемой Вселенной растет пропорционально кубу радиуса Вселенной, поэтому плотность массовой материи Вселенной снижается в процессе её раздувания. Вследствие  этого современная Вселенная является пузырём с очень малой плотностью вещества, погруженным в монотонную среду. Таким же пузырем является виртуальная частица в момент своего полного раздувания. Поэтому акт раздувания виртуальной частицы мы условно назвали актом расслоения или актом вскрытия вакуума. Точку пространства, в которой произошло полное раздувание виртуальной частицы, мы условно назвали точкой вскрытия вакуума. Подчеркнём, что именно расслоения вакуума в точке вскрытия является необходимым условием для акта передачи энергии. Сами акты раздувания и стягивания виртуальных частиц вакуума мы назвали актами дыхания вакуума». (стр. 24)
   Книга О. В. Рабчевской «Вселенная как состояние вакуума» издана в 2015 году. Но когда ей в голову пришли эти идеи и само понятие «дыхание вакуума» – очень хотелось бы узнать. Написал ей маленькое послание, прошу  пояснить. Не хотелось бы думать, что здесь имеет место плагиат. Просто,  интересен сам феномен нахождения подобного образа, независимо, самостоятельно. Повторяю, чем чаще понятие «дыхание вакуума» будет встречаться в научных работах, тем ближе фундаментальная физика будет подходить к истине.
   К слову, чтобы написать О. В. Рабчевской письмецо, пришлось зарегистрироваться в Фэйсбуке, иного пути не было. Так что в Фэйсбуке я получил «право голоса», могут отписывать комментарии.
   4 июня.    (…)
   О другом. Сегодня в выходной день, кроме прочего, пополнил свою коллекцию фильмов по темам науки. В частности, две беседы с академиком РАН (ныне покойным) Анатолием Логуновым. Быть может, это единственный крупный учёный в Советском Союзе, кто не побоялся покуситься на священную корову Общей теории относительности А. Эйнштейна (теорию гравитации). Конечно, он не опровергает её, а указывает на слабые и ошибочные места, и развивает теорию в верном направлении. С высоты своего положения, я вижу сегодня, вместе с тем, и слабости доводов самого академика. Например, Логунов называет электромагнитное поле, как и гравитационное поле, особым видом материи, «такой формой материи». Согласитесь, звучит как-то не очень убедительно. Мы знаем атомарную (молекулярную) материю, состоящую из частиц. Когда заряженная частица движется, как принято считать, она порождает электромагнитную волну. По Логунову – рождает новую форму материи, полевую форму. Когда великое множество  частиц  образуют  массивное  тело, то вокруг тела создаётся гравитационное поле, которое тоже, по Логунову, является иным видом материи. Конечно, если академик считает, что есть только частицы и порождаемые ими поля, а остальное всё – пустота, то тогда его взгляд отчасти справедлив. Но наука уже шесть десятилетий говорит о материальности физического вакуума! Если уж говорить о полях, то не о иной форме материи, а о иной форме вакуумной динамики. Физический вакуум – прародитель, источник и частиц, и полей. Никакой особой полевой материи нет.   
   Пополнил сегодня свою коллекцию фильмов по физике и лентами с участием академика РАЕН Анатолия Акимова (тоже ныне покойным). Акимова в Интернете представляют как деятеля лженауки, присвоившего себя звание  доктора физико-математических наук. О присвоении звания толковать не буду, не знаю. А вот о его теории торсионных полей есть что сказать. Торсионные поля – тоже не иная форма материи, а иная форма динамики физического вакуума. Она совершенно родственна так называемым вихревым электрическим и магнитным полям, так как обладает теми же характеристиками: длина волны (частота), правый-левый винт, спиральность, выделенность направления в пространстве, анизотропность. Я подозреваю, что именно торсионные поля играют решающую роль во внутриядерных взаимодействиях частиц. И вся природа так называемого электрического ядерного заряда (как и электрического заряда вообще) обусловлена взаимодействием торсионных полей частиц, полей вращения.   
   6 июня.   (…)
   О другом. Вчера забыл помянуть. Купил в книжном магазине книгу И.А.П. «Красота – сияние истины. Периодический закон в единой научной картине мира» (2009 год). Книга издана при финансовой поддержке правительства  Вологодской области  к 175-летию со дня рождения Д. И. Менделеева. Книгу эту я прочёл давно, в год её выпуска. Её мне тогда дала знакомая преподаватель педагогического университета Л. А. Коробейникова. С автором  книги И.А.П. знаком с 1986 года, когда понёс учёным своё открытие по Периодической системе элементов. В сущности, эта книга есть заочная полемика со мной, хотя моё имя  и  моё открытие в книге не поминаются ни разу. И.А.П. – человек в нашем городе известный и уважаемый. Всё, что он говорит и пишет, – справедливо, не к чему придраться. Но за красивым фасадом слов за тридцать лет я не увидел ни одного стоящего поступка.
   9 июня. Получил по электронной почте письмо от Алексея Злыгостева. Сообщил, что мою научную работу по Периодической системе элементов (спиральный вариант) поместили в электронную «Библиотеку по химии». Открывал, видел. Правда, мне кажется, редко, кто туда заходит. Слишком сложен туда путь. Люди, как правило, лазят в Интернете по верхам, берут, что ближе лежит. Но, всё равно – хорошо! Ещё один маленький шажок к популяризации идеи.   
   10 июня.   (…)
   Написал письмо Алексею Злыгостеву. Вот его содержание: «Здравствуйте, Алексей!  В  феврале  2019  года  исполнится  150  лет  со дня открытия Д. И. Менделеевым Периодического закона. Событие в науке заметное. Планируете ли Вы и Ваша Интернет-библиотека отмечать подобный юбилей? Или об этом ещё говорить рано? В старые советские времена к таким юбилейным событиям готовились серьёзно, издавались книги с новыми достижениями по теме Периодического закона, проводились съезды и конференции. Конечно, сейчас всё иначе. На юбилеи деньги из казны дают неохотно. Но, быть может, всё же будет готовиться какой-нибудь бумажный сборник научных работ, в который войдут не только хвалебные статьи, но и работы с новыми идеями по теме Периодического закона. Честно сказать, очень хотелось бы поучаствовать, ведь за тридцать с лишним лет жизни моей идеи явления атомной и ядерной периодичности, ни разу не удалось опубликоваться! Интернет-ресурсы – это хорошо. Но публикация в журнале или книге – всё же существенней.
   Алексей, пишу Вам письмо, а сам поймал себя на мысли о том, что моё обращение к Вам похоже на сюжет сказки А. С. Пушкина о золотой рыбке, где старуха сначала просит у рыбки новое корыто, потом – новую избу и так далее.  И, в конце концов, старуха снова остаётся у разбитого корыта. Не хотелось бы попадать в положение старухи. Но и останавливаться на достигнутом тоже нельзя! Если идея стоит того, то нужно иметь и некоторую «наглость», чтобы заставить учёных – обратить на неё внимание. И вопрос другой – нужно ли это учёным? Бывает так, что, даже признавая справедливость идеи, они не в силах вырваться из порочного круга. Косность старых представлений и образов преодолевается с великим трудом. Прав Макс Планк, сказавший, что новые идеи в науке  побеждают не убеждением  современников в их правоте, а так, что противники идеи вымирают, а новые поколения принимают идеи как само собой разумеющееся.     С уважением…».
   11 июня.    (…)
   Получил ответ на своё письмо Алексею Злыгостеву по поводу юбилея открытия Периодического закона (2019 г.). Алексей пишет, что так далеко не заглядывает, и с публикацией в книжном формате помочь, конечно, не сможет.
   12 июня.    (…)
   Сегодня – праздник, День России. В Кремле президент В. Путин вручал  Государственные премии. В своём выступлении он процитировал слова Петра Великого: «Оградя Отечество безопасностью от неприятеля, надлежит стараться находить славу государству через искусства и науки». Слова эти были сказаны триста лет назад, а как современно звучат! Прогресс в науках и в искусствах двигает вперёд не только свою страну, но и все прочие страны. Беда только в том (касательно науки), что понимание есть, а вот положительных подвижек мало. Человеческий фактор! А за этим коротким понятием стоит очень и очень многое, начиная от личных эгоистических, меркантильных мотивов некоторых индивидуумов, кончая глобальными финансовыми интересами как отдельных  личностей, так и многотысячных коллективов.  Попробуй-ка  сломить  эту силищу! Уж на что я, человек богатырского, геракловского склада, а вот тридцать с лишним лет бьюсь, и не могу сломить её! Ну ничего, мы – люди русские, одолеем!      
   15 июня.     (…)
   О другом. Сегодня утром, сидя в Интернете, был занят темой приливов и отливов. Эта тема давно меня занимала, но изучить, понять её всё никак не получалось. Живём далеко от морей и океанов, приливов и отливов въяве не наблюдаем. Конечно, слышать об этом природном явлении – слышал, и давно. Но меня смущала версия о том, что «Луна притягивает воду». Мол, вода под действием тяготения Луны поднимается и гонит приливную волну на берега. Подобную картину я никак не мог себе представить. Если вода «притягивается» и поднимается, то вот тут-то и должен происходить отлив, а не прилив. Если Луна поднимает воду в океане, то от берегов она должна, естественно, отходить. Но при присутствии Луны происходит именно прилив, вода затопляет береговую полосу. То есть, никакого отдельного притяжения воды нет. А что есть? А есть изменение, деформация земной коры, в том  числе и подводной, океанической.  Земля и Луна имеют гравитационные поля. У Земли поле в шесть раз сильнее лунного. При взаимном наложении полей в пространстве между Землёй и Луной (как при интерференции волн) происходит заметное усиление суммарного гравитационного потенциала поля. Земная кора деформируется, слегка вытягивается в сторону области  увеличенного гравитационного потенциала. В преувеличенном виде можно сказать: форма Земли имеет форму дыни. Вот эти горбы земной коры спереди и сзади поднимают уровень воды в океане. Земная кора горбится немного, всего на два, три метра. Но этого достаточно, чтобы создать мощную  приливную волну. При уходе Луны (при повороте Земли) вода возвращается в прежние пределы.
   Самый неочевидный момент в только что сказанном – земная кора деформируется в сторону области увеличенного гравитационного потенциала. Понять этот пассаж просто, если знать – что такое гравитационное поле, какова его природа. Если полагать, что гравитационное взаимодействие есть вакуумное давление, а не некое мистическое притяжение, то суть делается очевидной. Всякое массивное тело создаёт вокруг себя поле возмущенной плотности физического вакуума. Плотность вакуума огромна, колоссальна. Но каждая частица атома есть маленькая радиальная осцилляция плотности, колебание плотности (дыхание вакуума). И каждая частица возбуждает вокруг себя постоянное волновое поле. Когда частицы образуют массивное тело, то волновые поля каждой частицы складываются в так называемое гравитационное поле, в гравитационный потенциал. Ничего мистического в гравитационном поле нет. Но надо помнить, что тела с их гравитационными полями постоянно окружает физический вакуум невероятной плотности. Разности плотностей и давлений составляют всю суть гравитационных взаимодействий. Деформация земной коры, изгибание её в сторону усиленной динамики вакуума гравитационных полей Земли и Луны является естественным следствием, как  движение тела  в  плотной  среде  из области  высокого давления в область низкого давления. Областью низкого давления вакуума как раз и является зона наложения гравитационных полей Земли и Луны. Планета Земля преимущественно состоит из расплавленной магмы, жидкого внешнего ядра и  железного внутреннего ядра. То есть, это  капля, сверху которой имеется тонкий слой земной коры. И слой этот способен к движениям, к деформациям. В человеческом масштабе – это грандиозные колебания земной коры. В космическом масштабе – ничтожные волнения.
   17 июня.    (…)
   Возвращаясь к недавней теме о приливах и отливах. Я тогда недаром дважды помянул о колоссальной плотности физического вакуума, под мощным  давлением которого находится всё сущее. Выгибание земной коры в направлении области наложения гравитационных полей Земли и Луны есть прямое проявление мощного вакуумного давления на земную кору. Почему я об этом заговорил. Просто можно часто слышать фразу о слабости гравитационных сил по сравнению с силами электрического взаимодействия, а тем более сильного ядерного взаимодействия. Учёные подсчитали вклад гравитационной силы притяжения во взаимодействии частиц в атоме. Она, действительно, ничтожна и ею можно пренебречь. Но, переходя на уровень космический, где персонажами становятся планеты и звёзды, всё меняется.  Грандиозность сил гравитации здесь неоспорима. Так Земля и Луна «притягиваются» с силой в 20 квадриллионов тонн! Это двадцать в пятнадцатой степени! Где же тут слабость?! И ещё раз повторяю, что огромность силы здесь кроется не в мистическом притяжении больших тел, а в плотности, в массивности самого физического вакуума. Именно давление вакуума ускоряет тела, попавшие в зону влияния гравитационного поля. Тела не притягиваются, а именно выдавливаются, выдавливаются с силой, получая ускорение (в случае с Землёй) 9,8 метров в секунду. Чтобы  получить такое ускорение для тела на поверхности Земли – нужно затратить огромную энергию. Разгон космических кораблей в пространстве космоса легче всего делать именно гравитационным полем планет. Вакуум, «выдавливая» корабль в направлении планеты, придаёт ему ускорение.         
   19 июня.    (…)
   Перед обедом пару часов сидел за компьютером. Занимался темой кристаллической структуры физического вакуума. Искал и читал статьи по теме в Интернете. Оказывается, таких теорий гораздо больше, чем я думал.       Задолго до меня приходили к подобной структуре вакуума, к выводам о его огромной плотности и массивности. В частности, Лев Львович Регельсон. Его научные работы датируются 1972-м годом. Родился в 1939 году, в Калуге.  По образованию – физик; в 1962 году закончил физический факультет МГУ (теоретическая физика). Приведу цитату из работы Регельсона  «Масса покоя электрона и «кристаллическая» структура вакуума»:
  «Эрвин Шредингер утверждал, что уравнение, носящее его имя, описывает реальное волновое (электронное) поле, на которое действует кулоновский  потенциал ядра. При этом он был вынужден отказаться от представления об электроне как пространственно локализованной неделимой частице. Один из возникающих при этом вопросов: что означает масса покоя  волнового поля? Простой ответ на этот вопрос заключается в предположении: электрон – это плазмон. Иными словами – электронное поле есть возбуждение плазмонного типа… Однако  плазмон возникает только в такой среде, в которой возможны коллективные колебания. Так, в обычном кристалле имеют место колебания электронного «облака» кристалла относительно его узлов и коллективные  колебания  узлов относительно  электронного  облака.  По аналогии, плазмонный характер электронного поля  наводит на мысль о  скрытой «кристаллической» структуре вакуума. Одна из возможных моделей такого «вакуумного кристалла» – ненаблюдаемые в обычных условиях кварки в качестве узлов, связанных глюонными «нитями». В таком «кристалле» могут возникать разнообразные типы возбуждений, одним из которых является электронное поле. Если допустить, что узлы вакуумного кристалла представлены шестью типами кварков, то возникающие подсистемы могут привести к шести типам плазменных возбуждений, в соответствии с шестью типами лептонных полей».
   Далее коротко затрагивается природа тяжелой частицы (нуклона) и природа гравитации, очень близкие моим идеям. Написал и отправил по электронной почте небольшое письмо Льву Львовичу. Вот его содержание:   
   «Здравствуйте, Лев Львович. Написать Вам меня побудила некоторая общность взглядов на структуру физического вакуума. К сожалению, я не получил того научного образования, которое имеется у Вас. Не пользуюсь математическим аппаратом. Но в меру возможности всегда пытался понять суть физических процессов и явлений. Намного позже Вас (в 1983 году) пришел к идее плотной кристаллической структуры вакуума. Плотность (а следовательно – и массивность) вакуума колоссальна, с ней не может сравниться по плотности никакая так называемая «вещественная» материя. Но в подобной плотной структуре вакуума возможны радиальные колебания  плотности, которые я называю дыханием вакуума. Эти радиальные осцилляции и составляют основу устойчивых частиц (нуклонов). Долго об этом говорить не буду, но замечу одно, что такой взгляд на частицу позволил придти к другой идее, а именно, к новому пониманию природы ядерной и атомной периодичности, которая изображается спиральным вариантом Периодической системы химических элементов Менделеева. Лев Львович, позвольте предложить эту небольшую работу Вашему вниманию. Если будут возможность и желание, прошу, напишите Ваше мнение. С уважением…».
   26 июня.     (…)
   У меня последний день отпуска. День посвятил науке. В частности, лекциям Владимира Ивановича Дайнеко. Дайнеко погиб трагически в августе 2005 года. В своё время успешно закончил МГУ, по образованию – химик. И потом много лет работал в МГУ на кафедре химии. С некоторых пор стал адептом,  последователем  эфиродинамики В. А. Ацюковского. Внёс свой вклад в развитие эфиродинамики. В 2000 году в МГУ выступил с двумя лекциями по подобной теме. Лекции очень занимательны, так как выступающий вложил в них, что называется, всю свою душу. Видя его, слыша его, я ловлю себя на мысли: Боже, как мы с ним по темпераменту и даже внешне похожи (только что у Дайнеко большая борода)! Но дело в том, что Ацюковский и его эфиродинамика официальной наукой не признаются, а учение Ацюковского считается лженаукой. Меня удивляет – как такой серьёзный, профессиональный учёный, как Дайнеко, мог купиться на такое сомнительное дело! А объяснение, вероятно, такое. Дайнеко, как химик, устал от неясности важнейших моментов физики и химии вещества, в частности, электрических и магнитных явлений, взаимодействия частиц, химических и ядерных реакций и другого. И в теории Ацюковского он неожиданно для себя увидел «свет в конце туннеля». Ацюковский эфиродинамикой как бы запросто даёт ответы на все важнейшие вопросы физики. Фундаментальными  образами  эфиродинамики являются газоподобный эфир, заполняющий всё пространство, и вихревой тор, который отождествляется с устойчивой частицей. Тор сочетает в себе два вида движения – внутреннее круговое движение амеров эфира поперёк оси тора и движение тора, как целого, вдоль круговой оси тора. На этих комбинациях движений  (прямых и обратных) можно построить всю «электрическую  и  магнитную» часть  эфиродинамики. Что и  было сделано. Правда, в эфиродинамике есть одна вопиющая нестыковка. Средняя плотность газообразного эфира равна восьми умноженным на десять в минус двенадцатой степени килограмма на метр кубический. То есть, в одном кубическом метре будет масса вот такой запредельно низкой величины! К слову, плотность воздуха равна 1,3 килограмма на метр кубический. Вместе с тем, по утверждению Ацюковского, давление эфира в любой точке равно двум умноженным на десять в тридцать второй степени ньютона на метр квадратный. При такой ничтожной плотности эфира такое колоссальное давление! Такого давления нет даже в недрах звёзд. Даже не физик скажет, что такое соотношение  плотности и давления – полный бред! Ну ладно, это оставим на совести автора. Важно другое, то, почему Дайнеко так увлёкся этой теорией. Правота Ацюковского в том, что магнитные и электрические явления и всё, с ними связанное, может быть объяснено и понято  именно такими формами динамик, но не газовых торов, а движениями частиц (радиальных осцилляций плотности). В силу своей колебательной природы, двигаясь в собственных волновых полях, они совершают именно торообразные циклические движения, полностью соответствующие взглядам Ацюковского. Жалею, что Владимир Иванович Дайнеко погиб. Быть может, мы смогли бы с ним найти общий язык.         
   28 июня.     (…)
   Вчера поздно вечером досмотрел до конца записанные на видео  лекции Владимира Ивановича Дайнеко. Резюмировал выступление Дайнеко сам Владимир Акимович Ацюковский, «вождь российской лженауки». По сравнению с лекцией Дайнеко, речь Ацюковского была  маловыразительна и  даже отвратна своей претенциозностью и своим апломбом. Вещает непогрешимый мессия… Я очень даже допускаю, что рациональные зёрна в теории эфиродинамики Ацюковского есть. И то, что касается природы электромагнетизма, и то, что касается природы гравитации. Это движение в верном направлении, но с неверными исходными посылами. Эфир (физический вакуум) никак не может быть газоподобной средой, и тем более с такими характеристиками. Среда с такими свойствами совершенно не способна породить те великие энергии, которые мы видим в природе микромира и макромира. В основах должны лежать иные характеристики среды с иными энергетическими параметрами (вакуумная динамика). Скорости на микроуровне определены постоянной скорости света. Массивность  и  плотность  вакуумной среды должны быть сопоставимы с массивностью и плотностью ядерного вещества, и даже значительно выше. Понятно, что любая вакуумная динамика в такой среде весьма энергоёмка. Разрыв ядерных связей приводит к большой отдаче энергии. Вы знаете, что ядерный заряд первых атомных бомб был размером с апельсин! Два таких «апельсина» в 1945 году стёрли с лица земли два японских города.   
