Театр и революция - Киев 1917 - 1920

               
                « Когда говорят пушки - музы молчат ».

Но так ли это, в самом деле. Есть очень много свидетельств и доказательств тому, что заставить музы молчать,
очень трудно, и чаще всего это не удается. Вот о таком времени, когда гремели пушки, а музы не молчали мне
хочется рассказать. Время и  место выбраны не случайно. Киев и гражданская война. Для меня это тот уникальный
город, где прошло не только моё детство и юность, но и почти вся моя прекрасная жизнь. Кроме очень многих 
важных факторов любви к этому городу, был и еще один, имевший существенное значение. В этом городе жил один
из замечательных писателей 20 века Михаил Афанасиевич Булгаков. И не просто жил, он создал в нем свои
замечательные произведения. Много раз, проходя в разное время суток, и днем, и вечером, а иногда и ночью по
Андреевскому спуску по дороге домой на улицу Фроловскую,  рядом с Фроловским женским онастырем, я проходил
мимо дома №13 по Андреевскому спуску, его дома, дома Булгакова. Для многих, из моего поколения, это была одна
из духовных реликвий. В этом же доме, в том подвале, который описан в Белой гвардии, жил мой друг, с которым
мы вместе  работали и вместе ходили в туристические походы. А выбор времени тоже не случаен. Именно в это
время в городе совершался такой кадейдоскоп событий, который оставил много следов на его «лице».

                Но давайте все по порядку.

   В конце 19–го начале 20-го века Киев занимал видное место, как один из центров театрального дела,в
российской провинции. Крупнейшим обытием в театральной жизни города явилось открытие в  1891 году стационарного
русского драматического театра, основанного Н.Соловцовым. Этот театр знакомил киевскую
публику с лучшими произведениями
отечественной и зарубежной драматургии. В его репертуаре были пьесы Грибоедова, Гоголя, Островского, А.Толстого, Тургенева,
Чехова,  Л.Толстого, Горького, Шекспира и других драматургов..
   
     С 1867 года в Киеве шли спектакли Русской оперы, постоянно выступавшей в    городском театре. На протяжении
1882-1883 в городе гастролировали различные украинские труппы с участием М.Кропивницкого, Н. Садовского, М. Заньковецкой и
других актеров украинской сцены. С 1893 года начинаются регулярные спектакли театральных коллективов  Н.Садовского,
Н. Кропивницкого, П. Саксаганского, Д. Гайдамаки , А. Суслова, Л. Сабинина и других. А с 1907 года в помещении Троицкого
народного дома (ныне помещение театра музыкальной комедии) выступает коллектив « Общества украинских артистов»
под руководством Марьяненко М.А., с участием Заньковецкой М.К. и Саксаганского П.К., также работает первый стационарный
украинский театр Николая Садовского. На гастроли в Киев приезжали постоянно приезжали многие известные актеры столичных
театров..  В начале 20 века город посещают разного толка антрепренеры, держатели увеселительных антреприз, опереточных
и фарсовых представлений. В  Киеве в это время существовало несколько учебных  заведений, которые занимались подготовкой
театрально-художественных кадров.. Это  первая русская драматическая школа,  основанная Е.А. и А.Н. Ленковскими в 1905 году,
музыкально-драматическая  школа имени Н.В.Лысенко, созданная  композитором в 1904 году, драматическая студия при театре   
«Соловцов», театральное училище при «Обществе искусства и литературы», руководимое старейшим киевским актером         
И.Г.Матковсмким.
   
    Годы первой мировой войны внесли бурное оживление в театральную жизнь Киева. Но к сожалению, это оживление было вызвано
не подъемом театрального искусства, а процветанием большого количества антрепренеров, открывших в городе разнообразные
театрики миниатюр, кафе-шантаны и прочие аналогичные увеселительные заведения.
   
Война давала себя чувствовать даже в таком, далеком от фронта городе,как Киев. На улицах появилась масса нищих, калек,
раненых, дезертиров. Ежедневно нарушался график движения на железной дороге. По улицам, иногда, проходили колонны
военнопленных австрийцев.
 
      В 1915 году возникли большие трудности с хлебом, чего Киев никогда прежде не знал. Было запрещено выпекать и
продавать в пределах Киева торты и пирожные. Но служба в многочисленных киевских церквях и монастырях совершалась регулярно.
Количество монахов в мужских монастырях росло, монахи освобождались от военной службы. Они усиленно молились за дарование
богом побед  российскому оружию. В городе в продаже стало меньше мяса и колбас,
появились очереди и « черный  рынок ». 
Население Киева за годы  войны уменьшилось на одну треть (более чем на 200 тысяч ). Лозунг – «  Хлеба и зрелищ » 
в этот период имел под собой реальную почву - у населения города не было, и не могло быть, уверенности в завтрашнем дне.
Настоящая тревога охватила киевлян, когда расспространились слухи, что даже университет будут эвакуировать в Саратов.
Киевляне ожидали возможного появления в городе немцев. Почти до сентября 1915 года не было известно, начнут ли театры
зимний сезон, и только в последних числах августа Городская дума предложила киевским  антрепренерам готовить спектакли.
Сборы в театрах были приличные,не хватало актеров. Тенор киевской оперы Мочаров совмещал исполнение партий Хосе и Радамеса с
офицерской службой в штабе округа. Бас М.Донец  работал днем фельдшером в госпитале, а вечером пел Мефистофеля или Сусанина,
меняя при этом фамилию на Донской. Киевский комендант Медер строго следил за участниками спектаклей в театрах, что бы среди
них не было военнослужащих. Некоторые артисты играли в двух театрах: в Опере и в труппе  Садовского. Г.Григорьев вспоминает,
что В.И. Золденко в театре Садовского пел Ивана в первом и третьем действии оперы «Катерина», а во время второго
действия присутствовал в роли Ратного на балу в « Евгении Онегине » в городском театре. Стремление публики к зрелищам
наложило отпечаток на характер всего репертуара театров города. С триумфом ставились в драматических театрах двухактная
комедия Мировича «Вова приспособился» о приключениях сына помещика, попавшего в казарму. Были запрещены оперы, пьесы,
симфонические произведения немецких авторов. Не шли оперы Вагнера, не исполнялись симфонии Бетховена и т.п.
Именно в этот период, как грибы после дождя, появились театрики миниатюр: «Интимный», « Роскошь », « Олимп », "Пел-мел",
« Гигант », «Геркулес », «Театр Ермолаева », Водевиль » и другие. Их организаторы рассчитали точно и тонко - зритель
военного времени не   имеет возможности, да и желания, весь вечер тратить на один спектакль, ему удобно один час
посидеть в кино, а потом заниматься воими делами, которые будут, то ли обязательными, или  приятными. Надо было пойти
ему навстречу - устроить представления по типу кинематографа: три сеанса за вечер, каждый чуть больше часа
продолжительностью. От такого варианта всем  будет хорошо: и зрителю, актерам и самое главное - нтрепренеру.  Репертуар
и программы этих заведений были очень разнообразными - пестрыми,  но чаще всего  безвкусными,  и  очень относительно
могли именоваться театральным искусством. Но эта сторона никого тогда не беспокоила, кроме серьезных театральных
коллективов. Термин « Халтура », применительно в сценическому искусству, именно тогда, в конце1914-1915 годов, приобрел
права гражданства. В программах театров миниатюр выступали певцы Шумский В.Д.,  Александр Вертинский, М.Сабинин,
чтец Руденков И.С., эквилибристы, фокусники, цирковые артисты, анцоры и другие  мастера малой сцены, умевшие развлекать
своего зрителя.

   Серьезные театры в это время переживали тяжелое положение. Театр "Соловцов" после смерти своего создателя находился
в руках частных антрепренеров. В годы войны этому театру  повезло уже тем, что им руководил и как антрепренер и как
режиссер Синельников Николай Николаевич - талантливый и режиссер, и театральный
педагог. Он возродил в соловцовском
театре стабильность творческой труппы. Он делил свое время между работой ( театрами) в Киеве и Харькове. Но в силу
объективных причин военного времени посещаемость театров очень снизилась. Эвакуация некоторых учебных заведений, 
Высших женских курсов, уменьшение населения, в основном культурной его части и пролетариата, и тем самым, уменьшение в
городе определенного зрительского контингента, сказались на положении дел в серьезных театрах. Но они при этом старались
соответствовать определенному уровню. Театр «Соловцов» каждую  пятницу давал премьеру. Репетиции и постановки
осуществлялись Н.Синельниковым по очереди, то в Киеве, то в Харькове. В 1916 году театр имел полные залы. Это обеспечивалось
высоким  уровнем постановок и прекрасным составом исполнителей. Это были Неделин, Кузнецов, Токарева, Павленков,
Радин, Лисенко, Коновалов, Леонтьев и другие. Женский состав труппы возглавляла в 1914 - 1915 годах Мария Федоровна Андреева.
В  1915  году  её заменила, возвратившаяся тогда в Киев, Юренева В.Л. Наряду с лучшими пьесами русской и зарубежной
классики, Н. Синельникову приходилось ставить много случайных пьес, примитивных, отвечая стремлению некоторой публики
забывать о том, что идет война, что где-то рядом горе, несчастье. Ставил в это время Н. Синельников и легкие комедии,
выбирая наиболее интересные и тонкие пьесы этого жанра.
   
