НЛО почистил плац?

                Глава 43
               
                КТО ПОЧИСТИЛ  ПЛАЦ?!

               РОМАН " Д Е С Я Т Ь  Л Е Т   В   О Д Н О Й   Ш И Н Е Л И "

                1979 ГОД. НИЖНИЙ ТАГИЛ.
                РАКЕТНАЯ ДИВИЗИЯ.
 
...Продолжаем нести боевое дежурство по защите мирного труда советского народа. И хотя кругом полыхают войны, Америка боится нас трогать. Есть у нас свои ангелы-хранители - межконтинентальные ракеты с ядерными боеголовками. Спасибо "тирану Сталину", что заставил ученых (наших и немецких) создать в короткие сроки ядерное оружие - лучшее средство для идиотов, желающих  проверить крепость наших границ.
   Все давно втянулись, обжились, даже ночные выезды за пределы полка уже никого не нервируют. Каждые шесть часов смены меняются – в три часа и в девять часов. Днем солдаты до казармы доходят сами, а ночью их обязательно надо довести, как детей за ручку до детского садика.

   Таков приказ замполита. Конечно, ночью, тем более в три часа, он не проконтролирует исполнение этого предписания, но никто не хочет рисковать, тем более, что водят солдат лейтенанты или прапорщики. Мне, как молодому, чаще всех выпадает это приятное мероприятие. Да еще лейтенанту Глущенко. Хороший парень, Валера, только один у него недостаток – спит, как американский сурок, в любое время дня и ночи, едва приклонит голову. Начальнику штаба полка майору Вахрушеву второй боевой номер Валера чем-то импонирует, однако его постоянная сонливость прямо-таки возмущает до глубины душу «майора Косого», а моему соседу – «Все по барабану!» Он мечтает поскорее перебраться в родной город Харьков, может потому и спит постоянно – во сне лучше думается?!

   С неба сыпит редкий снежок. Тихо, торжественно, величаво в лесу. В такие моменты хочется плюнуть на все и стоять и упиваться тишиной зимнего уральского леса. Небо темное, даже луны нет, хотя относительно светло. Морозец небольшой, его почти не ощущаешь. Странно, но нас почему-то не выпускают в лес. Ждут лютых морозов, что ли, чтобы проверить нас, наконец, как космонавтов, на выживание?! Логика начальства мне совершенно непонятна.
Все у нас делается по наисложнейшему пути, как будто наверху сидят люди, которые ненавидят и нас, и наш советский строй, и Государство. Иного вывода просто не напрашивается. Если уж солдаты наедине начинают у меня интересоваться, то что уж говорить про капитанов. Все делается топорно, непродуманно, делается так, чтобы вызвать как можно больше недовольства и даже озлобления…

    Мы идем строем в казарму напрямик, через плац – так короче путь. У всех одна мысль – поскорее в кровать! Вечером было тактико-специальное занятие с выездом ракетных установок (весом 88 тонн) из хранилищ и разворачиванием боевого комплекса, так что все умаялись. Обычно солдаты ходить через плац не любят – по нему обязательно надо идти строевым шагом, а поэтому легче и проще сделать крюк вокруг плаца, чем напрягаться и «позориться» на глазах всего полка.

   - А ведь вы прошли, как слоны на водопой! – Говорю я дежурной смене. – Нельзя оставлять следов! Учу вас, дураков, учу. Да, видно, все без толку. Не зря говорят, что тупее советского солдата только солдат из стройбата! Так и нарываетесь на скандал. Завтра замполит Тюленев увидит ваши следы, и будете вы все скопом целую неделю в свободное от несения дежурства время плац чистить вместо того, чтобы отдыхать!
Солдаты сразу приуныли – все знают крутой нрав замполита и его легкую на расправу руку. Уже и представляют живописную картину - строй полка, кривляющийся замполит, его истеричные крики: "Самцы! Дармоеды! Жулики! Нашли кормушку! Я вам покажу кузькину морду, я вас лично к березе привяжу на три дня, чтоб мороз мозги проветрил! А кому мало будет - я его лично на остров Святого Лаврентия отправлю. На веревке отведу. Через всю страну. Как бычка на бойню. Чтоб вся страна видела, какие у нас жулики и дармоеды. И не надо моргать и языком цокать, я все вижу. И потому особо вас предупреждаю, товарищи с южных гор Кавказа! Вы всегда были недовольны. Не зря вас в Сибирь всех поголовно ссылали. Но она вас не перевоспитала. Зато я вас перевоспитаю! Я вас заставлю родину любить!"

    И все служивые (особенно нерусские) верят, что он перевоспитает кого угодно. Потому что прав у замполита больше, чем у кого-то другого, к тому же он - дурак, это все знают (когда-то в детстве то ли сам упал, то ли его ударили по голове, и с тех пор у него случаются  странности в поведении). Его с одной боевой стартовой площадки уже "попросили перейти в другой полк" после того, как он в припадке ярости чуть не задушил какого-то солдата-азиата, плохо понимающего русский язык.
Но "на верху" считают, что это настоящий политрук, и только такие жесткие люди могут держать в страхе плохо управляемую солдатскую "орду"!

