Воспоминания о Дьяволе

II часть трилогии

I часть здесь http://proza.ru/2009/09/18/732
III часть здесьhttp://proza.ru/2011/06/22/680


Воспоминания о Дьяволе

Ему и всем тем, кто знает, о чем идет речь, посвящается…

* * *
Однажды мы разговаривали с Дьяволом, который един в одном лице и никогда не меняется.
Когда случалось, что Бога не оказывалась рядом, он порой перекидывался со мною парой фраз. Иногда беседа переходила в философский спор, где мы редко находили компромисс. И лишь один раз он согласился со мной.
Мы сидели в баре и пили пиво.
- А как ты думаешь, что такое рай и ад? - спросил он, словно продолжая давно прерванный диалог.   
- Всё просто. Рай – это почётная пенсия для санитаров Света, а ад – для санитаров Тьмы.
- Сечёшь! – усмехнулся Дьявол. –  А кто их сменит и когда?
- В каком смысле?
- В смысле, что санитары могут устать от непрерывного рабочего дня, ты не находишь? Вот я и спрашиваю тебя – кто их сменит и когда? Когда они уйдут на эту пенсию, или хотя бы просто на выходной?
- Об этом я не знаю. Спрошу у Бога, - начала я ….
- А вот этого искренне не советую, - нахмурился мой собеседник. Очень искренне и очень не советую.
- А что… - я не договорила – к стойке бара приближался Бог, и Дьявол полностью сосредоточился на своем бокале. Он всегда делал вид, что мы с ним едва знакомы и плохо понимаем друг друга.
Его слова объяснились много позже....

* * *

Почему-то именно этот разговор вспомнился мне почти сразу после расставания с Богом. А потом мысли приняли какую-то хаотическую неопределенность.
«Или, Или! лама савахфани?», - думала я библейскими словами. -   Боже мой! Боже мой! для чего Ты меня оставил?»…
Он сказал – тебя ждут. Он сказал – идти. Но кто ждёт? Куда идти?
Ответ на первый вопрос неожиданно материализовался у меня на глазах. Из машины, стоявшей на площади близ аэропорта, где мы несколько минут назад расстались с Богом, вышел тот, кого ни при каких обстоятельствах я бы не спутала ни с кем другим. Этот огонь волос и изумрудную зелень холодных глаз я часто видела перед собой в воспоминаниях, иногда - даже на плече у Бога, в минуты сладостной страсти…. И вот он тут – не воспоминание, не призрак, вот он во плоти, стоит рядом – и, как всегда – его бессменная ироническая улыбка.
Дьявол.
«Сейчас скажет какую-нибудь гадость», - догадалась я по его саркастическому виду. И точно, он не заставил себя долго ждать:
- О, фаворитка в изгнании, - шутовски склонился он. – А где ж его величество пребывать изволит?
Оставалось сделать вид, что я иронии не замечаю.
- Если ты про Бога, - сказала я, - Он отпустил меня. Он сказал, что...
Ответом был такой приступ смеха, которого я никогда раньше не наблюдала. Мне и в голову не приходило, что он умеет так заливисто, почти по-детски смеяться. Кроме вечной ухмылки, других проявлений радости я за ним ни разу не наблюдала. Или – мелькнула мысль – весь мир мне заслонял Бог, и я ничего вокруг не замечала, кроме Него?
Отсмеявшись, Дьявол подмигнул:
- Ещё бы Ему тебя не отпустить… Пришлось поставить некий ультиматум, в чем его суть – тебе знать не требуется. Видишь ли, ты нужна мне здесь и сейчас, и почему - ты знаешь или догадываешься, ведь ты, по слухам, вышла за пределы Спирали? Вот и славно…Но Он… ха-ха-ха-ха-ха!
Дьявол опять закатился.
- «По какой праву ты смеешь отнимать у меня мой невеста?», - очень удачно воспроизвел он иностранный акцент Бога.
- Ну, а ты что? – не выдержала я этой буффонады.
- А что я? Сказал Ему – «Передай твой король мой пламенный привет!».
- Очень смешно. Кстати, акцент уже не актуален. Бог теперь русский.
- Кто бы сомневался, - усмехнулся Дьявол. – Но мы его разочаруем, это ненадолго. Пошли, у нас правда много дел, - он подхватил мой чемодан и кивнул в сторону автомобиля, из которого вылез. Возражать было ни к чему, да и не хотелось.
Он сел за руль, машина тронулась, я посмотрела на его сосредоточенное и как будто постаревшее лицо и вспомнила тот миг, когда я впервые столкнулась с холодным светом этих зелёных глаз…