     В сентябре 1916 года Станиславой Высоцкой был создан в Киеве "Польский  экспериментальный театр".
    Театральный сезон 1916-1917 года в Киеве был последним сезоном относительной
стабильности и определенности.
   
    Весна 1917 года принесла в город буйное дыхание революционных перемен. Ни один город в такой  степени, как Киев,
не ощутил на себе всех  грозных, роковых и трагических событий того времени. Ни в одном городе не сменялось так много,
и так часто, правительств, правителей, оккупантов, хозяев, как в эти 1917 - 1920 годы в Киеве. Говоря о театральном
искусстве тех лет, нельзя не говорить о том общественном - политическом фоне, на котором разворачивались
и происходили все эти грозные события.. Театральная жизнь города тогда была  непосредственно связанна с теми, с этими
событиями, отражала их и, конечно, зависела от них. Вот почему обзор театральной жизни Киева того времени хочется
построить, исходя из хронологии тех событий, от которых она полностью зависела. А Чертой отсчета стал февраль 1917 года.
                И все понимают почему.
      
     В Киеве шел мягкий снег, когда появились первые известия о  Февральской  революции в Петрограде. Не успели газетчики
распродать экстренные выпуски о событиях в Петрограде, как, на перекрестках многих центральных улиц, стали возникать
стихийные митинги. Как правило, выступали люди разных партий, а их к началу 1917 года в Киеве появилось много.
Сразу исчезла царская полиция. Но после первых дней радости наступило «горькое похмелье». Кроме исчезнувших
городовых и губернских правлений, все осталось на своих местах, как прежде:  купцы, фабриканты,помещики, и все
остальные представители мира капитала. Временное правительство, взявшее власть в свои руки, намеревалось ввести на
фронте смертную казнь. Не прибавив себе тем популярности. Увеличились случаи дезертирства. Начались столкновения рабочих
с фабрикантами.   
   
     4 марта состоялось первое заседание Киевского совета рабочих депутатов.
   
     6 марта состоялось организационное собрание Киевской организации большевиков.
   
     16-17 марта создается Центральна Рада - Буржуазно – националистическая
      организация,  большинство в которой состояло из представителей украинских
националистических партий.
   
    14 апреля создается Центральное бюро Киевских профсоюзов.
   
    10-17 мая бастуют печатники Киева
   
             В мае создаются Киевские отряды Красной Гвардии.
   
    18 июня на улицах города проходят демонстрации трудящихся в знак
       протеста против военной политики Временного правительства.,
   
    Летом 1917 года город живет бурной политической, ранее ему не знакомой,
жизнью.
   
    25 августа - всеобщая забастовка трудящихся Киева в знак протеста против
    государственного совещания представителей русской контрреволюции в Москве.
   
    18-25 сентября - всеобщая забастовка металлистов Киева.
   
    12 октября - организовывается Штаб отрядов Красной Гвардии.

В это время Центральная Рада развернула широкую агитацию среди всего населения Киева. Украинские националистические
партии стремились привлечь на свою сторону всех: от представителей большого капитала и крупных помещиков, до домохозяек.
Агитация велась и среди рабочих, но успех имела только среди некоторых железнодорожников, по той причине, что в
период призыва на фронт, некоторые мелко-буржуазные элементы, уходя в  железнодорожные рабочие, скрывались от призыва
в армию. Даже в помещениях киевских театров появились лозунги: « Записывайтесь в Украинскую социал-демократическую партию!». 
Агитация и запись велась иногда прямо в фойе театров. Интересное зрелище представляли тогда афишные тумбы.
Объявление о спектаклях и представлениях соседствовали с большими  и малыми призывами участвовать в выборах в
« Установчi збори ». Партий было много: разнообразные « эсеры »,«Анархисты »,
«Монархисты»,« Самостийники » и,
« Кадеты », « Федералисты », и так далее. Большевики свои воззвания  распространяли среди рабочих на предприятиях
и учреждениях. В городе выходило много разных газет:  местных и центральных. Все интересовались политикой. 
              Появилось множество карикатур на Николая-II и его семью.
   
    Театры тоже оказались вовлеченными в эту напряженную политическую жизнь. После окончания срока антрепризы
Синельникова в театре «Соловцов», опять началась деятельность дирекции Дуван-Торцова. Первая его остановка была
« Благодать » Урванцеава. Выбор  этого пошлого произведения из всего мирового репертуара лучше всего говорил
о там, на кого ориентируется театр в свой работе. Ставится «Павел-I» Мережковского, ранее запрещенный цензурой,
« Касатка » А.Н.Толстого, « Женщина с улицы » Архипова, и другие. По прежнему процветают  театры миниатюр, но в их
репертуаре происходят изменения, соответствующие времени. Там показывают совершенно свежие « Тайны царского двора »,
« Распутин и царица Александра », « Министры засыпались » и другие в том же духе.. Вульгарный, почти порнографический 
репертуар уймы театров миниатюр, фарсы, легкие оперетки, цыганские романсы и экстравагантные танцы были рассчитаны
на вкусы городского  примитивного обывателя и наполнившую в это время Киев солдатскую и сельскую массу. В очень незавидном
положении оказался театр «Бергонье»,на сцене которого в прошлом играли Ленский, Савина, Кропивницкий, Заньковецкая. В театре
играли пошлые пьесы, водевили, пустые оперетки, шаблонные буффонады и скетчи, дешевые миниатюры, такие как: « Добродетельная
Сюсанна », « Любовные экивоки », лубочные памфлеты, американские  эксцентрические
танцы.
         
      Не в лучшем положении оказались украинские трупы. Продолжал свою
            деятельность в Троицком народном доме театр Садовского.
Сплотив вокруг себя наиболее способную часть украинских артистов, Садовский старался показать зрителю произведения
украинской классики: пьесы Карпенко-Карого, М. Кроаивницкого, М. Старицкого, Т.Шевсенко, И. Котляревского, И. Франко, 
Л. Украинки, пьесы русских и зарубежных авторов. Сохраняя реалистические традиции демократического украинского театра,
в этот трудный сезон 1917-1918 года тнатр Садовского не мог устоять против натиска реакции, буржуазно-националистического
влияния.
      
      В марте 1917 года показал свой первый спектакль, созданный в 1916 году под руководством Лесь Курбаса, « Молодой театр ».
Это был экспериментальный театр-студия. В нем исполнители приобретали определенные
навыки сценического мастерства во всех его составных элементах, овладевая искусством движения, жеста, мимики,
пластики тела, выразительности сценических образов, композиции, т.е познавал всё то, что можно было назвать технологией
актерского искусства. В театре - студии актеры знакомились с историей мирового театра,  драматургией. 
Работа в этом театре была примером творческой дисциплинированности,  неисчерпаемого энтузиазма и горячей веры
в искусство будущего. Деятельность « Молодого театра » будила творческую мысль работников сцены, содействовала поискам
новых средств  сценической выразительности и формы, борьбе с рутиной и штампом в театре, с устаревшими приемами
актерского мастерства.

В августе 1917 года по инициативе  оргкомитета общества « Национальный театр » из актеров труппы Н.Садовского, и труппы
И.Марьяненко, периферийных актеров и театральной молодёжи создается
« Национальный образцовый театр ».
Творческий состав театра состоял из режиссеров Г.Гаевского и И.Марьяненко, художника Худякова, зав. литературной
части М.Вороного, зав. музыкальной части В.Верховинца, артистов Д. Антонович, Ф.Левицкого,  И. Замичковского,
Г. Борисоглебской, Л. Гаккебуш, Л. Липницкой, Н. Лучицкрой, и других. 
Но просуществовав до мая 1918 года, он распался. За недолгий срок своего существования, театр успел показать зрителям
спектакли: « Оборну Буши»  М.П. Старицкого, « Хуртовину », «У Гай хан-Бея» Самойленка, « Тартюф »  Мольера, « Огни Ивановой ночи"
Зудермана и некоторые другие.
   
       В это же время продолжала свою деятельность музыкально-драматическая школа имени Н.В.Лысенко.  Характер и атмосферу в
школе, педагогов школы, и всю ситуацию подробно и хорошо описал в своей книге "Дороги театральные" Г.К. Крижицкий.
В этой школе преподавала Мария Михайловна Старицкая, дочь драматурга, а также известная актриса Любовь Ивановна
Иртеньева-Зорина.

         Все события 1917 года в Киеве были только преддверием бури.