   1 июля.     (…)
   О другом. Днём в Интернете нашел видеоматериал с критикой научных работ нашего «вождя российской лженауки» В. А. Ацюковского. Говорятся правильные вещи, слышатся разумные суждения. И вслед за этим, тут же  выдвигаются свои теории, которые по лженаучности не уступают открытиям Ацюковского. В основе теории Ацюковского – газовые тороидальные вихри. И его совсем не смущает, что подобные вихри без подпитки энергией долго существовать не могут; они расширяются и гаснут. Вся эфиродинамика  Ацюковского построена на ложном основании, она полна натяжек, подтасовок, умолчаний, фальсификаций, надуманных предположений. Вслед за Ацюковским идёт  целая армия эфироманов, которые строят свои теории,  абсолютно пренебрегая или перевирая существующие официальные теории. Но, повторяю, как не удивительно, даже в этих эфирных лженаучных теориях мелькают иногда блёстки истины. В микромире, действительно, есть вихревые формы движений. Ими обусловливаются все так называемые электрические и магнитные явления. Важно только знать – как, откуда взялась здесь, в мире частиц, атомов, молекул, такая вихревая форма движения.   
   2 июля.     (…)
   Возвращаясь ко вчерашней теме «Ацюковский и эфироманы». Вихри, любые вихри, в том числе – тороидальные, для  своего вращения  требуют  подпитки энергией, без этого вихрь быстро рассыпается. Выдвигаемые Ацюковским доводы о сохранении вихрем энергии вращения из-за особенностей движение эфирных частиц – их сверхсветовых скоростей, энергосодержания и давления эфирной среды – не выдерживают никакой критики. Всё это отдаёт махровой спекуляцией. И вот тут бы мне на себя оглянуться, ведь, в  сущности, я такой же эфироман, только называю среду не по-старому (эфиром), а физическим вакуумом.  Если Ацюковский настаивает  на  газоподобном эфире, со всеми свойствами и характеристиками газа, то я – на твёрдой, чрезвычайно плотной и массивной природе вакуума. Но ведь в такой плотной среде получить вихревую динамику кажется вообще невозможно! Но это только кажется. Радиальная осцилляция плотности (дыхание вакуума), с которой я связываю устойчивую частицу (нуклон), уже сама по себе несёт энергию колебательного движения. Не вращательного, а именно колебательного! По-видимому, из-за особых характеристик вакуумной среды, колебания такого рода затухают с очень малым, чрезвычайно малым декрементом (планковский масштаб). Спросите себя: что более устойчиво – вращательное движение вихря без подпитки энергией или любое колебательное движение? Конечно, второе. Но, что особенно примечательно, эта радиальная осцилляция (со своим волновым полем, ею постоянно возбуждаемым) может перемещаться как целое, как частица! Движение её никогда не прямолинейное, а винтовое, что объясняется движением в собственном волновом поле. Поступательное движение подобной частицы возбуждает вихревые волны.  Траектория движения частицы может оказаться и замкнутой в кольцо, пусть как вариация. Вот вам и подобие газового тороида. Вероятно, математически такую схему движения выразить сложнее, чем вихрь. Но, согласитесь, в ней гораздо больше эвристических возможностей, нежели в вихрях газовой динамики.       
   5 августа.     (…)
   Как уже сказал, утром читал книгу «Красота – сияние истины». Книга посвящена Периодической системе химических элементов, истории открытия Периодического закона Д. И. Менделеева. Автором книги  является  И. А.  Подольный, с которым я знаком с 1986 года, когда понёс учёным своё открытие по Периодической системе. Книга написана в 2009 году. То есть через 23 года после знакомства с автором. Автор не поминает ни меня, ни моё открытие в книге ни единым словом. Только так, косвенно: «Педагогический опыт показывает, что среди школьников всегда находятся энтузиасты, которые вносят рациональные идеи построения, например, спиральных и радиальных вариантов…». Всё! Конечно, автор в книге поминает слова Менделеева о том, что «всё распределение элементов представляет непрерывность и отвечает до некоторой степени спиральной функции». Слова эти были сказаны Менделеевым ещё в 1871 году. Но Менделеев отказался от попыток графического изображения своего закона, потому что идея сплошной функции (кривой) требовала бесконечного количества точек. Но в случае с периодизацией атомов требовалась строгая дискретность, то есть ограниченное число точек на кривой. В 1984 году мне посчастливилось найти причину, по которой количество точек на кривой дискретно, ограниченно. Причина связана с характером движения ядерных частиц, определяемым угловым моментом, кратным величине Пи. Секрет периодичности именно здесь. И формулировка Периодического закона должна звучать именно в таком ключе. Во времена Менделеева Периодический закон звучал так: «Свойства простых тел, а также формы и свойства соединений  элементов стоят в периодической зависимости от их атомного веса».  Теперь Периодический закон звучит так: «Свойства химических элементов, а также формы и свойства образуемых ими простых веществ и соединений находятся в периодической зависимости от величины зарядов ядер их атомов». Однако  согласитесь,   что  тупое  увеличение  атомного   веса  или  увеличение  заряда  ядра  не  может  дать периодическое изменение свойств элементов! Здесь нужно найти коренную причину. А она – именно в характере движения ядерных частиц. И, стало быть, природа так называемого ядерного заряда тоже скрыта здесь. Движение ядерных частиц  в ядерных оболочках – не хаотично, а подчиняется строгому закону. Так как сама частица есть колебательное образование, и движение её в ядре атома имеет колебательную природу, то механизм, обусловливающий их связь в ядре и порядок движения, связан с величиной Пи, угловым моментом, иначе, фазой колебания. Согласованность колебаний по фазам, кратным четверти Пи, даёт устойчивость атомной системы и её  инертность, то есть «нежелание ни с кем соединяться». Нарушение целочисленности и чётности Пи приводит к появлению у элемента определённых  свойств, то есть способность вступать в соединения, реагировать с другими элементами до получения целочисленного и чётного значения Пи, согласованности всех движений ядерных частиц. Таким образом, новая формулировка Периодического закона должна звучать так: свойства химических элементов и их соединений обусловливаются периодической упорядоченной формой движения атомных частиц элементов и нарушением этой упорядоченной формы движения вследствие присоединения, отсоединения или     перегруппировки частиц.
   12 августа.    (…)
   Возвращаясь к теме Периодического закона. Д. И. Менделеев, сформулировав свой Периодический закон (1869 г.), не дал ясного толкования причины атомной периодичности, и дать, конечно, не мог, не пришло ещё время, уровень развития  знания  ещё не достиг  нужного уровня. Такое в науке случалось и ранее. Например, Роберт Гук, сформулировав впервые чётко закон тяготения тел (1680 г.), развитый потом Ньютоном, тоже не дал толкования  причины тяготения. Авторами законов высказывались лишь осторожные догадки. Так Менделеев полагал, что тайна периодичности – в характере и особенности движения атомных частиц. Но, что ещё удивительно, задолго до открытия самого Периодического закона, в России были учёные, которые прямо указывали на причины изменчивость свойств элементов. Это Александр Михайлович Бутлеров, создатель теории химического строения, и Николай Николаевич Бекетов, основатель в России  школы физической  химии.  Вот что писал Бутлеров: «Изучая химические  реакции  и  определяя  таким образом  зависимость,  существующую  между атомами,  надо, однако, помнить, что химическим строением вещества  выражается  не  понятие о расположении  атомов  в пространстве,  а,  скорее,  определяется существующая между ними зависимость движения,  или зависимость динамическая. Известно, что множество химических  реакций сопровождается выделением  тепла,  которое достигает  иногда  весьма  значительных размеров. Откуда же берётся это тепло? Естественно  предположить, что оно  находилось в  реагирующих веществах, но в ином – скрытом  состоянии.  Тепло  рассматривается  ныне как  известного рода движение, а всякое движение, согласно закону сохранения сил (или движения), не может пропадать или твориться, а  может  только происходить  из  другого рода  движения. Поэтому  и  надо принять, что атомы  не  находятся в частице в состоянии покоя, а напротив – в состоянии постоянного движения, которое и изменяется во время реакции, причём часть его переходит в другого рода движение – в теплоту. Фактическая связь между химизмом, теплотою, светом и другими проявлениями деятельности  материи  очевидна: что свет есть движение, это – гипотеза, доросшая  ныне  почти до степени  непреложной  истины; что теплота – движение,  это сделалось более чем вероятно с тех пор, как возникла  механическая теория тепла, и, может быть,  не ошибётся  тот,  кто назовёт движением  все  явления  химизма. Если  наступит время,  которое уяснит  причинную связь между всеми  видами  этого движения, то явления  химизма  получат свою механическую теорию, – теорию в полном смысле слова, – и, заняв своё место в науке,  как  определённая  часть  стройного  целого, теория  эта, наравне с другими  частями – теориями другого рода движений,  подчинится математическому анализу».
   Такому же математическому анализу должен подчиниться и Периодический закон Менделеева, потому что в основе явления периодичности атомов лежит тоже особая динамика частиц. Не изменяющаяся величина атомной массы, не изменяющаяся величина ядерного заряда, а именно изменяющаяся динамика ядерных частиц, управляемая колебательным законом чётности и кратности Пи. И закон этот изображается спиральным вариантом Периодической системы химических элементов. Вот почему я называю такое изображение Периодической системы каноническим. Можно всяко изображать систему элементов, но базовый, основной образ должен быть.    
   13 августа. Выходной. С утра – уборка. Потом сидел за компьютером. Послал по электронной почте свою работу по Периодической системе элементов известному физику Константину Сергеевичу Новосёлову, сопроводив  таким письмом: «Уважаемый Константин Сергеевич! Позвольте предложить Вашему вниманию одну мою давнюю идею по поводу Периодической системы химических элементов. Быть может, она Вас заинтересует. По-моему, работа содержит важные моменты для развития темы ядерной периодичности, и вообще, для углубления наших знаний в области ядерной динамики. Если Вы сами не сможете уделить работе должного внимания, то, быть может, кто-нибудь из Ваших коллег возьмётся за это дело. С наилучшими пожеланиями…».               
   19 августа.    (…)
   Дочитал книгу И. А. Подольного «Красота – сияние истины». Автор на одной из страниц книги сетует на то, как часто мы теряем приоритеты в науке, которыми могли бы гордиться. Теряем по причине  человеческой  близорукости. И приводит пример с Моисеем Львовичем Чепелевецким, профессором, построившим в 1947 году Периодическую систему атомных ядер. В 1952 году система была усовершенствована. Но и тогда она не стала достоянием науки. И лишь в 1966 году система была опубликована в «Журнале физической химии», уже после того, как подобная работа Нобелевского лауреата Глена Сиборга появилась в печати в США. В сетованиях Подольного на утрату приоритетов в науке есть нечто лицемерное. Я имею право так говорить, ибо знаком с автором более тридцати лет, и за всё это время он не ударил палец о палец, чтобы сделать моё открытие по Периодической системе достоянием науки. Без ложной скромности могу сказать, что подобное открытие, быть может, самый существенный вклад  в  развитие темы Периодического закона с самого момента создания Д. И. Менделеевым Периодической системы и Периодического закона (1869 г.). Чепелевецкий смог опубликовать свою работу в научном журнале через девятнадцать лет. Я же не могу опубликовать более тридцати лет. Какие нужны ещё комментарии?!   
   21 августа. Понедельник, но у меня выходной день за отработанную субботу. Утром сидел за компьютером. Дополнил книгу «Дыхание вакуума» новыми страницами. Объём книги перевалил за 560 страниц. Очень хотелось бы книгу издать отдельным тиражом, но с таким объёмом мне не найти ни возможности, ни денег. Быть может, к моему шестидесятилетнему юбилею (апрель 2019 г.) найдётся спонсор. Смею робко надеяться. Эта книга могла бы стать, поистине, библией новой физики. Здесь нет чётких физических теорий с математическим обоснованием, но здесь есть правильно уложенные камни фундамента для новых теорий. 
   6 октября.     (…)
   О другом. Сегодня на работе у моих коллег был повод пошутить надо мной по поводу присуждения Нобелевской премии по физике. Теперь даже они почти не сомневаются в том, что моя работа по Периодической системе химических элементов заслуживает этой премии, но не видать мне её как своих ушей. Говорят, «тебя быстрей удавят, чем дадут премию». Честно говоря, я никогда не ставил себе целью – получить за свои труды в науке Нобелевскую премию или вообще быть как-то отмеченным престижной наградой. Если и говорил о подобном, то только с большой долей иронии, с насмешкой. Хотя всегда понимал ценность и значимость своих достижений в науке. Они огромны. Вспомнив Михайло Ломоносова, скажу, что если бы за каждое моё открытие надо было бы принести достойную жертву богам в виде голов домашних животных, то во всей нашей области не нашлось такого количества скота.      
   13 октября.     (…)
   О другом. В интернетовских поисковых системах вновь исчез мой спиральный вариант Периодической системы химических элементов. При наборе строки в поиске «Периодическая система элементов; спиральные и графические варианты» вываливаются сотни вариантов. Моего варианта нет уже две недели. Хотя, такое случалось и  раньше. Возможно, появится вновь. Такие периодические пропадания  меня,  конечно,  беспокоят.  Но  я  не думаю, что это чей-то злой умысел.
   Меня ещё удивляет другой момент. Мои работы по науке в Интернете читают, пусть не так много, но всё же. Но почти полное отсутствие реакции. Никаких откликов за редчайшим исключением! Ведь речь-то в работах идёт о вопросах важнейших. Или люди не понимают, или не хотят понимать. Конечно, тут есть и моя вина. Взялся за темы важнейшие, но переложить на  язык математики не могу. Кто же это простит?! 
   21 октября.    (…)
   О другом. Вот уже три недели как из интернетовских поисковиков исчез мой спиральный вариант Периодической системы химических элементов. Он исчезал и раньше, но скоро возвращался. Подождём ещё. Конечно, если он не появится ещё через три недели, то можно говорить о преднамеренном удалении его из сети. Значит, это кому-то надо. В начале сороковых годов прошлого века в Европе в научных журналах прекратили публикацию статей по ядерной тематике. Работы были засекречены. Тогда учёным-ядерщикам пришло понимание того, что они стоят на пороге создания самого мощного орудия разрушения – атомной бомбы. Преуспели как раз в этом немецкие учёные. Но это была только теория. Открытие деления тяжелых ядер, открытие спонтанного деление тяжелых ядер и ряд других научных открытий совершенно очевидно показывали возможность создания материала огромной разрушительной силы. Мои же открытия по ядерной тематике не обещают создания новых могучих орудий разрушения. Но они обещают гораздо большее. Они производят разрушительный взрыв в самой ядерной науке. Вот  этого учёные и боятся. А когда они так напуганы, то готовы и на преступление.
   К слову, сегодня на мою страничку сайта Проза.ру зашел Владимир Плетнёв, такой же доморощенный учёный-эфироман. Почитал мои работы по науке. Но, видимо, не заинтересовался, ничего в ответ не написал. И я почитал его работы. Плетнёв рассматривает эфир, как и Ацюковский, в виде газоподобной среды. Но у автора здесь больше изобретательности в фантазировании на тему эфира. Тут невероятное смешение геометрии фигур с вихрями. Полный простор для спекуляций! Наивно, дилетантски до смешного. Почти как у меня, но ещё забористей. Между прочим, в работе Плетнёва встретил цифру плотности эфирной среды, если судить по скорости распространения волны возмущения в плотной среде. Так вот, если  скорость распространения возмущения составляет триста тысяч километров в секунду (скорость света), то плотность такой эфирной среды будет больше плотности стали в 80000 (восемьдесят тысяч) раз! Напомню, плотность стали – семь с половиной тысяч килограмм на метр кубический (плотность воздуха – один килограмм двести грамм на метр кубический). Перемножим семь с половиной тысяч на восемьдесят тысяч. Получим шестьдесят миллионов килограмм на метр кубический. Такова плотность эфирной среды. Вам трудно в это поверить? Трудно, но придётся…
   8 ноября. Вчерашний столетний юбилей  Октябрьской революции даёт повод вспомнить о другой революции в двадцатом веке, не менее грандиозной.  Я имею в виду научную революцию ноября 1983 года, когда мне удалось решить самую важную проблему фундаментальной физики, а именно – найти тот объект, который непротиворечиво связывал воедино природу всех четырёх взаимодействий в физическом мире: сильного, слабого, электромагнитного и гравитационного. Я имею в виду, конечно, дыхание вакуума, особая колебательная динамика физического вакуума в локальной области. Если Октябрьская революция произошла в семнадцатом году от начала двадцатого века, то научная революция произошла за семнадцать лет до окончания двадцатого века, но тоже в ноябре. Тут есть некая зеркальная симметрия событий. Но научной революции ноября 1983 года никто не заметил, и она не потрясла мир. С той поры прошло 34 года, сделаны другие интересные открытия, но научный мир остаётся к ним глух и нем. Вот этим коренным образом отличаются научные революции от социальных. Социальные затрагивают интересы миллионов. Научные затрагивают интересы нескольких сотен человек. Всё! 
   22 ноября.    (…)
   Сегодня исполнилось 34 года со дня моего главного научного открытия – дыхания вакуума. Открытие было сделано над книгой английского математика девятнадцатого века Вильяма Клиффорда «Здравый смысл точных наук», изданной в Петрограде в 1922 году. Видите – как всё оригинально! Открытие дыхания вакуума по значимости стоит вровень с созданием квантовой механики (1923-1926 гг.). Во всяком случае, не ниже. Учёный мир ещё не хочет понять и принять случившееся. Но я абсолютно уверен в том, что рано или поздно учёные встанут на этот путь, ибо другого пути для плодотворного развития теории просто нет.   
   Открытие дыхание вакуума привело в дальнейшем к ещё двум фундаментальным открытиям: причины атомной и ядерной периодичности, изображаемой спиральным вариантом Периодической системы химических элементов Дм. Менделеева (февраль-март 1984 г.) и к пониманию природы гравитации (апрель 1984 г.). Без главного открытия ноября 1983 года эти открытия были бы невозможны. Честно говоря, я сам ещё до конца не понимаю – как за столь короткий срок мне удалось совершить в науке невозможное, над чем учёные бились даже не десятилетия, а столетия! Осмысление будет потом, когда улягутся страсти, когда многое увидится и поймётся иначе. Будут много говорить о гениальности, о таланте свыше, о многом невероятном. Но могу сказать только одно: мой успех – в трудолюбии и усердии, помноженном на страсть, где разум и сердце дополняют друг друга. Давно замечено – ничто великое  не  делалось  без страсти. Разрушительную силу страсти надо уметь направить в созидательное русло. Как это делается – не секрет. 
   28 ноября.    (…)
   О другом. Вчера поздно вечером на интернетовском сайте Проза.ру получил две небольшие рецензии на свои научные статьи («Единая теория поля –  теория физического вакуума», «По ту сторону дуализма»). Написал  рецензии Борис Владимирович Пустозёров. Вступать с ним в полемику, ей-богу, нет никакого желания. Он «ловит» меня на моих противоречиях, которые находит в статьях. Я и сам вижу, что эти противоречия есть, и немало. Но доводы критика тоже весьма субъективны и относительны, хотя кое с чем можно согласиться. В конце концов, то, что я излагаю в статьях, – не истины, не откровения, а непростой путь попыток понимания процессов и явлений в физическом мире. Дискутировать на подобные темы можно без конца, и не прийти ни к какому результату. В физике, в конечном итоге, всё решает эксперимент. Если теория подводит учёных к решающему эксперименту – это хорошая теория, даже если эксперимент опровергнет теорию.      
   29 декабря.    (…)
   О другом. Сегодня на работе с коллегой О. П. зашел спор о моём научном открытии, посвящённом Периодической системе химических элементов (спиральный вариант). О. П. стала меня убеждать в том, что моё открытие  ничего не значит и никому не нужно, если за тридцать лет оно никого серьёзно не заинтересовало. Я ей ответил примером из истории науки. Гелиоцентрическая система польского учёного Николая Коперника получила  окончательное признание в науке только спустя полтора века после смерти автора, когда Роберт Гук начал, а Ньютон закончил создание так называемой теории Всемирного тяготения (в центре – Солнце, и планеты тяготеют к центральному светилу). Хотя сегодня на дворе двадцать первый век, но люди не сильно изменились со времён Коперника. Оппоненты говорили Копернику: как вы можете утверждать, что Солнце покоится, а Земля вращается вокруг Солнца, если каждый божий день мы видим, что Солнце движется по небосводу, а Земля покоится! Убийственный аргумент! 
       


                2018 год


   9 января.    (…)
   В Новосибирске, в институте ядерной физики, строят новый коллайдер, ускоритель частиц с названием «Супер чарм-тау фабрика». Как уверяют сибирские учёные, новый коллайдер превзойдёт по возможностям Большой адронный коллайдер в Швейцарии. Он поможет узнать – почему в нашей вселенной существует только материя, и куда делась антиматерия, ведь после Большого взрыва, как якобы известно, материи и антиматерии было в одинаковом количестве. Учёный, который на камеру заявил подобное, как будто уверен в этом абсолютно, ни тени сомнения. Хотя, надо сказать, и  сам так называемый  Большой взрыв, и  идея  о  равном количестве материи  и   антиматерии – всего лишь гипотезы, окончательно ещё не подтверждённые и не доказанные. Плодотворные рабочие гипотезы, всего-навсего.  И  Большому взрыву, и  отсутствию в  нашей вселенной  антиматерии  можно  найти   альтернативы, иные взгляды и объяснения. Но альтернативами никто не хочет заниматься. Они ставят под сомнение нужность подобных коллайдеров. 
