медицинская ошибка

               Красавицей Ларису назвать было нельзя. Фигурка не подвела. Все как надо – грудь, попка, красивые ноги, пышная, рыжая шевелюра. А вот лицо подкачало. Чересчур широкие брови, узковатые раскосые глаза, нос картошкой, вялые блеклые губы. И кожа – воспаленная, с красными бугорками прыщей,  вызывала неприятное впечатление. Никому не было дела, что при отталкивающем лице – душа Ларисы была доброй и чистой, искренней и нежной, трепетной и ласковой. Кто долго с ней общался, со временем уже не замечал уродство лица, а видел только ее доброту и простоту, богатый душевный мир, врожденную чуткость и порядочность. Но таких было мало.  Большинство хотели ее использовать для необременительных  любовных утех, им плевать, какая душа была у девушки, и скоро душу убили.
                Невинность Лариса потеряла в шестнадцать лет, безрассудно поверив в искренность чувств к ней двадцатилетнего пройдохи. Умело очаровал, умело влюбил в себя, умело соблазнил и не менее умело бросил. Закрыли черные краски на полгода цветную радугу в жизни Ларисы, а потом все прошло, отболело. Были после этого встречи с ребятами, но к себе в душу, она больше никого не пускала. Не верила никому.  Пусть невольно, но хранила память, запавшие в голову слова при расставании с первой любовью.
– Ты, Лариска, хорошая девчонка. Да только кому это надо?   Ты пойми, нам, мужикам, картинка нужна. Этикетка. Чтобы другие парни позавидовать могли, а  с тобой чему завидовать? Тити, попа, все, как надо, а обернешься – страхолюга! Может кто-то и доволен будет, а я не могу.  Так что, прости, подруга…….
                К двадцати четырем годам  Лариса научилась одному – выстраивать отношения с мужчинами по своему интересу. Была раскованна, чуть вульгарна, за словом в карман не лезла, научилась словесной пикировке, с намеком шутить, и главное, изначально определять, как будут развиваться отношения с потенциальным любовником. Выглядело это примерно так: мужчина проявлял интерес, начинал намекать, ходить вокруг да около…  Лариса заявляла «в лоб»: ты мне нравишься, я согласна провести с тобой пару ночей, может больше, но мне от тебя ничего не надо, замуж не хочу, женат ты или нет, мне по барабану, если вопросов нет, поехали ко мне… Большинство мужчин после лобовой атаки терялись, потому что инициатива на глазах переходила от них к Ларисе, они уже ничего, никаких интриг заплести не могли, тушевались, немного раздумывали, соглашались и пускались во все тяжкие. Редкая часть уходила сразу, после потери лидерства.  Чудеса начинались потом. Лариса ничего не требовала, не капризничала, не ставила условий, не выясняла, какое место она занимает в их жизни, не просила развода с женой, всегда была ласковой, нежной и улыбчивой. Большая часть Ларискиных ухажеров после домашнего диктата и упреков со стороны дражайшей половины, после претензий и условий, нюхнув  Ларискиной  свободы, начинали в ней видеть замечательную партнершу, свободную, раскованную, без комплексов и правил, теряли голову и начинали повальные разводы с женами. Надеясь, что Лариса оценит их усилия, пойдет замуж и будет той самой идеальной женой, о которой грезит «сильная» часть человечества.  Фигу два! Лариса, только узнав, о предполагаемом разводе и последующем своем «счастливом» замужестве, тут-же отношения разрывала. Без сожаления, без сострадания к покинутому ухажеру, без чувства вины, так же,   как когда-то разорвали  отношения с ней…..
                Оскорбленные, в своих лучших чувствах, самцы пытались предъявить претензии, засыпали упреками, плакались, давя на жалость, потом грозили….Результат был один. Лариса принимала гордую позу, складывала брови домиком и задавала пару вопросов: « Я тебе что-то обещала? Я тебя разводиться просила?....»  После чего, почесав затылок, подумав минут пять, обругав Лариску с макушки до пяток, бывший любовник с чувством досады и ненависти уходил навсегда. Обычно, такие разборки, происходят по обратному сценарию, когда от женщины уходят, а она пытается удержать того, кто ее еще недавно так пылко любил…. Лариска никого не держала. По своим взаимоотношениям с мужчинами, она была своеобразным «Дон Жуаном» в юбке. Но это мужиков так называют. Ларису называли по –  другому….
                Успешно окончив бухгалтерские курсы, работать Лариса пришла в городское УВД.  Через год ее знали все. Сержанты, лейтенанты, майоры, капитаны милиции – вся мужская часть отделения разделилась на два лагеря. В одном были бывшие любовники, в другом будущие. Бывшие тихо ненавидели, при любой возможности делая пакости, стараясь при встречах унизить или оскорбить. Будущие  - Ларису рьяно защищали, помогали, прикрывали, в надежде, что им когда – нибудь  выпадет греховный лотерейный билетик…..
– Лариска! Привет! Это я, Людка! Ты сегодня в кабак идешь?
– Привет! Пойду обязательно, только у меня сегодня собрание, вы столик займите, я попозже приду.  Кто еще идет?
– Да все наши. Только Таньку предупреди, чтобы без Стаса своего пришла, у нас девичник. Поняла? Ну, все, пока, некогда!
                У Ларисы было четыре козырных подруги. Две Татьяны, Марина и Люда. Все разные. Характером, привычками, внешностью, отношением к жизни, статусом и положением. Первая, Татьяна – большая. Крупная, «в теле», высокая  молодая женщина, пуританского воспитания, добрая, простая, сентиментальная.  Год, как замужем.
                Марина – избалованная дочь состоятельных родителей, с хитрецой, жадновата, свободных взглядов на словах, когда доходило до дела – прикидывалась «инженю-пипи», мечтала о богатом старом муже. Невысокая плюшка, с аристократическими манерами и плебейским мировоззрением.
                Татьяна вторая – худая, с простоватой внешностью, натуральная блондинка. Боязливая, скромная, бедно живущая в огромной семье. Одинокая. Дружить особо не умела, а может, не хотела, но от компании не отказывалась.