* * *
Да, первое, что я заметила тогда в нём – глаза. Ни разу в жизни не доводилось видеть таких - ярких, словно изумруды, – ни у людей, ни у животных. Когда они смотрели на меня, казалось, что два каких-то неописуемых огонька светят напротив, прожигая саму душу. Прибавим к этому огненный цвет волос, аристократическое суровое лицо с оттенком усталости и печали… Неудивительно, что я засмотрелась на него, когда он слонялся в проходе между креслами лайнера.
Перелёт предстоял невероятно долгий – в другое полушарие. Я отправлялась в ту страну, где мне было суждено встретить Бога и потерять свою прежнюю сущность, но как я тогда могла знать об этом? И знал ли тогда об этом Дьявол? Случайно ли он оказался в числе пассажиров, или что-то предвидел, взяв билет именно на этот рейс? Впоследствии я не раз думала об этом, но не спрашивала его – он терпеть не мог бесполезных вопросов об уже свершившемся.
- Вы скучаете, как я вижу, - подошел он к моему креслу. -  Могу ли я себе позволить пригласить Вас к моему месту, за неимением  в самолёте ресторана? Закажем французское вино, поговорим?
Я встала со своего кресла и прошла в другой отсек салона, сев рядом с ним
Наполнив бокалы, он слегка поклонился:
- Мне надо представиться… Знаете, даже не знаю, как… Такое вот дело – у меня много имён.... гм… по роду деятельности… В России, откуда мы сейчас летим, я известен как Сергей Глебович. Если Вы наберете мои данные в поисковике, вам откроется немало пикантных подробностей с неизменной фразой «самый скандальный бизнесмен». Вас это не пугает?
- Нисколько, - улыбнулась я. – Если Вы наберете в поисковике мое имя, Вы, несомненно, наткнётесь на  эпитет «самый скандальный журналист».
- О, даже так! – его глаза вспыхнули еще ярче. - Ну, тогда выпьем за скандалы!
…О чём мы беседовали в тот раз, не отложилось в памяти. Зато мне никогда не забыть момент, когда он впервые поцеловал меня. Сделал это как бы ненароком, неожиданно прервав фразу на полуслове – притянул к себе и впился в губы с ужасающей силой. Потом отодвинулся, подмигнул и сказал:
- Мелочь, а приятно.
И вот тогда мне впервые показалась, что я знаю этого человека не один год, и даже не сотни, а может быть, тысячи лет…
Мыслимое ли было это дело – любить друг друга в самолёте, над Атлантическим океаном, на безмерной высоте, в замкнутом пространстве, где нас окружали десятки пассажиров? Мне бы и в голову это не пришло, тем более в ту минуту, когда мой собеседник откинулся на спинку кресла, и казалось, задремал. Я осторожно встала, чтобы не разбудить его, и пошла в туалет. Когда я открыла дверь, чтобы выйти назад – на пороге стоял он. Решительно шагнул внутрь, ничего не говоря, и запер дверь на задвижку…
… Мне казалось, еще немного – и самолёт взорвётся от такого взрыва страсти, вспыхнувшей в этой тесной клетушке…Что мы так и останемся навеки на этой высоте, превратившись в огненные искры…