   8 февраля.    (…)
   О другом. Сегодня – День российской науки. Президент В. Путин побывал в Новосибирском академгородке. Там прошло заседание Совета по вопросам науки и образования. А до заседания президент вручил премии трём молодым учёным за их вклад в науку. К слову говоря. Вчера шел с работы и думал как раз о своих научных открытиях. Главных – три. И все они были сделаны, когда мне было 24 года. Последнее открытие (о природе гравитации) я сделал 5 апреля 1984 года, за десять дней до своего двадцатипятилетия. Основному, ключевому открытию (дыхание вакуума) в ноябре этого года исполниться 35 лет. Но, кто о них знает, кому это интересно? Конечно, причина проста и лежит на поверхности. Я покусился на святое, на перестройку самого фундамента современной науки. Этого никому не прощают. А если серьёзно определить мой вклад в науку, то его можно обозначить короткой фразой: наведение порядка в наших знаниях о физическом мире. Давно, в 1982 году, до того, как «ушел в науку», у меня родилась такая фраза: «Со временем храм науки превращается в Авгиевы конюшни. И вновь нужен титанический гений Геракла, чтобы очистить их. Ему есть – где развернуться». Провидением, судьбой мне выпала такая участь – совершить этот подвиг Геракла. Обывательское сознание людей ни понять, ни принять этого подвига пока не может. И сможет ли вообще…         
   20 февраля. На работе, за утренним чаем, для коллеги А. Г. нашелся повод в очередной раз меня поругать. А ругает, бранит, учит уму разуму он часто. Ругает меня смачно, иногда даже матом. Но я не обижаюсь, потому что он всё же любит меня. Его ругань забавляет и смешит, что А. Г. раззадоривает ещё больше. А сегодня ругал меня за то, что я в своё время не получил высшее образование, остался неучем. И подобная тема звучит не в первый раз. Раньше я пробовал с ним спорить, приводить в оправдание  свои доводы. Но потом понял, что всё напрасно. Он ничего не хочет понимать. Он искренне  убеждён, что мои научные открытия ничего не стоят, и жизнь свою в науке я прожил зря. Конечно, обидно такое слышать. Но это взгляд человека со стороны.      
   Конечно, я сам понимаю ущербность своего положения. Однако такая моя «маргинальность» сегодня есть, скорее, не моя вина, а моя беда. Я не отрекаюсь от того, что сделал в науке. Напротив, оцениваю сделанное очень высоко. Повторяю, если мои идеи не получат признание при моей жизни, то учёные рано или поздно всё равно придут на этот путь. Другого пути нет. Есть логика развития знания. Перепробовав десятки других стёжек-дорожек, учёные, даже против своей воли, вынуждены будут встать на эту тропу. И понятие «дыхание вакуума» станет таким же естественным в науке, как понятие «магнетизм».      
   10 марта. Минувшей ночью снился навязчивый сон. Тема его для снов ну никак не подходящая, а именно: квантовомеханический парадокс ЭПР (Эйнштейна-Подольского-Розена). Согласно соотношению неопределённостей Гейзенберга, нельзя одновременно и точно измерить координату и импульс движущейся частицы. Измерение одной величины вносит возмущение в измерение другой величины. Задача неразрешимая, и для физиков квантовомеханическое описание системы не может быть полным. Здесь можно говорить только о вероятностном состоянии системы. Эйнштейн, Шрёдингер и некоторые другие физики пытались искать выходы из такого состояния неполноты описания, придумывали мысленные эксперименты (кот Шрёдингера, парадокс ЭПР). Однако и это не помогло в решении проблемы. В парадоксе ЭПР, чтобы всё встало на свои места, Эйнштейн пошел даже против теории относительности, допустив существование сверхсветовых скоростей. Две скоррелированные частицы вылетели одновременно из одного источника в разных направлениях. Если у одной из частиц изменится в какой-то момент квантовомеханическое состояние, то изменится ли состояние у другой частицы? А если изменится, то каким образом одна частица дала знать об этом другой? Проблема неразрешимая! А неразрешимая, потому что надуманная. Нельзя со своими макроскопическими образами и представлениями соваться в квантовомеханический мир. Там всё несколько иначе. Как говорил не раз, физики не хотят понимать принципиальный, важнейший  момент квантового мира. Квантовый мир – это мир колебательной динамики. Тут нет никаких чётких траекторий и импульсов, и попытки измерить их подобны попыткам остановить время. Сама частица (нуклон) есть динамический колебательный процесс в среде, называемый сегодня дыханием вакуума. Частица –  не отдельное, независимое образование, а она есть результат коллективного движения множества субквантовых элементов физического вакуума (цепочки связанных осцилляторов). Если хотите, частица есть суперпозиция двух связанных состояний, прямого и обратного движения, «вдох» и «выдох». А такая форма движения возможна только в колебательной динамике.       
   Современной физике пора бы сбросить груз старых представлений и образов. Они мешают ей развиваться, идти вперёд. Учёные продолжают «забавляться» парадоксом ЭПР, хотя никакой научной ценности он сейчас не имеет.
   11 марта.    (…)
   О другом. Исполнилось 10 лет, как я заочно познакомился с Ольгой Евгеньевной Горчаковой, сотрудницей Всероссийского института научной и технической информации (ВИНИТИ, г. Москва). В начале 2008 года меня вновь охватил приступ отчаяния, и я снова стал рассылать свою научную работу по Периодической системе химических элементов по адресам редакций и институтов. Брал в областной библиотеке адреса и слал веером. Положительный ответ пришел только из ВИНИТИ, от Ольги Евгеньевны. Она сообщила, что передаёт мою работу на рецензию двум крупным учёным; но даже если рецензии будут отрицательными – мою работу она всё равно  передаст на депонирование, и реферат её будет опубликован в журнале ВИНИТИ. После долгих мытарств с переделками, с ожиданиями рецензий, с оформлениями документов и прочим, работа была депонировала в мае 2009 года. За депонирование взималась тогда плата – 700 рублей. Ольга Евгеньевна оплатила из своего кошелька. Мы никогда не встречались лично, только переписка и редкие разговоры по телефону. В начале следующего года моему открытию по Периодической системе исполнится 35 лет. И за эти годы – единственный успех, случай с ВИНИТИ. Всё! И это двадцать первый век!
   14 марта.     (…)
   Самое заметное событие сегодняшнего дня: умер Стивен Хокинг, знаменитый английский физик-теоретик. При своей тяжелой болезни и инвалидности Хокинг прожил довольно долго, 76 лет. Звезда Хокинга взошла в 1970 году, когда он на пару с Роджером Пенроузом написали статью «Сингулярность и геометрия пространства-времени». Эта работа подвинула учёных к лучшему пониманию природы так называемых чёрных дыр. Учёный указал, что время жизни чёрных дыр всё же конечно, они постепенно испаряются, унося, теряя информацию. Конечно, ключевой целью Хокинга была попытка непротиворечиво соединить квантовую физику с теорией гравитации. Однако на этом пути далеко уйти ему не удалось. Соединить непротиворечиво две теории, которые сами в себе противоречивы, задача невыполнимая. Надо разрешить для начала внутренние противоречия теорий. А здесь без понимания природы физического вакуума, без понимания природы его динамики сделать ничего нельзя. Повторяю в сотый раз, что пока учёные не придут к идее дыхания вакуума, выйти из лабиринта противоречий не получится.      
   20 марта. С утра сидел за компьютером. Искал в сети новые видеоматериалы по теме теории физического вакуума (физика). Особо нового не нашел, но нашел кое-что в старом. А именно, в давней ТВ-передаче, в которой принимал участие профессор Григорий Верешков. Речь шла, кроме прочего, и о самоорганизации вакуума. Я видел эту передачу, всю, но тогда на моменте самоорганизации вакуума как-то не особенно сконцентрировался. Структура вакуума, как говорит Верешков, имеет несколько типов, иначе, подсистем. Чтобы суммарная энергия вакуума равнялась нулю, то первая подсистема (положительная энергия вакуума) должна абсолютно точно равняться второй подсистеме (отрицательная энергия вакуума). Если одна из подсистем будет хоть на долю процента больше или меньше, то не было бы устойчивого развития вселенной с образованием всех последующих структур. Вселенная или бесконечно расширилась без эволюции, или бы сколлапсировалась в точку. Точный баланс подсистем обеспечивает устойчивость нашего мира. 
   То, что сказал тогда Верешков, является ещё одним хорошим аргументом в пользу теории дыхания вакуума. Сказанное прекрасно иллюстрирует колебательная динамика. Ведь если положительной энергией считать в колебании фазу сжатия в точку, в сингулярность, то отрицательной энергия вакуума соответствует фаза расширения, «отскок» из сингулярности. Суммарная их энергия  движения  равна  нулю. Согласование подсистем физического вакуума вытекает естественным образом, без всякой натяжки и ненужных предположений. 
   Меня могут упрекнуть в том, что я часто употребляю понятие «теория дыхания вакуума». А где она, эта теория, где стройная концепция, разработанный понятийный аппарат, математические обоснования?! Где всё это?! Вы правы, пока всего этого нет. Но я имею право говорить именно о теории дыхания вакуума. Понимание сложнейших  процессов  на субквантовом уровне невозможно одним кавалерийским наскоком, чтобы усвоить всё и сразу. Нет, путь здесь долгий, трудный. Чтобы что-то взошло на вашем огороде – нужно сначала хорошо поработать. Лично я занимаюсь этим уже 35 лет. Сделано много. Придёт момент критической массы, когда в наработанный понятийный аппарат можно будет допустить математику. Вместо слов заговорят цифры. Тогда теория дыхания вакуума встанет на две ноги. И, надеюсь, начнёт своё победное движение.   
   Сегодня же в сети нашел работы одного учёного-самородка из Ростова-на-Дону, Малюгина Дмитрия Васильевича. Хотя исходные его посылки, как мне кажется, не совсем верны, но он верно пробует толковать и природу гравитации, и природу электромагнетизма. Автор не употребляет понятие «физический вакуум», он говорит об эфире, о фотонах, летящих со световыми скоростями. Именно движение мельчайших частиц эфира и потоки фотонов  своим давлением прижимают предметы к массивным телам. То есть гравитация, по Малюгину, есть результат эфирного и фотонного давления. О плотности и массивности эфира автор тоже молчит. Движение электрического  тока  в  проводнике  Малюгин  пытается объяснить разницей давлений эфирных частиц. Частицы в проводнике перемещаются из области высокого давления в область низкого. Так оно и есть. Но объяснения автора очень путаны и невнятны. С моей точки зрения, возникновение разности потенциалов в работающем генераторе есть результат взаимодействия вихревых полей  магнита с вихревыми полями движущихся частичек в проводнике. Когда проводник пересекает силовые линии магнитного поля, свободные электроны в проводнике дружно ориентируются в одном направлении и оттого уплотняются, создавая избыточный потенциал. Когда проводник выходит из поля силовых линий, избыточный потенциал-давление разряжается, давая импульс тока. По-видимому, тоже хотел сказать и Малюгин. Но неверные исходные посылки, как мне думается, мешают понять ему природу электрического тока. Но главная идея – о разности давлений (напряжений) – верна.    
   7 апреля.    (…)
   Между делом сегодня думал вот о чём. В феврале 2019 года исполнится 150 лет со дня открытия Д. И. Менделеевым Периодического закона и построения Периодической системы химических элементов, фундамента современной химии. Думаю, это событие не пройдёт не замеченным, будет широко отмечаться не только в  России, но и в мире. Вероятно, подготовка к событию идёт уже сейчас. С февраля 1986 года я безуспешно пытаюсь донести  до  учёных своё развитие открытия Менделеева, которое само по себе, по значимости сопоставимо с самим открытием Периодического  закона.  Однако учёные упорно не хотят признавать моё открытие. Грядущий юбилей даёт шанс – ещё раз заявить об открытии, пусть небольшой, но всё же. Одному мне здесь ничего не сделать. Нужна поддержка со стороны. Где искать поддержку, на кого опереться? К юбилею будут готовиться конференции, съезды, симпозиумы. Будут готовиться научные издания, сборники трудов по теме Периодической системы. Я не жажду попасть на юбилейный съезд или конференцию, мне и самому этого не надо. Но очень хотелось бы, чтобы моя работа по Периодической системе обязательно вошла в один из сборников научных трудов. Она давно этого заслуживает. С 1986 года прошло множество съездов и конференций, посвящённых темам Периодического закона, было выпущено множество изданий, но за все эти десятилетия моя работа так нигде и не «засветилась» (кроме случая с ВИНИТИ). Вообще, это уникальный и вопиющий случай в истории науки! В эти месяцы буду пробовать делать хоть что-нибудь. Быть может, юбилей всё же поможет.       
   8 апреля.    (…)
   На электронный адрес Российского химического общества им. Д. И. Менделеева отправил небольшое письмо и свою работу по Периодической системе элементов. Тема письма – предстоящий юбилей (февраль 2019 г.) открытия Периодического закона  и  Периодической системы химических  элементов. Предлагаю их вниманию свою работу с надеждой, что, быть может, она будет опубликована в каком-нибудь юбилейном сборнике работ по теме Периодической системы. Кроме этого написал и отправил письмо своему  давнему знакомому, учёному В. Г. Письмо такого содержания:
   «Здравствуйте, Владимир Иванович! Решил ещё раз напомнить о себе. Повод есть. В феврале 2019 года исполнится 150 лет со дня открытия Д. И.  Менделеевым Периодического закона и создания Периодической системы химических элементов. Вероятно, к юбилею будут готовиться. Съезды, конференции, симпозиумы, всё, как полагается. На них попасть, честно сказать, желания не имею. Но меня всё же интересуют сборники материалов к юбилею. Я полагаю, что моя работа по Периодической системе могла бы заслуженно оказаться на страницах одного из сборников. Но одному мне здесь ничего не сделать, нужна поддержка, помощь. Что посоветуете, что скажете? Я и сам робко пробую стучаться в двери Химического общества (Москва). Попытаюсь и в другие двери. Разве я многого хочу, многого прошу?! Почему опубликовать нормально свою работу не могу больше тридцати лет?! Грядущий юбилей как бы даёт шанс. Но молчание людей науки, равнодушие или отговорки под разными предлогами могут погубить и этот шанс. Повторяю, Владимир Иванович, что я не ищу известности, славы, популярности. Мне этого не надо. Готов публиковать свою работу анонимно или под вымышленным именем, готов на многое без упоминания моей персоны. Ведь научная идея работы стоящая, в ней много верного, справедливого. Рано или поздно наука всё равно придёт к этим же взглядам, иного  пути  нет.  А  так  мы просто потеряем ещё несколько десятилетий.  С уважением…».
   14 апреля. Выходной. С утра – постирушка. Читал А. Гайдара. Потом немного сидел за компьютером. Послал по электронной почте  ещё  на  десять  адресов  свою  работу  по Периодической системе химических элементов Д. И. Менделеева. Предлагаю работу для подготовки материалов к юбилею Периодического закона и Периодической системы элементов (февраль 2019 год). Желал бы видеть статью опубликованной в одном из юбилейных сборников. Она давно заслуживает того. Больше чем уверен, что иного пути развития темы Периодичности, который мне удалось найти много лет назад, нет. Простота, красота, логичность, естественность говорят об абсолютной истинность идеи.
   16 апреля.    (…)
   Получил по электронной почте первый ответ на высылку материалов по Периодической системе химических элементов (к юбилею Периодической системы). Естественно, отказ. Так буднично, так привычно… Как будто я им предложил не изложение фундаментального научного открытия, а так, поношенные штаны с парой дырявых галош.   
   28 апреля. Минувшей ночью приснился академик Пётр Леонидович Капица. Тема сна такая: достойны ли мои научные открытия  признания  научной общественности? Вот даже как! А Пётр Леонидович выступал одним из экспертов. Такое впечатление, что решением вопроса о признании или непризнании в научном мире занимаются не только здравствующие учёные, но и сонм усопших нобелевских лауреатов. Капица был очень недоволен мной, тем, что я остался недоучкой, не получил систематического образования. И всё же не признать моих достижений в науке он не посмел. Слово «гений» даже не звучало, как будто в науке оно неуместно, это удел искусства. Всё в науке достигается знаниями, богатым опытом, усердием, прилежанием в работе. А гений, мол, может озарить и голову безумца! Будучи недоволен мной, Пётр Леонидович, уходя, хитро улыбнулся и погрозил мне пальцем. 
   29 апреля.    (…)
   Думал между делом на тему «дыхание вакуума». Если вбить в любую поисковую систему Интернета понятие «дыхание вакуума», то выскочат мои работы по физике этой тематики. Нигде больше пока подобное понятие в  Интернете не засветилось. Но это на русском языке. А может, имеется оно на иностранных языках? На английском «дыхание вакуума» звучит так: vacuum breath. Если набрать в Интернете, то выскочит песня шведской группы «Вакуум» с названием «Я дышу». Всё! Как ни смешно, но именно таково отношение нынешней науки к важнейшему, фундаментальному понятию современной физики! Его не хотят ни принимать, ни понимать. Так прочно  физика увязла в старых образах и представлениях, что нет сил подняться над привычным. Уже, кажется, всё вопиет о вакуумной динамике такого рода! Сами учёные в своих выступлениях, в своих прозрениях поминают его. То есть не так всё безнадёжно. Подходы есть, попытки осмысления имеются. Быть  может,  нужен  какой-то  важный шаг,  чтобы  разрубить  гордиев узел. Кто его сделает? Когда его сделают?         
   31 мая.    (…)
   В ноябре этого года исполнится 35 лет со дня знаменательного научного  открытия, когда после многих месяцев напряженной работы мне удалось найти то, что сегодня называю «дыханием вакуума». Особый вид вакуумной динамики, лежащий в основе так называемых устойчивых частиц – нуклонов. Самый важный, самый интересный период поиска происходил именно весной, летом и осенью 1983 года. Много читал, много думал. Сейчас, оглядываясь назад, вижу, что путь был удивительно цельным, последовательным, логичным, и он неизбежно вёл к цели. Нет, не всё было просто и гладко. Случались кризисы и тупики. Но они со временем преодолевались и выводили на оперативный простор. Путь поиска, всю ту историю рождения открытий я описал в книге «Дыхание вакуума». Она целиком имеется в Интернете. Всякий без труда сможет её найти. Научный и исторический феномен здесь в том, что за эти десятилетия никто и никогда серьёзно не заинтересовался моими научными открытиями. Как будто их и не было. Открытие в ноябре 1983 года дыхания вакуума привело позднее ещё к двух фундаментальным открытиям – понимание причин атомной и ядерной периодичности (спиральный вариант Периодической системы химических элементов; февраль-март 1984 г.) и нахождение действительной природы гравитации, «притяжения» тел (апрель 1984 г.). Найдены ответы на важнейшие вопросы нашего понимания материального мира. Но, похоже, эти ответы оказались такими большими и жирными кусками, что недавние и нынешние деятели науки не знают – как к ним подступиться, чтобы не подавиться.    
   16 июня.     (…)
   О другом. Не так давно в Интернете прочёл статью о том, почему бывшие школьные троечники более успешны в жизни, чем школьные отличники и хорошисты. Дельная статья. Всё, что сказано, справедливо. Но я бы добавил – честные троечники. Я сам был такой, честным троечником. Не знал – так не знал, и не пытался обмануть учителей. Ведь речь-то шла о сохранении себя, как личности. Были условия приспосабливаться, ловчить, обманывать. Но совесть, стыд и принципы не позволяли. Жизнь справедлива. Она наказывает тех, кто взял себе в попутчики бесчестие. 
   И ещё одна тема нынче зацепила, которую можно выразить почти поэтической строкой: в природе нет прямых углов за редким исключением… На тему навел эпизод одного фильма об архитектуре испанца Гауди. И ведь даже можно найти, как мне думается, общую причину – почему в природе нет прямых углов. Она сокрыта в самих основах мироздания. Одну такую основу я выразил новым вариантом Периодической системы химических  элементов, спиральным. Это на ядерном и атомарном уровне материи. Но причина ещё глубже. Речь идёт о вакуумной динамике, имеющей колебательную, волновую форму. Колебательными, волновыми формами движения определяется почти всё в материальном мире. Даже фазовые переходы, цепные и  прочие  реакции  –  не  «прямоугольны», а имеют волновые, плавные очертания. Я уж не говорю о мире биологии, о мире живой клетки. Спираль ДНК – лучшая иллюстрация к теме.
