подарок

     Говорят, в России две беды. У Валентина Олеговича Кондакова, среднестатистического гражданина не примечательной внешности, в  препоганейшем настроении, возвращающегося  с работы, на данный момент бед было три. Первая, основная, и в ближайшем будущем, без малейшего шанса на исчезновение, потому что платились хорошие деньги, – начальник. Крикливый самодур - деспот, фигурой напоминавший кубик Рубика, с лысой большой головой, с оттопыренными ушами, бегающими глазками и вечной ехидной улыбочкой, как бы приклеенной к лицу.  С крупными руками, где на пальцах, толстых, как сарделька, в кольцах, равнодушно-холодно мерцала  парочка «брюликов», в золотой оправе.  За глаза, начальника называли «Круглый», и он полностью оправдывал прозвище.  Легко закруглял дела с подрядчиками, легко укатывался от проблем с налоговой инспекцией, а уж  в отношениях с подчиненными, был крепок и упруг,  словно футбольный мяч, не укусишь, не зацепишься, не надавишь… Да и по уязвимым местам бил всегда прицельно и больно.  Ушла секретарша на больничный, из-за маленькой дочки, готово - пожалуйста, через две недели работала милейшая Мариночка уже в другой конторе. Подменился охранник Сережа, вышел не в свою смену, потому что жену в роддом увозил и готов подарочек к рождению сына, лишили молодого папашу и премии и офисного бонуса. Опоздали два бухгалтера на три минуты в кабинет на совещание, извольте строгий выговор  на стеночку повесить.  Круглый праздников не признавал, корпоративные вечеринки тоже были под запретом,   правила были просты до неприличия – работай молча во всю силу, на больничный не ходи,  с просьбами не обращайся, соблюдай дисциплину, терпи придирки и несправедливые разносы и выполняй любые его прихоти. Например, по отношению к Валентину, работающим личным его шофером, были свои правила: начальник терпеть не мог, когда Валентин, имел хоть сколько – то личного времени.  У «Круглого» был четкий график передвижения, но уехать, сразу после доставки к нужному месту, начальника, Валентин не мог.   Тот требовал, чтобы шофер его ждал, не отлучаясь ни на минуту, в противном случае применялись штрафные санкции.  И Валя ждал по многу часов: то с совещания, то у дома любовницы, то мучился  от грохота  на строительных площадках. Рабочий день начинался с восьми утра и заканчивался  после девяти вечера, когда  начальник, поднимался по ступеням к родному подъезду. Тогда «Круглый» подойдя непосредственно к  входной двери, оборачивался, и делал барственный жест ручкой, типа – свободен!  Только тогда Валентин, со спокойной душой уезжал в гараж, где мыл машину, вытряхивал пепельницу, доверху набитую окурками дорогих сигарет, проветривал салон, проверял ходовую часть, тормоза  и потом уходил домой.  Обычно выходными днями были суббота и воскресенье, но сегодня, как назло, начальник решил устроить  встречу «без галстуков» с нужными ему людьми у себя на даче, и выдернул Валентина в его законный выходной, не  принимая никаких возражений. И все бы ничего, но именно сегодня, пятнадцатого июля, у любимой жены Катеньки был юбилей… Были приглашены гости, закуплены продукты и малость горячительных напитков, но увы, праздник жены прошел без него.
                Беда номер два: «ненаглядная» теща. Беда вечная, как тавро на коровьем боку.  Мария Ивановна считала зятя абсолютной не парой единственной  дочери.  По ее мнению простой шофер, не имел права  не то - что влюбляться в драгоценное чадо,  и дурить  ее этой любовью, но и приближаться к ней на пушечный выстрел! Дочка маму не слушала. И не послушалась. Вышла замуж по любви и не жалела об этом. Валя был хорошим мужем и хорошим отцом.  Сразу после свадьбы,  на которую, скрипя сердце, все -таки, согласилась теща, жить стали в ее трехкомнатной квартире. Места хватало всем, но Валентин выдержал ровно неделю. Больше не смог ежедневно выслушивать высказывания тещи о своей серости, необразованности, бедности, и о загубленной судьбе дочери, у которой, оказывается, до его появления, были такие выгодные партии!  Валентин через четыре дня после бракосочетания уехал в рейс, через две недели вернулся. Толстобокая «фура» встала на профилактический ремонт. Валентин весь день пропадал в гараже.  В один из вечеров, за ужином, разгорелся скандал. Теща, ревниво наблюдая за суетностью дочери, что кормила мужа после работы, поправив пышную прическу тонкими пальчиками, заявила:
- И что вы намерены делать, Валентин?  Или в вашей тупой голове нет никаких мыслей кроме марки бензина?
