Как доказать свою правоту в споре

КАК ДОКАЗАТЬ СВОЮ ПРАВОТУ В СПОРЕ
ИЛИ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА ОТРАЖЕНИЯ
Всякая дискуссия (научная работа) – пустое занятие, если она не заключается в поиске доказательств. Доказать же что-то в принципе можно только тогда, когда в логических построениях есть ограничения, исключающие возможность утверждать все, что придет на ум. Вот почему любая наука имеет те или иные начала (аксиомы, постулаты, законы и т.п.), нарушение которых говорит об ошибочности решений в данной науке. Отсутствием таких начал по сей день страдает наша наука – материалистическая философия. Подтвердить это можно хотя бы тем, что мнений по поводу как двигаться вперед стране у нас много, а знаний, освещающих путь, практически нет.

В наше все еще переломное время все вполне, как им кажется, судят обо всем, да и чего проще: ляпнул первое, что взбрело в голову, - и весь сказ! Особенно это видно на страницах ПРОЗЫ.РУ. Аргументы? Ими можно пренебречь, тем более, если мысль украшают словечки типа «думается», «видимо», «на мой взгляд».

Во время перестройки нашему обществу было навязано мнение, что на роль единой для всех исследуемой методы повсеместно сгодится некий крестьянский «здравый смысл». Дескать, работал веками, не подведет и теперь. Забыли мы, что именно здравомыслие всегда подсказывало человеку, что Солнце вращается относительно Земли. Но наука посрамила очевидность. И пришлось признать, что здравый смысл есть не большее, чем сумма предрассудков своего времени.

 В последние годы (особенно последние двадцать пять лет) мы в результаты опоры на здравый смысл наломали столько дров, что давно уже пора признать: жизненно необходимо жестко дисциплинировать наше мышление, иначе мы просто погибнем. И для этого, оказывается, мало «старой доброй» формальной логики, не годится и диалектика, разработанная еще идеалистом Гегелем. Нужна иная логика. Ведь даже в материалистической философии цельной логики до сих пор нет (это общепризнано), поскольку нет там непосредственного инструмента для оценки доказательств, позволяющего указать исследователю на ошибки в его выводах.

Необходимо также отметить, что сегодня самое тяжелое положение сложилось в гуманитарных науках, к которым относится и экономика. Сам предмет их исследования – жизнедеятельность человека – проявляется через субъективное восприятие своих собственных так или иначе осмысленных действий. Отсюда – естественная тяга в сторону идеализации, субъективного обоснования своих решений.

В то же время абсолютное большинство естественных наук своим предметом имеет мир материальный, что объективно обусловливает в исследованиях материализм. И любую незнакомую вещь (т.е. нечто, существующее вне сознания и независимо от него) они подвергают проверке по схеме: ВЕЩЬ - ГИПОТЕЗА - ЭКСПЕРИМЕНТ - РЕЗУЛЬТАТ. Если гипотеза не подтвердилась, найдут другую. И так - пока не получат знание. То есть - НАУКУ. Все прочее отметут - лженаука.

Жаль, так нельзя в гуманитарных науках. Но тут особо нужны точные знания, дающие предусмотренный результат. Ведь опыты на людях преступны. Надо ЗНАТЬ, прежде чем что-то предпринимать. Да и народ побьет экспериментаторов. Значит, нужны иные подходы. Но их нет у науки. Это верно, что глубоко научные разработки Маркса подтверждены жизнью, в том числе практикой государств. Но охватывают они далеко не всё. А МЕТОДА ПОЛУЧЕНИЯ ЗНАНИЙ Маркс, к великому несчастью, нам не оставил.

Надо помнить: Маркс вообще считал себя не философом, а сугубо экономистом. Потому искать метод в его трудах не стоит. В свою очередь, Энгельс долго приводил в порядок т.н. «диалектический материализм», но до метода получения знаний не дошел. И не потому, что не мог его получить, а просто не ставил такой задачи. Хотя, также как и Маркс, и видел недостатки логики Гегеля: «Карл Маркс был и остается единственным человеком, который мог взять на себя труд высвободить из гегелевской логики то ядро, которое заключает в себе действительное открытие Гегеля в этой области, и восстановить диалектический метод, освобожденный от его идеалистических оболочек, в том простом виде, в котором он становится единственной правильной формой развития мысли» - писал он в 1859 г.

Ленин, кстати, тоже постоянно указывал, на необходимость изучения диалектики Гегеля с материалистической точки зрения. Но, к сожалению, дальше этого они не пошли, будучи во многом уверенными в непогрешимости перед наукой философа Гегеля. Однако ВЕРА плохой наставник в науке. В том числе и для корифеев. Вот и получается: классики марксизма оставили нам то, что имели – НЕПОГРЕШИМЫЙ АВТОРИТЕТ в науке своих имен. И это по праву. То, что они исследовали и обосновали – это НАУКА. Это ЗНАНИЯ. Но отсюда не вытекает безусловная научность всех и всяких их слов.

Приверженцам классиков в итоге остались лишь ссылки на их труды - доведенное до абсурда ЦИТАТНИЧЕСТВО. Мол, все, написанное великими, - безоговорочно знание. А раз уж марксизм преподавали повсюду, то это же повторяли и гуманитарии других стран.

Сложился такой порядок получения знаний: ОБЩЕСТВЕННОЕ ЯВЛЕНИЕ - ГИПОТЕЗА, его толкующая, - ПОИСК ЦИТАТ из классиков, подтверждающих гипотезу, - РЕЗУЛЬТАТ. Есть цитаты – наука, нет цитат – лженаука. Этот «метод» гуманитарные науки (например, экономику) у нас в стране сделал бездоказательными.

Хуже того, безусловный научный авторитет классиков для целой плеяды ученых, особенно ученых-коммунистов, перерос в авторитет руководителя. За любым шефом в науке закрепилось право решающего слова там, где нужна была научная проработка. Авторитет руководителей перерос в научный авторитет, в непогрешимость высказываний всяческих бонз, в абсолютизацию решений, постановлений, резолюций собраний, съездов и т.д. и т.п.

Ныне жизнь требует объяснить все новые общественные вещи. Скажем, причину падения производительности труда. Но при отсутствии метода «ученые» лишь делятся мнениями. «Здравый смысл», «кажимость» и т.п. – их норма. Авторитетность в науке переросла для гуманитариев в «плюрализм мнений», что свело доказательность к «консенсусу» мнений. Практически - к победе мнения большинства. Мнение подменило доказательство.

Но если предмет не познан, то консенсус есть вера большинства, а истинность мнения большинства есть заблуждение. Общий вывод на уровне «всем показалось», «мы так считаем» и т.п. может быть сделан только на основании формальных признаков. Сам Маркс, желая быть последовательным материалистом и даже диалектиком, когда касался этой проблемы, чаще оказывался гегельянцем. В трудах это делало его непоследовательным. Вот почему и среди слепо идущих за ним нет последовательных материалистов.

Не преуспел в том и Энгельс. Вот его суждение о переходе количества в качество и обратно. С ростом температуры (количества) вода, якобы, переходит из одного качественного состояния в другое (лед, вода, пар). Но, возразим, температура воды не меняется сама по себе. Воду нужно греть. Хотя бы примусом. Ну а это говорит о том, что вещи меняются ЛИШЬ В РЕЗУЛЬТАТЕ взаимодействия.

Наделал ошибок и Ленин. «Материю» он определил как философскую категорию «для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существует независимо от них». Тем самым предмет исследования в диамате подменен материей. Хотя в той же работе Ленин пишет, что «вещи существуют вне нашего сознания и независимо от него». Но если так, то вещи в материалистическом понимании мира уже поэтому сами по себе могут быть и действительно являются предметами познания. Поэтому такое представление материи, как философской категории, только затрудняет нам познавать вещи – конкретные объективные реальности.

Вот отчего материалист не может быть диалектическим. Он не должен позволять себе даже в мыслях «диалектично» крутить философскими категориями (используя законы логики Гегеля), ибо в природе этого нет, как нет и самих категорий. Природе присущи лишь вещи, в каждой из которых при познании надо найти характеризующие ее категории. Установить категории вещи, значит, познать ее.

Если в естественных науках познание вещей не встречает особых проблем, то познание вещей общественных (т.н. «общественных явлений») содержит ряд трудностей, которые создали сами же классики марксизма. И сегодня преодолеть эти трудности нам мешает слепая вера в научную непогрешимость этих классиков.

Конечно, ссылаться на классиков можно, но это не освобождает от необходимости представить доказательства. Тем более что по проблемам сегодняшнего дня таких высказываний практически нет. Сегодня все решать нам надо самим, обосновывая свои решения.

Скажем, Маркс установил и сформулировал т.н. закон соответствия производственных отношений характеру производительных сил. Политэкономия, по его словам, «имеет дело не с вещами, а с отношениями между людьми и, в конечном счете, между классами, но эти отношения всегда СВЯЗАНЫ с ВЕЩАМИ и проявляются как ВЕЩИ». Но что в самих отношениях вещественного, Маркс не сказал. Поэтому у него собственность – это отношения между людьми по поводу вещей, деньги – не вещь, а общественные отношения. Между тем, термины «отношение» и «отношения» не определены. Отсюда, в представления о них вкладывается то материальное, то идеальное.

Ленин, вслед за Марксом и Энгельсом, вообще выбросил из политэкономии исследование производительных сил, утверждая, будто политэкономия «занимается вовсе не «производством», а общественными отношениями людей по производству, общественным строем производства». Так, расхвалив А.Богданова, он пишет, что тот «с самого начала дает ясное и точное определение политической экономии, как «науки, изучающей общественные отношения производства и распределения в их развитии».

Противоречия, складывающиеся при этом как между вещами, так и между понятиями, можно представить и познать, поскольку весь это процесс отражается в мышлении. Но как оценить материальное и идеальное в противопоставлении? Скажем, расход бензина машины и цвет ее корпуса? Или буханку хлеба и ощущение голода и т.п. Построить противоречие и найти рычаги к его разрешению в этом случае невозможно. Избежать идеализма, схоластики, крючкотворства или просто наукообразной болтовни можно только при наличии доказательств, т.е. только при последовательном материалистическом подходе.

Для построения научного метода, т.е. последовательно материалистического подхода, нужно упорядочить мышление. А порядок мыслям дают правила логики - аксиомы. Науке это известно. Но есть препятствие. Дело в том, что мышление как физиологический процесс материально, а логический инструмент получения знаний идеален. Точно так же, как идеальны любые ощущения человека, да и животных, имеющих память. Хотя носители ощущений материальны, т.е. носители вызывают ощущения благодаря воздействию на рецепторы органов чувств. Если же идеальное и материальное в принципе не совместимы и в единстве не мыслятся, то для упорядочения процесса мышления нам мало вообще аксиом в виде общепринятой единственной логики. Нам нужны ДВЕ логики - самостоятельных и независимых друг от друга.

Во-первых, нужна ЛОГИКА МЫШЛЕНИЯ, формулирующая требования, которые делают мышление безусловно последовательным и, в силу этого, понятным. Эта логика ради взаимопонимания должна быть для всех единой. Подходы к ней создал еще в древности Аристотель.

И нужна ЛОГИКА ОТРАЖЕНИЯ – как совокупность категорий, с помощью которых исследуются и познаются вещи. На создание такой логики претендовали многие, и в их числе Аристотель. Есть построения эклектичные, есть более десятка идеалистических (в т.ч. логики субъективного идеализма Беркли и объективного идеализма Гегеля), есть материалистическая метафизическая логика Бэкона и т.д. А вот признанной научным миром логики отражения при последовательном материалистическом мировоззрении нет. Ибо забывается, что построение ее возможно лишь при наличии предмета отражения – предмета познания. Не может быть логики познания вообще – возможна только логика конкретного мировоззрения.