                И Люда – сорвиголова, шустрая, дерзкая, немного врунья, но интересная собеседница, юморная оптимистка, с короткой стрижкой, не худая, не толстая, в полтора метра ростом. Имела кавалеров ничуть не меньше, чем Лариса, но любила одного. Тот, любимый, для нее был недосягаем, мечта, которой в реальности сбыться было не суждено.
                Компания была очень контрастной. Три высокие девушки, две небольшого росточка. Рыжая, блондинка, брюнетка, шатенка и русоголовая – такой букет, в любой ситуации привлекал мужское внимание. Девчонки всегда посиделки использовали с выгодой для себя. Собирались не просто повеселиться, а еще узнать и поделиться новостями, дать советы, найти выход из трудных  житейских передряг, просто посидеть и порадоваться молодости…. Девичники, конечно, вызывали раздражение со стороны Стаса, Таниного мужа, и он втайне мечтал, что в один прекрасный день кто-нибудь из четверки выйдет замуж и у него появится  друг и собеседник для долгих вечеров вынужденного одиночества. Посиделки в ресторане устраивались часто, но Стас жену отпускал. Понимал, пока детей нет, пусть поразвлекается, тем более, что в верности жены он был уверен на все сто процентов. Татьяна доверие оправдывала, на девичник ходила больше по старой памяти и чтобы не потерять подруг. Жизнь долгая, кто знает, с какого боку дружеские привязки понадобятся. На гулянье Таня  веселилась, но скромно, лишнего себе не позволяла, а если кто приставать начинал слишком настырно, жаловалась Ларисе и Люде. Эти быстренько переключали кавалера на другие мысли или действия, но уже не к Тане, а кому другому.
Марина в ресторане вела себя вальяжно, с вычурной напыщенностью, и презрением, всем видом показывая – ее просто везли мимо, эдак из «бурулянского» посольства, и она решила просто заглянуть на минуточку, посмотреть, как расслабляются плебеи, и чуть позже придет машина, роскошная, большая и «не наша» и увезет ее обратно в  «буруляндию»… Девчонок Маринино поведение сначала бесило до посинения, потом, они научились извлекать даже выгоду, когда надо было быстренько «слинять» от неприятного или хулиганского общества. В этом случае был звонок папе, папа присылал машину с телохранителями, те быстренько наводили порядок и увозили честную компанию по домам. Иногда Маринка теряла тормоза и начинала вешаться на шею встречному-поперечному, такие фортеля заканчивались плохо. Либо скандалом, либо ненужной беременностью. 
Татьяна – блондинка веселиться не умела совсем. Сидела скромно в уголке, пила шампанское, шуток не понимала, в разговор не вмешивалась, больше молчала. Когда ее приглашали на танец – пунцово вспыхивала до корней волос, смущалась и в большинстве случаев отказывалась. Если выходила танцевать – неуклюже переминалась на месте, задевая костлявыми локтями кавалера. Зачем она приходила на гулянку, было непонятно. То, что она не получает никакого удовольствия было видно невооруженным взглядом. Но все же приходила.
Люда, так же, как Лариса, веселилась от души. Танцевала, шутила, стреляла глазками по сторонам, не отказывалась от ухаживаний, при случае откровенно флиртовала и почти всегда находила нового воздыхателя по свою персону, правда не надолго.
                В этот раз хорошо посидеть не получилось. Стасикова  Татьяна пришла зареванная – муж поставил условие: или семья или девичники. Так, что – «последний нынешний денечек гуляю с вами я, друзья ….».  Маринка витала в облаках – папа нашел ей мужа, о котором она мечтала: старого, с положением и толстым кошельком. И поэтому на девичник она пришла тоже в последний раз. Она же скромная, тихая, застенчивая девушка, такие –  по ресторанам не ходят… Блондинка – тихоня огорошила компанию известием – она уезжает в Москву. Дальняя  родня  нашла ей работу, она немного поживет, адаптируется и будет поступать в институт. На  очное. Лариса и Люда сидели молча. Что скажешь? Все правы – у каждой свои интересы, свои планы, свое будущее. Тане надо сохранить семью, Марине ее создать, Тане маленькой, может, повезет в Москве и кому какое дело, что им двоим Ларисе и Люде, будет неуютно и пусто, неудобно и стыдно приходить в ресторан такой маленькой скромной компанией…..Каждому свое. Девичник, первоначально начавшийся с потрясений и неприятностей, постепенно набрал силу. Девчонки решили погулять на славу. Раз уж жизнь разбивает их, по разным углам, как шары на бильярде, так напоследок надо повеселиться так, чтобы помнить всю жизнь последний привет уходящего лета молодости……
                В разгар веселья за Таней  большой, приехал Стас. Выпил немного, пошутил с девчонками, пожелал им удачи, пригласил жену танцевать и исчез. Вместе с ней. Тихо, по-английски. Маринка приглядела молодого мальчика, очаровала его манерами и блеском золота, висящего на ней, и тоже уехала. Таня, будущая москвичка, напилась до поросячьего визга, разревелась за столом, хватала подружек за руки, клялась в вечной дружбе и любви, объясняла, что они самые лучшие и она никогда их не забудет…..Таню погрузили в такси, подробно объяснили водителю куда везти, приплатили сверху, чтобы довел до дому. Оставшись вдвоем, Люда и Лариса загрустили, распалась, разрушилась веселая компания, таких разных и таких нужных друг другу людей. Не только для веселья, а еще чтобы посочувствовать друг другу, попереживать, поделиться наболевшим, поплакаться в жилетку и получить совет и утешение, поддержку в трудную минуту…..Конечно, может они и будут встречаться – но все реже и реже, и  у каждой будут свои заботы, свои дела и сейчас шальная молодость машет им платочком, приглашая в мудрую зрелость…..
                Наутро Ларискина голова болела немилосердно. Вставать с постели не хотелось, а надо. Ларисино «бабье царство» – мама, две сестры и племянница, на выходные уезжали в деревню к бабке, чтобы помочь с огородом, а Ларису оставляли на хозяйстве в городе.
– Лариска, хватит валяться, вставай!
