крутой поворот

                Двадцатитрехлетняя  Светка, невысокая, стройная, ненатуральная блондинка, с красивыми яркими глазами, сидела на подоконнике  у раскрытого окна и злилась  на дождь. Дождь был мелкий, противный, холодный и нудный. Говорят, если сеет с неба мелкий дождик это на небе плачут ангелы….Светка сидела, нервничала, а незамысловатые рифмы вертелись в голове:
 Снова дождь за закрытым окном
Это ангелы плачут на небе
Слезы – капельки бьют о стекло,
Словно просятся в гости, к обеду
От неправедных глупых обид
Слезы льются из глаз херувима
Пресно – светлые падают вниз,
Орошая леса и долины…..
Грозной тучей от грешной земли,
Поднимается злоба людская,
Грязной кистью малюя мазки,
На крыле черноту оставляя.
Ангел добрый расстроен до слез,
Белоснежные крылья в пятнашках,
Оседает тяжелая грязь,
На подоле небесной рубашки.
Электрической вольной дугой,
Бьют несчастья, пороки, обиды,
Нарушая небесный покой,
Заставляют рыдать херувима….
Плачет ангел, бесплотная суть,
И лелеет на крыльях надежду,
Может в дождь люди что-то поймут?
Чище станут, добрее, чем прежде….
А внизу, по раскисшей земле,
Муравьишками бегают люди,
И ворчат: снова дождь во дворе,
А когда ж небо ясное будет?....

                Ясное небо нужно было до зарезу. Ровно через десять дней у Светки  свадьба. Роскошная, богатая, с приглашенными гостями в количестве 120 человек, со всеми навороченными прибамбасами в самом престижном ресторане города. Часть подписанных приглашений лежала на столе аккуратной стопочкой, часть – пустых, вместе со списком гостей валялась на полу. Нужно было дописать приглашения, положить  в белые конвертики со свадебной эмблемой в правом углу и развести их  приглашенным персонам, чтобы они успели уладить дела, купить подарок, пристроить детей, потому что жених отводил на праздничное мероприятие  целых четыре дня! Светка ничего делать не хотела. На душе щенячьего восторга от предстоящих событий не было в помине. Хотя жених был завидный……
               Артур работал в ведущей юридической конторе, адвокатом. Имел большой отдельный кабинет, обставленный мебелью затянутой в приятно хрустящую кожу, секретаршу – строгую пожилую тетку, опытную, грамотную и некрасивую. Жил в четырехкомнатной квартире, с евроремонтом, кухня была напичкана бытовой техникой, в большом холле висели чудные старинные  картины, и загадочно мерцал на полках  настоящий хрусталь…..
           Артур был богат, хладнокровен, расчетлив, знал себе цену, аккуратен, педантичен, целеустремлен, глупостей не делал, все заранее просчитывал… Высокий сероглазый шатен с правильными чертами лица и умеренно накачанной мускулатурой. В  общем –мачо, как в американских фильмах.  Одно плохо – Артур был очень правильный, как  квадрат Малевича…Говорят, что невеста перед свадьбой знает о всех мелких недостатках жениха, но все затмевает одно большое мужское достоинство….У Артура не было недостатков. Насчет достоинства Светка не знала – до постели дело не дошло. Правильный, совсем правильный, абсолютно правильный….Светке от правильности жениха иногда хотелось задрать юбку до пупа в общественном месте или громко пукнуть при встречах….Светка хотела замуж, но не хотела жениха…
                Они познакомились в понедельник,  в магазине бытовой и компьютерной  техники, где Светка работала продавцом в компьютерном  отделе. Магазин был большой, места много, покупателей мало, из-за высоких цен,  и Светка иногда себе позволяла немного развлечься, тем более, что в понедельник покупателей бывает мало. На стареньком компьютере, что стоял в отделе, поиграть в покер. Вот за этим занятием ее и застукал незаметно подошедший Артур. Шум поднимать не стал, но в мягкой форме шантажа пригласил провести с ним вечер. Светка никуда идти не хотела, тем более с первым встречным. Хотя ее напарница, Лялька, моментально определила стоимость одежды, аксессуаров, заметила лак на ногтях и оценила хороший парфюм. Лялька ошибалась редко. Если она говорила, что мужик «упакован» как надо, это всегда соответствовало  реальности. У Светки опыта по части роскошных шмоток не было вовсе.
          На свидание она все-таки пошла. Артур очаровал продавщицу изысканными манерами, вкусным ужином и галантным поведением. Единственное, что сильно не понравилось – когда принесли счет, новый знакомый достал калькулятор, быстренько все пересчитал и выявил ошибку на 22 рубля 37 копеек в пользу ресторана, в ущерб себе. Лощеный официант спорить не стал, но по физиономии было видно, что раз фокус обсчитать клиента не прошел, ну и ладно, нервничать не будем, доберем  с других. На улице дожидался черный «Лэнд – Краузер» с коротким  бульдожьим  передом и мощными фарами сверху.  Светка особо не обольщалась,  не мечтала, прекрасно понимая – сегодняшний вечер просто прихоть богатого дяденьки. Сегодня он есть, завтра поведет в ресторан другую девочку. С его внешностью, лоском, деньгами  со спутницами на вечер проблем не будет никогда. Дома, в убогой старой двухкомнатной хрущевке, родителям даже заикаться не стала о новом знакомом. Чего предкам нервы мотать?
        На следующий день, во вторник, у Светки был выходной.  Дел накопилось много. Надо было зайти к маникюрщице, потом забрать из химчистки импортный костюм, что купила по случаю, подешевке. Навестить подружку в роддоме, поплакать вместе с ней над разбитыми мечтами и со злобой в голосе уверенно подтвердить: все мужики сво…и  ко…То, что девять месяцев назад, ориентируясь на свой горький опыт, Светка  предупреждала будущую мамашу, что папа слиняет, как только узнает о пополнении, в счет не шло. На свете много восемнадцатилетних дурочек, которые поверив в неземную любовь, парят в облаках, потом очень быстро приземляются и растят ребеночка в гордом одиночестве…Иногда навешивают на шею родителям обязанность воспитателей, а сами исчезают в неизвестном направлении за «синей птицей» счастья…Галка ребенка восптытывать  собиралась сама, ну, конечно с помощью собственной мамы, но все равно сама. Не состоявшегося мужа, но реального отца забрали в армию. То-то он наохраняет государственные границы со своей трусостью, безответственностью и ленью…..
