Боевой путь 67 пехотной дивизии в Первой мировой

.                Нашему деду Калинкину Андрею Филипповичу,
.                унтер-офицеру 268-го пехотного Пошехонского полка,
.                питерскому красногвардейцу, солдату Ленинградского фронта



67-я дивизия принадлежала к дивизиям второй очереди, т.е. к войскам военного времени. Состояла из призывников мобилизации, объявленной 18 июля 1914 года. Дивизия комплектовалась в Новгороде Великом на базе кадра ушедшей на фронт 22-й Новгородской дивизии. Подобный характер комплектования в отличие от особенностей комплектования полков более поздних очередей обеспечивал преемственность, передачу и сохранение традиций в Русской Армии. В дивизию входили пехотные полки: 265-й Вышневолоцкий, 266-й Пореченский, 267-й Духовщинский и 268-й Пошехонский.
 
В 1914 году после завершения комплектования 67-я дивизия вошла в 6-ю армию, подчиненную Командующему частями Гвардии и Петроградского военного округа и обеспечивающую защиту столицы и  побережья Финского залива. Дивизия была расквартирована в пригородах Петрограда, известно, например, что 267-й Духовщинский полк – в Охте.

В конце 1914 пехотные дивизии 67-я и 55-я (её полки 2-й очереди: 217-й Ковровский, 218-й Горбатовский, 219-й Котельнический, 220-й Скопинский) образовали 35-й армейский корпус и были отправлены на Северо-Западный фронт в Царство Польское. Учебные батальоны и пулемётные команды комплектовались и обучались в Петрограде, вместе с гвардией участвовали в столичных парадах.
 
Состав дивизии, а также 35-го корпуса в течение войны не менялись.

Конец 1914. Завершена Лодзинская операция. Сорван германский блицкриг, но потеряна половина Польши. Фронт стабилизирован. 35-й корпус включен в состав 2-й армии и прибывает на Северо-Западный фронт. Исходные позиции впереди Варшавы на западном берегу Вислы по линии реки Бзура в районе г. Жирардов [1, 2].
 
Февраль-март 1915. Немцы начинают Мазурское сражение, но после ряда своих удачных операций терпят поражение. К концу марта германские войска окончательно вытеснены на территорию Германской империи. Об участии в сражении дивизий 35-го корпуса не известно.

Весна 1915. Перегруппировка на Скерневицкое направление южнее Варшавы, по-прежнему левый  берег Вислы.Офицеры проводят вечеринки, собрания, могут позволить себе занятие охотой [2].
Характера начавшейся войны никто не представляет, тяжелые испытания ещё впереди.

Май 1915. Немцы в полосе 55-й дивизии, соседней с 67-й, впервые на Русском фронте применили газы [3]. Потери в 217-м Ковровском полку достигли 63% среди нижних чинов и 58% среди офицеров.

Июнь 1915. Противник прорвал фронт северо-восточнее и юго-восточнее Варшавы. Нависла угроза окружения 2-й армии.
Началось «великое отступление 1915 года». Большие потери.
 
Июль-август 1915. Части 35-го корпуса оставляют западный берег Вислы, Варшаву, с боями проходят Польшу, вступают в Белоруссию. Большие потери. 17 августа создается новый Западный фронт. Русские части оставляют рубеж обороны «Неман-Буг».
Упреждая готовящееся наступление германских войск, производится перегруппировка сил, при этом 35-й корпус из 2-й армии передается в 4-ю и занимает позиции в 10-15 км северо-восточнее Барановичей [4].

Сентябрь 1915. 30 августа началось Виленское сражение. 4-я армия и её 35-й корпус прикрывают левый фланг участвующих в сражении 10-й и 2-й армий [5].
Части 4-й армии проводят контратакующие действия в направлении на Барановичи. Понесший тяжелые потери 35-й корпус выводится в тыл на пополнение в район верхнего течения Немана вблизи железнодорожной станции Столбцы (участок Барановичи – Минск) [6, 7].
 