     Видно, власти боятся повторения недавнего "восстания кавказцев", когда три сотни рабов из стройбата (азеры, дагестанцы, чечены) подожгли здание казармы и толпой отправились на родину, о чем было доложено министру обороны - ведь только с его разрешения можно поднять в воздух боевые вертолеты с аэродрома в поселке Майка...

    Моя команда сразу приуныла - следы четко ведут к казарме третьего дивизиона! Хорошо, дружно ракетчики прошли – тропинка на загляденье, так что улики налицо – здесь даже Шерлока Холмса не надо, миссис Мурпл или Пуаро, наши полковые комсомольские активисты сами легко и быстро справятся.

   - Нельзя оставлять следов! Нигде! Никогда! – Назидательно говорю я. – Чувствуете намек, орлы, которые не летают.
Намек они чувствуют, только не знают, что делать. Отучила армия их думать! Отбила начисто, оголила, так сказать, такую важную сферу человеческой деятельности, как мыслительный процесс. Негде применить его, и потому он потихоньку и незаметно отмер за ненадобностью, как у лягушки хвост.

     Остановились солдатики, смотрят на меня – что же делать?
 Думай, мол, лейтенант, ты ж вроде как начальник, к тому же ты  тоже можешь пострадать. Сами думать не хотят! То ли обленились, то ли, действительно, думать разучились за полтора-два года!
      Открытым текстом предлагаю им выбор – либо сейчас почистить плац, не доводя дело до скандала, либо всю неделю его чистить. Да впридачу еще и половину территории воинской части.

    Хорошо почистят – «Молодцы, продолжайте дальше!»
Плохо почистят – «Бездельники, дармоеды, самцы! Нашли кормушку! Но тут у вас номер не прокатит! Вот вам допзадание еще! Исправляйтесь! Иначе на дембель попадете 31 июня!»
Естественно, несмотря на дикую усталость, вся дежурная смена единогласно (против никто не рискнул выступить, даже отчаянный лентяй Харченко, туповатый Лутфуллин или будущий наркоман Малышев) соглашается прямо сейчас, пока еще снег не затвердел, почистить плац. Боятся они замполита. А он, наивный, думает – его все уважают…

- Только у меня к вам, уважаемые, - обращаюсь я к солдатам, - большая просьба: вы все знаете и любите нашего дорогого замполита, сто лет бы его не слышать и не видеть! Завтра утром он очень удивится, увидев хорошо, от души, вычищенный плац, и тотчас захочет узнать – кто так добросовестно его вылизал. И потому повторяю еще раз - всем и каждому  молчать! Ни за что не признаваться, а то потом вам же хуже будет! Поверьте моему большому жизненному опыту, хотя бы в последний раз перед дембелем. Усекли текущий момент? Запомните: «Хорошими делами прославиться нельзя! Молчи – за умного сойдешь!!»

- И так – плохо, и так плохо! Красные придут – грабят, белые придут – грабят, куда бедному мужику податься?! – Проговорил ефрейтор Сидоров, но его никто не поддержал, и он тут же замолчал.
По моей команде солдаты снимают трехметровые железные створки ворот на запасном выходе и ровно, словно бульдозером, срезают белый пушистый, еще не слежавшийся снег. Лопатами его надо чистить три дня и три ночи!

     Работа идет всем на удивление быстро, с каким-то редкостным воодушевлением, прямо как на коммунистическом субботнике, - горы снега на обочине растут  прямо на глазах. Только теперь дошел до меня глубинный смысл китайского лозунга, выдвинутого новым председателем Поднебесной Дэн Сяо–Пином - «Революцию можно совершить с помощью пяти лопат!» (Сам он недавно вернулся из деревни, где его усердно перевоспитывали трудом, и тут же провозгласил свою реформу по перестройке и преобразованию загнанной и замученной страны в ведущую мировую державу к концу двадцатого века – ЧЕТЫРЕ МОДЕРНИЗАЦИИ).

    Нас никто не видит – и какой дурак в три часа ночи будет расхаживать по части?! В это время даже дежурный по полку спит согласно указанию командира полка и требованию устава, которому уже 200 с лишним лет. Кажется, Петр Великий первым ввел уставы на Руси, а то нехорошо как-то без правил, особенно в армии…

Мне помогает сержант Фаизов - русский из северного Казахстана, я уже написал ему характеристику для поступления в политехнический институт. Все, что мог, я сделал! Уволится весной Владимир Григорьевич – трудно будет найти ему замену. Умные люди в армии почему-то не держатся – загадка для замполита. А от  дураков он сам решительно избавляется – такие типы проявляют себя почти сразу после прибытия в часть, так что методика их вычисления давно отработана.

