Кое-что о фитнесе и не только

Кое-что о фитнесе и не только…
Офисные дамы худели. Худение, как известно, массовая разновидность национального российского спорта. Особенно у женщин.
Не худела только корректор Марь-Андревна, сухонькая старушка с седыми кудрями. Не худела, потому что худеть было уже некуда. Марь-Андревна в своем углу стремительно считывала рукописи и также стремительно щелкала орехами, хрустела сушками и шуршала шоколадной фольгой. На столе у нее вечно дымилась огромная кружка с чаем-кофе, а тумбочка являла миру небольшой филиал кондитерского ларька.
Дамы стонали. Сладкого им нельзя было категорически. Кто-то навсегда оставил в юности талию, у кого-то намечался сзади увесистый рюкзачок.
Веселилась только молодая редакторша Нина, которая всем сладостям предпочитала картошку из «Макдональдса» и мамины истекающие соком котлеты.
Высокая статная Нина была красавицей. У неё были все атрибуты русской красавицы: большие глаза, большая грудь и большая попа. Нина веселилась до тех пор, пока в метро её не обозвали коровой. Пришло время задуматься.
Под одобрительные комментарии любимых коллег Нина перешла на хрустящие хлебцы, кефир и зеленую фасоль.
Через неделю под глазами легли синие тени. Стала надвигаться депрессия.
- Нужен фитнес, - сказала опытная подруга, у которой где-то в столе пылилась клубная карта. Карта была куплена на год и использовалась в году максимум неделю.
- Ты что! – испугалась Нина, - последний раз я валялась на мате в восьмом классе любимой школы.
- Без фитнеса не похудеешь, - заявила подруга, - фитнес и диета – это всё. И хватит жрать одну фасоль, диету я сейчас тебе нарисую.
Теперь покоя Нине не давала секретарша Главного – худая и вертлявая Ирка. Ирка носилась в офисе, как таракан в будильнике.
- Худеешь, Нинка, - похлопывала её по литому бедру, - бери с меня пример.
- Не потеряйте штаны, Ира, - советовала из-под очков шокированная Марь-Андревна, с ужасом взирая на вылезающие из брюк прелестные молодые округлости.
- Не потеряю, - смеялась Ирка, - Марь-Андревна, вы в компе шарите?
- Что-что? – заикалась Марь-Андревна, возмущенно тряся кудряшками, переведи на русский язык.
- В компьютере, говорю, разбираетесь? – уточняла Ирка, - у меня висяк…- И снова уносилась к Главному.
Иркин формат в слезающих джинсах стоял у Нины перед глазами. Американское достояние - Дженнифер Лопес –отдыхало.
Нина купила кроссовки, гетры и «бермуды», собрала себя в кулак и, перекрестившись, двинула в фитнес-клуб.
Стая загорелых жилистых теток мгновенно расхватала маты и бодро гарцевала перед началом занятия.
- Новенькая? - поинтересовалась одна, размахивая гантелей, - тогда вперед!
Увернувшись от гантели, Нина потрусила за матом.
Появился тренер, и стая дружно закурлыкала. Сердце у Нины ухнуло в ноги.
Тренер-инструктор с лицом Джорджа Клуни и фигурой Гермеса приветливо помахал скульптурной рукой. Тетеньки снова радостно закудахтали.
- Новенькая? – мягко спросило Божество, задержав глаза на пышных бедрах, лилейной шее и розовых губах.
- Д-да, - потеряла дар речи Нина, и щеки её запунцовели.
- Итак, работаем, дамы, работаем! – энергично призвал Гермес и затанцевал на месте руками, ногами, плечами и всем своим невероятным телом.
На десятой минуте Нина обливалась, как минимум, десятым потом. Даже в глазах помутнело. На двадцатой минуте ей уже было наплевать на Божество, и она бессильно опустилась на мат.
- Вам плохо? – раздался вкрадчивый голос, и смуглая рука легко тронула пылающее плечо.
- Мне хорошо, - сердито сказала Нина и вдруг улыбнулась сквозь слёзы.
- Отдохните, - улыбнулся в ответ инструктор, - в первый раз всегда нелегко.