Конец 1915. 35-корпус переводится на позиции Каченовщина, Куликовка, Жатерово северо-восточнее Барановичей [8].

Конец 1915 - начало 1916. Ставка планирует летнее наступление Западного фронта в направлении на Свенцяны – Вильно. 35-корпус вновь передаётся 2-й ударной армии, включается в группу генерала П.С. Балуева и занимает позиции западнее южной оконечности озера Нарочь. 67-я дивизия – впереди фольварка Стаховцы [9].

Март-апрель 1916. 35-й корпус занимает позиции в тылу 2-й армии  между речками Нарочь и Узлянка и фактически составляет резерв 2-й армии при проведении Западным фронтом Нарочанского наступления, предпринятого на три месяца раньше запланированного срока во имя спасения французской армии под Верденом [10].

Апрель 1916. Завершение Нарочанской операции. Огромные потери во 2-й армии. В её полосе отвоевано не более 10 км в глубину. Полки 67-й дивизии возвращаются в окопы и сменяют ослабленные части на позициях вблизи фольварка Стаховцы.

Июнь 1916. Для образования новой 4-й армии, в составе которой формируется ударная группа под командованием генерала А.М. Драгомирова (9-й и 35-й армейские корпуса), полки 67-й дивизии двигаются походом из-под Молодечно в район Полонечка-Россошь северо-восточнее Барановичей.

Июль 1916. В ночь с 10 на 11 июля (ст. стиль) 67-я дивизия на позициях впереди фольварка Горное Скробово производит замену гренадерской дивизии, понесшей большие потери в первой фазе Барановичской операции [11].
Дивизии корпуса в составе группы Драгомирова участвуют в Барановичской операции, проводимой 4-й армией для содействия наступающему Юго-Западному фронту (Брусиловский прорыв). Полки 67-й дивизии в долинах реки Сервечь и Скробовского ручья «истекли кровью» [Керсновский], непрерывно атакуя немецкие укрепления в направлении на Дробыши, Карчову, Гречихи, Литаровщину. Итог – за 6 дней боев отвоеваны у противника 1-2 линии окопов.
Для полков 67-й дивизии эти бои явились самыми кровопролитными в «забытой» войне, причем бои в составе ударной группы на участке планируемого прорыва. Потери были настолько ощутимы, что 67-я дивизия была заменена и выведена в армейский резерв до планируемого срока завершения операции [12].

Осень1916. Позиции в районе Горное Скробово. Бои местного значения. Обе стороны применяют химическое оружие, причем русские - впервые. Проводится подготовка к окопной войне, устанавливаются проволочные заграждения. Расстояние до немецких окопов местами доходит до 25-30 шагов. На участке 35-го корпуса противник впервые на Русском фронте применяет огнеметы [13].
Боевой дух русских солдат продолжает оставаться очень высоким.

Конец 1916. Позиции южнее озера Нарочь впереди фольварка Стаховцы. Окопная война. Каждые две недели полки по очереди сменяют друг друга на передовой или в дивизионном резерве [14].

Начало 1917. По плану Ставки в летней операции Западный фронт ведением вспомогательного наступления на Сморгонь должен способствовать главному удару, наносимому на Юго-Западном фронте. Дивизии 35-го корпуса выводят в тыл для пополнения, затем подчиняют командованию 2-й армии и перебрасывают в район Полоцка [15].

Июль 1917. Участие в наступательных боях за Сморгонь [16, 17, 18]. Тактический успех, жестокие потери - 45% всех введенных в дело войск.
Боевой дух русских солдат падает. Солдаты могут начать митинговать в своих окопах перед атакой, затем продолжить митинговать на отбитых неприятельских позициях после атаки, а после всего этого самовольно вернуться на исходные позиции [19].

Июль-август 1917. Перегруппировка на позиции южнее озера Нарочь впереди фольварка Стаховцы. Окопная война х [20].

7-8 ноября 1917. Полковой комитет 268-го Пошехонского полка получает по телефону из соседней 55-й дивизии сообщение, что в Петрограде власть перешла к Советам.

