Нейрохирургия или Содом и Гоморра

 
   В отделение нейрохирургии попадают люди с травмами  позвоночника и головы. Основные   клиенты: водители, пассажиры, пешеходы и драчуны.
  Понятно, что вовремя сделанная операция - залог успеха. Но основную лепту в   
  выздоровлении пациентов вносили самоотверженные медсестры. Как главврач
 подбирал  персонал - остается загадкой, но самые работящие, неравнодушные и веселые работали здесь. Чувство юмора спасало больных и родственников от ощущения безнадежности.  Жизнь и смерть, каждый день кто-нибудь был на этой грани.

   Несколько эпизодов из жизни этого отделения.

   Поступил поздно вечером в отделение молодой, высокий, спортивный парень. Его сбила  машина, было много серьезных травм, а он, в горячке умудрился подраться с врачом, водителем и медсестрой скорой помощи.
 В больнице, введя  успокоительное, парня привязали  к раскладушке и уложили около поста. Спасибо избитому врачу, он после смены на скорой, утром  навестил парня в больнице, и настоял на срочной томографии головного  мозга, было странным что пациент был в сознании.
   Сергея стали готовить к операции. Старшая медсестра пыталась сбрить густую
 шевелюру юноши лезвием "Нева". У парня пролом лобной кости, на затылке скальп в гармошку, а он жаловался что больно бреют.
   - Терпи золотко, это в воспитательных целях, чтобы не нарушал правила дорожного движения, и не дрался с врачами - Маринка, сама чуть не плакала, но других лезвий не  было.
  Они нашли маму Сергея, парень вспомнил номер телефона. Из операционной его забирала медсестра Оксана.
   Вид у парня был ужасным: глаза налиты кровью, лицо, поцарапанное гравием,было опухшим   и  синим.
   - Сережа, тебя врачи били? Скажи кто? Мы пойдем сейчас, отомстим!- так медсестра проверяла адекватность больного. Сергей условия игры принял, чем снискал любовь всего  персонала. Когда в палату зашла его мама, он с восторгом закричал:
   - Ура! У меня две мамы!
    Раздвоение - это последствия операции.  Три дня он лежал в отдельной палате. Молодые  медсестры не оставляли юношу одного.
   - Расскажи, Сережа, как ты забодал АУДИ?- прикалывалась Оксана - теперь придется за ремонт машины платить, машина-то всмятку.
   Светка находила другую тему для шуток:
   - Серый, так ты говоришь, что переходил дорогу чтобы печенья к чаю купить?
   - Да.
   - Ну ты понял, что мучное тебе вредно?
   - Да!
   - Молодец, умеешь логически мыслить.
   - Серега, а какая у тебя красивая дверца у виска. Разрешишь как-нибудь там покопаться?
   - Я ключик потерял, а взламывать больше не дам.

   Парню предстояло пережить еще три операции и они не давали ему об этом
 задумываться.
   Когда утром приходила его мама, сестрички выбегали и озорно приветствовали:
   - Наша мама пришла, молока принесла,
     дюжину котлеток, пол кило креветок.
    Будет парень наш здоров, победит всех докторов.

    Когда уколы на заднице Сергея перестали рассасываться, кто-то посоветовал
 приложить капустные листы намазанные медом.  Минут через десять после наложения аппликации, заходит Оксана делать укол.
    - Ой, а у меня там капуста с медом - объясняет Сережка.
    - Вкуснятина  наверно - задумчиво парирует сестричка.
     Спуская трусики, Сергей предлагает:
    - Угощайся!
    - Нет! Нет! У меня на мед аллергия!
   
    Сестрички постарались подобрать ему в палату приличных соседей, на сколько
   это возможно. Возили к себе в комнату отдыха  смотреть телевизор.