- Мама! Прекрати! Сколько можно?! – пыталась вступиться за мужа новобрачная.
- Помолчи, Катя!  Я просто прожила дольше, чем вы, и знаю четко, что кроме, так называемой любви, должен быть еще и материальный уровень! Достаточный! Чтобы жить пристойно, а не прозябать в нищете! 
              Валентин оторопело смотрел на тещу. Он работал дальнобойщиком, и вчера принес домой зарплату, далеко не нищенскую.  Смотрел и не понимал, чего от него хочет Мария Ивановна. Молодая жена или знала больше, чем он, или понимала, чего добивается мать. Катерина  встала за спиной мужа.
- Мама! Я тебя прошу, если ты не прекратишь свои штучки, мы уйдем!
- Интересно куда?  Неужели в собачью конурку, что ошибочно, мой зять именует своей квартирой?  На 12 квадратов?  Может быть, стоит прислушаться к матери?
- Ну и что вы предлагаете? – спросил Валентин, нутром чуя, какую-то подляночку со стороны  тещи.
- Я не знаю, говорила ли вам моя дочь о Константине. Очень положительный молодой человек. Интеллигентный,   образованный, имеет свой бизнес. Конечно машина и квартира тоже в наличии. Он давно ухаживал за Катей, и я, уже думала, что увижу его  в качестве ее мужа…Увы, моя дочь выбрала вас.
- Ну и… ?
- Костя предлагает вам место курьера в своей фирме. Зарплата, социальный пакет. Если уж вы уезжаете в рейсы, оставляя мою девочку в одиночестве, без помощи и ласки, может быть, стоит делать то же самое, но за большее вознаграждение? Командировки в разные регионы будут хорошо оплачиваться. Согласны?
                Валя понял, просчитал, дальний прицел тещи. Он будет уезжать надолго, а обожаемый Константин получит возможность  охмурять Катю,  с  молчаливого согласия  Марии Ивановны. Валя был уверен в любви и верности  обожаемый жены, но с другой стороны…Говорят, капля камень точит…Бог один ведает, до чего бы дело дошло, может обошлось бы и без приключений, но то, что скандалов было бы больше, он не сомневался…
- Я не мальчик на побегушках, чтобы мотаться по стране за лишних сто рублей. Мне нравится моя работа.
- Она может вам нравиться сколько угодно! Но подумайте о Кате! Вы неделю приходите грязный, как бомж! С отвратительным запахом бензина! И руки, как у трубочиста! Катюша устала стирать ваши вещи, по виду взятые на помойке!
- Мама прекрати!
-У нас ремонт идет. И рабочую одежду я стираю сам.
- И что из этого? Все равно, вид отвратительный! А у Кости вы будете ездить в костюме, с папкой документов!!!
- Нет.  Я с «фуры» не уйду. Я с шестнадцати лет за рулем. И если буду менять работу, то она все равно будет связана с машинами.
- Боже мой! Какое упрямство! Какой эгоизм! Мой зять простой шофер! Бедная девочка! Ну почему ты меня не послушалась? Костя так тебя любит!
- Так. Все. Хватит.  Мама, я поняла, чего ты хочешь. Учти, по твоему, не будет. Я люблю Валю! И я счастлива! Ты можешь это понять?
- Она счастлива! Наивная, глупая девочка! Эта любовь пройдет, как только появятся первые сложности. А не дай бог, ты забеременеешь?!  Катастрофа! И что вы взъелись на меня? Я не предлагаю ужасного, я предлагаю лучший вариант! Тебе стоит убедить мужа принять Костино предложение, а ты почему-то злишься на меня! Валентин, ваше последнее слово?
