Заметки ротного командира

Армия, армия-жизнь моя, боль моя!


В армии не прекращаются неуставные взаимоотношения, и постоянно поднимается вопрос:
    – Что делать с «дедовщиной»? - а ведь ответ простой:
    – Нужно  засучив рукава, работать командирам  с людьми! Работать и еще раз работать и будет всем нам «пряник»!

Немного обо всем

Декабрь 2007 года. Прочитал на одном из сайтов, рассказ о роте морской пехоты. Дневальный стоит на тумбочке, в прикрученных шурупами к полу,  сапогах 47 размера. Смеюсь и говорю:
    – В роте бардак, если приходится прибегать к таким мерам.
Плюс – на руке солдата повязка из куска железной трубы, покрашенная – это уже хуже, издевательство. Плюс – забегает в канцелярию дневальный и принимает стойку перед ротным для получения "лося". Это уже никуда не годится, ротного нужно снимать, или сажать, а не восхищаться. И это пишет офицер! Если это байка, надо предупреждать, если нет – в соответствующие органы. Я прочитаю, сразу скажу:
    – Врет!
А ведь читают многие, мама прочитает и в обморок:
    – Сына не пущу в армию!
Это уже вред армии, моей и вашей армии, для меня слова: Армия, армия-жизнь моя, боль моя!– главное после семьи и Родины.
Никогда, подчеркиваю никогда, нельзя становиться на путь рукоприкладства. Этим сразу же ставишь себя в одно положение с мерзавцами.

Вот некоторые мои мысли, как достигнуть хороших результатов в борьбе со всякой гадостью, которой болеет наша армия:

1.Прочь равнодушие.
Ротным командирам нельзя говорить, а тем более работать по принципу:
    – День прошел и хрен с ним!
 Солдаты хорошие психологи, всё видят, делают выводы, и отношение будет соответствующее. Они должны видеть своих командиров строгими и в тоже время заботливыми. Банально, но это так и есть.

2.Информация, кто ею владеет, тот владеет всем.
Ротный должен быть в курсе всех дел, в том числе и личных. Но кроме массива «открытой» информации, есть скрытая, вот ею и нужно владеть в первую очередь. А для этого у хорошего командира роты (взвода) должны быть доверенные лица, назовем их «секретные сотрудники». Но Боже упаси, чтобы хоть одного информатора, расшифровали. Всё! Информация кончилась. И когда на плацу, при солдатах орет большой начальник:
    – Вы бы лучше имели больше «стукачей!»,- а потом сидя за столом, вспоминает, как он хорошо командовал ротой.
    – Не верю!!!
Хороший командир, никогда не назовет "секретного сотрудника" стукачом - паршивое слово, хотя, из десятка «секретных» всегда один гаденыш. Информация пойдет, если в тебе увидят защитника,  который не на словах, а на деле защищает и помогает. Но с информацией нужно уметь работать, это вообще опасная штука. Для правильной работы с ней нужен опыт.

(Вставка автора из 2011 года)
Мои статьи о работе с личным составом размещены на интернет-сайтах и неоднократно я получал такого содержания комментарии, как этот: Георгий - Я уже писал вам по поводу "секретных сотрудников", какие бы Вы доводы не приводили ЭТО МРАЗИ! И служить вместе с таким дерьмом рядом не хотелось бы. Вы уж простите меня Иван Юрьевич, нормальному человеку общаться с "секретным сотрудником" было бы просто гадко, тем БОЛЕЕ офицеру. На зоне ладно, там все перевернуто и это их хлеб. А Армия это СВЯТОЕ!
На что я отвечал: Вы знаете, положив на одну ладонь: "чистые руки", а на другую: искалеченных солдат морально, или физически, окунаемых головой в унитазы и так далее, я делал упор в своей работе с людьми, в том числе и на «секретных сотрудников». А эти парни не стукачи, есть среди них  конечно, и те которые ищут свою выгоду, но в основном это люди, которым не нравится, что над людьми издеваются, бьют и унижают. Но сказать это в лицо негодяям духа не хватает. И еще они реально рискуют, когда помогают своим командирам изжить эту нечесть. Вот вы говорите:
–Армия это святое! -  только, к сожалению, в ней служат далеко не святые люди!
 
