Глава 10. Газы и противогазы

    1.

  Учеба  и  различные  тренировки  занимают  целый  день.  Одни  занятия  сменяются  другими.  Свободного  времени  совсем  не  остается.
  После  завтрака,  на  сытый  желудок,  заставу  ведут  в  сторону  стрельбища. Вот  только,  вместо  оружия  выдали  противогазы.
 - Неужели,  мы  сегодня  стреляем  из  противогазов? – сострил  Сергей.
 - Я  братан,  ничему  уже  не  удивлюсь, - тихо  говорит  Валентин  Панченко.
 - Если  кого-то,  не  устраивает молча  идти,  и  этот  кто-то,  еще успевает болтать  в  строю,  то  застава,  сейчас  может  перейти на  бег  рысью! – злится  старшина  Петренко.
  Сегодня  с  заставой  идет  и  старший  лейтенант  Кушнаренко.
  До  стрельбища  застава  так  и  не  доходит.  По  команде  колона  сворачивает  влево  и  метров  через  200,  остановилась  у  заброшенного,  на первый  взгляд  строения.
  Белые  стены  дома  в  глубоких  трещинах.  Окна  пыльные  мутные,  через  них  и  не  разглядеть,  что внутри помещения.  Подоконники  заметены  песком.  Песком  и  дверь  засыпало.
 - Старшина,  двое  бойцов  пусть  откидают  песок,  от  дверей,  какими-нибудь  досками, - приказал  Кушнарев.
  Старшина  отослал  двух  солдат,  на  поиски,  чего-то  напоминающее  саперные  лопаты.
Солдаты  вскоре  вернулись,  с  досками,  от  сломанного  ящика  и  быстро  разгребли  песочную  кучу.
  На  дверях  висел  большой,  ржавый  замок.  Начальник  заставы  подошел  и  резко  дернул  за  него.  Замок  сразу  открылся.  Увидев,  удивленное  лицо  старшины  Петренко,  Кушнаренко  пояснил:
 - Здесь  замок  никогда  не  закрывался.  Кто  сюда  полезет.  Здесь,  даже  брать  нечего.
  Рядом  с  домом,  прямо  под  открытым  небом,  ровно  выстроились  старые  парты,  в  два  ряда.  Все  как  в  школе. Перед  партами  стояла,  немного  искривленная  ветрами,  выгоревшая  на солнце  доска.  Со  временем,  ветер,  солнце  и  песок  стерли  с  доски,  все,  что  там  было  когда-то  написано.
 - Застава,  разойтись!  Сесть  всем  за  парты! – командует старшина. – Достать  тетради  для  конспектов.
  Парт  мало,  солдаты  садятся  по  трое,  где  и  по  четверо  за  парту.
  Сержанты  из  помещения  выносят  несколько  плакатов  и вешают  их  на  доску.  Они  все  на  одну  тему, - химическая  и  газовая  атака,  и  как  от  нее  обезопаситься.
  Кушнаренко  занимает  место  около  доски.
 - Товарищи  солдаты.  Сегодня  у  нас  очень  важная  и  интересная  тема.  Отравляющие  вещества.
  Далее  Кушнаренко  рассказывает,  со  всеми  подробностями,  все  то,  что  уже  проходили  в  школе,  на уроках  НВП.  Солдаты  на  «атомате»  конспектируют  лекцию.
 - Сегодня,  мы,  потренируемся  с  противогазами.  Противогаз,  конечно,  не  спасет  от  химической  или  бактериологической  атаки,  как  ОЗК  (общий  защитный  комплект).  Но  ОЗК  мы,  начнем  изучать  позже.  С  противогазами  все  знакомы?
 - Да  все…- не  дружно  ответила  застава.
 - Не  понял!
 - Так  точно! – быстро  исправилась  застава.
 - Это  уже  облегчает  дальнейшее,  наше  занятие.  Не станем  торопиться.  Повторим  и  вспомним  все,  что  знаем,  или  все,  что  знали  раньше.  Достать  противогазы!
  Все  дружно  лезут  в  подсумки  и  извлекают,  на  свет  божий,  как  шутит  Валентин  Панченко,  «резиновое  изделие  №1»
  Противогаз  у  каждого  свой,  заранее  подобран  по  размеру  головы.  На  подсумке  противогаза,  в  рамку  вставлен  кусок  бумажки,  с  написанной  фамилией,  временного  хозяина  противогаза.
  Противогаз  представляет  собой  серую  резиновую  маску,  на  всю  голову,  с  двумя  выпуклыми  круглыми  стекляшками,  для  глаз.  В нижней  части  маски,  специальный  раструб  с  резьбой,  для  подсоединения  фильтра.
  После  часовой  лекции  перешли  непосредственно  к  противогазам.  Заставу  разбивают  повзводно.  Солдаты  тренируются  в  быстром  одевании  противогазов.
  Сергею  вспомнилось,  как  в  школе,  на  уроках  НВП,  военрук  любил  гонять  девчонок.  Особенно  тех,  у  кого  длинные  и  пышные  волосы.  При  этом  военрук,  не  скрывая,  наслаждался  их  мучениями.
  Урок  майор  Дубинин  обычно  начинал  так.  Станет  посреди  класса  у  доски,  и  очками  от  возбуждения  поблескивает.  Затем  оскалит  свои  прокуренные,  крупные,  как  у  лошади  зубы  и  объявит  тему  урока:
 - Девушки,  сегодня  ваш  любимый  урок.…По  многочисленным  просьбам,  мы,  сегодня…- военрук  специально  растягивал  удовольствие. – Сегодня  мы,  будем  на  время  одевать  противогазы.