    30 октября в городе была необыкновенная тишина. Остановилось движение трамваев, молчали фабрично-заводские гудки,
не было видно газетчиков. Накануне, 29 октября, в городе началось вооруженное  восстание рабочих Киева за установление
Советской власти. В Киеве уже знали об Октябрьском восстании в Петрограде. Юнкера выступили против восставших рабочих
завода « Арсенал ». К городе впервые прогремели артиллерийские залпы. И им  удалось это выступление рабочих подавить.
Центральная Рада, ожидавшая удобного момента, воспользовалась этой победой рнакции и ввела в город свои войска,
захватив телеграф, телефон, банк, и все важные государственные учреждения.. Начались аресты членов советов рабочих
депутатов и всех подозрительных. Захватившая власть Центральная Рада, удерживала её до февраля 1918 года, почти три месяца.
Один из её руководителей Винниченко, будучи литератором, уже не меньше всего заботился изданием и постановкой
на сцене своих пьес, носивших явно националистический - буржуазный характер.. Одна из его  пьес « Базар » была
посвящена украинским «революционерам». Главная героиня пьесы активная член подпольной организации, будучи оскорблена,
что ее товарищи по подполью,  смотрят на неё, как на красивую женщину, обезобразила свое лицо серной кислотой.      
      
      Обстановка в театрах в эти три месяца была очень сложной.
Постоянная подозрительность властей, обыски в городе, аресты, расстрелы создавали атмосферу страха и неуверенности.
На фабриках и заводах рабочие готовились к борьбе с этой властью. Пролетариат не собирался смирится с этим, и свою
победу отдать в руки националистической буржуазии.
      
      Материальное положение многих актеров в это время было очень тяжелым.
Некоторым, даже ведущим, актерам труппы Садовского пришлось идти ради заработка на жизнь работать канцеляристами в
разные учреждения. Артист А.Певный, заменивший в труппе во многих ролях И. Марьяненка, премьер с неплохой ставкой,
был вынужден пойти работать начальником отдела в государственный банк.   
    
      12 декабря в Харькове на первом Всеукраинском съезде советов было провозглашено о создании Украинской Советской республики.
В газетах Киева появились новые термины, которые давались без комментариев:
«Рада народних комиссаров», «Раднарком»,
«Ревтрибунал». Стало известно, что Красные заняли полностью Харьков, приближались к Полтаве, Миргороду....
    
     16 января началось восстание рабочих завода « Арсенал » против Центральной Рады, но 22-23 января его удалось подавить.
Радость была недолгой. Через несколько дней Центральной Раде пришлось покинуть город.
    
     26 января в Киеве была провозглашена Советская власть. В город вошли полки Красного казачества. Весь небогатый люд
Киева встречал их. На следующий день вышла первая советская газета в Киеве, сообщавшая содержание всех советских декретов.
Дали свет в некоторые учреждения. В городе почти не было горючего. Вечером освещался только центр - улица Крещатик.

         Чем занималась три месяца Центральная Рада было непонятно.

    Из-за отсутствия освещения, некоторые театры давали представления по одному, два раза в неделю. В середине февраля в
Киев из Москвы кроме всего прочего, необходимого городу, стали привозить русскую литературу, брошюры произведений В.И.Ленина,
тоненькие книжки « Политграмота ». Лукьяновский народный дом, в котором выступала
одна из театральных труп, переименовали
в Лукьяновский рабочий клуб. Театральные коллективы города ачали вносить свой вклад в дело культурного просвещения населения.
      
     3 апреля в помещении Лукьяновского народного клуба показывают « Батькову сказку» И. Карпенко-Карого. В спектакле
участвовали И. Марьяненко, С. Паньковский. Там же показывает  свои спектакли «Молодой театр» Леся Курбаса, учащиеся
музыкально-драматической школы  имени Н.В. Лисенко, объединенные М.М. Старицкой в « Гурток украінских артистів ».
С первых дней установления Советской власти в городе начал давать свои спектакли Оперный театр. У него была своя
собственная небольшая электростанция. Спектакли давали  бесплатные, а билеты распространяли на фабриках и заводах.
Показывали «Аиду», «Демона», "Евгения Онегина". Когда было полностью восстановлено энергоснабжение, открылись и другие
городские театры. Г. Григорьев вспоминает, как после спектакля « Тоска » в Оперном театре пожилая работница табачной фабрики
сказала: « Сколько хорошего и полезного прятали от нас. Какая радость пришла в жизнь ».
   
       Необыкновенный творческий подъем охватил всех работников театров.

Но радость киевлян в этот раз была недолгой. Начинались в полной мере сказываться все особенности, начавшейся
по всей стране, гражданской войны. 
      
     Центральная Рада обратилась к Германии за помощью, что бы спасти Украину от большевиков. Националистическая
центральная Рада была готова, кому угодно продать Украину, но только не допустить
к власти сам народ.

      За небольшой срок театры увидели нового зрителя, зрителя заинтересованного,
зрителя  благодарного.  А трудящиеся
Киева поняли, что Советская власть, это власть народа и для народа, и не на словах, как у Центральной Рады, а на деле.
    
      1 марта на улицах Киева появились австро-немецкие оккупанты, в хвосте которых плелась Центральна Рада.
Немецкий главнокомандующий Эйгорн, позже убитый в Киеве, на банкете сказал: « Мы сделаем из Киева второй Париж ».
Внешнее проявление немецкой культуры киевляне почувствовали сразу. За несколько дней из города были высланы все нищие, 
инвалиды, калеки, бездомные. Дальнейшая их судьба немцев не интересовала. Не     победившие в большой войне, немцы
не хотели видеть рядом напоминание о войне, несчастьях, страданиях, в чем была и их вина. Понимая, что на Центральную
Раду рассчитывать серьезно невозможно, немецкое командование её разгоняет. И в тот же день, для этого все было решено
и приготовлено заранее, произошло появление Гетманщины.

     29 апреля в помещении городского цирка в присутствии «сливок общества» выбирается Гетман всея Украины - генерал
Павел Скоропадский - бывший ерниговский помещик.
   
       Немцы привезли в Киев своё пристрастие к венской оперетте. Ей отдали лучшее театральное помещение - « Оперный театр ».
Оперетта заняла первое место среди всех других театров. Летом 1918 года на Украину и в Киев хлынул большой поток
беженцев с севера. Город кишел всевозможными спекулянтами, темными дельцами. Вот как описывал Киев в то время Илья Эренбург:

 " Киев напоминал обшарпанный курорт, переполненный до отказа. Киевляне 
   терялись среди беженцев с севера. Крещатик был первым этапом русской
   эмиграции.... Были здесь исиятельные петербургские сановники, и
   пронырливые журналисты, и актрисы кафешантанов, и владельцы доходных
   домов, и заурядные обыватели.. Каждый день открывались новые рестораны,
   паштетные, шашлычные.. Открывались также казино с  азартными играми,
   театры миниатюр, кабаре.»

   В комиссионных магазинах продавали меха, нательные кресты, иконы с ризами, 
 столовое серебро, серьги, шотландские пледы, кружева - словом, все, что удалось
 вывезти из Москвы и Петрограда. Деньги ходили разные - царские, керенки, 
 украинки. Никто не знал, какие из них хуже. Возле думы спекулянты предлагали   
 желающим германские марки, австрийские кроны, фунты, доллары. В зависимости от
 дел на фронтах падала или поднималась то одна, то другая валюта. На толкучке 
 демобилизованные в ободранных шинелях продавали и хрустальные люстры и 
 винтовки. На толкучке можно было услышать, как распевали:« Украина моя 
 хлебородная, немцу хлеб отдала, а сама голодная ». Немцы же не могли 
 пожаловаться на отсутствие аппетита. Ели они повсюду - в ресторанах, в кафе,
 на рынках, ели венские шницели и жирные пончики, шашлыки и сметану. Все это 
 благополучие немецких оккупантов и эмиграции обеспечивали голодные села
 Украины. Нмецкие войска забирали у крестьян все, не оставляя ничего, а если
 кто то пытался припрятать для своей семьи, детей, то наказание было одно -
 расстрел.
      