– Мам, ну сейчас…У нас минералка есть?
– Есть, да не про твою честь! Сколько можно! Не надоело еще по кабакам гулеванить? Когда за ум возьмешься? Скоро 25 стукнет, а у тебя одни гулянки на уме!
– Ну, стукнет и что? Чего ты от меня хочешь?
– Замуж тебе пора, вот чего! Может, при муже и остепенилась бы. А то совсем в разгул пошла, перед людьми стыдно!
– Ой, мам! Ну, какие люди! Вообще, кому какое дело, где я хожу и с кем гуляю! Мне не 16 лет!
– То-то и оно, что не 16! В твоем возрасте уж детей в садик водят, а ты все одна!
– Ага, водят, и еще раза два разойтись и сойтись успевают, а я так не хочу!
– А как ты хочешь?
– Мам! Ну, что ты ко мне прицепилась? Как хочу, чего хочу? Не лезь ко мне, и так тошно…
– Пить меньше надо! Не будет тошно! Молодая девка, а пьет как сапожник!
– Мама!  Как раз, наш сапожник, дядя Петя не пьет совсем! Лучше скажи, как плотник! Вон у Рысаковых, дядя Олег квасит по черному, каждый день! А я только по выходным! Да, вообще, успокойся, распадается наша компашка. Вчера, похоже, последний раз собирались….
– А что такое, почему?
– Почему, почему, потому! Потом объясню!
                Мамины вопросы вернули вчерашнюю обиду. Плохо – с одной стороны, в компаньонах одна Людка осталась, а с другой – на самом деле, не до пенсии же им вместе быть…Лариса потянулась, не вставая с постели. Сегодня суббота, значит, обязательно позвонит или даже придет Ларискин последний ухажер. С  Олегом роман находился в стадии завершения. Все, как обычно, он собирал документы на развод, жена устраивала истерики, дети, наученные матерью, висли на отце и просили остаться….Олег оставаться не хотел. Детей любил, но с женой отношения дошли до крайнего предела.
                Жена Олега, Ирина – была самым худшим вариантом из жен. Злая, не ласковая, вздорная, истеричная, ревнивая без предела. Праздники дома не проводила – жалко денег. Олеговых друзей не признавала, всех считала дураками и пьяницами. Каждый божий день изводила мужа упреками, как ей плохо живется, хотя жила в достатке. Постель для нее была наказанием, а не наслаждением. От близости отказывалась по поводу и без повода, при этом, следила за мужем не хуже заправского сыщика. Шарилась по карманам, часто звонила  мужу на работу, выставляя его на посмешище, заставляя начальника подробно доложить, где и с кем в данную минуту, находится  ее супруг….Не удивительно, что после знакомства с Ларисой, Олег понял, правда с большим опозданием, что есть и другой тип женщин. Ласковых и заботливых, нежных и спокойных и сразу же захотел перемен в своей жизни. Другое дело – Лариса перемен в своей жизни не хотела. Не верила она Олегу, ей не хотелось, чтобы он видел в ней только средство избавления от жены. Это сейчас ему плохо и он хочет свободы, Лариса для него соломинка, спасательный круг, а завтра? Ну, разведется с женой, будет жить с Ларисой, но кто даст гарантию, что через некоторое время, ему не захочется, чтобы рядом была эффектная красавица, «этикетка»…..А Лариса, с ее внешностью, даже при хорошем характере, не станет обузой?  Говорят, с лица воду не пить…..Классное утешение для уродливых девчонок, только в жизни получается наоборот, мужчины в первую очередь, обращают внимание на лицо, душа их волнует потом. Вот и женятся впопыхах на вздорных красавицах и потом, жалея себя, ищут утешения у некрасивых, но душевных….Их понять можно, да только что делать этим самым не красавицам?  Подбирать жалкие крохи чувств, после пиршества? Ждать и надеяться, что появится, наконец, мужчина,  для которого не будет иметь значения красота лица, а нужна будет красота души? Может так и бывает, только редко……Можно прождать всю жизнь и остаться ни с чем, потому-что как не крути, сначала внешность, а потом все остальное……Вот и ждут некрасивые девочки единственного, кто подарит любовь, ждут и плачут, с завистью и обидой, смотрят вслед красавицам…
                Лариса к Олегу относилась немного с жалостью, немного с сочувствием, но верить в искренность чувств, в его слова о любви к ней не хотела. Не могла. Было что-то фальшивое, не правдивое, тревожное, заставлявшее ее  идти на разрыв. Ларисина убитая душа хотела честных отношений, искренних, без лжи и обмана, изначально начатых с ней, не потому-что кто-то хотел избавиться от чего-то, а чтобы понравилась она, такая, какая есть, сама по себе…..С Олегом таких ощущений не было.
– Лариса! Я договорилась с  тетей Валей, она нашла мастера, дедушка Федор Иванович, сегодня он придет, посмотрит столик, так что ты будь дома. Она не знает, когда он освободится.
– Хорошо, мам, я буду дома.
– Олег придет?
– Не знаю.  Наверно придет.
– Ночевать останется?
– Нет.
– Опять мужику пенделя под зад?
– Опять.
– Ну, смотри, тебе жить….А неплохой мужик…
– Неплохой, только не для меня.
– А тебе какого надо?
– Мам, хватит. Олег если с женой разведется, все дочкам оставит. Сам на вокзале ночевать будет…
– А к нам? Поместились бы как нибудь…
– Не хочу. Не надо, мам. Не верю я ему.
– Ладно, доча, разбирайся сама…
– Разберусь. Бабуле привет, скажи я на будущие выходные обязательно приеду.
– передам, ну мы пошли.
