Князь Гвидон

Не пугайтесь- я не буду пересказывать Пушкина, это просто мое детское прозвище. Мне его крестная присвоила в торжественной обстановке, и с тех пор иначе меня и не называет . Крестная  тетя Лена - мамина институтская подруга и очень большая оптимистка.
 
А дело было так.

Приехали мы с мамой к тете Лене в деревню в гости. Мне тогда года четыре было или пять, не более, и в деревню я попал впервые.

 В самом начале  меня поразили лошади-  я совершенно не мог понять, почему у этих коров нету рожек и откуда все-таки льется молоко? Когда я это спросил у мамы, она почему-то покраснела и велела мне немного подождать, помолчать и  спросить потом , а тетя Лена услышала,засмеялась и сказала, что уж скучно со мной в деревне явно не будет...

 В деревне вообще было много интересного- например, тети Ленына собачка Пиф, которая вначале на меня лаяла, а в конце так со мной подружилась, что при моем появлении мгновенно с ворчанием пряталась в будку. И ее две кошки тоже со мной подружились. Их  раньше никак не звали, пока я не приехал,- Кошки и все, а  после моего отъезда их назвали  одну Страхом, другую Ужасом, потому что это были коты и  весь период моего пребывания  в гостях они прожили исключительно на крыше. Я считаю,что такое поведение  крайне неприлично для порядочных домашних животных, тем более в присутствии гостей, и совершенно не понимаю, почему коты думали иначе- я ведь совсем немного поиграл с ними в звездные войны...Может, им понравилось и они заигрались?

И еще я очень хотел, как тетя Лена, подоить корову, но корова почему-то этого не хотела и в итоге я вместе с ведром и скамеечкой оказался от нее очень далеко  в куче какого-то плохо пахнущего вещества, именуемого навозом. Мама меня  долго отмывала и очень просила быть послушным...

Я был послушным больше часа, кажется,-целых минут десять, потом мне это надоело и я пошел на экскурсию по тети Леныному двору.Там за сараем стояли замечательные такие клетки для цыплят.  Я немного походил вокруг них, а потом  испытал непреодолимое желание почувствовать себя цыпленком и залез в одну из этих клеток.  Клетка была большой,  сваренной из прочной стальной проволоки и у нее было два входа- один поменьше,  чтоб кормить цыплят, а другой побольше- чтоб их туда засовывать. Это мне крестная рассказала. Я и засунулся через правильный вход, а голову- для получения еды- высунул через дырку поменьше и немножечко попипикал как цыпленок. Когда мне уже надоело быть цыпленком, тем более, что мама с тетей Леной были заняты приготовлением ужина и в моей игре не участвовали, я стал вылазить. Но мой организм абсолютно  полностью  заполнил всю клетку и вылазить  совершенно не хотел. Особенно протестовали уши, которые категорически  не возвращались обратно в комплекте с головой и сильно  поцарапались. Голова, конечно очень важный человеческий орган, но без ушей тоже как-то жить не хотелось. А вопрос стоял ребром- или одна голова, или двое ушей.  Этого я допустить не мог- я хотел весь набор.
 И мне пришлось позвать маму и тетю Лену на помощь.
Мама и тетя Лена долго пыхтели и пытались помочь мне стать из цыпленка снова мальчиком, но у них это не вышло - они поцарапались о прутья и отчаялись. А, отчаявшись, сели и стали плакать- женщины, что с них взять... Я их успокаивал как мог , но после моего предположения о том, что дело-то житейское, подумаешь-  расти мне есть куда и, если меня сильно и вкусно  кормить, например- зефиром в шоколаде и сосисками, то я не по дням, а по часам буду мужать и разорву эту клетку, как князь Гвидон бочку.
 После этих моих слов мама и тетя Лена плакать перестали, посмотрели на меня круглыми глазами и немного поморгали, а потом переглянулись  и начали оглушительно смеяться. Я так понял, что им идея тоже понравилась и стал смеяться вместе с ними. На наш смех к нам прибежал сосед дядя Коля, но почему-то с монтировкой- он был водителем. Когда он узнал, в чем дело, то тоже немного посмеялся, а потом унес монтировку, принес большие кусачки и освободил меня от роли цыпленка- Гвидона.

Уши мне замазали зеленкой.
Вот так- с зелеными ушами- я и пошел на следующее утро с дядей Колей на рыбалку.
Сидеть с удочкой и дремать, как дядя Коля, мне быстро надоело и я решил посмотреть на рыбок у него в ведре. Рыбки были небольшими и очень красивыми, только в ведре им явно было тесно и душно и я решил выпустить их на волю. Тем более, что среди них могла оказаться и золотая- которая желания исполняет.
А у меня очень  давно было одно заветное желание...
Я рыбок потихоньку выпустил- дядя Коля даже не проснулся, и стал думать, что же делать дальше.
И придумал себе корону-надел на голову блестящее ведро от рыбок, бегал по берегу  и очень гордился, что я теперь настоящий князь Гвидон. Проснувшийся дядя Коля, увидев меня в короне, сказал плохое слово, означавшее полный  конец нашей рыбалке, и стал думать, как меня сбросить с престола. Ручка от ведра плотно защищала меня от импичмента ( я такое слово по телевизору слышал), зацепившись за княжеский подбородок, и дяде Коле не оставалось ничего другого, как вести меня по деревне в коронном ведре поверх зеленых ушей. Мы ведь опрометчиво не взяли с собой на рыбалку кусачки, а по- другому ведро сниматься не хотело.