Январь 1918. 268-й пехотный Пошехонский полк вместе с частями Красной Гвардии участвует в подавлении восстания мятежного Польского корпуса, который повел наступление на Минск. Корпус разгромлен у Жлобина. Части 35-го корпуса: пехотные полки 55-й дивизии и 265-й Вышневолоцкий полк 67-й дивизии добровольно полным ставом переходят в новую 2-ю дивизию Народной социалистической гвардии.
 


Ссылки:

1. Афанасова Н. А. «Жизненный путь. Годы войны и революции»

«…Утром 11 ноября [1914] я приехала в Москву… дни летели быстро и наступил день отъезда. …
В Варшаве наше руководство связалось со штабом Западного фронта [пока ещё Северо-Западного], и отряд получил назначение в 35-й корпус, находившийся в Радомской губернии…
Вскоре начали поступать раненые, и потекла трудовая больничная жизнь…
Как-то в декабре [1914] в лазарет позвонили…»

2. Из воспоминаний Петра Сергеевича Юдина о брате Сергее:
«… Весной 1915 г. Сергей Сергеевич узнал, что его родной брат Петр в чине прапорщика отправлен служить на фронт в 267-пехотный Духовщинский полк (67-й пехотной дивизии). С. С. Юдин добился перевода в тот же полк. Сергей Сергеевич прибыл в полк, занимавший позиции на реке Бзура западнее г. Жирардов (под Варшавой), а затем несколько южнее в Скерневицком направлении……Сергей Сергеевич был в полку тем, что называется «душой общества». Не было ни одной вечеринки, собрания, дружеской беседы, где бы Сергей Сергеевич не играл одну из первых ролей...…Будучи с юных лет страстным охотником, Сергей Сергеевич даже на фронте имел с собой охотничье ружье и в период затишья участвовал во всех коллективных (групповых) охотах, устраиваемых по инициативе командира полка, так же большого любителя охоты…
 
3. Де-Лазари А.Н. «Первая газобаллонная атака на Восточно-Европейском театре у Воли Шидловской»

«В период 17-21 мая [1915] германцы установили в передовых окопах … на протяжении 12 км газовые батареи. Германцы в течение десяти суток выжидали благоприятных метеорологических условий… Показания перебежчиков о подготовке химической атаки остались без внимания и не были доведены до войск.
…31 мая в 3 ч 20 мин. после короткого обстрела из 105-мм орудий участка 55-й пехотной дивизии германцы выпустили хлор, открыв одновременно ураганный пулеметный и ружейный огонь по передовым русским окопам и сильный артиллерийский огонь.
Полная неожиданность и неподготовленность со стороны русских войск привели к тому, что солдаты проявили больше удивления и любопытства к появлению облака газа, нежели тревоги. Приняв облако газа за маскировку атаки, русские войска усилили передовые окопы и подтянули частные поддержки. Вскоре окопы, представлявшие здесь лабиринт сплошных линий, оказались местами, заполненными трупами и умирающими людьми…»

4. Керсновский А.А. «История Русской армии»
 
«…Войска предоставлены самим себе, и все время несут огромные потери...
…Великий князь [в то время Главнокомандующий РА] не надеялся больше остановить врага западнее Днепра. Ставка предписывала сооружать позиции за Тулой и Курском…»

5. Там же.
«… С 10 по 18 сентября на Вилейке и у Нарочи разыгралось последнее действие Виленского сражения. 10-я германская армия была отражена по всему фронту нашей 2-й армией и правым крылом 10-й [русской] и начала отход, местами беспорядочный…»

6. Горчаков Г.С. (1888 – 1963) . «Четыре войны. Фрагмент боевого пути».
«…1915 – 1916... 67-я пехотная дивизия отведена в тыл, находится в резерве. 267-й Духовщинский полк дислоцируется на ж/д станции Столбцы  лини Москва – Брест…»

7. Афанасова Н. А. «Жизненный путь. Годы войны и революции».
«…В сентябре изрядно потрепанный в боях 35-й корпус был отведен на пополнение в тыл…»