* * *
Когда мы вернулись на свои места, все было так же, как и полчаса назад. Вокруг дремали пассажиры, сновали в проходе стюардессы. Никто не заметил нашего общего отсутствия.
Мы сели рядом, он откинул наши кресла, заботливо укрыл меня пледом, потом обнял и забылся долгим и спокойным сном…
Не знаю, сколько минут или часов прошло, но чувство абсолютного покоя полностью овладело моим сознанием. Казалось, остановилось время и исказилось пространство – никого и ничего не было вокруг, кроме его горячего дыханья у моего плеча…
Открыв глаза, он посмотрел на меня как-то по-новому.
- Знаешь, а я впервые в жизни уснул по-настоящему… Без ужасных снов. Как будто сбросил груз своих забот, а ты охраняла мой сон… (Почти такую же фразу мне скажет позже и Бог!).
- Зачем ты едешь туда, и где тебя там найти? – вдруг спросил он.
- Еду я по своим причинам, а найти меня ты сможешь…
- Тсс… Не говори. Я понял, где. Я обязательно приду туда. К тебе. Обязательно.
В тот момент я не поверила ему – он не мог знать, где я буду находиться. Пустое обещание, обычная уловка перед расставанием – мол, ещё встретимся. Ну и ладно, на что большее я могла претендовать? Что он для меня или я для него?
Самолет пошел на посадку, и мои подозрения подтвердились – при выходе он так быстро исчез в толпе пассажиров, что мы даже не попрощались.

* * *
Но он сдержал слово.
Там, где мы жили с Богом и толпой его учеников, он появился незаметно для меня – ночью. Накануне Бог сказал мне:
- К нам сегодня ночью прибывает новый гость. Он англичанин. Очень интересная личность, мой старый друг и помощник. Имеет репутацию сердцееда, но я надеюсь на твою твердость, – Бог улыбнулся.
Я пожала плечами – мне не было дела до какого-то англичанина, да и интересными личностями наш людской заповедник и без того изобиловал. В тот период я никого не видела вокруг, кроме Бога.
Утром, выходя из своей комнаты на улицу, я увидела краем глаза какое-то огненное пятно, такое яркое в лучах тропического солнца.
Дьявол стоял неподалеку с видом человека, которому здесь давно всё известно и всё приелось.
Я подбежала к нему.
- Сергей! Как ты нашел меня?!!
- Тихо, тихо, - зашептал он и остановил он меня повелительным жестом. - Тут я не Сергей, я Дэвид. И я совершенно не понимаю по-русски. Говори со мной на английском.
Сзади послышались чьи-то шаги.
- Oh yes, miss, beautiful weather today! - громко воскликнул Дьявол и засмеялся.
Я обернулась – к нам шел Бог. Никогда ещё Он не смотрел на меня так – не ласково, а настороженно и сурово.
- Вы уже знакомы? – спросил Он, пристально глядя на меня. Конечно, вся дальнейшая беседа происходила на английском.
- Нет, - впервые соврала я Богу. - Мистер просто говорил со мной о здешнем климате.
- Так позвольте, я представлю вас друг другу, - сказал Бог, не отводя от меня пристального взгляда. – Это Дэвид. Он же Дьявол. Мой давний соратник и даже отчасти ученик. Весьма перспективный и необходимый мне при всей его самостоятельности. Но мне показалось, что вы говорили еще о чем-то кроме погоды, друзья мои?
Я замешкалась, но Дьявол тут же ответил:
- Да, мисс просила меня разменять сегодня ей доллары на местную валюту. Я упомянул, что еду в аэропорт. Не так ли?
- Весьма признательна, - я достала из карману купюру и протянула ему.
- Отлично, вы познакомились. Будем работать вместе, - подытожил Бог.
Так мы познакомились ещё раз, но по какому-то безмолвному соглашению продолжали делать вид, что едва-едва интересуемся друг другом….