  Девчонки  уже  были  в  предобморочном  состоянии.
  А  военрук  выбирал  первую  жертву,  с  густыми,  длинными  волосами.   
 - Вот  начнется  газовая  атака,  и  шо  ты,  будешь  делать?  Глазки  строить? – спрашивал  майор  Дубинин  и смешно  моргал  маленькими,  слезящимися  глазками,  сильно  увеличенными,  толстыми  стеклами  очков,  показывая,  как  именно  будут  моргать  девушки. – Вот  как,  с  такой  прической  можно  быстро  одеть  противогаз?  Ты  же  не  успеешь.  Надышишься  газами  и  получишь  отравление.  Ну  и  шо  потом  с  тобой  делать?  Нужна  нормальная,  короткая  стрижка.
  Выбранная  жертва  начинала  торопиться,  и  еще  больше  путалась  в  лямках  противогаза,  и  в  своих  волосах.  Противогаз  упорно  не  хотел  одеваться  на  голову.  Ведь  девушка  старалась  так  надеть  противогаз,  чтоб  не  испортить  свою  прическу.
  А  рядом  стоял  военрук  и  издевательски  улыбался,  поблескивая  стеклами  очков.
 - Вот  смотри  Герасимова,  как  у  меня  получается, - майор  Дубинин  с легкостью  надевал  и  снимал  противогаз. – Если  волосы  мешают,  надо  их  убрать.  Изменить,  или  укоротить  прическу.
 - Так  мне,  может,  вообще,  налысо  подстричься? –  с  дрожью  в  голосе,  спрашивала    круглая  отличница,  Нина  Герасимова,  надув  обиженно  свои  красивые  губки.
 - А  хоть  бы  и  налысо,  если  волосы  мешают  хорошей  оценке, - вполне  серьезно  заявил  военрук.
  У  отличницы истерика:
 - Да  я  лучше  отравлюсь,  но  останусь  с  красивыми  волосами.  Чем  буду уродливой,  лысой,  да   еще  и   в  противогазе.
 - Ну  и  дура! – совсем  разочаровался в  отличнице  военрук.
  Глупая  прямота  буквально  сражала  девчонок  насмерть.
  Пацаны,  конечно,  умирали  от смеха,  видя мучения  девчонок  с  противогазами.
  От  воспоминаний  Сергей  улыбнулся.
 - Худжиев,  чего  лыбимся! – рявкнул  подошедший  сержант  Прохоров. – Ну,  что  потренировались?
  Сержант  Прохоров  достал  из  подсумка  свой  противогаз.
 - Теперь усложним  задание.  Представим,  что  в  вашем  противогазе  поврежден  шланг, - говорил  Прохоров. -  Чтобы  вам,  не  отравиться   газами,  необходимо, задержать  дыхание.  Затем  быстро  открутить  фильтр  от  шланга,  а  шланг  от  противогаза.  Шланг  в  сторону,  как ненужную  вещь,  а  фильтр  прикрутить,  напрямую  к  противогазу.  Вот так.  Ничего  сложного.
  Сержант  Прохоров  ловко  справился  с  заданием.  Со  стороны  выходило  очень  даже  легко.  Сергей  решил,  что  у  него  не  должно  возникнуть  трудностей  с  этим  заданием  при  повторе  упражнения.
 - Сначала  потренируйтесь  просто  откручивать  и  прикручивать  фильтр.  Потом  уже  попробуйте  с  задержкой  дыхания, - продолжал  говорить  сержант  Прохоров. – Я  думаю,  что  одну  минуту  все  смогут  задержать  дыхание.  Этого  времени,  вам  вполне  хватит,  чтоб  отсоединить  шланг.
  Да,  с  задержкой  дыхания  получалось  намного  хуже  и  медленней.  Сергей  успокаивал  себя,  время  для  тренировки  еще  есть.
  После  нескольких  попыток  у  многих  солдат,  отсоединение  шланга  стало  быстро  получаться.  Но  это  оказалось  еще  не  все.  Самый  главный  сюрприз  ожидал  заставу  впереди.

    2.

  Заставу  снова  построили.  Кушнаренко  стоял,  заложив  руки  за  спину,  и  хитро  улыбался.  Он  сказал:
 - Товарищи  солдаты.  По  многочисленным  просьбам,  мы  решили  усложнить  вашу  задачу.
  Солдаты  недоуменно  переглядывались.  Что  еще  им  приготовили?
  Командир  первого  отделения,  сержант  Сухов  открыл  дверь  помещения  и  крикнул:
 - Застава!  Заходим  в  помещение! – Сухов  тоже  подозрительно  улыбался. – Проходите  гости  дорогие.  Не  стесняйтесь,  располагайтесь.  Будьте,  как  дома.  Заходим  быстрей!
  Застава  неохотно  втягивалась  в  просторную  комнату.  Здесь  в  нутрии  помещения  царило  полное  запустение.  Все  покрыто  пылью  и  песком.  Стены,  подоконники,  плакаты,  висевшие  на  стенах.  Песок  на  полу  тихо  поскрипывал.  По  углам  помещения  развешены  кружева  серой  паутины,  которую  лениво  раскачивал  сквозняк.  Сильно  пахло  мышами.