      В это время Крещатик жил непривычной для него жизнью Невского проспекта,
или Кузнецкого моста. Писатель Лев Никулин
оставил описание атмосферы театральной жизни Киева в эти месяцы в газете 
«Вестник театра». Он писал о застое в
области серьезного театрального искусства и о успехе у фешенебельной публики приезжающих знаменитостей - танцовщиц.
Триумф падал на долю знаменитостей от миниатюр, на долю интимных певцов,цыганских
певиц, кинематографических королей
и на долю, кажется, единственного продукта  германского товарообмена - венской оперетты. Г.К. Крижицкий добавляет :
« Фраки и  смокинги биржевиков и спекулянтов украшали первые ряды партера в мирном сожительстве с серыми мундирами лейтенантов.
Шумно и и пышно расцветали кафешантаны и клубы, в  казино-клубе немецких офицеров выступали немецкие звезды варьете,
и всюду и везде рекой лилось вино.... Из Петрограда прибыло кабаре « Би-ба-бо » и открыло свои спектакли                отвратительным антисемитским политическим памфлетом ». А так же в те дни с севера
на юг, в так называемую «нейтральную зону »
перебралось немало московских и питерских литераторов, художников, артистов, поэтов, музыкантов, не сумевших разобраться
в том что происходит, во всех этих, теперь уже исторических, событиях. В Киеве тогда появились поэты  Н. Агнивцев
и П. Потемкин, а так же известные сотрудники юмористического журнала «Сатирикон» Аркадий Аверченко и Теффи, знаменитый
тенор.Н. Фигнер, певица Е. Збруева, танцор и балетмейстер М. Мордкин, Б. Романов.
Осенью  1918 года появился в городе
Коте Марджанов вместе с известной опереточной премьершей и исполнительницей цыганских романсов Н.И. Тамарай. Промелькнули
тогда в Киеве А.Р.Кугель (издатель журнала « Театр и искусство », режиссер театра « Кривое зеркало » Н.Евреинов,
фарсовая знаменитая польская опереточная актриса Виктория Кавецкая... Выступали тогда в Киеве залихватские эстрадники 
и куплетисты Сергей Сокольский и Павел Троицкий. Появился, так же, в Киеве и А.Л. Загаров - актер, режиссер, театральный
педагог.  В  числе  его  учеников, в будущем, будут такие змечательные советские актеры, как Ужвий, Гоголева и многие другие.
Газет и журналов  выходило огромное множество. Были среди них и посвященные театру и литературе. Многие статьи в литературной
газете подписывались известными всей России именами... В ней  печатались  А.Аверченко, Теффи, Чириков. Присылали свои статьи
в газету Амфитеатров, А.Кугель, Л.Андреев, Мережковский. Организовывались литературные вечера. В этот пестрый 
калейдоскоп киевской жизни: всяческих развлечений, литературы, попоек, арестов,
расстрелов, взрывов, голодающих окраин вплетался и театр.
   
         В театре « Соловцов » чаще всего ставят Л.Андреева « Екатерину Ивановну », « Того, кто получает пощечины ». 
Полные сборы бывают  редко. Аншлаги бывали только на двух спектаклях:  « Обнаженная » - французская пьеса Батайля и « Павел-I »
Мережковского - гвоздь сезона. В этом спектакле играли : Павла –I Н.Соснин, Бенигсена - Ю.Яковлев, Палена - В.Петров,
княгиню Гагарину - В.В.Алексеева-Мосхиева. В пятницу, субботу и воскресенье играли по два спектакля. В помещении народной аудитории « Общества содействия начальному образованию » Л.Л.Лукьянов- педагог
школы имени Н.В. Лысенко, будущий режиссер Московского Камерного  театра, с возникшим театральным коллективом                поставил ряд интересных, с хорошим вкусом  скомпонованных постановок: « Мария Тюдор », « Доктор Штокман », « Василиса алентьевна »,
« Гибель Надежды », « Двенадцатая ночь », « Соломенная шляпка » ,« Вечер старинных   водевилей».  Инсценировкой « Затишья »
драматический театр отметил столетний юбилей со дня рождения Тургенева. 9 ноября Тургеневский юбилей отмечала и труппа
соловцовского театра. На вечере были студенты, гимназисты старших классов. Артистка схалова читала  стихи киевского
журналиста Левинского « К бюсту Тургенева:

  Бушует буря, море вспенив...
  Среди непогоды наших дней
  стоит он ласковый Тургенев
  с прекрасной музою своей....

Наблоцкая под музыку П.И.Чайковского читала « Как хороши, как свежи были розы...».  Во втором отделении вечера театр показал
"Провинциалку", « Нахлебника », поставленные И. Дуван-Торцовым. Выходившая тогда газета « Театральная жизнь », носившая
наполовину рекламный характер,  регулярно сообщала о всех бенефисах в киевских   театрах. Больше всего их было в городской Опере:

     В пятницу 15 вечером бенефис Д.М. Ярославского в «Чародейке».
               
     В субботу 16 утро бенефис режиссера Ц. Урбана –« Евгений Онегин ».
    
     В субботу 16 вечером бенефис Ф.Т. Белина-Скуревского – « Манон ».
    
     В воскресенье 17 утром бенефис Е.Д. Охотина – « Сказка о царе Салтане ».
    
     В воскресенье 17 вечером бенефис О.И. Монска – « Лакме » .

 В бенефис А.Д. Каратова играли « Тоску ». Вот как об этом спектакле писал рецензент газеты:  «Тоска» , пожалуй, в такой же
степени, как и «Гугеноты» - опера с сюжетом, близко  затрагивающим современного зрителя напоминанием о прошлых политических
потрясениях, борьбе партий и  жестокостях переходного времени. Страничка из истории революционных войн, яркий момент
ликвидации Римской республики с застенками, арестами и расстрелами  слишком нам близка и, конечно, естественно может
нас волновать.» Легче всего в это время было театрам миниатюр. У них не было не перед   кем никаких ни  моральных, ни
творческих обязательств.  Они быстрее всего и лучше всего разобрались в  обстановке царившей в городе. Театральная
газета писала тогда: « Пройдет ещё две, три недели и театральная жизнь войдет в свою прежнюю блестящую колею.
А театры миниатюр в неё уже вступили, сюда кишит толпа, всюду избыток зрителей. Театры Миниатюры барометр настроения масс.»
Как же и чем же реагировал этот барометр? Еженедельная газета подробно рекламировала и рассказывала своим читателям о
многочисленных представлениях в театрах миниатюр.

    В художественном театре Кручинина злободневное обозрение "Пришли, ограбили, ушли"
               
    В Новом театре демонстрируется грандиозный боевик « Жена прокурора ». Это детективная драма, как сказано в
афише, в 5-ти частях. В главной роли  Эльза Фрейлих. Начало в 5 часов  вечера. 
    
    В театре « Экспресс » представление « Пришла , увидела, победила » в 6 частях с  участием Сюзаны Арлан.
Начало в 5 часов вечера.
    
    В театре « Пел-Мел » сегодня и ежедневно 2 спектакля: начало в 6 часов и 7 - 3.4 вечера.  В программе: -
«Страшная помста » (месть) -буффонада; - « У попа » -музыкальный вечный  двигатель; - « Танцы прошлого и настоящего » - буффонада
на современную тему; - «Соль к  соре » -опыт инсценировки без реквизита и декораций. С участием Юлии Бенеффи - танцы, 
и А.Бойтлера - мимические сцены.

     Газета рассказывает о том, как Г.Шумский очень выразительно поет свои эротические песенки  о ревнивом танцоре, убившем
опасную, как Тина, Риту;  о том какой успех имеет рассказчик  нового типа Савицкий,    « его сатира может быть грубо
примитивна, но она заслужила свое право на театральное существование ». Именно в этот период на ссцены «театриков миниатюр
мутным потоком хлынули антисоветские обозрения,  песенки, злопыхательские куплеты ».
               
       Но даже среди всего этого в программах некоторых театров малых форм наблюдались светлые моменты. В некоторых из них
прошли гастроли крупных мастеров театра и кино: Веры Холодной  и О.И. Рунича; Владимира Хенкина и Л.А. Фенина,
выступавшего в репертуаре « Кривого зеркала »; Н.И. Тамары и Вари Паниной; в кабаре « Гротеск » конферировал А.Алексеев;
в  « Интимном  театре »  М.Т. Строева выступал, только ещё начинавший свою карьеру, Леонид  Утесов. И также в "Интимном театре"
конферировал и читал свои рассказы В.В. Сладкопевцев -  великолепный мастер слова. "Дом интермедий" которым руководил
режиссер М.М. Бонч-Томашевский был  среди театров миниатюр  своеобразным  театром исканий. В художественном театре миниатюр
выступал  Н.Н.Евреинов, поставивший своих « Степочку и Манюрочку » и « Веселую смерть ». Хотя театры миниатюр и создавали
определенную атмосферу, все же тон задавали серьезные театры. Преодолевая трудности, они стремились сохранить лучшие реалистические
традиции  русского и украинского театра. Но получалось это не всегда и не у всех в тех сложных условиях. Хотя в драматическом
театре шли « Потоп » Бергера, беспощадно раскрывающий изнанку   буржуазного общества, и « Шут на троне » Лотара, и
« Царь голод » Л.Андреева, но   революционного характера они не имели и не могли иметь в условиях Гетманщины.
     Интересно был решен и поставлен Л. Лукьяновым « Маскарад » Лермонтова. Проблема   пространства маленькой сцены, которой располагал
театр, была решена через перенос  действия из бального зала на хоры. Сделано это было благодаря декорациям художника Г.Я Комара.
Сцена представляла собой небольшой балкон на хорах. В глубине сцены был виден лепной потолок и свисавшая с него огромная люстра.
   Постановка « Царя Иудейского », до того запрещенная церковной цензурой, явилась  большим  событием. Иосифа блестяще играл
талантливый артист Л.Фенин, в будущем актер « Камерного театра ».
      