* * *
- Алё, гараж! - Дьявол толкнул меня в плечо. – О чем изволит печалиться госпожа королевская фаворитка?
Я очнулась – мы сидели в машине, которая ехала по пыльной трассе куда-то за город.
- Вспоминала наше знакомство, уважаемый Люцифер Вельзевулович, или как Вас там, - в свою очередь съязвила и я. – Куда мы едем?
- В одно место, в Подмосковье. Очаровательный уголок: река, озеро, дачи…Закрытые частные владения.
- Какого чёрта я там забыла?
- Как всегда, в точку! Чертей там увидим много, это я тебе обещаю.
- Ааааа, понимаю... Догадываюсь, некий тёмный ашрам, эдакая сатанинская коммуна, пародия на школу Бога?
- Ну, ещё неизвестно, кто тут на кого пародия, и никакая не школа…Я, в отличие от твоего возлюбленного генерала, не люблю ходить, окруженный толпой апостолов и гаремом наложниц. Мы едем в место, где нам никто не помешает. Это моя епархия. Мне нужно многое сказать тебе, а тебе – многое решить.
Я не стала больше задавать вопросов.
Уже в сумерках мы подъехали к какому-то дачному оазису. Вышли из машины, и Дьявол кивнул на большой деревянный коттедж:
- Туда.
- Нас ждут? – спросила я.
- Искренне надеюсь, что нет.
Дверь была не заперта. Дьявол вошел в дом без стука. Казалось, в доме никого нет, но мой спутник уверенно прошел в гостиную и, войдя за ним, я увидела хозяина, сидевшего у камина. При виде нас он вскочил. Это был молодой человек, с пылающими черными глазами и копной жгуче-черных волос. Он в испуге уставился на Дьявола. Через мгновенье, опомнившись, закричал:
- Ты? Ты?!! Какого…
- Тихо, Бафомет, - властно Дьявол поднял руку. - Не надо трогательных сцен, я давно предугадывал, как вы все мне будете рады.
- Но… как ты тут ?!! Говорили, ты ушел навсегда, говорили, что ты отказался от всего…даже что тебя выпустили… А сегодня поступила новая информация – ты вне закона. Зачем ты пришел сюда? Это моя берлога! Тебя тут не ждали! Ты хочешь навлечь Его гнев и проблемы на наш сектор? Послушай, ребята устали…Мы не хотим никаких переворотов. Дай нам спокойно…
- А, генерал не дремлет, - перебил Дьявол с усмешкой. – Надо же, уже и новая информация. Ха! - он повернулся ко мне. - Ваше похищение, миледи, не прошло мне даром. Его величество изволили понять, что тут не просто романтическая история…
Хозяин дома перевел взгляд на меня.
- Кого ты привел?!! – закричал он. – Нет, нет, не говори… Я понял. Ты хочешь уничтожить всех ради своих амбиций? Ты…я не хочу быть твоим сообщником. Я сейчас же скажу всем, пусть решают, что нам делать.
- Скажешь, что захочешь. Но утром. Эту ночь я должен провести здесь, - сказал Дьявол совершенно спокойно. – Выметайся отсюда, а утром приходи – и я, возможно, скажу тебе кое-что, о чем я сам узнаю этой ночью. Если нет, и я ничего не скажу -  я уйду так, что ни одна тень меня не увидит. Всё, я не повторяю дважды. Уйди!
Человек посмотрел на нас почти безумным взглядом и выбежал из комнаты.
- Ну вот, - спокойно сказал Дьявол. – Теперь мы впервые одни. Нас ждет непростая ночь.