  Солдаты  с  удивлением  рассматривают  помещение.  Парты,  что  находятся  на  улице,  скорей  всего,  раньше  стояли  здесь,  в  классе. 
  В  помещение  заходит  Кушнаренко:
 - Ребята,  сейчас  старшина,  в  углу  комнаты  установит  дымовую  шашку.
  Старшина  Петренко,  не  теряя  время,  достал,  из  принесенного  им  вещмешка,  зеленую,  ребристую  банку.  Повертел  ее  в  руках  и  поставил  в  угол.
 - Товарищ  старший  лейтенант,  здесь  написано,  что  срок  дымовой  шашки,  уже  давно  истек, - сообщил  старшина. – Взорваться  может.  Иногда  такое  случается.
  Солдаты,  прислушиваясь  к  разговору,  напряглись  и  дружно  отхлынули  в  глубь  комнаты,  подальше  от  непредсказуемой  дымовой  шашки.  Каждый  из  ребят  хотел  влезть  поглубже  в  толпу,  чтоб  обезопасить  себя  от  возможного  взрыва.
 - Старшина,  пусть  солдаты  принесут  с  улицы  парту  и  поставят  ее  в  угол.
  Двое  солдат  метнулись  на  улицу  и  принесли  парту.  Ее  поставили  в  угол,  закрыв  дымовуху,  словно  щитом.
  Кушнаренко  подошел,  и  лично  проверил,  хорошо  ли  парта  закрывает  дымовую  шашку.  Остался  доволен.
 - Застава,  надеть  противогазы! – раздается новая  команда.
  Солдаты  лезут  в  подсумки,  достают  противогазы.  В  тесноте  надеть  противогаз  довольно  сложное  дело.  Толкаются,  натягивают  противогазы  на  голову,  со  страхом  поглядывая  в  сторону  парты.  Все  продолжают  стоять,  испуганно  сбившись  в  кучу,  у  противоположной  стены.
  Солдаты  в  противогазах  напоминали  перепуганное  до  смерти  стадо  слонов.
 - Застава  внимание! – кричит  начальник  заставы. – Ваша  задача,  когда  сработает  дымовая  шашка,  повторить  упражнение  по  отсоединению  шланга  от  противогаза.  Все,  что  вы  только  делали  на  улице.  Главное  не  торопиться  и  не  паниковать.  Здесь  нет  ничего  страшного.  От  дыма  никто  еще  не  умирал.  Если  что-то  не  получится,  то  идите  к  дверям  и  стучите,  этих  будем  выпускать.  Тех,  кто  даже  не  попытается  переставить  фильтр,  сразу  говорю,  из  помещения  не  выпущу.
 - Товарищ  лейтенант,  товарищ  лейтенант…- из  толпы  выдавился  Баранов.
  Кушнарев  поморщился,  как  от  зубной  боли,  спросил:
 - Ну,  во  первых,  старший  лейтенант!  Баранов,  чего  тебе?
 - У  мэнэ,  в противогазе  дирка,  товарищ  старший  лейтенант!
 - А  как  ты,  Баранов,  противогаз  себе  выбирал.  Ты,  что  не  видел  дырку?
 - Бачыв.  Но  я,  не  думав,  шо  у  дыму  заныматысь  будемо.
 - Боец,  а  вот  это  очень  плохо,  что  ты  не  думал.  Запасных  противогазов  у  нас  здесь  нет.  Останешься  в  своем  противогазе.  А  дырку,  она  у  тебя  маленькая,  пальцем  прижмешь,…Фильтр  можешь  не  переставлять.  Просто  постоишь  в  дыму.
  Кушнаренко  кивнул  старшине:
 - Петренко  начинай!
 - Нас  же  всех  поубивает…- проныл  кто-то  из  толпы.
 - Дымовуха  последней  разработки.  Убивает  только  трусов! – сообщил  старшина  и  заржал.
 - Не  пугай  пацанов  зря, - осадил  старшину  Кушнаренко  и  вышел  из  помещения.
  Старшина  полез  за  парту.  Неожиданно  из-за  парты  повалил  густой,  ядовито  горчичный  дым.  Петренко,  втянув  голову  в  плечи,  пулей  выскочил  на  улицу,  спасаясь  от  дыма.  Дверь  за  ним  громко  захлопнулась.
  Перепуганные  «слоны»  дружно  вздрогнули  и  еще  плотней  сбились  в  кучу.  Выпученные  стеклянные  глаза  «слонов»  прикованы  к  парте,  из-за  которой  быстро  выползал  тугими  жгутами  дым,  расползаясь  по  всему  помещению.  Дым  окутал  солдат,  с  ног  до  головы,  и  с  каждой  секундой  становился  все  гуще  и  гуще.
 - Прорвемся  братуха! – через  противогаз  промычал  Валентин.
  Сергей  уже,  не  совсем  в  этом  был  уверен.
  Из-за  парты,  все  так  же  весело  валит  дым. Все, словно  под  гипнозом  не  могут  оторвать  глаз  от  парты.  В  комнате  испуганная  возня.  Хочется  отодвинуться  куда  подальше.  Но отступать  некуда. Все  «слоны»,  ожидают  взрыва,  предательски  дрожат  «хоботы»  противогазов.  Но  пока,  из-за  парты  раздавалось  негромкое,  зловещее  шипение.  Точно  за  партой  собрались  в  клубок  растревоженные,  ядовитые  змеи.