8. Керсновский А.А. «История Русской армии»
 
 «…Закончился маневренный период на Восточном театре Мировой войны. Истощив свои  силы, обе стороны стали зарываться в землю. В начале октября... 4-я [армия окопалась] к востоку от Барановичей…»
 
9. Афанасова Н. А. «Жизненный путь. Годы войны и революции»

«…Вскоре нас опять перебросили по фронту. Лазарет стоял в большом селе Слобода, а летучка расположилась в лесу в палатках и землянках. Место это называлось Изорода. Здесь помещались обоз, хозяйственная часть, а вперед был выдвинут перевязочный пункт, расположившийся в фольварке Стаховцы. Вся эта местность обстреливалась немцами…»
 
10. Малышев Г. «Нарочанское эхо Вердена»:
«…На рассвете 18 марта 1916 года артиллерийский гром возвестил о начале Нарочанской битвы за Париж. ... В 12-30 на многокилометровой линии окопов под Нарочью, заглушая канонаду и звуки оркестра, игравшего "Прощание славянки", раздалось … мощное "Ур-ра", и … лавина российских солдат рванулась на проволочные заграждения и окопы противника. Они сообща уходили в бездну мировой истории и порознь - во мрак неизвестности и людского забвения.
…Первый день наступления не принёс ожидаемого успеха. …Потери 2-й армии были велики. Только убитыми 183 офицера и 15139 солдат…».
 
11.   «Барановичская операция (1916). Планирование и подготовка операции»

«…Германские позиции состояли из 2-х или 3-х укрепленных полос. Первая укрепленная полоса из трех линий окопов хорошо применялась к местности на западных берегах болотистых долин рек Сервеча и Шары. Первая линия окопов была усилена проволочными заграждениями (до 35 рядов). Широко применялись «лисьи норы», бетонированные пулеметные гнезда, убежища от огня тяжелой артиллерии. Вся артиллерия была укрыта в окопах с навесами и убежищами. Внутри полосы были бетонированные долговременные укрепления, которые русская артиллерия не могла разрушить. Вторая и третья полосы русскими войсками обнаружены не были…

…План операции русского командования состоял в прорыве укрепленной полосы с нанесением главного удара двумя корпусами (9-м и 35-м) на 8-км участке…» [9].

12. Оберюхтин В.И. «Барановичи. 1916 г.» Военно-исторический очерк

«…Подтянув три полка 67-й пехотной дивизии, а затем и 55-ю пехотную дивизию, Драгомиров приказал частям повторить атаку. После дополнительной артиллерийской подготовки, части 5-й и 67-й пехотных дивизий в 19-00 03.07 (по старому стилю) перешли вновь в атаку. Им удалось пройти линию фольварка Горное Скробово, отметку 85,4 и ворваться в лес западнее последней.
При атаке 67-й пехотной дивизии захвачено в плен 900 бойцов и 20 офицеров, а также 2 пулемета и 4 орудия. Контратака германцев здесь отбита, но дальнейшее наступление русских приостановилось…

…Приказом 4-й армии в 20-00 отмечено, что войска Драгомирова встретили сильное сопротивление противника. Атака 2-й и 3-й линий требует новой артиллерийской подготовки. Указано частям 46, 5, 67, 42 и 55-й пехотных дивизий закрепиться на захваченных участках, отражая контратаки противника…

…Ночью на 04.07, в дождь, части 5 и 67-й пехотных дивизий атаковали австро-германские позиции южнее реки Сервечь и овладели восточной половиной рощи севернее Дольное Скробово, высотой западнее его и высотой западнее фольварка Горное Скробово, а затем и 2-й линией австро-германских окопов. Ими взято в плен 30 офицеров и 960 бойцов…

…После целого дня артиллерийской подготовки части русских 9-го, 35-го, гренадерского и 10-го армейских корпусов в 19-00 04.07 двинулись снова в атаку волнами (до восьми)…