   Рядом с Сергеем лежал Владимир. Его избили друзья, с которыми он выгружал
 вагон - заработанные шестьдесят рублей он пожалел отдать им на выпивку.
   Как только Вовка стал отходить от наркоза, принялся с завидным упорством
 снимать  повязку с головы. Татьяна Васильевна (мать Сергея)
   попыталась привязать его руки к кровати, но не имея навыков, сделала это слабо.
   Володька не дотянувшись до головы, нашел на своем теле другие развлечения.
   Краснея от стыда, Татьяна Васильевна побежала за медсестрой.
   Пришла маленькая худенькая Светлана, поиграла Вовкиными шерстяными шариками
   приговаривая:
   - Кили, кили, кили.
   Перелезая через больного, чтобы привязать руку с другой стороны, на пару
   секунд  зависала над Вовкой, смущая своей выходкой  остальных больных. Эта
 шустрая,  озорная девушка успевала везде и всегда немного хулиганила. Почему-то
 именно ей доставалась самая неприятная работа.
  Если Светке не получалось накормить больного с ложечки, она набирала бульон в шприц и  предлагала:
   - Спиртику будешь?
   - А можно?
   - Конечно!!!- и вливала потихоньку больному еду. Никто не оставался голодным.
 
   К утру Вовка с завязками справился. Снова вспомнил про свои "игрушки".
   Вовремя  пришла Катя, и принесла аппарат для электрофореза:
  - Ну что Вовка, сейчас буду через тебя ток пропускать. Пиписка отвалится и больше  хулиганить не будешь.
   - Не надо! Я больше не буду.
   - Хорошо, последний раз прощаю. Сегодня буду лечить тебе  только голову.

   В коридоре лежал безнадежный больной, помимо травмы у него был менингит.
   Светланке пришлось его подмывать. Перевернуть его - малышке было не по силам,
   желающих помочь тоже не было. Эта озорница удумала привязать его стопы
   к спинке изголовья, и кисточкой стала намывать его интимные места.

  - Ой! Светка! Умеешь ты мужикам сделать приятное. Достанется же кому-то такое счастье - пробегая мимо, сказала старшая медсестра.

   Вовка увидел в открытую дверь пополам сложенного мужика, ничего толком не разглядев,
 спросил:
   - За что его так?
   - Сейчас еще не то будет, отрежу ему все хозяйство лезвием "Нева" чтобы не хулиганил, а ты, Вовка, следующий.
   Володя лег на кровать и затих, увиденное его потрясло, больше он не хулиганил.
   Хотя разум к нему еще не вернулся, что-то подсказывало что "Это" еще может
   ему пригодится в жизни.

   Лежала в коридоре крупная, когда-то красивая женщина. После травмы и длительного запоя, у нее были проблемы с психикой. Иногда Софья Адамовна приходила в себя и становилась  интересной собеседницей. Мужики с удовольствием слушали её, кормили с ложечки и даже помогали первое время перестилать постель. Но когда Софьюшка стала ходить под себя, женихи исчезли.
   - Катя, почему мальчики ко мне больше не приходят?
   - Да они передрались из за вас. Вы такая необыкновенно красивая. Софья
 Адамовна от вас так сильно ферамоны распространяются, такие флюиды  исходят,
 мужики с ума сходят.
   Софья не успокаивалась, если мимо пробегала медсестра, она хватала ее за подол
   требуя внимания:
  - Я ведь директором Дворца культуры работала. У меня много поклонников было.
  Мне дарили бриллианты, изумруды.
  - Неужели?- с неподдельным интересом спрашивала Оксана.
   - Да! Кстати, где они? Я  сюда  в них поступила!
   - Ой! Горе-то какое! Бегу искать! Бегу искать!
   Всегда медсестры участливо откликались на любой бред, зачем добавлять лишнее
   расстройство больному.

   Ночью Софьюшку не уберегли. В конце коридора в отдельной палате лежал под
 охраной рецидивист. Прошло всего три дня после операции, у мужика голова была
 как мятый арбуз.
   Охранник спал, он никак не ожидал такой прыти от подопечного.
   Уголовник вышел в коридор совершенно голый, в полупустой голове остались видно
   одни инстинкты и он решил прилечь рядом с аппетитной дамой. Старая кровать
 двоих не выдержала и развалилась. Софья лежала на полу и плакала - может от
 стыда что над ней надругался уголовник, может от того, что не успела получить
 удовольствие.
   Она замолчала, стресс ускорил её безумие. На следующий день ее перевели в
   другое отделение.