     Часа за полтора мы вычищаем весь плац. Затем вешаем назад створки ворот. Теперь никто во всей дивизии ни за что не догадается, чем почистили плац! Пусть замполит побесится. То-то утром смеху в полку будет. Смена, раскрасневшаяся и довольная, собирается уже было уходить (три часа сна ей еще осталось), но я предлагаю провернуть еще один фокус – покатать колесо от тягача МАЗ-543 по кромке плаца, дабы создать видимость присутствия тяжелой техники. А чтобы окончательно запутать замполита, предлагаю насесть на ось по пять-шесть человек с каждой стороны, чтобы отпечатки были четкие, вроде как большое давление на грунт было.

    Конечно, прием примитивный, но вдруг сработает? По десятку солдат наваливаются сразу с обеих сторон, с чувством, с силой, катят колесо, и я боюсь лишь одного – как бы сосновая слега не лопнула.
Заставить по приказу такое сделать – да ни за что и никогда!
Это колесо лежало в закутке за клубом, неизвестно кем оно брошено – наверное, военными строителями: наши колеса все на строгом учете! Я рассчитываю радиус поворота МАЗ-543 – двадцать два метра - и руковожу бригадой чистильщиков, которые по дуге катят колесо. Грубо, примитивно, но у нас и это должно сработать. Азарт захватывает всех – усталости как не бывало.

    Теперь я понимаю состояние толпы, которой руководил великий Кормчий: злые языки уверяют, что Великую китайскую стену построили не пять тысяч лет назад при императоре Цинь Ши-хуанди, а в сороковые и пятидесятые годы двадцатого века при председателе Мао! Надо же чем-то людей занять было, увлечь национальной идеей и заодно мир удивить, который с возрастающей тревогой смотрел за просыпающимся гигантом, грозящим опять превратиться в лидеры – с его практически неисчерпаемыми людскими ресурсами…

Я полистал записки многих людей – купцов, путешественников и дипломатов царской России – от Кафарова до Головина - и нигде не нашел даже упоминания о великой каменной стене. Есть только рассказы о ИВОВОМ ПАЛИСАДЕ, который во исполнение указа правителя Поднебесной империи императора Канси служил пограничной линией. Ивовый палисад и каменная стена – это совершенно разные вещи! Здесь я полностью согласен со многими авторами, которые уверяют, что в древнем Китае ни сил, ни средств строить пятитысячекилометровую стену не было. Как не было и особого смысла строить ее две тысячи лет – ну, не все там идиоты!

    Защита от степняков? Так они могли завалить восьмиметровую стену булыжниками и по ним легко перебраться на другую сторону. Могли подкоп сделать. Могли помост соорудить из бревен.
    Может быть, это была защита от суховеев? Но тогда почему стена так причудливо изогнута?! Объяснить при желании можно все, но вот вопрос – потом это подтвердится или нет?
    Заметим, что во времена так называемого монгольского ига Китай имел как минимум пятьдесят миллионов населения. И у правителей империи во все времена была одна задача – накормить свое собственное население!!!

Работа наша закончена. Прячем в закуток колесо, прикрываем его досками и щитами и уходим. С неба продолжает накрапывать мелкий снежок – ну, что ж, это нам на руку: заметет следы нашей «преступной» деятельности. Я довожу бригаду до казармы и еще раз предлагаю им набрать в рот воды и молчать, как студент на экзамене. Они прекрасно понимают, что натворили что-то ужасное, которое приведет замполита в бешенство, но пока не могут понять как.

А утром случилось нечто непредсказуемое. Вроде я все варианты просчитал, однако, как всегда, в дело вмешался ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО СЛУЧАЙ. В шесть часов утра в полк неожиданно прибыл полковник Гагулаев. И впервые за год он вместо сапог надел армейские полуботинки. Аж непривычно видеть горца в папахе и в полуботинках. В Кремле, говорят, при Сталине все – кроме Молотова и Калинина – ходили в сапогах.

     Ну «мистер каменная задница» представлял «немытую Россию» в заграницах, а «всесоюзный староста» с детства не знал сапог – то в лаптях, то в валенках, да и несолидно главе государства подписывать указы в сапогах!   
Водитель лихо развернул машину перед штабом полка, полковник Гагулаев в полуботинках вылез из нее, принял рапорт от дежурного по части капитана Григория Суюндукова и пошел в сооружение, попутно попеняв Грише, что тот не удосужился почистить для командира дорожку. На это  старый капитан отвечал уверенно и спокойно – вы же знаете, что «вчера до часу ночи были учения, так что люди устали», а сам он, капитан Суюндуков, не спал всю ночь, так что при всем уважении к командиру не смог даже минуты свободной выкроить, чтобы дорожки почистить, но он сейчас же прикажет, и все сделают в лучшем виде.

    Гагулаев, сам до часу ночи присутствовавший на тактико-специальном учении, послушно кивнул и уже собирался войти в штаб, как его что-то отвлекло, и он повернул голову не туда, куда, наверное, хотелось бы в тот момент Григорию, и увидел краем глаза вылизанный плац! Увидел – и взорвался, как перегретый котел…
   - Это еще что?! – Взревел он кавказским горным бараном. – Ты меня что, за идиота принимаешь? Дорожку в полметра вычистить он не смог, а гигантский плац размером в полгектара успел! Шутки шутить со мною вздумал?! Да я тебя живо из капитанов назад в старшие лейтенанты произведу!!!