                Через пару минут в квартире стало тихо. Чем заняться Лариса не знала. И дела были, но, ни к чему душа не лежала. Пусто было в душе, мрачно и пусто, как на кладбище ночью. Гулял по душе сквознячок, ледяным дыханием выдувая призрачную надежду на счастье…
                Большие настенные часы с неугомонной кукушкой пробили одиннадцать раз. Надо вставать, надо привести себя в порядок, надо убраться к приходу мастера, хотя древнему старику, что придет чинить столик из красного дерева, мамину гордость, наверное, все равно, чисто у них в доме или грязно. Если будет ремонтировать здесь, наверняка намусорит еще больше. С другой стороны Лариса была «чистоткой». Не выносила, когда в квартире был беспорядок, ей нравилась стерильная аптечная чистота. Чтобы все вещи лежали на своих местах, разные финтифлюшки из серванта были тщательно вымыты до блеска, не было вездесущей пыли и глаз радовали чистые полы. Да и трудотерапия – лучшее средство от головной боли после веселья в ресторане. Постепенно уборка захватила,  а когда видишь результат своих трудов – всегда радостно. Ларисе осталось только протереть полы, когда раздался звонок в дверь. Раскрасневшаяся, с растрепанной шевелюрой, в старом ситцевом сарафанчике,  она пошла открывать дверь.
                На пороге стоял молодой парень. Синий комбинезон, клетчатая рубаха, кроссовки – на обещанного мастера  он  походил как борец сумо на Майю Плисецкую.
– Здравствуйте. Я по просьбе тети Вали. Насчет столика. Можно пройти?
– Здрассти….Проходите….А я думала, дедушка придет.
– Федор Иванович в больнице. Я за него.
– Ну, проходите. Обувь не снимайте, я не успела полы помыть.
                Парень прошел,  куда пригласила Лариса, огляделся, увидел предмет для ремонта, вернулся в прихожую, открыл дверь, ведущую на лестничную площадку, взял большой чемодан и вернулся обратно в комнату.
– Я правильно подумал, что ремонт несложный. Я все здесь сделаю, не надо в мастерскую везти.
– Не надо, так не вози…– от неожиданности Лариса перешла на «ты»
– Вы со мной не сидите, не отвлекайтесь от своих дел.
– А я и не собираюсь тебя контролировать, сама не люблю, когда над душой стоят. Занимайся спокойно, а я чай приготовлю. Чай пить будешь?
– А можно?
– Почему нельзя?
– Неудобно как-то…
– Удобно. Я кушать хочу, а одной есть скучно, вот ты мне компанию и составишь.
– Хорошо. Только я посмотрю сначала, в чем там дело.
– Смотри.
                Лариска зашла в ванную, умылась, причесалась, помазала кожу  суперновым лосьоном, который на время убирал красноту с лица, подкрасила глаза, подвела губы, переоделась в легкие домашние брючки и облегающую футболку. Заглянула в зал и обомлела. Столика не было. На полу валялись ножки, столешница, ящики – все в разобранном виде.
– Ты че сделал-то? Там перекос был, ящик застревал, а ты зачем все разобрал?
– Не волнуйтесь, девушка, все будет, как было, даже лучше. Я свое дело знаю.
– Знает он, а я вот не знаю, чего ты знаешь….вижу только был столик и нету…
– Не волнуйтесь, правда, все сделаю в лучшем виде…
– Ну, давай, делай! Мастер – фломастер…
                Лариса ушла на кухню, стала собирать на стол. Салаты из холодильника, грибочки, бутербродики, вазу с печеньем и красивые чайные чашки –  все готово. Можно позавтракать или вернее уже пообедать.
– Эй, мастер! Бросай дела, пойдем, перекусим!
– Иду.
                Парень  прошел к раковине, вымыл руки, вытер о полотенце, что протянула Лариса, и сел за стол.
– Угощайся.
– Спасибо.
                Лариса ела жадно, с аппетитом, будто еды не видела неделю. Парень ел не спеша, степенно, аккуратно, держа вилку в правой руке и смешно оттопыривая мизинчик.
– Все очень вкусно, спасибо.
– Пожалуйста. Тебе чай или кофе?
– Чай, пожалуйста.
                Лариса налила в чашку свежей заварки, долила кипяток. Пододвинула к парню вазочку с печеньем. Себе в  чашку налила кофе.
– А я кофе больше люблю.
– Мне кофе нельзя.
– Почему? Больной что ли?
– Мммм. Нет. Просто нельзя.
– Ну, нельзя, так нельзя. Чай пей.
– Спасибо.
– Слушай, ты всегда такой вежливый? Спасибо, пожалуйста….попроще нельзя?
– Это плохо?
– Да нет. Только непривычно как-то. Молодые ребята, как ты, чаще без этикета обходятся.
– Я не молодой.
– Ну и  не старик. Сколько тебе? 22-23?
– 27.
– Тебе 27 лет? А не врешь?
– Не вру. Правда, 27. Хотите, паспорт покажу.
– На кой ляд мне твой паспорт. Верю. Хотя выглядишь ты намного моложе. Жизнь что-ли легкая была?
– Нет. Наоборот.
– Это как?
– Я сирота. В интернате вырос. Из родни только тетка, но она старенькая уже.
– А родители?
– Не надо об этом. Не обижайтесь.
– Извини, не подумала….Еще чаю налить?
– Нет. Спасибо. Я пойду, там работы много.
– Много это насколько?
– Думаю до вечера. Столик старый, рассохся, кое-где лак сошел. Надо пропитывать, ждать, когда высохнет, подклеивать, потом собирать.
– Понятно. Ну, иди. Если еще чего надо, ты говори, не стесняйся.
– Хорошо. А….как  к ..вам ..обращаться?
– Меня зовут Лариса. А тебя?
– Виктор.
– Победитель, значит. Много побед-то было? Наверное, уже дети есть?
– Я не женат.
– Да ну….
– Правда, не женат.
– Ну-ну, иди, холостой – не женатый, столик делай, а то мама приедет, увидит любимую вещь в разобранном виде и в обморок упадет.
                Виктор вернулся в зал, Лариса начала убирать со стола. Опять звонок в дверь. С неясным чувством тревоги, Лариса пошла открывать. На пороге, подбоченясь, с нехорошей ухмылкой на лице стояла Ирина, жена Олега.
– Ну, красотка, сейчас тебе мало не покажется. Узнаешь, как мужика отбивать.
– Мне не нужен твой муж. Была бы ты поумнее да подобрее, он бы на сторону не бегал. Сама виновата.