3.Беседы.
Не для галочки, не для отчета, а для того чтобы знать всё, помочь, направить действие в правильное русло. Если мальчишка видит, что ты заинтересован, искренен, то и он тем же концом. Практикую беседы со сменившимся нарядом (смена утром). За неделю, вся рота проходит. Соответственно, источник информации, прикрыт большим количеством беседовавших. Через неделю, другую повтор.
 
4.Тотальный контроль.
За ненадежными. Они есть и всегда будут. С момента первой беседы, да что беседы, с первого взгляда  опытный командир определяет, что за этим солдатом  необходим будет контроль.
5.Личный пример.
Если требуешь от солдата, то сам должен быть примером. Ругаю солдата за грязные сапоги. Заходит старший офицер и начинает помогать мне (хотя мне его помощь!). Бросаю взгляд на обувь «помощника», и меня разбирает смех, обувь такая же,  как у солдата.

6. Про точное соблюдение Воинских Уставов, я говорить не буду.
Это само собой разумеется. Были, конечно, отступления от уставов, но очень незначительные. Те же гантели у дневального, или подтягивание на турнике за уставные нарушения. Скажу честно, например, иногда некоторым уши крутил, по-отцовски, правда, с разрешения родителей. Однажды даже у меня была записка отца с просьбой, разрешением наказывать (бить) его сына (улыбаюсь). Нельзя, но…!!!

И ГЛАВНОЕ:

Солдат должен всегда быть занят: боевой подготовкой, выполнением своих должностных обязанностей, работой. Если солдат болтается без дела, жди бяки. Есть великий анекдот на эту тему: Навстречу ротному, попадается его солдат.
    – Иванов бери лом, мети плац.
    – Товарищ капитан, разрешите, я лучше веником подмету.
    – Солдат мне не надо лучше, мне надо, чтобы ты зае…, ну устал (прошу прощения).
Смысл этого великого, в том, что у усталого солдата никогда не возникнет мысли, кого-нибудь обидеть, что-нибудь украсть. Да многое может придумать русский солдат вредного. Ведь наш солдат по натуре, впрочем,  не буду, мамы могут обидеться. Но главное, он никуда не залезет и здоровым вернется домой. А для личных потребностей у солдата есть ежедневно два часа предусмотренных уставом.

Методы

Я хочу рассказать о некоторых приемах, которые применяются у меня в роте, при работе с личным составом. Мои подчинённые часто спрашивают:
    – Откуда вы всё знаете,  что делается в роте?
Всегда говорю им, что настольная книга у меня Романа Ронина "Своя разведка" и сержантам показывал ее в электронном виде. Хотя сам ее не читал, скучно, и не знаю,  верят или  нет мне? Но информация, впрочем, всё  нехорошее, я узнаю, буквально появившись в роте. Все знания идут от доверия друг, другу. Солдат командиру и наоборот.

Солдаты, это большие дети, нужно при работе с ними вносить элемент игры. У меня в роте, рядом с дневальным лежит на подставках пара гантелей. Недавно роту, посетил большой начальник, генерал – майор, в должности генерал-полковника, спросил:
    – Для чего гантели?
Дневальный бодро:
    – Для самообороны товарищ генерал-майор!
На самом деле, можно к самообороне добавить: не так стоит, проморгал приход начальника, с тумбочки сошел, "полтинник" на каждую руку, качается. Вся рота ржет, хотя знают, что завтра будут на его месте. Ведь поговорку: Лучше нет влагалища, чем «очко» товарища,- никто не отменял. Прошу прощения за  армейскую поговорку. Кстати, гантели в дальнейшем убрал, исчезла необходимость, турник в таких делах лучше.