Но необходимо сказать, что сегодня логика отражения, логика обоснования решений (материалистическая логика) существует, несмотря на то, что до сих пор она не стала общепринятой. Создал ее ленинградский ученый экономист и философ Геннадий Александрович Муравьев (1923 – 2001), который еще в 60-ые годы прошлого века выполнил анализ источников роста производительности труда и предсказал причины предстоящего экономического кризиса в СССР (Муравьев Г.А. Производственное соревнование, изд. ЛГУ, 1970 г., а также книга: Муравьев Г.А. Материализм и снижение затрат в экономике, Санкт-Петербург, издательство «Политехника», 2007 г.)

Начал Муравьев с того, что заявил: «Все недостатки хозяйствования в нашей стране происходят от того, что в спорных вопросах мы чаще довольствуемся не наукой, а мнениями, не системой доказательств, а «здравым смыслом». И разработал оригинальный «инструмент» для постижения истины – предмет познания, материалистическую логику, об отсутствии которой говорили и классики марксизма и многие видные советские ученые.

Логика Муравьева, как учение о правильных путях получения знания, о законах связи мышления и объективного содержания окружающей действительности, отражаемого в сознании, вооружающая принципами правильного рассуждения в ходе получения знаний и опровержения ложных суждений, была опубликована в специальном выпуске ленинградской газеты «Комментатор» в 1990 г., а также - в вышеуказанной книге. Эта материалистическая логика позволила Муравьеву исключать из рассмотрения не только прямое словоблудие, но и работы так называемых ученых, страдающие отсутствием определенности, последовательности, доказательности, смешением понятий, идеализмом разных оттенков и прочими недостатками. Она дала ему возможность впервые перевести экономику из неточных наук в точную, разработать новый подход к изложению теории хозяйствования и всесторонне рассмотреть источники роста производительности труда.

Конечно, использование такой материалистической логики не означает игнорирование формальной логики Аристотеля с ее законами тождества, противоречия и исключенного третьего, обеспечивающими определенность и последовательность высказываний, их непротиворечивость и доказательность. Их явная недостаточность не дает, тем не менее, повода их не использовать. Четвертый же закон формальной логики, закон достаточного основания, введенный в формальную логику Лейбницем, Муравьев к руководству не принял, поскольку в формулировке этого закона («Всякая истинная мысль должна быть достаточно обоснованной») как раз нет критерия достаточного основания. Употребляемая логика Аристотеля вообще его дать не может, поскольку это – вне пределов ее компетенции.

Перейдем непосредственно к изложению материалистической логики Муравьева, внеся в нее некоторые дополнения с целью упрощения ее понимания, в том числе, добавив практические примеры.

Любая философия начинается с решения вопроса: что нас окружает. Прежде чем рассуждать о чем бы то ни было, человек в результате длительной групповой деятельности начал ощущать, осмысливать окружающее, отличать отдельные предметы, в том числе и себя, делать орудия труда, пользоваться ими, отчего у человека появилось сознание. СОЗНАНИЕ - свойственный человеку способ получения и освоения субъективного образа мира реальностей. Мир реальностей – все, что человек может выделить, отделить, отметить и т.п. своим сознанием из совокупности своего бытия.

При этом понятие РЕАЛЬНОСТЬ предельно широкое. Реальностей много. Среди них есть такие, которые и идеалисты и материалисты, да и вообще все люди определяют понятием вещь. Введем определение: ВЕЩЬ ЕСТЬ ВСЯКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ, СУЩЕСТВУЮЩАЯ ВНЕ СОЗНАНИЯ И НЕЗАВИСИМО ОТ НЕГО. То есть – объективная реальность в отличие от всех прочих реальностей.

Реальности познаются с помощью обращающего на них внимание мышления. МЫШЛЕНИЕ - один из наиболее важных компонентов сознания (наряду с воображением, эмоциями и пр.), свойственный сознанию процесс отражения объективного и субъективного мира в понятиях, суждениях, теориях, связанный с обобщением и способами познания окружающей действительности.

Мышление – свойство особым образом организованной материи – мозга. Но, находясь в неразрывной связи с мозгом, мышление, так же как и сознание, не может быть полностью объяснено деятельностью физиологического аппарата, поскольку оно определяется общественным развитием человечества (у отдельного человека мышление появиться не может). Это связано с тем, что мышление существует в связи с трудовой и речевой деятельностью, характерной лишь для человеческой деятельности. Мышлению свойственны такие процессы, как абстракция, обобщение, анализ и синтез, постановка определенных задач и нахождение путей их решения, выдвижение гипотез, идей, формирование понятий и суждений. Способность мышления к опосредованному отражению действительности выражается в способности человека к рассуждениям (акту умозаключения, логического вывода, доказательства), что позволяет, анализируя факты, доступные непосредственному восприятию, познавать то, что недоступно восприятию с помощью органов чувств.

Результатом процесса мышления всегда является та или иная мысль, которая находит свое выражение в понятиях, суждениях, умозаключениях, доказательствах. Напомним. Понятие – мысль, в которой отражаются существенные признаки исследуемых реальностей. Понятия превращаются в определенную систему знаний, когда они определены. Определение понятий – логическая операция раскрытия содержания понятия. Понятия также используются для построений суждений и умозаключений. Суждение – мысль, представляющая собой какое-либо утверждение или отрицание об исследуемых реальностях. Умозаключение – совокупность логических приемов, в ходе которого из одного или нескольких суждений, называемых посылками умозаключения, выводится новое суждение (называемое заключением или следствием), логически вытекающее из посылок. Доказательство – совокупность логических приемов обоснования истинности какого-либо утверждения (тезиса). Суждения, на которые опирается доказательство, и из которого логически следует тезис, называются аргументами.

Среди понятий обратим внимание на категории вещей. КАТЕГОРИИ ВЕЩЕЙ – НАИБОЛЕЕ ОБЩИЕ ЛОГИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ, ОТРАЖАЮЩИЕ ОСНОВНЫЕ СВОЙСТВА И ЗАКОНОМЕРНОСТИ ВЕЩЕЙ. Категории, отражая объективное содержание вещей, являются необъективными реальностями и используются мышлением для познания вещей.

Если сознание есть отражение мира реальностей, среди которых много вещей, образующих свой мир, то необходимо рассмотреть его последовательно: что же такое мир вещей, каким мы себе его представляем? Ответ на этот вопрос и есть МИРОВОЗЗРЕНИЕ, которое основано на знании.

ЗНАНИЕ (результат мышления) – есть субъективный образ окружающего мира реальностей. Насколько человек своим мышлением овладел миром реальностей (то есть получил знание), настолько он знает его, владеет им в своей практике. Вся история развития человечества заключается в поиске правил, закономерностей, которые бы позволили человеку, владеющему этим методом научной деятельности, получать знания о вещах (отражения вещей в сознании), соответствующие действительности. Этот инструмент познания вещей, называемый ЛОГИКА ОТРАЖЕНИЯ, находится между мышлением и знанием и поэтому связан с сознанием.

Несомненно, логика отражения должна использоваться в совокупности с логикой мышления, содержащей формальные процедуры правильного получения знания, которые сегодня известны как законы формальной логики. То есть, мышление должно строго придерживаться следующих законов.

Закон тождества («В процессе определенного рассуждения всякое понятие и суждение должны быть тождественны самим себе») в мышлении выступает в качестве нормативного правила (принципа). Он означает, что нельзя в процессе рассуждения подменять одно высказывание (понятие, суждение) другим. Нельзя тождественные высказывания выдавать за различные, а различные – за тождественные. В мышлении нарушение закона тождества проявляется тогда, когда человек выступает не по обсуждаемой теме, произвольно подменяет один предмет обсуждения другим, употребляет термины и понятия в другом смысле, чем принято. В результате отождествления различных понятий возникает логическая ошибка, называемая подменой понятия. Из-за нарушения закона тождества возникает и другая ошибка, называемая подменой тезиса (тезис - суждение, истинность которого доказывается). Когда в ходе доказательства или опровержения выдвинутый тезис умышленно или неосознанно подменяется другим.

Закон непротиворечия («Два противоположных суждения не могут быть истинными в одно и тоже время и в одном и том же отношении») указывает на необходимость не допускать в мышлении (рассуждениях) формально-логических противоречий. В противном случае такое мышление считается неправильным, а суждение, из которого вытекает противоречие, отрицается и считается ложным.

Закон исключенного третьего («Из двух противоречащих суждений одно истинно, другое ложно, а третьего не дано») устанавливает необходимость выбора одной из взаимоисключающих альтернатив.

Также должны быть использованы методы формальной логики по доказательности высказываний. При этом представляемые аргументы (суждения, которыми пользуются при доказательстве тезиса) должны быть истинны, их истинность должна быть доказана самостоятельно (независимо от тезиса) и должна быть показана логическая связь между тезисом и аргументами. То есть, тезис должен быть заключением, логически следующим из аргументов по общим правилам умозаключения, зафиксированным в формальной логике.

На практике часто бывает, что непосредственно из аргументов тезис не следует, что приводит к явным логическим ошибкам в форме доказательств, называемых в формальной логике «мнимым следованием».

Но практика показывает, что использование лишь этих формальных процедур правильного получения знания явно не достаточно. Ведь в них нет логических правил получения и определения понятий, суждений, умозаключений и доказательств.

Рассмотрим, чем еще должна располагать логика отражения, чтобы помогать мышлению для правильного отражения вещей в сознании.

Итак, с одной стороны, есть вещи, с другой стороны есть сознание. Среди вещей нет, и не может быть сознания уже по самому его определению. А в сознании нет, и не может быть вещей. Поэтому необходимо строго отличать материальное (вещь) от идеального (отражения этой вещи в сознании). Гегель этому не следовал, поскольку его метод позволял переходы вещей в сознание в виде отражений, и, наоборот, отражений вещей в вещи.

Отсюда следует первое требование (разделительный постулат материализма) к материалистической логике отражения. ЕСЛИ В НЕКОТОРОМ ИЗЛОЖЕНИИ СТАВИТСЯ В ОДИН ПОРЯДОК СРЕДИ ВЕЩЕЙ НЕЧТО СУЩЕСТВУЮЩЕЕ В СОЗНАНИИ ИЛИ В СОЗНАНИИ ОКАЗЫВАЕТСЯ ВЕЩЬ, ТО ТАКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ НЕ ЛОГИЧНО, В НЕМ НЕТ ЗНАНИЯ.

Молния и гром – это лишь осознанные ощущения человека, и не более. В то же время как вещь здесь – разряд атмосферного электричества. Таким образом, первый постулат требует объяснения грома и молнии не тем, как я их воспринял, а тем, что они вызываются чем-то, существующем вне сознания.

С древних времен люди, стремясь отразить мир вещей в целом (получить мировоззрение), ведут поиск элементарной вещи. Еще давно до новой эры было создано представление об атомистическом строении мироздания. Ломоносов говорил об элементно-корпускулярном строении вещей. И сегодня философы, а под их влиянием и физики, склонны искать элементарную частицу – «кирпичик» мироздания. Однако поиск ее едва ли оправдан.

Мы исходим из того, что всякая вещь занимает пространство и существует во времени. Время же и пространство бесконечно делимы. Это является хоть и формальным, но все-таки признаком, позволяющим придерживаться той точки зрения, что и вещи бесконечно делимы. Поэтому поиск элементарной частицы – бесплодное занятие. Однако с чего-то надо начинать создавать представление о мироздании.