-Мария Ивановна,  я вам все сказал.
- Он сказал! Да кто ты такой, в конце концов, чтобы единолично решать будущее моей дочери?!!
- Я ее муж. Пойдем, Кать…
                В этот же вечер они ушли из «гостеприимного» тещиного дома. У Вали действительно была маленькая квартирка, но очень уютная и неплохо обставлена. Он собирался сдать ее в аренду, но как хорошо, что квартирантов пока не нашлось! Молодые стали жить своим домом. Теща объявила бойкот, в гости не приходила, не звонила, знакомым жаловалась о «черной» неблагодарности дочери, и своих мучениях, но ничего не добилась. Ребята на уступки не шли, и теща смирилась. Первая пошла на примирение, купив в подарок стиральную машину-автомат.  Изредка навещала молодых, но каждая встреча была хорошо отрепетированным спектаклем. Сначала критика по ведению хозяйства, потом недовольство, потом жалобы на одиночество, в конце  визита, сетования по поводу глупости родной дочери, так неосмотрительно выскочившей замуж за первого встречного…
                Валентин каждый раз смотрел на представление, и удивлялся, как у такой капризной, эгоистической, взбалмошной женщины могла вырасти дочь с  абсолютно противоположным характером. « Я папина!» - смеясь, объясняла Катя.  Катин отец был жив и здоров, но жил во Владивостоке. Прожив с женой двадцать лет, он все же не выдержал, и подал документы на развод. Кате в ту пору было 18 лет, но отца она не обвиняла, полностью встала на его сторону, отлично зная, что отец, даже после развода, будет для нее самым дорогим и любимым человеком.  И отец так же нежно и с любовью относился к дочери. Просто жил отдельно, и все. Через год после развода, отец неожиданно уехал во Владивосток. Катя помнила последнюю встречу. Отец любовался красавицей дочерью, внимательно слушал о ее делах, хвалил за успехи,  и когда Катя полностью поделилась новостями из своей жизни, взяв, ее за руки сказал:
- Катюша! Я уезжаю. Списался с другом, мы с ним  на флоте служили, только я ушел на гражданку, а он остался. Сначала на сверх срочную, потом военные курсы, потом  военная кафедра. Сейчас он большой начальник, в море уже не ходит, служит на берегу. Он предложил мне работу, я согласился.  Не сердись, дочка, не могу я здесь. Да и с другой стороны, буду больше зарабатывать. Тебе помогу, деньги всегда не лишние. Хотя, ты  того и гляди, скоро замуж выскочишь, своей жизнью заживешь, а я…Тоскливо мне тут…Я писать буду…
                Отец уехал. Письма приходили часто. Валерий Игоревич писал, что друг не подвел, устроил его телефонистом. Потом отец подучившись, пройдя нужные курсы, овладел азбукой Морзе, научился работать на ключе, и вскоре уже ушел в море, на рыболовном сейнере, в качестве радиста. И на свадьбе он не был, по простой причине – был в море.  С тестем Валя познакомился почти через два года после свадьбы, когда тесть приехал повидать  внучку.
                Родилась Алиса в лютом декабре, под вой  истеричной пурги, в тридцатиградусный мороз. Валентин чуть с ума не сошел от восторга и радости. Он ждал именно дочь. Маленькую копию любимой жены.  Именно из-за дочери, Валя поменял работу, ушел с автопарка,  отказавшись от дальних  поездок. Не смог по две-три недели находиться вдали от маленькой дочурки, с каждым днем становившейся все забавнее.  Так они и жили: дружно, весело, даря друг другу тепло и заботу.