   18 июня.     (…)
   Утром в Интернете занимался темой гравитации. Встретил интересное видео, где молодой человек показывает эксперимент с вакуумными присосками, с мраморной плитой массой в одну тонну и краном. А начинается сюжет с вопросов: что сильней – вакуум или гравитация? почему атмосферу Земли не всасывает пустой вакуум космоса? Современная наука объясняет сохранность земной атмосферы тем, что её удерживает гравитация. И вот опыт должен выяснить – что сильнее: вакуум или гравитация. То, что показывается в опыте, не ново, и давно всем известно, с семнадцатого века, с опытов с Магдебургскими полушариями Отто фон Герике. Кран спокойно поднимает массивную плиту, которую удерживают четыре вакуумные присоски, точнее, давление атмосферы. Да, давление огромно. Ведь, в сущности, мы живём на дне воздушного океана, над нами – толща атмосферы. Всё живое на Земле сформировано в условиях этого огромного атмосферного давления – и живая клетка, и любой живой организм (от примитивного до человеческого). Вот почему организму опасно лишаться этого мощного атмосферного давления. Вода, из которой мы состоим (до 80% массы), при исчезновении давления начнёт кипеть и разлетаться. Известные американские разрушители легенд показали, как атмосферное давление превращает в лепёшку огромную железнодорожную цистерну, если выкачать из неё воздух.
   Итак эксперимент доказал, как утверждает автор, что вакуум сильнее гравитации. Но почему же, если вакуум сильнее, он не может справиться с атмосферой Земли и отсосать её в космос? Этот вопрос он задаёт зрителям. На видеоролик пошли комментарии зрителей. Никто не пытался толком ответить на вопрос, а лишь обвиняли создателя в некомпетентности, в безграмотности, в незнании школьных азов. Были даже комментарии на грани непристойности, например: я понял, почему блондинки со…; потому что в голове у них вакуум. Как бы там ни было, но атмосфера Земли никуда не девается. Как заметил один из комментаторов, чтобы молекула атмосферного газа покинула пределы Земли, ей нужно придать первую космическую скорость (7, 9 км/сек). Конечно же, океан атмосферы вокруг Земли удерживает гравитация нашей массивной планеты. Атомы и молекулы всех газов тоже имеют массу. Здесь можно было бы сослаться на закон тяготения Гука-Ньютона (взаимодействие масс). Но не всё так просто. Вакуум тут не пассивный созерцатель  событий, не арена взаимодействия  непонятных сил. Вакуум тут прямой и непосредственный участник. Физический вакуум – отнюдь не пустота, а реальная материальная среда. Вакуум имеет колоссальную массу и  обладает невероятной плотностью. Частицы материи, из которых состоят атомы и молекулы, сами по себе есть порождения вакуума, его колебательной динамики в малом объёме. Когда подобные частицы со своими постоянными волновыми полями объединяются в массивное тело, то тело создаёт вокруг себя область пониженной плотности и давления вакуума. С удалением от поверхности массивного тела, плотность и давление вакуума  растут по закону обратных квадратов. Любой предмет, попавший в зону области пониженного давления и плотности вакуума, будет выдавливаться в сторону массивного тела, к меньшей плотности и меньшему давлению вакуума. Таким образом, вокруг Земли существует как бы потенциальная яма низкого давления вакуума, и она-то и держит атмосферу Земли, не даёт ей «отсасываться» в более плотный вакуум космоса.
   По существу, почти всё в физическом мире определяется разностью плотностей и давлений. Без участия вакуума нам не понять, не объяснить очень многое в нашем мире. Идёт третье  тысячелетие от Рождества Христова, а мы в научном отношении застряли где-то в восемнадцатом веке. Несмотря на достижения науки двадцатого века, набор наших образов и представлений не ушел далеко от века восемнадцатого. Я говорю об этом более тридцати лет, но меня упорно не хотят слышать. Как будто в головах людей сидят пробки, которые они даже и не пытаются вытащить.               
   25 июня.    (…)
   Утром провёл за компьютером. Занимался темами науки, вихревыми теориями, которых нынче в Интернете предостаточно. Можно только удивляться настойчивости и дипломированных, и доморощенных учёных в пробивании своих вихревых теорий. Известный Владимир Ацюковский («Эфиродинамика») был вовсе не первопроходец на этом пути. Задолго до него, ещё в девятнадцатом веке, пытались строить подобные эфирные вихревые теории. Для этого были основания. Создали теории электромагнетизма Фарадей и Максвелл сами недвусмысленно указывали на волновую, вихревую природу магнитных и электрических полей. Силовые линии магнитного поля были, по мысли Максвелла, замкнутыми вихревыми нитями, упруго сопротивляющимися растяжению и сжатию. Поля взаимодействуют именно вихревыми нитями. Если винтовое направление полей магнитов совпадает – магниты «притягиваются»; если не совпадает – отталкиваются. Так же ведут себя два параллельных проводника, по которым течёт ток. Конечно, в таких попытках «вихристов» есть смысл, так как здесь есть рациональное зерно, большая доля истины. Поля кручения, торсионные поля играют ключевую роль во всех так называемых электромагнитных явлениях, включая мир молекул и атомов, и даже ядерные силы. Но, идя вглубь материи, есть предел, где вихревые поля перестают играть ключевую роль, роль взаимодействий частиц. Здесь действуют другие силы, здесь работает другая динамика. А вихревые поля появляются как следствие. Конечно, я говорю о дыхании вакуума. Тут работает такая мощная колебательная динамика, тут задействованы такие силы, что трудно нам вообразить. Здесь секрет тех больших сил, который выражен в формуле Планка-Эйнштейна об эквивалентности массы и энергии через квадрат скорости света. Колебательная динамика происходит в микрообъёме устойчивой «частицы» со скоростью света в прямом и обратном направлении. То есть, тут ещё никаких вихрей нет. Вихри появляются тогда,  когда подобная частица сама начинает двигаться как целое. 
   26 июня. С утра сидел за компьютером. Занимался темами физики, знакомился с новыми теориями эфироманов-вихристов. Боже, как много тут спекуляций и дряни! Лишь изредка, как блёстки, мелькают здравые суждения и мысли. А ещё хуже того, при неясности понимания, начинают играть с формулами и уравнениями. Конечно, ничего нового, никаких новых констант, никаких новых введённых величин и параметров. Всё на старой математической базе. Ладно, постоянная Планка и постоянная скорости света – святое! Их не изменишь. Всё же остальное подгоняется за уши, во имя соответствия с существующими устоявшимися теориями. Повторяю, что при построении новой научной концепции математику стоит подключать тогда, когда есть какая-то ясность с основными положениями, когда вырисовываются на уровне образов новые константы и отношения величин. Например, природа гравитации. К сожалению, я лишен способности к математике, к оперированию математическими символами и числовыми отношениями. Но у меня есть своё понимание механизма гравитации (вакуумное давление). Найдя величину плотности физического вакуума, а также зная градиенты плотностей и давлений вакуума вокруг массивных тел (например, Солнца), можно построить новую математическую теорию гравитации, которая естественно найдёт объяснения законам Кеплера и Ньютона. «Массы» Солнца и планет здесь будут выступать не определяющими и довлеющими величинами, а как, простите, дыры, аномалии в теле массивного физического вакуума. Лишь центробежное движение планет удерживает их на орбитах. Орбита планеты – то место, где центробежная сила уравнена с вакуумным давлением.
   12 августа. С утра  дома сделал уборку. Потом сидел  за  компьютером. Искал в сети Интернета новые материалы на тему «дыхания вакуума» (физика). Помимо моих материалов с использованием идеи дыхания  вакуума выискивался материал, о котором в дневнике уже когда-то поминал. А именно, книга О. В. Рабчевской «Вселенная как состояние вакуума». Первое издание  книги (правда, с другим названием) состоялось в 2009 году. Второе (сокращённое) – в 2015 году (199 стр; Украина, Херсон). Понятие «дыхание вакуума» встречается у автора впервые на странице 24. Потом встречаются на страницах 33, 38, 43, 53, 62, 99. Внизу текста книги есть мой небольшой комментарий в виде двух вопросов («Как давно Вы стали заниматься подобной темой и когда к Вам пришла идея «дыхания вакуума»?). Комментарий остался без ответа. В общем, из содержания книги можно понять, как Рабчевская пришла к идее «дыхания вакуума». Она отталкивалась от открытий Хаббла, от идей Общей теории относительности, от всего комплекса вопросов физики больших и малых масштабов. Идеи пульсирующей вселенной (периодически расширяющейся и сжимающейся в сингулярность) родились давно, в первой половине двадцатого века. Вот эту пульсацию Рабчевская попыталась перенести в микромир, на планковский и допланковский уровень материи. Но она тоже отнюдь не оригинальна в таком подходе. Такие попытки делались и раньше.  Однако все они отличались изрядной долей спекулятивности, надуманности.  Мой  путь  к  идее  «дыхания вакуума» оказался более сложным, глубоким, взрывающим самые основы. Автоматический перенос идей пульсирующей вселенной на микроуровень здесь не годился. Требовалось что-то существенное, основательное. Требовалось зайти вообще с другого конца. 35 лет назад (в 1983 году) мне это удалось.   
   Пусть в Интернете ещё не так много работ, посвящённых именно идее «дыхания вакуума». Но то, что они всё-таки есть, – говорит о подвижках, о пробуждающемся интересе к идее. Уверен, придёт время, и наука повернётся лицом к идеям «дыхания вакуума», ибо иного пути я пока не вижу.   
   20 августа. Понедельник, но у меня выходной за отработанное воскресенье. В прошлом году на телевизионном канале «Культура» появилась новая передача – «Научный стэнд-ап». Молодые учёные, студенты перед телевизионными камерами и небольшой аудиторией с жюри рассказывают в полушутливой форме о своих изысканиях в науке, о своём видении тех или иных вопросов науки. Сегодня попробовал связаться с редакцией передачи, попробовал предложить свою работу по Периодической системе химических элементов. Связался. У меня – никаких шансов; только молодые и, как я понял, люди своего круга и со своей тематикой, не затрагивающей самые основы. Моя же работа как раз цепляет и переворачивает фундамент наших знаний об атоме и атомном ядре. Мне посоветовали обратиться в какой-нибудь университет и поискать союзников там. Опять двадцать пять!.. Это было на протяжении двадцати с лишним лет и всё без толку.      
   У меня есть ещё надежда на грядущий юбилей Периодической системы химических элементов, который случится в феврале-марте 2019 года (150 лет со дня открытия Д. И. Менделеева). Если и тогда моя работа останется без внимания, то не знаю – что и думать. Неужели в нашей науке не осталось честных, смелых, принципиальных людей?! Неужели остались одни жлобы и трусливые приспособленцы?! Не хочу так думать! Если бы я не был так уверен в правоте своей работы, разве стал бы столько десятилетий пробивать ей дорогу! Знаю, верю, что иного пути здесь нет. Если не послушают меня, то сами, через много лет, придут к этим же идеям. 
   26 августа. Выходной. С утра дома большая уборка. Потом сидел за компьютером. Написал вступительную страничку к своему видеоролику о Периодической системе химических элементов (к 150-летнему юбилею Таблицы Менделеева). А ближе к вечеру сделал камерой своего мобильного телефона этот видеоролик. Качество ужасное! Поместил видеоролик на своей страничке ВКонтакте. Пусть уж лучше так, чем вообще никак! Конечно, было  желание – сделать добротный фильм. Но мои средства и возможности позволили только то, что получилось. Цель проста – в преддверии юбилея рассказать о действительной природе ядерной и атомной периодичности, раскрыть тайну периодичности. Ведь то, что мы сегодня имеем, только констатация факта периодичности с указанием возможной причины – постепенный рост от элемента к элементу электрических зарядов атомных ядер. Но это отнюдь не раскрывает причину периодичности!  Причина  периодичности – в  характере движения ядерных частиц. В атомном ядре нет хаоса движений частиц, там всё движется по своему закону. Изменения в движении, нарушение упорядоченности движения частиц становятся причиной ядерных или химических реакций. А спиральный вариант Периодической системы на основе синусоиды с обозначением величин Пи считаю каноническим вариантом. Будь жив Менделеев – он, я думаю, вполне одобрил подобное заключение.         
   31 августа. Рабочий день. На обеденном перерыве, в столовой, вновь  встретились с коллегой Жорой. Говорили о моём желании сделать добротный фильм на тему Периодической системы химических элементов Менделеева. Коллега Оксана готова помочь. То, что пока предлагается, это фильм в виде слайдов с закадровым текстом. Пусть хотя бы так. Но я мечтал о несколько ином видеоряде, где, кроме статичных иллюстраций, были бы элементы мультипликации. То есть, показать характер движения нуклонов в ядерной оболочке, как их общее, коллективное движение выстраивается в волну. Как добавочная частица (или частицы) вносят в согласованное движение нуклонов оболочки возмущение, что, собственно, и обусловливает те или иные химические свойства элемента. Показать, как атомы образуют связи между собой. Образуют связи именно благодаря этим добавочным нуклонам, вносящим диссонанс в общее движение. В устойчивой молекуле такой диссонанс пропадает, так как число волн целочисленно, а чаще и чётно. Интересно увидеть динамику атомных частиц как бы в замедленном темпе. Кроме того, такая мультипликация могла бы наглядно проиллюстрировать явление  так называемой  атомной  валентности. Почему одни элементы  могут образовывать то или иное количество связей с другими элементами. Валентность элемента соответствует той группе Периодической системы, в которой он состоит. Хотя есть множество элементов, проявляющих разную валентность. Так вот валентность элемента есть именно значение углового момента добавочного нуклона (или нуклонов) в орбитальном движении, выражаемого величиной Пи. Только с такой позиции можно понять и объяснить всю механику атомных и ядерных реакций. Здесь же объяснение природы так называемого ядерного заряда. Никакой особой зарядовой электрической субстанции в природе нет и быть не может. Тайна электрического заряда скрыта в характере движения и взаимодействия частиц, а также в строении частиц и той великой материальной среды, которую мы сегодня называем физическим вакуумом.   
   1 сентября.    (…)
   Вспомнил Мишу В., с которым много лет вместе работал на междугородной телефонной станции. Ведь он тоже делает видеоролики и видеофильмы! Решил с ним попробовать, посотрудничать с фильмом о Периодической    системе элементов. Может, что получится. Созвонился. Встретимся завтра во второй половине дня. Решил изменить название фильма. Прежнее («Таблице Менделеева – 150 лет») убрать в подзаголовок. А назову фильм просто и ясно «Причина атомной периодичности». Ведь по существу содержание моего научного открытия именно  в  этом! В чём причина атомной периодичности? В ядерной периодичности. А в чём тогда причина ядерной периодичности. И вот здесь начинается что-то несуразное… Современная наука говорит о возрастании зарядов ядер, и, мол, поэтому происходит периодическое изменение свойств элементов. Заряд ядра соответствует порядковому номеру элемента в таблице Менделеева. Но, как простой, прямолинейный рост ядерных зарядов может изменять свойства элементов? Каков механизм такого  изменения? А вот механизма-то и нет! Моя работа раскрывает именно механизм такого изменения, который связан с характером движения ядерных частиц (нуклонов), с особенностями движения. В мире ядра и ядерных частиц нет беспорядка и хаоса, там существуют свои законы. В современной науке сложилась парадоксальная ситуация. Нас поражают достижения научных технологий, на повестке дня – создание квантового компьютера, нанотехнологии творят чудеса, но вместе с тем, мы не знаем об атоме самого главного, с параноидальным упорством повторяем и твердим то, что давно уже устарело. И не только в физике ядра и атома. Такая же ситуация и с гравитацией, и с пониманием природы физического вакуума. Такое впечатление, что я единственный человек не только в России, но и в мире, который понимает абсурдность нынешнего положения фундаментальной науки. Ведь должен когда-то кончиться подобный абсурд! Столько в мире умных людей, столько светлых голов, но почему же они не видят, не понимают! И зачем Бог сделал меня, убогого, недалёкого, несчастного, указателем такого положения! Но прежде, как мифический Геракл, мне пришлось потрудиться и вычистить Авгиевы конюшни… Видимо, никто не хотел браться за эту   грязную работу. Но, как ни странно, в этом проклятье и радость моей жизни…    
   6 сентября.    (…)
   О другом. Думал между делом о некоторой переделке сценария своего видеоролика о Периодической системе химических элементов. Нет логичной, плавной стыковки  между вводной частью  и  основным  содержанием  своей идеи. Надо дополнить работу вставкой об оболочечной модели атомного ядра. Ведь идея и развивается на основе именно оболочечной модели! А я о ней почти ничего не говорю. Промах. Только не надо слишком углубляться. Сказать о «магических числах», о согласии с экспериментом и этого довольно.   
   15 сентября.    (…)
   Вот уж воистину, русский человек долго запрягает, но быстро ездит. История с видеороликом «Причина атомной периодичности» (к 150-летию таблицы Менделеева) завершилась одним днём. Долго тянул с подготовкой, но решилось всё и разом. Сразу после обеда сходил в фирму «Мезон»; распечатал исправленный сценарий фильма. После прогулки записал на диктофон своего мобильного телефона звуковую дорожку фильма. А вечером отправился к Мише. Вдвоём смонтировали весь видеоролик. Длительность – 18 минут. Получилось, кажется, неплохо. Правда, большой объём – более двух гигабайтов. Домой вернулся в семь часов пополудни. После ужина выложил обновлённое видео  на  своей  страничке  Вконтакте. Пробовал  выложить в Ютуб, но из-за большого объёма не получилось. Надо видео уплотнить, это можно. Миша обещал помочь.    
   16 сентября.   (…)
   В Ютубе разместил видеоролик «Причина атомной периодичности». Миша прислал мне по электронной почте ролик в более плотном формате, размером всего в шестьсот мегабайт. Так что фильм можно смотреть не только в России, но и за пределами. 
   К слову, сегодня между делом думал о том, о чём говорил много раз. Казалось бы, такие достижения науки, техники, технологии в современном мире, что диву даёшься! А между тем, мы не знаем о физическом мире самого главного. То же явление атомной периодичности. Ну не даёт нынешняя наука ясного, понятного ответа на этот вопрос! Какие-то маловразумительные разговоры о ядерном заряде. И что представляет собой сам ядерный заряд? Природа электрического заряда – вообще тайна за семью печатями! Природа гравитации… Казалось бы, самое простое, самое примитивное, самое доступное для наблюдения физическое явление также остаётся необъяснимым до сих пор. Общая теория относительности А. Эйнштейна, сводящая гравитацию к представлениям о кривизне пространства-времени, ещё больше запутывает вопрос. Я не говорю, что в науке всё плохо, и никаких надежд.    Напротив, в науке за минувшие десятилетия скопилось столько богатого материала для размышлений, для анализа, для выводов, что больше и не требуется. И как в ворохе всего этого узреть зёрна истины – большое искусство! В своё время мне удалось найти три золотых зёрнышка.    
   18 сентября.    (…)
   О другом. В обеденный перерыв в столовой встретил коллегу Георгия. Сидели вместе за столом. Он спросил меня о видеоролике, что сделали с Мишей в минувшую субботу («Причина атомной периодичности»). Разговорились об этой теме. Пояснил Жоре, что моя научная идея есть прямое продолжение идей Луи де Бройля. Я начал там, где остановился де Бройль. Сам французский физик не понимал до конца – сколь эвристичны его идеи о волновой природе частиц материи и волновом характере их движения. К слову, свой путь в науке де Бройль начал с попыток понять природу квантов Макса Планка, откуда и как получается дискретный характер энергии. К этой теме добавились работы по рентгеновскому излучению, которыми занимался родной брат де Бройля Морис. Так де Бройль неизбежно пришел к фундаментальной роли волновой, колебательной динамики в мире частиц и атомов.      
   20 сентября.    (…)
   О другом. Вечером во время ужина смотрел по ТВ передачу «Правила  жизни», в которой принимал участие математик Николай Андреев. Я на него давно обратил внимание, очень интересный человек, и в «Правилах…» появляется не в первый раз. И не в первый раз он заводит разговор о величине Пи (3,14). Решил сегодня ему послать по сети свою работу по спиральному варианту Периодической системы химических элементов, где главным, определяющим фактором является величина Пи.  Если  он  настоящий  математик и неравнодушный человек, то обязательно откликнется.   
   23 сентября.    (…)
   Минуло три дня, как послал по электронной почте математику, сотруднику Математического института им. Стеклова Николаю Андрееву свою работу по Периодической системе химических элементов (спиральный вариант), но пока никакого ответа. Неужели же и в нём я ошибся? На Андреева я обратил внимание ещё три года назад, когда он выступал в цикле передач «Академия» на канале «Культура». Он показался мне очень продвинутым, смелым, незашоренным учёным, с темпераментом и страстью. Неужели же это была только «упаковка»? Не хотелось бы думать, что он из тех, кто при виде серьёзной, нестандартной темы прячутся в кусты… Если видишь, что тема тебе не по зубам, так скажи прямо, не молчи, не увиливай в сторону. Ведь так намного честнее, чем отделаться подлым молчанием!   
   Сегодня, к слову, между делом вспомнился мой давний сон о посмертном суде, где на весы бросались мои книги: наука, публицистика, стихи. Книга стихов перетянула весы в сторону прощения. Тогда как книги по науке и публицистика только качнули чашу весов. Почему стихи так весомы, значимы? Вероятно, дело в том, что научные открытия (даже самые великие) – дело времени. Если бы их не сделал я, то через какое-то время их сделал другой человек, другой незаурядный ум. А если бы я не написал свои стихи, то их бы не написал никто другой, потому что это очень индивидуально, личностно. Ценность стихов, авторских песен – в их уникальности. Так почувствовать, так выразить, так сказать можешь только ты. Другой скажет иначе.   
