Дефенестрация

ДЕФЕНЕСТРАЦИЯ*

(Перевод Анны Дудки)
http://www.proza.ru/avtor/sireng

На шестнадцатом, верхнем этаже нового дома поселились два соседа - Викториан с супругой и Роменарий.
Постепенно, но неуклонно их жизненные коллизии стали драматически раскачиваться. Обстановка особенно накалилась, когда в их жилища прибились маленький мальчик Нгуен и неистовая Розалия... Но всё по порядку.

Викториан нанялся работать в баню, когда та выдыхала последние ароматы гнилого дерева, крыс и дешевого мыла. Вскоре грубые деревянные лавки, подмостки, душевые ячейки с ржавыми трубами и цинковые тазики сменили на парилки, бассейны и отдельные номера с диванами. Баня превратилась в сауну с баром, массажем и другими деликатными услугами.

Оазис для жаждущих, пузатых, пожилых, бритоголовых мужчин наполнился еще и юными девицами универсального использования. Чтобы покружить доминантными валютными мухами в номерах, им приходилось часто драться между собой за самый сладкий кусок.

Викториан, ежедневно созерцая дикое упрощение нравов и поведения девиц с бритоголовыми, возвращение их к пещерному, первоначальному состоянию, постепенно потерял влечение к собственной жене Сусанне. Буйные, распаренные сауной сексуальные фантазии Викториана взлетели под самую крышу и стали недосягаемыми в отношениях с целомудренной супругой. И чего бы им не летать, когда сам принимаешь активное участие в групповом совокуплении, похожем на коллективный секс африканских обезьянок Бонобо?

Долговязая Сусанна - два метра красоты с девичьими округлостями и упругим животиком - не могла взять в толк перемен в настроениях мужа. А когда она поняла, что ей грубо изменяют с проститутками, то попыталась применить весь арсенал воздействия с нежностью и криком, лаской и битьем посуды.
Но вернуть Викториана в семью и к собственному телу ей не удалось.
Мужчина сильно втянулся в пьянство и вакханалию. Часто возвращался домой только утром.

Постепенно семейные распри стали заканчиваться тем, что Сусанна красилась, одевалась, обнажая брюшко и стройные ноги, и демонстративно уходила в ночь.
"Надо отомстить немедленно, отомстить стократно и заранее, хотя бы за неделю", - думала она. Но в темечке пульсировали сельское воспитание и внутреннее сопротивление. Они не позволяли отдаться первому встречному, на кого набредешь во тьме ...

Девственный мальчик Нгуен, 160 см роста, битый и всячески высмеиваемый девушками в школе, продолжал смотреть на мир в свои 25 лет с постоянно задранной головой. Чтобы как-то самоутвердиться, погрузился в изучение философских течений Востока и религий. В познании кармической оболочки души остановился где-то под деревом Будды, однако Нирваны не достиг. Его внезапно переориентировали на одной вечеринке собственные глаза, когда Нгуен уставился на ягодицы Сусанны.

"Как же они хорошо устроены, да еще и двигаются напротив глаз, и не надо закидывать голову до хруста шейных позвонков", - думал он.

Какой там Будда?! Сознание заполонили туннельные мысли, в конце которых мальчик виртуально и смачно всегда совокуплял свое тело с долговязой красавицей. Это было наваждение, мир замкнулся на точке разветвления привлекательных ног чужой жены! Как беспомощный щенок, Нгуен начал приходить к Сусанне, придумывая повод, чтобы жадно созерцать и надеяться. Чувствуя на себе лучи преданных, нежно раздевающих глаз, смущалась душа у женщины. Кровь бросалась ей в голову. Сусанне становилось дурно, внутри что-то немилосердно щекотало и переворачивалось...

Столяр Роменарий всю сознательную жизнь хотел подняться в воздух. Сначала желание он воплотил в своих изделиях, он стал мастерить деревянных птиц, маленькие дельтапланы и особенно хвостатых дракончиков с крылышками. Последние, расплодившись, уселись на стенах его жилья и в вечерних сумерках поблескивали багровыми глазами и кровавыми пастями.
К 30 гадам у Роменария сформовались маленький череп, длинные кудри, густые волосы на лопатках и легкий скелет. Он находился где-то на начальной стадии преобразования ящера в дракона, потому что впереди еще была главная метаморфоза - замена шерсти на перья.