Насмерть перепуганный капитан Гриша Суюндуков, которому–то и до пенсии осталось всего ничего – каких-то пять месяцев! – бледнея и краснея, путая русские слова с башкирскими, кое-как объяснил потрясенному и взбешенному горячему чечену-полковнику, что плац он не чистил.
- Тогда кто почистил? - Командир понял, что хватил лишку и, сразу смягчившись, заговорил нормальным командирским голосом. – Выяснить и доложить! Заодно позвать сюда ответственного по полку!

Ответственный по полку, обязанности которого не определены ни в одном приказе или уставе (самовольное изобретение начальников, продержавшееся полтора десятка лет, несмотря на отчаянную борьбу с ним), пулей вылетел из штаба и доложил, что он всю ночь не спал, бдительно нес дежурство, однако и он не смог ответить, кто и когда успел почистить плац.

Гагулаев приказал немедленно построить на плацу весь полк. Когда сонные солдаты наконец-то построились, он поочередно, досконально допросил, как сиятельный бухарский вельможа Камильбек плутов-гадальщиков на Мосту отрубленных голов, всех дежурных и ответственных по дивизионам, - КТО почистил плац?

    Все отвечали однозначно – не видели, не слышали, ничего не знают, совсем как средневековые гадальщики в городе Бухара: перед лицом начальства все подчиненные ведут себя одинаково, независимо от эпохи?!

    Поручив выяснять истину своим заместителям, командир полка, круто развернувшись, ушел в штаб. Никто не рискнул последовать за ним. Сейчас его лучше не трогать – пусть остынет.

    Майор Тюленев, почувствовав всю важность текущего момента, коротко обрисовал возникшую ситуацию: ночью кто-то тайно очень добросовестно и качественно вычистил плац! Командование полка желает знать, КТО это сделал? Ничего не будет этому человеку или этим людям! Напротив, он прямо сейчас, перед строем, получит десятидневный отпуск с выездом на родину – вот здесь стоит начальник штаба и начальник строевой части, так что все бумаги будут немедленно оформлены, и уже через пять, самое большее - через семь - минут герой ночи отправится на железнодорожный вокзал, куда его лично доставит замполит на своей машине!!

Полк застыл в напряженном молчании. Разумеется, желающих немедленно поехать в отпуск – море! Все поголовно желают!! Однако прежде чем поехать, надо сначала объяснить замполиту и начальнику штаба – КАК ты ухитрился выполнить за час или за два работу, на которую обычно у целого дивизиона уходит два-три дня?! Здесь фантазия не поможет—здесь нужно точное знание и умение, все-таки солидные люди интересуются, а их обмануть невозможно.

Прошло пять долгих минут – никто не откликнулся!
 Замполит Тюленев, зверея прямо на глазах, заявил, что он всенепременно дознается, что это за умник такой в полку завелся и обязательно упрячет его за решетку – на пять, нет, на десять лет!
Еще раз опросили всех дежурных и ответственных – никто ничего не видел, никто ничего не знает. Тягостная тишина повисла над плацем. Что делать – никто не знал. В полку творилось что-то страшное и непонятное.

    Кто-то от большого ума поразвлекался, а теперь в ответе весь полк. И никто – вот в чем ужас положения – не желал в этом сознаваться. Никто!! А ведь узнать хотели только ОДНО: как он умудрился вычистить плац так быстро и хорошо, причем даже следов не оставил! Только и всего!

   Однако полк стоял молчаливой серой массой. Никто не хотел сознаваться. Выхода не было! Срок, отпущенный Гагулаевым, истекал, а результатов не было. Никаких! И версий никаких!
- Я вас последний раз по-человечески прошу!! – Уже криком кричал замполит, но все упорно молчали. - Мы все равно отыщем этого негодяя и отправим его в Сибирь, на Колыму, на остров Святого Лаврентия! В кандалах, на цепи! У нас секретный объект! У нас режимная часть! А тут такие дела творятся! Ну, погодите, самцы  и дармоеды, я вам покажу кузькину морду!!

   Если бы поблизости была берлога, то медведь, наверняка, срочно проснулся и пошел бродить по лесу, подобно бывшему заправщику прапорщику Сметанину.
Очевидное – невероятное! Прямо хоть академика Капицу вызывай или специалистов по НЛО. Было от чего схватиться за голову – произошел непонятный и загадочный случай, причем с участием людей, а никто не признается.

    По идее надо докладывать командиру дивизии.
 А что докладывать?!  Что КТО-ТО вылизал плац?
Так ведь сразу последуют идиотские вопросы: кто, зачем, а главное – КАК?