  В  мутных  стеклах  окон  мелькают  любопытные  лица  сержантов.  Беззвучно  кривят  губы  в усмешке,  тыкают  пальцами.
  Всего  за  несколько  секунд  дым  окутал  всю  комнату  и  продолжал  прибывать.  Сразу  все  потускнело.  Очертания  комнаты  размылись.  Затем  густая  завеса  дыма  задернула  три  больших  окна,  и  все  сразу  оказалось  в  глубоком  коричневом  мраке.  Потом  стали  исчезать,  стоявшие  рядом  ребята.  Нет,  конечно  они, никуда  не  пропали,  они  продолжали  стоять  рядом,  но  из-за  дыма  Сергей  их  просто  не  видел.
  Сергей,  из  любопытства  ради  вытянул  вперед  руку.  Рука  скрылась  в  дыму.  Он  видел  свою  руку  только  по  локоть.  Создавалось  впечатление,  что  Сергей  оказался  совершенно  один,  даже  не  в  комнате,  а  в  каком-то фантастическом  чужом  мире.
 Хотя  все  же  не  один.  Время  от  времени,  в  помещении,  о  себе  напоминали  другие  ребята. Кто-то,  чего-то  надрывно  кричал,  кто-то  бестолково  бегал,  разрывая  клубы  дыма.  Неясные,  размазанные  дымом  тени  испуганно  мелькали,  то  слева,  то  справа  от  него.  На  Сергея  кто-то  налетел,  едва  не  сбив  его  с  ног.  Сергей  увидел  перед  собой  серую,  резиновую  маску  противогаза,  а  в  стеклах  очков, огромные,  сумасшедшие  от  ужаса  глаза.  Парень  орал  и  размахивал  руками.  Потом  он  исчез.
Оставаясь  на  месте,  Сергей  оглянулся,  Валентина  уже  рядом  с  ним,  не  было.  В  таком  ералаше  легко потеряться.
  «Так  нечестно  поступать  с  нами, - запоздало  и  с обидой  подумал  Худжиев. – Почему  нас,  заранее  не  предупредили, что  приготовили  сюрприз?»
  Но  с  другой  стороны,  если  бы  сказали  заранее,  то  многих  ребят,  пришлось  в  помещение  силком  затягивать. 
  Сергей  стоял  на  одном  месте  и  боялся  пошевелиться.  Казалось,  стоило  ему  сделать  шаг,  или  еще  какое-нибудь  движение,  то  станет  еще  хуже.  Неизвестность  пугала  больше  всего.  Сердце  гулко  колотилось  в  груди.  Руки  и  ноги  дрожали  от  волнения  и  страха.
  Противогаз  не  подкачал  Сергея.  Он  плотно  прилегал  к  голове  и  не  пропускал  дым.  К  выбору  противогаза  Сергей  отнесся  серьезно  и  ответственно.  Потом  еще  потратил  время  на  подгонку  ремней.  Вот,  где  все  пригодилось.
  Сергей  стоял  и  нервно,  глубоко  дышал.  Хотя  дышалось  легко,  но  дыхание  уже  сбилось,  и  казалось,  что  воздуха  не  хватает.  Запах  дыма  совершенно  не  ощущался.  Воняло  только  резиной.  Сергей  стал  успокаиваться.  Но  вокруг,  нервная,  истерическая  беготня  продолжалась,  а  это  раздражало  и  пугало.
  В  дверь  громко  барабанил  одной  рукой  рядовой  Баранов,  второй  рукой  зажимал  противогаз:
 - Откройте!  Скорей  откройте!  У  мэнэ  дирка!
 - Если  в  заднице,  тогда  не  страшно.  Она  там  и  должна  находиться! – громко    и  весело,  из-за  дверей,  отвечал  старшина. – У  всех  такая  же  история.  Хуже  если  в  голове  лишняя  дырка.  Давай  выползай!
  Баранов  вывалился  на  улицу,  в  клубах  коричневого  дыма.  Солнце  больно  ослепило  глаза.  Старшина  сразу  закрыл  дверь,  но  в  нее  сразу  заколотили  еще  двое  солдат,  у  которых  не  выдержали  нервы.
 - Товарищ  старшина  откройте!  Мы  сейчас  задохнемся!
  Кушнарев  кивнул  головой  и  старшина  выпустил  этих  двух  солдат.
 - Что  у  вас  случилось?
 - У  меня  противогаз  забился, - оправдывался  один  солдат,  шланг  он  держал  в  руке. – Не  могу  дышать
  Ну,  один  хоть  попытался  выполнить  задание.  Второй  боец испугался  и  нечего  не  сделал.
 - Чем  у  тебя  противогаз  забился? – допытывался  старшина. – Ты  только - что  на  улице  тренировался.  У  тебя  нормально  работал  противогаз?
- Да…нет…нормально.  Я  не  знаю, - боец  дико  озирался  по  сторонам. – Сам  не  пойму,  работал  нормально,  а  потом…потом,   перестал…
  Солдаты  больше  всего  боялись,  что  их  затолкнут  назад,  в  помещение.
  Подошел  сержант  Андронов,  попытался  ткнуться  в  ухо  старшине  слюнявым  ртом:
 - Они  же  зассали.
 - Отвали.  Сам  вижу, - отмахнулся  старшина.
  У  второго  солдата  противогаз  оказался  явно,  на  пару  размеров  больше  головы.  Видно  дым,  сразу,  в  первые  мгновенья  проник  под  маску.  Парень  даже  не  успел  надышаться  дымом,  только  сильно  испугался.  Страх  и  паника  толкнули  его  к  дверям.