        Запланированные дела удалось сделать частично. Галку в роддоме она навестила, костюм забрала, а вот попасть в косметический салон не успела. Прямо у подъезда, с пакетом из химчистки  Светку заловил давний ее приятель Дениска Гомельский. Пай мальчик до 14 лет, после 14 – атаман, гроза микрорайона, головная боль участкового и нервомотатель собственной мамаше. Дом Дениса – полная чаша. Папа – директор фирмы, мама – исполнительница главных ролей типа: «Кушать подано, господа» в городском театре и несравненная, блистательная, прима-актриса в семье. Чего не удалось сыграть в театре, на сцене, мамаша с огромным успехом воплощала в реальной  жизни. Спектакли в семье разыгрывались каждый день. « Великий актер погиб во мне!», воскликнул когда-то Нерон, по собственному желанию напоровшись на меч.  В Ариадне Сергеевне актерство жило, процветало, и умирать не собиралось. Кого она только не изображала : она была и Офелией и Катюшей Масловой,  Дездемоной и Гертрудой, Анной Карениной и  Жанной Д,Арк. Все зависело от настроения, ситуации и прихоти… До 14 лет  Дениса родители особо не доставали. У Дениса - престижная школа с английским уклоном, секция бокса, плавание – все делалось с радостью и желанием. На карманные расходы, в неограниченном количестве подкидывал папа, он же, поощрял, опять материально, успехи в школе и в секции. Первая стычка с мамашей произошла на  праздновании Дня рождения любимого сына. Чадо позвало гостей на свой выбор. Пара одноклассников, пятеро ребят  из секции, трое со двора и Света. Против одноклассников и будущих победителей на ринге, мать ничего против не имела. А вот дворовые друзья и Светка – мамочку повергли в шок. Дворовая троица Сережка, Сашка и  Петька считались отъявленными хулиганами из бедных неблагополучных семей. У всех троих  жизнь была одинаковая. Отцов не было, у Сереги мать работала на трех работах, стараясь прокормить четверо детей. Отец попал на зону и оттуда не вышел, сгубил туберкулез. Мать Петьки обслуживала любовью за бутылку всех желающих, отец испарился еще до Петькиного рождения. У Сашки отец был жив, жил с другой семьей, бросив на произвол судьбы, разбитую параличом жену и двоих детей- близняшек.  Сашкин брат утонул на городском пруду, нырнув вниз головой  с невысокой горки, сломав шейные позвонки о подводную корягу. Света имела и маму и папу. Папа  в монтажном тресте работал сварщиком, попивал горькую втихушку, не буянил, не таскал вещи из дому, пьяненький имел привычку – выползти во двор и до одури петь во все горло блатные песни, с жаргоном, матюками, иногда на собственное усмотрение, комментируя сюжет. В любое время, в любой месяц года. Мама всю жизнь проработала в детском саду, нянечкой. Нрава была тихого, с бытовым пьянством мужа смирилась, хуже бывает! Светку старалась воспитать по правильному, но с учетом изменений в родном государстве.    Такие гости Денискиной мамаше были не нужны. Тем более, такие друзья для единственного сына. То, что эта троица и Светка спасли ее сыну жизнь и помогли избежать ограбления, про то  мамаша была не в курсе. А дело-то, было простое, обычное, как три копейки: поздно вечером Денис после тренировки, зашел за новыми  боксерскими перчатками к другу, в другой микрорайон. Пацанов он там не знал, выглядел, по мнению, дворовых ребят слишком вызывающе, шел спокойно, не оглядывался, стало быть, не боялся, а зря! Не свой, приятелей нет, заступников тоже – плати, за то, что вошел на чужую территорию. Денис, правил не знавший, платить отказался.   У шпаны закон простой – не хочешь добровольно, заберем силой. Завязалась драка. С двумя-тремя Денис бы разобрался, но пацанов было человек десять, все на взводе, с гонором, подогретом дешевым вином и оттого наглых без меры. Драка была жестокой. Первые смелые лежали на асфальте, прижимая руки к животу и стараясь потихоньку восстановить дыхание, вторые смелые получив свою порцию, озлобились и навалились гурьбой. Минут через пятнадцать устали все. Желание  у шпаны было одно – во что бы не стало, добить дерзкого чужого. А вот силенок не осталось. Будущие Денискины друзья подошли именно в тот момент, когда самый злой из нападавших, достал нож. Еще несколько секунд, и  Денис бы истекал кровью от ножевого удара, нацеленного тренированной рукой прямо в живот. Дениску первой узнала Светка. С воплем: « Вы, че уроды, это наш!» влетела в толпу и встала рядом с Денисом. Сашка и Серега, чуть замешкавшись, тоже подтвердили: наш, пацан правильный, трогать нельзя. Петька самый хилый, но с хорошо подвешенным языком, быстро прояснил ситуацию: Денис живет у них во дворе,  не жадный, с ребятами всегда делится деньгами, отдавать долги не просит, таскает из домашнего бара хороший коньяк и жратву для всех.  А то, что выглядит  как пижон, не его вина, мамаша заставляет, а насчет бокса – у всех есть заморочки.  Хорошо дерется, здорово, всегда пригодится. Драка, чуть не закончившаяся убийством, закончилась дружбой. За Денисом признали право ходить где угодно, когда угодно и с кем угодно. Только иногда  не жалей денег, отстегни на нужды общества. Деньги у Дениса были и по сто-двести рублей в месяц ущерба не причиняли. Но мамаша об этом не знала, и знать не хотела. Она на гостей смотрела с высоты своего положения и высокомерия. Не стесняясь в выражениях, прямо при ребятах, приказала Денису выставить хулиганов вон. Денис спорить не стал. Только спокойно спросил у матери: « Ты хорошо подумала, выгоняя  МОИХ  друзей с МОЕГО дня рождения?» Мамаше тон не понравился и под горячую руку,  пообещала сыночку, если не послушается, штрафные санкции. Как – то: лишение средств на карманные расходы, домашний арест пока не извинится и обещание пожаловаться папе, чтобы тот принял меры и оградил сыночка от плохих мальчиков.  Денис молча взял коньяк из папиного бара, положил в карманы пару апельсинов, махнул рукой ребятам, типа, за мной, и ушел из дома на долгую, страшную от неизвестности, для родителей неделю. В школу эти дни не ходил, жил у Сашки, помогал ухаживать за его больной мамой, ел, что было, заучивал уличные правила, особый жаргон, и вынашивал планы мести по отношению к собственной мамочке. В 14 лет компромисс найти сложно. Мир четко разделен на черное и белое, полутонов подростки не признают, обиды помнят долго, тем более, если обида была несправедливой и неправедной. Денис не придумал ничего лучше, как ограбить своих родителей. План был продуман до мельчайших деталей и успешно осуществлен. Рано утром, когда мамочка уехала на репетицию, а папочка в офис, Денис поднялся в квартиру, открыл дверь своим ключом, отключил сигнализацию и позволил забрать друзьям приятелям все, что понравится. Понравилось многое. Светке приглянулось короткая меховая курточка и кольцо с сапфиром, Сашка осчастливил себя магнитофоном «Филипс» и папиным «Ролексом». Петьку прельстил телевизор «Шарп» и видеомагнитофон. Серега  взял для матери норковую шубу, для сестер несколько пар сапог, для себя французский коньяк и деньги, оставленные на трюмо забывчивой мамой, вместе с кошельком и сотовым телефоном.  Денис мальчик умный, книги читал, телевизор смотрел и не только программу «спокойной ночи, малыши». После того, как все вещи были надежно спрятаны, Денис, зная папин тайник, влез туда, тихо порадовавшись, что отец не успел поставить домашний сейф, забрал валюту, деньги и красивый золотой  кулон, который  преподнес потом Светке. В квартире устроил беспорядок, мокрой тряпкой стер следы, раскурочил дверной замок, перерезал сигнализацию  и не взяв не единой вещи ему принадлежащей, вернулся к Сашке. После обеда, когда мамочка вернулась с репетиции с чувством выполненного долга, весь двор уже  был заполнен милицейскими машинами.
            Конечно, в первую очередь проверили неблагополучных подростков. В их квартирах ничего не нашли, кроме скромно чистящего картошку  на  маленькой кухоньке, Дениса. Участковому и следователю он объяснил, что поругался с родителями, живет у приятеля, но согласен вернуться домой, если родители извинятся. Родители извинились. Дальнейшие попытки милиции, что-то найти из украденного, Денис наблюдал уже из собственной квартиры. Милицию зря ругают, они добросовестно обшарили все закоулки, опросили свидетелей, попытались снять отпечатки и через несколько дней развели руками. Никаких следов похищенного, нигде ничего не засветилось, отпечатков нет, свидетелей нет, у подозреваемых есть алиби. Извините, глухо. Взятые из дома вещи дожидались своего часа в старом подвале, в который милиция заходила, но ничего не нашла, потому-что забыли или не знали о маленькой подсобке в подвале, она была завалена старой мебелью, поэтому в глаза не бросалась. А вещи были там. Они еще долго были там, больше чем полгода Денис не разрешал вскрывать захоронку, благо подвал был сухой и теплый, поэтому  вещи и аппаратура не пострадали. Когда пришел срок, телевизор, магнитофон, видак  поздно ночью переселились к новым хозяевам. Подол шубы облили краской, изваляли в грязи, распороли рукав и в таком виде подкинули на лестничную площадку, поближе к  Серегиной квартире. Риск, конечно, был, что шубу первой найдет не его мамка, а вредный пенсионер из квартиры рядом. Шубу нашла Сережина мама, поохала, поахала, отнесла шубу в химчистку, потом в ателье и спокойно стала носить, говоря любопытным, что шубу купила с рук, сильно испорченную. Почти такой же фокус сделали с сапогами, сломали каблук, натерли кирпичом нежную замшу, отодрали стразы, сменили замок, принесли в таком виде в дом  и загадочно улыбались, слыша вопли восторга Сережкиных сестер. Петькина мать, вечно пьяная, даже не заметила новых вещей. А мама Сашки просто физически не могла ни видеть,  ни проконтролировать сына из своего закутка. Большую часть денег пустили на лекарства для нее,  хотя лекарства принесли незначительный  результат, но Сашка все равно, поклялся быть другом Денису до гробовой доски. Такую мелочь, как валюта, рубли, кольцо Денис недельки через две после переполоха, принес домой и спрятал на самом виду у мамочки, прекрасно зная, что в чучельную голову кабана, висящего в прихожей, ни она, ни отец, никогда не полезут. Так и вышло. Когда надо, деньги доставались из тайника, когда нет – спокойно лежали. Кольцо Денис отдал Светке, но она его вернула – большое, а деньги взяла и купила что хотела.  Папа, конечно, сильно подозревал, что кражу подсуропил родной сыночек, но доказательств не было, одни подозрения, а подозрения к делу не привяжешь. Тем более, что Денис по поведению, каким был раньше, таким и остался. Учился, плавал, боксировал, на улице гулял редко, в общем, мальчик – пай….Почти три года Денис вел двойную жизнь. Днем – приличный мальчик из приличной семьи, вечером – мозговой центр и руководитель преступной подростковой группировки. То, что придумывал Денис, а ребята осуществляли, приносило неплохой доход. И главное – смышленый, эрудированный,  хладнокровный, трезво мыслящий юноша за три года, до 17-ти летнего возраста ни разу не подставил друзей и не разу не прокололся сам. Хотя в принципе, он ничем не рисковал – если бы ребят поймали, Денис, как мозговой центр, остался бы в стороне. На крайний случай – выручил бы папа. Все преступления сходили с рук. Лишь иногда излишне дотошный участковый приходил с расспросами – были подозрения по давней краже, но как не хитрил представитель закона, вызывая Дениса на откровенность, ничего не выяснил.
