Как стать членом союза писателей

Некоторые авторы Прозы.ру кичатся тем, что они, дескать, члены Союза писателей России.

Гордиться тут абсолютно нечем.

Сейчас я расскажу вам всем, как можно любому человеку стать членом Союза писателей России, не имея абсолютно никакого литературного дарования. Я подчёркиваю: не писателем стать, а членом Союза писателей. Это разные понятия.

Знали бы вы, сколько родственников, друзей, собутыльников, любовниц  влиятельных писателей было принято в Союз писателей России!

Вот моя инструкция.

 В Уставе Союза писателей России нет никаких ограничений для вступающих. Чтобы поступить в институт или на работу, надо пройти медкомиссию. А здесь не надо. Человек может быть абсолютно безграмотным, например, Джамбул Джабаев или Сулейман Стальский, быть психически нездоровым. Может быть алкоголиком, кривоногим, сопливым, глупым, сумасшедшим. Он может находиться в уголовном розыске. То есть - ЛЮБЫМ!

В числе документов, которые надо представить, следующие: «Листок по учёту кадров» и «Справка об опубликованных произведениях».

Листок можно самым бессовестным образом выдумать. Даже вставить, что работал атомным реактором, директором озонового слоя Земли, литсотрудником многотиражной газеты «Ой, мама, не могу!». Никто не проверяет этого. В России никому ни до чего нет дела, кроме, конечно, где деньги. При заполнении листка по учёту кадров надо обязательно уменьшить свой возраст лет на 15, если вам за 60. Никто проверять не будет, и паспорт у вас не потребуют. Возраст надо уменьшать потому, что в Москве, в Союзе писателей, обнаружили, что старики всё время просят материальную помощь в связи с преклонным возрастом и резким ухудшением состояния здоровья. А где её набраться? И неохотно принимают в Союз пожилых. Высшим спросом пользуются женщины, а особенно девушки.

А для второго документа, это об опубликованных книгах, надо что-то издать. Одну книжку, а ещё лучше - две. Да что там две?! Как вы увидите, хоть сто, хоть миллион!

Предпочтительнее всего издать книжку рассказов. На повестях, тем более на романах и тем более на драматургии можно попасться. Крупные произведения более приметны. Стихи совсем не годятся. Там же нельзя ничего менять. Там же рифмы и ритмы, размеры.

ШАГ ПЕРВЫЙ.

Вы шастаете по итернету и копируете себе самые понравившиеся рассказы, лучше всего миниатюры.

Есть компьютерные программы, которые отлавливают плагиаторов. Для тех, кто не знает, скажу: плагиат - это присвоение своего авторства чужим произведениям. Другими словами - это воровство произведений культуры. Самая простая программа может быть такой: она проверяет заголовок и первое слово в каждом абзаце. Поэтому нужно принять меры.

ШАГ ВТОРОЙ.

Когда вы набрали десятка четыре таких рассказов, первым делом поменяйте названия. Неважно, как.  В качестве примера приведу рассказ Тургенева «Муму». Его можно озаглавить «Гнев барыни». Надеюсь, у вас хватит здравого смысла, чтобы рассказ Тургенева не включать в «ваш» сборник. Это я для примера сказал. Ну, хорошо. Чтобы было понятно, приведу ещё один пример. Украденный вами рассказ называется «В ожидании козы». Можно назвать как угодно. Ведь никто никогда не будет читать вашу книжку. Можно назвать «Пока не было мамы» или «Причуды младшего брата».

ШАГ ТРЕТИЙ.

После этого вы меняете первое слово в каждом абзаце. Здесь широкие возможности.

Первая возможность. Перестановка слов. Тут ума не надо. Например, повесть «Дубровский» у Пушкина начинается так:

«Несколько лет тому назад в одном из поместий…». Вы должны начать так: «В одном из поместий несколько лет тому назад…».

Вторая возможность. Посложнее. Надо немножко изобретательности. Заменяете слово синонимом. «Какое-то количество лет тому назад в одной помещичьей усадьбе...». И ни одна собака, выражаясь языком Зощенко, не заподозрит вас в плагиате.
 
ШАГ ЧЕТВЁРТЫЙ.

Во всех рассказах, наворованных вами, поменяйте фамилии, имена и отчества героев. Причём, чтобы абсолютно не было созвучно. Если в украденном вами произведении стоит, например, Павел Легкопытцев, то у вас он должен стать Евгением Шевченко или Русланом Дурмагометовым. А ещё лучше Лукерьей Хоккеистовой. Чтобы никакого сходства.