Представления об элементарном связываются у материалиста не с какой-то частицей целого, а с представлением о простейшем, под которым мы понимаем вещь, которая никак и ни в чем вообще не изменяется. Такой вещью, как это не покажется на первый взгляд странным, является ВСЕЛЕННАЯ (природа, мир, мир вещей) – уже хотя бы потому, что это единственная вещь и как таковая не может быть в связи с другими вещами. Это единственная вещь своего уровня, о движении которой мы ничего не можем сказать (можно говорить только о том, что ее составляет), так как всякое движение относительно, а движение Вселенной не к чему отнести. Она одна. И со стороны ее наблюдать нельзя. Значит, это самая простая вещь из всех вещей.

До этого рассуждения в мировоззрении философы искали некоторую частицу, из которой можно построить все разнообразие вещей. Они отдавали предпочтение конструированию вещей из их частей. Однако, имея одну единственную вещь, мы получаем возможность разбирать ее, то есть находить место каждой вещи как некоторой детали в конкретном единстве. Такой подход дает возможность материалисту для построения мироздания не снизу вверх, то есть от элементарных частиц (а их может быть много, что уже исключает однозначность – логическую последовательность такого подхода), а сверху вниз, то есть от единственной вещи ко всему их бесконечному разнообразию.

Отсюда мы получаем обоснование, что ВСЕ ВЕЩИ СТРУКТУРНЫ. Любая вещь, кроме Вселенной, входит в структуру более общей вещи. Всякая вещь, в том числе и Вселенная, имеет внутреннюю, присущую ей структуру. При этом СТРУКТУРА ВЕЩИ ЕСТЬ СОВОКУПНОСТЬ ПРИЗНАКОВ – УСЛОВИЙ, НАЛИЧИЕ КОТОРЫХ НЕОБХОДИМО И ДОСТАТОЧНО ДЛЯ ЕЕ СУЩЕСТВОВАНИЯ. Это было высказано еще Гегелем, а затем признано классиками марксизма. Признак вещи – вещь порядком ниже данной, сторона, особенность, показатель, свойство и т.д., которое мышление может выделить, отметить в вещи как предмете рассмотрения, а затем и определить. Совокупность признаков представляет вещь в целом, как единство, и может быть представлена любым их сочетанием, в том числе и признаками связи.

Познающий имеет возможность вникнуть в структуру вещи, то есть установить ее состав, строение ее первого порядка, затем второго, третьего и т.д. – в зависимости от числа рассматриваемых структур. Далее, всегда есть возможность найти место исследуемой вещи в структуре других более широких вещей, и это раскроет ее связи с внешними в сравнении с ней вещами.

Отсюда следует требование к познанию: ВЕЩЬ (кроме Вселенной) ПОЗНАНА ТОГДА, КОГДА СОЗНАНИЕ ИМЕЕТ НА НЕЕ ТРИ ОПИСАНИЯ: КАК ТАКОВОЙ, ЕЕ СТРУКТУРЫ, ЕЕ МЕСТА СРЕДИ ДРУГИХ ВЕЩЕЙ.

Вселенная может быть познана только через описания ее структуры в соответствии с уровнем исследований, начиная с движения метагалактик до движения элементарных частиц.

При делении вещей закладывается одно основание и по нему ведется деление, которое всегда может быть представлено в виде основания классификации конкретного уровня рассмотрения вещей. Этот перечень трудно исчерпать, следуя в иных направлениях, например, если делить вещи на живые и неживые, на относительно устойчивые и относительно быстро меняющиеся.

Из многоструктурности вещей следует, что какую бы мы из них не избрали в качестве предмета исследования, всегда необходимо установить тот порядок, к которому она принадлежит, и тогда появляется возможность рассмотрения однопорядковых вещей, где становятся допустимы аналогии, сравнения и т.п. Ошибки же в определении порядка вещи, смещение структур немедленно приведет к соответствующим заблуждениям в познании, которые вытекают из тех же аналогий, сравнений и т.п.

Поэтому второй выделительный постулат материализма гласит: КАЖДАЯ ВЕЩЬ ИМЕЕТ СВОЙ ПОРЯДОК, ТО ЕСТЬ, ИМЕЕТ СВОЕ КОНКРЕТНОЕ МЕСТО В ИЕРАРХИИ СТРУКТУР ВСЕЛЕННОЙ. Например: ботинок – предмет обуви, обувь – предмет одежды, стол – предмет мебели, кислород – химический элемент, протон – элементарная частица и т.д. Смешение их недопустимо, то есть, нельзя ставить в один ряд, сравнивать ботинок с обувью, обувь с одеждой, стол с мебелью и т.д. (это вещи разных порядков). Обществоведу, например, нельзя коллектив ставить в один ряд с отдельным человеком или с человечеством.

Здесь обратим особое внимание на операцию абстрагирования – мысленное отвлечение от не учитываемого в исследовании. Однопорядковые вещи, имеющие для нас непринципиальные отличия, образуют группы (например, конкретные ботинки, отличающиеся цветом, размером, качеством и т.п.). Во всех случаях выработка общих понятий для групп не может быть сведена к созданию абстрактной вещи, понимаемой как нечто существующее в сознании, отделенное от конкретных вещей (то есть, мысленное конструирование категорий вещей, что присуще мировоззрению Гегеля). В представлениях материалиста абстрактная вещь есть конкретная вещь своего порядка.

Порядок вещи на уровне ее иерархии всегда относительно конкретен, а абстракция от вещей данного порядка есть тоже вещь конкретная относительно этого порядка. Например, конкретные вещи - кожа, подошва, подкладка, клей, нитки, плюс труд сапожника, обеспечивающий особенности конструкции - дают ботинок, который может быть конкретным, а может быть абстрактным, представляющим группу однопорядковых вещей (реальных ботинок), имеющих для нас непринципиальные отличия. В свою очередь, конкретные ботинки, сапоги, туфли, тапочки и т.д. дают абстракцию – обувь. Конкретные обувь, платье, головные уборы дают абстракцию – одежда. Конкретные пища, одежда и жилье со всей инженерной инфраструктурой, средствами связи и сообщений дают абстракцию – предметы потребления и т.д. по иерархии до Вселенной.

Значит, в нашем мировоззрении понятия конкретности вещи и ее абстрактности относительны. Это следует из второго постулата. Тогда в нашем мировоззрении НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ МЕСТА ДЛЯ КАТЕГОРИЙ ВЕЩЕЙ. Их место – в логике отражения. Абстрактные вещи представлены тем общим набором условий их существования, которые действительно есть в каждой конкретной вещи, и этот набор условий – их система – есть то общее, что существует вне сознания и независимо от него, как и сама каждая конкретная вещь. При абстрагировании происходит лишь изъятие из рассмотрения индивидуальных особенностей каждой из вещей группы.

Следовательно, каждый набор необходимых и достаточных условий существования вещи независимо от уровня абстракции, уровня иерархии вещей есть вещь. Абстрактная вещь от данного однопорядкового конкретного вида вещей равна их роду. Например, ботинок – предмет обуви (указание на род), отличающийся от других предметов обуви (туфли, сапоги, тапочки, кроссовки и т.д.) определенными видовыми отличиями - конструкцией. Всякая относительно абстрактная вещь в равной мере является предметом познания, существуя вне сознания и независимо от него. То есть сознанию всегда противостоит не сконструированная им категория вещи, а вещь.

То, что все вещи структурны, об этом говорил еще Аристотель, когда отмечал в определениях понятий вещей их род, вид, собственный признак и случайный признак. Вид и род – категории (суть абстракции), выражающие относительные объемы понятий. А последователи Аристотеля добавили к этому перечню видовое отличие.

О чем речь не заведи, всегда есть более широкое понятие, отражающее более широкую вещь, которая будет «родовой» в сравнении с исследуемой. Поэтому ПРЕДСТАВЛЯЮТ ВНИМАНИЕ ТОЛЬКО ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВЕЩЕЙ, ПОСТРОЕННЫЕ ПО ПРИНЦИПУ ОРЕДЕЛЕНИЯ ЧЕРЕЗ БЛИЖАЙШИЙ РОД И ВИДОВОЕ ОТЛИЧИЕ (например, «языкознание – наука о языке»). Если наука не пришла к такому определению, то работа не закончена. В свою очередь, родовое понятие тоже должно быть определено, и им может быть только вещь. Точность определения устанавливается сравнением с родовым понятием. Чем они ближе, тем точнее определение. ЛЮБОЕ ОТКЛОНЕНИЕ ОТ ПОДОБНОГО ПОДХОДА К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ВЕЩЕЙ ДОЛЖНО БЫТЬ ПРИЗНАКОМ НЕНАУЧНОСТИ И НЕЗНАНИЯ ПРЕДМЕТА, ЧТО ИСКЛЮЧАЕТ ОБОСНОВАННОСТЬ ВЫВОДОВ.

Огромное количество общепринятых ныне определений вещей данному требованию не удовлетворяет. Например, определение собственности – отношение между людьми по поводу вещей. На самом деле, как покажем в дальнейшем, вызывает эти отношения, существующие в сознании людей, такая объективная вещь, как собственность – единица хозяйствования, которая взаимодействует с другими единицами хозяйствования через рынок.

Рассмотренный уровень исследования места вещи в иерархии вещей чисто внешне представляется как метафизический материализм, где каждая частная вещь исследуется во всей необходимой или доступной конкретности, всеми наличными способами. Отличие последовательного материализма от метафизического заключено в мировоззрении – в определении вещи как предмета исследования. Метафизический материализм под вещью понимает нечто целостное, относительно устойчивое в материальном мире, что ограничивает представление вещи, доводя его до понятия «тело», «вещество». Последовательный же материализм наоборот расширяет понятие вещи до объективной реальности, что исключает какие-либо ограничения в определении вещи, охватывая им и поля, и процессы, и вообще всякие изменения, и взаимодействия вещей.

До настоящего момента мы не учитывали при рассмотрении вещей их движение – изменение. Данные наук говорят о том, что все вещи меняются во времени. Несмотря на это каждая вещь, каждый данный конкретный организм каким был рожден, таким и отомрет, каждое изделие каким было создано, таким и будет потреблено. Этот факт вызвал естественную реакцию, выразившуюся в мировоззрении Гегеля. По Гегелю, существующая вне сознания Абсолютная идея вещи, которая изменяется во времени, «прорастает», осуществляет себя в виде конкретных вещей, исторически проходя цепь своих превращений, свою узловую линию мер: самовозникая, саморазвиваясь, самоотмирая.

В 1859 году (через 28 лет после смерти Гегеля) Ч.Дарвин опубликовал свой труд «Происхождение видов путем естественного отбора…», где показал, что существуют виды живых организмов, которые, следуя за изменяющейся средой, все время приспосабливаются к ней благодаря наличию мутаций в каждом поколении, из которых выживают наиболее приспособленные к наличной среде. На этом построена теория естественного отбора, которая исключает всякую необходимость искусственно примысливать гегелевские абсолютные идеи вещей. Вещи изменяются, воздействуя друг на друга, а не сами по себе, как у Гегеля. Всякое изменение – движение вещи – связано с ее взаимодействием с другими вещами. Это исключает самоизменение, делает логически необоснованным представление о нем. Закон сохранения материи и закон сохранения энергии исключают такую возможность. В результате опровергается диалектический закон перехода количества в качество. Вода переходит в пар не сама по себе. Вещь, трансформируясь, что-то отдает или что-то берет от других вещей.

Отсюда следует третий сочетательный постулат материализма: ИЗМЕНЕНИЕ ВЕЩЕЙ ЕСТЬ РЕЗУЛЬТАТ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ МЕЖДУ НИМИ.

Данные три постулата материализма показывают, что законы логики Гегеля (законы диалектики) неприменимы в последовательном материализме.