– Я виновата?  Ты, тварь, значит хорошая, а я плохая!?  Я мужа в строгости держу, как положено! А ты ему поблажки даешь, вот и бегает к тебе! Ты, думаешь, он тебя по правде любит? Как бы не так! Кому ты с такой рожей нужна? Своего мужика не нашла, вот и подбираешь объедки….
– Ну и забирай свои объедки! Тебе говорят, не нужен он мне! Ни он, ни его любовь! И кончай орать! А то вызову патруль, посидишь в КПЗ с алкашами да бомжами, может, поумнеешь! Иди отсюда, пока я добрая!
– Сволочь, ты, тварь!......Я люблю Олега!... Вот как умею, так и люблю! А ты лезешь в семью….разрушаешь…..
– Было бы чего разрушать…..Вместо того, чтобы ко мне бегать, лучше посидела бы, да подумала, почему твой муж на сторону поглядывает. Дома ему плохо, вот и бегает. Не будешь  характер менять, я уйду, другая появится……Все, до свидания!
                Лариса закрыла дверь и опустилась на пол. Внутри все трепыхалось, обида и досада не давали дышать. Хорошенькое дело! Докатилась до ручки! Уже жены с разборками приходят! Права мама, надо остепениться, найти хорошего парня, выйти замуж….Господи! Как ей стыдно! Впервые Лариса подумала, что от ее «Любовей» страдает кто-то еще. Жены, которых обманывают. Дети, которых предают. Сами любовники, обнадеженные ею, рушат семью, в которой до ее, Ларискиного появления, может не так и плохо все было?  Да, она ничего не обещает, но ухаживания принимает, ложится в постель, дарит ласки, очень внимательно относится к мелочам, принимает подарки, заведомо зная, что они куплены на деньги, взятые из семейного бюджета……При встречах с любовником она всегда старается создать праздничную атмосферу, позволяет уйти от обыденности, делает свидания яркими и запоминающимися…..
                А как, обыкновенной бабе, усталой, замотанной работой, детьми, домашними нескончаемыми делами превратить в праздник  ежедневную бытовуху? Где взять сил? Время? Настроение? Она, Лариса, ничем не связана – детей нет, каждый день по магазинам бегать не надо, на кухне – мама, стирка – уборка вместе с сестрами…А в простой семье все это лежит на плечах одной женщины….Где уж тут думать о празднике, если все время голова болит: что сварить, во что одеть, школа – уроки, болезни – нервотрепка, откуда денег взять и т. д……Хорошо, если муж помогает, тогда, может и получается иногда устраивать праздник, а если нет? Привык муж к жене, не видит он больше в ней желанную и любимую, самую красивую и умную….А видит замученную, затрапезного вида, психучую, всю на нервах особь неопределенного пола, которую не то-что в постель, в сарай звать не охота…..Вот и начинают мужики бегать к таким, как она, Лариса, у кого вечный праздник, ни проблем, ни забот, одно удовольствие….Кто прав, кто виноват? Мужчины, что перестали жалеть своих жен? Женщины, решившие, раз кольцо на пальце – муж никуда не денется, можно быть неряхой и злой? Одинокие женщины, которые по разным причинам, допускают романы с женатиками? Кто рассудит? У каждого своя правда…..
                Лариса поднялась с пола, вытерла слезы и решила это дело залить кружечкой пива. Курить не курила, хотя пару раз попробовала. А вот снять стресс и головную боль легким пивом –  это можно. Войдя в зал и столкнувшись с парнем, ее снова окатила волна стыда. Как она забыла про мастера! Он же все слышал! И Лариса и Ирина орали друг на друга не жалея горла! Как неудобно! Лариса стояла столбом перед молодым человеком, медленно заливалась румянцем и что сказать никак не могла придумать…
– Все слышал, да?
– Слышал.
– И конечно, ты на ее стороне! Я мужа из семьи увела, я плохая, она хорошая! Она красавица писанная, а я, уродина, могу лишь объедки подбирать!
– Лариса, успокойтесь. Я не считаю вас во всем виноватой. Мужчина не бычок на веревочке, если он сам не захочет, его заставить нельзя. Это я вам как мужчина говорю. Понятно?
– Понятно, только противно очень, что все стрелки на меня. Хотя, веришь, Вить, никогда его разводиться не просила….
– Да верю я, верю, успокойтесь только…И еще…Почему вы считаете себя уродиной?...Вы очень красивая девуш….
– Ты издеваешься, да? Ты, что мою рожу не видишь? Слепой, да?!!!
                Слезы из глаз текли ручьем. Лариса сидела в кресле, закрыв лицо ладошками, и плакала. Внутри, в душе бушевал огонь страстей…Ну почему она такая? Уродливая, некрасивая! Почему никто не видит, что она хочет любить, может любить, по настоящему! Не играть в любовь, необременительно проводя время с разными мужчинами, а ей хочется любить одного, единственного…Только пусть этот единственный видит в ней настоящую красавицу, и с душой и  с телом, а не только средство, чтобы убить скуку и просто развлечься…многое бы она отдала, чтобы в ней разглядели душу и не разглядывали лицо…
– Лариса, не плачьте…Я правду говорю, вы очень красивы, вы мне сразу понравились….
– Понравилась, да? Может, и замуж возьмешь?
– Если дадите согласие, возьму….
– Какое согласие?.....
– Чтобы выйти за меня замуж….
– Нет, ты, правда, больной! Ты меня видишь первый раз в жизни! Ты меня совсем не знаешь! У меня, может трое детей! Может, я СПИДом болею!!!!
– Нет у вас ни детей, ни СПИДа….
– Ты откуда знаешь? Ясновидящий, да?
– Лариса, я все про вас знаю. Тетя Валя, с которой ваша мама договаривалась о столике, и есть моя тетка. Я вам про нее говорил….
– Ну, дела…….
