Пощекотала!!!

               


             Придя домой с работы, Светлана, табельщица механического цеха машиностроительного завода,  заглянула по привычке в свой почтовый ящик. Светлана была эффектной женщиной. Внешне эффектной.  Маленькая пухлая блондинка, с высокой грудью, «сумасшедшее» округлыми бедрами, слегка колыхающимися при ходьбе, складчато выпирающим, но еще сексуально притягательным женским животиком и курносым,  «девчаче» простеньким личиком, она себе цену знала.  Хотя и была из обычной среднерусской деревни.
            После школы, которую она закончила средненько, она приехала в этот город к своей тетке, работавшей на «машзаводе»  после окончания техникума. Здесь она устроилась по лимиту  на курсы крановщиц, затем отработала почти пять лет крановщицей в механическом цехе и уж потом ее оформили табельщицей. Почему и как оформили – не важно! И на эту тему не будем!  Крановщицей она часто бывала в литейном цехе, куда ее посылали на производственные прорывы, где и познакомилась со своим будущим мужем. После свадьбы они получили с мужем от литейного цеха  свою «двушку»,  где и жили до сих пор.
            Из почтового ящика Света достала открытку.   Это  оказалось извещение из ЦУМа,  из центрального универмага города, о поступлении в  магазина чешских  люстр, на покупку которой  Света записалась еще пол года назад.
             Эту люстру Света увидела на выставке бытовых электротоваров, проводимых  городом  в местном спортивном комплексе «Кристалл» и одна из люстр понравилась ей до невозможности.  Красивая,  блестящая,  с дымчатыми  витыми  плафонами  необычной формы,  надетыми на изящно изогнутые, словно лебединые шеи, полированные рожки, она сразу же запала ей в душу.  Ну, как раз для большой комнаты их «двушки».  Лучшего и не придумаешь!
                Света тут же подсуетилась и, простояв с полчаса в очереди,  оформила заказ на приобретение такой люстры после  ее поступления в магазин из Чехии. И тут же произвела предоплату.  Благо, что деньги у нее тогда были с собой.
                И вот теперь открытка ей извещала, что ее люстра, ее мечта, наконец-то прибыла их Чехии. Надо собираться и ехать получать свою люстру.  Но ехать  сейчас в магазин  за люстрой не имело смысла. Уже поздно.  Хотя ЦУМ работал до восьми вечера и время вроде было, но ей надо было еще приготовить ужин  и сделать кое-какие дела дома.
              Поэтому поедет в магазин она завтра. Магазин открывается с одиннадцати и она отпросится с обеда у своей начальницы, старшей табельщицы Татьяны Ивановны. Баба она ничего,  понимающая, не зловредная и отпустит запросто. Потому что Света сама не раз подменяла Татьяну Ивановну, когда той надо было куда-нибудь улизнуть с работы  на часок, другой по своим делам.
            Задумано – сделано! И все получилось у Светы распрекрасно,  так, как надо, как было ею задумано.  И вот она, эта ее люстра, уже дома.  Света занесла громоздкую  картонную коробку в большую комнату их квартиры  и сразу же, даже не раздеваясь,   распаковала  ее,  вытащила люстру и поставила  на стол.  Красотища! Как раз то, что надо!
          Она прошла в маленькую комнату, служившая их с мужем спальней,  и растолкала мужа, который работал заливщиком в литейном цехе и спал после ночной смены. Шел конец месяца и они в своем цехе, как и во всех остальных цехах завода, гнали план и работали последние дни круглосуточно. Пришел он домой под утро, когда Света только собиралась на работу, поел и сразу же завалился спать.
            Муж с трудом проснулся  и, отчаянно чертыхаясь, поднялся.  За годы их совместной жизни он уже прекрасно усвоил простую житейскую истину,  согласно которой  спорить со Светой бесполезно.  И пусть будет она трижды, сто раз не права, но своего она все равно добивалась. Поэтому, чтобы вконец не испортить себе настроение, лучше уж подчиниться ей и побыстрее повесить эту проклятую люстру, про которую она вчера вечером прожужжала ему все уши.