    За дураков же примут со всеми вытекающими отсюда последствиями. Рисковать никто не хотел! «Самый северный Кавказ лучше, чем самый Южный Урал! Лучше Магадана только Москва!»
Могут за дураков принять, а могут за врагов народа - смотря как смотреть! Ведь еще свежа в памяти история С ГРУППОЙ ДЯТЛОВА. Группа студентов в феврале 1959 года отправилась на север Свердловской области (а в это время в Нижнем Тагиле строились ТРИ ПЕРВЫЕ РАКЕТНЫЕ ШАХТЫ недалеко от станции БОБРОВКА, сейчас там находится знаменитая ТИТАНОВАЯ ДОЛИНА, что недавно сам Путин открыл).

   Насмерть перепуганные и до белого каления озадаченные замполиты и особисты начали расследование, решив пока повременить с докладом генеру, а тем более министру обороны.
 Солдатам приказано было молчать и идти в казарму, а офицерам и прапорщикам снова устроили допрос с пристрастием, только теперь к делу подключился особист майор Первушин. Однако даже его пугающая фигура должного эффекта не дала. Следствие упорно лезло в тупик. Никто ничего не видел, никто ничего не слышал.
   И вдруг кто-то из прапоров, механиков-водителей, заметил следы машины.

   Немедленно осмотрели их – точно, здесь прошел МАЗ-543.
Ну не могли люди так быстро и чисто без машины почистить плац! Не под силу лопатам такое дело. Мы не в Китае же!
   - Так, суду все ясно! - Зарычал довольный собой замполит. - И как это я сразу не догадался, что без машины здесь не обошлось! Ведь дураку же ясно, что такой огромный плац вручную вычистить невозможно! Ну, теперь вы у меня запляшите, голубчики, как черти на раскаленной сковородке! Я вам покажу, как из меня кровь пить стаканами!!

Все дежурные и ответственные сразу повеселели – тяжкое обвинение в головотяпстве, разгильдяйстве и плохом несении службы сразу отпадало. Осталось всего ничего – выяснить, какой такой умник ночью выгонял из сооружений или боевой зоны в нарушение всех приказов и инструкций машину? И уж тогда от души воздать этому «законченному негодяю» за все пережитые страхи и волнения! В назидание другим шутникам. Замполит наш крут и не раз обещал лично отвести шутника или негодяя на остров Святого Лаврентия на веревке, как быка на бойню, чтоб вся Советская страна видела!

Однако дежурный по автопарку заявил, что никакие машины ночью из парка не выходили! Проверили – все боксы опечатаны печатями начальника штаба. Начальник караула также заявил, что из хранилищ тяжелая техника ни ночью, ни днем не выходила. Проверили  - сургучные печати висели на месте. Начальник караула боевой зоны также категорически отвергал даже предположения о том, что какая-то машина на учениях могла выехать за пределы боевой стартовой позиции. Проверили – ворота опечатаны. Сургучные печати - только у командира полка. Нарушил печать - получи десять суток ареста с клопами и холодной водой в камере! А офицерам - партбилет на стол, и прощай академия, здравствуй, Чита!

Предположили, что кто-то из соседей приехал и ночью почистил плац в качестве разминки вроде, однако дежурный по КПП заявил, что после отбоя ни одна машина, кроме командирской, не въезжала и не выезжала с территории полка. Других предположений не было.
Следствие опять зашло в тупик.

    Версий не было! Никто ничего не мог понять.
Наконец, прибыл начальник автотранспортной службы полка майор Лузиков, который ознакомился с отпечатками колес и заявил, что такое давление на грунт может создать только тяжелая машина. Попытка убедить его в том, что была использована иная техника, была им опровергнута – новые машины в дивизию и в полк еще не поступили! Даже бронетранспортеров на все дивизионы не хватало.

Кто-то из штабных офицеров предположил, что был здесь использован большой артиллерийский тягач. Он тоже мог создать такое давление на грунт. Однако присутствующий здесь же  военный инженер майор Кулинченко заявил, что на нашей площадке больших артиллерийских тягачей нет, а 21-я площадка свой БАТ недавно сдала в ремонт. Спорить с ним никто не рискнул, ведь майор Кулинченко был единственным сапером во всем Уральском военном округе, награжденным редким тогда еще орденом «За службу Родине в Вооруженных силах».

      Кто-то из замполитов дивизионов (их в полку аж четыре) предположил, что применили трактор  «Беларусь», однако его немедленно подняли на смех – уж слишком  отличаются колеса, к тому же никто не слышал шума работающего трактора. И вообще - откуда в тайге может появиться трактор, разве что с неба упадет?!
 Но замполит все же опасливо посмотрел на небо.
     После нескольких необьяснимых событий в нашей дивизии и приказа министра обороны СССР - "С НЛО в бой не вступать!" (часовой по приказу подполковника Николаенко выстрелил из пулемета в КРАСНЫЙ ШАР рядом с маленькой серебристой Луной, а тому не понравилось - и он ответил ослепительно синей молнией, пулемет расплавило, а солдат впал на три дня в кому) - все замполиты и особисты начали охоту за необычными фактами (в надежде ПРОСЛАВИТЬСЯ на все ракетные войска, как о том вещал фирман из Москвы).
 У капитана Альберта Овчаренко по прозвищу "Мы ищем ветер!", председателя нижнетагильской секции дельтапланеристов, представители особого отдела (отдела местного КГБ) без лишнего шума изьяли толстую тетрадь с записями необьяснимых фактов - рассказы местных жителей о светящихся шарах, воспоминания охотников о невероятных приключениях и странностях, в общем ОПИСАНИЯ около сотни ЗАГАДОЧНЫХ СЛУЧАЕВ. Он ее вел с 1958 года, как появился лейтенантом в дивизии.