…К 21-00 04.07 … части 5 и 67-й пехотных дивизий прошли две линии неприятельских окопов и двигались дальше. Местами гарнизон обороны держался в убежищах и блокгаузах, ожидая прибытия своих резервов. Упорный бой с переменным успехом шел с контратакующими от Олизаровщины резервами противника…

… В 3-00 05.07 командарм 4, ввиду значительного усиления противника … приказывает группе Драгомирова (5-я пд, 67-я пд и бригада 21-й пд) - развивать успех с выходом на линию Олизаровщизна, Есенец, западные опушки урочищ Замошье и Погорелец…
… В дополнение к ранее отданному командарм 4 приказал передать Драгомирову 5-ю стрелковую дивизию для замены ею 67-й пехотной дивизии, выводимой 07.07 в армейский резерв…
…в 19-30 08.07 командарм 4 объявляет, что "…уже 6 дней войска наносят противнику урон, приковывая к Барановичам значительные резервы и тем облегчая победное шествие Юго-Западного фронта. Низко кланяясь войскам, приказываю…"» [10].

13. Де-Лазари А.Н. «Акт комиссии по обследованию способов применения германцами огнеметов в бою 9 ноября в районе Скробовского ручья»

«…Председатель и члены комиссии посетили участвовавшие в бою … 266-й и 267-й пехотные полки 67-й пехотной дивизии …
…С 6 часов 27-го октября (по ст. стилю) противник открыл артиллерийский огонь по расположению корпуса ... систематически разрушал наши окопы, постепенно доводя огонь до степени ураганного. … Против некоторых участков позиции с 12 до 14 часов противник три раза пытался выходить из своих окопов, но каждый раз нашим ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем загонялся обратно. После каждой неудачной попытки огонь противника по первой линии наших окопов возобновлялся с прежней силой.
К началу 15-го часа первая линия наших окопов и проволочные заграждения перед нею были … в значительной своей части разрушены. Много защитников этой линии … были перебиты или отсиживались в уцелевших убежищах и блиндажах, наблюдение за противником значительно ослабло. Пользуясь этими обстоятельствами, противник между 14 и 15 часами произвел новую атаку на всем участке; во время этой атаки им впервые были применены огнемёты …»

14. Афанасова Н. А. «Жизненный путь. Годы войны и революции»

«…Знакомый солдат Максим Волошинов передал наши заявления командиру 266-го Пореченского полка, и мы были зачислены в команду пеших разведчиков как добровольцы…
… На фронте было затишье. Продолжалась позиционная война. Команда пеших разведчиков была размещена в землянках километра за полтора от переднего края. Я попала на старые хорошо знакомые места. Это была Изорода. …В ясную погоду виднелись вдали белые стены фольварка Стаховцы.
…Дни в землянке тянулись томительно медленно и однообразно. Кормили нас хорошо. На обед был мясной суп с порциями мяса и жирная чечевичная или рисовая каша. Вечером получали чай и сухую воблу. Солдаты острили: кормят карими глазками (воблой) и шрапнелью (чечевицей).
Ночью пешие разведчики направлялись в секреты по очереди. Нам приходилось ходить 2-3 раза в неделю.  …Узкий ход сообщения вел в секрет из главного окопа. Впереди в глубоком окопчике под козырьком стояли вдвоем - солдат из роты и разведчик. Кругом темнота и тишина такая, что когда начинает идти дождь, его раньше улавливаешь слухом. Изредка взлетает ракета, и все освещается зеленоватым светом. Через каждые два часа смена - уходишь греться и отдыхать в землянку роты.
В землянке тесно и душно … тускло светит крошечный огонек, … дневальный рассказывает о боях, о горькой солдатской доле, … о необходимости мира.
Стояли мы на фронте по две недели, затем нас сменял 268-й Пошехонский полк, а мы уходили в дивизионный резерв…»