                Беда номер три – Валя не успел купить подарок для Катюши. Неделя была суматошной. У  «Круглого»  пошли проблемы, и весь день- деньской  они разъезжали по объектам, где начальник ругался с прорабами и заместителями, потом мчались в городскую прокуратуру, потом в администрацию, потом снова на объект.  Крутились бесконечно, колесом обозрения с испортившимся мотором.  Вечером нужные  магазины были закрыты, и Валентин рассчитывал, что подарок он купит в субботу утром, когда Катя отправит его за свежим хлебом. Не вышло. В семь утра прозвенел будильник и следом раздался телефонный звонок от начальника, что нарушил все планы…
                Валентин возвращался в жутком настроении. Было досадно, что Катин праздник, который она так ждала, прошел без него.  Что придет он сейчас в растерзанную квартиру, к усталой Катюше и дочка Алиска, уже  будет спать, почмокивая  во сне пухлыми губками. И наверняка теща, дожидается его прихода, чтобы в очередной раз выказать недовольство и презрение к его персоне.  Кривя губы, будет сыпать упреками, и «жалеть» дочь…
                Все  было в точности, как он и думал. Катя наводила порядок, убирала со стола, мыла посуду, дочка спала, а теща сидела в уголке, угощалась ароматным чаем с кусочком праздничного торта, и видимо до прихода Валентина, успела «накрутить» дочь на скандал. Катя с обидой глянула на мужа:
- Валь, ну неужели не мог пораньше прийти? Такой день! Отвез бы «Круглого» на дачу и вернулся. Чего ты там торчал до полуночи? Шашлыки жарил?
- Жарил  – сухо ответил Валентин -  ты же знаешь, как он на даче себя ведет. То ему за минералкой съезди, то фрукты с базара, то гостям заприспичило на речку,  покупаться…Потом гостей развозил. Они умнее, своих водил раньше отпустили.
- Значит, их водилы  умнее, раз себя правильно поставить могут. А ты…
- Ну что я? В первый раз, что ли так-то? Прости, Кать, но я не виноват, что у меня начальник придурок.
-  Ты не виноват, конечно, только я не при делах. Неужели не мог объяснить, мол, Юрий Петрович, у жены день рождения, отпустите пораньше…
-  Да плевать он хотел на твое день рождение! А то ты не знаешь, какие порядки у нас в конторе! У его дочери выпускной был, так он меня в школу отправил, с цветочками и фотоаппаратом, а сам у любовницы завис!
- Раз так, значит, работу менять надо! Сколько можно! Как раб какой-то!
- Катя! Я как раб, на этой работе столько получаю, что другие мужики на трех вместе сложенных не имеют!  «Круглый», хоть и сволочь порядочная, но платит-то хорошо! Только из-за больших денег люди его фокусы терпят!
- Не все на деньги мерить надо!
- Кать! Да что с тобой сегодня? Я понимаю, что неприятно одной, без мужа, день рождения отмечать, но с другой стороны, наши друзья  все тоже в курсе, какой у меня начальник. Три года назад то- же самое было, забыла?
- Да не забыла! Просто надоело! Я тебя сутками не вижу! Я сплю, ты уходишь, ты приходишь, мы с Алиской спим. Это нормально, по-твоему?
- Хорошо. Что ты предлагаешь?  Искать другую работу? Можно…Только я тебе вряд ли гарантирую такую же зарплату. А мы ведь уже привыкли на широкую ногу жить. Сама посмотри – за два года квартиру купили, обставили, в Турцию да Египет каждый год мотаемся, Алиска в престижную школу ходит, обноски не носим, и на завтрак красной икорочкой балуемся! Если это не нравиться, давай, я в свой автопарк вернусь, снова в рейсы ходить буду. Лешка Егоров как раз напарника ищет. Ну, так что скажешь?
           Катя, отвернувшись, молча, терла  кухонным полотенцем вымытую тарелку. Потом положив ее в аккуратную стопочку, подошла к мужу, обняла, прижалась лицом к широкой груди:
- Прости меня… Что-то я правда, не то говорю…Ты же все из-за нас с Алиской терпишь, чтобы мы шикарно жили…Прости…никуда не надо уходить…Я потерплю… Да и суббота с воскресеньем, наши дни, правда?