Чрезмерное употребление алкоголя не ускоряло этих изменений, зато мечта летать трансформировалась в непреодолимое желание выбрасывать вещи с балкона. Начал с малых форм: вазонов, гантелей, сковородок. Однако особого удовольствия не ощутил, потому что падение было быстрым, шума и звуков мало, отвлечься мыслью от предмета и взлететь - тяжело.

Несколько больше радости он получил от полета тумбочки и особенно телевизора, потому что тогда впервые в ушах запульсировала небесно-высокая мелодия трубы.
Конечно, внутренние позывы на выбрасывание появлялись при хорошем опьянении и погружении в одиночество.

Качающийся маятник мировосприятия кивнул подальше от балкона, когда в его доме появилась Розалия. Приходила она без предупреждения, всегда заряжена на любовные содрогания и выпивку. Была неистовая в телесных роскоши и судорогах. Они всегда заканчивались пьянством до умопомрачения, до полного опупения. Для шлифовки и полировки душевного состояния в конце оргии из ее уст раздавалось: "Отвертку хочу!"

А Викториан уже месяц не ночевал дома. И только слабость, вымотанность и ужасная мысль, что печень расползлась по телу и находится сейчас в правой ступне и "давится" через шаг, гнали его домой.

Викториан! Ты пришел слишком рано! Почему тебя принесло без предупреждения, когда солнце еще только наклонило голову к горизонту? И что ты увидел? Растерянную, обнаженную жену с розовой рубашкой на шее через плечо. Ибо она, не выдержав внутреннего бушующего огня, великодушно разрешила Нгуену себя оседлать. Ты увидел танцующего, просветленного, уже не мальчика, в странном наряде: на ногах - Сусаннины сапоги на высоких каблуках, оранжевый бантик на члене и больше ничего.

Мощный апперкот Викториана с правой руки поднял Нгуена в воздух, выдернув из сапог. Однако тот, без видимых повреждений и последствий, быстро просочился в щель двери. Викториан гнал подпрыгивающего Нгуена по ступенькам вплоть до девятого этажа, пока не наткнулся на марше на бантик, который наконец покинул хозяина.

Для восстановления потрепанного Ego и чтобы кое-как отстоялись вихри в сознании, Викториан побрел к соседу по квартире. А там уже нервно сновала неистовая Розалия, вся возбужденная, вся дрожащая, в предчувствии наслаждений...

Роменарий! Ты необратимо опоздал с рождением, ибо драконы уже давно летают птицами. Ты катастрофически не успел к подруге, к своему гнезду, ибо решил "набраться" до краев еще по дороге. Поэтому, когда ты открыл дверь, то услышал знакомое: "Отвертку хочу!" И только тогда тебя одолело бесконечное одиночество...

А дальше, передвигаясь трусцой, Роменарий с ходу перемешал в литровой банке сивуху с томатным соком, бросил туда большую слесарную отвертку и без единого слова поставил на стол это пойло перед хмельными Розалией и Викторианом.

А сам под нарастающие звуки трубы-корнета, эти пульсации высокого "до", сорвал в спальне ажурные двери, сделанные из красно-бурого дерева махагони, и выпрыгнул с ним через балкон.

О, это был лучший, самый сладкий и такой желанный миг в его жизни!
Роменарий взлетел-таки драконом!

____________________________
* Дефенестрация — акт выбрасывания кого-либо из окна.


Рецензии
Хороша шутка! И отлично написано! Ну а Дудка и тут справилось: ведь это несколько необычное произведение, почти мистическое, хотя доля иронии делает его скорее карикатурным, чем страшным. Как-то даже удивился, не ожидал от вас... Спасибо: Петро и Аня,

Артём Киракосов   07.10.2011 20:05     Заявить о нарушении
Знаете, Артем, писалось под хорошее настроение. А подвинула написать не очень веселая картина - застрявшие глубоко в землю двери соседа сверху. Да еще возле детской песочницы.
Спасибо вам за отзывчивость и доброту.

Петро Домаха   07.10.2011 22:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.