   Герой сексуального фронта поднялся и предстал перед обществом во всей красе.
   На шум выскочили все кто мог ходить, не обращая внимание на наготу, общество
   разглядывало доселе невиданный экспонат. Сзади на спине красовалась церковь с
   множеством куполов. На груди нарисован орел, крылья которого находились на
   внутренней стороне рук. Кажется не было на теле свободного места от
   татуировок.
   Синее, почти двухметровое тело, белая шапочка на мятом черепе, еще долго не
 давала  покоя впечатлительным больным. Кто-то видел русалку, кто-то волка.
 Мужики спорили что обозначает каждая татуировка - все таки какое-то развлечение
 на неделю.

   Последним, поступил красивый, чем то похожий на цыгана, мужчина лет тридцати
 пяти.
   У этого были проблемы с позвоночником. Виктору, так звали мужчину, должны были
 делать пункцию. Он переживал, дома беременная жена и дочурка четырех лет.
 Удачный исход   никто не гарантировал. Виктор курил, сигареты у него отбирали.
 Он зазывал кого нибудь  через дверь, делая пару затяжек только еще больше
 распалялся.
   Ночью, когда все спали, умудрился сползти с кровати и направился в туалет.
 Дополз до  единственной женской палаты и начал стучать. Женщины вызвали дежурную
 медсестру:
  - Виктор, как не стыдно, три дня как расстался с женой, а уже за чужими бабами
  волочишься - шутя пристыдила его Катя.
  Вдвоем с Оксаной они исхитрились затащить его на кровать, Оксана дала пачку
 своих сигарет:
  - Уж пусть лучше курит на кровати.
  - Витька, ты чего хочешь осиротить весь поселок, у местных баб все надежды на
 тебя.
    Кто же им красивых пацанов делать будет? Они уже весь телефон оборвали, все 
 твоим здоровьем интересуются.
  - Ладно, только моей не говорите, она ваш юмор не поймет, ревнивая очень.

  Когда умер больной менингитом, девчонки радовались. Татьяне Васильевне казалось
  это жутким цинизмом.
  - Чему вы радуетесь?
  - Отмучился, он все равно не жилец был... - сказала Оксана.

   Через два дня в соседней палате остановилось сердце у молодого
 сорокапятилетнего  мужчины.  Врачи на операции. Девчонки пытаются запустить ему 
 сердце. Ничего не  получается. Марина кроет матом кого-то по телефону:
  - Какую на хрен заявку, у мужика уже восемь минут кислород в мозг не поступает!
   Я вас всех поимею, если сейчас же не приедете!
   Мужчину не спасли.
   Девчонки  ходили зареванные и прятали глаза от больных.

  С понедельника, в отделении  ниже этажом начался ремонт. В нейрохирургию стали
 наведываться мыши. В палату, к новенькому больному Света и Оксана принесли
 капельницу и увидели на кровати мышку. На визг сбежалось в два раза больше
 народу чем той незабываемой ночью. Девчонки бежали без оглядки из палаты. Теперь
 больные мужики потешались над героическими медсестрами,не смотря ни на что они оставались  женщинами.
   
   



   





 


Рецензии
Людмила, не поверите: своим симпатичным рассказом Вы попали точно в тему (для меня лично!). Сама недавно выписалась из больницы, поэтому сразу вспомнилась, как я,подключенная проводами к монитору, корчась от боли, хохотала вместе с пришедшими проведать меня подругами - да на все отделение! Вот где поистине спасительным оказывается чувство юмора!

Людмила Ермакова   25.01.2019 23:52     Заявить о нарушении
Спасибо,Людмилка,юмор - главное лекарство, а уныние добавляет страдания. Здоровья вам и вдохновения.

Людмила Зрелик   26.01.2019 10:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.