             В 18 лет Денису захотелось машину. Он объяснил отцу, что при его положении, просто стыдно ходить пешком, когда все одноклассники разъезжают на иномарках. Машину Денису купили. Получив права, он чуть ли не через месяц машину разбил, сев за руль в нетрезвом виде. Тогда снова был скандал дома. Денису припомнили все. Оказывается папа, как бы не был загружен работой, все примечал – и лишние деньги, и разговоры по телефону, после которых были происшествия в городе, и жаргонные словечки, срывавшиеся с языка и многое другое. Отец кричал громко, обещал выдрать как «сидорову козу», но потом, подумав, решил сор из дома не выносить, милицию не привлекать, но  ограничил свободу Дениса и перестал его спонсировать. Полгода Денис усердно зарабатывал прощение, и скоро все встало на свои места. Денису купили новую машину. С этой машиной у Светки были связаны самые радостные и самые горькие воспоминания. Денис стал красивым, обаятельным парнем и почти все знакомые девочки мечтали, что Денис обратит на них внимание, будет ухаживать, а там, глядишь и до свадьбы недалеко. Денис охмурял девчонок с легкостью, особо ни к кому не привязывался, ничего не обещал, просто проводил время. К Светке относился как к старому надежному другу, выручал деньгами, возил на машине по делам и никогда не намекал про любовь… А Светкино сердечко давно принадлежало Денису. Только скажи он, только пальчиком помани – бросила бы все, ради него единственного и любимого.
            В день получения повестки в армию после отсрочки, Денис совершил две глупости: сказал родителям, что идет в армию и что перед армией хочет жениться на Светке. Отец был за армию, но против женитьбы. Мать против и армии и свадьбы. Очередной день рождения  закончился для Дениса скандалом дома, разудалой ночной гонкой по улицам города, пьянкой в лесопарке и Светкиной  первой брачной ночью с суетливой любовью на заднем сиденье автомобиля….В армию Денис все-таки пошел, но отец устроил так, что служил он в штабе, на особом положении. С дедовщиной не столкнулся, военных действий не видел, два года оформлял документы, портил девок в увольнительных, продолжал заниматься боксом. Светке написал два письма. Первое – почти сразу после призыва, про любовь, тоску и светлое будущее. Второе – через пять месяцев, где отцом ребенка себя не признавал, приказывал сделать аборт, просил прощенья за то, что любви-то, оказывается, не было, так, одни гормоны….
           Светке  повезло.  От стресса, вызванного предательством, от разрушенных иллюзий и перечеркнутого будущего случился выкидыш. Полежала месяц в больнице, полечилась и стала лучше прежнего. О Денисе не забыла, спрятала в тайничок души осколки любви и надежд, решила – время покажет, кто прав, кто виноват.
           Два года прошли быстро. Денис вернулся возмужавшим, с гордостью носил дембельскую форму, не спешил переодеваться в штатское. На работу не устраивался, ждал вступительных экзаменов в институт,  а вот к  старым связям не стремился и встречая Светку во дворе, делал вид что она чужая незнакомая и проходил мимо. Светкина душа разрывалась от обиды и разочарования. Искать утешения на стороне не хотелось, берегла себя Светка, для него Дениса, берегла. Столкнуться им пришлось по очень горькому печальному поводу – в Чечне погиб Петька. Пьяная мать хотела отвезти гроб из аэропорта сразу на кладбище, чтобы не было мороки, но соседи не позволили. Сделали все, как положено – увозили домовину со двора, по цветам и еловым ветвям, брошенными под колеса  машин, справили немудреные поминки, сложившись всем домом, даже возле двери квартиры прибили малую звездочку, выкрашенную красной эмалью. Ничего не оставил после себя Петька – жил, как не жил.
              На скромных поминках Денис подошел к Светке, завел разговор, интересуясь ее личной жизнью. Потом пожаловался на одиночество, на бренность жизни. Поскорбел  о Петьке, вспомнил Серегу и Сашку, как  то невзначай попросил Светку заглянуть к нему домой, чтобы вдвоем просто посидеть и вспомнить прошлое….Света, окрыленная, с гулко бьющимся сердечком от исполнившейся мечты – пошла. Ровно пять дней они были вместе. Денис клялся в любви,  опять строил планы на будущее, намекал на женитьбу,  дарил цветы, подарки, пару раз свозил за город, на пикник и конечно ласкал: горячо, страстно, пылко….На шестой день Светка промучившись пустым ожиданием, не вытерпела и решила  позвонить сама. Трубку взяла Ариадна Сергеевна, ровным голосом сообщившая: Денис с невестой уехал отдыхать на море.
                Светка слегла. Несколько дней тупо лежала на кровати, молчала, ничего не ела, ни на что не реагировала, «вареными»  глазами разглядывала потолок. Обеспокоенная мама вызвала врача. Участковый терапевт посмотрел, измерил давление, задал  несколько вопросов, ответа не получил, посидел, подумал и с домашнего телефона вызвал бригаду из психушки. Светка вернулась домой через месяц. Блеклая, выцветшая, апатичная. А когда узнала о беременности, закатила истерику, напилась, проплакалась, переколотила все подарки, разорвала совместные фотографии с Денисом, сделала аборт и стала жить дальше. Научилась снова улыбаться, кокетничать, но ни с кем серьезных отношений не заводила.
                Вернулись Саша и  Сергей. Попробовали навести мостики с бывшим атаманом – не получилось. Отдалился Денис, загордился. Сашка, здоровенный бугай, отслуживший мотористом на торпедном катере на Тихоокеанском флоте, отчуждения Дениса не простил. Навязываться в друзья не стал, но Светке намекнул – придет время – отомстит. Сергей уговаривал не связываться. Ошибки молодости, дело прошлое. Теперь каждый сам по себе. Сергей после армии изменился больше всех. Видно не зря так ценят и хвалят войска «дяди Васи». Воздушный десант. Где промывают мозги от всяких  глупостей,  делают настоящих мужчин – надежных, верных, честных. Ребята к Светке относились хорошо, с уважением. Видели, что за два года Светка по рукам не пошла. Имела и честь и гордость. Знали, что произошло у них с Денисом, но за то, что не вешалась ему на шею – уважали вдвойне.
                За последующие три года особых изменений в жизни Светки не случилось. Закончила торговый колледж, получив профессию продавца промышленных товаров, работала в магазине. На молодежные тусовки ходила редко – не было желания. Все чего-то ждала:  крепкого надежного счастья, что туманной призрачной, миражной дымкой бродило рядом, а в руки не давалось…После больницы в Светке прорезалась маленькая поэтическая жилка, писала стихи о себе, для себя… По праздникам встречалась с Сергеем и Сашей, сидели скромно, слушали музыку, баловались пивком, перетирали косточки знакомым. Сергей пошел в ОМОН, ирония судьбы – бывший малолетний преступный элемент, в детстве не пойманный за руку, теперь помогал сохранять порядок в городе, пытаясь выловить и обезвредить преступников… Санька работал в автомастерской, неплохо зарабатывал, подумывал о женитьбе, советуясь со Светкой о возможных кандидатурах. Почему-то всей троице не хотелось куражиться, лихо прожигая время на тусовках или в барах. Или оттого, что все детство и часть юности ходили по лезвию ножа, рискуя головой, и если бы попались, долгое время топтали бы зону, Дениса, как пить дать, отмазал бы папа. Или потому, что тогда славно «оттягивались» с водкой, травкой, подружками и другими глупостями. Больше не хотелось.
              Денис, тормознувший Светку у подъезда, выглядел плохо. Небритый, помятый, с тоской в глазах, предложил посидеть поговорить. Светка в гости к Денису идти отказалась. Пригласила к себе. Мать увезла отца на день рождения к дальней родственнице, обещались быть поздно. Денис прошел в Светкину комнату, скромно сел в уголок и молчал. Молчала и Света. В голове у нее пулеметной очередью проносились мысли: « почему пришел? Зачем? Что случилось? Отчего он такой пришибленный? Сам на себя не похож. Чего хочет? Начать расспрашивать? Или помолчать немного, пусть начнет первый?...»
– Свет, удивлена, что пришел?
– Да. Не могу сообразить зачем? Ты столько времени делал вид, что нас не замечаешь. Ни меня, ни ребят. Что-то произошло?
– Да.
– Расскажешь? Или будем в молчанку играть?
– Света у меня отец…..
– Что? Умер?
– Лучше бы умер…. Гад….Он развелся с матерью, женился на секретарше и уехал в другой город,  в филиал фирмы. Все в тайне, потихоньку. Я только сегодня узнал. Мать в трансе, я в шоке. Как теперь дальше жить?