Роту принял, солдаты не умеют обращаться по уставу, сначала выясняешь:
    – Знает? Не знает? Знает!
Начали мои солдатики при каждом нарушении отжиматься от пола. Подумал:
     «Что-то, не то? Что?».
Потом понял:
     «Я выше их сижу, стою. Как бы унижение».
Поставил шведскую стенку в канцелярии, при подтягиваниях, «штрафники» выше ротного. Неправильно обратился, не так руку в воинском приветствии приложил, ремешок ослаблен, или не дай Бог, подворотничок толстый, "червончик" на турнике, другой и третий бывает и всё с улыбкой. Рота тоже ржет. Всё! Забито в ротной памяти, на генном уровне. Быстро усваиваются строевые приемы и образцовый внешний вид.

Изменяю, правила для «провинившихся»: в канцелярии подтягиваются сержанты (начальники), при закрытых дверях, а в расположении солдаты. Обязательный доклад о выполнении упражнения номер три. Бывает, что я занят, кричу «штрафнику» во всегда открытую дверь канцелярии:
    – Не докладывай о выполнении,– всё равно «прутся» доложить:
    – А вы потом вспомните и еще заставите, – слова солдат. А что, логика в их словах присутствует. Дал команду – напечатать бирки, приклеили скотчем на турниках: "Сержанты - я скучаю», «Солдаты - я скучаю".
Мои орлы прозвали турник в канцелярии: "Валютной проституткой" – для сержантов. Турник в казарме: "Шалашовкой"– для солдат. Да простят меня дамы.
И подчеркиваю, всё делается с улыбкой, доброжелательно, игра, зато полезно и главное, не обидно. И по подтягиванию на перекладине: третье упражнение НФП-2001 (Наставление по физической подготовке и спорту) в роте - оценка пять.

Молодежь приходит в основном, необученная и что самое главное, не желающая учиться. Сразу же подчеркну, что не все, далеко не все. Большинство осваивается с ходу. Приведу пример: на тумбочке дневальными стоят, не ответил:
    – Есть! – по телефону.
Всё "червончик" на турнике и контролировать не надо. Подтянется, через 2 наряда бодро отвечают:
    – Есть! Так точно! Никак нет!
Всё в генной памяти роты.

Месяц для молодого пополнения после КМБ (курс молодого бойца) допускается не очень хорошее знание обязанностей. Учи, изучай. Не хочешь? Ладно! Далее тумбочка дневального и бронежилет на туловище, к обеду, редко к ужину докладывают обязанности. И всё доброжелательно, с улыбкой. Принцип: не можешь – научим, не хочешь – заставим!

Я вообще по телевизору  только новости смотрю. А тут как – то года три назад, услышал по Рен ТВ в "Солдатах", что "дембелям" (кстати, неправильное название), не положено на тумбочке дневальным стоять.
Всё, моим солдатам  увольнение в запас, с тумбочки дневального. А сержантам естественно с дежурства по роте. Утром на построение части со штык - ножом, с ними прощается часть (прохождение торжественным маршем перед увольняемыми). Далее увольняемый идет, сдает наряд и домой в обед. Билеты куплены заранее, провожает командир взвода. Забил в генной памяти роты, так теперь сами увольняемые напоминают, чтобы не забыли поставить в наряд по роте в последний день. Статус, однако.

В армии стоял плач, когда гауптвахту* отменили, нечем солдата наказывать. Командиры,  не имеют никаких рычагов влияния на нарушителей дисциплины. А наряды на работу? Их никто не отменял. Заведи книгу учета отработки нарядов. Завел. Каждую минуту, каждый час отработки фиксируется. Здесь на первое время нужен контроль командиров, а потом сержанты, это их епархия. Пять нарядов, право командира роты –20 часов работы в личное время. Раз в три дня солдат у нас в наряде, остальные дни он ежедневно вечером отрабатывает 1,5 часа, плюс в воскресенье четыре часа. Это полмесяца без личного времени, раз отработал, два.
Всё!
Он больше не хочет нарушать. Хотя есть такие орлы, обвешанные ими (нарядами), как гирлянда. Но про таких, великий писатель написал рассказ «Дороги, которые мы выбираем». Конечно рассказ не о них, просто название подходящее.

