Пардон, уборная!

"И, отрешась от распрей и забот,
Мы слушаем в минуту просветленья
То долгое и медленное пенье
И узнаем в нем высшее значенье,
Которое себя не узнает."
        Давид Самойлов.

Ах, какая сладость! Высокий, запотевший бокал того, неповторимого янтарного цвета, а сверху увенчанный пеной, на кругляше картона, возвышался посредине столика из стекла, горделиво красуясь. Рядом сиротливо притулились в блюдце орешки. Совсем немного, соленые. Олег, развалившись на коже, вытянув длинные ноги, взгромоздив их рядом с бокалом, где убавлялась пиво, задумался. Изредка протягивая руку, не глядя, стискивал посудину и пригублял небольшими глоточками холодный напиток. Каждодневный ритуал!
Его никто в это время не тревожил, зная, что рассердится. Но Олег редко сердился. Жизнь удалась, можно сказать! Выйдя из ...не столь удаленных мест пару лет назад, причем «гол как сокОл», иль сОкол, совершенно одинешенек на белом свете, несколько растерялся. Матушка померла, пока он честно отбывал наказание за то, что не совершал, папаня давно сгинул в блуд, посему квартирку пригрело государство. Куда идти, чем заняться, для чего, для кого жить? Вообще-то оказалось не за чем, не для кого. Как бы все сложилось, если бы не помогли друзья, то - бишь, братки по - местному? Устроили в бар... и не кем-то, а «начальником», управляющим. Видимо, посчитали, что законченный в юности Автодорожный техникум - образованием подходящий для этой работы. Поначалу он испугался, в семье считалось: любая торговля - дорога прямиком в тюрягу, да и обманывать надобно уметь. В тюряге он оттрубил пару годков, но за другое, обманывать не научился, а вот с работой постепенно справился, и что греха таить, было нетрудно! Начал с ремонта, с подбора персонала. И теперь бар выглядел прилично, даже, можно сказать, изящно. Внутри приглушенный интим в золотистых тонах, сверху веселый, салатовый, несколько другой коленкор. Работников вымуштровал незаметно. Грозно хмуря брови и сверкая карими глазищами, но, не повышая голоса, отчитывал, а то и увольнял сразу провинившихся. За ассортиментом пришлось помотаться, но и это наладилось: пиво всегда свежее, неразбавленное, уж за этим следил особенно, орешки, креветки, соки..что говорить - для местной публики все у него «чин - чинарем»!
Вот сейчас, чуть ли не мурлыкая, щурясь от удовольствия, отдыхал с пивком, но все же что-то сидело в нем занозой. Что-то отравляло налаженную жизнь. И как он не запихивал в дальние уголки души (ежели она имелась у него) это беспокойство, выползало именно в эти минуты. Олег знал, что звалось оно-одиночеством. Безмерным одиночеством.
 «Ну что, что тебе не хватает? Почему достаешь меня? Тьфу!»- досадливо вопрошал в мозгах, а кого, и не знал, от этого скинул ноги со стола и хлебанул пива, опустошив полностью бокал.
И тут услышал шум в своем царстве, шаги, поскреблись в массивную дверь, обитую тоже кожей. «Олег Викторович! Разрешите, срочно!» - раздался робкий голосок Манюни, белокурой красавицы, с длинными ногами манекенщицы, которая работала при зале, следила за порядком. «Ну что еще? Входи!»- поморщившись, протянул Олег, слегка удивившись, что его побеспокоили, ведь в баре торчали два джентльмена горообразных фигур для устранения любого непорядка. Дверь стремительно распахнулась, вплыла, шурша юбками, девица, и с порога: « Простите, там заезжая фифа, думается, важная дамочка, Вас требует. Обслужили ее как полагается. На кофе поморщилась, сок заказала, причем требовала стопроцентный, как будто с луны свалилась! Ой, всего не рассказать! А когда вышла из уборной, то заверещала, потребовала директора заведения, Вас, Олег Викторович, то есть!» - выпалила кокетливо. Не сдвинувшись с места, Олег приподнял бровь: « Требует? Надо же! Да пошли ее к черту!» - но в открытую дверь уже доносился сердитый говор, какая-то нервозность. Легко поднявшись, тренированно, требуемый директор, худощавый, среднего роста, моментально преодолел расстояние от своего кабинета до зала, предварительно проскочив кухню, где любовно скользнул глазами по чистому помещению и четко работающему персоналу. И...