    В это же время в Киеве свои спектакли показывали четыре украинские труппы. Каждая из них имела свой репертуар и свои
отличия. У них у всех был разный стиль игры и  исполнительская манера..Труппа М.К. Садовского продолжала  пропагандировать
украинскую классическую драматургию и литературу. Этой труппе приходилось очень не  легко. Театральными делами в городе
ведала  Театральна Рада при министерстве народного просвещения. Но ни сам Гетман, ни его министры, тем более ближайшее 
окружение, не  проявляли настоящего интереса к украинской национальной культуре. Одна их причин, что ни сам Скоропадский,
ни его окружение не знали украинского языка. « Державным народным театром » руководил П.К.Саксаганский. В его труппе 
выступала, вернувшаяся в Киев, уже больная М.К.Заньковецкая. Сам Саксаганский был актер очень большого  творческого диапазона.
Как писали, видевшие его в театре, он до слез смешил  в комедиях и потрясал в драматических ролях. Тогда в Киеве он
создал незабываемый образ  брехуна-парикмахера Голохвостого в комедии Старицкого « За    двумя зайцами ». Г. Крижицкий  писал,
что « ученые тирады этого украинского Хлестакова Саксаганский подавал с легкостью  вольных импровизаций. Уникален был
и внешний облик фатоватого, кричаще разряженного брадобрея с лихо закрученными усами и папироской  во рту »  У Саксаганского Голохвостов
был неподражаемое, неповторимое воплощение наглого, хамского самодовольства. Не    замыкаясь  в рамках национального репертуара,
Саксаганский в 1918 году ставил « Разбойников » Шиллера,  создав в этом спектакле образ Франца - двуликого оборотня,
преступлениями пробивающегося к заветной цели.

     Александр Леонидович Загаров, , возглавлявший третий украинский театр, был сыном  соратника В.И.Немировича-Данченко и
К.С. Станиславского - Л. Фесинга. Он в Киеве написал   книгу  «Мистецтво актера» (Искусство актера), изданную в 1920 году.
В ней он выступал за сценическую правду, за реалистическую манеру игры. Этот театр был  основан 28 ноября 1918 года в помещении
театра Геймана, начал своё существование спектаклем « Лисова писня » Леси  Украинки.   Спектакль был поставлен Загаровым
совместно с Б. Крживецким. Но настоящим  режиссерским дебютом Загарова в украинском театре  была постановка «Возчика Геншеля»
Г.Гаупмана в декабре 1918 года. В этот же период он совершил постановку и «Мирандолины» Карло Гольдони. Наряду с этими
труппами в Киеве продолжал существовать самый смелый, самый  авангардный из всех
украинских театров первых послереволюционных
лет « Молодой театр ». Под руководством талантливого режиссера - новатора, « Молодой театр » постоянно экспериментировал, ,
искал собственный творческий стиль, к тому времени ещё не определенный. В « Горе лжецу » Ф.Гридьпарцера Лесь Курбас культивировал
буффонаду и гротеск, а «В пуще» Л. Украинки решал вполне реалистически. Крыжицкий, вспоминая работы Леся Курбаса, пишет,
что « на некоторых его работах лежал отпечаток романтизма (« Йола » Е.Жулавского) , а на  других –символизма («Этюды» А.Олеся ),
а иной раз использовались приемы лубка и прочее. В своих  воспоминаниях Леонид Болобан, бывший тогда студийцем                « Молодого театра », пишет, что литературной стороной - переводом  и сценической редакцией многих пьес занимался сам Лесь Курбас.
Спектакли « Молодого татра » воспринимались по разному. Часто в фойе стихийно  возникали острые дискуссии и обсуждения. Одни
обвиняли « Молодой театр » в отходе от  традиций  М. Садовского, другие, это в основном была молодежь, полностью его поддерживали.
Лесь Курбас поставив « Царя Эдипа », сам создал  образ Эдипа, а образ афинского
народа  создавали балерины в белых туниках.
« Они  выделывали изящные пластические эволюции, красиво группируясь, изысканно позируя. Этому пластическому рисунку точно
соответствовала напевно-декламационная манера исполнения » -вспоминает Г.Крыжицкий.
    
     Кроме привычных для киевлян театров, в то военное время работали  еврейский, польские и  немецкий театры.
Немецкий театр, рассчитанный на немецкие оккупационные войска,  открылся спектаклем « Минна фон Барнхейм » Лессинга.
Несмотря на постоянные вынужденные  перерывы в работе еврейского театра, в нем с большим успехом прошли гастроли                известной  еврейской артистки Клары Юнг. Будучи опереточной актрисой в ролях субреток и травести, она  обладала большим
сценическим  обаянием, мастерством перевоплощения, большой  музыкальностью,    искусством органического перехода от
от диалога к пению, от пения к танцу. До появления в Киеве она выступала в Америке, Англии, Франции, Италии. В польском
театре  выступал известный в России фарсовый актер А.Фертнер. Там ставили « Камо грядеш » Г.Синкевича, « Хижину за деревней»
И.Крашевского с хором и танцами. В 1918 году возникает вторая польская  труппа под руководством Станиславы Высоцкой.
В ней  играли Остерва, а также Ярач. Он был и  актером и  режиссером, перед Киевом, выступавший в Москве.
    
      Громом среди ясного неба явилось в Киеве известие о революции 9 ноября в Германии.. 
      Советское правительство в ноябре объявило о расторжении Брестского мира. И немцы  почувствовали себя не очень                уверено на Украине.. Вслед за немцами бежал из Киева переодетый в форму немецкого офицера Гетман Скоропадский. На плечах
бегущих  из Киева офицеров, верных  гетману в город ворвались войска Петлюры.
    
      « Велик был год и страшен год по рождестве Христовом 1918, от начала же революции  второй ». -  Так начинает свой роман
«Белая гвардия », Михаил Булгаков, бывший всему этому  свидетель: отступлению немцев    из Киева и шести недель разгула петлюровцев.,
так называемой Директории. Его роман и пьеса «Дни Турбиных» самые яркие свидетельства тех событий.
     Илья Еренбург, живший в Киеве с осени 1918 года по ноябрь 1919 года, так описывает эти события в своих  воспоминаниях
« Люди, годы, жизнь »:  « Менялись правительства, порядки, флаги,  даже вывески.  Город был полем гражданской войны:                громили, грабили, убивали, расстреливали...» и ещё « Названия  газет изменились. Вывесили желто-голубые флаги. Приказали
переделать все вывески  на  украинский язык... Никто не знал, кто кого завтра будет     арестовывать, чьи портреты вывешивать,
а чьи прятать, какие деньги брать, а какие постараться всучить простофилям. Шесть недель правления  Директории были тяжелым
временем не только для театров, но и для всего города с его населением. Большой проблемой сразу стали продукты питания.
За ними начали ездить в села,  обменивая на золото, вещи, музыкальные инструменты, иногда даже на рояли ».
    
         Оперный театр начал сезон с очень малыми сборами. Такое же положение было и в русских  театрах. Остатки труппы
Садовского начали выступать в Троицком народном доме, но некоторый  успех имели      только воскресные представления.
Однажды в Опере во время представления  «Снегурочки », которым дирижировал И.Палицын,    присутствовало человек сорок.
Можно сказать смело, о полном отсутствии театральной жизни в течении этих шести недель.
Директория закончила свое
существование таким паническим бегством, что его еще долго вспоминали киевляне.
    
      5 февраля в город вошли Богунский и Таращанский полки Красного казачества.
    
      12 февраля в Киеве начинает свою деятельность Академия Наук Украины.
      
      27 февраля выходит первый номер газеты  « Коммунист »
      
      15 марта в газетах публикуется указ о национализации всех киевских театров.
      
      16 марта « Известия Киевского Совета рабочих депутатов » сообщают, что комиссаром всех киевских театров назначается
режиссер К.А.Марджанов. В театр «Соловцов», в городской  театр, театр «Бергонье»  назначаются временные комиссары.
    
      Начался самый яркий, самый творческий, самый плодотворный период театральной жизни  города в годы гражданской
войны.Многие  оказавшиеся тогда в Киеве деятели искусства,  литературы, театра   принялась за создание нового уже
социалистического искусства, ещё не понимая до конца, что же это будет такое... но четко понимая, что на это искусство уже есть 
спрос – зритель ...
      
     Нормальная жизнь налаживалась трудно. Надо было город обеспечить продуктами.  После ситуации с Директорией, когда горожане
сами ехали в села и везли огромные ценности, особого желания у крестьян отдавать свои запасы не было. Была весна и до
нового урожая  было  далеко. А кто завтра прийдет к власти – неизвестно!  Надо было    ещё ликвидировать остатки петлюровских
банд, обосновавшиеся в селах, не давать хозяйничать в городе бандитским элементам. Советская власть постепенно с этим справилась.
    