                От обалденной новости, Лариса даже плакать перестала. Это значит, мамка за ее спиной, ей женихов ищет? А она вчера, Маринку высмеяла, что у нее папа подсуетился, побеспокоился за доченьку  и жениха  нашел, за которого Маринка, почти не глядя, замуж идет, а у самой,  то же самое! Ай, да мамка! Ай да сводница!  Хотя маму понять можно – и перед людьми стыдно за распутство дочери, и хочется  ей,  чтобы у дочери счастье было, и хочется внуков понянчить……Олька-то, племяшка, совсем взрослая, 14 лет, такую не понянькаешь, того и гляди, она сама нянькаться в подоле принесет….Ай да, мамуля! Ну и что теперь, ей, Лариске делать? Что-то из себя изображать – поздно, врать – глупо, оправдываться – бессмысленно…..А вдруг, правда, вот, оно, счастье?.....Только  ладонь протяни… И   скажи: «да»…
– Вить, ты, что, серьезно? Насчет замужества?
– Серьезно, Лариса. Я всегда мечтал о такой девушке, как вы…Простой, заботливой, доброй…..Аккуратной….
– Когда же ты все это разглядеть успел? Мы с тобой 10 минут общались….
– Понимаете, Лариса, люди, когда мастера в дом зовут, любого, холодильник починить или телевизор, редкая хозяйка дом в порядок приводит. Мол, какая мастеру разница – чисто или грязно, мол, мой дом…. Мастер пришел-ушел и все, а того не понимают, что мастера в основном, мужчины….И нам не все равно, в чистую ты квартиру попал или нет, как тебя принимают – по доброму или со злостью… У вас все чистенько, прибрано. Вы меня сразу чай пригласили пить, а иногда хозяйка стакана воды не даст, знаю, на себе испытал…..Вот, поработаешь в такой квартире и сразу понимаешь – хорошо люди живут, мирно или скандалы каждый день, хранит муж верность или только и делает, что на сторону бегает…..
– Ничего себе расклад! Значит, если бы я поленилась сегодня убраться, ты бы сразу  меня в отрицательные записал? А тебе в голову не приходило, что, иногда у женщин просто руки не доходят уборку сделать до твоего прихода? Может им самим стыдно, а все, поезд уехал – ты уже в доме? Насчет воды не знаю, мне лично приятно людей угощать….Чаем или пивом, все равно…..
– Ну, что вы все время огрызаетесь? Все время на взводе, как будто я вам зла желаю….Я же, наоборот….
– Желаешь добра? Замуж зовешь…..Пожалеть – пригреть мечтаешь….Слова красивые говоришь…И ждешь…Вот ты замуж позвал, а я раскинула ручки и с разбегу тебе на шею сразу  кинулась…    Щас!.......И потом должна  всю жизнь быть тебе благодарна, что ты, меня, такую – осчастливил…..А шел бы ты……Или нет, погоди, ты столик отремонтировал? Или маме причина была нужна, чтоб ты в дом пришел?
– Столик я отремонтировал. Я думаю сегодня неудачный день. Вы взвинчены, расстроены…..Давайте я завтра приду и мы спокойно поговорим….Хорошо?
                Ответить Лариса не успела. В прихожей требовательно пронзительно заверещал звонок. Через секунду в дверь начали ломиться с нешуточной силой – стучали, пинали и снова звонили…..Испуганная Лариса, не случилось ли чего, побежала открывать. На пороге, взъерошенный, запыхавшийся, с красно-пьяной физиономией стоял Олег.
– Ты, подстилка, как посмела! Ты, что себе позволяешь? Если ты думаешь, что я с женой развожусь, и поэтому ты оскорблять ее можешь, ты, сволочь очень ошибаешься!!! Ты кто такая, чтобы порядочную женщину учить? Советы давать? Да ты ногтя моей жены не стоишь, дрянь гулящая, а туда же!  На одну планку себя поставила! Да ты кто есть? Еще угрожать вздумала, я тебе поугрожаю! Размечталась, что я тебя замуж возьму! Я сболтнул сдуру, а ты поверила! Разважничалась, в порядочные себя записала! Уму разуму учить вздумала! Оскорблять! Да я тебя по стенке…..
– Прекратите сейчас же! Вы не мужчина! Вы подонок! Никого Лариса не оскорбляла! Я был в квартире и слышал весь разговор! Это ваша жена все начала, вот с ней и разбирайтесь! И уходите отсюда! Немедленно! Пока я вам рожу не начистил! 
– Ой, а это кто у нас?  Новый хахаль?  Не теряешься, девочка? Еще наша постелька остыть не успела, а ты уж новенькому мозги пудришь? Поздравляю!
– Я муж Ларисы. Уходите. Еще секунда и я за себя не ручаюсь. Вы ответите за оскорбления моей жены.
– Вон как. Не завидую, тебе парень, не завидую….Прощевай, подстилочка! Желаю счастья!
                Больше Виктор не ждал. По росту, весу, телосложению они  с Олегом были почти одинаковые, и Виктор без особой натуги, взяв Олега за шиворот и дав, пинка под зад, вышвырнул из квартиры. Лариса, увидев эту картину, со слезами на глазах, захлебнулась смехом. Виктор недоуменно смотрел на нее.
– Ах-ха-ха, ха-ха-ха, мамка…ха-ха-ха….права была…..ха-ха-ха …пенделя…ха-ха под зад..ха-ха  Олегу…..Утром…ха-ха-ха…пообещала,……исполнилось….
                Виктор немного посоображал, потом тоже улыбнулся. Лариса, глядя в пол, с надрывом сказала:
– Эх, жизнь моя, тельняшка полосатая! Ну и денек выдался! Меня сегодня и оскорбили, и опустили ниже плинтуса, и замуж позвали и красавицей назвали….Чего делать теперь, ума не приложу….Слушай, Виктор, а если я соглашусь, ты, что, правда, меня замуж возьмешь? После всего, что видел?
– Правда, Лариса. Меня не волнует ваше прошлое, я и сам не без греха…..Только думаю, вы станете совсем другой, если поверите в мои чувства к вам…
– Эх, Витя, Витя, в том-то и дело, что поверить я не могу. Нет веры у меня. Олег тоже про чувства говорил, а что вышло? Да я тебя и не знаю совсем….Может ты на проверку еще хуже Олега окажешься….
– Я за честные отношения, Лариса…Я вам все расскажу о себе, что вы захотите узнать, а вы расскажите мне, почему нет веры….Нельзя без веры….