– Эка трагедия! Жить будешь, как жил. Не маленький. Это в детстве тяжело без отца, а ты сам взрослый мужик, неужто не проживешь? Больно, конечно, я понимаю, но особой трагедии не вижу. У Сашки с Серегой сызмальства отцов не было, и ничего, живут, работают, в люди вышли. А ты думал, папа тебя до пенсии тянуть будет?
– Злая ты. Я думал поймешь, пожалеешь…А ты вроде как рада…
– Да не радуюсь я. А насчет жалости….Ты меня жалел, когда про аборт писал? А после как вернулся, жалел? А когда в любовь со мной играл, жалел? Я по твоей милости брошенная хожу. Ты три года с другими миловался, чего к ним не пошел? Может они пожалели бы?
– Светка, ты не поверишь….Я же все это время только о тебе думал…А подойти не мог…Сначала ждал, что ты, сама, придешь, объясняться будешь или претензии предъявлять. Потом понял, не придешь…Гордая….Потом думал, буду с девками крутить у тебя на глазах, может приревнуешь, ты же любила меня…Тоже не получилось….А потом понял, с кем бы я не был, к тебе тянет…А как подойти? Время прошло…Ты цветешь, а я вроде и не нужен никому. Телкам только деньги нужны….Сегодня позвонил одной, рассказал про отца….Она знаешь, что спросила? Оставил ли папа мне капитал, если – да, она со мной…А если нет – извини…Вот так, Светка…
– Я то любила….Может и сейчас люблю…А вот тебе поверить что-то не могу… Не хочу…Слишком просто у тебя получается…Ждал, не мог, не хотел….А сейчас захотел? Чего ты от меня ждешь?  Сочувствия? Жалости? Ласки?
– Не знаю, Свет….Тяжело мне, плохо…
– Да возьми себя в руки, в конце концов! Ты что, ляля маленькая, без присмотра не проживешь? Себя и мать не прокормишь?  Не один ты такой, всем плохо. Работать пойдешь…А отца не смей осуждать, я твою мамочку помню, еще удивительно, что отец так долго терпел, он свое счастье заслужил, хотя бы под старость…
– Свет, а как мы теперь с тобой?...
– А никак. Я не робот, у меня кнопки нет, с одной программы на другую быстро переключаться….
– А мне приходить можно будет?
– Приходи. Только зачем? Утешения не жди.  Да и  как с ребятами объясняться будешь? Мне про любовь плетешь, а чего им скажешь, чем объяснишь, что ты их  после армии признавать не хотел? А, Дениска?
– Ты с ними дружишь?
– Дружу. В отличие от тебя, они меня не забыли, не предали. По мере возможности помогают…
– Я теперь тоже помогать буду….
– Ой, Денис, что-то тошно мне от нашего разговора…Бразильский сериал, е-мое! Не надо мне от тебя ничего! И знаешь, уходи, пожалуйста….Как-то фальшиво все….Столько лет притворяться, страдать тайно…Глупости это все…Тебе сейчас просто «жилетка» нужна, чтобы поплакаться, чтобы пригрели, пожалели…А за душой, наверное, пустота, ничего ко мне нет….Уходи…
                Денис оправдываться не стал. С опущенной головой вышел из комнаты. Светка осталась сидеть. Горло пережало спазмом. Как же так? Разве так можно? Любить тайком, провоцируя на ревность, четко зная, что тебя-то точно любят! Три года делать вид, что ты чужая, что ничто не тянет к тебе, не разговаривать, игнорировать, а когда прижало, сразу прийти и чтобы получить сочувствие, врать про любовь? Искусно нажимая на педальки человеческого сострадания? Как он может? А еще Светка пыталась понять, осталась ли в ней хоть  искорка, той самой любви, что  все эти долгие годы мучила ее или больше  ничего нет в душе?  Корявые строчки неровно ложились на бумагу, Света давно заметила, стоит только свои чувства и переживания выплеснуть на бумагу, уходят терзания, светлеет голова и уже не такой мрачной выглядит ситуация, даже, где-то там, впереди появляется лучик света в непроглядном пустом туннеле.
Ты плюнул в душу – вот беда,
Тебя не приняла она!
От чар твоих не встрепенулась,
Не хочет верить, обманулась,
Она однажды, и теперь,
Навряд ли вновь откроет дверь.
Ты злишься, боже, вот досада!
Нет хода в душу, а так надо!
Найти тропиночку, чтоб влез,
Ко мне твой пошлый интерес!
Кругами ходишь, обольщаешь,
Надеешься, а вдруг замечу –
Твои старанья,
И как дура, опять пойду,
Тебе навстречу.
Пошла бы, сердце истомилось,
Без чувств, оно клокочет,
Да, вот беда, ты плюнул в душу!
И вот душа тебя не хочет……
                Написала, прочитала, полегчало. Занялась стиркой, отвлекая себя делами от зудящих дум. Как все-таки сложен мир! Вот любила же она Дениса. Даже сейчас, после всего, ноет сердце – а может, не надо было разговаривать так резко? Ну, пожалела бы, посочувствовала, глядишь и оценил бы….Хотя…..Как верить, если тебя дважды предали? Не со злобы, не из мести, просто предали. Буднично, обыденно, не терзаясь сомнениями или угрызениями совести. А если подумать, о второй беременности Денис даже не догадывался. От первой открестился по молодости, а  во второй раз, может, надо было прийти к мамаше, поставить в известность, поскандалить….Ну и чего бы она добилась? Ариадна Сергеевна грудью бы встала на защиту единственного обожаемого сыночка  и во всем обвинила бы ее, Светку. Да еще  прибавила бы  несуществующих грехов,  вылив ушат грязи такой вязкости, что не отмылась бы до сих пор. Нет, как сложилось, так все пусть и идет. Только, по всей видимости, сейчас она  сделала глупость, дав разрешение приходить Денису. Зачем ей эти встречи?
                Среда для Светы была рабочим днем. Магазин открывался в десять утра, и можно было без особой спешки собраться, навести макияж, позавтракать, и потихоньку отправиться на работу, благо торговый комплекс располагался  почти по соседству с домом. Светка выглянула в окно. Так и есть. Серые тучки, собравшись в стаю, постепенно затягивали небо, стирая солнечные лучи невидимой тряпкой. Легкий  ветерок  баловался с пышной зеленой листвой, иногда швырялся пылью, затихал, словно раздумывая – затихнуть совсем или наказать людей упругой силой, щедрыми ударами бить в спины, задирать подолы, и бросать в лица  невесомую грязную весь, что, оседая на одежде, превращает ту в невзрачные обноски….
                Светка спускалась по ступенькам, острыми каблучками выбивая ритм. Вышла из подъезда и обомлела – на ярко-синей подъездной скамейке ссутулившись, сидел Денис, а чуть подальше, чуть слышно урча мотором, стоял  знакомый джип. Возле распахнутой дверцы, небрежно опираясь спиной на машину, изящно, двумя пальцами, держа сигарету,  покуривал Артур. Увидев Свету, Артур быстро подошел к ней, взял за локоток, и скромно улыбаясь, молча, повел Светку к машине. Помог сесть на заднее сиденье, сел сам, кивнул водителю, и джип рокотнув мотором, плавно поехал. Обескураженный Денис, с недоуменным взглядом, остался сидеть на скамейке.
– Простите, Артур. Это так неожиданно. И вообще, что это значит?
– Да по сути, ничего. Просто я подумал, отчего милую девушку не подвезти на работу, тем более, если мне по пути.
– Спасибо. Но магазин рядом, я бы и сама спокойно дошла.
– Верно. Но в таком случае, я бы не смог договориться с вами о встрече на вечер.
– Какой встрече?
– Со мной. Я приглашаю вас сегодня в десять вечера в казино « Эльма». Работу вы заканчиваете в восемь вечера и переодеться, навести вечерний макияж, времени вам хватит. Я буду ждать у подъезда в 21.50. Просьба не опаздывать.
– А если я не пойду?
– Глупо, Светлана, нерационально. О деньгах не беспокойтесь, я располагаю средствами. Да и потом, неужели не хочется попасть в элитное казино, о котором в городе так много слухов?
– В казино попасть хочется. Подружки умрут от зависти. А о деньгах…Бесплатный сыр только в мышеловке…Вдруг вы в замен потребуете большего, чем денежный эквивалент?
– Не беспокойтесь, Светлана. Клянусь, мои просьбы не будут выходить за рамки приличия. Ну, вот, мы приехали. Удачного вам рабочего дня.
– Спасибо. До свидания.
– До встречи, Светлана. До вечера.
             Артур помог Светке выйти из машины, галантно приложился губами к ее ручке, кивнул головой, сел в джип и уехал. Оглянувшись, Светка увидела, что картину прощания, с плохо скрываемой завистью наблюдала напарница, Лялька.
– Ну ты, подруга, даешь! Какой прогресс! Смотри-ка, наша скромница очаровала крутого дяденьку! Интересно, за что такие почести? Вы что, переспали?
– Ты что, Лялька! Нет, конечно!