Да, ещё в этой книге учитываются и фиксируются поощрения, чтобы не потерялись. Никогда не применяю, отработку нарядов в туалете роты, для этого есть наряд по роте.

(Вставка автора 2009 года)

Гауптвахту* ввели, правда редко, кто сажает сейчас, ведь только через суд, а это такой «головняк»! Зато убрали из дисциплинарного устава наряды на работу. Чем думают начальники? Издеваются, наверное, над ротными? Но я сделал после отмены нарядов так: построил роту, зачитал дисциплинарные права командиров и сказал:
    – «Умные» люди отменили наряды, но оставили замечание. Поэтому на ваш выбор: замечание - это четыре часа работы в личное время, или замечание - это «орбита». Получивший замечание солдат, заступает в наряд по роте дневальным, и не меняется с него.  Вернее меняется, но только на четыре часа для отдыха, перед заступлением заново в наряд. Через неделю «орбиты» человек просто падает.  Впрочем, голосуем. Как вы думаете, за что проголосовала рота? Правильно за четыре часа работы в личное время! Нарушение, да нарушение, но нужно работать, вот и работали. Русские ротные только крепнут от трудностей создаваемых начальниками.

Не секрет, что в армии старослужащие, пытаются возложить свою работу на молодых. Всё это под контролем. Если молодого солдата заставят работать за себя, то утром я буду знать. У меня старая юбка жены есть, я пару раз  «торжественно» вручал тому, кто за себя и другого парня работал. Больше добровольцев нет. Приведу пример на эту тему: перевели ко мне из другой, родственной части, солдатика полугодичника, скажем так, достали его старослужащие в той части, а попросту били и издевались над ним. Служит он у меня полгода, а потом кидается в бега. В течение нескольких часов поймали. Отработано у нас это.
    – Куда бежал?
    – В старую часть.
    – Зачем?
    – А в той части, тем, кто прослужил год, не положено работать!– следует бесхитростный ответ. Вот так то! Дети они и есть дети, хоть и годами к двадцатке лет приближаются.

А Индульгенция? Знаете что это такое? Это прощение. Выполнил солдат работу, или задание с блеском, напиши на отпечатанном специальном бланке: Индульгенция – один наряд!
Бумажка? Да бумажка. Но …! А потом этот солдат что-нибудь нарушит, объявляешь наряд на работы, а он с блеском в глазах (мальчишка!):
    – А у меня индульгенция,– надул командира! Да и ладно, зато этот мальчишка, в следующий раз будет работать, стараться заработать еще индульгенцию, ведь все мы не без греха. Главное ничего не забывать! Хорошее помнить всегда, плохое тоже, но не напоминать о плохом.

При подведении итогов, лучший солдат в роте за месяц – дай ему выходной в рабочий день. Пусть в роте болтается, зато какая у него радость, все трудятся (шуршат по их терминологии), а он выходной (мальчишки!).
В роте каждые полгода обновлялся рейтинг личного состава. Была разработана целая система как его (рейтинг) выводить. А победителям доставались различные преференции по службе.

А вымпела лучшему взводу, флажки лучшему солдату, сержанту (стоят на личных тумбочках), плюс молния с фотографией и печатью части, которая висит месяц на стенде, а потом домой письмом родителям. Лучшему взводу кубок по итогам учебного года.
Стенгазета, фотогазета, боевые листки все под контролем – это нужное дело. Говорят, анахронизм, нет, не правда.
Приветствуется просмотр патриотических фильмов, закупаем все отечественные новинки для просмотра.