15. Там же.
«…В январе 35-й корпус был направлен в армейский тыл на пополнение. Наш отряд стоял в большом белорусском селе Семерники. Мы жили по хатам. Грязь и бедность там были жуткие. В хате был земляной пол и большая русская печь. Хозяйка с детьми спала, не раздеваясь, на печке. В сенях ютились телята и поросята…
…В феврале немцы применили на нашем фронте отравляющие вещества. Это были, видимо, удушающие газы. Больные поступали в тяжелейшем состоянии с картиной отека легких, синюшные, задыхающиеся, с пенистой розовой мокротой, с холодным потом, слабым, исчезающим пульсом. Смертность была огромная…»
 
16. Григорий Сергеевич Горчаков (1888 – 1963) . «Четыре войны».
Фрагмент боевой пути: «…1917-июль. Капитан, - старший адъютант штаба 35-го армейского корпуса. Наступательные бои в районе Сморгонь. Большие потери…»

17. «Еще раз о “забытой войне”»

«…особое место в военных действиях первой мировой войны на территории Белоруссии заняла Сморгонь. Именно здесь русскими войсками было впервые остановлено наступление германских сил на восток. Оборона города длилась 810 дней …»

18. Керсновский А.А. «История Русской армии»
 
«…Ставкой был отмечен подвиг подполковника Янчина, собравшего 44 офицера и 200 оставшихся верными долгу солдат и пошедшего во главе их в атаку. Из этого отряда никто не вернулся…»

19. Там же.
«… корпус генерала Довбор-Мусницкого дошел до неприятельской артиллерии, взял ее, но стал митинговать и без всякого давления неприятеля возвратился в свои окопы…»

20. Яковлев Н.Д. (1898-1972), маршал артиллерии (1944). «Об артиллерии и немного о себе», глава первая. «Путь в РККА»

 «…в июне 1917 года вся наша команда вышла на демонстрацию под большевистскими лозунгами. …Расправа … пришла скоро. …Учебную команду в полном составе отправили на Западный фронт, в окопы.
Так я оказался в 1-й пулеметной команде 268-го пехотного Пошехонского полка 67-й дивизии. Наш полк занимал оборону у озера Нарочь, что на Виленщине. До немецких окопов - рукой подать, метров двести, не больше. По вечерам, в часы затишья, были даже слышны голоса из окопов противника.
В лощине у деревни Стаховцы расположились наши кухни. Утром мы получали там горячий завтрак, а после часа дня - обед. У кухонь же раздавались письма и посылки. Кормили нас довольно скудно, даже не по норме. Хлеба, например, выдавалось всего по три четверти фунта да четверть фунта сухарей. Причем хлеб и сухари рекомендовалось съедать сразу, так как мыши, кишащие в блиндажах, не позволяли сделать и малейшего запаса еды. … Шла обычная позиционная война. Днем, как правило, было относительно спокойно, но вот с наступлением темноты немцы начинали нервничать: шарить лучами прожекторов, освещать нейтралку ракетами. То и дело с их стороны раздавались пулеметные очереди, иногда открывала беглый огонь и артиллерия.
Офицеры полка вели себя на фронте с достоинством, не особенно-то прятались от огня, но вот от рядовых солдат были по-прежнему далеки. Да и мы не стремились к сближению с ними. 
То, что позже будет описано в книгах о первой мировой войне, мне пришлось увидеть собственными глазами. Мы переживали отвратительное ожидание разрывов "чемоданов" - снарядов тяжелой вражеской артиллерии, знали, что нужно как зеницу ока хранить противогаз. В массе разрывов научились выделять негромкие хлопки химических снарядов, натягивая противогазные маски еще до тревожных оповещающих ударов в рельс…».
 
21. Там же.
«…Отправились в домик полкового командира, разбудили его, объявили, что он арестован. Полковник отнесся к аресту спокойно, без сопротивления сдал оружие и тут же снова лег спать. А мы со Звягиным до самого утра бодрствовали с винтовками в передней, пока нас не сменили. Впоследствии Свистунов пообещал, что будет отдавать все приказы по полку лишь с ведома полкового комитета. Мы освободили его. Но недели через две он тайно уехал на станцию Кривичи, сел в поезд и отбыл в неизвестном направлении. Словом, бросил полк…».