Каждая вещь сначала воспринимается такой, какова она есть в момент исследования, а потом уже со всеми ее изменениями. Как бы ни была сложна вещь сама по себе, как бы ни была сложна ее структура, как бы ни было сложно ее взаимодействие с окружением, все вещи без каких-либо исключений исследуются, отражаются в сознании в соответствии с логикой, вытекающей из мировоззрения. Наша логика при этом не может противоречить постулатам (аксиомам) материализма.

Мы располагаем пока двумя понятиями: ВЕЩЬ и СОЗНАНИЕ. Поскольку вещи существуют сами по себе, то сознание существует как ЗНАНИЕ вещей.

Между сознанием (мышлением) и знанием, как мы уже рассмотрели, находится ЛОГИКА ОТРАЖЕНИЯ – инструмент познания вещей. Она связана с сознанием и необходима для получения знания - отражения вещей в сознании, то есть составляет метод научной деятельности.

Значит, с одной стороны некоторой условной линии раздела мы имеем вещи, которые составляют предмет нашего познания, а с другой стороны – отражение вещей в сознании. В соответствии с первым постулатом материализма линия раздела непроходима для вещей. Отсюда следует, что предметом логики отражения является последовательность (правила) получения в сознании отражения вещей (объективных реальностей). Применение этих правил дает знание вещей. И первое уже упомянутое ограничение, которому должна отвечать наша логика, сводится к исключению переходов вещей в сознание и сознания в вещи.

Отражение вещи в сознании должно сложиться в виде единства, каким является отражаемая вещь. Отсюда следует, что инструментарий должен обеспечить проникновение сознания к вещи через линию раздела. Другими словами, нам необходимо установить порядок, последовательность отражения вещи в сознании.

С этой целью будем вводить логические философские категории познания вещей – необъективные реальности, используемые логикой отражения.

Сами вещи в их целостности не могут быть восприняты сознанием непосредственно, поэтому процесс отражения не может быть уподоблен зеркальному, автоматически совершаемому. Он сложнее. Сложность в том, что сознание связывается с вещами, с внешним миром опосредовано, с помощью органов чувств в меру их наличия. Вещь имеет совокупность ПРИЗНАКОВ. Из них воспринимаются сознанием как непосредственно отраженные лишь те признаки вещи, которые воздействуют на рецепторы органов чувств (или на специальные инструменты, выполняющие задание повышения возможностей органов чувств). Ничем другим сознание не обладает. Поэтому мы воспринимаем не саму вещь, а лишь ощущения от некоторых ее признаков, которые могут быть сколь угодно обманчивы. Но именно эти признаки, а не ощущения, являются строго принадлежащими вещи, они выдают ее сознанию. Вот эти признаки будем называть формальными признаками вещи.

Введем первую философскую категорию вещей в логическом методе познания: ФОРМА ВЕЩИ – ТОТ ПРИЗНАК, КОТОРЫЙ ЧЕРЕЗ ОРГАНЫ ЧУВСТВ ВОСПРИНИМАЕТСЯ СОЗНАНИЕМ НЕПОСРЕДСТВЕННО, БЕЗ ЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ МОЗГА. Чтобы быть таковым, ему необходимо быть вещественным раздражителем рецептора органа чувств, что говорит о его объективности. Форма вещи неотделима от вещи, но вещью не является и самостоятельно существует объективно только потому, что выявляется сознанием. Следовательно, философская категория форма вещи есть объективно-субъективная реальность, существующая вне сознания, но в зависимости от него.

Любые рассуждения о вещи на уровне форм есть формальные рассуждения, не содержащие в себе никакого действительного знания о ней, кроме того, что она есть и взаимодействует конкретно с органами чувств. Формы вещей существуют как реальности только благодаря сознанию, но сознание может мысленно отделить их от вещи. По самому определению формы воспринимаются как ощущения. Значит, формы вещи есть предпосылки к знанию.

Введем философскую категорию ЯВЛЕНИЕ ВЕЩИ – ОТРАЖЕНИЕ В СОЗНАНИИ ЕЕ ФОРМАЛЬНОГО ПРИЗНАКА (ФОРМЫ), КОТОРЫЙ СОЗНАНИЕ ФИКСИРУЕТ КАК РЕЗУЛЬТАТ ОЩУЩЕНИЯ. Например, конкретные размеры, конфигурация, фиксируемое время существования, цвет, запах, вкус и т.д. Эта философская категория есть субъективно-объективная реальность, поскольку существует в сознании, но независимо от него.

Если у вещи объективно проявляются формальные признаки, то они, естественно, обусловлены наличием у вещи связанных с ними содержательных признаков, составляющих содержание вещи. Эти признаки мы отнесем к СОДЕРЖАТЕЛЬНЫМ. Это – тот признак, который непосредственно сознанием не воспринимается и может быть выделен только логическим анализом. Содержательные признаки тоже должны иметь отражение в сознании, с помощью которого эти признаки обнаруживаются и определяются. ФИЛОСОФСКАЯ КАТЕГОРИЯ СОДЕРЖАНИЯ ВЕЩИ - ЕСТЬ ПРИЗНАК-НОСИТЕЛЬ ЕЕ ФОРМЫ, ВОСПРИНИМАЕМЫЙ СОЗНАНИЕМ ЧЕРЕЗ ОРГАНЫ ЧУВСТВ. Эта философская категория есть объективно-субъективная реальность, существующая вне сознания, но в зависимости от него.

При ее определении применяется логика той науки, в область которой входит изучаемая вещь. Содержание вещи, таким образом, есть отражение в сознании присущего вещи содержательного признака, то есть той или иной абстракции от познаваемой вещи, которую необходимо познать. Например, красный свет – формальный признак, ощущаемый сознанием через органы зрения, на самом деле отражает содержание вещи – электромагнитные колебания с длиной волны примерно 7000 ангстрем.

Совокупность содержаний вещи составляет ее определенность в виде некоторого образования. Следовательно, нам необходим термин, который бы выражал характеристику вещи как ее конкретную определенность.

Эта определенность вещи равнозначна в нашей логике ее материальности и со всей полнотой описывается термином «материя», то есть, материя как логическая философская категория. ФИЛОСОФСКАЯ КАТЕГОРИЯ МАТЕРИЯ ЕСТЬ ЦЕЛОСТНОСТЬ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ПРИЗНАКОВ ВЕЩИ – СОВОКУПНОСТЬ СОДЕРЖАНИЙ ОБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ.

Итак, в нашей логике материя и совокупность всех содержательных признаков по своему объему совпадают и соответствуют вещности вещи. Материя же, как целое, есть совокупность всех содержаний Вселенной. В.И.Ленин, касаясь этого вопроса, замечает: «В мире нет ничего, кроме движущейся материи, и движущаяся материя не может двигаться иначе, как в пространстве и во времени».

Всякая вещь есть единство, целостность, сама по себе она на признаки не распадается. Только познающий вещь своей деятельностью, своими способностями к различению этих признаков, обнаруживает их в вещи, создает возможность установления их наличия. Значит, если вещь существует вне сознания и независимо от него, то ее признаки тоже существуют вне сознания, но в зависимости от него. Только благодаря сознанию с его посредниками – органами чувств – возможно выявление в вещи в начале познания формальных, а затем и иных признаков.

Формы отражаются в сознании в виде явлений. Содержания тоже должны иметь отражения в сознании. Их нужно обнаруживать и определять. Действительно, содержательные признаки – содержания – образуют то материальное, что есть в вещи. И это материальное познающий воспринимает посредством конкретизации содержательных признаков вещи, ограничиваемой тем уровнем структуры, который нас интересует из всего возможного их ряда. Это означает, что любая вещь может рассматриваться на самых различных уровнях абстрактности конкретной иерархии вещей.

А это с достаточной полнотой описывается логической философской категорией «сущность», то есть сущностные уровни, различные уровни познания сущности вещи, есть уровни абстракции при исследовании вещи – установлении ее содержания.

ФИЛОСОФСКАЯ КАТЕГОРИЯ СУЩНОСТЬ ВЕЩИ ЕСТЬ ОТРАЖЕНИЕ ЕЕ СОДЕРЖАНИЯ В СОЗНАНИИ, КОТОРОЕ НЕ ВОСПРИНИМАЕТСЯ ОРГАНАМИ ЧУВСТВ, ОБНАРУЖИВАЕТ СЕБЯ В ЯВЛЕНИИ.

Сущность вещи, таким образом, есть отражение в сознании того или иного содержания, или того или иного уровня абстракции от материи познаваемой вещи, ее целостности, которую необходимо познать, вскрыть, установить. Другими словами, нахождение сущности и есть цель науки, так как непосредственно она не может быть получена с помощью органов чувств. В связи с этим положением К.Маркс отмечал: «Если бы форма проявления и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая наука была бы излишня».

Наличие в сознании сущности и явления в единстве как раз есть отражение в сознании единства содержания и формы. А единство содержания и формы есть сама вещь. В свою очередь, единство сущности и явления есть отражение вещи в сознании на том уровне конкретности-абстрактности, который был принят нами в исследовании.

Изложение дает вывод, что общепринятое противопоставление материи сознанию, а не вещи сознанию, имеет лишь тот смысл, что материя есть совокупность вещественных признаков, знание о которых не может быть получено с помощью органов чувств, то есть непосредственно, без науки. В действительности же сознанию противостоит вещь как целостное образование, а не совокупности признаков. Глубина и широта исследования вещи, установление содержания задается познающим, исходя из практических целей анализа.

Сущность и явление – философские категории, позволяющие получить отражение в сознании содержания и формы вещи. Значит, они присутствуют лишь в сознании. Однако вид, в котором вещь предстает перед сознанием, возникает в сознании, присваивается самой вещи. Он этот образ вещи, становится независимым от сознания, относится сознанием на саму вещь. Установленная нами сущность вещи отождествляется сознанием с ее содержанием. Сознание присваивает вещи ту форму, которая явилась сознанию в явлении, что естественно. То же самое оно проделывает и с содержанием, которое сознание установило в виде сущности.

Это приводит к тому, что сущность и явление, будучи философскими категориями, существуют в сознании, но для познающего оказываются независимыми от его сознания, переносятся на познаваемую вещь, присваиваются ей. Другими словами, когда мы в исследовании говорим о содержании и форме вещи, как объективных реальностях, то фактически речь идет все же не о них, а об их отражении в сознании, то есть о сущности и явлении вещи.

Единство сущности и явления, которое интегрируется сознанием, и дает отражение вещи в сознании. Однако само это знание целиком и полностью зависит от установок сознания, которые соответствуют его мировоззрению и методу – логике отражения. А это значит, что целостное отражение вещи происходит в сознании в виде знания. Фиксируется в нем – полностью зависит от него.

Таким образом, предметом любого обсуждения (да и вообще любого разговора, спора, беседы и т.п.) может быть всего четыре разновидности реальностей. О чем бы мы не вели речь, наша логика требует установления, к чему относится предмет обсуждения:
- к вещам, то есть к чему-то существующему вне сознания и независимо от него;
- к философским категориям вещей, существующим вне сознания, но в зависимости от него;
- к философским категориям отражения вещей, существующим в сознании, но независимо от него;
- к отражениям вещей, то есть к чему-то существующему в сознании и в зависимости от него.

Это и есть исчерпывающий перечень всех возможных реальностей. Других предметов рассуждений, исследований, изучения и т.п. НЕТ.

Как следует из определений, ни одна из категорий нашей логики отражения, то есть инструмента познания, не переходит в другую, не может переходить, и для получения отражения вещи в сознании нет в этом никакой необходимости.

Этот этап познания позволяет нам получить ЗНАНИЕ ВЕЩИ на том уровне абстракции, который соответствует первоначальному выявлению ее из всего разнообразия вещей. Итог этого этапа есть знание вещи, она отражена. Мы знаем, что она есть сама по себе, с чем мы имеем дело. Дальнейшее ее исследование дает возможность либо снижать, либо повышать уровень рассмотрения сущности вещи, посредством чего уточняется место исследуемой вещи среди других однопорядковых вещей, раскрывается ее взаимодействие с другими вещами внутри некоторого интересующего нас единства, рассматривается ее собственная структура и взаимодействие составляющих ее вещей. Это в свою очередь требует установления ряда философских категорий описания вещи, но не ее познания.