* * *
- Я мог забрать тебя раньше, - начал Дьявол нашу самую главную беседу. – Но я знал, что пребывание в окружении Бога на многое откроет тебе глаза. Но я даже не ожидал таких результатов. Ты научилась выходить за пределы описуемого и раздвигать границы Спирали. Это правда?
- Это правда. Меня научил Бог… Он сказал, что теперь Он по настоящему бесконечен….
- Во-первых, Он не учил тебя этому…А во-вторых, мы постараемся Его разочаровать в этом неприятном заблуждении… Он хочет бесконечной тюрьмы? Может быть, это Его право. Но я её не хочу.
- Чего ты от меня хочешь?
- Выйти вместе с тобою за Спираль. Видишь ли, я многое понимаю и помню, но фрагментарно…Ты тоже. Ты словно стоишь у алтаря с Великой Книгой, ты уже открыла её – но ты не умеешь читать. Я умею читать, но я не видел Книгу. Покажи мне её…
- Я не знаю, как, послушай! Я выходила за Спираль единственный раз!
- Значит, во второй раз мы выйдем вместе.
- Я говорю тебе – я не знаю, КАК!!!
- Как же ты это сделала?
- Не могу описать…Я помню, Бог показал мне раковину, и сказал, что её витки, как Спираль…Я смотрела на раковину, представляла её… потом провалилась куда-то, в странный сон.
- На этот раз мы провалимся вместе, - прошептал Дьявол.
Он встал, открыл мой чемодан, порылся в нём и вытащил морскую раковину.
-  Та самая? - удивилась я. –  Не помню, что я её с собой брала. А ты откуда узнал, что она там?
- У меня свои люди на таможне, - засмеялся Дьявол. – Это ерунда. Иди ко мне.
Он лег на широкую кровать, покрытую медвежьей шкурой, и положил рядом раковину.
Я легла рядом, мы, не сговариваясь, соединили руки, положили их на этот дар океана, и слились  в поцелуе, став по-настоящему единым целым…Раковина превратилась в разноцветную спираль…Вспышка! И всепоглощающая темнота…