       Из Харькова в Киев переехал Всеукраинский комитет искусств «ВУКОТИСК», имевший в своем составе театральный и музыкальный
комитеты. ВУТЕКОМ - театральный комитет стал  штабом « наступления на старый театр, цитаделью борьбы за новое театральное
искусство ». Председателем этого комитета был Павел Иванович Ильин, одаренный  режиссер, сумевший  сгруппировать вокруг
себя и старых, маститых мастеров театра и молодых энтузиастов, смело выдвигая молодежь на руководящую работу. Музыкальный
комитет возглавлял Л.В.Собинов, стоявший во главе Оперного театра. Вот не полная хроника того, что успели сделать на
театральном поприще  в Киеве за период с 5 февраля по 31 августа, когда город удалось захватить войскам  Деникина:
 
    22 февраля основывается первая на Украине экспериментальная студия- театр « Роза и крест »  под руководством Коте Марджанова;.
   
    15 марта происходит национализация киевских театров;
   
    15 марта основывается Опера Украинской Советской республики имени К.Либкнехта  на базе национализированного театра русской оперы;
   
    16 марта назначается комиссар киевских театров- Коте Марджанов. Очевидцы говорили  о его необыкновенных рганизаторских
способностях. В те военные годы никто из театральных  режиссеров не занимал такой высокой должности. Преображенный
тем революционным  временем, события гражданской войны, размахом своей новой должности, он преобразился в те дни. У него
рождались все новые и новые планы. С самого начала он взял четкую и крутую  линию по   отношению к любым проявлениям
буржуазного, как тогда говорили, мещанского  искусства.  Он в этом был категоричен. Речь шла о закрытии, уничтожении целого
ряда жанров. Были закрыты все театры миниатюр, театры легких жанров и в том числе оперетты, как  раз того жанра, в 
котором он сам в предыдущие революции годы проявил себя, как  интересный режиссер . Под его влиянием было принято постановление,
аналогии которому не  было в других регионах Советской России - были закрыты цирки, как продукт буржуазной культуры.
    
   В марте основывается первый театр Украинской Советской республики имени  Т.Г. Шевченко на базе «Державного народного
театра». Комиссаром назначается И. Марьяненко,  а режиссером Загаров.
       
     16 марта На базе театра «Соловцов»  основывается «2-ой театр Украинской Советской  республики имени В.Ленина»  К.Марджанов назначается комиссаром труппы.
    
     Середина марта переезд в Киев из Харькова ВУТЕКОМа.
   
     В конце марта в полуподвальном помещении, оформленном художником А.Г.Петрицким,  силами артистов «Молодого театра» 
был организован литературно-художественный клуб « Мистецкий льох » (Подвал искусства).  Клуб содействовал укреплению и
распостранению  творческих связей между актерами, художниками, литераторами. В клубе устраивались  творческие вечера,
вернисажи, концерты.
    
     В марте открылся народный театр киевского профсоюза артистов сцены и арены « Синяя птица ». Театр показывал одноактные
пьесы и аллегорическое представление « Власть труда над капиталом ».
    
     6 апреля вышел первый номер газеты « Театр ». Газета выходит по инициативе и с   участием Н.Кольцова. Литературным секретарем
газеты становится К.Г. Паустовский.
   
     15 апреля в « Первом театре » имени Т.Г.Шевченко были показаны  "Ткачи" Гауптмана  в постановке Загарова. Декорации выполнил 
М.Михайлов. Газета « Театр » написала, что  Загаров создал спектакль, который напоминает лучшие постановки Станиславского.,
    
      Весной музыкально-драматическая школа имени Н.В.Лысенко преобразовывается в Музыкально-драматический институт.
После закрытия Драматической консерватории (Г.К. Крижицкий и В.В. дкопевцев) основывается театральная академия.
      Преподаватели:
       С.Мокульский - курс истории античного и западно-европейского театра;
       М.П. Алексеев - история русского театра;
       А.И. Дейч - история западноевропейской литературы;
       А.А. Айшванг - история и теория музыки;
       Е.М. Кузмин - история изобразительного искусства;
       Г.К. Крижицкий - курс драматургии и теории драмы;

Среди студентов были : В.Кузьма (позже актер Вахтанговского театра), Артоболевский,  Н.Левкоев (режиссер театра имени
Горького в Горьком),  Е.Дробязко,  Н.Луначарская- Розенель и другие.
          
       В конце весны постановлением секции народных театров ВУТЕКОМа были основаны   шесть районных народных театров в               
разных районах Киева: Лукьяновке, Печерске, Екреневке, Демеевке, Соломенке, Шулявке. В составы этих театров были включены
любительские кружки в этих районах. В каждом из них был создан  удожественно-технический штат, состоящий из  режиссера, помощника
режиссера, суфлера, хормейстера, капельмейстера, которые должны будут работать на местах под наблюдением. инстукторов-режиссеров.                Журнал «Мистецтво» писал,  что очень продуктивно работают театры на Шулявке, Куреневке, Лукьяновке и Печерске. Каждую неделю
они  показывают не менее двух спектаклей, в основном бытового характера.
    
      В начале апреля в бывшем театре « Бергонье » основывается театр Красной Армии.
      
      6 апреля состоялся первый спектакль « Царь голод » Л.Андреева.
    
      Весной благодаря большой материальной и творческой помощи, окаазанной разным  национальным театрам, был открыт Польский
национальный государственный театр под  руководством Станиславы Высоцкой. При этом театре была открыта Польская
драматическая школа. Тогда же была открыта и Еврейская драматическая студия под    руководством Ефраима  Борисовича Лойтера.
      
      18 мая театральной секцией Народного комиссариата по военным делам был создан  агитационный « Вагон театр имени
Н.И. Подвойского », а  29 мая он уже выехал из Киева в свой первый рейс. Представления 
« Якось у вечорі », « Под красным
флагом » и др.) давались прямо на железнодорожных станциях. Перед представлениями выступали агитаторы, разъясняя населению
политику Большевицкой партии,  Советской  власти, значение Октябрьской революции.
         
      28 июля спектаклем « Утопленица»  Н.В. Лисенко начал свою работу Украинский   музыкально-драматический театр «Музична драма».
Режиссером  спектакля  был   М. Богч-Томашевский, балетмейстером  М.Мордкин, дирижером Я. Степанов, художник  Л.Петрицкий.
      
      26 августа вышел декрет Совета Народных комиссаров об объединении театрального   дела и создание Центротеатра.
Следует сказать, что на месте исчезнувших Театров миниатюр, при непосредственном  участии К.Марджанова был создан 
Театр политсатиры - « Кривой  Джимми ». В нем шли сатирические  программы, составленные  из  небольших пьес, высмеивающих
представителей старого режима. В этом театре начинали свою режиссерскую деятельность яркие поклонники К. Марджанова 
Гриша Козинцев и Сергей Юткевич.

      В конце 1918 начале 1919 года существовал в Киеве литературно - артистический клуб, переименованный в «ХЛАМ»
( художники, литераторы, актеры, музыканты). В этом клубе  можно было встретить  И.Эринбурга, который заведовал при
Собесе секцией эстетического  воспитания  трудновоспитуемых детей, О. Мандельштама, читавшего свои стихи. Бывали там
В.К. Шкловский,  поэт А.Никулин,  Натан Венгров, устраивавший на Крещатике « День детской  книги ». В сопровождении
Михаила Кольцова в клуб приходила Вера Юренева. Бывали в клубе  украинские поэты  Семененко, Павло Тычина. В то время
в Киеве находилось очень много  художников. Среди них А. Тышлер, Рабинович, Шифрин,  Меллер, Петрицкий,  Александра 
Экстер, дружившая в Париже с Ф.Леже, и другие. Многие из них работали для театра.
   
      Самым значительным событием в театральной жизни города в 1919 году явилась  постановка К.Марджановым пьесы
Лопе де Вега «Фуенте Овехуна» на сцене бывшего театра «Соловцов» .  Этот спектакль явился выражением героического начала
в практике всего  советского театра первых лет после революции 1917 года.  Интерес  к этой  трагедии у  К.Марджанова появился
ещё тогда, когда он был в Свободном театре в 1913-1914 годах. Для осуществления этой постановки у К.Марджанова было всего
три недели. Спектакль должен был быть показанным к 1 мая 1919 года. Один из  свидетелей рождения этого спектакля Ал.Дейч
назвал его легендарным спектаклем. К Маржданов сумел превратить эту, в своей основе,   монархическую пьесу в 
революционный спектакль. Этот спектакль, созданный в революционном Киеве, под грохот  орудий ещё не закончившейся гражданской
войны, был насквозь пронизан дыханием  эпохи  и неотделим от неё самой.
   