застыл в проеме, от этого стоило застыть с разинутым ртом. Зал переливался огнями от кружившего в центре шара из осколков зеркал, мурлыкала приглушенно музыка, народу немного было, но все тоже уставились на то, что происходило в центре. Видимо, сначала наклонившись, Михай, один из охранников, пытался увещевать посетительницу, нагло улыбаясь что-то ей проговорил, а та пигалица, сорвав с головы нелепую шляпу, взмахнула безобидно ногой, распустив веером юбку, впечатала ее в когда-то твердый, а теперь выбирающийся живот, да так, что охранник, нелепо взмахнув руками, с ухмылкой на лице, отлетел на соседний столик. Брякнулся..дай, Боже! Весу в нем много. Стол не устоял тоже, что очень странно, довольно массивный, подломилась одна ножка, с той стороны, на которую упал охранник, не ожидавший такой прыти от дамочки. И сказал-то всего несколько сальных фраз!Миха кое-как все же вскочил и, набычившись, со словами: «Убью, сука!» - ринулся на отвернувшуюся обидчицу. А та спокойно собирала в сумочку сигареты, изящный мундштук, зажигалку. «Господи! А ведь убьет точно! Надо спасать «акробатку» -промелькнуло за секунду у Олега, он уже скользил по паркету в прыжке на задней части дорогих брюк, словно по льду, намериваясь подсечь охранника. Не тут-то было! «Акробатка», не глядя, ушла от прямой, по которой мчался Михай, ушла легко, почти невидимо. Грохот повторился, теперь охранник врезался в следующий стол. Подломился ли тот, Олег не увидел, так как подсек саму посетительницу, та, не ожидая с той стороны нападений, со всего маху накрыла своим небольшим весом скользнувшего ей под ноги. Прижалась, а лицо оказалась в дюйме от лица Олега. Глаза зеленого омута уставились на карие. И тут Олег узнал ее! Узнал сразу. Сердцем, которое подпрыгнуло, застучало. Все тело напряглось моментально, осознавая гибкое тело на своем, осознавая девичьи изгибы. Кровь бросилась в лицо. (До этого он не понимал это значение.) И что самое ужасное - тут же, совершенно не к месту, взыграло мужское начало, восстало так не вовремя, неожиданно уж совсем. Замешкавшись чуть, удивленная дамочка все же заметила это. Усмехнулась, гибко поднялась, взлетела растрепанная грива, вспыхнув золотом, рассерженным голосом вопросила, сердито отряхиваясь: « Вы что с ума сошли? Двое здоровых мужчин на даму? Где ваш директор? Здесь есть хотя бы один нормальный человек?» - оглянулась и поискала глазами охранника, который «отдыхал» на полу. Олег опомнился, поднялся, смотрел во все глаза на лицо, которое почти забылось в памяти, но всплыло сразу. Смотрел, да ничего не мог молвить. Пропал зал, посетители, которые были в восторге от таких действий дамочки, Михая и его самого. А директор оглох начисто, губы шевелились, но произнести даже хрипло....никак. На требовательный монолог все же надо ответить. Олег вытолкнул сиплое: «Это-я!»- на что та, откровенно издеваясь, почти пропела: «А это - я! Будем знакомы!? Но мне в этом заведении хотелось бы поговорить не с Вами, а уж лежать на полу, сбитой с ног, тем более.»- «Я-директор!» - уже четче выговорил Олег. И тоном врача поинтересовался: « На что жалуетесь?» - от этого нелепого вопроса опять покраснел, отвел взгляд, встретился с округлившимися глазами Манюни, которая никогда не видела его в таком состоянии, это и отрезвило. «Что желаете?» - повторил тверже. «Желаю? Да уж желаю! Ответьте на один вопрос, что за помещение у вас в конце коридора?» Олег выпалил неожиданно даже для себя; «Пардон, уборная!» Она рассмеялась, словно колокольчики зазвенели в зале, и вопросительно: «Уборная? И для каких же артистов? Этих?» тонким пальчиком небрежно указала на Михая, тот же уже встал, моментально успокоился, увидя начальника, и суетился вместе с Манюней, пытаясь навести порядок. «Мало того, что даже кофе нормальный отсутствует в этом заведении, не говоря о соке. А когда я посетила то помещение, чтоб привести себя в порядок с дороги, не смогла находиться там и секунды. Там поле битвы? Против китайцев? Химическая атака?» - лукаво проговорила, приводя тонкими руками лебедя, в порядок волосы, закалывая их. Олег зачарованно следил за ее действиями и сначала не понял, о чем это говорилось. Потом, с трудом оторвав уже неприлично пристальный взгляд, догадался. Да! Баба Феня, которая убирает его кафе, всегда старалась побольше насыпать хлорки, чтоб перебить запах переработанного пива, которое в изобилии употреблялось всеми посетителями не только мужского пола. Все ароматные баллончики, которые закупались, она упрямо игнорировала.Уже потом, когда Манюня проводила ее на кухню, где она демонстративно помыла свои белые ручки, а Олег самолично посадил ее в машину светло-зеленую, это была «Мазда», и долго, долго смотрел вслед, вернувшись в кабинет, где на столе все так же стоял бокал, теперь уже наполненный, он размечтался спокойно. Вспомнил, когда увидел ее по-особенному.