Каждая вещь имеет меру, что доказано еще Гегелем. Мера вещи устанавливается единством двух философских категорий, которые, так же, как сущность и явление, существуют в сознании, но независимо от него. Это – количество и качество.

ФИЛОСОФСКАЯ КАТЕГОРИЯ КАЧЕСТВО ВЕЩИ ЕСТЬ ЕДИНСТВО ПРИЗНАКОВ, ДЕЛАЮЩИХ ЕЕ НЕСРАВНИМОЙ С ДРУГИМИ ВЕЩАМИ (быть несравнимым – значит, исключить возможность тождественной замены одной вещи на другую).

ФИЛОСОФСКАЯ КАТЕГОРИЯ КОЛИЧЕСТВО ВЕЩИ ЕСТЬ ЕДИНСТВО ПРИЗНАКОВ, ИЗМЕНЕНИЕ КОТОРЫХ НЕ ВЛЕЧЕТ ЗА СОБОЙ ИЗМЕНЕНИЕ КАЧЕСТВА ВЕЩИ.

Качество и количество вещи в единстве есть МЕРА. Вещам присуща мера, а количество и качество есть то, что сознание отличает в вещи и переносит на нее. Вещи, не одинаковые по качеству, имеют комплексы признаков, не сравнимых между собой. Они в принципе не сравнимы по самому определению качества. Но вещи одного и того же качества, не одинаковые по количеству, тоже разные вещи, так как и в этом случае различна их мера. Значит вещи различны, если различна их мера, и одинаковы, если одинакова их мера.

Этим завершается этап познания, на котором происходит выделение данной конкретной вещи из всего мира вещей. На следующем этапе появляется возможность конкретизировать вещи в ряду одинаковых, идентичных вещей. Эта возможность реализуется применением философских категорий необходимое и случайное в вещи.

ФИЛОСОФСКАЯ КАТЕГОРИЯ НЕОБХОДИМОЕ В ВЕЩИ ЕСТЬ СОВОКУПНОСТЬ СОВПАДАЮЩИХ ПРИЗНАКОВ В ВЕЩАХ, ИМЕЮЩИХ ОДНУ И ТУ ЖЕ МЕРУ. ФИЛОСОФСКАЯ КАТЕГОРИЯ СЛУЧАЙНОЕ В ВЕЩИ ЕСТЬ СОВОКУПНОСТЬ НЕСОВПАДАЮЩИХ ПРИЗНАКОВ В ВЕЩАХ, ИМЕЮЩИХ ОДНУ И ТУ ЖЕ МЕРУ.

Если две одинаковые вещи, имеющие одну и ту же меру, не имеют случайных признаков, то практика не может установить подмену одной вещи другой. Отнесение признаков к необходимым или случайным зависит от уровня абстракции вещи, то есть от исследователя, значит, они относительны, как относительно различие одинаковых вещей.

Перечисленные философские категории есть тот инструментарий, который позволяет нам вывести ОПРЕДЕЛЕНИЕ вещи в соответствии с требованиями традиционной формальной логики, то есть дают нам систему всестороннего рассмотрения той вещи, которая противостоит нашему сознанию, избрана непосредственным предметом нашего исследования. Строится определение, как правило, на содержательных признаках.

Знания, полученные с помощью изложенной части логики отражения, необходимы, но не достаточны для описания изменений, вытекающих из взаимодействия вещи с другими вещами. Рассмотренный уровень познания первичен, и без него не может быть никакой науки. Только лишь установив, что есть данная вещь, можно говорить о взаимодействии интересующих нас вещей, так как сама по себе вещь не может изменяться. Но если ограничить рассмотрение вещей лишь этим уровнем, мы никогда не сможем объяснить их изменение – движение.

И узнаем мы о движении вещей из сравнения с другими вещами, из их взаимодействия с ними. Нельзя говорить о каком-либо изменении вещей вне их взаимодействия. Взаимодействие же возможно только в ряду вещей, между вещами. О движении, изменении Вселенной мы ничего не можем сказать, так как ей не с чем взаимодействовать. Действительно, Вселенная имеет своим содержанием материю, которая проявляется, обнаруживает себя в формах: времени и пространстве. Но это - статика. Динамику же мы начинаем рассматривать, лишь переходя к структурным вещам Вселенной, то есть, рассматривая взаимодействие вещей, структурно входящих во Вселенную.

Движение обнаруживает себя в изменениях, которые происходят в данной вещи при взаимодействии с другими вещами. Само же движение есть разрешение противоречий, присущих взаимодействующим вещам. Но нам необходимо не констатировать движение, а обнаруживать его, объяснять наличие и предвидеть изменение вещей в результате его. Овладеть этими моментами можно только анализом противоречий между вещами. ПРОТИВОРЕЧИЕ МЕЖДУ ВЕЩАМИ ЕСТЬ ИХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ, НАЛИЧИЕ КОТОРОГО ВЫЗЫВАЕТ ИХ ИЗМЕНЕНИЕ (ДВИЖЕНИЕ) В РЕЗУЛЬТАТЕ ВЗАИМНОГО ПРОНИКНОВЕНИЯ.

Изменить вещь, значит изменить ее меру. Чтобы изменить меру, необходимо что-либо к вещи прибавить или отнять. Однако прибавить или отнять можно только вещь, так как во Вселенной кроме вещей ничего не существует, и каждая из них имеет количество и качество. У Вселенной нет противоречий, так как нет взаимодействия. Вселенной присуще лишь внутреннее движение, что не дает относительного изменения.
Противоречия возникают, существуют и могут существовать только между взаимодействующими вещами. Противоречий не существует и не может существовать между философскими категориями, которые служат для получения знаний о вещах.
Изменение же вещей, их движение – тоже вещь.

Содержание движения – та же материя, что и вещи Вселенной, но материя не как единое целое, а как система содержания вещей порядком ниже, чем Вселенная. В самом деле, любая вещь, с одной стороны, есть конкретное образование, единство, с другой – та же вещь в то же время есть система вещей порядком ниже, чем она сама, так как все вещи без исключения структурны.

Если материя как единство есть содержание Вселенной, то материя как система содержаний движущихся вещей обнаруживает себя в связи вещей порядком ниже, чем Вселенная, вместе с иерархией вещей, их структурой. Движутся все вещи (кроме Вселенной), и без этого движения не может существовать ни одна вещь.

Таким образом, Вселенная и Движение имеют один и тот же объем содержания, поэтому они вещи одного и того же порядка, то есть одинаково всеобщи. Однако в их содержаниях есть различие, что и отражается на их формах проявления. Движение обнаруживается потому, что Вселенная включает в себя бесчисленное количество вещей самого различного качества. Значит, Движение внутренне присуще Вселенной.

Взаимодействие вещей проявляется в совокупной связи вещей. Но в самой связи как таковой нет ничего материального, так как без содержания вещей движение не существует, поэтому не существует и связи, в которой оно проявляется. Следовательно, СВЯЗЬ есть ФОРМА, в которой проявляется Движение. Эта форма так же всеобща, как время и пространство, но они не тождественны, так как они есть проявления качественно различных содержаний: материи как содержания единственной вещи – Вселенной, и материи как системы содержаний, входящих в ее структуру вещей. Движение материально, оно обладает, как и всякая вещь, количеством и качеством.

Таким образом, Движение существует вне сознания и независимо от него, поэтому оно тоже исследуется, как и всякая иная вещь, с помощью тех же логических философских категорий, которые сформулированы выше.

Взаимодействуя, вещи вступают в противоречия, которые обусловливают их изменения при разрешении противоречий. Исследование противоречий может вестись:
- между данной вещью и однопорядковыми структурными составляющими более широкой вещи, в которую входит изучаемая вещь структурной единицей;
- между вещами, входящими в структуру изучаемой вещи;
- между изучаемой вещью и иными взаимодействующими вещами иного порядка, чем данная вещь.

Такие исследования могут дать и дают ответы на вопросы об изменении – движении изучаемой вещи. Сама же по себе вещь по отношению к самой себе вне взаимодействия никаких изменений иметь не может. Законы СОХРАНЕНИЯ МАТЕРИИ и СОХРАНЕНИЯ ЭНЕРГИИ исключают иные представления.

Каждое отдельное противоречие может быть охарактеризовано с различных точек зрения в зависимости от задач познания и изменения вещи. При этом полученные характеристики вместе создают наиболее полную картину изменения вещи. К таким характеристикам относятся следующие.

ОСНОВНОЕ и НЕОСНОВНОЕ. Противоречие, которое само по себе есть источник существования рассматриваемой вещи, характеризуем как основное. Второстепенное противоречие для существующей вещи характеризуем как неосновное.

ВНЕШНЕЕ и ВНУТРЕННЕЕ. Противоречие, одна из взаимодействующих вещей которого присуща изучаемой вещи, а другая находится вне ее, характеризуем как внешнее. Противоречие, взаимодействующие вещи в котором структурно присущи изучаемой вещи, характеризуем как внутреннее.

АНТАГОНИСТИЧЕСКОЕ и НЕАНТАГОНИСТИЧЕСКОЕ. Противоречие, которое не может быть разрешено при сохранении рассматриваемой вещи, разрешение которого осуществляется переходом данной вещи в другую, характеризуем как антагонистическое. Противоречие, которое может быть разрешено в пределах данной вещи, характеризуем как неантагонистическое.

НЕОБХОДИМОЕ и СЛУЧАЙНОЕ. Противоречие, без которого не может существовать сама рассматриваемая вещь, характеризуем как необходимое. Противоречие, утрата которого рассматриваемой вещью не ведет к прекращению существования этой вещи, характеризуем как случайное.

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ и ВОЗМОЖНОЕ: противоречие, объективные условия существования которого – взаимодействующие вещи – налицо, характеризуем как действительное. Противоречие, которое может возникнуть при предполагаемых условиях, отсутствующих на момент рассмотрения данной вещи, характеризуем как возможное.

ИСЧЕРПАЕМОЕ и НЕИСЧЕРПАЕМОЕ: противоречие, которое при окончательном разрешении приводит к прекращению существования самой вещи, ее отмиранию, характеризуем как исчерпаемое. Противоречие, которое не может быть окончательно разрешено в пределах рассматриваемой вещи, характеризуем как неисчерпаемое. Если основное противоречие неисчерпаемо, то вещь, которой оно присуще, практически существует бесконечно.

Эти характеристики противоречий есть логические точки зрения, с которых рассматривается каждое из них. Таким образом, исследование противоречий дает инструмент к отражению в сознании изменений, которые происходят в мире вещей. Другими словами, диалектика вещей или ДИАЛЕКТИКА ПРИРОДЫ, как ее называл Ф.Энгельс, НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ПОДМЕНЕНА ДИАЛЕКТИКОЙ ЛОГИЧЕСКИХ ФИЛОСОФСКИХ КАТЕГОРИЙ, что присуще логике Гегеля с его мировоззрением объективного идеализма.

Теперь мы имеем необходимый логический инструментарий, который позволяет рассмотреть всякую вещь с материалистических позиций. Мы строго разграничиваем объективную реальность и область сознания. При этом сознание у нас не содержит вещественности, материальности. Вульгарный же материализм исходит из материальности отражения вещей в сознании (мозг выделяет мысль, как печень желчь).