           Спектакль начинался без занавеса. Входивший в зал зритель сразу окунался в  атмосферу будущего действия.
Медленно гас свет и на сцене появлялись два герольда,  трубившие в трубы, а затем открывали парчовый серебряный
занавес малой сцены в глубине. Сцену обрамляли  две сторожевые башни, символизировавшие мрачную монументальность                средневекового замка, живущего кастовыми интересами, распрями, войнами. Этому мрачному   замку контрастировало его обрамление -               
образ другой Испании: яркой, красочной, светлой, как  её небо. И  третьим живописным образом был, как бы игрушечный,
непрочный образ королевского  двора. Оставив без изменений последовательность сцен и   действия, режиссер  сделал некоторые
изменения в тексте.. Купюры были следствием революционного осмысления  событий. От всех исполнителей  спектакля: Командора
- А.Смурского, Эстевана - С.Кузнецова,  Хасинты -  И.Деевой, Лауренсии - В.Юренева, Менго - Н.А.Светловидова и других                Марджанов  требовал  ни патетики, ни выспренности, ни декламации, а  сценической правды, теплоты,  сердечности, глубины
психологической    наполненности, чтобы актеры выглядели простыми людьми. Первая сцена в зале у Магистра Калатравы
разыгрывалась на малой сцене.  Зритель   знакомится с Командором Фернандо Гомесом предстающим как мужественный,
храбрый  рыцарь,  доказывающий необходимость сражения. Полным контрастом серым цветам малой  сцены, были сцены на площади
селения. Они сияли под солнечным светом всеми красками.  Пестрые костюмы, лазурное небо, зеленые горы, желтая земля - все
создавало праздничный,  радостный настрой. Смелый крестьянин Менго ( Н.А. Светловилов), заражал всех весельем, это был
неунывающий балагур. В конце первого акта, появление Командора и его наглые притязания  по отношению к  Лауренсии меня
весь ритм и настроение действия, подготавливая зрителя к продолжению  действия.
    
       Второй акт шел в более убыстренном ритме. Фрондосо готов защищать свою  любовь и честь. Интересно была решена
сцена словесного поединка Командора и Хасинты. После чего следовала, как бы, разрядка обстановки-ситуации - знаменитая сцена
подношения  даров Командору. Эту сцену  называли режиссерским шедевром. Через всю сцену был протянут  канат и  по нему длинной
вереницей двигались, словно проплывая, всяческие продукты,  снадобья, корзины с фруктами, окорока и прочее, что создавалось
трудом этих крестьян и  отдавалось  Командору.  За сценой подношения даров следовала сцена свадебного пира.  Пение, пляски,
шум и всеобщее  ликование было показано во всем блеске режиссерской  фантазии. Но вот    появляется Командор, его действия
резки и порывисты. Он идет напролом, не зная преград на своем пути, к своей цели. Под этим его натиском, в следствии его
традиционных намерений, моментально исчезло народное ликование.
   
        Знаменитый третий акт - кульминация спектакля начинался с затемнения. В гдубине видны контуры застывших, как скульптуры,
крестьян. Это Эстеван - отец Лауреенсии, Баррильдо,  Менго и другие. Появляется Лауренсия. Её не сразу узнаешь. 
Подвенечное платье оборванно,  волосы растрепаны, в глазах ненависть. Лауренция (В.Юренева) тихо и медленно начинает свой
знаменитый монолог. С её уст слетают слова презрения, негодования. Своих односельчан,  предавших её, она обвиняет в
бездействии, называет  их трусами, заячьим отродьем.  Постепенно её обвинения переходят  открытый призыв мстить, идти
против тиранов. Ее призыв первым  подхватывает Менго. Он убегает за кулисы и возвращается с дубиной -« ...надо истребить
тиранов! Смерть, смерть тиранам вероломным! » Он первым устремляется за Лауренсией. А дальше этот порыв продолжают               
женщины. Они начинают медленно двигаться по сцене, волоча по земле свои шали. Их движения сопровождает испанская
танцевальная мелодия.  Усиливается  звук,  ускоряется ритм мелодии и движения женщин.  Финал  третьего акта уже звучал 
торжественной победой народа. Лауренсия  наступает на Командора. Когда он падает замертво,  неистово ломает меч о колено.
« Тиранов более уж нет! » - восклицает она, и эти слова венчают  победу народа . Что бы не нарушать восприятие, ритм действия,
режиссер  убрал из этого акта  сцену у короля и в палатах Магистра. С малой сцены,     покоев Командора, на большую сцену 
(площадь) выпрыгивали крестьяне, в восторженном состоянии единения. Мастерски была решена сцена  допроса Менго. « Так кто
же убил Командора? » - спрашивает судья и  Менго, измученный  пытками, говорит –« Скажу, скажу, сеньор! ». И на повторный вопрос -
« Кто же из вас убийца  Командора? », после паузы, с восторгом и ликованием кричит – « Фуенте Овехун а..аа..а! »
      В. Юренева  вспоминала: « Словно электрическая искра перекидывается  в зрительный зал.  Все вставали с мест.
Публика кричала, топала ногами,  ликовала вместе с нами. Мы переживали этот момент сорок раз!. Спектакль повторялся ежедневно,
играли для красноармейцев сорок вечеров подряд. »  В газете « Театр »  С. Марголин написал тогда, что, едва ли не впервые,
на сцене  соловцовского  театра «народ» стал,  наконец, подлинным народом. В спектакле Марджанова  народ « любопытствовал, удивлялся,
затаивал злобу к угнетателям, презирал тиранов, притеснителей, любил солнце, шутки, радость жизни, мстил, стойко страдал и
торжествовал  победу ».  Молодой советский театр ещё не знал такого впечатляющего и красочного сочетания  идейной и
художественной ткани театрального зрелища, такого смелого и прочного слияния  гражданской и эстетической позиции режиссера,
а вслед за этим  « глубокого и прочного  единения  реальности с театральной образностью, иными словами, - синтеза жизни и искусства».
Ещё три спектакля успел поставить в Киеве К.Марджанов. Он уезжал из Киева перед самым  приходом деникинцев, так и не осуществив
многие задуманные им постановки.
    
      31 августа в Киев вошли части добровольческой армии Деникина. После небольшого  столкновения с отрядом Петлюры, деникинцы
становятся единоличными хозяевами города. Их встречали на Крещатике представители высших слоев царской России, уцелевшие в Киеве
в эти бурные годы. На улицах были разодетые дамы, мужчины в фраках и мундирах чиновников, сюртуках. Виднелись «котелки», цилиндры,
и  фуражки с царскими кокардами. Кроме запаха  осенних цветов, в воздухе сильно пахло нафталином. Все вывески в городе были
заменены на русские.  Во всем поведении деникинцев ощущалось пренебрежение ко всему украинскому. Были случаи  разбоя среди
офицеров  Добровольческой армии. Утром в городе находили много убитых. Жители многих домов устраивали ночные дежурства,
что бы предупредить ограбления.  В городе  опять начала ощущаться нехватка            продуктов. Некоторые актеры, даже появившихся
опять театров миниатюр, были вынужденны продавать или обменивать на продукты свои      костюмы. Город жил надеждой на скорую
смену власти.
 
       Спектакли давали и в Опере и в драматических театрах, но сборы были ничтожно малы. В некоторых театрах спектакли
шли только в воскресенье, в будние дни в театр никто не шел.  По городу были расклеены объявления  о наборе в Добровольческую
армию Деникина. Однажды  в субботу в Опере играли « Руслана и Людмилу ». После спектакля у выходов стояли патрули. Всех мужчин,
кроме явных стариков, отвели на Соломенку в казармы. После  этого случая, зрителей в театрах стало ещё меньше. Многие
спектакли в  театрах отменялись из-за отсутствия  зрителей.  Актеры начали покидать     город, отправляясь в скитания по Украине,
переезжая в  другие города, создавая не стационарные труппы. Из бывшего Соловцовского театра ушли сначала Юренева, потом
С. Кузнецов и Ю.Яковлев, из оперы Смирнов, кабицкая, Сибиряков, Воронец, Донец. Гнат Юра с группой артистов «Молодого театра»
тоже выехал из Киева. При  деникинцах были ликвидированы пять украинских театров, в том числе и Оперный. Само название - украинский
запретили.. Все театры были  денационализированные. Тяжело приходилось Польскому театру Станиславы Высоцкой. Спектакли шли всего
два раза в  неделю. Снова появились многочисленные кафе - шантаны и  кабаре и театрики миниатюр. Но и они существовали кое
как.  По вечерам часто не было  электрического света и приходилось закрываться  и им... Жизнь в городе в эти несколько месяцев
замирала очень рано. Деникинцы довели Киев до небывалой безысходности. Надежда была  только на Красную Армию. Деникинцы
портили все, что могли, оставляя город.
   