   2 октября. Вечером после работы выложил в сети свои сентябрьские дневники. Прошло две недели, как я выложил в сети видеоролик о Периодической системе химических элементов «Причина атомной периодичности». Выложил у себя на страничке «ВКонтакте» и на «Ютуб». Ролик посмотрели в общей сложности более ста семидесяти человек, но никаких эмоций! Ни одного комментария, ни одной реплики, ни «за», ни «против». Что это? Равнодушие или непонимание? Может, просто замешательство. Люди не понимают – как к этому относиться… Ругать или хвалить? В  таких случаях нужен тот, кто бы первый (желательно, крупно авторитетный) сказал своё решающее слово. Даже неважно – «за» или «против». Если бы «за», то было бы слишком банально. Если бы «против», то тут сложилась бы ситуация для драмы идей, потому что сразу же нашелся другой, не менее авторитетный, который выступил «за». Научная общественность раскололась бы во мнениях. Очень типичная история. Такое положение просуществовало какое-то время, пока опыты и эксперименты учёных не убедили всех прочих, голосовавших «против».             
   14 октября.   (…)
   Ещё сегодня подумалось вот о чём. ЮНЕСКО и ООН объявили 2019 год Международным годом Периодической системы химических элементов. Несмотря на такой замах, у нас в России юбилей (150 лет) Периодической системы элементов Д. И. Менделеева могут просто проигнорировать. На худой конец, отметить событие келейно, незаметно, в тихом кругу. То новаторское, что появилось по теме системы элементов последних десятилетий, включая и мою работу, останется под спудом. Все мои усилия, инициативы, труды замолчатся. И чем больше я буду прикладывать усилий, тем упорней будет замалчивание. Это уже как закон. И только когда вымрут те, кто препятствует продвижению новых идей, только тогда возможны первые публикации, выход на широкое обсуждение, на эксперименты. А противников за последние три десятилетия я нажил немало, начиная с академика Е. П. Велихова. В новых идеях они видят угрозу для своих прожектов, для своих долгоиграющих планов, которые пока хорошо финансируются государством.      
   18 ноября.    (…)
   Дома – начал, а у сестры вполглаза досмотрел художественный фильм  «Попутчик» (1986 г.). Никогда раньше эту ленту не видел. В главных ролях снялись актёры А. Збруев и В. Приёмыхов. Сюжет прост: не столичный, провинциальный изобретатель-самоучка Костылин создал очередное своё творение, новый двигатель, который потребляет горючего на сорок процентов меньше обычного двигателя. Все его попытки – достучаться до учёных-специалистов – кончаются ничем. В стране пришло время горбачёвской перестройки. О новаторах заговорили, стали их приглашать на ТВ, писать в прессе. Фельетон в газете о ретрограде Жилине из столичного НИИ заставил шевелиться. По воле обстоятельств, Жилин и Костылин оказались попутчиками в одной машине. По пути пережили ряд приключений. Но когда прибыли в провинциальный городок Костылина, чтобы посмотреть двигатель, местный большой чиновник приказал раздавить трактором мастерскую Костылина. Так погибло его творение, семь лет жизни.    
   Конечно, этот фильм напомнил мне и мою эпопею со спиральным вариантом Периодической системы химических элементов, с толкованием причины атомной периодичности. Ведь свою разработку я понёс учёным как раз в 1986 году, хотя открытие было сделано на два года раньше, в феврале-марте 1984 года. Вся история рассказана в книге «Дыхание вакуума». В этом месяце исполнится 35 лет со дня открытия «дыхания вакуума», а в начале следующего года – 35 лет спирали Периодической системы. И что?! А ничего. Единственный успех – депонирование в ВИНИТИ (г. Москва) в мае 2009 года спирального варианта системы элементов. Но до подобного депонирования нет никому никакого дела. Как будто нет и не было открытия… Не знаю, может, так и надо? Не пришло ещё время. Во всяком случае, работы имеются в сети Интернета. А где проклюнется первый серьёзный интерес, где найдётся тот, кто поймёт и по-настоящему оценит – всё во власти Божьей.      
   22 ноября.    (…)
   Сегодня исполнилось 35 лет со дня открытия дыхания вакуума. Это научное открытие считаю самой большой своей победой. Другие научные открытия стали лишь следствием этого главного. Научный мир остаётся пока слеп и глух к открытию дыхания  вакуума. Конечно, он со временем изменит своё отношение. И убеждён, что подобное  открытие  потом  назовут  самым выдающимся открытием в науке второй половины двадцатого века. Есть логика развития знания, и эта логика уже тогда, в начале восьмидесятых годов, вела к открытию дыхания вакуума. Надо было только постараться это увидеть. А постараться – значит, поработать, много думать, искать, не отчаиваться, не сдаваться… Конечно, нужна смелость, дерзость, даже некоторая наглость, а главное – страсть. Этим надо было заболеть, как любовью.         
   27 ноября.     (…)
   Москва. В Кремле президент В. Путин вручал правительственные награды. Людям хорошо известным и совсем неизвестным, непубличным, но трудами которых крепнет наша страна.
   А до этого в Кремле, под председательством президента, прошло большое заседание Совета по науке. Обсуждались вопросы научно-технической политики в контексте Стратегии научно-технологического развития России. И опять говорилось много умных речей, и опять звучали обещания и заверения, а воз как был на месте, так тут и остаётся! Президент говорит: « - Нам нужны  прорывные открытия и разработки…» и что будет вытекать из этого, какие плоды они могут дать. Но академики только кивают головами, делают вид, что соглашаются, но, выйдя за ворота Кремля, – всё разом забывается. И лишь одна забота – лишь бы не прикрыли финансирование! Вопрос: откуда возьмутся прорывные технологии, новые разработки, если у нас нет новых научных идей, новых подходов и взглядов?! А это невозможно без затрагивания вопросов фундаментальной физики. Судя по опыту моей жизни и моей работы в науке, новые идеи и подходы, действительно, никому в России не нужны. Они станут востребованы у нас тогда, когда их поднимут на щит на Западе. Но когда их поднимут на щит там, то нам уже будет поздно «пить Боржоми».       
   К слову, сегодня 100 лет академику Борису Евгеньевичу Патону. Жив, здоров, пребывает в Киеве. Российская Академия наук поздравила Патона с юбилеем.   
   28 ноября.     (…)
   О другом. В Интернете случайно натолкнулся на прогноз на 2019 год. Что год грядущий нам готовит? Как сообщается, прогноз от Нострадамуса, Ванги и других пророков. Честно говоря, я отношусь к подобным прогнозам с недоверием и вижу в них больше спекуляции на ожиданиях. Но, что меня нынче удивило, так это упоминание такого момента в прогнозах провидцев. В предсказании Нострадамуса о России кроме прочего говорится: 2019 год – год расцвета науки. И у Ванги на этот счёт есть замечание: в 2019 году в России случится подъём культуры и науки. В пророчестве индийца Пунит Нахаты о России тоже поминается подъём науки. Да, правильно говорят: люди видят то, что хотят видеть. Другого, быть может, более важного, не замечают. Ну ладно, не будем бежать впереди поезда, поживём – увидим, осталось недолго.      
   3 декабря.    (…)
   После обеда зашел в отделение «Сбербанка»; поменяли пластиковую карточку (дважды приглашали). Заодно частично заплатил за коммунальные услуги. Потом – небольшая прогулка. Почистил деревья от рекламной дряни «горшечников». На прогулке случайно встретил коллегу Георгия. В разговоре он мне напомнил о Николае Плотникове, который умер 17 лет назад. В этом дневнике я как-то говорил о Николае. Он работал на Вологодском телеграфе в цехе электропитания. Отличался оригинальностью характера и поведения. Несмотря на вздорность и некоторую склочность, Коля был человеком гениальным. Конечно, я говорю о науке. В своё время он получил два высших образования. Преподавал в различных учебных заведениях Вологды, но из-за сложности характера нигде долго не задерживался. Наконец устроился на телеграф. Наукой он занимался с юношеских лет. Имел         незаурядный талант математика. Находил ошибки в школьных и вузовских учебниках. Писал письма по темам физики академику Я. Б. Зельдовичу (академик был самоучкой). С Плотниковым я познакомился в 1990 году, в кабинете руководителя городского отделения ВОИР (общество рационализаторов и изобретателей) А. М. Шумилова. Он специально нас познакомил, как людей со своими оригинальными научными разработками. Через несколько дней я был у Коли дома, показал ему изображение своей спирали Периодической системы химических элементов. Это был первый человек, который сразу и безоговорочно оценил идею. Мне ему не пришло даже ничего объяснять, он сам всё понял. Потом, правда, он сделал злую шутку. Я ему подарил изображение спирали на листе бумаги. Позднее случайно узнал, что мою спираль он стал выдавать за своё открытие. Да, он мог так пошутить! Сам же он разработал интересную систему физических метрических величин, подобную таблице Менделеева,  по которой  можно было прогнозировать открытие новых законов физики, находить новые закономерности и связи в мире физических величин и констант. Я не очень хорошо разобрался в системе Николая, но полезность такой таблицы для науки была очевидной. Ещё три-четыре года назад в сети Интернета нельзя было найти материал по работе Н. Плотникова. Но сейчас он имеется, можно найти  и посмотреть. Коля легко владел значками и символами математической физики. Для меня же они были всегда птичьим языком; язык символов мне чужд и непонятен. Может быть, потому, что по природе своей я гуманитарий, мне близки слово, звук, интонация, образ. То, что я занялся в своё время вопросами фундаментальной физики, быстрее говорит за то, что здесь назрел неразрешимый кризис идей и образов. Это я увидел, почувствовал почти сразу, как приступил к плотному изучению подобных тем. Здесь нужно было срочно наводить порядок. Эквилибристика со значками и символами завела теоретиков в непролазные дебри. Без ложной скромности говоря, в скором времени мне удалось найти выход – дыхание вакуума. Открытие дыхания  вакуума позднее привело к открытию  причины  атомной (ядерной) периодичности и к  пониманию действительной природы гравитации. 
   Николай  Плотников  умер в ноябре 2001 года от болезни лёгких. Так как у него  не  было  семьи  и  близких, то хоронили его мы, товарищи. Когда гроб привезли на Пошехонское кладбище, то на улице уже смеркалось. Дул холодный ветер, шел снег с дождём. Прощальных речей не было, лишь отдельные слова сожаления…
   5 декабря. Минувшей ночью приснился сон, где я опять доказывал какой-то комиссии из Академии наук правоту своих научных идей. И, как мне кажется, довольно успешно. Такие сны случаются нечасто, но всё же… С другой стороны, подобные сны отнюдь не говорят о психическом, нервном расстройстве. Напротив, через такие сновидения выводится излишнее напряжение, происходит разрядка. Люди творческие, тем более, несущие свою миссию долго, без передышки, всегда находятся под угрозой душевного расстройства. В истории таких примеров очень много. Условие сохранения душевного здоровья – баланс, равновесие. Мой противовес – работа в связи. Она отнимает у меня много времени и сил. Это как тяжелый балласт на днище корабля, не дающий кораблю в штормовую погоду опрокинуться.       
   14 декабря. Вечером с работы домой принёс рабочую одежонку. Сразу постирал. Вода после стирки была не просто грязная, что естественно, а чёрная! Как будто я работал не в кабельной шахте, а в угольной. Этому есть объяснение. Множество кабелей, по которым течёт электрический ток, являются источником сильных электромагнитных полей. Чем ближе к кабелю, тем поле напряжённей. Пыль и всякая взвесь, что имеется в воздухе, «притягивается» к кабелям. Конечно, на самом деле не притягивается, а придавливается. Там, где большая концентрация полей, там плотность физического вакуума падает. И туда перемещаются твёрдые частицы, из областей вакуума более плотных. Пыль и взвесь оседают на оболочках кабелей, и копятся на протяжении десятилетий. Вы, быть может, заметили, что провод большого напряжения переменного тока, убранный не глубоко под штукатурку стены, можно легко определить по чёрному следу на стене. Учитель физики подобный феномен, возможно, объяснил бы с точки зрения взаимодействия электрических зарядов. Но это было справедливо лишь с проводами с постоянным током, где ток течёт в одном неизменном направлении. Однонаправленный вихрь электрического поля «притягивал» бы к себе «ионизированные» частицы с подобным направлением спиральности. Но в быту, в повседневности мы используем в основном переменный ток, где направление тока меняется с частотой 50 колебаний в секунду. А в электрической связи частоты во много раз больше. Объяснить здесь «притяжение» пыли и взвеси к проводам с переменным током с точки зрения электрических зарядов нельзя. Так называемые электрические и магнитные поля усиливают динамику физического вакуума, что приводит к уменьшению давления и плотности вакуума в этой области. Повторяю, но почти все эффекты и явления электромагнетизма невозможно понять и объяснить без учёта природы вакуума, его способностей и особенностей. Сила, мощь вакуума огромны! Исчезни эта сила – мир наш распадётся в одно мгновение. 
   К слову. Количество  просмотров  видеоролика «Причина  атомной  периодичности» на «Ютуб» и на моей страничке «ВКонтакте» перевалило за пятьсот. Но ни одного отклика, ни одной рецензии, даже реплики, ни хорошей, ни плохой. Я уж даже боюсь называть такой результат феноменом. Нет, тут какая-то серьёзная патология (от греч. – страдание, боль, болезнь). Кто и где источник этой патологии: во мне ли? в людях ли? в обществе в целом?
   22 декабря.    (…)
   Сегодня между делом подумалось ещё вот о чём. В октябре следующего года выйду на пенсию. А может быть, попробовать поступить вольнослушателем на физико-математический факультет нашего педагогического уни-верситета?.. Конечно, затея авантюрная, но надо что-то предпринимать. 35 лет назад я сделал три крупнейших научных открытия, но меня никто не хочет слушать. Ладно, если идея причины атомной периодичности имеет математическое обоснование. То идея причины гравитации, идея дыхания вакуума остаются без математической поддержки. 35 лет не могу найти математика, кто бы смог переложить мои умозрительные построения на язык математики. Уверен, что сделать это не так сложно. С такой задачей смог бы  справиться и математик средней руки, надо только захотеть. Тем более, что касается природы гравитации, требуемый математический формализм уже имеется в виде Общей теории относительности А. Эйнштейна. Здесь нужна только замена понятий и образов. С идеей дыхания вакуума сложнее. Хотя, вероятно, и здесь можно найти близкий, подходящий математический формализм. Ведь теории упругих колебаний в средах существуют уже давно и успешно используются. 
   Моя нелюбовь с детских лет к цифири сыграла со мной плохую шутку. Не знаю математики, плохо считаю, плохо помню таблицу умножения. Хотя роль и значение математики понимаю отлично. И всё же формулы и уравнения – это вторично. Первично понимание природы, сути процесса или явления. Математика лишь проверяет и подтверждает отношения величин. Например, в случае с природой гравитации. В природе гравитации решающее слово за плотным и массивным физическим вакуумом. С плотностью и массивностью вакуума не может сравниться ничто материальное, известное человеку. Вакуум массивней и плотней даже ядерной материи. И в известном смысле так называемые сверхплотные массивные тела следует именовать не чёрными дырами, а белыми дырами. Белыми дырами на фоне чёрной (тёмной) массивной материи вакуума. Мир космоса можно представить как негатив чёрно-белой фотографии, где тёмные предметы выглядят белыми. В случае гравитационного взаимодействия тел, плотная тёмная материя вакуума выдавливает из себя тела в сторону вакуума с меньшей плотностью, туда, где есть, в нашем понимании, массивные тела планет или звёзд. Назвав действительную плотность вакуума в открытых пространствах космоса, вдалеке от массивных тел, мы можем начать строить математическую теорию гравитации на новых принципах.
   31 декабря. Минувшей ночью приснился сон, в котором я опять доказываю комиссии  из  Академии  наук  правоту  своей  идеи ядерной периодичности. Большой зал, много людей. Мне твердят о s, p, d, f-орбиталях, как я их толкую со своей точки зрения. Я отвечаю, что не отрицаю оболочечную модель ядра, многослойность ядра, составную его структуру. Говорю о возможности внутренних переходов частиц из одного слоя в другой и обратно. Но, что бы  я  ни доказывал,  видел  недоверие, скепсис. Что говорить, трудно, очень трудно прививаются в науке новые идеи. Сила инерции мышления, сила  консерватизма тут необычайные. Но, видимо, так и должно быть. Николай Коперник увидел свой труд опубликованным только лежа на смертном одре. А признание гелиоцентрической системы пришло ещё позднее. Что говорить об атомном ядре, вопросе фундаментальном, основе основ нашего мира! Тут включаются такие механизмы сопротивления, что только держись.   
   Прошло почти четыре месяца, как я выложил в «Ютубе» и «ВКонтакте» свой видеоролик «Причина атомной периодичности». Ролик посмотрело более пятисот человек. И никакой реакции! Недавно в отчаянии я написал в комментарии: «Ёлки палки, неужели это никому не интересно?!». Свою запись замаскировал «Пробой пера». Видно – никому! ЮНЕСКО 2019 год  объявило годом Таблицы Менделеева. В следующем году Таблице Менделеева – 150 лет. Самое неприятное, что может произойти у нас, так это полное игнорирование юбилея.



                2019 год

   4 января.    (…)
   На ТВ-канале «Культура» к юбилею А. Эйнштейна презентуется новый художественный многосерийный фильм «Гений». Его именуют человеком, раскрывшим природу гравитации (Общая теория относительности). Но так ли на самом деле? Работа Эйнштейна намного продвинула науку в этом направлении, но тайна гравитации осталась за завесой математических выкладок. Ключевой вопрос гравитации – откуда получают ускорение свободно падающие тела? Ведь для ускорения любого тела необходима сила, энергия! Не  может тело ускоряться просто так, без причины. Эйнштейн не нашел ничего лучшего, как постулировать равенство в гравитационном поле ускоренных и неускоренных (инерциальных) систем. Что на  самом деле является спекуляцией и протаскиванием в теорию ускорения путём контрабанды. Нет, ускорение сюда должно придти законным, естественным путём. А это невозможно без понимания природы физического вакуума, без понимания природы устойчивой частицы материи – нуклона. В минувшем месяце ноябре исполнилось 35 лет, как ко мне пришло подобное понимание (1983 г.). И только через пять месяцев после этого (апрель 1984 г.) я понял природу гравитации. Понял – почему и откуда берётся сила, ускоряющая падающие тела. Конечно, всё дело в природе вакуума, и в том, что частица – не инородное вакууму образование, а частица  есть  локальное  движение  вакуума,  напоминающее дыхание (дыхание вакуума). Тела не притягиваются к массивному телу планеты, а выдавливаются из плотного внешнего вакуума в сторону, где плотность и давление вакуума меньше. Ускорение падающему телу придаёт «падение» плотности и давления вакуума. Чем дальше от поверхности планеты, тем больше плотность и давление вакуума. Чем ближе, тем плотность и давление меньше. Тут можно говорить об изменяющемся вокруг массивного тела градиенте плотностей и давлений вакуума. В природе гравитации мистики никакой нет. Мистика есть в природе вакуума. 
   6 января.    (…)
   Возвращаясь к теме Общей теории относительности А. Эйнштейна. Её ещё называют геометрической теорией тяготения. Эйнштейн, как человек мягкий, гуманный, был противником всякого насилия; слово «сила» было ему по природе чуждо. И даже в своих физических теориях Эйнштейн пытался избавиться от него. По его мнению, гравитация – это не силовое взаимодействие тел и полей, а всего лишь кривизна пространства-времени, там, где есть масса-энергия. Силы тут ни при чём. Физик в Общей теории относительности постулировал общность гравитационных и инерциальных сил, постулировал их тождественность. Но, увы, эти силы никак не могут быть тождественными. Как не крути, но гравитация неизбежно связана с ускорением тел, с дополнительной силой, действующей на «падающее» тело. А инерционное равномерное движение или покой не нуждаются ни в какой силе. Так что, хотим мы того или нет, но гравитация без силы выглядит неубедительно. Если бы не было этой силы, не смогла бы существовать даже наша Солнечная система. Да ничего бы не смогло существовать! Однако, важно понимать – откуда берётся эта сила, в чём она. Вот тут-то и требуется обратиться к природе физического вакуума, к формам его колебательной динамики. Любое колебательное движение предполагает силовую функцию. Теория дыхания вакуума даёт нам понимание истока сил в физическом мире, откуда берётся не только сила, но и ускорение, важнейшие, фундаментальные понятия в науке. Общая теория относительности А. Эйнштейна, по мнению большинства учёных, красивая и верная теория. Её выводы рутинно используются специалистами и учёными в повседневной жизни. Но подход, предложенный Эйнштейном, и поддержанный большинством, завёл физику на долгое время в глубокую колею. Не выбравшись из подобной колеи, у нас не получится непротиворечиво объединить теорию гравитации с квантовой теорией.             
   С другой стороны, квантовая теория поля погрязла в трясине математических спекуляций. Но, что ещё забавнее, она пытается вытащить себя из трясины за волосы. Тогда как требуется лишь совершить небольшой поворот в понимании сути: признать и привлечь здесь колебательную динамику, способность элементов поля совершать колебательные движения в прямом и в обратном направлении. Нет тут никаких положительных и отрицательных энергий, как решений уравнений Клейна-Гордона. Есть движение элементов по колебательному закону; в трёхмерном случае – дыхание вакуума. И всё, одним ударом разбивается гордиев узел сложностей современной квантовой теории поля. Но теорию ещё надо построить. И не факт, что не встретятся другие сложности, столь же труднопреодолимые.