Если допустить, что отражение вещи в сознании есть тоже вещь, то последовательность требует наличия возможности получить отражение в сознании и этой последней, которое по той же причине может иметь опять-таки отражение … и так до бесконечности, что абсурдно. Поэтому и нет в истории философии ни одного последовательного вульгарного материалиста. Последовательность здесь в принципе исключена.

Таким образом, материалистическая логика отражения, рассматривая вещь как определенную реальность, существующую вне сознания и независимо от него, накладывает на наше мышление при формировании понятий о вещи и ее определения (отражения вещи в сознании) определенные ограничения в виде постулатов материализма и философских категорий.

При этом в соответствии с данной логикой отражения последовательность получения в сознании отражения вещи заключается в следующем. Сначала в сознании с помощью его посредников - органов чувств фиксируются в виде понятий явления, обусловленные наличием формальных признаков у вещи. Далее с помощью процессов мышления и использования постулатов материализма, философских категорий форма, явление, содержание и сущность вещи, формальной логики и имеющихся знаний, формируются суждения, умозаключения и доказательства, свидетельствующие о существовании у вещи определенных содержательных признаков, которые проявляются в виде зафиксированных явлений.

То есть, используется способность мышления к опосредованному отражению действительности (по фактам, доступным лишь непосредственному восприятию, познавать то, что недоступно восприятию с помощью органов чувств, то есть, познавать содержательные признаки вещи, проявляющиеся в виде установленных фактов). Эти признаки сначала фиксируются в виде понятий, а затем эти понятия определяются, обобщаются, и определяется первоначальное понятие вещи, которое отражается в нашем сознании в виде знания вещи при первоначальном ее выявлении.

Далее для определения места вещи в системе вещей она описывается с использованием категорий качество и количество вещи. Этим завершается этап познания, на котором происходит выделение данной конкретной вещи из всего мира вещей. На следующем этапе появляется возможность конкретизировать вещи в ряду одинаковых, идентичных вещей. Эта возможность реализуется применением философских категорий необходимое и случайное в вещи. После чего получаем возможность получить определение вещи в соответствии с требованиями традиционной формальной логики. Перечисленные выше категории дают нам систему всестороннего рассмотрения той вещи, что избрана непосредственным предметом нашего исследования.

Следующий этап познания вещи – это ее изменение (движение) при взаимодействии с другими вещами. Происходит он посредством анализа противоречий между взаимодействующими вещами с различных точек зрения в зависимости от задач познания изменения вещи. Полученные при этом характеристики вместе создают наиболее полную картину изменения вещи. На этом исследование вещи заканчивается.

Оградив свое мировоззрение и логику отражения от возможных недоразумений, необходимо применить ее последовательно к необычным вещам, а именно к вещам, присущим человеческой деятельности, которая так же материальна, как и всякая другая вещь. Однако исследование вещей, присущим людям, имеет свою специфику.

Есть человечество как таковое и присущие ему всему вещи: труд, потребности, культурная деятельность, воспроизводство (деторождение) и т.п. Есть в иерархии человечества вещи уже, ниже: способы производства, экономические формации, торговля, эксплуатация и т.п.

Есть вещи еще ниже в иерархии человечества, связанные с групповой деятельностью: движение экологов, работа бригады, партия либерал-демократов, клуб любителей подводного плавания и т.п.

Есть человеческие вещи на уровне личности: пристрастие к изобретательству, увлечение охотой, автолюбительство и т.п.

Конечно «человеческая вещь» непривычный термин. Но термин «общественное явление» - совсем неудачный: он многосмысловой до бесконечности. Мы уже имеем термин «явление» как отражение формы в сознании. Возможность его применения в ином смысле исключает уже формальная логика. Быть «общественным» - значит относиться к общественному разделению труда, что связано с появлением классов и вообще с экономическим разделением людей. Применение термина «общественный» на других уровнях (от общечеловеческого до личностного) делает его беспредметным.

Поэтому мы будем применять термин «человеческая вещь», которым мы будем называть вещи (объективные реальности), присущие жизнедеятельности людей по всей их иерархии в соответствии со структурой. А термин «общественная вещь» будем использовать по его прямому назначению.

Человеческая вещь – всякая реальность в жизни людей, существующая вне сознания и независимо от него. Индивиды, людские общности различных уровней в их иерархии взаимодействуют между собой в различных вариациях тоже вне сознания и независимо от него, хотя и сознательно, образуют человеческие вещи, которые, как и всякие вещи Вселенной, имеют признаки, воспринимаемые сознанием непосредственно – формы. Эти формы, как и всякие формы, достигают сознание в явлениях. А те признаки человеческих вещей, которые носят формы, есть их содержания или совокупности содержаний, та материя, которая составляет человеческие вещи, что и отражается в сознании как сущность.

Человеческие вещи отличаются от большинства окружающих человека вещей тем, что все они представляют собой движение. Это связано с тем, что человек живое существо и вне движения в принципе существовать не может. С одной стороны, мы уже знаем, что в самом общем смысле формой движения является связь. С другой стороны, люди с давних пор оперируют такими понятиями, как: семейные отношения, отношения в труде, религиозные отношения, производственные отношения и т.д. Сам же человек как личность рассматривается как совокупность общественных отношений.

Последним понятием охватываются все отношения человека с отдельными лицами, их группами, частями общества и, наконец, человечеством. Без людей не может быть никаких отношений. В самих же отношениях, в связях каждого человека с другими людьми нет ни грана материального, какой бы материальный признак не пытались вложить в это понятие. Но каждая человеческая вещь, какой бы характер она не носила, обнаруживается людьми только потому, что она проявляется как отношения между ними. Несмотря на столь широкое применение термина «отношение», вопрос, что он отражает, в чем его смысл, еще не нашел своего полного раскрытия.

Разберемся. Для материалиста, мы знаем, весьма ограничен перечень предметов мышления – всего четыре. Надо установить, к какому из них относится «отношение».

Нам уже известно: движение проявляется в форме - связи между взаимодействующими вещами. Во взаимодействии, разумеется, участвует и человек, но  связь человека с другими вещами всегда опосредована его сознанием и проявляется как отношение к ним. Вещи (и животные) находятся в связи с человеком, но не в отношении к нему, так как они не обладают сознанием. Следовательно, ОТНОШЕНИЕ ЕСТЬ ОПОСРЕДОВАННАЯ СОЗНАНИЕМ СВЯЗЬ, В КОТОРОЙ ОБНАРУЖИВАЕТСЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЧЕЛОВЕКА С ДРУГИМИ ВЕЩАМИ (ИЛИ ДРУГИМИ ЛЮДЬМИ).

Следовательно, ОТНОШЕНИЯ ВСЕГДА ЕСТЬ ЯВЛЕНИЕ человеческой вещи, проявление движения, свойственному человечеству, проявление существования взаимодействия человеческих сил.

Если то, как явилась вещь сознанию через органы чувств, мы относим на форму вещи, то отношение, как явление человеческой вещи, мы тоже относим на саму человеческую вещь в виде ее формы. Тогда ОТНОШЕНИЕ ЕСТЬ ТА ФОРМА, В КОТОРОЙ ПРОЯВЛЯЕТСЯ ДЛЯ НАС ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ВЕЩЬ.

Как всякое явление, и отношение имеет своего непосредственного носителя в виде конкретных формальных признаков, которые в данном случае свойственны человеческой вещи.

За явлением всегда обнаруживается – в этом наука – сущность вещи. И человеческим вещам также присуща эта философская категория. Она переносится на содержание человеческой вещи, действительность которой, то есть соответствие содержательному признаку, так же подтверждается практикой, как и при получении знания – отражения любой вещи в сознании.

Из изложенного следует, что множество общепринятых ныне определений человеческих вещей, имеющих ближайшим родом – отношения, формы, не соответствуют требованиям материалистической  логики. При рассмотрении конкретных отношений необходимо вскрывать их материальное содержание – те признаки, сопоставление которых приводит к возникновению этих отношений.

Человек, как и все в мире вещей, многоструктурен. В зависимости от того, какую человеческую вещь мы изучаем, необходимо найти ту структуру, в которой она представлена как составляющая часть. Например, при исследовании способа производства К.Маркс использует структуру труда с разделением последнего на необходимый и прибавочный, что дает возможность выделить прибавочный труд и раскрыть анатомию эксплуатации. При анализе соответствия труда человеческой природе тот же труд разделен Марксом на совместный (труд материальный и труд по обслуживанию людей) и всеобщий (творческий). При анализе организации труда можно также выделить в структуре труда разделение на нормативный и дополнительный труд. И т.д.

В качестве примера применения изложенной материалистической логики отражения рассмотрим выборочно иерархию человеческих вещей (к сожалению, Муравьев иерархию человеческих вещей нам не составил, дав лишь определение таких вещей, как человечество, человек, потребности, производственное соревнование).

В иерархии человеческих вещей самый высокий уровень занимает человечество. И поскольку сравнить его пока еще не с чем, мы вынуждены определить понятие «человечество» через его ближайший род - «движение вещей Вселенной», и его видовое отличие от других движений Вселенной (физическое, химическое, биологическое и т.п.) – как «жизнь самосознательных существ».

ЧЕЛОВЕЧЕСТВО – разновидность движения вещей Вселенной - жизнь самосознательных существ – людей, человеческий род в его жизнедеятельности.

Необходимо отметить, что определение «человек - вид животного», данное в биологии с точки зрения классификации места человека в системе животного мира и его происхождения, не удовлетворяет требованиям материалистической логики для познания вещей, поскольку «животное» не может служить родовым (то есть более широким) понятием человека, так как эта вещь не относится к сфере человеческих вещей. Такой более широкой вещью для человека является человечество. На самом деле, ЧЕЛОВЕК есть единица человечества. Родовая вещь для него – «человечество», видовое отличие – «единица».

Следовательно, с точки зрения материализма данное определение биологии годится только для биологии, то есть, только для того, чтобы определить, чем человек выделяется из остального животного мира. И использовать это определение в другом смысле, в том числе, в сочетании с другими человеческими вещами, категорически нельзя, что, тем не менее, происходит сплошь и рядом.

Кстати, использование этого определения биологии при рассмотрении взаимодействия человека с другими вещами (например, при рассмотрении его поведения в той или иной ситуации) опровергается и формальной логикой. Здесь мы сталкиваемся с известной логической ошибкой из-за неправильного использования в качестве посылки таких рассуждений утверждения, что человек – это вид животного, которое истинно лишь в биологии при определении происхождения и места человека в животном мире. Утверждение, истинное лишь при известных условиях нельзя рассматривать, как безусловно истинное.

Чтобы существовать, человечеству необходимо удовлетворять свои потребности, и оно взаимодействует с окружающей средой, разрешая имеющиеся противоречия. При этом ПОТРЕБНОСТЬ – противоречие между человечеством (человеком или любой общностью людей) и окружающей средой (надобность, нужда в чем-либо), которое разрешается трудом, создающим необходимые продукты, потребляемые людьми.

ТРУД – основное содержание человеческой жизнедеятельности, вещественный «процесс, в котором человек своей собственной деятельностью опосредствует, регулирует и контролирует обмен веществ между собой и природой» (К.Маркс), целенаправленно воздействует на предметы природы и преобразует их.

Поскольку человечество обладает сознанием, то ему присуща КУЛЬТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (культура – результат этой деятельности) – деятельность человечества по отражению и освоению его бытия в совокупности различных сфер человеческого (общественного) сознания. Здесь родовое понятие – «деятельность человечества», а видовое отличие – деятельность «по отражению и освоению его бытия в совокупности различных сфер человеческого сознания».

В процессе человеческой деятельности также возникают устойчивые общности людей, называемые нациями. НАЦИЯ - исторически сложившаяся устойчивая общность людей (часть человечества), возникшая на базе общности языка, территории, хозяйственной деятельности и психического склада, проявляющаяся в общности культуры.