– Ой, не ври! Будет такой барин за просто так расстилаться ковриком! Сейчас в койку не затащил, так чуть попозже все равно затянет. Соображаешь? Или думаешь, он на тебя всерьез запал?
– Запал не запал, а сегодня в казино пригласил. Пошли, опаздываем уже. Потом поговорим.
– В какое казино? В « Эдельвейс»? Там вроде вся крутизна собирается.
– Нет. В «Эльму».
– Куда-а-а-а?
– В «Эльму».
– Светка у меня нет слов, одни слюни и  то нецензурные….
– Пошли, пошли. Открываться пора.
                Завотделом немного поворчал по поводу опоздания, но не сильно. Мужик он был неплохой, служебным положением не пользовался, девчонок не соблазнял, работал честно. Поговаривали, что очень давно, еще при социализме, попался на хищениях и левом товаре, прошел зону с конфискацией, вернулся присмиревший и больше с законом в прятки не играл. Было ли так на самом деле, или досужие языки приврали, девчата не знали. Но за одно то, что нервы по пустякам не мотал, не придирался, помогал советом, иногда делал поблажки, особенно в праздничные дни – уважали. Звали нежно – Данилыч.
              С утра обычно покупателей мало. Это ближе к обеду, гегемон раскачается, прикинет финансы и отправится за покупками. Долго будет ходить по магазину, присматривая необходимое, душу вымотает вопросами, тщательно осмотрит выбранную вещь, найдет к чему придраться и только потом, окончательно решив и выбрав нужный предмет, дрожащими руками отсчитает кровные рубли и довольный пойдет домой, обмывать покупку. Богатеньких, броско одетых, капризных, с вампирскими наращенными  с ярко-красным лаком ногтями, избалованных  партнерш «новых» русских девчата видели редко. За них, в основном делала покупки прислуга. Лишь иногда, в виде развлечения, подобные дамочки появлялись в магазине. Это был и праздник, и каторга, и цирк одновременно. Все отделы, куда заглядывала «фифа» стояли на «ушах». Товар был весь пересмотрен, забракован, высмеян, охаян и только через несколько часов, после чашечки кофе в кабинете у  Данилыча, была сделана покупка. Иногда на весомую сумму, иногда на смехотворно малую. 
               Светка влажной салфеткой протирала стеллажи, а в голове была каша. Мучили сомнения. Идти? Не идти? Если отправиться на свидание, то в чем? Платья, соответствующего элитному казино, у нее не было. Не пойдет же она туда в джинсовом костюмчике, если по слухам в «Эльме» собиралась только элитная, изысканная публика – мэр города, депутаты, местные сливки общества, а «новые» русские и бандюганы облюбовали для себя другое казино, чуть попроще – «Эдельвейс». Куда, в общем-то, простым смертным, тоже хода не было. Светка решила посоветоваться с Лялькой.
– Ляля, слушай, я вот думаю, может не ходить, отказаться?
– Ты, че, Светка, с дуба упала? Надо идти!
– Ага, идти, в чем? У меня в гардеробе ничего приличного нет.
– Ну….подумать надо…Слушай, а давай Петренко брякнем, может она сподобиться, даст напрокат, что-нибудь  из своих шмоток?
– Петренко даст?! Я у нее на восьмое марта кофтенку попросила, так она с меня залог в две штуки взяла, а когда вернула в целости и сохранности, придралась, что на рукаве нитки разошлись, и за это тыщу с меня слупила! А сейчас, если, шикарное платье даст, поди в залог всю мою зарплату потребует! Нетушки! Я к Петренко ни ногой!
– Да….Эльвирка такая….Она и меня пару раз, так же обула…Ну, чего делать-то?
– Не знаю. Не пойду я никуда…Что я там забыла, в этом долбанном казино? Играть я не буду, деньги просадишь, чем расплачиваться?
– Передком…Хи-хи
– Тебе хаханьки, а у меня крыша едет….
– Слушай, Свет, а ты костюм забрала?
– Забрала, он, конечно, шикарный, но для кабака или для филармонии, но никак не для элитного казино…
– Ну, так надевай его, все равно, других вариантов нет. У меня, сама знаешь, тоже ничего приличного нет…Эх, блин, житуха! Молодой девке прилично одеться нельзя….Не повезло нам с родителями, Светка…..Родились бы мы у богатеньких, сейчас бы голову не ломали, чего надеть!...
– Если бы мы родились у богатеньких, у нас денежных  проблем не было, зато было бы много других…Наглядный примерчик имею…Хватит, Лялька, сопли жевать….Если бы…да кабы…Все! Решено! Надеваю костюм, а при встрече скажу, что в казино не пойду, пусть лучше в какой-нибудь ресторанчик поведет…Правда же?
– А то!
               Покупателей было мало. Все-таки, зря, хозяин так цены взвинтил! Снизил бы немного, глядишь, и больше бы товару продали! А так кому охота платить бешеные деньги, если в соседнем городе, можно купить все, то же самое, только в два раза дешевле? Рослого молодого парня с большой коробкой приметили сразу. Он шел, не оглядываясь по сторонам прямо к ним. Подошел, внимательно посмотрел сначала на Ляльку, потом на Свету.
– Простите, вы – Светлана?
– Я. А  в чем дело?
– Артур Генрихович просил вам передать.
           Большая коробка аккуратно легла на прилавок.
– Что это?
– Подарок. До свидания.
– Э….постойте! Я…не просила подарков!
– Разверните. Посмотрите. Все поймете. До свидания.
– А….Э…Спасибо…
           Парень развернулся, как по команде, и так же ровным шагом  пошел к выходу.
– Светка! Разворачивай скорей! Интересно, что там?
            Ловко разрезав ножницами праздничную обертку, Светка, отчего-то сильно волнуясь, открыла коробку. Там лежало платье. Нежно-сиреневого цвета, переливаясь миллионами  блестящих искорок. С тонкими бретельками и глубоким вырезом на спине. К платью прилагался такого же цвета шелковый шарф. На маленькой открыточке  четким подчерком – несколько фраз « Светлана! Не обижайтесь, примите подарок. Думаю, в этом платье вам не будет равных. Артур». Светкины ладошки нежно гладили ткань. Какое великолепие! А в душе назревала буря. Что он себе позволяет? Неужели не понимает, что своим подарком, лишь подчеркивает Светкину бедность?  Унижая ее. А может не так все плохо? Ну, понравилась девушка, ты хочешь, чтобы ее красота была подчеркнута соответствующим туалетом, и подарок не намек на бедность, а от щедрости души? Вон, раньше, до революции,  состояние бросали к ногам любимых женщин! Одна закавыка – Светка не любимая женщина, а так, просто знакомая Так принимать подарок или нет? Света посмотрела на Ляльку. Та почему-то отвела взгляд.
– Ляль, ты что?
– Ненавижу врушек!
– В чем я тебя обманула?
– Чего ты врешь, что у вас ничего не было?
– Да  у нас, правда, ничего…
– Да брось ты!.....Сказала бы прямо! Ну, переспали! Ну дала на всю катушку! Чего из себя девочку строить?
– Ляль, ну, правда, не было ничего! Я сама не в понятках, за что? Почему?
– Ну….если правда не спали….тогда, точно, понравилась ты ему. Светка! Такой кадр упускать нельзя! Если все сладиться, как сыр в масле кататься будешь!....
– Лялька, ты чудная! Что сладится? Ну,   захотел богатый дяденька приятное сделать и что? Думаешь, сразу в ЗАГС потащит? Как бы не так!  Ладно, поживем – посмотрим, как оно дальше…..
             Рабочий день тянулся  невыносимо медленно. Светка уже не раз открывала коробку, снова любовалась платьем и все острее зудело желание – побыстрее принять душ и наконец, облечь себя в это  чудо. Все-таки бабы дуры! Вот так, за красивые шмутки и позволяем садиться на шею, из-за  колечек-цепочек, перстеньков, цветочков голову и теряем, покупаемся на такой вкусно-сладкий крючок женского тщеславия! А потом льем горькие слезы, когда кончается увлекательная сказка и начинается обыденность и бытовуха…..Где превращается принц в свирепого монстра, от которого леденеет душа и  замерзает сердце….
            Закрывать и пломбировать магазин, ставить его на сигнализацию была очередь Светки. Лялька, видя Светкино нетерпение, со словами: « Ладно, уж, иди, потом сочтемся», вытолкала ее из коридора подсобки. Домой Светка не шла – летела. Невесомая коробка словно испускала невидимые импульсы, что били в подсознание: « скорее, домой, надеть платье, и ты станешь другой, и в твоей жизни все изменится, вот твой счастливый случай, вот твой шанс.  Ты уже не Светка, глупая, обманутая, бедная дворовая девчонка. Ты – Светлана –  красивая, загадочная, недоступная…..»