     У всех на слуху была загадочная история с группой студентов свердловского преподавателя ДЯТЛОВА. В феврале 1959 года группа лыжников в составе около десяти человек (две или три девушки) спортивного телосложения отправились на север в район горы ХОЛАТЧАХЛЬ. Один студент потом вроде отстал.
А другие продолжили путь на север - в безлюдный район области.
Там они сфотографировали необычные СВЕТЯЩИЕСЯ ШАРЫ (есть запись в дневнике)...
А потом начались странности - и не просто странности. а прямо-таки ДИКОСТИ:
 студенты ночью полураздетыми выскочили из палатки и бежали в страхе два километра, где их и нашли через месяц-полтора. С раздавленными телами, с выражением ДИКОГО НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОГО УЖАСА НА ЛИЦАХ, с поврежденными внутренними органами и какими-то странными волдырями на коже. Да еще с радиоактивным фоном, который в несколько раз превышал естественный! История получила огласку. Прокурор области Лев Иванов заинтересовался!

   Заодно историей заинтересовались за границей. И тут же возникли тысячи НЕВЕРОЯТНЫХ версий - от мести местных шаманов манси-ханты до столкновения со спецназом одной из стран НАТО (они искали детали советских ракет).
Особенно популярна эта версия была после того, как через год там же, в том примерно районе, наши стражи мирного неба сбили ракетой высотный американский разведчик У-2, пилот которого капитан Пауэрс попал в плен (в 1978 году он погиб при таинственных обстоятельствах в Большом американском каньоне).
  А через год старший лейтенант ЮРИЙ ГАГАРИН слетал в космос!
 Восторг и радость в нашей стране - миллионы вышли на улицы - и ярость и проклятья в Америке - "советы утерли нам нос"!
 
  Потом все вроде притихло. Слухи как-то исчезли. Но ненадолго!
Пока через пять лет в 1966 году наши ракетчики (капитан Гвоздков и капитан Игнатов - их наградили орденами Красной звезды и Красного знамени) не произвели пуск королевской ракеты 8К64У со второй шахты (шахта Б) на 21-й боевой стартовой позиции в акваторию Авачинской бухты на Камчатке.
    Болванка (пустая боеголовка) попала не просто в прямоугольник 200 на 400 метров размером, а прямо в оранжевый буй! ТОЧНОСТЬ НЕИМОВЕРНАЯ!
После чего пораженный (морально) до глубины души президент Франции генерал Де Голль тут же вывел свою страну из военной организации НАТО.

    А на шахту как будто КТО-ТО наложил проклятье.
То солдат в шахту упал, то палец кому-то оторвало, то система включилась. Пару раз ночью сама ни с того ни с сего откатывалась 245-тонная железобетонная крыша, чем доводила наших генералов до обморока - от Оренбурга до Москвы!
Самое интересное заключалось в том, что все системы не были задействованы. Сургучные печати на вентилях были целы. Крыша откатывалась сжатым до 400 атмосфер воздухом из гигантских баллонов.

       КРЫША ОТКАТЫВАЛАСЬ НЕВЕДОМОЙ СИЛОЙ!
 Десятки комиссий во главе с трехзвездными генералами перебывали на проклятой шахте, но ни одна не смогла обнаружить СЛЕДЫ ВМЕШАТЕЛЬСТВА ЧЕЛОВЕКА - все, что могло откатить крышу, повторим, было опечатано гербовыми сургучными печатями - все вентили, клапана и переключатели. Немало инфарктов хватило участников комиссий, упало даже несколько звезд с погонов. А рассказы и ссылки на загадочные светящиеся шары только приводили в ярость председателей госкомиссий - "Наслушались сказок про ханты-манси!"
 Но доискаться до ИСТИННОЙ ПРИЧИНЫ ни одна комиссия ни из Свердловска, ни с Оренбурга (там штаб армии), ни из Москвы так и не смогла. Но загадочные истории продолжались.
То в момент учений вдруг переставала действовать связь - и генерал на чем свет стоил материл связистов (они из училищ Ставрополя и Киева). Он называл их овцедралами и КВИРТУнутыми (название училища в Киеве было КВИРТУ - единственное в Советском Союзе училище связи с ПЯТИЛЕТНИМ сроком обучения, все остальные были четырехлетними, из-за чего возникали скандалы в отделах кадров - одним надо присваивать СТАРШЕГО ЛЕЙТЕНАНТА через два года, а другим через три).

 Потом, по мере появления новых свидетельских показаний и экспериментов, возникли СЛУХИ ОБ НЛО. Они росли и множились. Как среди военных, так и среди гражданских. И их не могли остановить даже представители КГБ!