Человечеству необходимо иметь критерии своего развития. ПРОГРЕСС - характеристика развития человеческого общества.

И, наконец, человечеству необходимо воспроизводить себя. ВОСПРОИЗВОДСТВО (ДЕТОРОЖДЕНИЕ) - процесс продления человечеством своего рода.

Таким образом, можно выделить однопорядковые вещи (признаки), принадлежащие человечеству (входящие в его структуру): ЧЕЛОВЕК, ТРУДОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (ТРУД), ПОТРЕБНОСТИ, КУЛЬТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (КУЛЬТУРА), НАЦИЯ, ПРОГРЕСС, ВОСПРОИЗВОДСТВО.

Каждая из этих вещей имеет свою собственную внутреннюю структуру. Рассмотрим некоторые из них.

Исходя из данного определения вещи «потребность», можно выделить структуру потребностей, включающую семь видов продуктов потребления (однопорядковых вещей на следующем более низком уровне), удовлетворяющих потребности людей в различных сферах. Три из них – в сфере предметов потребления (человеку непосредственно необходимы пища, одежда и жилье со всей инженерной инфраструктурой, средствами связи и сообщений), и четыре – услуги с сопутствующими им предметами в сферах здравоохранения, образования, безопасности и свободного времени (предоставления возможностей отдыха, просвещения, деятельно-творческого самовыражения и удовлетворения культурных потребностей). Эти виды продуктов потребления удовлетворяют потребности человека в питании, защите от воздействия неблагоприятных факторов окружающей среды (и от других людей), потребности в общении, передвижении и совместной деятельности, потребности быть здоровым, подготовленным к труду (образованным и трудоспособным) и т.д.

Содержанием структуры вещи «культурная деятельность (культура)» являются однопорядковые вещи более низкого уровня, представляющие собой различные сферы общественного (человеческого) сознания, каждая из которых отражает и осваивает бытие человечества: ФИЛОСОФИЯ, НАУКА, РЕЛИГИЯ, ИСКУССТВО, МОРАЛЬ.

ФИЛОСОФИЯ – сфера человеческого сознания, отражающая всеобщие законы развития природы, общества и мышления. НАУКА – сфера человеческого сознания, целью которой является системное изучение предметов и процессов природы, общества и мышления, их свойств и закономерностей. МОРАЛЬ – сфера человеческого сознания, устанавливающая совокупность норм, принципов, правил поведения людей, а также нравственные оценки человеческого поведения (мотивы поступков, результаты деятельности), которые поддерживаются силой общественного мнения и соблюдаются в силу убеждений. И т.д.

Как известно, ТРУД содержит так называемые «простые моменты»: непосредственно труд - целесообразная деятельность людей по превращению предметов труда в продукты потребления; предметы труда, или объекты, на которые направлен труд; и средства труда, то есть, прежде всего, орудия, при помощи которых совершается труд. То есть, в структуре труда следует различать: ПРЕДМЕТЫ ТРУДА, СРЕДСТВА ТРУДА И СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА.

Кроме того, труд еще имеет характеристики – интенсивность и производительность, и от них зависит его продуктивность. Однако интенсивность труда имеет ограниченный диапазон изменения, в то время как производительность труда в своем росте не имеет границ. Вся история человечества как раз и есть история роста производительности труда. Кроме того, труд, как мы уже рассматривали, также бывает: необходимый и прибавочный; материальный, труд по обслуживанию людей и творческий (всеобщий); нормативный и дополнительный. У труда (кроме творческого) есть мера. Количество труда меряется рабочим временем, качество труда – определяется квалификацией работ.

Все характеристики и виды труда находятся в структуре труда, однако проявляются они по-разному. При анализе соответствия труда человеческой природе выявляются труд материальный, труд по обслуживанию людей и творческий (всеобщий), а также труд индивидуальный и совместный (кооперированный). При анализе организации труда (вещи, стоящей ниже в иерархии человеческих вещей, как мы покажем в дальнейшем) в структуре труда выявляются его характеристики, а также нормативный и дополнительный труд. При исследовании способа производства и зависимой от него эксплуатации (вещей, стоящих ниже в иерархии человеческих вещей – покажем в дальнейшем) в структуре труда выявляются необходимый и прибавочный труд.

В процессе трудовой деятельности по удовлетворению потребностей человечество осуществляет хозяйствование и создает способ производства. Хозяйствование и способ производства – это вещи, также составляющие структуру трудовой деятельности (труда).

ХОЗЯЙСТВОВАНИЕ – трудовая деятельность человечества, которая заключается в производстве и потреблении продуктов потребления и средств производства.

Продукты потребления, также как и средства производства, всегда кому-то принадлежат, то есть находятся в чьей-то собственности. СОБСТВЕННОСТЬ – единица хозяйствования (входит в структуру вещи «хозяйствование»), которая взаимодействует с другими единицами хозяйствования. В свою очередь все виды собственности можно разделить на индивидуальную (личную), семейную («общую»), групповую, муниципальную (все это - виды частной собственности) и государственную (общенародную).

Каждая собственность принадлежит своему СОБСТВЕННИКУ (входящему в структуру собственности), который стремится использовать ее с наибольшей для себя эффективностью, определяемой каким-либо соотношением между результатами хозяйственной деятельности и затратами (такой оценкой в каком-то частном случае может служить, например, прибыль).

Анализ хозяйственной деятельности показывает, что каждый собственник (хозяин) в процессе производства и распределения выполняет три ФУНКЦИИ СОБСТВЕННИКА:
1. СОГЛАСОВАНИЕ (принятие решений: какой продукт производить, из чего (в том числе, что приобретать у другого собственника) и чьими руками, и как сбывать то, что потребляется не в рамках данной собственности);
2. УПРАВЛЕНИЕ (создание структуры производства, наполнение ее работниками, их организация: кто выполняет данную работу, по каким нормам, с какой оплатой и с какими стимулами, что составляет способ распределения внутри собственности);
3. НАДЗОР (установление: то ли произведено, что было заказано; контроль исполнения распоряжений – технический, экономический, юридический).

Основными элементами хозяйствования собственника являются ПРОИЗВОДСТВО (хозяйственная деятельность собственника по созданию продуктов потребления и средств производства) и ПОТРЕБЛЕНИЕ (хозяйственная деятельность собственника по приобретению, сбыту и непосредственному использованию, расходованию средств производства и продуктов потребления для удовлетворения потребностей людей).

В свою очередь в структуре производства можно выделить организацию труда. ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА – производственная деятельность по повышению производительности труда и снижения затрат в производстве продуктов потребления и средств производства. Опять же в структуре организации труда различаем НОРМИРОВАНИЕ, КАДРЫ, УСЛОВИЯ ТРУДА, ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ СОРЕВНОВАНИЕ, имеющее цель - производство максимума продукта наилучшего качества при наименьших затратах, ВНЕДРЕНИЕ НОВШЕСТВ и ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРОИЗВОДСТВА, как оценку организации труда.

Собственники между собой взаимодействуют на рынке. РЫНОК (входит в структуру вещи «собственник») – хозяйственная сфера взаимодействий между собственниками по приобретению и сбыту продуктов потребления и средств производства. Эту сферу также можно назвать сферой обмена: купли-продажи (торговли). Рынок может быть неорганизованный («СВОБОДНЫЙ»), когда собственник взаимодействует (обменивается) с заранее неизвестными другими собственниками и (или) у него нет гарантий, что потребление на рынке в запланированных номенклатуре, объеме, сроках поставок и цене продуктов потребления и средств производства состоится. И - ОРГАНИЗОВАННЫЙ, когда потребление на рынке осуществляется по заранее заключенному договору.

В структуру рынка также входят вещи, определяющие его сущность: ТОРГОВЛЯ и КОНКУРЕНЦИЯ, целью которой является получение максимально возможной прибыли. В структуре торговли можно выявить вещи: СТОИМОСТЬ, ЦЕНА, ДЕНЬГИ, СПРОС, ПРЕДЛОЖЕНИЕ, ДОХОДЫ, ЗАТРАТЫ. В структуре конкуренции выявляем ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ЭФФЕКТИВНОСТЬ, характеризуемую ПРИБЫЛЬЮ.

Внутри собственности хозяйствование должно осуществляться по плану. ПЛАН (входит в структуру вещи «собственник») – хозяйственная деятельность собственника по определению порядка выполнения функций собственника. Причем, у каждого собственника обязательно должен существовать план в сфере производства. А в сфере внешнего потребления (на рынке) – номенклатура, объем предметов потребления и средств производства, предполагаемые сроки их поставок и цена, которые при организованном рынке подтверждаются договорами с другими собственниками.

Из данных определений следует, что единицы хозяйствования не могут быть «рыночными» или «плановыми», (как считают сегодня многие так называемые «ученые») поскольку рынок и план невозможно противопоставлять: рынок представляет собой сферу взаимодействий между собственниками, а план - характеризуют деятельность собственника по определению порядка выполнения функций собственника.

В любой собственности (единице хозяйствования) существует способ распределения – это по существу и стимул к труду. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ – способ, используемый собственником по распределению предметов потребления. В свою очередь в структуре вещи «распределение» находится, например, оплата труда. ОПЛАТА ТРУДА – способ распределения предметов потребления в зависимости от затраченного труда. Опять же в структуре оплаты труда можно различить СДЕЛЬНУЮ ОПЛАТУ, ПОВРЕМЕННУЮ ОПЛАТУ и МАТЕРИАЛЬНОЕ И МОРАЛЬНОЕ СТИМУЛИРОВАНИЕ.

Таким образом, в структуру вещи «собственник» входят: производство, потребление, функции собственника, рынок, план, распределение.

Рассмотрим теперь способ производства – вещь, входящую в структуру вещи «труд». СПОСОБ ПРОИЗВОДСТВА – трудовая деятельность человечества, состоящая в определенном соединении труда, предметов труда и средств труда, при котором в процессе производства предметов потребления формируются определенные виды собственности и распределения.

При формировании того или иного способа производства проявляются кооперация труда, классы, общественное разделение труда, эксплуатация, социально-экономические формации (от рабовладельческого строя до коммунизма), революция, социальная справедливость,и т.д.

КООПЕРАЦИЯ ТРУДА – возникающая в зависимости от способа производства объединение людей в процессе производства. Здесь проявляется вещь - производство, которую мы определили, рассматривая содержание вещи хозяйствование. Наличие такой связи между способом производства и хозяйствованием обусловлено проявлением и там и здесь такого вида трудовой деятельности, как совместный труд.

При этом кооперация труда находится в прямой зависимости от способа производства и изменяется в связи с изменением в нем. Совместный (кооперированный) труд есть общечеловеческая вещь, но проявляется он в кооперации в зависимости от способа производства. А при наличии кооперации, как таковой, проявляется производственное соревнование – вещь, входящая в структуру организация труда в иерархической цепочке, идущей от хозяйствования. При отсутствии кооперации (то есть при наличии только индивидуального труда) производственное соревнование также отсутствует. А то, что кооперацию труда всегда сопровождает производственное соревнование, доказали классики марксизма.

Отсюда следует, что производственное соревнование может существовать и действительно существует на всем протяжении истории человечества. Однако до появления простой кооперации, устойчивость которой была связана с развитием мануфактурного производства (возникающим при капитализме), оно могло быть только случайностью, как и сама кооперация труда, порождающая соревнование.

При наличии кооперации наблюдается также некоторая зависимость производственного соревнования от социально-экономической формации, которая обусловлена отмеченной связью способа производства и хозяйствования.
При эксплуататорских способах производства организация производственного соревнования обычно не получает максимально возможного развития. Поскольку при этом основной целью собственника является получение максимальной прибыли.