   Тензор энергии-импульса в уравнении гравитационного поля Эйнштейна есть не что иное, как волна колебания плотности  элементов  вакуума (дыхание вакуума). Тензор  кривизны в формуле есть градиент изменения давления и плотности вакуума вокруг массивного тела (массы-энергии). Массивное тело, как принято считать, «искривляет» вокруг себя пространство-время, и благодаря этой кривизне, менее лёгкие тела «скатываются» к массивному телу. Но повторяю ещё и ещё: симбиоз понятий «пространство-время» есть синоним понятия «движение», ничего другого. Так что следует говорить в случае гравитации не об изменении геометрической кривизны пространства-времени, а об изменении плотности волновых полей вокруг массивного тела, о градиенте плотностей и давлений вакуума. Чем ближе к  массивному телу, тем больше плотность волновых полей, но меньше плотность и давление вакуума. Благодаря этой падающей плотности вакуума с приближением к массивному телу тяготеющие тела и получают ускорение, добавочную силу.      
   20 января.      (…)
   На прогулке думал вот о чём. Юбилей Таблицы Менделеева близится (1 марта – 150 лет), но нигде нет никакого шевеления. Похоже, у нас в России подобный юбилей просто проигнорируют. Все мои надежды на юбилей окажутся тщетными. Видеоролик «Причина атомной периодичности» в «Ютубе» набрал 318 просмотров. У меня на страничке «ВКонтакте» – 262 просмотра. Никакой реакции, никакого интереса, по нулям. Ролик выложен в сентябре месяце. Уверен, что большинство думающих, свободно мыслящих  учёных, которые смогли познакомиться с содержанием ролика, в общих чертах согласны с моей идеей, видят её ясность, простоту, наглядность. Но сказать открыто они боятся, патологический страх  за  свою репутацию учёного. С другой стороны, у меня есть очень могущественные противники. Они выступают не против меня лично, как человека, а против вообще новых идей в науке. Они боятся новых идей, как чёрт ладана. Ведь это явная угроза их материального благополучия. Что мне в такой ситуации делать? Просить у Бога ещё двадцать лет жизни, чтобы дождаться того момента, когда эти могущественные противники отойдут от дел и не будут мешать; на худой конец – покинут этот мир. Прав Макс Планк: новые идеи побеждают измором, когда перемрут все их противники.   
   22 января.    (…)
   Удивительное дело! В «Ютубе» на мой видеоролик «Причина атомной периодичности»  появился  первый  «палец  вверх»  (одобрение; без  комментария). Нолик сменился единичкой. И это после четырёх месяцев и трёхсот тридцати просмотров! Хочется первому и единственному поклониться в ножки! Вы говорите: на дворе – двадцать первый век… Нет, вы ошибаетесь. В тёмное средневековье к новым идеям  и открытиям в науке относились куда с большим уважением и интересом.   
   И ещё на тему науки. Сегодня на канале «Культура» случайно увидел рекламу очередной серии фильма «Эйнштейн» («Гений»). Там помянули о  принципе неопределённости Гейзенберга (квантовая механика). Я уже когда-то говорил об этом, но, быть может, не вполне внятно. Принцип неопределённости – один из краеугольных камней квантовой механики. Он гласит о невозможности одновременного измерения импульса и координаты частицы. Если мы постараемся точно измерить импульс (скорость), то измерить точно координату частицы не сможем.  И  наоборот.  Когда такое возможно? А тогда, когда мы имеем дело с колебаниями. Даже простое колебание маятника. Чтобы измерить точно координату качающегося предмета – нам нужно остановить движение (уничтожить импульс). И наоборот. Измеряя скорость – координата становится совсем неопределимой. Резюмируя, можно сказать: мир квантовой физики – это мир колебаний, прямых и обратных движений. Проще говоря – дыхание вакуума. Прежние и нынешние учёные с поразительным упрямством не хотят видеть такой очевидной вещи. Хотя они и находят соответствие принципа неопределённости Гейзенберга со свойствами волн, но увидеть ясную картину вакуумной осциллирующей динамики они не могут. Эйнштейн и Шрёдингер так и не примирились с принципом неопределённости. Нильс Бор считал его самодостаточным. Эйнштейн и Луи де Бройль видели выход из тупика неопределённости в скрытых переменных. Конечно, для всякого реалистически мыслящего учёного физический мир делался ещё более безумным: к эйнштейновской относительности добавилась ещё неопределённость Гейзенберга. То есть мир оказывался во власти случая, игры иррациональных сил… А где же законы? где же та твёрдая почва под ногами, на которой смог бы утвердиться наш вечный и удивительный мир?      
   31 января.     (…)
   Отправил сегодня по электронной почте письмо Владимиру Ивановичу Грачёву (учёному, редактору одного научного журнала). В письме даю ему электронный адрес видеоролика «Причина атомной периодичности». Грачёв сегодня же ответил. Кроме прочего он сообщил мне, что готов опубликовать мою работу, но с условием, что оформлю её, как того требуют международные правила публикации научных статей. А кто мне подскажет эти правила? Где их найти? 
   7 февраля.     (…)
   Москва. Сегодня в Кремле президент В. Путин вручал молодым учёным премии за их научные разработки. Разработки эти имеют сиюминутное практическое применение, как то – определение по нескольким молекулам в воздухе наличие опасных взрывчатых веществ; уничтожение вредных насекомых безвредным, безопасным для экологии способом; восстановление в живом организме нервных клеток; математические методы обработки больших объёмов информации (матричный анализ). Один из выступающих напомнил собравшимся  в  Кремле  о  том, что нынешний год объявлен Годом таблицы Менделеева. По-моему, информация прошла мимо ушей слушающих. 35 лет назад мне удалось найти самую прорывную идею, касающуюся Периодической системы Менделеева, открыть причину атомной периодичности, много понять и объяснить в подобной сфере знаний. И что?! А ничего! Как был в одиночестве и изоляции, так и остаюсь. А почему? А потому что не вписываюсь со своими научными открытиями ни в какой современный формат. Быстрей убьют, а не пустят. Вписаться-то я впишусь, но только после моей смерти, когда стану безопасен.    
   16 февраля.    (…)
   Сегодня получил на «Ютубе» второй «палец вверх» и маленький первый комментарий. Первый с сентября месяца прошлого года. Конечно, на видео «Причина атомной периодичности». Близится юбилей – 150 лет Таблице Менделеева. Но заметного шевеления у нас нигде не наблюдается. Похоже, всё пройдёт келейно, приватно, без шума и помпы.   
   К слову, в эти дни отмечается 33 года, как я разработал идею спирального варианта Периодической системы, обозначил действительную причину атомной периодичности, и понёс своё открытие учёным. Открытие было сделано двумя годами ранее, в феврале-марте 1984 года. Открытие мне казалось важным, но пока важнее было «пробить» идею дыхания вакуума, так как она намного ценнее всего прочего, она – основа, фундамент. Но тогда, в восьмидесятые годы прошлого века, открытие дыхания вакуума учёными не принималось абсолютно, слышать ничего не хотели. Только сейчас, осторожно, по шажку, они подбираются к идее дыхания вакуума.   
   1 марта     (…)
   Сегодня исполнилось 150 лет Периодической системе химических элементов, таблице Д. И. Менделеева. ЮНЕСКО провозгласило текущий год – годом Таблицы Менделеева. А теперь спросите меня – как в России сегодня  отметили подобный юбилей? А никак! В публичном медийном пространстве – нигде ни строчки, ни звука. Даже Яндекс, отзывчивый на всякие такие события, оказался абсолютно глух. Быть может, я что-то и пропустил, допустим, в новостях коротких репортаж. За всеми каналами ТВ не уследишь. 
   В эти дни отмечается и 35 лет со дня понимания мною причины атомной периодичности, когда таблица Менделеева стала новым спиральным вариантом системы. Понимание причины атомной периодичности пришло ровно через 115 лет после создания Менделеевым верной системы элементов. Это случилось в феврале-марте 1984 года. Конечно, никаких поздравлений, никаких добрых слов  я сегодня ни от кого не услышал. Даже те, кто знают о моих трудах в этой области, не сочли нужным сказать хоть пару слов. Ну что же, свобода воли…   
   Однако получил сегодня по электронной почте неожиданное письмо из Израиля, от некой Инны, как-то связанной с Рабчевской Оксаной Васильевной. Это та, которой года полтора назад написал письмо. Темой письма было понятие «дыхание вакуума». Рабчевская оказалась единственным человеком в Интернете, у которого  я  встретил в научных  работах понятие «дыхание вакуума». В дневниках имеется запись. Я спрашивал – как и когда она пришла к подобному понятию. Прошло столько времени, и только сейчас получил весточку. Написал Инне ответ, рассказал кратко историю своего открытия «дыхания вакуума». Инна изучает древние тексты Ветхого Завета и в них она находит нечто, что проливает свет на сами истоки существования нашего физического мира. И вот «дыхание вакуума» оказывается в созвучии с этими мыслями древних текстов.
   2 марта.    (…)
   Умер академик Жорес Алфёров, физик, лауреат Нобелевской премии. Ему было 88 лет. Много лет назад я послал Алфёрову свою книгу «Дыхание вакуума». Никакого ответа не последовало. У меня есть предположение, что книга вообще не дошла до академика. Физик не один раз публично жаловался на отставание российской науки. 
   5 марта.     (…)
   В Санкт-Петербурге упокоили прах академика Жореса Алфёрова. 
   В жизни я много делал глупостей. Одна из них – обращение за помощью и поддержкой к крупным учёным советской  и  российской  науки. Один перечень их имён вызовет удивление. Сейчас не буду оглашать. Конечно, обращение к ним было пустой затеей. Ни понять, ни оценить моих идей по темам физики они не могли, даже если бы и хотели. Я осмелился касаться основ, самого фундамента наших знаний. Но люди, выросшие в другой научной парадигме, сделавшие себе здесь имя и славу, никогда не пойдут против неё. Для этого у них уже нет ни сил, ни времени, ни желания. Для революционных идей они уже умерли. История науки знает очень мало примеров, когда мэтр вдруг поддержал революционную идею, ниспровергающую старые представления.   
   11 марта. Сегодня формально начался мой двухнедельный отпуск. Первый день. С утра постирал рабочую одежонку. Сидел немного за компьютером. В год юбилея Таблицы Менделеева делаю ещё одну настойчивую попытку – достучаться до учёных. Рассылаю свой видеоролик «Причина атомной периодичности». Оказывается, в России существует так называемое «Ядерное Общество России». Эта общественная организация была создана в 1989 году и объединяет учёных и специалистов по теме ядерной энергетики. В нынешнем году обществу исполнится 30 лет. Когда в 1986 году случилась Чернобыльская катастрофа, отношение к ядерной энергетике в нашем обществе и в мире изменилось в отрицательную сторону. Стали много говорить о ненужности и опасности ядерной энергетики, мол, можно обходиться и без неё. Но за минувшие десятилетия в Советском Союзе (в России) была создана огромная, мощная индустрия ядерной энергетики. Куда девать всё это? Чтобы как-то реабилитироваться, через три года и была создана подобная общественная организация. Основная тема работы организации – пропаганда безопасности ядерной энергетики сегодня.   
   Конечно, делаю очередную глупость, посылая туда свой видеоролик. Но есть маленькая надежда на то, что кто-нибудь из молодых ей заинтересуется, поддержит и разовьёт. Ведь всё равно я уверен, что иного пути развития науки об атомном ядре просто нет. Рано или поздно учёные придут к моим идеям и представлениям.      
   13 марта.     (…)   
   О другом. Вчера вечером посмотрел по ТВ научно-популярную передачу о сотворении нашей вселенной, о долгой эволюции материи, зарождении жизни на Земле, о появлении человека и человечества. Речь идёт о миллиардах и сотнях миллионах лет! Боже мой, у кого хватит терпения – видеть этот бесконечный путь и ждать плодов его! Как-то не верится в единственность и  уникальность нашей цивилизации. Неужели ничего похожего не было до нас и не будет после нас?! Если рассматривать достижения человеческого разума в контексте этого невероятно долгого пути, единственного в своём роде, то значимость и весомость каждого нового шага к истине возрастает многократно. Открытие новых законов, нахождение новых причинных связей в физическом мире шаг за шагом продвигают нас к созданию более полного образа нашего мира. Хотя, быть может, абсолютно полной картины мира получить нам не удастся. В свете этих размышлений мои собственные научные открытия вовсе не выглядят шалостью праздного ума, игрой воображения. Напротив, яснее вижу их незаурядность, революционность. А то, что другие не видят, то так было всегда, ничего неожиданного тут нет. Не пришло время…   
   К слову, в Интернете, на сайте «Молодёжного отделения Ядерного общества России», вступил в полемику с одним из гостей, который предлагал новинку для получения дешевой термоядерной энергии на установках ТОКАМАК. Он предлагает для удержания плазмы в магнитном поле, ещё и закручивать плазму в вихрь для создания эффекта гравитации. Мол, при таком условии реагирующие дейтерий и тритий не будут разлетаться под действием центробежной силы к стенкам камеры. По-моему, очередная спекуляция на теме термояда. Автору так и заявил. Он решил со мной поспорить и написал довольно пространный текст, который поразил меня своей физической безграмотностью. Он назвал соединение в реакции термояда лёгких элементов дейтерия и трития – химической реакцией! До сих пор считалось, что это ядерная реакция, так как происходит слияние ядер. Реакции синтеза и реакции распада – принципиально разные явления. Реакцией ядерного распада мы  научились  управлять  (реакторы АЭС).  Но  управлять реакцией синтеза мы пока не можем. Для создания эффекта гравитации нужно затеять ускоренное движение системы, что эквивалентно присутствию гравитационного поля (ОТО). Автор считает, что таким ускоренным движением может быть равномерное вихревое вращение системы (вихрь). То есть, вместе с движением газового плазменного шнура в магнитном поле нужно добавить ещё кручение. Мол, сила инерции удержит плазму от развала. Далее предлагается установка и её маловнятное описание. Если уж магнитное поле не удерживает шнур плазмы от развала, то вихрь тем более не удержит. Совершенно очевидная спекуляция  на  теме! К сожалению, подобные авантюрные предложения ещё будут появляться. В современной науке нам очень не достаёт честности и порядочности, смелости – говорить правду. Клановые, местнические интересы целых групп учёных не дают новаторским идеям и разработкам пробиться к свету, ведь они поставят под вопрос государственное финансирование старых проектов, которые, по совести говоря, давно мертвы.      
   5 апреля. Сегодня исполнилось ровно 35 лет, как мне удалось понять действительную причину гравитации, причину тяготения тел. Конечно, понимание пришло не на пустом месте. Этому предшествовали годы поиска и раздумий. Для того, чтобы понять – что такое гравитация, – надо понять:  что такое физический вакуум и ядерная частица (нуклон). Оказалось, что физический вакуум – материальная среда с колоссальной плотностью и массой. Эту среду невозможно изъять из пространства, она – само пространство. Можно выкачать из стеклянной колбы воздух и сделать в колбе безвоздушное пространство. Но физический вакуум «выкачать» из пространства и оставить его пустым – нельзя. Масса и плотность вакуума сопоставимы с плотностью и массой ядерного вещества. Но почему же мы не чувствуем эту огромную плотность и массивность вакуума? А потому что частицы, из которых мы состоим (нуклоны), есть колебания этого вакуума, напоминающие дыхание. Частицу так и следует назвать – дыхание вакуума. Радиальные колебания плотности вакуума (к центру – от центра; прямое и обратное движение) в микрообъёме и представляют собой ядерную частицу – нуклон. Вся энергия частицы заключена в этом колебательном движении, происходящем со скоростью света. Вспомните известную формулу Планка-Эйнштейна, где энергия равна произведению массы на квадрат скорости света. Нет голого, абстрактного понятия «энергия»! Энергия – это всегда движение, динамика. Каждый нуклон возбуждает вокруг себя волновое поле такой же природы, как и сама частица. Когда нуклоны объединяются в массивное тело, то вокруг тела неизбежно будет существовать поле возбуждённой плотности физического вакуума, которое и является так называемым гравитационным полем. Волновое поле уменьшает плотность и давление вакуума вокруг массивного тела. В сущности, гравитационное поле есть градиент  плотностей и давлений вакуума: чем ближе к телу – тем меньше плотность и давление вакуума; чем дальше от тела – тем больше плотность и давление вакуума. Изменение градиента происходит по закону обратных квадратов. Чтобы понять природу гравитации – нужно взглянуть на природу явления иначе, парадоксальней. Любая масса привычного нам вещества – это провал, яма, дыра в огромной плотности физического вакуума. И чем массивней тело (звезды, планеты), тем круче этот провал. Гравитация, стало быть, есть не притяжение  тел, а выдавливание тел по направлению друг к другу, туда, где давление и плотность вакуума меньше. Свободно падающим телам придаёт ускорение изменяющийся градиент давлений и плотностей вакуума. Тело не может ускоряться без затрат энергии. Энергия в случае гравитации берётся именно из разности плотностей и давлений  в  так  называемом гравитационном поле. Уравнение гравитационного поля Эйнштейна Общей теории относительности, в сущности, верно описывает явление. Мой взгляд лишь раскрывает истинную природу тензоров этого уравнения. Тензор кривизны пространства-времени в левой части уравнения и тензор энергии-импульса материи в правой части уравнения Эйнштейна говорят о том, о чём только что поведал. Когда пространство и время соединяются в один континуум, то это есть именно движение, ничего больше! Кривизна, точнее, изменение, градиент изменений этого движения в волновом поле и есть гравитационное поле массивного тела. Источником же этого изменения и является само тело, все без исключения частицы которого порождают волновое поле. Тензор энергии-импульса материи говорит о том, что материя не мыслима без движения (энергии), она проявляет себя, как сущность, только через движение. В природе гравитации нет ничего мистического, загадочного. Напротив, поняв природу гравитации – видишь её удивительную простоту. А главное, дивишься той невероятной силе и мощи физического вакуума! У меня есть надежда на то, что когда-нибудь 5 апреля нарекут Днём гравитации.
   Отметил юбилей открытия понимания гравитации тем, что в обеденный  перерыв сходил на то самое место, где пришло понимание, на берег реки Вологда.
   7 апреля. В Интернете появилась информация о том, что американские физики запустили термоядерную реакцию в стабилизированном зет-пинче. Правда, длилась реакция всего 16 микросекунд. Был зафиксирован поток  нейтронов при слиянии ядер водорода с ядрами дейтерия. Однако затраты энергии на осуществление подобной реакции всё также превосходят высвобождающуюся в реакции энергию. Так что – себе дороже!
   Три десятилетия подряд я говорю, что реакция управляемого синтеза в принципе невозможна. Прошлые и нынешние попытки учёных – осуществить управляемый термоядерный синтез, – исходят из ложных представлений о рождении вселенной, о природе рождения и эволюции звёзд. Учёные полагают, что после Большого взрыва, строительным материалом для звёзд были ядра атома водорода. Но это отнюдь не доказанный факт! Сценарий рождения вселенной (если она вообще родилась, а не существовала вечно) может  быть  совершенно  иной. Если  проанализировать  строение  атомных ядер по Периодической системе химических элементов, то нужно говорить не о застройке ядерных оболочек, а о расстройке. Формирование ядер шло не от легчайшего элемента водорода с прибавлением нуклонов по порядку, а с развала гигантских ядер с количеством нуклонов в тысячи, в миллионы единиц. Если, как считают учёные, вскоре после Большого взрыва началось массовое  образование  ядер  водорода, то  эти ядра, по здравому разумению, должны так «размазаться» в пространстве вселенной, что ни о каком образовании вещества не может быть и речи. Плотность такой газовой среды была бы до невероятности мала. Каждый человек, обладающий научной интуицией, увидит здесь подобный момент. Упования  на  гравитацию  тоже тщетны. Гравитации тут пока нечего делать. Вероятней всего, вселенная имеет иной механизм образования «вещества», когда в определённых точках вселенной сразу образуются, пенятся из физического вакуума в холодном ядерном синтезе многонуклонные ядра. Количество нуклонов в них, как   говорил, может быть огромным, не то, что тысячи, а миллионы, миллиарды нуклонов. Вот тут уже гравитация начинает работать! Такие мегаядра уже способны сближаться под давлением внешнего плотного вакуума. Чем дальше, тем больше, эффект снежного кома. Здесь зарождается первое тепло, которого ещё не было. Далее эти первые тела разогреваются ещё больше. Удаляясь от места образования, начинается новый процесс – процесс развала первичных мегаядер, что приводит к ещё большему разогреву тел. Вот тут-то и вспыхивают первые звёзды. Чтобы заставить в плазме четыре ядра атома водорода подойти друг к другу, сблизиться и слиться в синтезе ядра атома гелия, нужны температуры и давления колоссальные. Ну не было и не могло быть таких температур и давлений на первых этапах рождения привычного нам вещества!   