Сидя на скамейке, Нина внимательно следила за синхронными движениями бывалых спортсменок. Особенно выделялась одна – длинная чернокудрая, по имени Диана. Руки и ноги ее просто летали, глаза горели, талия призывно изгибалась. Нина глаз не могла отвести.
- Молодец, молодец, Диана, - похваливал тренер, и Нина ощущала уколы ревности. А может быть – зависти, как-то не разобралась она в растрёпанных своих чувствах.
Поставив чувства на место, мужественно поплелась в строй. До похвал было, как до космоса. Тело существовало отдельно от головы и категорически отказывалось ей подчиняться. Смуглый тренер Арсен (она, наконец, уловила имя) периодически подходил: поправлял, поддерживал и вскоре сказал ей: - хватит, теперь теплый душ!
На следующий день болело всё - руки, ноги, шея, спина, душа. Тихо стеная, Нина добиралась до работы.
– Лучше фасоль, - думала она, - чем такие муки.
- Голубушка, вы больны? – возникла из угла Марь-Андревна, поглощая полбатона с розовой ветчиной. – Хотите ветчинки?
- Нет уж, спасибо, - не слишком вежливо отреагировала Нина, чувствуя голодный зов желудка и хватаясь за хрустящие хлебцы.
В фитнес-клуб она пошла через две недели. Знакомый курятник сочувственно приветствовал её, оглашая бодрым кудахтаньем спортивный зал.
Тренер Арсен был внимателен и дружелюбен.
- У вас болезненный вид, - заметил он, отправляя её на скамейку. Присел рядом.
- Работаем, работаем! – повелительно скомандовал он дамам, - работаем у стенки.
Дамы послушно взлетели к стенкам.
- Можно пригласить вас поужинать, - тихо спросил он.
- Когда? – почему-то испугалась Нина.
- Завтра, - не стал консервировать идею Арсен.
Завтра оказалось солнечным и теплым. Апрель вступал в свои права. В белом плаще и коротком зеленом платье Нина была хороша, как сама весна.
Арсен смотрел восхищенными глазами на струи светлых волос на зеленом, на серые глаза в мохнатых ресницах, на нежный розовый рот.
- Красива, как богиня, - заключил он.
- Толстая, - откровенно возразила Нина.
- Что-о? – неподдельно изумился Арсен.
- Хочу похудеть, - упрямилась Нина.
- Ни в коем случае! – припечатал тренер–инструктор, - только укрепить мышцы! Красоту портить нельзя, её можно лишь чуть подправить.
За столом они активно налегали на салат и индейку, пили благоухающее розовое вино и откровенно любовались друг другом.
- Хочу быть, как Диана, любимая ваша ученица, - вспомнила Нина чернокудрую диву.
- Не надо тебе быть той Дианой, - поморщился Арсен, - Диана почти не женщина, так, средний род. Не знает, куда девать время и силы.
- Но ты её хвалил, - перешла на «ты» чуть захмелевшая Нина.
Арсен улыбнулся.
- Это моя работа, - просто сказал он.
Потом они медленно шли по Москворецкой набережной, вдыхая аромат реки и набухающих почек. Нина была легка и счастлива. Мышцы почему-то не болели, а, казалось, наливались неведомой ей божественной силой.
-До завтра, - нежно улыбнулся ей Арсен.
Назавтра она пришла на работу в сиянии молодости и красоты.
- Ниночка! – изумилась Марь-Андревна, - вы выиграли в лотерею?
- Да…, - загадочно улыбнулась Нина, - кажется, я действительно выиграла в лотерею.
Дамы, обгладывая в обед листочки салата, умирали от изумления и любопытства.
На обед у Нины были жареная картошка и истекающие мясным соком мамины котлеты.


Рецензии
замечательно!
Стара как Мир истина - надо просто влюбиться! понравилось)))

Юлия Евшикова   29.04.2011 10:50     Заявить о нарушении
Спасибо, Юлия! Вы абсолютно правы: любовь, влюблённость, даже ожидание этих чувств освещают жизнь.

Майя Яковлева   10.05.2011 15:13   Заявить о нарушении