Шрам

     И вот снова полупустая, малоосвещенная комната... До боли знакомый железный стул в центре и неприятный запах сырости . Карман греют деньги, огромные деньги, и это тепло разливается по телу приятно и равномерно. Вкус наслаждения, точно оргазм, бьет в висках учащенным пульсом. Обычно с такими деньгами гуляют в более привлекательных местах, пьют дорогие напитки, трахают пышногрудых красавиц или разъезжают на дорогих автомобилях. Каждому свое.

     Сзади раздался глухой щелчок пальцами, и у стены загорелись три прожектора. Все оборудовано с умом: я их вижу, они меня — нет. И вот, одна за другой, у стены выстраивается ряд обнаженных девушек. Если угодно — многообразный модельный ряд. У всех заклеены рты и связаны руки.   Умоляющими глазами они ищут в темноте... покупателя. Идеальные фигуры, легкий макияж и крайне ухоженные гениталии. Стандартный набор.

     Посмотрим, что тут у нас... В правом углу стоит девушка, опустив глаза в пол. Ее белокурые волосы ниспадают с плеч до самой талии, внизу живота виднеется шрам (наверное, вырезали аппендикс), в пупке банально блестит серьга. Даже не видя ее глаз, я понял что она — то, зачем я сегодня здесь.

     — Я выбрал первую девушку, стоящую в правом углу! — уверенно сказал я человеку в черном плаще.
     — Спасибо дамочки, все свободны. Катя, подойди сюда. — басом сказал продавец.

     Блондинка шагнула в темноту, ее облик мгновенно растворился в тени. Освободив ее руки и рот, я отдал мясистую пачку долларов мордовороту.

     Прага дышала ночью. Звездное небо освещала полная луна, скудно напоминающая яичный желток. Улицы, что непривычно, пустые; лишь редко проезжающие автомобили нарушали тишину. Девушка стояла рядом со мной, по-прежнему глядя в низ, куда-то сквозь горячий асфальт.

     — Ты свободна, иди. Вот тебе деньги на новый паспорт и билет на родину, — сказал я Кате, протянув ей заранее подготовленный конверт.
     — Как?! Ты же купил меня... Я твоя. Ты заплатил за меня огромные деньги. — в недоумении сказала девушка, подняв широко раскрытые глаза.

     Я увидел глубокий шрам, буквально перечеркивающий прекрасное лицо Кати. Он врезался в миниатюрные, слегка пухлые, губы, правильный нос. Я увидел прооперированный, неестественный глаз. Кажется, стеклянный. Далее шрам изящной линией ложился поверх брови и заканчивался на виске.

     — Ты свободна. Я купил не твое тело, а твою свободу, которую у тебя нелегально отняли. Развлекаюсь я так, понимаешь? Пытаюсь разрушить этот дурацкий бизнес. Если тебе некуда идти, можешь переночевать у меня. — пояснил я девушке, всё так же загадочно разглядывая ее лицо.

     Ее шрам не портил ее прекрасного лица. Благодаря ему, она была особенной. Без него, возможно, она не была бы так красива и интересна.

     — Спасибо... Правда уродливый шрам? — прошептала девушка, снова опуская глаза.
     — Нет. Он очень красивый. Я такого никогда не видел. Ты особенная девушка, без него ты не была бы так красива и трогательна.

     Когда Катя снова подняла глаза, я увидел в ее глазах мертвую балерину, несбывшуюся мечту, призрак счастья. Возможно, девушка приехала в этот проклятый город по зову мечты и новых возможностей. Но судьба сложилась иначе. В любом случае судьба — очень мудрая штука. Каждому отдельному человеку она отводит только те страдания и испытания, которые человек в силах пережить. Люди часто не обращают внимания на мудрость своего положения. Они жалеют свое оскорбленное "я", теряя веру в самих себя. А, между тем, жизнь для каждого выбирает только правильный путь. Пока мы живы, мы выполняем личную миссию, и мы не в праве от нее отказываться.

     Катерина быстрыми шагами пошла в темноту и скоро совсем исчезла, растворившись в ночной Праге. Где-то в далеке были слышны изящные стуки ее длинных каблуков, быстро отдаляясь. Она нашла свой билет в жизнь, обрела так же много, сколько и потеряла... Уроки жизни, они бесценны.

     Спустя три года, я буду сидеть в Лондоне, в театре с мировым именем и увижу на сцене Ее. Хрупкая талия будет одета в пышную пачку, аккуратные ступни — в шикарные пуанты белого цвета. Уверенными движениями Она будет показывать зрителям шоу, ради которого пережила ошибки, ради которого была живым товаром, ради которого она рождена. Вскоре, после приезда на Родину, она найдет ключ к успеху и смело провернет его в замочной скважине счастья. А я... Я буду гордиться ее успехом и молча покину зрительный зал. Мы больше никогда с ней не встретимся взглядами, ведь тени прошлого, особенно такого, лежат на мне толстым слоем. Нельзя портить то, что она обрела. Нельзя напоминать ей о том, через что она прошла. Она — вольная птица, а я — лишь человек, оказавшийся в нужное время в нужном месте.


Рецензии