* * *
Мы открыли глаза одновременно. Посмотрев на старинные настенные часы, я поняла, что по здешнему времени прошло несколько часов. Дьявол перехватил мой взгляд.
- Да, скоро рассвет. Ночь на исходе, а я обещал, что утром все разъяснится. Ты понимаешь, что там, снаружи, многие ждут нашего решения.
Я приподнялась, достала со столика сигарету и закурила. Что ответить? Всё, о чем догадывался он, о чём забыла я, и то, чего не передашь никакими словами или печатными знаками, открылось нам этой ночью. Мы впервые увидели друг друга без покровов – два сгустка энергии, разлученные мириады веков назад и вновь на миг слившиеся в одно…
Когда оцепенение прошло, наступил взрыв.
Я повернулась к Дьяволу. И тут человеческие эмоции, отброшенные так недавно, вновь взяли своё.
- Ты!!! – я не находила слов! – Ты, герой несчастный! Че Гевара космического масштаба! Ты…Как ты мог сбежать сюда, в этот мир, в эту вселенскую психбольницу! Не зря её изолировали от всех миров! Какого… какого хрена ты сюда ринулся? Оставил всё, оставил меня… Все свои начинания… Ты мог бы создать миллиарды новых миров, что тебе этот Дом Скорби? Ты хотел освободить всех? Всех заключенных тут? Отвечай!!! Что ты хотел?
- Я хотел всех вылечить. Помнишь, я говорил тебе – санитары тоже устали… Когда окончится их смена? Ведь это наши, они одни из нас… Я пришел сюда ради них.
- Вылечить? Да ты сам здесь заболел! Потерял себя и потерял смысл своего пребывания здесь! Ты бежал сюда – один, с какой-то безумной надеждой…Ты уподобился им, заключенным тут! Неужели ты не знал, чем может кончиться твой никем неоценимый подвиг? Это же надо, камикадзе выискался!
- Как поет один великий и возлюбленный тобой менестрель:
«В нашем полку - все камикадзе,
Кто всё успел – того здесь нет».
- Вот только не надо мне его цитировать!
- О кей, не буду цитировать. Хотя чувак довольно продвинут, один из наших, не иначе. А ты? – вдруг засмеялся он. – Ты какого лешего сюда пришла? Вытаскивать меня? Зная, что это не меньшее безумие. Зачем?
- Затем, наверное, что я любила тебя Там. И знала, что полюблю и здесь. Я бы пришла и раньше. Но я не знала, где тебя искать. Ты же помнишь, что дезертиров во Вселенской Канцелярии запрещено упоминать всуе…
- Как богов, - усмехнулся он. – Ведь там знают, что боги могут не только создавать новое, но и разрушать старое.
- Тоже мне, Шива-разрушитель…Объясни одно, что не открылось мне: как ты пробрался сюда мимо Стражей? Это необъяснимо!
- Это моё дело, - отмахнулся Дьявол. – Способ довольно неэстетичный, но тем не менее – результат налицо.
- Результат печальный. Ты сам здесь стал не менее больным, да еще больным преступником…
- Я предвидел это отчасти… Ведь каждый, мало-мальски знакомый даже с их убогой земной психологией, знает – врач, слишком долго пребывающий в окружении безумцев, становится сам таковым. А наш божественный Главврач, как видишь, уже превзошел стадию наивысшего безумия. Ты посмотри, чему Он их научил, и чего они достигли…Они на пороге проникновения в другие миры. Ты можешь себе представить, что будет, если они это сделают? Вселенная станет одной огромной палатой номер шесть…А Он верит в свою божественность и свои полномочия…Если Его не остановить, Последствия будут таковыми, что Старейшины ужаснутся…Кстати, о птичках. Ты-то каким путем сюда попала? После моего бегства, насколько я знаю, все пути сюда окончательно перекрыты. Как ты могла сюда проникнуть?
- Ты сам ответил на свой вопрос чуть ранее. Старейшины ужаснулись.
- Что?!!
- Я тут оказалась, видишь ли, самым официальным путём. Узнав, что ты здесь и что здесь происходит, я просто предоставила Там аргументы об окончательном уничтожении этого потенциального очага инфекции. Как ты понимаешь, доклад готовился очень тщательно и очень продуманно. Надеюсь, ты не забыл мои способности – как-никак за одной партой сидели…
-  Я на задней сидел, - механически возразил Дьявол, и вдруг осознал мои слова.  – Что? Ты сюда пришла с пресловутой «красной кнопкой»… Шахидка хренова!
- От камикадзе слышу. Это был единственный шанс найти и увидеть тебя.
- Весело. И ты намерена её использовать?
- Думаю, теперь, когда мы вместе, это зависит не только от меня.
Дьявол встал, достал сигарету из моей пачки и закурил.
- Думаю, это зависит не только от нас с тобой. Пора Сатане заниматься своими прямыми делами… Уже утро. Бафомет ждёт. И другие с ним. Мне надо рассказать «санитарам Тьмы», как ты их называешь, всю правду. Думаю, они станут помогать мне.
- Помогать в чём? Объявляешь войну?
- Нет. Пока нет. Это, по большому счёту, не моя миссия. Я пришел сюда, как Целитель. Попытаемся лечить. Теперь вместе.
- С кого начнем? – спросила я.
- С кого придется. Уверен, что главный пациент попадет к тебе рано или поздно. Он теперь в России, значится… Он теперь русский…Масштабное развоплощение личности, однако…А кем должен быть Бог по национальности?
- Что за дурацкий вопрос? Ты иронизируешь?
- Не до шуток. Я обращаюсь к тебе как к специалисту. С чего началось безумие лекаря? С какого его трактата? Где он был создан?
Я осознала.
Библия.
- В этом доме есть Библия?
- Откуда? Тут же, как ты изволила выразиться, сатанинский ашрам, - рассмеялся Дьявол. – Шучу. Книги на полке.
Мне стало легче от того, что он способен шутить и смеяться. Значит, у него есть надежда.
- Почитай, если хочешь, а мне надо поговорить с ребятами. Пойду, объясню им все, как есть. Если санитары поймут, что главврач безумен, нам будет намного легче.
- Многие из них тоже безумны, - возразила я.
- Это уже моя первоочередная задача.
Дьявол вышел.
Я подошла к полке и открыла Ветхий Завет…Наверное, усмехнулась я, теперь он надолго станет моей настольной книгой.
Книга открылась на 17-й главе Бытия:
«И сказал Бог Аврааму: ты же соблюди завет Мой, который вы должны соблюдать между Мною и между вами и потомками твоими после тебя…»
И, абзацем выше:
«И дам тебе и потомкам твоим после тебя землю, по которой ты странствуешь… во владение вечное, и буду им Богом».
И  БУДУ ИМ БОГОМ!
Вот оно.
Теперь я знала, где меня ждут.