– А без любви? Без любви можно? Я же тебя не люблю, а как семью строить без главного?
– Придет любовь, Лариса…..Вот узнаете меня получше, проверите, и поймете – иногда любовь приходит позже, может быть не такая яркая и сумасшедшая, но зато навсегда…
– Твои слова да Богу в уши…. Ничего я тебе не скажу сейчас, у меня мозги на расшарашку…..Думаешь, приятно, когда тебя оскорбляют? Стоило Олеговой жене замечание сделать, на мой взгляд, абсолютно справедливое, так она быстренько мужу нажаловалась, а он, хоть и разводится с ней, ее защитил, а меня растоптал…..Это тоже пережевать надо…..Единственное скажу – я тоже за честные отношения. Если уж затевать что-то, так чтобы за душой ни единого секрета не было, чтобы все, как на ладошке, вся жизнь….А на искренности, может и вера вырастет, кто знает? Согласен?
– Да. Я завтра приду, только скажите, когда можно…..
– А! Чего тянуть…Вот к 12 и приходи….Думаю, сумею в себя прийти от «славной» субботы…..
– Дня? 12 – дня?
– Нет! Ночи! Сразу «Первую брачную» и забабахаем!
– Извини, Лариса…Что-то я поглупел…
– Заметно. Завтра в 12 дня буду ждать. У тебя тоже времени навалом будет подумать…Не придешь – не обижусь…
– Я приду….
                На следующий день, когда неугомонная кукушка в часах, только наладилась кукукнуть двенадцатый раз, Виктор в белой отглаженной рубашке, в хорошем костюме, в до блеска вычищенных ботинках, стоял на пороге. Сразу пройти не смог – мешала большая корзина с алыми и белыми розами, что он держал в руках. Лариса была польщена. Не часто любовники дарили ей цветы, если дарили, обходились скромной гвоздичкой или растрепанными тюльпанами, которые к концу свидания, понуро опускали головки бутонов  и больше не поднимались – от стыда, наверное…Даже на первый взгляд, – корзина с яркими розами была дорогая. Не менее дорогим был и маленький презент – « Живанши», духи в красивой коробочке…Лариса тоже не ударила в грязь лицом – блюда на накрытом  столе будоражили аппетит и радовали глаз изысканным вкусом  сервировки    вместе  со старинными приборами…. Немного выпили, немного покушали, уделив каждому блюду, должное внимание…Разговор не клеился. Лариса уже подумала, что зря она вчера не позвонила Людмиле, не проконсультировалась….Людка мастерицей была устраивать светские рауты и как вести деликатные  разговоры, знала  как никто….
                Виктор предложил выпить на «брудершафт». Поцелуй получился приятным, вкусным. Уж чего-чего, а целоваться Лариса умела. Посидели, поговорили о пустяках, о погоде, Лариса получила похвалу за  прекрасный стол….И все, опять тишина. Лариса потихоньку начинала закипать. Ну, где рассказ о себе? Где искренность? Или пыл прошел, и желание жениться уже похоронено здравым рассудком?  Лариса, уже набрала в грудь воздуху, чтобы озвучить причину, по которой ей надо срочно уйти из дому….Она, оказывается, забыла, что….Виктор взял Ларисину руку в свою, поцеловал запястье и…
– Лариса, выходите за меня замуж. Я постараюсь, чтобы вы избавились от своих комплексов. Я дам вам тепло и любовь, которой вам так не хватает…
– А почему опять на «вы»? Мы же поцеловались….
– Извини. Я был совсем мальчишкой, когда пробрался на ретроспективный показ. «Анжелика –  маркиза ангелов». Этот фильм так меня потряс, что из обыкновенного интернатского мальчишки – хама, воришки и вруна, отравленного развратом, мне захотелось превратиться в графа Жоффрея де Пейрака….Я не мечтал о белокурой красавице, мне хотелось стать таким, как, он…Умным, честным, порядочным, с чувством собственного достоинства, с гордостью и силой убеждений…..научиться любить, так, как любил он, свою Анжелику…это было неимоверно трудно….Я учился, постарался избавиться от вредных привычек, стал «белой вороной», которую все клевали, потому-что не такая как все… Били, сильно били. Но я терпел. Терпел, боролся и не сдавался. В 16 лет я ушел из интерната, жил у тетки, учился на краснодеревщика, не скажу, что это престижная профессия, но достаточно прибыльная. Все «новые русские»  спят и видят приобрести что-нибудь из антиквариата….поэтому обеспечить твои потребности, думаю смогу. Я узнал о тебе от тетки, она очень часто говорила о тебе, жалела….Она же знает тебя с детства, только обо мне никому не говорила…. От неловкости….Ее сестра, моя мать, алкоголичка, опустившаяся женщина, продавала меня для забав мужчинам, за водку… когда мне было восемь лет, погибла. Ее убил ножом собутыльник, они не поделили бутылку, а отца я никогда не видел….Тетка сильно переживала, что меня отдали в интернат, но изменить ничего не могла, она инвалид, ты же знаешь….Потом я долго жил в другом городе….Переделывал себя…..Готовился быть графом….В жизни…в делах…в чувствах… Я очень хочу, чтобы у нас все получилось….Ты мне нужна…Вот, такая, какая ты есть…Тебе не надо себя переделывать…Ты мне нравишься именно такой….Раскованной, с юмором и с огромной душой, которая хочет любви, а любить не может, потому что всегда натыкается на обман….И пойми, иногда мое «вы» не от холодного высокомерия, а от уважения, к тебе, к женщине – ранимой и доброй…..
                Лариска давно уже хлюпала носом. Никто не говорил с ней настолько откровенно. Никто не видел в ней женщину для любви, для секса – видели…Может он прав, этот несчастный  парень, тоже не видевший любви, а только грезивший о ней….Может действительно у них все получиться?  Исповедь редко остается без ответа….И Лариса рассказала о себе все. О мужчинах, о работе, о страстном, но глубоко запрятанном на задворки души желании иметь семью и обязательно ребенка….розового пухлого карапуза, с носом-пуговкой и голубыми глазами….И еще, чтобы муж никогда не обманывал ее, даже по мелочам, по пустякам….Слишком долго она жила в обмане, больше не хочет…….