Письма родителям в первый день службы, с фотографией в военной форме. Назначили на должность – письмо, присвоили звание – письмо.
Сержант получил очередное звание. Командование роты, все сержанты собираются у меня в канцелярии, по кружке минеральной воды – обмываем, закон - традиция, однако.
Нарушителю – письмо родителям, сначала в компьютере, потом отпечатанное с печатью, но пока без отправки, почти всегда помогает.

А знаки воинской доблести? В просторечье – значки. Обязательно вручать (заслуженно). На складах нет? Купить–25 рублей штука. Нам мелочь, а мальчишкам радость, особенно когда молодежь приходит, а у старослужащих вся грудь в знаках. Хотя на роту таких, с комплектом (три), несколько человек  и в основном сержанты. У остальных один, два, а у половины ни одного. Ну не заслужили еще, но стараются.

Пришла молодежь с ВУЗом, или техникумом, срок - месяц, родители должны выслать знак об образовании. Я говорю так:
    – Образованного солдата должен видеть визуально – знак на груди. Доходит до смешного, после институтов не знают, что существуют знаки об окончании учебного заведения.

Из учебных подразделений солдаты прибывают с присвоенным званием: "Специалист 3 класса", но, ни один не прибыл со знаком, не вручают. Нет знаков? Что-то не верится. Просто равнодушие. Обыкновенное равнодушие! Мы после проверки физо, это в первую очередь, сдавшим нормативы, вручаем знаки. Остальные, подготовившись, сдают и получают знаки. Но что самое плохое, все 100% военнослужащих прибывают из учебных частей, зараженные вирусом неуставных взаимоотношений!

Особый упор на физическую подготовку, многие и подтянуться не умеют, придя в армию. Обратил внимание, что почти все солдаты из учебных частей, не выполняют нормативы по физо. А зачем? Пусть лучше работают  вместо занятий. Зарядка, занятия, спорт – массовая работа, воскресные кроссы, сдачи норм ВСК, полоса препятствий. В личное время отстающие с сержантом занимаются, да и остальные по вечерам стараются качаться. Всё это приводит к тому, что через полгода, сдают нормативы, минимум на «удовлетворительно».

Ежедневный телесный осмотр (перед отбоем), все ссадины, царапины - разбирательство, расследование. В 90% синяк в армии – это удар!

Утром развод роты. Сначала здоровается с ротой старшина на утреннем осмотре, потом в 8.00 командиры взводов с взводами, отсутствует взводный, на это есть замкомвзвода. А уже на общем ротном построении рота здоровается с ротным. Нужно это делать, обязательно! Солдат должен поприветствовать своих командиров, а командиры своих подчиненных.

Со всеми за руку не поздороваешься, много их. Но кто мешает, встретил идущего своего солдата, останови, поговори, за руку поздоровайся. Кстати, основной съем информации о состоянии дел в роте происходит в такие моменты, меньше внимания привлекается. Ведь из канцелярии солдат выходит, сразу же к нему с вопросом:
    – А что ротный?
    – А ты?

Теперь пару слов скажу о расположении, или казарме. Ведь это дом солдата на весь срок его службы.