          Платье сидело как влитое, Светка, покрутившись у трюмо, с удивлением обнаружила; оказывается у нее очень красивая спина, легкий загар, оттененный цветом платья, усиливал впечатление гладкости кожи, ровный позвоночник, без выпирающий острых лопаток, почти у копчика был закрыт легкими складками. Глубокий, на грани вульгарности вырез, позволял рассмотреть почти  все Светкины прелести, но все же заканчивался именно там, где должно было  заработать мужское воображение, эротически домысливая, что же скрывается там, за чертой….. Таких платьев у Светки не было никогда. Она с радостью подумала, что купленные ею туфельки на высокой шпильке, как нельзя лучше подходят к платью, хотя когда она делала покупку, с тоской понимала, что подходящего туалета под эти туфли у нее нет. А вот, гляди, как все удачно сошлось! Макияж сделала не очень броский, интуитивно чувствуя, что лучше только чуть-чуть подчеркнуть природные данные, а не превращать косметические ухищрения в боевую раскраску индейцев. Светка глянула на часы – 21. 40. Через десять минут она отправится в будущее, перечеркнув, путь даже только на этот вечер, проклятое прошлое…В прихожей еще раз оглядела себя – прекрасно! Но чего-то не хватало, какого-то последнего штриха, Светка подумала и метнулась в спальню, из маминого тайничка, приготовленного на «черный» день достала золотой кулон с ярко-синим сапфиром. Надела на шею, подошла к зеркалу: вот оно! В самую точку! Именно эта деталь ее туалета создавала неповторимый шарм и очарование. Светка, спускаясь по ступенькам, вдруг с горечью подумала: кулон – это единственная вещь, сохранившаяся от бурного, недолгого, горького романа с Денисом…
          Артур ждал у машины. Черный смокинг, слепящей белизны рубашка, черная галстук-бабочка. Золотые запонки, со вставленным прозрачно - черным, незнакомым для Светки камнем, вносили изюминку в  его одежду, так же, как у  Светки –  кулон.
           Светка хотя в казино никогда не была, американские фильмы смотрела, и не полное, но какое-никакое представление о нем имела. На входе, два вымуштрованных секьюрити, одетые так, что хоть сейчас на свадьбу, вежливо кивнули головой, приветствуя Артура, гостеприимно распахнули дверь.
– Добрый вечер, Артур Генрихович! Пожалуйста, проходите, мы рады вас видеть.
– Добрый вечер. Спасибо, ребята.
          На первом этаже располагался гардероб, не нужный в летнюю пору, стояли глубокие кресла, пол застилали ковры. На второй этаж, непосредственно в само казино вела широкая лестница, перила на ней были украшены инкрустацией. Войдя в зал казино, Светка немного растерялась. Матовый, приглушенный, мягкий свет. Справа от входа, небольшая барная стойка, с высокими стульями, пустовала. Бармен протирал высокие бокалы, а за его спиной возвышался стеллаж, заставленный в несколько рядов халявной выпивкой. Светке когда-то объясняли, что проплачивая  вход в казино, ты уже как-бы заранее оплачиваешь спиртное. И чем  выше стоимость входного билета, тем больше дармовых удовольствий ты можешь себе позволить, исключая конечно, саму игру. Народу в казино было столько, сколько бывает в воскресенье на базаре, после объявления, что все товары продаются с 70% скидкой. Мерцание драгоценностей, надетых на леди, слепило глаза. Меховые горжетки и боа, небрежно наброшенные на плечи, шелест платьев неведомых фасонов, приглушенные разговоры, треск вертящегося шарика, шорох карточных листов, ледяной голос крупье: « Делайте ваши ставки, господа. Спасибо. Ставки сделаны. Ставок больше нет». Лихорадочный азарт в глазах некоторых игроков, их вскрики, в случае поражения, и громкие вопли в случае удачи, мельтешение официантов, все это Светку привело в ступор. Она стояла возле барной стойки, не решаясь пройти в глубину зала, хотя Артур уже давно обменял деньги на фишки, и молча стоял рядом, не торопя ее. Наконец, Светка решилась. Взяла под руку Артура и неторопливо вошла в зал.
– Карты? Рулетка?
– Я не знаю, Артур Генрихович, мне все равно…
– Артур, просто Артур, Светлана. Позвольте предложить вам сыграть сначала в рулетку. Это увлекательно, поверьте.
– Артур, у меня есть немного денег, обменяйте их, я сыграю.
– Светлана, не позорьте меня. Здесь, если кавалер пришел с дамой, он платит за все. Если дама одна, в этом случае, она платит сама. Так, что, рулетка?
– Хорошо.
           Крупье, с абсолютно равнодушным лицом, принимал ставки. Светка решила поставить 23- черное.  Ей – 23 года и жизнь у нее сплошная черная полоса. Фишка выиграла.
– Еще, Светлана?
– Нет. Не хочу.
– Покер?
– Артур, вы извините меня, но я хочу уйти отсюда. Хоть куда, только не здесь.
– Почему?
– Не знаю, я наверно не смогу объяснить…..Ну, не интересно мне здесь. Все, как очумелые, выигрыш, проигрыш….Азарт, это не для меня. Я слишком хорошо знаю, что халявные деньги счастья не приносят….Ты потом теряешь гораздо больше, чем приобрела. Ради интереса, посмотреть, сюда можно прийти…Сыграть….Один раз….И все. Больше не хочу. Может кто-то думает по другому, и ему нравится вся эта кутерьма…Мне – нет.
– Желание дамы – закон. Тогда я предлагаю проехать в ресторан. Куда вы желаете? В тот, где мы были? Или куда-то еще?
– Можно туда-же. Мне там понравилось.
– Хорошо.
             В ресторане, на эстраде, молодые ребята исполняли модный хит. И довольно не плохо. Официант принял заказ. Светка разглядывала публику. Одеты все были прилично, но все же они с Артуром выделялись.
– Светлана, я хотел бы поговорить с вами.
– Говорите.
– То, что я сейчас скажу, наверно шокирует вас. Но, дайте мне слово, что прежде, чем вы дадите отрицательный  ответ, вы сначала хорошо подумаете.
– Вы, что, предложите мне заняться проституцией? Или наркотиками торговать?
– Откуда такие мысли? Или уже был подобный прецедент?
– Что был?
– Ну, подобное предложение…..Кто-то предлагал вам подобное?
– Никто, никогда ничего подобного мне не предлагал. Но, если фильм смотришь, там всегда….Богатый дяденька сначала балует девочку-дурочку разными подарками, а потом – привет! Плати дорогуша, или отрабатывай!
– Светлана, мне очень жаль, что моя персона ассоциируется у вас с мафиозным боссом. Или с бандитом. Это не так. В прошлую нашу встречу, я не посчитал нужным рассказать  о себе. Это моя ошибка. Думаю, если бы вы знали, кто я такой, у вас обо мне было бы другое  мнение. И вы бы меня не боялись.
– Я вас не боюсь. Вы мне даже начинаете нравиться.
– Спасибо. Мне приятно.
– Зато мне – нет.
– Не понимаю. Не логично, Светлана.
– Да к черту логику. Ну, дам я волю своим чувствам, влюблюсь в вас и что дальше?  Кто вы и кто я?  Не считайте меня за дурочку, между нами не просто пропасть, между нами – вселенная. Я на одном краю, вы на другом. Это только в женских романах,  где слюни-сопли, любовь- морковь, все кончается « хэппи-эндом», где миллионер по страстной любви женится на нищей. В жизни так не бывает. В жизни – тобой попользуются, навешают на уши лапшу про любовь, заделают тебе ребеночка и уедут с богатой невестой  на заграничные моря…..А ты будешь сидеть одна, оплеванная, забытая, не просто с пустотой в душе, а вообще без души…. Вот, так Артур. Так что вы хотели мне предложить? Если не проституцию и наркотики, то что?
– Не волнуйтесь, я скажу. Только сначала позвольте спросить.
– О чем?
– О пресловутых наркотиках! Как вы к ним относитесь?
– Так, ясно. За что боролась, на то и напоролась. До свидания, Артур.
– Подождите, Светлана, вы не так меня поняли. Я просто, без умысла, спрашиваю. Сейчас многие молодые люди увлекаются наркотиками…..
– Я не увлекаюсь. Попробовала по молодости травку покурить, сначала вроде в «кайф», а один раз, то ли в траву что-то подмешано было, то ли еще что, курнула и чуть не сдохла. Все, на этом моя связка с наркотой оборвалась. Я девочка понятливая, дважды на одни и те же грабли не наступаю…..Хотя…вру….однажды наступила….Но не с наркотиками, поверьте!
– Верю. Светлана, вы по прежнему любите Дениса Гомельского? После всего, что он сделал с вами….Любите?
– Ап…Э… А...От…Откуда…вы….Кто….сказал…Почему….кхм…вас …это…интересует?
– Кто сказал потом, откуда сведения – тоже. Просто ответьте. Для меня это очень важно.
            Светка уже немного пришла в себя от неожиданного поворота событий, посидела, подумала, выпила бокал вина….