        И тут случилось СТРАШНОЕ!
 Как говорится в плохих романах, напряжение человеческих токов все увеличивалось и рано или поздно должно было разразиться грозой!
В июле месяце ВСЕГДА проводился - с 1959 года (на старом комплексе 8К64У - его демонтировали в 1977 году) годовой регламент на всех ракетных шахтах. Полтора месяца каторжного труда - все работы выполнялись вручную, без применения средств малой механизации ввиду их отсутствия.
 К тому же у нас СОЛДАТСКИЙ ТРУД дешевле всего.
 Даже ЗЭКИ стоят дороже (из-за сильной охраны). А тогда - при раннем Брежневе - служба в армии считалась почетным делом. А для КАВКАЗЦЕВ и УЗБЕКОВ это была единственная возможность вырваться из родных СРЕДНЕВЕКОВЫХ АУЛОВ!

    ...Все шло по отработанному графику. А он расписан по минутам. И проводили его опытные, бывалые люди, уже как минимум десять раз участвовавшие . И выпасть из графика - это надо уметь.
   Но в тот вечер все пошло почему-то наперекосяк!
 Сначала опоздали ГРАЖДАНСКИЕ СПЕЦИАЛИСТЫ из Москвы,
 которые должны были сообщить СВЕРХСЕКРЕТНЫЙ КОД (без набора которого запустить ракету нельзя) для проверки системы управления ракет. Потом задержался начальник штаба. Потом опоздал генерал, командир дивизии (его подпись ОБЯЗАТЕЛЬНА в боевом журнале).
 В результате график сдвинулся на полтора часа!
И потому решено было работы продолжить в темное время суток. Однако их решили продолжать без руководителя - ГЛАВНОГО ИНЖЕНЕРА ПОЛКА подполковника Нечипоренко Александра Ивановича (который знал все системы - он начинал свою службы на полигоне КАПУСТИН ЯР вместе с немецкими специалистами, которых в мае 1945 гола по приказу СТАЛИНА вывезли в СССР). Его срочно вызвали в соседний полк, где на корпусе (тогда он был вафельным и выполнен из алюминия) ракеты ДВЕ НЕДЕЛИ не могли обнаружить причину появления напряжения.
Оказалось, что солдат из пускового расчета старшего лейтенанта НЕВОЛЬНИЧЕНКО (в 1979 его разжаловали по приказу министра обороны из подполковников в майоры - из-за гибели двух человек) уронил ключ на двенацатиштурцерную распределительную коробку, а начальник расчета, не мудрствуя лукаво, повесил на специальный стенд второй (запасной) ключ!

  СПЕШКА НУЖНА В ТРЕХ СЛУЧАЯХ. Как гласит народная мудрость.
 Все они описаны в книге "ВЕЧНЫЙ ЗОВ" - при поносе, при ловле блох и при посещении чужой молодой жены.
Но в армии спешка проявляется и в четвертом случае - когда кто-то куда-то опаздывает. Или не успевает что-то сделать согласно ранее утвержденному графику. БОЯЗНЬ ЗВЕЗДОПАДА ТОЛКАЕТ ВОЕННЫХ НА ОТЧАЯННЫЕ ШАГИ.
Уж сколько раз твердили миру...
    Подполковник Николаенко ("пуля в голове"), заместитель командира полка по боевому управлению, вызвался провести проверки систем управления. В ночное время.
 А ЧТО ТАМ СЛОЖНОГО?!
 График - перед носом, все специалисты - на боевых постах. Все действия много кратно отработаны офицерами на учебных тренажерах, а несколько раз и на этой самой боевой ракете.
Все шло нормально, пока не открыли (сжатым воздухом - давление в баллонах равно 400 атмосфер)  245-тонную железобетонную крышу. На той самой проклятой второй шахте (командир группы - майор Семисоха, очень толковый и грамотный специалист с тремя высшими образованиями, одно гражданское).
И тут из-за леса, со стороны реки ТАГИЛКИ появился таинственный красный шар.
Ясное дело, часовой на вышке тут же увидел шар и по инструкции доложил на командный пункт командиру дежурных сил полка подполковнику Николаенко.

   Кто-то из штабных (не из службы ракетного вооружения) предположил, что это Луна! Однако часовой упорно уверял, что это НЕОПОЗНАННЫЙ КРАСНЫЙ ШАР. И при этом сказал, что шар тот раз в пять больше по размерам Луны. Причем он имеет красно-коричневый цвет, а Луна - белая, серебристая. И она висит рядом с этим шаром.