ШАГ ПЯТЫЙ.

Меняете населённые пункты. Если там Армения, то у вас пусть будут Оренбургские степи. Соблюдайте осторожность. Если тема рассказа о горе Арарат, то менять не надо.

ШАГ ШЕСТОЙ.

Можете поменять профессии героев. Если у автора шофёр, то у вас пусть будет бухгалтер, сантехник, клоун или повар. Но с заменой профессий будьте внимательны. Чтобы не выпало из сюжета.

ШАГ СЕДЬМОЙ.

Если позволяет сюжет, можно поменять пол мужской на женский и наоборот.

ШАГ ВОСЬМОЙ.

Вы печатаете на принтере восемь экземпляров теперь уже «своего» сборника рассказов. Но тираж там ставьте 500 экземпляров. Это нужно для союза писателей. Чтобы вас приняли.

Не надо издавать 1000. Не надо даже 20 штук! Их никуда, например, в библиотеки, не надо давать. Только в Союз писателей. И там никто их читать не будет. Откроют в трёх местах и пробормочут: «Мда-а-а, мура. Ну да ладно...».

Почему «мура»?

Эти члены союза писателей только себя считают умными и гениальными. Дай им Пушкина или Тютчева на отзыв, тоже скажут «мура».

Переплетаете в типографии: твёрдая обложка, цветная, под плёнкой. Можно цветные форзацы. Стоимость такого переплёта летом 2011 года составляет 100-150 рублей за один экземпляр. Но с дурака могут потребовать и 250 рублей. Как в ЖКХ - сколько хотят, столько и требуют. Ну, а тот, кто знает полиграфическое дело, спросит:

- Из чего состоят эти 250 рублей? Дайте калькуляцию!

Они калькуляцию давать не хотят. Потому что в этой калькуляции высокий процент прибыли, то есть грабежа. В конце концов, если они заупрямятся, то можно дать и по 250 рублей. Чёрт с ними! Эти деньги потом окупятся.

Название типографии и её адрес выдумайте. Желательно что-нибудь заумное: «Полиграфические шедевры» или «Русская литература», а ещё нахальнее «Современная русская классика». Это ваши произведения, значит, современная русская классика.

В областном городе удобно вот что сделать. Сейчас идёт большая ломка старых домов, даже двухэтажных, на центральных улицах. Взамен их возводятся небоскрёбы, банки и супермаркеты. Можете указать дом, который снесён. Кто там знает, была там типография или нет. Сейчас много частных издательств. Но лучше местом издания назвать соседний город, а не там, где вы живёте, и где находится отделение союза писателей вашей области.

Жена дочитала мою инструкцию до этого места и говорит мне:

- Коля, ну и дурак же ты!
- Почему?
- Наворотил чёрт знает чего! Можно сделать проще и дешевле. Приходишь в книжный магазин и говоришь продавцам: «Подыщите мне книгу рассказов малоизвестного автора в мягкой обложке страниц на двести или двести пятьдесят. Ценой примерно шестьдесят четыре рубля. Я возьму у вас восемь штук». Продавцы с ног собьются и найдут. Потому что сейчас в книжных магазинах продавцов в три раза больше, чем покупателей. Ты отрываешь обложки, приходишь в типографию и заказываешь поставить новые обложки с твоим авторством  и с новым названием. Ну и выходные типографские данные твои. И всё это обойдётся по сто рублей за книгу. Вот и всё.

Мне кажется, эта мысль умная.

- А как быть, - спрашиваю жену, - с обозначением печатных листов с названием автора и книги на 17, 33 и так далее страницах?
- Соскобли лезвием.

ШАГ ДЕВЯТЫЙ.

Даёте взятку секретарю или председателю, в каждой области эта должность называется по-разному, писательской организации. Для 2011 года размер взятки достаточен в сумме 3000 рублей. Вполне возможно, что в последующих годах размер взятки будет увеличиваться. И вот почему. Во-первых, всё дорожает. Во-вторых, начитавшиеся моей инструкции ринутся вступать в союз писателей. Создастся очередь. Начнётся конкурс взяток: кто даст больше, того примут раньше.

Чтобы это не выглядело как взятка, скажите так:

- В соответствии с пунктом пять-один Устава Союза писателей я хочу внести добровольный взнос от физического лица. Я выиграл в какую-то телеигру пятнадцать тысяч рублей. Ну там пересылка, налоги. Получил двенадцать тысяч восемьсот рублей. Хочу писательской организации пожертвовать три тысячи на поддержку молодых дарований. Расписок и квитанций мне не нужно. Тратьте по своему усмотрению.