   К сожалению, немало ещё в нашей науке идей и взглядов, явно противоречащих здравому смыслу. Но мы с этим миримся. Но нельзя мириться с тем, что многие десятилетия страны гробят огромные ресурсы на ложные теории, тогда как эти ресурсы могли бы послужить благополучию народов. Клановые, своекорыстные интересы групп учёных не только откровенно грабят казну, но и мешают развитию знания, тормозят прогресс науки. А это граничит с самоубийством цивилизации.
   10 апреля.     (…)
   Новость из мира науки. Учёные впервые получил снимок чёрной дыры. В центре галактики М-87 сфотографировали объект, якобы являющийся чёрной дырой. Снимок, конечно, нечёткий, неопределённый. О размерах самой чёрной дыры ясности нет. Наука сейчас в таком затянувшемся кризисе, в таком, извините, болоте, что даже такие события подаются как сенсации. Периодически взбадривают общество редкими новостями из мира науки. До этого были гравитационные волны, а теперь вот снимок чёрной дыры. И опять же – аллилуйя Общей теории относительности и обещания Нобелевской премии фотографам.      
   17 апреля.     (…)
   На днях в Интернете встретил случайно статью с названием «В чём противоречие между теорией относительности и квантовой механикой?». В статье фигурирует уравнение Эйнштейна, о котором недавно поминал; основное  уравнение Общей теории относительности. Противоречие имеется как раз в этом уравнении. Левая часть уравнения представляет собой геометрию пространства-времени (тензор кривизны Риччи). А правая часть уравнения – тензор энергии-импульса. Тензор энергии-импульса является квантовым оператором, так как материя здесь состоит из квантовых полей. Мол, левая часть уравнения никак не связана с квантовыми полями. Приравнивать друг другу квантовую часть уравнения  с  неквантовой – всё  равно что приравнивать яблоки с апельсинами. Главная задача сейчас в том, чтобы понять – как квантуется и квантуется ли вообще пространство-время. Если квантуется, то гравитацию можно будет описать с помощью операторов квантовой механики. Под квантованием пространства-времени понимается нахождение мельчайших частиц, составляющих пространство-время. Квантом пространства-времени будет минимальный размер пространства и минимальный отрезок времени. Однако пока мы не знаем – как квантуется пространство-время.
   Противоречие между квантовой механикой и теорией относительности  снимает теория дыхания вакуума. Каждый нуклон, являясь колебательным, осциллирующим образованием в физическом вакууме, постоянно возбуждает вокруг себя волны такой же природы, как и он сам. Так что волновое поле является таким же квантовым образованием, как и сам нуклон. Гравитационное поле вокруг массивных тел есть всего лишь скопление волновых полей всех частиц тела.  Повторяю  ещё  и  ещё, что соединение пространства и времени в один континуум (непрерывность) означает всего-навсего движение, ничего больше. Так называемое квантование пространства-времени происходит  из  самой осциллирующей природы нуклона (дыхания вакуума). Ко мне понимание этого момента пришло 36 лет назад. И все эти десятилетия пытался донести подобный момент до учёных. Слышать ничего не хотят!.. 
   20 апреля.     (…)
   Сегодня в Интернете встретил статью «Учёным впервые удалось измерить абсолютное «ничего». Швейцарским физикам, после долгих изнурительных экспериментов, удалось измерить то, чего фактически не существует. Это так  называемая  «квантовая дрожь», или «вакуумные флуктуации» – воздействие, создаваемое той часть пространства вселенной, которую принято считать пустотой. Сверхкороткий импульс луча лазера пропускали через охлаждённый кристалл, чтобы увидеть – как повлияет на свет межатомное пространство. Влияние было обнаружено.
   По-моему, это не лишнее подтверждение идеи дыхания вакуума. К слову, сегодня как-то между делом думал о той поддержке идеи дыхания вакуума, которую получил ещё до открытия дыхания вакуума в ноябре 1983 года. Говорю о книге Фридриха Энгельса «Диалектика природы», в которой он подтверждает философское утверждение: сумма всех притяжений во вселенной равна сумме всех отталкиваний. В противном случае не работали бы законы сохранения (энергии, массы, импульса и прочее). Колебательное движение дыхания вакуума блестяще доказывает подобное философское положение. Конечно, тут не чистое «притяжение» и «отталкивание», а работают упругие силы. Но характер движения (прямое и обратное) вполне отвечает духу положения. Если говорить о гравитации во вселенной, то чистое притяжение тел позднее компенсируется взрывами звёзд, прошедших свой эволюционный путь. Энергия, которая выделяется при этом, вполне соразмерна с энергией длительного притяжения, удержания тел вокруг тела звезды.
   28 апреля.    (…)
   В Интернете попадаются интересные видео по темам науки. Не так давно встретил фильм с участием кандидата физ.-мат. наук Владимира Васильевича Низовцева. Основная тема – эфир (физический вакуум). Но кроме того Низовцев говорил о теории Юрия Васильевича Буртаева, касающейся строения атомных ядер с выходом на Периодическую систему химических элементов. Низовцев подаёт теорию Буртаева как коперникианскую революцию в ядерной физике. В Интернете я нашел ролик с лекцией Буртаева. Увидел некоторое родство со своими идеями по теме Периодической системы. Но много у Буртаева словоблудия, спекуляций, натяжек, неясностей. Простите за нескромность, но моя теория гораздо разумней, наглядней, реалистичней.
   В лекции В. В. Низовцева меня заинтересовало именно суждение о строении и свойствах эфира. Много верного, занимательного, с чем даже трудно спорить. Да, конечно, основные ответы на вопросы фундаментальной физики сокрыты именно в природе, в строении, в формах динамики физического вакуума. То, что эта среда турбулентна, со свойствами диссипативности, вполне можно согласиться. Но трудно согласиться с тем, что плотность её меньше, чем плотность воздуха (один килограмм двести грамм на метр кубический). К слову, скорость звуковой волны – 330 метров в секунду. Скорость световой волны в физическом вакууме – 300 тысяч километров секунду. Скорость звуковой волны в железе – 6 километров в секунду. Теперь разделим скорость света на скорость волны в железе. Получится 50 000. Вот насколько плотность физического вакуума больше плотности железа! Плотность железа – 7, 8 грамм на сантиметр кубический. Теперь умножим эту величину на пятьдесят тысяч. Получаем – 390 килограмм в сантиметре кубическом. Такова масса физического вакуума! В это трудно поверить, но это так. Мы не чувствуем подобную массивность и плотность вакуума, потому что сами состоим из этого вакуума. Частицы, нуклоны атомных ядер есть лишь колебания плотности вакуума, стоячие волны (дыхание вакуума). Вы представляете – какая огромная сила заложена в этих дыханиях вакуума,  чтобы противостоять такой плотности и массивности! Вспомните известную формулу Планка-Эйнштейна, где энергия равна произведению массы на квадрат скорости света. Огромность энергии заключена в этой могучей динамике дыхания вакуума, в колебаниях плотности, которые происходят со скоростью света.      
   Конечно, очень трудно будет убедить современных учёных в таком взгляде на природу и свойства физического вакуума. Даже такие новаторы, как Буртаев, Ацюковский, примут идею в штыки. Но рано или поздно найдутся учёные, которые подкрепят идею математическими выкладками. А пока мне остаётся выбрать свою нехитрую тактику: вбивать в сознание учёных и неравнодушных к науке людей понятие «дыхание вакуума», вбивать как гвозди. Пусть они привыкают, осваивают новую научную реальность. Всё равно нам от неё никуда не уйти.
   1 мая.      (…)
   В Интернете периодически  комментирую материалы по теме науки. Вроде бы и не стоило, но порой так материал цепляет, что оставить без внимания не можешь. И ведь всегда находится – что сказать! Стараюсь говорить кратко, толково, по существу.
   24 мая.    (…)
   На Ютубе количество просмотров моего видео «Причина атомной периодичности» перевалило за тысячу. Девять пальцев «вверх», один палец «вниз» с оскорбительным комментарием. Нет, я не в обиде. Напротив, это даже забавно. Критики  не  боюсь, напротив, настоящей, умной  критике  буду только рад. Ведь я понимаю, что моя гипотеза причины ядерной периодичности имеет изъяны, слабые места, неясности. Она отнюдь не безупречна. Желаемой простоты в столь непростом вопросе быть не может. Тут есть особенности, аномалии, фортеля и коленца…   
   8 июня.    (…)
   Продолжаю в сети Интернета делать комментарии к статьям на темы физики. Наиболее часто встречаемые в обсуждениях работы  связаны с теорией относительности А. Эйнштейна. Вот и сегодня встретил статью «Почему ничто не может двигаться быстрее скорости света?». Эта тема постоянная. Характер комментариев очень разнообразный; спектр – от оскорблений авторов до хвалебных од. И нынче я не удержался, сделал свой комментарий: «Почему тело не может двигаться со световой скоростью – можно понять и с точки зрения строения нуклона, ядерной частицы. Нуклон есть радиальные колебания плотности физ. вакуума в локальной области (дыхание вакуума). Эти колебания плотности происходят со световой скоростью. Если попытаться разгонять такую осциллирующую частицу до световой скорости, то тут должно происходить как бы асимметричное «приращение массы» (амплитуды). И чем быстрее движется нуклон – тем больше растёт масса. Но, в силу строения вакуума (квантового поля) и природы нуклона, «рост массы» не может быть бесконечным. Происходит опрокидывание пирамиды. Не будет такого количества энергии, чтобы ускорить нуклон дальше. А бесконечной энергии взять негде. Уже сама природа нуклона не позволяет двигаться телу со скоростями, близкими скорости света».
   И ещё наиболее встречаемая тема обсуждения в рамках теории относительности – понятие «пространство-время». Что это, с чем его едят и прочее. Понятие «пространство-время», как континуум, единая четырёхмерная непрерывность, ввёл в обиход физики не А. Эйнштейн, а Герман Минковский, учитель Эйнштейна в Политехникуме Цюриха («Отныне время само по себе и пространство само по себе становятся пустой фикцией, и только единение их сохраняет шанс на реальность», Г. Минковский, 1907 год). Конечно, Минковский вдохновился на подобный шаг работами А. Пуанкаре, Г. А. Лоренца, А. Эйнштейна. Теория относительности требовала нового физико-математического языка, допускала новые грандиозные обобщения. Вот таким обобщением и было понятие «пространство-время». Но если взглянуть на дело трезво и непредвзято, то за понятием «пространство-время» стоит лишь  одно  –  понятие  «движение»  (км/час, м/с).  В  физике был утверждён примат движения; проще говоря – материя есть движение, движение есть материя. Эти понятия неразрывны. В природе материи (везде и всюду) нет статики, нет покоя, есть только движение, динамика, включая колебательную динамику. Если усвоить эту несложную вещь, то многое в мире физики становится ясным. Понятия «пространство-время» и «движение» – синонимы.
   Здесь же можно коснуться и понятия «сингулярность», очень важного и  многое определяющего. Сингулярность в общем смысле толкуется как точка, в которой сосредоточено всё. Гравитационная сингулярность – место, где «рвётся ткань пространства-времени, где перестают работать законы физики». Так вот статической сингулярности на квантовом и субквантовом уровне нет. Это касается отчасти и гравитационной сингулярности. Сингулярность – лишь фаза в процессе колебательной динамики физ. вакуума. Максимальное сжатие плотности вакуума, переходящее в открытую фазу, фазу расширения. Сингулярность – мгновенный этап в динамике колебания. «Застревание» в сингулярности невозможно по природе вещей, иначе не было бы никакой динамики, развития. К слову, ещё в восьмидесятые годы прошлого века академик М. А. Марков рассматривал идею «отскока» из    сингулярности.   
   13 июня. Сегодня вечером собирался пойти в квартиру-музей писателя Василия Ивановича Белова, что на Октябрьской улице. Там сегодня в 18 часов состоится встреча с вдовой писателя – Ольгой Сергеевной Беловой. Хотелось с ней поближе пообщаться, поговорить о Сергее Александровиче Гуляеве-Зайцеве. Но идти не пришлось. На прогулке днём случайно встретил Ольгу Сергеевну на улице Герцена. Прошли вместе три с половиной квартала, успели о многом  и хорошо поговорить. У нас оказалось много знакомых, особенно среди учителей. Ольга Сергеевна вместе училась в институте с теми, у кого я потом учился в школе-интернате и в училище связи. Вот как сложилось!.. Поговорили и о Сергее Александровиче. Она не назвала отношения Белова и Гуляева-Зайцева дружескими, близкими. Так что моё мнение о заметном  влиянии Гуляева-Зайцева на становление Белова как прозаика – возможно, ошибочно. Хотя, шут его знает, иногда довольно одного разговора, одной непродолжительной встречи, чтобы кардинально изменить свой путь. Ведь это зависит – с каким человеком встретишься и что в результате беседы получится. В декабре 1980 года у меня был такой случай. Учился тогда заочно в Московском техникуме связи. Приехал на первую сессию. Поселился в общежитии. Со мной в комнате оказался такой же студент из Рязани. Звали его Николай Барановский. Честно сказать, я тяготился этой учёбой в техникуме, видел, что иду не туда, не своим делом занялся, теряю годы, которые сейчас для меня бесценны. Понимал, что надо бросать это дело и выходить на свой путь, но духа не хватало. Я проговорил с Николаем всю ночь, не спали ни одной минуты. К утру решение моё об уходе так укрепилось, что сомнений, колебаний не оставалось. Наша руководитель группы уговаривала  меня – не  бросать  учёбу, буквально со слезами на глазах. С великим трудом, но я устоял перед её уговорами. Вернулся домой, в Вологду. И тогда же, 8 декабря 1980 года, я обозначил этот день как начало пути. Путь оказался удивительным, невероятным. Уже через три года я сделал  первое и самое важное своё научное открытие (ноябрь 1983 г.). Через несколько месяцев – второе и третье. Эти научные открытия  имеют фундаментальный характер, где затрагиваются самые основы наших знаний о физическом мире. Если бы я не бросил учёбу, то потерял бы эти бесценные два-три года. Научные открытия должны делаться вовремя, даже если они значительно опережают своё время; тут многое определяется даже не годами, не месяцами, а днями, часами, минутами… Так что встреча в городе Грязовце совсем ещё молодого Василия Белова с умудрённым, прошедшим круги ада сталинских лагерей, Сергеем Александровичем Гуляевым-Зайцевым могла быть недолгой, но судьбоносной. К слову, в интернетовской Википедии есть статья о Сергее Александровиче. Поясню: Сергей Александрович Гуляев-Зайцев – двоюродный брат моего деда, Николая Михайловича Гуляева, отца моей матери.
   26 июня.    (…)
   Вечером на канале «Культура» смотрел большой док. фильм об учёном И. Ньютоне. Конечно, всё это слышано и видано не один раз. Но всё равно интерес не пропадает, так как дело касается удивительного пути познания нашего мира. И познают его отнюдь не ангелы, а люди со всем  набором  своих положительных и отрицательных качеств. Научный гений может жить в очень несимпатичном человеке. И напротив, личность обаятельная и симпатичная может быть до смешного недалёк и наивен. 
   В фильме много внимания уделялось так называемому закону всемирного тяготения. Роберт Гук оспаривал приоритет Ньютона в открытии этого закона. На самом деле Гук был прав. Чёткая формулировка закона тяготения была дана Гуком за двадцать лет до ньютонова «открытия». Но Ньютон ввёл этот закон в систему («Математические начала натуральной философии») и потому лавры достались лишь ему. Удивительный факт, но мы до сих пор используем понятие «закон всемирного тяготения»! И гравитацию называем «тяготением»! Для нас и магнетизм – тяготение! И химические связи – сродство! И электрический заряд – особенная сущность (как флогистон)! Боже мой, на дворе – двадцать первый век, а мы до сих пор живём в плену физических образов и представлений восемнадцатого века!.. Тут не только инерция мышления, тут что-то посерьёзней, нечто вроде массового кретинизма…
   6 июля.    (…)
   На прогулке случайно встретил давнего знакомого, который когда-то читал мои научные работы по физике. Знакомый спросил меня с усмешкой, ёрнически: - Ну чё, вакуум давит?..  - Давит, говорю, давит, кабы не давил, так и не было бы ничего! Вот так с усмешкой, насмешкой относятся к моим идеям тридцатипятилетней давности. Никто, никогда не принимал эти мои научные открытия всерьёз, они были лишь предметом издёвок и насмешек. В пику прежним и нынешним  воззрениям  науки, я утверждаю первостепенную роль физического вакуума в физическом мире, в частности, в явлении гравитации, в явлении магнетизма и электромагнетизма. Без всяких спекуляций с гравитонами, с электрическими зарядами, можно вполне ясно обосновать природу гравитации, природу магнетизма лишь представлениями о давлении вакуума, о разностях плотностей и давлений вакуума. Но чтобы усвоить эти, казалось бы, несложные вещи, нужно понять и саму природу вакуума, и природу ядерной частицы, из которых состоит так называемая вещественная материя. Чем ближе познаёшь физический мир в его основах, тем больше поражаешься невероятной простоте, разумности, экономии природы! Ничего лишнего! И как правы были древние, учившие нас простоте, гармонии, сообразности этого мира. Всё великое многообразие сущего проистекает из одной основы. Когда-то её звали Праматерия; сегодня зовут Физический вакуум. Плотный, массивный вакуум – не мёртвая, косная материя, вакуум – удивительная, живая среда, способная к различным формам движения, динамик, включая фундаментальную форму – дыхание вакуума. Дыхание вакуума лежит в основе ядерной частицы – нуклона. Хотя подобная частица и локализована в пространстве, но границ она не имеет, так как волновое поле каждой частицы распространяется в бесконечность. Гравитационное поле вокруг массивного тела создаётся этим хаосом волновых полей всех без исключения нуклонов. Эта громада волновых полей уменьшает плотность и давление вакуума вокруг массивного тела. И любое другое тело будет выдавливаться в сторону меньшей плотности и давления. Но если же инерционное движение тела на орбите (допустим, Земли) будет достаточно большим, то вакуумное давление будет уравновешено центробежной силой (поэтому Луна  и  спутники не падают на Землю). Нуклон, являясь дыханием вакуума, способен, как целое, совершать движения различной формы, включая винтовые, спиралеобразные с замыканием в тор, в кольцо. Естественно, и формы возбуждаемых им волн будут различны (вихревые, торсионные). Это я подкрадываюсь к природе магнетизма. Конечно, магнетизм и электромагнетизм – это всё взаимодействия вихревых волн правой и левой спиральности. Представления об электрических зарядах пора бы давно пересмотреть именно в подобном ключе. Ротор и дивергенцию уравнений Максвелла можно разумно понять только с таким подходом. Притяжение в магнетизме случается там, где направление вихрей однонаправлено и складывается, увеличивая динамику вакуума. А где растёт динамика вакуума – там падает плотность и давление вакуума. Вот почему магнит притягивается в железу, точнее – придавливается. Вообще, наш мир – это мир давлений. Без мощного, могучего давления физического вакуума он не смог бы существовать. Даже атмосфера нашей Земли держится подобным давлением вакуума. Исчезни оно, и все газы атмосферы вскоре рассеются в бесконечности космоса.   
   7 июня. В Интернете посмотрел видео, в котором участвует один кандидат физико-математических наук. Речь шла о теории относительности А. Эйнштейна. Ведущий программы спросил кандидата о специфике Специальной и Общей теории относительности. Кандидат повёл речь о четырёхмерии нашего мира, и для образца, в объяснении специфики Специальной теории относительности, взял пример атомной бомбы. Мол, атомная бомба работает на принципах теории относительности; мол, больших скоростей в атомах нет, ядра почти неподвижны, там маленькие скорости, однако при превращении массы в энергию происходит нечто и это нечто объясняется четырёхмерием нашего мира, которое вытекло из идей Эйнштейна. Согласитесь, полный сумбур! Подобный пример показывает, как сами учёные не понимают сути физических явлений и процессов. Получается так, что огромная энергия (по формуле Планка-Эйнштейна: энергия равна массе, умноженной на квадрат скорости света) при разрыве связей нуклонов в ядре атома берётся ниоткуда, из ничего!.. Чудо! Ведь, как говорит наш кандидат, в атоме и в ядре нет световых скоростей! Откуда же они взялись? Дело-то как раз в том, что эти световые скорости в атомном ядре есть! Сами нуклоны, ядерные частицы, являются этими световыми скоростями, представленными в образе радиальных колебаний, пульсаций плотности физического вакуума (дыхание вакуума). Эти прямые и обратные колебательные движения происходят со световой скоростью. Радиальные осцилляции постоянно рождают волны такой же природы, которые распространяются от места возбуждения тоже со световой скоростью. Как же в ядре нет световых скоростей?! Тут всё стоит на световых скоростях! Соединение таких осциллирующих нуклонов в ядре атома происходит особенным образом, о чём говорить здесь не буду. Разрыв подобной связи сопровождается выделением большого количества энергии, то есть скорость осколков деления чрезвычайно высока (а скорость – это температура и давление). Единственное, в чём прав наш кандидат, так это в том, что здесь  работает  четырёхмерие нашего мира. Четырёхмерие – это соединение в один континуум (непрерывность) трёх измерений пространства и одной координаты времени. Если усвоить несложную вещь, что подобное соединение есть всего-навсего движение (км/час), то всё встаёт на свои  места. Понятие «четырёхмерие» есть синоним слова «движение», всё! Не надо пугать и запутывать людей идеями четырёхмерия! В физическом мире нет и не может быть покоя, всё в движении, в динамике. Особенно это касается мира атома и элементарных частиц. Если нет ясности в подобных вопросах в головах наших учёных, то что говорить о студентах и школьниках!.. Надо в корне менять положение, очищать науку от набившего оскомину вздора!   