            Люстру он смотреть не стал, отмахнувшись от жены.  Ему, как и большинству нормальных  российских мужиков, было до лампочки, что у него висит в комнате в качестве светильника.  Лишь  бы оно, это подвешенное,  светило!
           Стремянки у них не было. В то время стремянку купить в магазине было не так просто. Поэтому они со Светой пододвинули стол под  старую люстру. На стол поставили  кухонную табуретку,  муж встал на нее и быстро снял старую люстру. Проблем здесь не было. Люстра была подвешена на крюке, вделанном в потолок и соединена с концами проводов, выходящих из отверстия в потолке  с помощью элементарной скрутки, замотанной «изолентой».
              Но новая люстра должна была соединяться с проводами  потолка с помощью специальной пластиковой муфты с набором отверстий,  в которых располагались  головки маленьких зажимных винтиков и куда надо было залезть маленькой  «отверточкой». Стоя на цыпочках под самым потолком,  с изогнутой шеей, не видя ничего, наполовину вслепую,  это было сделать не так просто! Пару раз падала отвертка,  да еще и винтик разок упал. Приходилось несколько раз спускаться на пол  с  этой  шаткой пирамиды из стола и табуретки. И муж был злее злого! В прямом смысле слова,  плюнь на него  – зашипит! И Света молчала, стоя внизу около стола,  и помогая мужу лишь  своим присутствием.
            Но наконец люстра была повешена и все необходимые винтики закручены. Все нормально! Проверили свет – работает! Света облегченно вздохнула! Она стояла внизу около стола и  смотрела вверх  на мужа, который закруглял свои дела. Муж был в больших  черных семейных трусах и снизу  прекрасно были  видны все его мужские прелести, которые так много радости доставляли Свете.
           Они были женаты уже десять лет и жили, в общем-то,  неплохо. Пил муж мало, по бабам не шастал, скандалов дома не устраивал. И Света была довольна своей семейной жизнью, хотя детей у них не было.  Ну, не было и не было! Что ж уж тут возмущаться? Значит, судьба такая – быть им без детей. А раз судьба, то нечего тогда и плакаться? Надо просто жить! И они жили!
               Света смотрела на мужские достоинства мужа, вспоминала сладостные и просто приятные мгновения их совместной жизни, связанные именно с ними, с этими самыми мужскими достоинствами, и сама даже не заметила, как ее рука поднялась  вверх и зашла  под трусы мужа.  Пальцы ладони ласково охватили член и слегка пощекотали его.
           Муж охнул от неожиданности,  шарахнулся от руки жены и загремел вниз.  Падая, он инстинктивно  ухватился за только что повешенную люстру и ухнул   вместе с ней! А упал он на старую люстру, стоящую на полу около стола.
            Итог его падения был печальный! Помимо многочисленных ушибов и ссадин, муж сломал ключицу. Причем, перелом оказался открытым и ему пришлось потом  почти целый месяц пролежать в городской хирургии. Естественно, что люстры были разбиты обе. И старая, и новая.
          Света вся обревелась. Чувство собственной вины не давало ей покоя. Конечно же, ей было жалко мужа! Очень даже жалко!  Но больше всего ей было жалко себя! Столько времени ждать своей ненаглядной люстры и так нелепо, так глупо  лишиться ее! И ревела она даже на работе. И конечно же не могла не поделиться своей бедой со своей начальницей.
          И скоро над  Светой  хохотал весь цех. А потом и весь завод! Но хохотал не злобно, а сочувственно и понимающе! Особенно женщины.

                КОНЕЦ
            


Рецензии
Да, блин, как нелепо получилось! Чисто житейски я Свету понимаю, как тут удержаться, когда такая картинка перед глазами! А про возможные последствия она как-то не подумала... Р.Р.

Роман Рассветов   03.12.2017 21:44     Заявить о нарушении
Да, история эта получила в свое время широчайший резонанс на заводе.
И почему-то все ее жалели! Не мужа, а именно ее!

Виталий Овчинников   04.12.2017 15:20   Заявить о нарушении
Могу себе представить, сколько хохоту было по этому поводу! Р.

Роман Рассветов   04.12.2017 23:47   Заявить о нарушении
На это произведение написана 51 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.