 Лето в этих местах жаркое. Природа чудная! Смешанные леса и береза, кудрявая, тонкоствольная. Символ этой страны, где посчастливилось родиться. А самое удивительное - речка! Глубокая, хотя до противоположного берега в некоторых местах рукой подать. Да вот вода там живительная, в прямом смысле. Холодная, родниковая. Ее можно спокойно пить. А лилии, а кувшинки! А ивы, которые печальными барышнями водят хороводы по излучине реки и полощут свои косы в кристальности вод.
 Тогда, после выпускного, Олег, любя купаться в одном месте, рванул ночью на велике.
 Уже освежившись, наплавался до усталости, выбрался на берег , уставился на огромные звезды, которые таинственно мерцали, предвещая что-то.. он услышал всплеск. Приподнявшись на локте, но ничего не усмотрев на серебряной поверхности реки, словно невидимая русалка, резвясь, всплеснула хвостом, опрокинулся опять в небо. Апельсиновая, огромная луна невозмутимо лила призрачный свет.
Грызя былинку, на новый, более громкий всплеск, понял, что кто-то прыгает с тарзанки рядом, за деревьями. Взлетела фигурка высоко и точным движением исчезла в воде, причем вынырнула нескоро, Олег уже начался беспокоиться, но показалась голова далеко от берега.
 «Гля! Девчонка! А ныряет как!» - восторженно подумалось, когда уже с интересом и удовольствием, почти не дыша, приковался взглядом к той, что нарушила его одиночество.
 А она прыгала и прыгала! Взлетала белой птицей, словно хотела сорвать звезду. Ее тоненькая фигурка упрямо скользила под воду , вероятно все же не достигнув тех высот, куда стремилась. Сколько прошло времени, мальчишка не знал, когда она почти рядом выбралась на берег, не заметив его. Оглянулась по сторонам и решительно сняла купальник, вскинула руки, застыла на краю обрыва. Ошеломленный Олег увидел в свете луны настоящую русалку.Волосы закрывали ее спину, почти скрывая до ног, зато спереди отчетливо просматривалось все. И небольшие холмики, трогательно и гордо подставленные под серебряный свет, и таинственную впадинку ниже осиной талии. До этого момента ничего подобного не видел! Русалка вдруг повернула голову и уставилась прямо на него, скрывавшегося в высокой прибрежной траве. Олег испугался, волной окатило с головы до ног, лицо моментально загорелось... и он узнал ее. Нравилась всегда, училась в параллельном классе, бедовая, активная, его-то вряд ли знала. Лихо гоняла на мотоцикле, ее даже ребята побаивались. Сколько раз на переменах, вечерах школьных, да даже вчера, глаза незаметно следили за ней. Олег был безнадежно влюблен в эту золотоволосую упрямицу, давно, полностью не признавая этот факт даже себе. Не увидела! Сейчас. Затарахтел мотоцикл, и она исчезла. Исчезла навсегда! Уехала. Уехала и из города. Но не из его памяти. Даже в самые трудные минуты жизни, когда не очень-то веривший в Бога, он мысленно восклицал: «Господи, помоги! Где же Ты? За что?» - а видел ее, упорно прыгавшую в воду. Темными ночами на нарах, в вонючем помещении лагеря, пустыми ночами в постели... сейчас. Она была его талисманом. Из-за нее он занялся спортом, следил за собой, чтением увлекся. Всегда присутствовала в разуме. Слышал, что уехала далеко, сначала на С. Кавказ, потом на запад и затерялась. А теперь эта встреча! У него никогда не было проблем с девицами, внешностью мама и пропавший папаня не обидели, язык подвешенный, благодаря вершкам из книг.
 Да вот никто не вызывал тех чувств, которые должны быть у каждого, об этом он имел понятие. Предполагая, что его мучает одиночество, отчетливо понял, его мучило ее отсутствие. Чего только не бывает в жизни! Все горести, что незаслуженно выпали на его долю, были просто предисловием и испытанием..вот к этой встречи.
 «Я ждал тебя! Я всегда ждал тебя!»- уже полностью уверенный, подумал Олег, опять сидевший на диване в кабинете вдвоем с пивом. «Держись, русалка! Я не тот мальчик в кустах. Теперь поймаю за хвост..и не отпущу!» - решил. Олег знал, где ее искать. Вот тебе и... «Пардон, уборная!» Надо же! «Благодарю, баба Феня! За твою работу и заботу!»
 А ведь могла бы приехать, а он потом бы только услышал....что скользнула призрачно в свете луны, упорно стремясь к звездам.