   8 июля. В продолжение вчерашней темы. Удивительно, но до сих пор почти все учёные-физики убеждены в отсутствии в атомном ядре световых скоростей! Но если кто-то и допускает их наличие, то, как это выглядит – ответить затрудняются. Здесь – ахиллесова пята современной фундаментальной физики. И здесь же – гордиев узел. Не разрубив этого узла – наша наука будет буксовать ещё не одно десятилетие. Вот уж воистину: ох, нелёгкая эта работа – из болота тащить бегемота!..  Фундаментальная наука погрязла в болоте относительности, и не находит ни желания, ни сил оттуда выбраться. Нам надо ломать стереотипы, изменять подходы к пониманию важных моментов. И вот понимание роли  и  места  световой скорости  в  мире ядерных частиц – дело первейшее. Что представляет собой ядерная частица – можно понять через природу физического вакуума и его динамику. 35 лет назад мне удалось отчасти найти ответы на важнейшие вопросы. Тогда родился образ дыхания вакуума – вид динамики вакуума, лежащий в основе ядерной частицы, нуклона. Радиальные колебания плотности вакуума в локальной области среды происходят со световой скоростью, и колебания эти постоянно возбуждают вокруг себя волновое поле, уходящее в бесконечность. То есть, каждая частица есть стоячая волна колебаний, где скорость света, энергия подобного движения, сконцентрированы в малом объёме. Вот почему любой объём вещества несёт в себе гигантский запас энергии! Или, точнее говоря – движения, потому что всякая энергия есть только движение! Почему это движение не ощутимо, почему оно не греет нам рук и прочее – тема особого разговора. К сожалению, Специальная теория относительности нашла не лучший путь к пониманию единства движения и материи. По существу, материя у нас одна, едина – среда физического вакуума. Но веществом, осязаемой материей она становится только через движение, через динамику, где царство световых скоростей. Конечно, здесь можно забавляться идеями относительности, представлениями об изменчивости течения времени, об изменчивости линейных размеров тел при световых скоростях, словом – релятивизмом, и это нашло своё применение в практике. Но за этими «чудесами» у нас не получается видеть главного – роль и значение скорости света в мире осязаемой материи.               
   12 июля. Продолжаю вести научную переписку по сети с Михаилом Марьясовым, который взялся разъяснить мне азы математической части квантовой теории. Конечно, речь зашла и о тензорах (четырёхмерная скорость; три координаты пространства и одна координата времени). Михаил, в частности, пишет: «Квант, при максимальной энергии, превращается во вращающийся вокруг своего центра с максимальной скоростью объект максимальной плотности и, что самое неожиданное, неподвижный. Своеобразный «гвоздик». Я ответил ему так: «Михаил, чем больше я думаю об этом «гвоздике», тем чаще возвращаюсь к мысли, что этот «гвоздик» есть не что иное, как «дыхание вакуума», форма вакуумной динамики, которую мне удалось найти много лет назад. Эту динамику можно обозвать и тензором (4-х скоростью). Мне кажется, тут нет вращения, а есть радиальное колебание плотности дискретных элементов вакуума – от центра к центру. И такой объект будет, действительно, устойчивый. О подвижности или неподвижности – особый разговор. Михаил, мне бы ещё хотелось уточнить о потенциальной энергии. С кинетической энергией всё ясно. Но, мне думается, что потенциальной энергии, как таковой, нет вообще. Всякая энергия – только движение. Под  «потенциальной» энергией  подразумевают  динамику, но не явную, как давление. А давление – это скрытая динамика. Гравитация тоже есть скрытая динамика, давление».
   Честно говоря, математик я никакой, и всё, что касается уравнений  и  формул, для меня – птичий язык. Но моя  неспособность  к  математике с лихвой компенсируется мощной научной интуицией, чутьём на истину. И если мне удалось в своё время сделать три важнейших научных открытия, то только благодаря подобной способности. Наглядная интерпретация тензора энергии-импульса через образ дыхания вакуума, пожалуй, лучшая из услуг, которую можно было оказать науке.   
   17 июля.    (…)
   Получил сегодня очередное письмо от Михаила Марьясова. В своём последнем письме я, в частности, писал: «Михаил, хотелось обратиться к Вам и за конкретикой. Я имею в виду природу физического вакуума (если Вы, конечно, признаёте существование единой материальной среды). Она должна иметь совершенно реальную плотность, а значит и массу. По моему убеждению, плотность и масса физ. вакуума должны быть огромны, колоссальны. Или у Вас есть своё мнение на этот счёт?». Михаил мне ответил так: «Раз тема вакуума Вам ближе всего, то давайте о нём! То, что учёный мир называет физическим вакуумом, очень сильно разнится с техническим. Начнём с электрической составляющей (эпсилон), это 1000 тонн на кубический сантиметр. Не удивляйтесь, это именно так. Основная частота больше 6 ГГц, длина волны около 5 см при волновом сопротивлении примерно 300 Ом,  температура около 3 К. Сравните с реликтовым излучением: частота примерно 160 ГГц при длине  волны около 2 мм, температура 80 К (температура основного излучения Солнца 400 000 К). Это установленные и хорошо проверенные факты. Так что Вы очень близки к истине! Пойдём дальше, магнитная составляющая (мю) или заряд примерно 800 000 Кл. Это уже валит наповал, если не убивает. Произведение электрической и магнитной составляющих даёт нам квадрат скорости света, основного параметра нашего мира, на котором всё и завязано.  Если это Вам поможет, то буду очень рад! Да, забыл добавить, что при всём при том масса "кванта" вакуума (так называемая масса покоя) составляет всего 10 в -36,4 г. Природа очень удивительное создание! И нам ещё предстоит многому удивляться!».    
   Вы можете себе представить массивность вакуума – одна тысяча тонн в  кубическом сантиметре?! Когда-то я сам вывел примерную массу вакуума в кубическом сантиметре. Мои подсчёты дали 390 кг на см в кубе. Вижу, что мои подсчёты весьма занижены. Ещё в начале двадцатого века великий Макс Планк, дабы согласовать теоретические выкладки с наблюдаемыми данными, делал предположение о невероятной массивности эфира (старое название физ. вакуума). И там тоже шла речь о таких же запредельных цифрах. Но это предположение Планка сочли совершенно абсурдным. А вот через сто лет оказывается, что Планк был прав! 
   22 июля.    (…)
   Вчера поздно вечером в Интернете попалась ещё одна статья по теме гравитации с названием «Гравитация и заблуждения вокруг её». Почитал комментарии и оставил свой. Пожалуй, ни одна тема не вызывает столько ожесточённых споров и бесконечных дискуссий. Гравитация – это то, что всегда под  рукой, всегда  с  нами, везде  и  во всём. Самое простое и доступное для наблюдения явление физического мира. Несмотря на простоту, доступность, природа гравитация остаётся тайной за семью печатями. Казалось бы, теория гравитации Эйнштейна (ОТО) поставила точку в спорах. Но ведь и она далеко не идеальна! Кроме внутренних её спорных моментов, теорию Эйнштейна невозможно состыковать с квантовой теорией. Квантовая теория предполагает дискретность полей и частиц. Поля Общей теории относительности – непрерывны, дискретность сюда никак не вписывается. Если пытаются дискретность вписать силой, то появляются вещи ещё более страшные. Мой комментарий на названную статью звучит так: «Природу гравитации верно понимали и Леонардо да Винчи, и Михайло Ломоносов. Даже у Роберта Гука и Ньютона можно найти верные суждения о природе гравитации. Да, справедливо, это были гениальные догадки, но всё же... Конечно же, тайна гравитации – в природе материальной среды. Прежде она называлась эфиром, теперь – физическим вакуумом. Это не пассивная, мёртвая среда, а активная, деятельная, живая, имеющая, что удивительно, огромную массу и плотность. Сама частица материи есть локальное колебательное образование, радиальные колебания плотности среды (дыхание вакуума). Каждая такая частица возбуждает вокруг себя постоянное волновое поле. Объединившись в массивное тело, создаётся поле возбуждённой плотности, что и будет гравитационным полем тела, где есть градиент плотностей и давлений. Тела меньшей массы будут не притягиваться, а выдавливаться туда, где плотность вакуума и давление меньше, то есть, в сторону массивного тела. Ничего мистического в природе гравитации нет. Плотность и давление вакуума пропорционально растут с удалением от массивного тела.  Падающие тела получают ускорение именно за счёт падения плотности и давления вакуума с приближением к поверхности массивного тела. Взлетающие вверх тела тормозятся за счёт роста плотности и давления. То, что сказано, не противоречит ОТО Эйнштейна, так как тензор кривизны пространства-времени в формуле есть не что иное, как изменяющаяся динамика волнового поля, градиент плотностей и давлений вакуума. А тензор энергии-импульса – динамика дыхания вакуума частиц тела. Простите, если что не так...». 
   Я сам так часто писал о гравитации, что изрядно поднаторел в формулировках  на  подобную тему, появилась даже  некоторая виртуозность. Нет, не хвалюсь, а отмечаю данность. Конечно, хорошо бы эту данность подкрепить ещё уравнениями и формулами.
   29 июля. Понедельник, но у меня выходной день за отработанную субботу. С утра дополнил книгу «Дыхание вакуума» выписками из «Последних заметок». В Интернете встретил видео лекции профессора Кембриджского университета Дэвида Тонга. Посмотрел со вниманием. Лекция очень понравилась. Не удержался, сделал комментарий: «Дыхание вакуума, дыхание вакуума... Эта лекция показывает, как в дебрях математических спекуляций мы потеряли смыслы. Потеряв, утратив смыслы, мы не находим верных подходов к пониманию тех или иных процессов и явлений. Мы искусственно ограничили  себя  тремя  формами  движения:  поступательное,  вращательное, колебательное. Для отображения таких форм движений достаточно пространств одного и двух измерений. Но для понимания динамики физического вакуума (квантового поля) нам  необходима  ещё  одна форма колебательного движения, которая соединяет в себе три координаты пространства со временем. Это радиальные колебания элементов физического вакуума (от центра условной сферы к центру). Подобные радиальные осцилляции плотности со световой скоростью можно условно назвать дыханием вакуума. К слову, четырёхмерие Специальной и Общей теории относительности кроется именно здесь. Не берусь утверждать, что дыхание вакуума и есть квантовые флуктуации вакуума. Но то, что динамика дыхания вакуума лежит в основе ядерных частиц (нуклонов), могу предположить смело. Динамика дыхания вакуума могла бы явиться неплохой иллюстрацией модели струны в теории суперсимметрии. Здесь материя и "антиматерия" в одной частице слились в гармоничное целое. Простите, если что не так...».   
   И, действительно, здесь - ключевой момент драмы нынешней фундаментальной физики. Мы застряли в пространстве одного и двух измерений, тогда как потребность в переходе к трёхмерию появилась ещё сто лет назад, с рождением квантовой физики, а потом и квантовой механики. Это застревание в маломерии ограничило нашу фантазию, сковало свободу поиска. Ведь реально мы живём в трёхмерном мире, и все процессы и явления в физическом мире происходят в трёхмерии. Добавив к трём координатам пространства координату времени, получим движение (условно называемое – «четырёхмерие»). Допуская радиальную колебательную динамику, мы в корне меняем ситуацию в квантовой физике. Уходит автоматически множество математических спекуляций, появляются ясные смыслы, воскресает наглядность…    
   7 августа. Вечером, после работы, встретил в сети околонаучную статью с названием «Самый сложный реактор в истории человечества почти достроен. В 2025 году нас ждёт бесплатная энергия…». Конечно, речь идёт об установке термоядерного  синтеза (ИТЭР), которая строится  на  юге Франции. Опять обещания изобилия энергии, опять лживые заверения в успешности опытов. Не удержался, написал свой комментарий: «Управляемой термоядерной реакции быть не может в принципе. Можно управлять реакцией распада ядер в ядерных реакторах. Но сделать управляемой реакцию слияния ядер – полная ерунда. Наши потуги термояда основаны на ложном представлении о появлении многонуклонных ядер в просторах вселенной, мол, они синтезируются в недрах звёзд. Но так ли на самом деле? Сильно сомневаюсь. Механизм рождения многонуклонных ядер может быть совершенно иным, где работают квантовые законы, волновые свойства частиц, а не хаос плазмы, где квантовые законы перестают соблюдаться. Простите, если что не так...». Учёные шесть десятилетий морочат головы обывателям и властителям о получении изобилия дешевой энергии в реакции термоядерного синтеза. Мол, надо только построить реактор и всё будет чики-чики!.. Шесть десятилетий безуспешных попыток. Это  говорит  о  том, что  мы  не  знаем  об атоме и ядре самого главного, многого не знаем о жизни вселенной. Но беда в том, что не только не знаем, но и не хотим знать… На незнании, на невежестве можно долго и успешно паразитировать.
   29 августа. 70 лет назад  на  полигоне под Семипалатинском была взорвана первая атомная бомба СССР. Бомба было создана в кратчайшие сроки как ответ на американскую бомбардировку атомными бомбами городов Японии в августе 1945 года. Нашей стране создание этого страшного оружия стоило невероятных усилий. Советский Союз, только что переживший Великую войну, оказался втянут в гонку за ядерным паритетом. Через четыре года паритет стал фактом. Угроза уничтожения Советского Союза отошла в небытие. Хотя нас постоянно обвиняют в том, что, мол, мы «украли» бомбу у американцев. Но это не совсем так. Наши учёные, инженеры, специалисты смогли вполне целиком сделать её сами, и даже лучше, но, как дамоклов меч, висел фактор времени. Та научная и техническая информации, поступавшая из Лос-Аламоса (США), помогла нашим учёным и инженерам сберечь время, ускорить работы. О том, что возможно сделать взрывное устройство из изотопов плутония или урана, наши советские учёные говорили ещё в 1940 году, в частности, физик-ядерщик Г.Н.Флёров. Ими даже предлагались чертежи таких устройств. Флёров до войны работал в Ленинграде, в группе Игоря Курчатова, и занимался нейтронами. Ему вместе с Петржаком удалось сделать даже открытие – спонтанное деление ядер урана. Деление ядер урана медленными нейтронами было открыто в 1938 году О. Ганом и Ф. Штрассманом (Германия). Открытия такого рода вскоре привели к пониманию возможности цепной ядерной реакции деления. Худо-бедно, но  ядерный паритет уберёг мир от большой войны, потому что все понимают, что в такой войне не может быть победителя. Ядерная война – это всеобщая гибель, тотальное истребление всего живого на Земле.
   8 сентября.       (…)
   Завтра в Санкт-Петербурге начнёт работу Двадцать первый Менделеевский съезд. Съезд продлится до 13 сентября. Большое собрание химиков приурочено к юбилею Периодической системы химических элементов Д. И. Менделеева. О съезде узнал только сегодня, случайно. Хотя бы за два месяца, то смог бы подготовить и выслать материал. А сейчас уже поздно. А дело касается моего научного открытия тридцатипятилетней давности, которое изображается новым спиральным вариантом Периодической системы химических элементов и даёт новое толкование причины атомной (ядерной) периодичности. Без ложной скромности говоря, это открытие по своему значению является самым важным шагом после самого открытия Менделеева (1869 г.). Но этого научное сообщество упорно не желает понимать и принимать. По совету двух вологодских преподавателей вузов, в марте 1990 года я был в Москве, встречался с академиком Г. Н. Флёровым. Передал ему свою работу. Что стало с работой – неизвестно. Но после, в девяностые и в нулевые годы, как-то активно в Институте ядерных исследований в Дубне пошли  работы  по   синтезированию  новых  трансурановых  элементов.  Думаю, не обошлось  без  участия  моей  работы, так как  в  ней  расписаны  все массы элементов до конца седьмого периода системы элементов и условия дополнительных восьминуклонных групп. Даже если это не так, я всё равно рад за наших учёных, и приветствую открытие съезда. Да будет свет!..
   24 сентября. После обеда побывал в старом здании Педагогического университета, что на улице С. Орлова. Подарил большую иллюстрацию своей спирали Периодической системы элементов. Сейчас нету здесь кафедры физики. Сейчас общий факультет математики, физики и компьютерных систем. Подарил этому общему факультету. В конце восьмидесятых годов и в девяностые годы прошлого века тут был не один раз, общался с преподавателями, искал помощи и поддержки. Но, увы! Здесь даже ни разу не выступал перед студентами. Однако  здесь были интересные разговоры  с  некоторыми педагогами, которые выводили меня на некоторые размышления и поступки. Подарил спираль в память о тех годах. А уж будет развитие темы или всё опять уйдёт в песок – не знаю. К слову, завтра собираюсь до кучи ещё сходить в естественно-математический Лицей, где я выступал с лекцией ровно 25 лет назад. Тоже хочу подарить на память свою иллюстрацию. Сейчас это учебное заведение, вероятно, называется иначе. Но тогда, четверть века назад, оно звалось именно так.      
   25 сентября.     (…)
   После обеда сходил в естественно-математический Лицей, что находится на улице Пролетарской. Снёс и подарил свою спираль Периодической системы элементов. Правда, теперь этот Лицей зовётся «Образовательный многопрофильный…». Приняли меня хоть и радушно, но моё появление и подарок вызывают некоторый шок, недоумение… Не сумасшедший ли пожаловал?! Ничего хорошего не жду. Уберут мою спираль в дальний угол и забудут, как дурной сон. Мол, своих забот хватает! 
   9 октября.       (…)
   Сегодня дома перебрал всю свою библиотеку. Нашел книгу Анри Пуанкаре «О науке». Купил и прочёл её в октябре 1983 года, за месяц до моего главного научного открытия (дыхание вакуума). Содержание книги тогда вызвало у меня много недоумений и вопросов. Потом перечитывал книгу ещё раз. Вопросов стало меньше. Некоторые учёные задаются вопросом: почему Пуанкаре не создал теорию относительности, хотя все необходимые элементы, составные части теории были им (совместно с Лоренцом) подготовлены? Теорию относительности создал, как принято считать, А. Эйнштейн. Вероятно, Пуанкаре не был по натуре так радикален, как Эйнштейн. Были у Пуанкаре (как математика, а не чистого физика) сдерживающие причины. Одна из них – Пуанкаре принимал существование эфира и не собирался от него отказываться, хотя считал, что обнаружить присутствие эфира практически невозможно. А Эйнштейн с самого начала был настроен на изъятие эфира из физической картины мира. Сначала Эйнштейн отрицал, но через много лет всё-таки признался, что знал о работах Пуанкаре. Хотя в своей статье 1905 года «К  электродинамике  движущихся  тел» Эйнштейн имя Пуанкаре не упоминает ни разу. Вот здесь кроется самая острая коллизия, определившая развитие физики на сто лет вперёд. И истоки нынешнего затяжного кризиса физики – тут же. Когда присваиваешь и используешь чужую  научную идею, то сам не знаешь – что из этого выйдет и куда она тебя заведёт. Несмотря на успешность специальной и общей теории относительности, на тотальное признание, они несут в себе родовую травму. Как и с гипотезой Э. Маха о причине гравитации, так и с идеями относительности Пуанкаре, Эйнштейн воспринял идеи, но неверно их понял, не так истолковал. Что, однако, не помешало создать устроившие большинство теории. Пусть с натяжками, отчасти – спекулятивные, но работающие. Но вот через сто лет родовая травма должна быть излечена, иначе нам никогда не выбраться из трясины относительности. Конечно, материальная среда существует (по-старому – эфир; по-новому – физический вакуум). Нельзя искусственно сводить физические динамические эффекты в материальной среде к кинематике, к спекулятивной относительности. Квантовый мир – это мир динамики,    колебательных форм движения, где имеет место взаимодействие элементов.   







 


Рецензии
Из вашей статьи я понял, что вы человек ищуший
истину в научных трудах и правде жизни. Я тоже много
лет ищу крупицы истины, хотя и не учёный. Я
объединяю эзотерические знания с наукой нового энерго-
информационного направления. А главное в чём смысл
жизни человека. Я вижу что вы не читали научные
труды академика РАМН В.П. Казначеева у которого свыше
700 работ и которого активно критикует и отрицает
многие его работы комиссия при РАН по борьбе с
лженаукой. А также эта комиссия не признаёт выдающихся
работ академика А.Ф. Охатрина, академиков РАЕН Г.И. Шипова,
А.Е. Акимова и других. Об этом я пишу в статьях:
"Как отделить истинную науку от лженауки", "Связь
эзотерики и науки", "Причины и следствия" и другие.
Сможете ли вы принять мои статьи? Не уверен, здесь
другое мировозрение.

Юрий Иванов 4   10.04.2013 11:53     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.