  Паника  нескольких  человек  может  заразить  страхом  целое  подразделение.  Когда  запаниковали  первые  ребята  и  бросились  к  выходу,  пошла  цепная  реакция.  Некоторые  из  солдат,  даже  не  решились  выполнять  задание,  испугавшись,  что  у  них  ничего  не  получится.  Одни  стали  пробиваться  к  дверям.  Другие  бестолково  носились  по  помещению,  от  страха,  потеряв  способность  соображать. 
  Хорошо,  что  на  окнах  стояли  решетки,  а  то  их  бы  просто  вынесли.
  Начальник  заставы  и  сержанты  стояли  возле  дверей  и  прислушивались  к  неясным  крикам,  доносившимся  из  комнаты.
 - Щас  полезут,  как  тараканы,  после  дихлофоса, - прокомментировал  сержант  Прохоров.
 - Сегодня,  у  нас,  есть  возможность,  на  наглядном  примере  узнать,  какое  отделение,  наиболее  хуже  подготовлено  к  газовой  атаке, - громко  сказал  Кушнаренко. – Мне  кажется,  что  будет  справедливо,  тому  отделению,  с  наихудшим  результатом,  заступить  завтра,  в  наряд,  на  кухню.  Это  раз.  Ну  и  само  собой,  подтянуть  отстающий  предмет.  Потренироваться  с  противогазами,  во  главе  с  командиром  отделения.  Это  два.  Согласны?
  Сержанты  не  обрадовались  перспективе  дополнительных  занятий  с  противогазами.  Особенно  расстроился  сержант  Андронов.  Он  шепнул  Сухову:
 - Это  полный  кирдык.
  В  дверь  уже  ломилась  очередная  партия  паникеров.
  Сергей  отошел  к  стене,  чтоб  его  не  сшиб  какой-нибудь  горячий  джигит.  Но  менять  шланг  противогаза  не  решился.  Ему  хотелось,  чтоб  рядом  оказался  кто-нибудь  из  друзей.  От  волнения  Сергея  прошиб  пот.  Даже  показалось,  что  дышать  в  противогазе  стало  трудней. 
  Из  помещения,  на  улицу  выскочило  человек  12 – 15.  Сергей  после  некоторого  колебания  двинулся  к  выходу.  Ну  да,  струсил.  Что  здесь  такого?  Он  не  герой.  Хотя  с  другой  стороны  и  не  слабак.  Его  паника  так  сильно  не  прижала,  как  некоторых.  Может  попробовать?  Выбежать  на  улицу  он  всегда  успеет.
  Худжиев  столкнулся  с  братьями  Коваль.  Один  из  них  откручивал  шланг,  а  второй  рукой  держал,  с  боку  маску.
 - Что  у  вас? – спросил  Сергей.
  Ковали  узнали  его.
 - У  Олега  дырочка  в  противогазе, - сказал  Виталик.
 - А  чего  не  выходите  на  улицу?
 – Олег  хочет  попробовать  поменять  фильтр.  Пока  он  переставит  шланг,  я  дырку  закрываю,  чтоб  дым  не  прошел  во  внутрь.  Потом  и  я,  у  себя  переставлю  фильтр.
  Сергей  мысленно  восхитился  смелостью  братьев.  Ковалям  хорошо.  Они  всегда  и  везде  вдвоем.  Им  легче.
  Сергей  решился  попробовать.  Продышался,  набрал  полную  грудь  воздуха,  задержал  дыхание  и  быстро  стал  откручивать  фильтр  от  шланга.  Это  оказалось  самым  легким.  Потом  также  отсоединил  сам  шланг  от  противогаза.  Теперь  надо  спрятать  ненужный  шланг  в  подсумок  и  освободить  руки.  Руки  дрожат,  а  шланг  капризничает,  извивается,  как  живой  и  не  лезет  в  карман  подсумка.  Спокойней,  не  надо  спешить.  Все  получится.
  Кто-то  пробежал  рядом,  в  дыму  сильно  толкнув  Сергея,  и  тот  едва  не  выронил  фильтр  из  рук.  Только  этого  не  хватало.
  Сергей  зажал  шланг  между  ног,  чтоб  он  ему  не  мешал.  Потом  засунет  в  подсумок,  когда  прикрутит  фильтр.
  С  первого  раза  фильтр  стал  криво  и  не  захотел  прикручиваться  к  противогазу.  Резьба  не  захватывала  нужные  пазы.  Не  вкручивался  фильтр,  и  со  второго,  и  с  третьего  раза.  Сергей  потихоньку  стал  выпускать  изо  рта  воздух.  Он  еще  мог  задерживать  дыхание,  но  появился  уже  страх.  Страх  надо  сдерживать,  чтоб  он  не  превратился  в  панику.
  Пот  стекал  по  лицу,  больно  кусая  глаза.
  Опять  кто-то  колотился  в  дверь  и  громко  кричал,  чтоб  его  выпустили  наружу.
  Дым  загустел  и  стоял  плотной  стеной,  не  собираясь  рассеиваться.
  Главное  надо  успокоиться,  взять  себя  в  руки. Все  получиться,  только  не  паниковать  раньше  времени.  Вон,  сразу  двое  ребят,  спокойно  пошли  к  дверям,   выполнив  задание.