***

Когда в 1914-м началась война, Андрей Филиппович был призван в царскую армию. Нам, внукам, рассказывал, что начало службы проходило в Петрограде, рассказывал, как на столичных парадах матрос выносил на руках царевича Алексея, как на брусчатке гарцевал Императорский Конвой, "все одни абреки, зубы скалят". Было и питерское фото: на Охте, на фоне сквера с низкой чугунной оградой стоят наш дед с товарищем, оба в парадных мундирах, околыши фуражек, говорил, желтые, какими должны быть в учебном батальоне. У нас есть другое фото, где он уже в полевой форме. На погонах деда Андрея, кроме унтер-офицерской нашивки, виден номер полка – 268-й пехотный Пошехонский полк 2-й очереди, т.е. полк военного времени. Сыновья знали, и им льстило, что их отец служил в одном полку с будущим маршалом РККА [с Яковлевым Н.Д.].
Летом 1917-го в одной неудавшейся атаке под Сморгонью деда Андрея ранило. Наши солдаты по окопу отбежали немного и остановились. Дед присел за поворотом, но его бедро было заметно в просвете окопа, застучал немецкий пулемет и три пули попали в ногу. Отправили Андрея Ф. по железной дороге через Москву в Ташкент. Поезд с ранеными на нашей станции сделал остановку. Вышли из вагонов на левую сторону офицеры, сестры милосердия ("барышни"), санитары.  Офицеры "папироски закурили", все восхищаются видом, а дед, как был в нижнем белье, свалился с правой стороны с подножки в лопухи и крапиву, затаился. Поезд ушёл. Дед Андрей лежит. Видит, идет кум Иван, он его позвал, попросил, чтобы Поля с лошадью подъехала, забрала его. Так для нашего деда закончилась первая война.

Осенью 1917-го дед Андрей отправился в Питер. Был перед Октябрьским восстанием вагоновожатым  трамвая. Потом стал красногвардейцем, защищал город. После Гражданской войны вернулся в село. Выбрали председателем колхоза. По Ленинскому набору в 24-м вступил в ВКП(б). На буграх, на "глинище" ночью в него стреляли.

В октябре 1941-го дед Андрей был призван в РККА. Участвовал в Курской битве, в Новгородско-Лужской наступательной операции, в прорыве Восточного Вала на Ленинградском фронте. На войне он имел звание сержанта, был пулеметчиком. Пулемет был станковый, системы "Максим", тяжелый, на колесиках и со щитком. Однажды начался воздушный налет, дед не растерялся, поставил пулемет на спину другому солдату и стал стрелять по самолетам. Налет отбили. Командир посчитал, что наш дед – герой, и представил к боевой награде, к медали "За боевые заслуги".
На фронте Андрей Ф. получил два тяжёлых ранения (в 43-м в голень с повреждением кости, в 44-м в коленный сустав) и язву желудка, который ему почти весь удалили и освободили от военной службы, возможно, благодаря чему он остался жив.
После войны пришли ещё две награды: медали "За оборону Ленинграда" и "За Победу над Германией".


Рецензии
Отличный материал! Читал Вас еще раньше, чем стал автором этот сайта. Давно собираю информацию по 67-й пехотной дивизии, в частности по 265-му Вышневолоцкому полку.

Леонид Константинов   11.02.2017 23:29     Заявить о нарушении
Спасибо, Леонид!
Предлагаю обратиться к материалам Андрея Горчакова-Баграйс. Его дед был офицером Вышневолоцкого полка, затем штаб-офицером дивизии. У меня на руках ссылок нет. Если не найдёте в интернете, пишите мне, постараюсь помочь.
С уважением, Виктор

Виктор Калинкин   14.02.2017 09:29   Заявить о нарушении
Тот же самый путь советская Армия проходила в 1941-1945гг
Удивительна судьба деда Андрея.

С уважением, М.

Марина Северчанская   17.11.2018 18:41   Заявить о нарушении