– Нет. Вот именно сейчас – нет. Не потому, что вы рядом….Здесь другое…Я очень любила его, практически с детских лет….А …он предал меня, жестоко, подло. Вчера я видела его, сначала щемило ретивое, а ночью….все вспомнила, что было…пережила, как бы заново……потом поняла – все ушло, исчезло, растворилось….  Нет ничего в душе, ничего не цепляет…..Может, приди он ко мне не вчера, а полгода назад,  я бы бросилась ему на шею….Сейчас – нет. Мне просто жаль его. Денис имел все, и в одночасье, это все потерял….Для него, такая ситуация, даже к лучшему…..Для меня – то же.  Но у меня нет ни сил, ни желания прощать его предательство…
– Светлана, я адвокат, дорогой адвокат, моими услугами пользуются только богатые люди. У меня много связей, поэтому узнать о вашем прошлом, мне труда не составило. Я признаюсь, вы мне понравились сразу, но я разумный, практичный человек, и я не желаю проводить свой досуг с корыстной пустышкой,  обладающей  эффектной внешностью и опилочными мозгами. Поэтому, не обижайтесь, я нанял частного сыщика. Деньги могут сотворить многое, Светлана. Уже вчера вечером я знал о вас все. Скажу сразу – ваше прошлое, каким бы оно не было, меня не волнует. Меня волновал только один вопрос – ваши чувства к Денису.
– Вас не волнует мое прошлое? А если я там, в прошлом,  замочила пару человек?  Или торговала собой за валюту? А вдруг я ночью грабила прохожих, а потом на вырученные деньги участвовала в оргиях? Все равно не волнует?
– Нет. Даже, если все правда, что вы перечислили, для меня не имеет значения. Мне важно, какая вы сейчас. Прошлое можно похоронить и поставить гранитный памятник, и забыть навсегда дорогу к его могилке. Настоящее, вот главное. Будущее сделаем мы сами.
– Это как?
– Светлана, я повторяю свою просьбу. Не спешите давать отрицательный ответ на мое предложение.
– Я, Артур Генрихович, внимательно вас слушаю.
– Светлана! Я предлагаю вам руку и сердце. Выходите за меня замуж.
– Ну, после вашего монолога, что-то приблизительное я себе и предполагала. Не замужество, конечно, здесь вы меня удивили, я думала, вы предложите быть для вас  любовницей или   содержанкой….
– Вы даете свое согласие?
– Артур! Я  УЖЕ  не люблю Дениса, но ЕЩЕ  не люблю вас! Это первое. Второе. Если вы уж знаете мою подноготную, глупо промолчать об абортах. Последний раз, когда я была у гинеколога, мне намекнули, деток у меня может и  не быть. На проезжей дороге, знаете ли, трава не растет…Третье. Может я вам и нравлюсь, и вы для меня выгодная партия, но с вашей стороны любовью тоже не пахнет.  И последнее, – мы с вами очень разные, меня ваша правильность и культурность  иногда убивает. Я не такая. У меня свои друзья, от которых, в угоду вам я не собираюсь отказываться. И менять себя саму я тоже не буду.
– Отвечаю по пунктам. Первое – если между нами есть легкая симпатия, она спокойно может перерасти в любовь, только не надо торопиться и заставлять себя любить. Все придет само. Второе – обладая достаточными средствами, можно подключить медицину. Я никогда не оставлю вас, даже, если вы не сможете родить мне наследника. Третье – мы, действительно разные. Но я никогда не рассчитывал, что моя жена будет моим подобием. Мне нужна противоположность, поэтому я против того, чтобы вы менялись Я никогда не заставлю вас отречься от друзей, тем более, что о них я тоже имею полное представление. А насчет правильности…..вы правы….я…постараюсь исправиться…
– Надеюсь.
– Что вы мне ответите, Светлана?
– Я дам вам ответ завтра, после работы. Мы встретимся в каком – нибудь скромном местечке, и я вам отвечу.
                Четверг начался с неприятности. Неуклюжая уборщица, грузная, ворчливая бабка, видно была в плохом настроении, с силой, грубыми толчками, широко размахивая шваброй, лупанула по нижнему стеллажу, промахнулась и  стеклянные осколки от погибшего безвременной смертью монитора, острым дождем окатили Светку. Лицо,  рука, левое плечо, шея, все мгновенно покрылось брусничными капельками крови.
– Светка! Блин! Где аптечка? Стой, не двигайся, я посмотрю! – вопила  испуганная Лялька на весь магазин.
– Да, Лялька, ничего серьезного. Просто маленькие осколочки, ты их вытащи, прижги йодом, и все.
–  Ничего себе маленькие! А если  стекло внутри останется?  Данилыч!  « Скорую» давай!
– Едет уже.
               Приехавший фельдшер из «Скорой помощи» осмотрел Светку, вытащил из плеча и шеи пару-тройку осколков, прижег йодом. На лице  осколков не нашел, порезы просто потыкал спиртовой  ваткой. Со словами: « Не волнуйтесь, девушка, все хорошо, до свадьбы заживет!», отбыл. Лялька, успокоившись, помогала заметать осколки с пола, поглядывала на Светку, но ни о чем не спрашивала. Наконец, отдел принял первозданный вид. Горемыку – монитор, Данилыч утащил в подсобку. Он же, минут через двадцать вызвал Светку и Ляльку к себе в конторку.
– Вот, что. Сейчас Маша с Иринкой приедут, заменят вас. А вы – домой.  Смену поставлю. Завтра, послезавтра ваш выходной, потом выходите. Нате, примите от стресса.
            Данилыч налил в чайные кружки коньяк и протянул подружкам.
– Данилыч, чего выгоняешь-то? Я же нормально себя чувствую, не ранена, не убита. Смену-то отработаю. А Ляльке вообще ничего не досталось.
– Ты, раненая, на себя в зеркало глянь, тебя, когда доктор мазал, ты куда смотрела? В сторону? Оно и видно.
– А что такое? Ляль, он о чем?
– Светка, тебе сегодня на свидание идти надо?
– Ну….да….а что?
            Лялька молча раскрыла плательный шкаф, взяла Светку за руку, и подвела к зеркалу.
– Японский городовой! Где эта сволочь!? Я щас этого доктора!....
             Лоб, часть щеки, шея,  плечо – все было в маленьких, аккуратных  пятнышках зеленки. Светка сразу вспомнила детство:  ветрянка, мягкая постель, и мамины руки.
– Ну, скотина, ну хоть бы башкой подумал, кого и где он мажет! Ну, что я теперь делать буду? – причитала Светка, разглядывая в зеркале леопардовую раскраску своей физиономии.
– Че делать, че делать…Домой пошли, может, « Ферри» ототрет.
– Ага! Ты на мне еще « Ваниш» испробуй! Или «Доместос»!
– Ладно, Светка, не ори, чего ты, ну зеленка долго не держится, попробуем, ототрем!
– Все, хватит мне народ пугать, быстро домой. – приказал Данилыч.
             Дома Светка с Лялькой уютно расположились на небольшом диванчике, в охотку потягивали пивко, хрустели кириешками. Наконец, Лялька, сделав большой глоток, спокойно спросила:
– Ты, подруга, долго будешь мне нервы мотать? Или я уже из доверия вышла?
             Светка, не таясь, с подробностями рассказала все, как было.
– Да…..цирк уехал, клоуны остались…..Ну и что ты ему скажешь?
– Ляль, я решила согласиться. Если, все, так как он говорит, почему нет?
– А если он, так, для затравки, чтобы тебя добиться, а потом, за твое прошлое, будет ноги об тебя вытирать?
– Да, разведусь, какие проблемы. Если у меня сейчас за душой ни гроша, при разводе, такой и останусь. Ты же знаешь, Ляль, я за богатством никогда не гналась. Если бы хотела, я б Дениса, когда первый раз залетела, спокойно через суд захомутала бы,  не женился, так деньгами бы помогал. Мне же тогда еще 16 не было….Растление, соблазнение,  трешь-макинтош…. Папа от таких дел, точно бы откупился….А сейчас, вот я чувствую, не врет Артур, есть у него что-то ко мне, любовь, жалость, похоть, не пойму пока….Но, что-то точно есть…Что-то зацепило….
– Так давай проверим! Как он к тебе дышит, ровно или  как  жертва перед людоедом?
– Это как?
– Да просто. Ты сейчас расстилаешь постельку, надеваешь на себя сексуальную ночнушку, я тебе бинтую плечо и ты ложишься как бы с головной болью…..ну, там про стресс или испуг можно еще приврать. А я звоню Артуру, он же умница, телефончик оставил, объясняю ситуацию. И все как на ладошке!
– Здорово! А про испуг и врать не надо, я знаешь, как перепугалась, когда монитор рванул! Думала, щас описаюсь!
– Все! Светка, заметано! Давай, быстро наводи декорации, а то вдруг приедет?
– Ну, это сто пудово нет! Попереживать, помощь предложить, посочувствовать – это в лучшем случае.  В худшем, скажет: выздоравливайте, Света, созвонимся. Тогда, трандец, все его словесные художества – липа!