  Сергей  четвертый  раз  приставил  фильтр.  В  этот  раз  все  получилось  отлично.  Закрутив  фильтр  до  конца,  Сергей  выдохнул  остатки  воздуха  и  затем  уже  спокойно  задышал. У  него  все  получилось.  Он  переборол  свой  страх.
  Теперь  Сергей  просто  стоял  и  ждал,  когда  старшина  откроет  дверь.

    3.

  Испытанием  дымом  Кушнаренко  в  принципе  остался  доволен.
  Из  помещения,  испугавшись  дыма,  выбежало  18  бойцов.  Еще  десяток,  так  и  не  решились  отсоединить  шланг.  Но  хоть  по  честному  отстояли  в  дымной  комнате.  Остальные  солдаты  с  поставленной  задачей  справились.
 - Могло  быть  и  хуже, - прокомментировал  Кушнаренко. – Старшина,  сейчас  вернемся  на  заставу,  проверишь  лично  целостность  противогазов.  Брачные  заменить.  Я  не  думал,  что  столько  дерьма  нам  выдали…
 - Есть  проверить! – отозвался  старшина.
 - Петренко,  я  хочу,  чтоб  в  следующий  раз,  у  всех  противогазы  оказались  в  рабочем  состоянии.
  На  заставе  к  Сергею  подошел  повеселевший  Валентин:
 - А  мне  понравилось  там,  в  комнате  с  дымовухой.
 - Что-то  в  самой  комнате,  я  не  видел  твоего  восторга.  Видел  бы  ты,  свои  глаза.  Они  чуть  не  вывалились  из  очков  противогаза.
 - А  ты  свои  глаза  видел? – спросил  Валентин.
 - Слава  богу  нет.  Но  я  же  и  не  говорю,  что  мне  понравилось  стоять  в  дыму.
  Ночью  Сергею  снился  странный  сон.  Он  один  стоит  в  комнате  полной  дыма,  в  противогазе.  Противогаз  пропускает  дым,  и  Сергей  начинает  задыхаться.  Руками  он  пытается  заткнуть  дырку  с  боку  на  маске.  Но  дырок  много.  Все  заткнуть  у  Сергея  не  выходит.  Рук  не  хватает.  Тогда  он  пытается  сорвать  противогаз  с  головы,  но  противогаз  не  срывается.  Он  буквально  прилип  к  лицу.

    4.

 - Застава,  равняйсь!  Смирно!  Надеть  противогазы! – командует  старшина.
  Противогазы  надеты,  а  поверх  их  надеты  панами.  Теперь  все  выглядят  на  одно  лицо,  как  единоутробные  братья.
  Застава  застыла  на  плацу,  ожидая  дальнейших  команд.  Что  на  этот  раз  придумал  для  них  старшина?
  Лица  солдат,  под  резиновыми  масками  противогазов,  под  жаркими  лучами  солнца  начинают  потеть.  Крупные  капли  пота  быстро  скользят,  сползая  по  лбу  и  щекам,  собираются  в  низу  маски,  у  подбородка.  Капельки  скатываются  и  скатываются,  наполняя  маску  липким,  противным  потом.  Поту  некуда  деться  и  внизу  маски  уже  плещется  целая  лужица.
  Почему  старшина  тянет  время  и  не  дает  команду  снять  противогазы.  Застава  быстро  справилась  с  заданием.  Теперь  все  очень  быстро могут  надевать  противогазы.  А  стоять  в  них  совершенно  не  удобно.
 - Застава,  направо!  Два  круга,  вокруг  плаца,  бегом  марш!
  Застава  топочет  сапогами,  по  широкой  дорожке.
 - Держать  строй!  Не  растягиваться! – старшина  бежит  рядом,  с  той  только  разницей,  что  он  без  противогаза. – Увижу,  кто  противогаз  дергает,  автоматом  зарабатывает  еще  один  круг.
  От  бега  лицо  начинает  еще  больше  потеть,  под  резиной.  Стекла  очков  покрываются  испариной.  Становится  плохо  видно.  Но  больше  раздражает  пот.  Лицо  буквально  умывается  потом.  Он  больно  щиплет  глаза  и  глазам  нечем  нельзя  помочь.  Не  сняв  противогаз  пот  просто  не  вытереть.  Единственное,  что  можно  сделать,  это  проморгаться.  Хоть  какое-то  облегчение  для  глаз.
  Лужица  пота  уже  доходит  до  рта.  Во  время  бега  эта  лужица  с  каждым  шагом  колышется  в  противогазе,  достает  до  носа.  Нос  захватывает  воздух  с  каплями  пота.
  Пробежали  только  половину  первого  круга.  Чем  дальше,  тем  смешней.
 - Баранов  опусти  маску! – кричит  старшина. – У  нас  химическая  атака,  а  ты  дышишь  зараженным  воздухом.
  Позади  один  круг,  ровно  половина  дистанции.  Дышать  становится  тяжелей.  Сильный  вдох  и  пот  попадает  в  нос.  Сергей  захлебывается  собственным  потом.  Теперь  пот  щиплет  еще  в  носу. 
  Только  этого  не  хватает.  На  плацу,  где  нет  воды,  захлебнуться  потом.
 - Алимов,  не  трогай  противогаз! – старшина  зорко  следит  за  солдатами  и  не  дает  никому  возможности  схитрить.