- Конечно, Катюша! Завтра обязательно в парк пойдем, я Алиске обещал, и в суши бар зайдем, в твой любимый, и вечер наш будет…
- Это все завтра! – влезла в разговор теща – а сегодня что? Между прочим, именно сегодня у моей дочери юбилей! Но что-то, ни цветов, ни подарка я не вижу! Если вы, Валентин, так шикарно живете, что же, денег для родной жены пожалели? А вот Костя, как старый друг, и время нашел, забежал на минутку, поздравил, и посмотрите, какую прелесть подарил! Корзину с розами! И милый пустячок - вазу из тончайшего фарфора! А вы? Чем порадуете?
              Валентин смутился. Опустил голову. Смущенно, вполголоса, соврал:
- Катюш! Прости! Я подарок в гараже забыл! Вспомнил, когда уже к дому подходил, сначала вернуться хотел, но…у нас же гараж закрывают, на сигнализацию ставят. Прости, я завтра сбегаю пораньше, принесу…
- Мда-а-а. Вы, Валентин, в своем репертуаре.  Я подозревала, что вам наплевать на семью, но что до такой степени!  Забыл!?  Да по всей видимости, не забыл, а элементарно не купил!  Боже! Боже! Бедная моя девочка! Как ты все это терпишь?
               Валентин растерялся.  Не было бы тещи, Катюша бы, не придала значения отсутствию подарка. Она прекрасно знала, что муж никогда не был жадным, ни по отношению к ней, ни к дочери. И на любой праздник они получали подарки-сюрпризы,  частенько дорогостоящие. Но сейчас Валя видел, что жена обиделась. Может, сыграл роль неприятный разговор, может, слова тещи были приняты всерьез, тем более, доля правды в них была. Подарок он все же не купил!  Да и сам он сглупил – мог в любом круглосуточном магазине купить набор конфет и бутылочку шампанского и вручить с прибауткой: « это, мол, не подарок, а предпосылочка, а настоящий подарок завтра, при солнышке!»  Не догадался.  Катя, словно подслушала его мысли. С глазами, полными слез прошептала:
- Хоть бы коробку конфет принес…
- Катюша! Я…
- Что Я? – опять влезла теща – ваша тупость и эгоизм не нуждаются в подтверждениях. Все очевидно и без объяснений, и без вашего «яканья»…
- Да пошли вы! – Валентин сорвался. Целый день, на жаре, без обеда и ужина, он выслушивал издевательские речи гостей начальника, куражную похвальбу, скрипя зубами, выполнял роль официанта, бармена и извозчика, устал, проголодался… Шел домой с надеждой близкого отдыха,  вкушения  домашней стряпни, вместо этого – разборки с упреками. Резко потушив недокуренную сигарету, встал, вышел в прихожую, схватил легкую курточку и открыв замок, быстро сбежал на улицу.
                На детской площадке, уселся под грибок, в песочницу, и нахохлился, как воробей под стрехой во время дождя. Сидел, думал. Ну отчего так складывается паршиво сегодняшний день?  Как не заладилось с самого утра, так и в конце, мало приятного. Все одно к одному: суматошная неделя, дефицит времени, усталость, забывчивость, собственная недогадливость, и в итоге – вместо привычного домашнего уюта,  посиделок в обнимку с женой на маленьком кухонном диванчике и сытого ужина -  гордое одиночество, легкая ревность,  саднящая обида, сосущий желудок. Валентин сидел и раздумывал: пойти купить шампанское и пакет Катиных  любимых «королевских» креветок?  Если купить, не покажется ли это так, что без подсказки тещи он и вправду сделать ничего не может?  Или переждать, потянув время, вернуться в квартиру после отъезда тещи ( ночевать она никогда не оставалась) и объясниться с Катюшкой один на один, повиниться, наговорить много-много ласковых слов и комплиментов? А подарок купить завтра, не размениваясь на мелочи?
                Пока сидел, раздумывал, внезапно начал шелестеть дождик. Теплый, летний.  В тусклом свете уличного фонаря, возле подъезда, проглядывалась легкая вуаль дождя, сотканная из жемчужных капель.  Проурчав мотором, прошуршав шинами по асфальту, к подъезду подъехала машина с черными «шашечками» на боку. Через минуту  вышла на крылечко теща, села в автомобиль и уехала. Валя продолжал сидеть на детской скамейке.