              То, что случилось потом, долго помнили жильцы Светкиного дома. Через  семь минут после звонка,  во двор с мигалками и воющей, как кот, которому прищемили хвост, сиреной, влетели две машины «Скорой помощи». Бригада реаниматоров, крутила, вертела Светку во все стороны. Проверяли рефлексы, измерили давление, каким-то раствором, пахнущим анисом, стерли зеленку, обработали ранки другим составом,  на плечо, после обработки наложили стерильный бинт, сверху сеточку, чтобы бинт не сполз, вкатили пару уколов от стресса и столбняка, антибиотик. И только когда дело дошло до расслабляющего массажа, Светка прервала экзекуции. Сказала «спасибо». Выпроводила всех на работу, помогать более нуждающимся,  чем она. И когда люди в белых халатах, с чувством глубокого удовлетворения, от выполненного долга, очистили помещение, она увидела Артура.
– Здравствуйте, Артур. Извините, но я не могу пойти на свидание. Я, правда, не очень хорошо себя чувствую. Хотя и не в такой степени плохо, что ко мне надо было вызывать 2 бригады спасателей.
– Света,  если вы хотели меня напугать или проверить мои чувства, считайте, вам это удалось. Я никогда бы не простил вульгарного розыгрыша, но ваш Данилыч, все подтвердил. Он сам удивляется, как вы Светлана при таких обстоятельствах не получили более серьезную травму. Любой осколок мог перерезать сонную артерию или яремную вену, вы бы истекли кровью за несколько секунд, а ваш Данилыч, опять бы пошел под суд.
– Выходит он правда, сидел?
– Да. Это давнее дело, но я в курсе. Я занимался  пересмотром и последующей реабилитацией. Его подставила собственная жена, ради молодого любовника. Единственная дочь трагически погибла, пока он был на зоне. Ради ее памяти, он никогда не обидит ребенка или молодую девушку.
– Боже мой! Бедный Данилыч!
– Светлана, на свидание со мной сегодня вы, конечно не пойдете, но ответ на мое предложение дать можете?
– Я согласна, Артур.
               Артур подошел к лежащей на кровати Светке, наклонился и очень нежно, чуть касаясь, поцеловал в щечку. Светке показалось, что его глаза подозрительно заблестели.
– Благодарю вас Светлана. Вы сделали меня счастливым. Все расходы я беру на себя. С родителями приду знакомиться, когда вы поправитесь. А вот заявление в ЗАГС мы подаем завтра.
– Почему?
– Светлана не задавайте глупых вопросов.
– Артур ….эээ…а   мне тоже интересно, почему заявление завтра, а знакомство потом?
– Если не ошибаюсь, вы – Лилианна?  Близкая подруга  и будущая свидетельница?
– Ну….да.
– Рад знакомству. Объясню. Я хочу, чтобы нашу свадьбу ничего не омрачало, в том числе и погода. А я знаю, что прием заявлений идет уже только на сентябрь. Мы  играем свадьбу в середине июля.  Поэтому, чем раньше мы подадим официальное заявление, тем быстрее его оформят задним числом.
– Да-а-а-а. Богатым быть хорошо. Они даже женятся вне очереди. Как беременные в  магазине – вне очереди.
– Лиля я признаю за вами право юморить.
– Ну, спасибо. Но, вообще-то я Ляля.
–  Учту. До свидания, девушки.
    Артур мило сделал полупоклон и удалился.
– Ну, Светка, если он из-за нескольких царапин так перепалился, то, точно он в тебя по уши….счастливая! Поздравляю!
             Девчонки легли рядом и еще долго шушукались, изредка похихикивая, или глубоко вздыхали, сопели носами, вытирали слезы, костерили правительство, хвалили Путина, и лишь поздно вечером, так, вдвоем, и уснули…
            … Светка сидела на подоконнике и злилась на дождь. Через десять дней – ее свадьба. На душе щенячьего восторга от предстоящих событий не было и в помине. Светка хотела замуж, но не хотела жениха. Светка посидела, плюнула за окно, признала свое поражение в борьбе с дождем,  подумала, и пошла к телефону.
– Здравствуй, Денис. Как у тебя дела?
– Кто это?
– Брось придуриваться, это я, Света.
– Какая Света?
– У тебя, что много подружек с таким именем?
– А-а-а-а-а-а, бывшая, привет. Ну и что ты хочешь узнать?
– Просто. Как дела.
– Замечательно. А ты хитрая, Светка! Не звонила, не заходила, а как только все наладилось, тут же объявилась! Молодец!
– Ты о чем?
– Как о чем? Ты же в курсе! К нам с мамой вернулся отец, мы помирились, у нас все по старому. А вот тебе уже, подружка, ничего не обломится! Сопливых вовремя целуют, пожалела бы тогда, приласкала, переспала бы по старой памяти, от тебя не убыло бы, уже   в деньгах купалась  бы. Да и я бы рядом был…А сейчас, все. Поздно.
– Замечательно. Я рада за тебя. Я вообще-то тоже, по старой памяти хотела тебя на свою свадьбу пригласить, от тебя не убыло бы, а сейчас, все. Поздно. Насчет денег    ..У меня сейчас их столько, Денис, что твоему папе и не снилось. Прощай.
                Светка положила трубку. Пошла в ванную, по ходу движения, резкими рывками сбрасывая с себя одежду. Долго стояла под душем. Милосердная вода растворяла Светкины слезы  и уносила потоком, очищая от последних иллюзий не только тело, но и душу. Выйдя из ванной, Светка выпила стопку водки, стоя как на поминках. Деликатно тренькнул входной звонок. Светка открыла дверь и всем телом прижалась к Артуру.
– Света! Что с тобой? Что случилось?
– Ничего. Я просто соскучилась……
               Свадьба превзошла все ожидания. Погода не подвела. Такого великолепия, такого торжества, такой веселой, счастливой свадьбы город еще не видел. Когда новобрачная крепко уснула, после жарких и страстных объятий, на шикарной кровати в президентском люксе, Артур встал, надел халат, вышел в другую комнату.  Тихо щелкнула телефонная трубка.
– Здравствуй, папа!
– Здравствуй, сын. Извини, я не смог приехать на твою свадьбу.
– Скорее не захотел.
– Может и так. И все-таки, может сейчас, ты объяснишь подобный мезальянс?
– Через посольство я отправлю наши свадебные фотографии и пленки. Когда ты посмотришь, ты все поймешь сам.
– Это долго. Ты хочешь, чтобы я мучился?
– Папа….Моя жена это живое воплощение Эльзы. Ты, знаешь, как я любил свою первую жену и кем она была для меня….Но я не смог ее уберечь…..Сначала алкоголь, потом наркотики, ее пристрастие к азартным играм,  преферанс, покер, вист, пулька….Сколько денег она просадила? Сколько клиник  занимались ею? И все безрезультатно, она скатывалась все ниже….Сомнительные друзья, кражи, обманы…Я не смог уберечь ее от гибели, и это моя вина, мой крест. А когда я увидел Светлану,  мне стало плохо. У нее внешность Эльзы,  тело, манеры, движения, речь, все Эльзино!  Кроме одного – Свете  не нужны наркотики, ее не манят азартные игры, она не корыстна и не расчетлива…Кроме того, Светлана глубоко несчастна и одинока….Я не смог сделать счастливой Эльзу, но  я поклялся себе, что Светлана будет счастливой, чего бы мне это не стоило….
– Ты уверен, что сделаешь ее счастливой без любви?
– Света мне очень нравится, папа…Может быть со временем придет и любовь?...
–Приезжайте в Париж, я буду ждать. Это мой подарок.    Удачи тебе сынок…..
                Через  две недели молодые, прихватив для компании Ляльку, улетели в свадебное путешествие. После их отъезда в квартире Гомельских раздался звонок в дверь. Открыл Денис. На пороге стояли Сергей и Саша. Сергей протянул Денису золотой кулон с ярко-синим сапфиром.
– Просили вернуть. За ненадобностью.
                Денис сапфир взял, и тут же улетел вверх ногами, в глубь коридора, от сдвоенного удара кулаков Сереги и Саньки. Летел недолго, помешала обувная тумбочка, сделанная из чистого дуба.  Парни,  услышав глухой стук,  потом  стон,  шлепнули ладонь о ладонь друг другу, смачно плюнули на фирменные Денисовы джинсы и пошли во  двор, пить пиво….


Рецензии
Ого! Какая у тебя тут мелодрама с детективой! От странички не отрваться!))))

Екатерина Звягинцева   24.04.2011 06:41     Заявить о нарушении
ты ехидничаешь или комплимент даришь?)) спасибо!

Любовь Винс   24.04.2011 07:37   Заявить о нарушении
Рассыпаюсь в комплиментах!))) Прочла на одном дыхании))).

Екатерина Звягинцева   24.04.2011 15:53   Заявить о нарушении
ну тогда спасибо вдвойне! твоя похвала это ценно!

Любовь Винс   25.04.2011 03:34   Заявить о нарушении