  Но  Сергей  решил  рискнуть,  резко  дергает  маску  вверх,  ударяя  под  шланг  рукой. Резиновая  маска  неохотно  отлипает от лица.  Пот  сразу  выливается  из  маски  прямо  на  хэбэ.  Свежий  воздух  с  улицы, проникает  тугой  волной  во  внутрь  противогаза,  приятно  касается  подбородка  и  щек.  На мгновенье  даже  стало  легче.  Только  на  одно  короткое  мгновенье.
  Снова  лицо  в  противогазе.  Пот  стекает  по  лицу  и  собирается  внизу  маски.
  Откуда  столько  пота?  Хотя  еще  в  школе  проходили,  что  человек,  кажется,  состоит  на  80  процентов  из  воды.  Сергея  эти  знания  наоборот,  только  встревожили.  Значит,  запасы  влаги  в  теле  еще  огромны.  Вся  влага  выйдет  потом  через  противогаз.
  Вы  когда-нибудь  бегали  в  противогазе,  при  жаре  в  40  градусов?  Нет,  не  бегали?  И  не  надо  даже  пробовать.
  Пот  достает  уже  до  рта.  На  этот  раз,  он  собрался  еще  быстрей.  Хотя,  может  так  только,  кажется  Сергею.  Пот  от  бега  плещется  в  противогазе,  упорно  подбирается  к  носу.  Сергей  снова  быстро  дергает  маску  вверх,  выливая  пот.  Замечает,  что  сосед  тоже  избавляется  от  пота  в  противогазе.
  Второй  круг  бежать  тяжелей.  В  глазах  мутнеет.  Солнце  лупит  безжалостно,  обжигающими  лучами.  Противогаз  на  голове  нагревается.
  Какой  дурак  использует  химическое  оружие,  в  такой  местности?  Здесь  в  противогазе,  долго  никто  не  сможет  выдержать  такую  жару.  Этому  несчастному  останется  выбирать  альтернативу,  одну  из  двух  вариантов.  Или  отравиться  газами,  или  захлебнуться  потом.  Плохо  в  обоих  случаях.
  Рука  тянется  к  противогазу,  пора  выплеснуть  очередную  партию  пота.
 - Худжиев,  опусти  руки! – орет  Петренко. – Или хочешь,  чтоб  я  тебе  лишний  круг  накинул?
  Сергей  испуганно  одергивает  руки.
  Конечно,  сержанту  хорошо  бежать  без  противогаза.
 - Кого  замечу,  дергающего  противогаз,  добавляю  два  круга! – кричит  старшина. – Баранов  два  круга! 
 - Товарищ  сержант  пота  в  маске  полно! – кричит  Сахно,  не  снимая  маску,  кашляет,  глотнув  соленого  пота. – Можно  маску  приоткрыть?
 - Нет,  Сахно!  Продолжаем  бежать! – старшина  толкает  солдата  вперед.
  Сахно,  сделав  несколько  шагов,  наверно  случайно  глотнул  пот.  Глотнул  и  захлебнулся.  Его  стало  рвать,  едва  маску  успел  сорвать.
 - Сахно,  ты  отравлен!  Ты  труп! – кричит,  не  останавливаясь,  старшина.
  Застава,  наконец,  достигла  финиша.
 - Застава,  стой! – командует  старшина, – противогазы  снять!  Убрать  в  подсумки.
  Какое  наслаждение,  вот  так  стоять,  без  противогаза,  и  спокойно  дышать  воздухом.
 - Серега,  мы  сейчас  похожи,  на  солдат  из  анекдота, - захихикал  Валентин,  немного  переведя  дух.
 - Из  какого  анекдота? – не  понял  Сергей.
 - Ты  че,  не  знаешь? – Удивился  Валентин.
 - Нет,  не  знаю.
  - Отец,  командир  роты  кормит  своего  сынишку.  А  тот  капризничает,  не  хочет  есть.  Рот  не  открывает,  крутится,  ноет  и  просит:
 - Папа,  покажи  слоников.
 - Слоники  устали, - говорит  отец.
 - Ну,  папа,  покажи  слоников.
 - Слоникам  надо  отдохнуть.
 - Ну,  папа…
 - Ладно.  Рота,  равняйсь,  смирно!  Рота  одеть  противогазы.  Три  круга  вокруг  плаца,  бегом  марш!
  Валентин  засмеялся,  Сергей  тоже.  Даже  легче  стало.

  5.

  После  обеда,  к  казарме  подкатил  «зилок».  Его  уже  ждали.
 - Застава  к  машине! – скомандовал  старшина  Петренко.
  Все,  кроме  дневальных,  и  солдат,  находящихся  в  наряде  полезли  в  кузов.  Сорок  человек,  в  один  кузов,  очень  неудобно.  Только  кого  это  волнует.
  Старшина  удостоверившись,  что  все  солдаты  сели,  полез  в  кабину.
  Поехали.  Сначала  ехали  по  знакомому  маршруту.  Но  затем  проехали  мимо  города.  За  городом  машина  сразу  увеличила  скорость.  Вскоре  Термез  остался  далеко  позади.  Ехали  вдоль  границы.  В  полукилометре  поблескивала  в  солнечных  лучах  Амударья.
  Проехали  уже  громадный,  недавно  построенный  мост,  связавший  СССР  и  Афганистан.
 - И  далеко  нас  везут? – спросил  Сергей.
  Ему  никто  не  ответил.  Всех  тоже  интересовал  этот  вопрос.