* * *
- Ну, присядем на дорожку, - сказала я Дьяволу.
Он вернулся в комнату.
- Ты поняла, где Его возможно излечить?
- Не глупее тебя, вроде. Еду в Землю Обетованную.
- Ты уже знаешь, что делать там?
- Ещё нет. Но теперь всё будет гораздо легче. Теперь мы вместе. Хотя ты понимаешь, что поеду я одна.
- Понимаю. Эта ночь и так была негаданным подарком. У тебя свой путь, и ехать сейчас с тобой – только мешать. По возможности я буду связываться с тобой…
- Если ты умудрился связаться со мной, кода я была Там, а ты здесь… Не сомневаюсь, - улыбнулась я.
- Кстати, ты знаешь, кто передал тебе мое послание отсюда?
- Понятия не имею. Оно просто оказалось у меня Там.
- Михаил.
- Мигелито? Архангел Михаил?
- Он самый.
- Но он же… он же Его правая рука. Как он мог решиться на такое?
- Он здесь один из немногих здравомыслящих.

- «Лети, лётчик, лети, лети высоко, лети глубоко;
Лети над тёмной водой, лети над той стороной дня;
Неси, лётчик, неси - неси мне письмо:
Письмо из святая святых, письмо сквозь огонь,
Мне от меня...», - напела я давно знакомые строки.

- Ну вот, теперь ты цитируешь своего любимчика.
- Без его песен я вряд ли бы когда-нибудь осознала всё, что пережила…Утро настало. Нас, кажется, выгоняют отсюда?
- Не так быстро. Я с ними поговорил, и теперь они уже разобрались, что и кто тут вне закона. Солдаты устали. Приблизим их отпуск?
- Как получится. Ты проводишь меня?
- Не так быстро. Перед нами стоит вековечный вопрос -  что делать? «Кто виноват?», похоже, уже, не стоит, - на его лице вновь появилась столь знакомая мне усмешка.
- Я поеду в Израиль. А там – как получится.
- Ты понимаешь, что твоя задача – лечить наших и возвращать уничтоженную Стражами память?
- Это я понимаю.
- Моё дело – позаботиться о том, чтобы к тебе попадали неслучайные пациенты. Ну что, погадаем на дорожку?
- Как?
- Старым добрым способом, по книге. Случай - самый точный прогнозист и аналитик. Ну, попробую я.
Дьявол открыл наугад лежащую на столе Библию и прочитал вслух:
-  «И он двинулся отсюда и выкопал иной колодезь, о котором уже не спорили, и нарек ему имя: Реховоф, ибо, сказал он, теперь Господь дал нам пространное место, и мы размножимся на земле». Бытие… Интересная цитата, но к чему? Давай ты теперь!
Я открыла книгу уже в другом месте:
«И стал Соломон служить Астарте, божеству Сидонскому… И делал Соломон неугодное пред очами Господа, и не вполне последовал Господу».
- Делал неугодное Господу… служа Астарте и другим божествам…Над этим надо подумать. Ну, хорошо, мы погадали – бреда от этого только прибавилось. Теперь пора?
- Да. Наверное, мне просто тяжело с тобой опять расставаться, - сказал Дьявол, - и я хотел отодвинуть прощание на несколько минут этим гаданьем…Идем, я провожу тебя. И обещаю - мы непременно увидимся. Очень скоро.
…Мы увиделись через три года, и было ли это «скоро» по каким-то меркам – теперь мне трудно сказать…
Я уходила, и он смотрел мне вслед. В тот момент я уже знала, что меня ждут удивительные люди и события, и что пробил час моей новой жизни.
2011 г.


Рецензии
Бережённого бог бережёт, пьяного дьявол, а дуракам и так всегда везёт.

Абдул Аль-Хазред Ибн-Тисил   05.02.2016 11:13     Заявить о нарушении