  Тягостное молчание повисло на командном пункте - всем офицерам было ясно, что речь идет об НЛО. Причем шар вел себя ОСОЗНАННО: откроют крышу шахты - шар подлетает и зависает надо ядерной боеголовкой в десять мегатонн (500 хиросим), закроют - шар улетает. Причем передвигался он по немыслимым траекториям, как будто управляется разумом.
 СКОРЕЕ ВСЕГО - ВНЕЗЕМНЫМ.
По идее надо бы доложить  генералу (а тут же жуткая мысль - а вдруг он спит?), доложить на командный пункт армии (в Оренбурге).
  НО Николаенко (потом он и сам толком не мог обьяснить) приказал часовому ДАТЬ ОЧЕРЕДЬ из пулемета по этому странному шару!
  Часовой согласно инструкции добросовестно выполнил боевой приказ (его отдали по громкой связи с КП полка).
ШАРУ ЭТОТ ОБСТРЕЛ НЕ ПОНРАВИЛСЯ!

И он тут же отреагировал - ослепительно белая, с синеватым отливом, молния расплавила пулемет (а ведь оружейная сталь плавится при температуре в 1500 градусов), а солдат впал на три дня в кому.
 ПОЛК ПОПАЛ В ПРИКАЗ МИНИСТРА ОБОРОНЫ!
  Всех офицеров посоле этого два раза в год под роспись знакомили с этим приказом министра. Некоторые шутники (из числа старых капитанов) советовали молодым лейтенантам, желающим перевестись на родину (они родом из Москвы, Львова или Риги) не бить морду милиционерам, не бегать в голом виде по плацу, не напиваться вдрызг на праздники, а просто на командном пункте по громкой связи сообщить всем ракетным полкам:
 НА МЕНЯ НАПАЛО НЛО, Я ПРИНИМАЮ БОЙ!

 Ситуация с чисто вычищенным плацем зависла. Замполит пребывал в недоумении!
Очевидное – плац вычищен, невероятное – неизвестно кем! Ссылаться на НЛО он не решился - очень хотелось майору Тюленеву получить звание подполковника и убыть в прекрасный сытый город Харьков из всеми забытого голодного Нижнего Тагила, который при алкаше трехпалом потомственном самодуре ЕЛЬЦИНЕ (будущем прЭзиденте РФ) напоминал Петроград времен февральской революции...

Следствие окончательно зашло в тупик, и про происшествие вскоре все в полку забыли. Или постарались забыть, дабы  не попасть в анекдотичную историю, или того хуже - в очередной приказ министра обороны (тогда им был маршал Устинов, который при "тиране Сталине" в 33 года получил звание генерал-полковника и был самым молодым наркомом СССР)...

Ясное дело, мои солдатики, до смерти запуганные замполитом отправкой на Сахалин или неведомый американский остров Святого Лаврентия, молчали, как рыба! Они прекрасно понимали, что разъяренный замполит может с ними сделать все, что угодно. На любые их попытки хоть как-то оправдаться замполит Тюленев немедленно заявит заранее заготовленной фразой:
- Ты не гражданин! Ты солдат! И из Конституции тебя в настоящий момент касается всего лишь одна статья – о защите отечества, зато из Уголовного кодекса – почти все! Помни это всегда и везде, солдат, пока ты служишь в армии!!

Много дней спустя, перед самым дембелем ефрейтор Дашин признался мне, что дрогнуло у него сердце при  упоминании о десятидневном отпуске с выездом на родину, однако речь замполита и кулак доморощенного каратиста Сидорова вернули его  к нашей суровой советской действительности.

Дело так и осталось нераскрытым, тем более что вскоре нам с сержантом Фаизовым удалось незаметно укатить в лес колесо и сжечь его вместе со строительным мусором. И лишь теперь, спустя четверть века, я раскрываю секрет – тем более, что наши ракеты, наши неуловимые «Ангелы-хранители», по приказу ПРЕДАТЕЛЯ (он сам в этом признался в Стамбуле в 1995 году и в Израиле в 1992 году, за что получил Нобелевскую премию) первого и последнего коммунистического президента «Мишки Меченого» (Горбачева) были взорваны на радость нашим многочисленным (чтобы там не пели про мир и гуманизм нерусские ни по крови ни по духу - общечеловеки типа Сахарова, Солженицына, Горбачева, Ельциня, Гайдара, Ковалева или Чубайса) врагам и соседям.

Да и страна такая – Советский Союз, - которой мы давали присягу и ради которой не жалели ни сил, ни здоровья, – перестала существовать, разваленная в Беловежской пуще «под коньячок и шашлычок» тремя потомственными то ли самодурами, то ли алкоголиками, то ли скрытыми ВРАГАМИ советского народа, которых еще ждет СУД НАРОДА и родные осины на Колыме (хочется верить, что они и их дети доживут до этого светлого времени)…


Рецензии
Прекрасный рассказ!

Григорий Аванесов   17.12.2018 14:07     Заявить о нарушении
Когда я увольнялся (через год) замполит с начальником отдела КГБ (два майора) подписали мне бумаги и потом спросили тихо: НО ВЕДЬ БЕЗ ТЕБЯ НЕ ОБОШЛОСЬ?!
Пришлось им рассказать. А на вопрос, как обманули майора Лузикова (создавали давление на мерзлый грунт), я им сказал: ТРИДЦАТЬ ЧЕЛОВЕК НАЛЕГЛИ!
Им оставалось только материться...

Петр Евсегнеев   17.12.2018 15:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.