Это отдельная «песня» и «песня» в первую очередь командира части. Особенно хочется в этом случае вспомнить  полковника Домарева Павла Станиславовича. Он бросил все силы на ремонт казарменного помещения, в том числе привлек к ремонту директоров (начальников) близлежащих организаций. Часть то одна в районе. И казарма получилась как картинка:
    Спальные «кубрики» с картинами, на тумбочках стоят рамки с любимыми, пол в расположении покрыт линолеумом.
    Комната досуга: Четыре мягких уголка, два комплекта мягкой мебели
    На центральном проходе большой телевизор, домашний кинотеатр, спутниковый приемник, а на крыше «тарелка».
    Бытовая комната оборудована согласно устава и даже более.
    Туалет, например, представьте: хороший, платный, вот и у нас такой. Туалетом в казарме не пахнет!
    Круглосуточно горячая вода, сушилка подключена к системе отопления и на лето к горячему водоснабжению.
    В казарме зимой до +24 градусов в сибирские морозы под – 50 градусов
    Для стирки есть стиральная машинка, по субботам прачка – назначенный, «заинструктированный» солдат, стирает всю необходимую форму. Хотя иметь машинку в роте запрещено, но на каждый запрет, есть обходной лабиринт (улыбаюсь).
    Стрижка только по субботам, ротный парикмахер.
    Солдаты имеют три формы (парадная, повседневная, рабочая).
    Кладовая.  Доступа в кладовую солдатам, без старшины нет. Ведь частенько гнусь идет от так называемого каптера. Каждый солдат, сержант, имеет в кладовой личный ящик для вещей. Посылки вскрываются только в кладовой, в присутствии старшины. Не секрет, что есть шустрые «орлы» и тогда получается как в анекдоте:
    – Кто еще не пробовал?
    – Я.
    – Ты «хто»?
    – Жених.
    – Ты еще успеешь,- так и с посылками, поэтому так строго.
Продажа друг другу личных вещей, только по рапорту. Во избежание попыток старослужащих присвоить вещь.

Требования к порядку жесткие, всё строго по уставу, плюс чуток домашнего уюта. Часто нужно было отбивать кантики постелей. Мы сделали по другому – изготовили по две дощечки 1,2 м на 6 см и закладываем в кровати. Всё, на день забыли про кровати, и лежать плохо, неудобно. Попытка лечь на кровать в обмундировании, карается жестоко, зато на диванах (комната досуга) в личное время - пожалуйста. И надо видеть моих, как они лежат на диванах, типа тюленей на лежбище. В расположении в сапогах ходит только наряд по роте, остальные в тапочках.

 Еще о порядке в расположении. Практиковал вначале: часов в 10 утра, не позже, иначе ляжет пыль, беру двух дежурных (старо - нового), они всегда из разных взводов. Идем в кубрики и все по 10 раз отжимаемся. Плохо убрано? Всё, в личное время взвод, в котором бардак выносят из кубриков имущество и ПХД (парково-хозяйственный день, а в просторечье генеральная уборка).
Всё в генной памяти роты. Теперь сержанты сами отжимаются, а может, не отжимаются, но докладывают честно о порядке. Вдруг проверю? Штраф: неделя ПХД для всей роты, по вечерам.

Чайник-термос на пять литров воды, плюс пара чайных сервизов в комнате досуга. Солдатам разрешено пить чай, во время перерывов и в личное время. Наряд по роте и ночью пьет, ночь ведь длинная. Самое страшное наказание для моих мальчишек, это запрет на чаевничание. Нужно видеть как они, усевшись на мягкие уголки, пьют чай. Чайники тоже под запретом по уставу. Но  лучше пусть пьют на глазах, чем будут кипятить втихушку, например «кипятильником из двух бритвенных лезвий. И поражение током!

Да еще магазин ротный есть – сигареты, кофе, чай, на рубль дороже, чем куплено и на рубль, другой дешевле, чем в магазине городка. Зато день рождения солдата – лимонад ему. Соревнования - лимонад победителям и так далее, например закупка знаков воинской доблести, дисков с новинками кино. Плюс, например, за год купили: три маленьких телевизора, фотопринтер, «канцелярию», да много чего еще. Сигареты, кофе командиры роты (контрактники, да и другие офицеры части) покупают только в нашем магазине. Зачем прибыль отдавать? Разрешается брать в долг (солдатам до 25 - 30% денежного содержания). Есть завмаг с комиссией выборной, обычно сержант, он всё курирует, мое дело, внезапно назначать ревизии. Ну и контроль расходов. К деньгам магазина никто из командиров не касается, в том числе и я. Закупки строго по чекам и отчёт.