            - М-я-у-у…М-я-у-у – вдруг услышал Валентин.  Покрутил головой, ожидая увидеть рядом  представителя кошачьих,  так называемые - «сопельки» льва, если учитывать египетскую легенду, по версии которой, однажды сильно простудившийся лев приболел, он кашлял, натужно рычал, и вдруг чихнул. Из широкого носа вылетела слизь, тут же превратившаяся в  две маленькие львиные  копии. Так появились кошки. Катерина, заядлая кошатница, не раз предлагала взять в дом хранителя домашнего очага и помощника домовому, то бишь, кота, а Валентин все отказывался. Ну, недолюбливал он это хвостато-усатое мурлыкающе племя. Шерсть на одежде и мебели, вопли в марте, ободранные острыми когтями обои, резкий запах от кошачьего туалета, как-то не хотелось  это все терпеть. Поэтому всячески отнекивался от Катиных просьб, каждый раз находя вескую причину. Поглядев по сторонам, Валя не увидел кошки, а жалобное тоненькое мяуканье раздалось вновь. Щелкнув зажигалкой, Валентин посветил вокруг, и при неровном слабеньком огоньке, у своих ног, увидел  малюсенького котенка. Мокрого, со слипшейся шерстью, с блестючими зелеными глазками и тоненьким хвостиком-морковкой. Абсолютно черного. Валя нагнулся, подхватил на руки хрупкое, дрожащее тельце.
-М-я-яу-у -  отреагировал котенок, раскрыв пасть с острыми крохотными зубками.
- Эх, ты…Тоже выгнали? Или сам потерялся?
             Котенок прижал ушки, поднял мордочку и не мигая стал смотреть прямо в глаза Валентину. Он больше не мяукал, только сильно дрожал.  Потом устало прикрыл веки и замер. Валентин достал из кармана носовой платок, стал обтирать им котенка, негромко приговаривая:
- Бедолага…Ладно, не грусти…Вот сейчас приведем тебя в божеский вид, и пойдем домой, каяться, и будешь ты у нас не просто кот, а кот - подарочный, юбилейный.
            Открыв квартиру своим ключом, Кондаков прошел вглубь комнаты. Жена, свернувшись клубочком, лежала на широком диване и спала. Или делала вид, что спит. Валентин тихонько присел на краешек:
- Катюш…Катюшка!  Ну открой глазки! Посмотри на мой подарок. Такого  тебе никто не дарил!
           Катерина открыла глаза.   Присмотрелась.  Потом крепко обняла мужа, смачно поцеловала в губы,  взяла  котейку и прижала к груди. Тот, согревшись в теплых руках хозяйки, довольно замурлыкал. Катерина, улыбаясь,  смотрела на мужа, а он вдруг подумал, что такое счастливое лицо он видел у жены всего два раза: в день свадьбы и при выписке из роддома.
           Через год,  бывший котенок, оказавшийся самочкой, превратился в крупную, с лоснящейся шерсткой, с умными повадками, кошку. Накануне дня рождения Кати, баловница и любимица всей семьи Кондаковых, кошка Дарья принесла двух очаровательных котят.  А еще через три недели, когда у котят прорезались глазки и они стали шустро носиться по комнате, приехала теща, увидела маленьких безобразников и забрала их к себе. С этого момента Валина теща, к его безмерному удивлению, стала относиться к нему совсем по другому. Стала добрее и приветливей. Иногда он думал: может ей, для полного счастья еще щенка купить?


Рецензии
Рассказ интересный, написан живо. Только вот и правда, редко дочки так отличаются от матерей... Ну, мне пока не встречались))) Хотя хочется верить в доброе и хорошее.

Уланова Людмила   10.08.2016 00:29     Заявить о нарушении
Спасибо, Людмила за отзыв. Насчет отличия - бывает. Поверим в хорошее)))) С уважением Л.В.

Любовь Винс   10.08.2016 02:28   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.