                Свадьбу играли через две недели. Маринка, работавшая секретаршей в загсе, уговорила начальницу и в виде исключения, за небольшую мзду, та  дала разрешение. Свадьба была скромной. Гуляли дома, в Ларисиной квартире. В ресторан невеста не захотела. Боялась Лариса, что кто-нибудь из старых знакомых просто испортит торжество. На свадьбе народу было мало. Ларисино «бабье царство» в полном составе, даже бабушку привезли из деревни, Таня с мужем, Марина с женихом, Люда и Таня – будущая москвичка – сами по себе. Со стороны жениха был только свидетель, хмурый парень, больше налегавший на спиртное и через два часа спокойно уснувший возле магнитофона. Стас, при любом удобном случае пытался утащить жениха в сторонку и с жаром объяснял, какое сокровище тому досталось. Виктор улыбался, кивал головой, извинялся и уходил к Ларисе, чтобы сладко целовать ее под громкое «Горько!». Свадьба удалась. Много смеялись, танцевали, пели задорные частушки, которые в огромном количестве знала Ларисина бабушка…..Тетя Валя на свадьбу не пришла, отговорилась нездоровьем. Все было как у людей….Белое платье, фата, узенькие кольца, подарки, шампанское, цветы……..
                Жить молодые стали у Ларисы, в пятикомнатной квартире место нашлось для всех. Лариса была счастлива. Муж заботился о ней, говорил много ласковых слов, нежил и много мечтал. Он просто бредил ребенком, которого обязательно родит Лариса…Через  восемь дней после свадьбы Лариса разбирала вещи Виктора. Вещей было мало. Рубашки, футболки, пара джинсов, костюм, остальные мелочи –  аккуратно разложила по полочкам. На дне чемодана осталась папка с документами. Несколько старых фотографий, аттестат, диплом, пачка газетных вырезок, несколько праздничных открыток и военный билет. Ларисе стало жутко интересно, где мог служить человек с такой биографией. Почти все странички оказались пустые. Данных о родственниках не было – шел прочерк. Информация о профессии, предыдущий адрес и все. Только везде, где  идут сведения о прохождении службы, стоял гриф: код 1-А. Что обозначает этот код, Лариса не знала. Только вечером, когда они хорошо поужинали, похохотали над кинокомедией, потом  славно приласкали  друг друга, Лара  вспомнила о военном билете.
– Вить, а что это за код у тебя в военном? Сведений нет, о прохождении службы…Ты в армию не ходил?
– Почему не ходил, ходил, как все. Только у нас особая команда была….нас…ну…как засекретили…вроде…Вот пройдет 15 лет я тебе все расскажу….
                Лариса успокоилась. Но утром, на работе, чертов секретный гриф, опять всплыл в памяти. А может мужу противопоказан секс или нужна особая диета…Или еще что… Виктор просто забыл, где работала его жена. УВД  часто по делам пересекалось с военкоматом, и получить информацию через знакомых девчонок, труда не составило. Любопытство сгубило многих. Не пожалело оно и Ларису. К концу рабочего дня бухгалтерия напиталась запахом валерьянки до головокружения, а у Ларисы все носовые платки были мокрые…..
                Дотошная подружка не только расшифровала код, она умудрилась «отксерить» дело Виктора и переслать Ларисе, если бы подругу поймали за этим занятием, она бы лишилась работы, а может, и попала бы под суд. Лучше бы  её поймали….
                Все, что говорил о себе Виктор, оказалось ложью. Отца у него действительно не было, а мать умерла от отравленной водки, когда ему исполнилось 12 лет. Никакого насилия ни в детстве, ни потом – не было. Интерната тоже. Рос он с теткой до 18 лет, в армии не был, потому что код: 1-А – обозначал эпилепсию. Медицинское заключение после диагноза и рекомендаций убило Ларису простой и понятной фразой:
«Эпилептические изменения психики характеризуются вязкостью, медлительностью психических процессов. Мышление обстоятельное, тугоподвижное. Увязает в деталях, плохо отличает выдуманный мир от действительности, с трудом переключается с одной темы на другую. Имеются черты инфантилизма. В период ремиссии адекватен, спокоен, рассудителен. Иметь детей категорически запрещается. К службе в армии непригоден…»
                Обмана Лариса не простила. Она не выясняла, почему и зачем он соврал. Дважды убитая душа воскрешения не желала.  Все подруги, за исключением Люды, были согласны с Ларисой – обманул сразу, будет обманывать всю жизнь. Единожды солгавший, кто тебе поверит….Напрасно Люда убеждала не торопиться, найти причину обмана, не рубить с плеча. Вдруг это ошибка, вдруг обман связан со страхом потерять, ее, Ларису, вдруг он обманывал оттого, чтобы Лариса, комплексовавшая из-за своей внешности, прониклась к нему жалостью и не стеснялась себя, вдруг медицинское заключение тоже ошибочное….Надо поговорить надо все выяснить….  Объяснений Лариса не захотела. Медицинское заключение подвело жирную черту отторжения к Виктору. В тот же вечер,  он вернулся к тетке. Развели их через три месяца, как положено.          
          Виктор умер через пять лет, после приступа – опоздала «скорая».  После себя он оставил солидную фирму, обеспеченную молодую жену со здоровым шестимесячным розовым карапузом, с носом-пуговкой и голубыми глазами….
                Лариса живет с матерью, выпивает, одинока…               


               

               


Рецензии
Отличный, подробный и очень болезненый для меня рассказ. Браво! Вы действительно Мастер своего дела! Глубоко копнули, очень глубоко, спасибо вам...

Лоралинда   22.04.2017 18:36     Заявить о нарушении
Благодарю, вас, Лоралинда за отзыв. я очень рада, что тема понравилась и может быть, дала вам возможность пересмотреть свою боль. Найти истоки к исправлению ситуации. Удачи. С уважением Л.В.

Любовь Винс   03.06.2017 06:27   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.