Теперь мобильные телефоны - сданы старшине по описи. В субботу после ПХД их получают и вечером в воскресенье сдают (кроме наряда). Пытался я разрешить всегда носить с собой, начали играться и так далее, пришлось отобрать. Если нужно поздравить кого- нибудь, или позвонить, вопрос решается положительно.

И еще чуть не забыл, бич армии, мелкое воровство изжили методом анкетирования. Задается вопрос:
    – Кого подозреваете?
В анкетах пишутся фамилии. Далее беседы с этими «фамилиями», не привлекая внимания, мимоходом о том, что есть данные. Всё воровство прекращается и человек, почти уличенный, остается чист.
Кстати об анкетировании, ежемесячно проводить, это позволяет дополнительно «замерять давление» в коллективе роты. Но проводить анкетирование не так, как я видел по телевизору: майор психолог, рассадил всех в классе по трое за каждый  стол, задает вопросы и:
    – Отвечайте!- ага ответят! Держи карман шире. И это профессионал работает? Я делаю так, пустая открытая канцелярия роты, там, на столе лежат чистые анкеты с вопросами и опечатанный ящик с прорезью для «голосования». По очереди заходит солдат и заполняет анкету, потом бросает его в ящик,  остальные сидят, смотрят телевизор. Доступа кроме меня к заполненным анкетам нет ни у кого, даже у командиров взводов. И об этом знает  рота.

Немного о боевой подготовке.

Командирская подготовка с сержантами еженедельно, целый день по пятницам. Обычно занятия строятся так: с утра сержанты со старшиной проверяют, «выворачивают» всё расположение. Потом час на заполнение документации, час беседы со мной (по одному), плюс рапорта о том, что в отделениях все в порядке. После обеда я провожу двухчасовые занятия. Далее подведение итогов за неделю с командованием роты и час самоподготовка. Это нужно делать обязательно, потому что обученный сержант–победа в бою и труде!
Рота у меня техническая и поэтому занятия, раз в неделю. Остальное время идет боевая работа! Действительно боевая! А вот «пехотной» подготовки по плану боевой подготовки у нас нет.

Давно у меня руки чесались на инженерную и тактику. Тут мои мальчишки:
    – Хотим настоящей боевой подготовкой заниматься. А то мы, мол, только работаем и всё!
Это легло на подготовленную почву. То, что они занимаются не просто работой, а боевой, опасной,  кстати,  работой ежедневно, это не в счет. Мальчишки, мальчишки!

То есть хотите «пехотной» учебы. Без проблем, вы её получите! Решил с командованием части:
    – Одобряемс!
Купили пехотные лопатки. На складах не дали: заявки нет, подавайте в округ и так далее. Начинал занятия так: никто не знал ни инженерную, ни тактику, кроме меня. Брал взводных, сержантов и на командирской подготовке, копали окопы для стрельбы лежа. Потом рота копает, потом окопы для стрельбы с колена и так далее. Отрыли окопы, далее тактика, и так все лето (один день в неделю), хорошо получаются. Только пастухи ругаются:
    – Коровы могут ноги поломать!
Начал проводить ночные занятия по этим же предметам, самому, правда, немного лень – но нужно. Объявил: грубое нарушение воинской дисциплины – два ночных занятия.
Потом мои орлы, хапнув боевой «пехотной» подготовки по самое «нехочу», взвыли. Но поезд ушел – ту – ту – ту – окопы в полный профиль, да пехотными лопатками. Правда, даю для отрывки ходов сообщений, 30% штыковых, как положено по нормативам. Я вам скажу это не мёд, далеко не мёд, кто копал, тот знает.  Да всё под съемку, по увольнению каждому на диске ДВД альбом бесплатный: где они копают, марш-броски, упражнение на полосе препятствий, занятия по боевой готовности с холостой стрельбой. Короче снята вся служба.