Рецензии
Здравствуйте. Не ожидала прочитать под таким названием такой рассказ про любовь. Просто необычно и интересно получилось. Спасибо.
Если прочитали мою сказку, то посмотрите мультик по второй, ссылка на авторской странице внизу, с улыбкой .

Антонина Романова -Осипович   28.07.2011 08:22     Заявить о нарушении
И Вам, Антонина, день добрый!
Этот..и все последующие.

Благодарю, что прочитали..
и за слова добрые!
У меня много рассказов и миниатюрок о любви. Но, увы, в черновиках. О чем же писать как не о любви? Уже неизъяснимое чудо, что живем, а любовь тоже- неизъяснимое чудо!
Мультик сейчас посмотрю.
Кстати, моя доченька-иллюстратор, а ее муж-аниматор.

С ув.

Аллэд   28.07.2011 14:45   Заявить о нарушении
Давно не был на Вашей странице, и вот заглянул (с ответным визитом). Такой славный рассказ. Удивлен, что нет рецензий. Полагаю, читатели пугаются объема рассказа, ну и зря. А возможно, отпугивает название. Любовь - это вечная тема, но не всем удается написать о ней интересно. У Вас получилось, с чем и поздравляю.
Надеюсь, что еще не раз встретимся на страницах Проза.ру
С наилучшими пожеланиями

Вадим Прохоркин   16.12.2011 19:00   Заявить о нарушении