- А вы не могли бы пожертвовать все двенадцать тысяч восемьсот? - скажет этот стервец.

Чтобы не давать, скажите:

- Мог бы. Но их у меня уже нет. Я отдал детдому в городе Кишинёве, где после войны воспитывался мой отец.

Этот негодяй не устоит и взятку возьмёт обязательно. Если затребует 5000, поторгуйтесь, сойдитесь на 4000.
 
Выдумайте крупный город, где был ваш отец: Харьков, Душанбе или Тирасполь, желательно в другом государстве, но бывшем тогда в СССР, чтобы затруднительно было проверить. Ехать проверять - это таможни, визы. Если вздумают написать туда письмо, есть ли там детдом, то оттуда даже не ответят. Пожалеют деньги на конверт. Сейчас никто никому не нужен. Скорее всего, того детдома уже нет, его здание какой-нибудь ворюга приватизировал и устроил там офис.

Очень удобен город Грозный. Он был стёрт с лица земли.
После этого пишете заявление о том, что вы хотите быть писателем.

И ваше желание удовлетворяют, даже не спросив паспорта. Вы же дали взятку. Тем более, что вы - молодое дарование. Даже если вам 75 лет.

Если кто-то боится, что его разоблачат, то я успокою: не разоблачат. Потому что НИКТО «ваших» книжек читать не будет. Никогда! Даже если вы на него направите пистолет Макарова или автомат Калашникова и потребуете: «Читай! Или пристрелю как собаку!». «Стреляй, сволочь!» - гордо ответят вам. Не будут читать даже те, кто обязан читать. То есть те, кто будет вас рекомендовать в союз писателей.

Удобство быть членом союза писателей состоит ещё вот в чём. После того, как вы станете членом союза писателей, вам не надо будет в дальнейшем что-то писать и издавать. Не надо ничего подтверждать. Как раньше требовалось подтверждать разряды в спорте. В Уставе Союза писателей России написано, что каждый член сам определяет меру своего участия в литературе в соответствии с возрастом, состоянием здоровья и ПРОЧИМИ обстоятельствами.

Своё литературное безделье объяснять возрастом не совсем уместно: вы же уменьшили годы.

При ссылке на состояние здоровья могут дружески подсказать, что неплохо бы подтвердить справками из поликлиники.

Лучше всего ссылаться на прочие обстоятельства: что вас не любит жена, что вашу дачу обокрали, что сосед постоянно подбрасывает к вашей двери мусор, что подорожали детские игрушки, что лифт часто ломается.

Никто не подойдёт и не скажет, вертя пуговицу на вашем пиджаке или на блузке, если вы женщина:

- Что вы за последние годы написали?

А если какая-нибудь молоденькая журналистка накануне вашего юбилея сдуру спросит, то ответьте:

- Я сейчас работаю над романом-трилогией «У пшеницы тоже усы», а вчера поставлена последняя точка в пятиактной пьесе с антрактом, которая называется: «Говорят, не смею я».

Никто никогда не скажет: «Покажите книгу».

 Эту инструкцию я написал для России.

Но она действует  везде, где есть союзы писателей. Мне кажется, что это Украина, Белоруссия, Казахстан, Узбекистан, Туркмения, Киргизия, Таджикистан, Грузия, Армения, Азербайджан, Молдавия, Литва, Латвия и Эстония.

Такая шалость не подпадает под понятие плагиат. Вы же многое там по моему совету поменяли. В России и бывших республиках плагиат не считается преступлением. В уголовном кодексе есть статья, а в жизни ею редко пользуются. Да и то только по приказу свыше.

Вот и всё.

С чем вас и поздравляю.

- Нет, не всё! - опять вмешалась жена.
- Что ещё?
- А то, что сейчас статус писателя низведён в России до нуля. В писательских организациях многих регионов просто рассылают всем желающим предложения стать членом Союза писателей. Вступительный взнос - пять тысяч рублей. Никаких документов, никаких публикаций не требуется. Сталин лично знал всех писателей Советского Союза. Потому что их было двадцать человек настоящих писателей. О них с гордостью писал Евтушенко: «Поэт в России больше, чем поэт». А теперь пятнадцать тысяч ублюдков, о которых можно сказать «Поэт в России больше не поэт». .


Рецензии
Остроумно, весело и грустно одновременно. Поздравляю с творческой удачей!

Елена Бетнер   12.12.2018 22:05     Заявить о нарушении
На это произведение написано 160 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.