Анализ капиталистического способа производства при рассмотрении иерархических цепочек, на верхнем уровне которых находится хозяйствование, показывает, что темп роста производительности труда здесь имеет препятствие – выгоду собственника (производителен только тот труд, что дает прибыль, а отнюдь не продукт, удовлетворяющий потребности людей). Именно это препятствие сдерживает развитие производственного соревнования и является главной движущей силой для смены способа производства, потому что оно тормозит развитие производительности труда в обществе.

То есть, пока капиталисту для получения максимальной прибыли необходимо получить максимальное количество продукта, он повышает производительность труда, развивая производственное соревнование. Но как только он видит, например, что прибыль можно получить, увеличивая на рынке стоимость продукта, интерес к повышению производительности труда у него исчезает. Но сказать, что производительность труда зависит от способа производства (социально-экономической формации), нельзя. Способ производства может накладывать лишь ограничения.

При социалистическом способе производства производственное соревнование получает максимальное развитие, так как полностью соответствует цели социалистического производства – получению максимума продукта. Цель производства и цель производственного соревнования здесь совпадают.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что организация труда и эффективность производства, хоть и связаны со способом производства, но прямой зависимости от него не имеют. И не капитализм источник повышения выпуска продукта (как вполне серьезно до сих пор считают многие так называемые «ученые», и провозгласили руководители СССР, взявшие курс «на рынок»), а организация труда.

КЛАССЫ – возникающие в зависимости от способа производства группы людей, одна из которых может присваивать труд другой благодаря различию их места в хозяйствовании. В свою очередь в структуру вещи «классы» входит вещь «государство». ГОСУДАРСТВО – выражающая интересы господствующего класса особая, располагающая аппаратом принуждения, организация политической жизни части человечества, проживающей на определенной территории.

В структуру вещи «государство» входят, например, вещи, характеризующие его политический режим, например, ДЕМОКРАТИЯ, ТОТАЛИТАРИЗМ, а также сферы общественного сознания государства – ПОЛИТИКА и ПРАВО.

Это означает, например, что демократия никак не может служить критерием прогресса общества. Прогресс общества - общечеловеческая вещь. Поэтому эти критерии следует искать среди вещей, расположенных в иерархии не ниже тех, что входят в структуру труда. Например, ими могут быть: улучшение жизни подавляющего большинства населения, увеличение его средней продолжительности жизни, повышение уровня развития трудовой деятельности населения.

Также можно сказать, что демократия и тоталитаризм, характеризующие политический режим государства никак не могут непосредственно влиять на «освобождение науки от политики». Наука – вещь общечеловеческая, хотя её состояние в обществе, как и состояние всех других общечеловеческие вещей, зависит от трудовой деятельности человечества (ТРУДА). Политика (сфера человеческого сознания в государстве, отражающая интересы классов) является вещью одного порядка с демократией и тоже характеризует государство (вещь на много порядков ниже, чем наука) и всецело зависит от интересов классов.
Поэтому воздействие политики (как вещи, стоящей в цепи иерархии труда) на науку носит сугубо классовый характер, и не зависит от демократии.

ОБЩЕСТВЕННОЕ РАЗДЕЛЕНИЕ ТРУДА – возникающее в зависимости от способа производства разделение умственного и физического труда на классовой основе.

ЭКСПЛУАТАЦИЯ - возникающее в зависимости от способа производства присвоение результатов чужого труда. В структуру эксплуатации входит ПРИБАВОЧНАЯ СТОИМОСТЬ, характеризующая сущность эксплуатации.

СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ – объективно возникающий в общественном сознании в процессе функционирования способа производства специфический признак распределения, основанный на аспектах морально-правового и социально-политического сознания, требующих соответствия между ролью отдельных людей и социальных групп в жизни общества и их социальным положением, между деянием и воздаянием, преступлением и наказанием, достоинством и вознаграждением. Если это соответствие между названными сторонами нарушается или отсутствует, то это оценивается общественным сознанием как несправедливость.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ФОРМАЦИИ - ПЕРВОБЫТНО-ОБЩИННЫЙ СТРОЙ, РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКИЙ СТРОЙ, ФЕОДАЛИЗМ, КАПИТАЛИЗМ, СОЦИАЛИЗМ И КОММУНИЗМ. Например, СОЦИАЛИЗМ – способ производства преимущественно с государственной (общенародной) собственностью на средства производства и распределением по труду.

Вещь "РЕВОЛЮЦИЯ" проявляется в структуре способа производства, как способ замены определённой социально-экономической формации на более прогрессивную с точки зрения трудовой деятельности человечества. Дело в том, что труд изменяется, совершенствуется (в этом и состоит прогресс), и когда существующий способ производства (социально-экономическая формация), которые зависят от него, а не наоборот (вещь более высокого уровня не может зависеть от вещей, имеющих более низкий порядок), ему начинает мешать, происходят изменения в способе производства (происходит революция).

Необходимо также отметить: поскольку труд составляет основное содержание человеческой жизнедеятельности, то он оказывает воздействие практически на каждую из человеческих вещей.

При этом способ замены социально-экономической формации на менее прогрессивную называется КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ. Происходит это потому, что человечество обладает сознанием и способно изменять и преобразовывать окружающий его мир в соответствии со своей волей и потребностями. И если господствующий в обществе класс (элита) будет заинтересован заменить социально-экономическую формацию на менее прогрессивную (например, социализм на капитализм, как это случилось в СССР), то это может произойти. Но объективные обстоятельства, связанные с трудовой деятельностью, будут постоянно подталкивать такое общество к революции.

Так что события в Украине, в Египте, Тунисе и Сирии никак нельзя назвать революционными. А вот события в Ливии – Великой Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии (где существовал социализм) являются контрреволюционными.

К ОППОНЕНТАМ
Чтение – особенно первое – публикуемой логики вызывает, как правило, бурное несогласие. И это понятно. Будь все просто, как «очевидная» естественность материализма, этот метод нам подарили бы древние материалисты. Но не смогли, был беден еще багаж человечества. Так и идет на Земле – каждая логика отвечает добытому нами запасу сведений. Инструментарий Беркли, например, был шагом вперед, ибо подключал познания в области функционирования органов чувств. Был прогрессивен и Гегель с его абсолютной идеей саморазвивающейся вещи, но только до принципиальных открытий Дарвина. А затем для философии наступила пора безвременья. Возникшую пустоту так и не смог достойно заполнить эклектичный диамат – попытка соединить метафизический материализм с объективно-идеалистической диалектикой.

Проблема еще в том, чтобы сделать данную логику общепринятой, чему мешают так называемые авторитеты. У нас любой известный науке предмет обрастает такими  разного рода авторитетами, кои прямо заинтересованы в сохранении своей значимости. Они делают все для устранения конкурента. Новатор ничем не защищен, зато перед ретроградами открыты все возможности. Ведь именно «авторитеты» дают оценку новшеству и, как правило, не по научной его значимости, а по своей личной корысти. И хотя НОВОЕ в науке - это достояние, по меньшей мере, государства, у нас пока все зависит от личности рецензента.

В результате ученый, особенно гуманитарий, так и не имеет инструмента против лженауки. Он беззащитен перед «авторитетом» абсолютно. Положение науки плачевно. Как вести поиск без метода, без инструмента? Получив нужное людям решение, нечем защищаться, нечем обосновать целесообразность и научность результата.

Исключение в свое время всякой логики из школьных и вузовских программ было преступлением. Умение обосновать и доказать надо народу вернуть. В 20-е годы в СССР был применен всеобуч по ликвидации БЕЗГРАМОТНОСТИ. Давно пришла пора убрать НЕГРАМОТНОСТЬ ЛОГИЧЕСКУЮ.

К ЧИТАТЕЛЯМ
Взяли ли Вы в руки газету или включили телевизор – Вы оказались в потоке информации. В потоке мнений. Причем неоднозначных. Каким из них верить? Наш ответ: никаким!

Надо – знать! Мы в массе своей мним себя материалистами. Особенно когда о материю набиваем шишки. Но этого явно мало, чтобы начать правильно рассуждать. Прочитанная Вами Логика позволит Вам отделять истину ото лжи и всегда получать достоверные знания.

Ведь каждый предмет, также как и истина, существует однозначным и не может быть одновременно чем-то еще другим.
Вот потому-то и нужен абсолютно доступный и принятый всеми как таблица умножения инструмент-оружие для избавления от плюрализма.


Рецензии
1. "ВЕЩЬ - ГИПОТЕЗА - ЭКСПЕРИМЕНТ - РЕЗУЛЬТАТ. Если гипотеза не подтвердилась, найдут другую. И так - пока не получат знание. То есть - НАУКУ. Все прочее отметут - лженаука. Жаль, так нельзя в гуманитарных науках".

В любой науке так можно: предмет исследования-гипотеза-опыт-результат-оценка точности результата. Например, предмет исследования - социум. Гипотеза-смена общественных формаций. Эксперимент - исторический анализ эволюции общества. Результат - теория развития общества.

2. "Надо ЗНАТЬ, прежде чем что-то предпринимать. Да и народ побьет экспериментаторов. Значит, нужны иные подходы."

Подхода ровно три: 1) от теории к практике; 2) от практики к теории; 3) стагнация - ничего не делать.

3. "Но их нет у науки. Это верно, что глубоко научные разработки Маркса подтверждены жизнью, в том числе практикой государств."

Здесь Вы противоречите себе.

4. "А МЕТОДА ПОЛУЧЕНИЯ ЗНАНИЙ Маркс, к великому несчастью, нам не оставил.
В свою очередь, Энгельс долго приводил в порядок т.н. «диалектический материализм», но до метода получения знаний не дошел."

Ещё до Маркса и Энгельса человечество разработало и использовало дедуктивный и индуктивный методы познания. Их же успешно использовали классики марксизма. Пользуемся и мы.

Троянда   18.08.2017 21:48     Заявить о нарушении
К сожалению, Троянда, Вы невнимательно прочли мой материал. И, видимо, не посмотрели дискуссии.
По вопросу 1: Вы неверно определяете смысл слова «эксперимент», который не может быть «историческим анализом». Эксперимент – способ изучения вещей, позволяющий воспроизводить эти вещи с целью их исследования. Напомню, вещи – это любые объективные реальности.
2. «Иные подходы», в моём изложении, это необходимость владеть Логикой Муравьёва. Главные положения этой Логики: все вещи (объективные реальности) структурны, определение вещи должно содержать указание на род и видовое отличие, где род – другая вещь на один порядок выше, сравнивать можно только однопорядковые вещи, нельзя в один ряд ставить объективные и необъективные реальности и т.д.). И только тогда, когда оппоненты придерживаются этой логики, дискуссия будет проходить на научной основе. В противном случае, выводы тех, кто её нарушает, должны быть признаны ошибочными.
3. А в чём противоречие?
4. Речь идёт об общем методе получения знаний, о логике Муравьёва. А дедукция и индукция – это частные виды умозаключений, используемых в процессе получения новых знаний на основе выведения из ранее полученных.
Повторюсь. Опубликованная мною Логика своим содержанием четко разделяет ее отличие от Логики, которой пользовались и Маркс и Энгельс, и показывает её недостатки. Достаточно того, что в определениях и Маркса и Энгельса сплошь и рядом присутствуют смешение объективного и субъективного (большое число определений включает вместо рода вещи - «формы», «отношения» и т.д.). Ни в коем случае я не хочу принизить ни Маркса, ни Энгельса. Это – гении. Но и на Солнце есть пятна. К сожалению, не хватило им времени, чтобы создать Логику, которая позволила бы легко отделять действительно научные исследования от ненаучных, которых пруд пруди, особенно в наше время, в том числе исходящих от так называемых авторитетов.
Дорогу к истине все же надо мостить на основе соблюдения требований Логики.
С уважением,

Владимир Леонов   13.10.2017 00:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.