       16 декабря в 12 часов дня город освободили полки Красной Армии. Красноармейцы,  по распоряжению командования, раздавали из
походных кухонь еду голодным киевлянам. Город сразу ожил. Через два дня  открылись все театры.. Следуя решению 8 съезда РКП.(б),
сделать доступными для трудящихся все сокровища искусства, в киевских театрах были введены  низкие расценки на билеты, а
красноармейцы и рабочие обслуживались бесплатно. Театры  возвращаются к своей нормальной деятельности. Загаров осуществляет
постановку « Ревизора » и « Мораль пани Дульской ». Поставленный Загаровым « Ревизор », явился, по свидетельству  зрителей и его
участников,  крупным событием театральной жизни города.. В этом спектакле  участвовали: А.Загаров и В.Василько ( Городничий),
М.Тинский (Хлестаков), А.Хорошун (Осип),  А. Мещерская (Анна Андреевна), П. Милорадович (судья), М.Пилипенко (Бобчинский) и
другие  актеры.  Лесь Курбас к шевченковским праздникам ставит « Гайдамаков ». Спектакль был создан  объединенными силами  Театра
имени Шевченко и « Молодого театра ». Формальное  объединение, которое было сделано в 1919 году,  превратилось в настоящее
творческое  содружество только в этом спектакле Лесь Курбаса. В нем были заняты:       И.Марьяненко ( Гонта),  В. Чистякова
(Оксана), В.Василько (Кобзарь), А. Мишта (Лийба), и другие актеры обоих трупп. Постановка этого глубоко  драматичного,
свободолюбивого произведения Т.Г.Шевченко, привлекала к себе, как к явлению значительному и в идейном и в художественном
смысле,  особенно в то грозное и героическое время.
 
      Весной 1920 года Киев в последний раз подвергся испытанию на прочность.
   
      6 мая 1920 года Киев оккупировали польские войска. В тесном с ними          сотрудничестве в  последний раз на
киевской земле появляется Петлюра. Хотя польская оккупация и было  непродолжительной, но далась она  городу и театрам в
том числе нелегко. Взорванный поляками красивейший мост  через Днепр, был только эпизодом.  В связи с катастрофическим
материальным положением труппы, Лесь курбас с коллективом в  двадцать человек отделяется от театра  имени Т.Г.Шевченко и с
несколькими готовыми  спектаклями отправляется в Белую церковь. Туда труппа Леся Курбаса прибывает, как ново -созданный
Киевский театр драмы ( КИЙДРАМТЕ).  В него вошли  преимущественно актеры « Молодого театра »:  Васидько, Лопатинский,                Долина, Калин, Чистякова, Нещадименко, Смерека, Гавришко, Пьясецкий, И.Предславич, Игнатович, Болобан, Марич, Грай, Онацкая, 
Гайворонский, Полонский, Левченко - бывшие прежде студийцами « Молодого Театра ».       К трупе Л.Курбаса присоединились
некоторые актеры труппы А.Загарова.: Л.Гаккебуш,  Антонович, Бабиевка, Бортник.  Первые свои выступления « Кийдрамте »
сделал уже перед красноармейцами 405 полка 45-ой дивизии, освободившей Белую Церковь.  Показывали  «Гайдамаков » Т.Г. Шевченко
и « Пошилися в дурні » Кропивницкого.  Успех спектаклей был  такой, что командование выписало театру красноармейский паек
мукой, крупой и тушенкой.  А по разным городам Украины ( Каменец-Подольск, Проскуров, Винница и другие) ездила труппа во
главе с Гнатом Юрой. Советское правительство принимало решительные меры для укрепления  Юго -.Западного фронта.               
    
        26 мая 1920 года по приказу командующего фронтом А.И.Егорова Красная Армия перешла в наступление, а 12 июня был
освобожден Киев.  На этом для города гражданская война закончилась.
   
        26 августа 1920 года на совместном заседании Киевского Губревкома, губернского  отдела народного просвещения и
Всеукраинского  театрального комитета было принято постановление закрыть театры «Эдем», «Мозаика», «Арфа», «Уголок Парижа»,
культивирующие  пошлые и грубые зрелища, в целях борьбы с антихудожественными      явлениями в искусстве.
   
        А 31 августа Совет Народных комиссаров Украины издал декрет « Об улучшении  положения ученых специалистов и заслуженных
деятелей  литературы и искусства.», Все перипетии гражданской войны, многократная оккупация города разного рода 
правителями, особенно деникинские войска, довели  городское хозяйство и в том числе  театральные заведения до полной                разрухи. Театры по составу своих трупп были в плачевном  состоянии. « В результате полнейший упадок театрального
музыкального творчества  и  огромная армия тружеников искусства без каких бы то ни было  средств существования » -
писала «Вечерняя газета РОСТА».  Опираясь на постановления Советского правительства  по вопросам театрального дела, 
Всеукраинский театральный комитет разрабатывает  целый  ряд мероприятий по возрождению лучших традиций  театральной культуры
прошлого.  Объявляются конкурсы на создание  новых революционных пьес. Заказываются переводы, инсценировки и переделки
пьес, содержание которых могло бы отвечать требованиям  времени. Советская власть на Украине последовательно начинает
проводить политику  привлечения старых, опытных мастеров сценического искусства к созданию новой театральной культуры, нового   
советского театра.. При каждом государственном театре создаются художественные советы. Актеры государственных театров
освобождались от призыва в  Красную
Армию. Переименование театров в советские не  было формальным актом, оно сопровождалось серьезной реорганизацией всей жизни
труппы. Забота о более качественном  отношении к постановкам проявилась в уменьшении количества премьер.
   
       Театры Киева и вся театральная жизнь города с 1917по 1920 год не была стабильным явлением.  Распадались одни труппы,
возникали другие, и не успев приобрести свое творческое лицо, исчезали и они. 
   
       Для очень многих деятелей русского искусства Киев те годы был местом времеенного  пребывания. Как бы, транзитной станцией.
Бежали с Севера от исчезнувшего прошлого, от  страха неизвестности, неопределенности.   Думая только о выживании. И не найдя
желаемого в Киеве, устремлялись дальше на юг, в такую же неизвестность и неопределенность. Но те, кто смогли 
сориентироваться, найти для себя смысл в существовании, смысл в творчестве, задерживались  в Киеве надолго. 
   
      Постоянно менялся облик и манера игры старых, опытных театральных   коллективов.  За эти годы театры и актеры прошли
хорошую школу  гражданской зрелости.. Не все  выдержали эти сложные испытания, выпавшие им. Но те из них, кто остался
на Родине, кто решил жить и трудиться вместе со своим народом, уверенно продолжали служить выбранному ими искусству театра.
Многие из них оставили яркий след в отечественном театральном искусстве.  Окрепшие, закаленные в грозные годы гражданской
войны, в мирное  время они разъехались по всей стране, в разные города, в разные театры, продолжая утверждать  своим искусством
гражданственность, патриотизм, гуманизм советского  искусства.
      
          И заканчивая повествование о том времени, хочется упомянуть о явлении, которое не было на прямую связанно с театральной 3
жизнью  города, но которое, имея непосредственное отношение к советскому театру, своим происхождением обязано именно Киеву.
Я хочу ещё раз напомнить о пьесах Михаила Афанасьевича Булгакова.  Две из них своим  появлением обязаны именно Киеву,
наблюдениям  и впечатлениям, которые имели место  в Киеве в те грозные годы             Гражданской войны.  Это знаменитые «Дни Турбиных»
и не менее  знаменитый « Бег ». О романе « Белая гвардия » говорить не приходится.     Эти три произведения  рассказали о
Гражданской войне, так много, и  так ярко, и образно, что сколько бы времени ни прошло, к ним сегда  будет обращаться
любознательный читатель, а значит и театр со своим зрителем.
               
                Послесловие к публикации:
        Эта статья была написана в 1978-1979 году.  В те годы, в Киевском бюро путешествий  и  экскурсий готовилась
экскурсия – «Театральный Киев ». Многое в ней соответствует тем  нормам и  понятиям, имевшим место в те годы существования
СССР.  Но сама по себе вся  информация от этого не становится не интересной. Это факты истории.  Найдя эту статью в своём 
архиве и  перечитав её, я подумал о том, что многие события тех лет,  очень интересно проецируются   на события
современности, на 1990 годы, на события в России и Украине, на многое, что уже  не раз имело место в истории...  Почему
история  ничему не учит, ни политиков, ни сам народ,  неоднократно страдавший не только от действий  политиков, но и от
своих собственных  ошибок, заблуждений. 

              Сколько раз можно наступать  на одни и те-же грабли?....
             И  с сожалением приходится  констатировать – постоянно !!!!    


Рецензии
Уважаемый г-н Руденский! С большим интетером прочел Ваше изыскание. У меня есть для того и особый повод. Мой отец юношей подвизался в Словцовсовском тетаре в качестве актера и композитора. Однако моя недавняя попытка найти какие-то следы в архивах Киева успеха не имела. Я очень Вам благодарен. Если имеете еще каке-то сведения, был бы рад с ними ознакомиться.

Всего самого лучшего

Леонид Волков -Лео Лево   12.12.2011 02:48     Заявить о нарушении