И еще хочу сказать о приказе Министра Обороны об увольнении в запас. Это праздник!  Увольняемые накрывают стол для личного состава роты. Им вручается красочно оформленный приказ Министра, на обратной стороне их фотографии с шуточным уклоном и пожелания с печатью командования, плюс повторюсь, диск ДВД с фото и видеоматериалами.
Тут мне недавно офицер, в звании майора говорит:
    – Да ты их в жопу целуешь!
    – Как?
    – Вот, я курсантом напился, а меня ротный  отмудохал в канцелярии,- ответ майора. Я ему в ответ:
    – А у меня, они вообще не пьют.
Ему крыть нечем. Хотя правды ради, надо сказать, что пару раз в увольнении мои выпивали. Но кары следовали незамедлительно. Поэтому дешевле было быть трезвенниками.

Итог: грубых нарушений в роте практически нет, вернее мало, за все время ни одного уголовного дела! Не сглазить бы! Что - то, я расписался?
    – Нужна,-  как говорит у меня старшина. – СИСТЕМА, или СИСТЕМАТИЧЕСКИ, ПОСТОЯННО РАБОТАТЬ!

Заключение. Это сейчас хорошо говорить, а пока всё наладилось!  На решение этих задач, должен быть коллектив единомышленников, который у меня со временем появился, хоть и бурчат иногда.

Конечно, обо всех методах работы ротного я не написал, да и не ставил себе такой цели. Прочитав статью, скажите, а впрочем, наверное, я узнаю, что вы скажите?  А солдаты, у них  блеск в глазах, они знают, что не брошены, что о них заботятся и платят тем же.
Добавлю еще, в армии ходит поговорка: Куда солдата не целуй, везде попа!  И это тоже верно. Поэтому кроме уважения командира, они должны бояться его разозлить и это тоже верно.

И ещё, вы, наверное, заметили, что я обо всём рассказываю, но не говорю почти ничего, о так называемой «дедовщине». А её практически нет в роте, она задавлена как гидра и думаю, впрочем, не сглазить бы. Раз нет, значит, и говорить не стоит. Как её давили, может, в дальнейшем расскажу. Скажу так, победу одержало НЕРАВНОДУШИЕ.

Хотя нет, на одном вопросе остановлюсь сейчас. Как только молодое пополнение вливалось в строй роты, я через несколько дней  в беседах с ними задавал пару вопросов:
    – Что вы ждали впервые дни службы?
    – Что ночами будут бить и издеваться «деды»!- следовали ответы.
    – Как вы считаете, почему у нас в роте не бьют и не издеваются?
    – Наверное, потому что ребята все хорошие!?!- отвечали мне. Я кивал головой, якобы соглашаясь, но сам-то знал:
«Да только «вожжи» отпусти, и вам такое покажут эти «хорошие» ребята, что небо в копейку превратится». 
==========================
Декабрь 2007- апрель 2011г

PS- Статья напечатанна в еженедельнике "Независимое военное обозрение"

Автор предупреждает, что  всё выдумка, совпадения случайны.

Ну и байка, как без неё?
После волейбола в городе едем в часть, я старшине говорю:
    – Пора тебя награждать, завтра прибыть в парадной форме,– ляпнул и забыл.
Утром сижу в канцелярии, слышу по центральному проходу – звяк, звяк, звяк. Думаю:
"Что за черт",– а это старшина медалями трясет в парадной форме одежды.
Пришлось бутылку выкатывать, а то разговаривать со мной перестал. Все выполняет, но молчит как собака Павлова.


Рецензии
"Всё, моим солдатам увольнение в запас, с тумбочки дневального. А сержантам естественно с дежурства по роте. Утром на построение части со штык - ножом, с ними прощается часть (прохождение торжественным маршем перед увольняемыми). Далее увольняемый идет, сдает наряд и домой в обед. Билеты куплены заранее, провожает командир взвода. Забил в генной памяти роты, так теперь сами увольняемые напоминают, чтобы не забыли поставить в наряд по роте в последний день."

Грамотно! Я бы тоже не отказался!

Кузнецов Сергей   04.06.2018 11:06     Заявить о нарушении
На это произведение написано 30 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.