  Через  десять  минут  быстрой  езды,  «ЗИЛ»  резко  свернул  к  границе.  Асфальт  оборвался,  и  машину  затрясло  по  неровной,  пыльной  дороге.  Еще  через  пару  минут  машина  подъехала  и  остановилась  у  самой  «системы»,  напротив  больших  ворот.
  У  ворот,  дорогу  преграждал  зеленый  «УАЗ»  Около  «уазика»  два  офицера  и  три  солдата.
  Старшина  вылез  на  подножку,  и  заглянул  в  кузов:
 - Ну,  что  отдохнули,  бойцы?  А  теперь  придется  поработать.  Выходи  из  машины.  Построится  в  две  шеренги!
  Построились.  Подошел  один  из  офицеров:
 - Товарищи  солдаты.  Сейчас,  ваша  задача,  пройти  вдоль  КСП,  и  аккуратно  почистить  землю  от  сорняков,  и  травы.  Через  несколько  километров  будут  другие  ворота,  через  них  и  выйдете.  Там,  вас  будет  ждать,  ваша  машина.  Сделаете  все  быстро,  значит,  и  на  учебку  быстрей  попадете…Да,  еще,  работу  выполняйте  добросовестно.  Я  следом  за  вами  поеду,  посмотрю.  Если  плохо  сорняк  прорвете,  вернетесь,  и  пройдете  по  КСП  еще  раз.
  Солдаты  зашли  в  проход,  ворота  сразу  за  ними  закрыли.
 - Все  лишнее  вырывайте  и  бросайте  прямо  на  дорогу! – крикнул  им  в  след  майор,  уже  из-за  проволоки.
  Солдаты  пошли,  стали  рвать,  пробившуюся,  через  твердую,  сухую  землю  траву.  Здесь  в  Средней  Азии,  где  мало  дождей,  любая  трава  имела  глубоко  спрятанные,  длинные  корни.  Корни  такими  становились,  в  поисках  влаги.  Поэтому  трава  вырывалась  с  большим  трудом.
 - Почему  нас,  с  утра  не  могли  привезти  на  прополку  бурака?  Нет,  надо  в  самую  жару  привезти.  Чтоб  мы  еще  тепловой  удар  хватанули, - бурчал  недовольно  Ямпольский.
  Несколько  километров  прошли  бодренько,  но  затем  стали  уставать.  Если  сначала  трава  росла  редко,  то  через  полкилометра,  травы  стало  намного  больше.  Движение  ребят  резко  замедлилось.
  Прошли  еще  пару  километров.
 - Где  наши  ворота? – проныл  Краснов.
 - Майор  нас  точно  наколол, - размышлял  вслух  Ямпольский. – Мы  так,  можем  до  вечера  чесать  вдоль  КСП.
  Некоторые  пацаны  стали  конкретно  шарить.  Дергали  самую  хилую  траву,  или  вообще  ничего  не  дергали.  Просто  двигались  в  заданном  направлении,  обливаясь  потом.
  Солдат  догнал  покрытый  пылью  «газон».  Из  кабины  выскочил  коренастый  сержант,  спросил:
 - Ну,  что,  устали  ребята?
 - Устали, - угрюмо  отвечали  солдаты.
 - Товарищ  сержант,  вы  за  нами?
 - Нет,  не  за  вами, - посмотрев  на  расстроенные  лица  ребят,  хитро  улыбнулся. – Да  ладно,  что  раскисли.  Здесь,  уже  немного  осталось.  Всего  километров  пятнадцать.
  Увидев  вытянувшиеся,  растерянные  лица  ребят,  сержант  громко  расхохотался:
 - Шучу  я,  шучу.  Еще  пара  километров  осталось.  Воду  вам  привез.  Идите,  водички  попейте,  силы  восстановите, - сержант,  обойдя  грузовичок,  открыл  борт  кузова.
  В  кузове  стоял  большой  войсковой  термос.  Сержант  легко  запрыгнул  в  кузов,  открыл  крышку  термоса.  Кружкой  черпал  прохладную  воду.  Ребята,  сгрудившись  возле  машины,  жадно  пили  воду.  Когда  все  напились,  стали  заливать  воду  в  опустевшие  фляги.
  «Газон»  уехал.  Ребята  пошли  дальше.  Солнце  сильно  припекало.  Пот  безжалостно  мочил  хэбэ,  особенно  на  спинах.  Ноги  от  усталости  буквально  ныли  и  гудели.  Сапоги  еле  отрывались  от  земли.
  Ребята  уже  больше  ничего  не  рвали.  Просто  не  было  сил.
 - Если  за  этим  холмом  я,  не  увижу  ворот,  то  просто  упаду  на  землю, - пообещал  Краснов.
 - Краснов,  падай  сразу, - скалился  Багиров.
  Пыльная  дорога  петляла,  по  выгоревшим  на  солнце  холмам.  Дорога  то  шла  на  подъем,  то  на  спуск.  Иногда  сворачивала  к  реке.
  Наконец,  впереди,  показались  долгожданные  ворота.  Возле  ворот  стоял,  ожидая  солдат  «зилок»,  на  котором  они  приехали  сюда.
 - Долго  ходим,  бойцы! – вылез  из  машины  старшина  Петренко.  _  вы  там  ходите  прохлаждаетесь  себе,  а  ваш  старшина  уже  на  солнце  спекся.  Сели  в  машину,  чего  стоим,  как  истуканы.  Сели  и  поехали!


Рецензии