Тем же вечером  на празднике при большом скоплении деревенского народа   и после того, как я напамять рассказал почти всю сказку Пушкина, меня торжественно нарекли Князем Гвидоном.

Провожая нас с мамой на автовокзал, тетя Лена высказала пожелание всей деревни, чтобы я приезжал к ним почаще, потому что такой насыщенной событиями жизни у деревенских не было со времени выхода на экраны сериала "Просто Мария", и , что если я решусь стать врачом, то она с радостью заберет меня к себе в больницу работать- люди ко мне потянутся, как на артиста и даже билеты продавать нужно будет. А на врачей билеты называются "талончиками"...

Врачом я стать так и не решился.
 Сейчас я уже давно студент и учусь в другом городе в хорошем, престижном техническом ВУЗе на четвертом курсе. Учусь я хорошо- почти что на одни пятерки, но вот вчера мне крупно не повезло- я случайно наступил на лапку любимой собачке нашего лектора.

 Пекинесик  Чин был уже очень пожилым кобельком, от старости ничего не видел и не слышал и поэтому ходил по двору института как придется- без лоции, не замечая препятствий. Надо же было такому случиться, что именно в тот момент, когда этот лохматый глухой айсберг проплывал мимо меня, я отступил на шаг назад и  стал местным "Титаником"- сегодня на экзамене хозяин собачки по кличке Тапочкин отправил меня на пересдачу. Таким образом мне пришлось остаться еще на два дня в институте, чтоб успешно решить эту проблему, а не поехать домой, как все нормальные оголодавшие  после сессии студенты. И вот теперь, вместо того, чтоб лопать мамины пирожки и отбивнушки, я сижу на своей койке в почти пустой общаге и зубарю лекции Тапочкина в надежде, что завтра на пересдаче он смилостливится и меня не обойдет своим крылом надежда вечно голодного студента- стипендия. ( Во как загнул!)

Два часа ночи. А я все сижу и читаю тапочковские мудрые мысли. И потихоньку злюсь от еще одной проблемы- есть  нечего и  от этого  не спится и в животе бурчит.И галюники, похоже,от голода  начались,- слышится мне, что кто-то в ночной тишине скребет стену и тихо стонет:"Помогите..."
Мне, честно говоря, стало немного не по себе. Конечно, я законченный материалист по воспитанию и убеждениям, но кто их знает,этих потусторонних тварей? Или я с пацанами ужастиков пересмотрел? Завязываю с фильмами, однако...

Мне пришлось встать с кровати, закинуть конспект и надеть джинсы- не встречать же приведений в семейных трусах и с тетрадкой в руках?
Стон повторился, но уже более явно- со стороны соседней комнаты.

Там с этого года поселились первокурсницы. Унылые какие-то девочки, честно говоря,- придут с занятий, есть на кухне приготовили- и в комнату, уроки учить.Тихие, как мышки серые,- ни песен у них, ни хохота особого, не то что пятикурсники до них. У тех штукатурка с потолка сыпалась.А после получения диплома- так и вовсе люстра упала...
 
Когда я вошел в комнату к соседкам, надо признаться, что сердце мое очень быстро колотилось.
Но ничего страшного там не было- на кровати возле той стены, где и я сплю, лежала совершенно красная девушка.
-Как звать тебя, скво?, - я уже значительно, надо сказать, осмелел.
Скво не ответила и заметалась по кровати. Мало того, она разговаривала с кем-то невидимым и что-то ловила на стене.
-Ах ты, противная тварь...Я вот тебя догоню, подожди немного. И лампочку твою с хвоста обязательно разобью...
Тут я понял, что она бредит- все же у меня мама врач и мне пришлось по причине отсутствия других родственников много дней провести вместе с ней в больнице. Чего  я там только не насмотрелся! Но об этом после, как говорил отец Федор.

Девушка пылала как огонь. Я мотнулся к себе и принес термометр- на нем через несколько мгновений уже набежало больше сорока градусов. Я снова мотнулся к себе и принес мамины лекарства- фармацитрон, нимесил, капли в нос. Хотя капли, пожалуй, уже и лишнее. Еще я быстро вспомнил, что высоколихорадящего больного нужно обтирать спиртом пополам с водой...Спирта, конечно, не было- откуда у бомжей печенье, да еще и шоколадное?, а зато воды в кране - хоть залейся. Поэтому я стянул с девушки ночнушку, стараясь не смотреть куда не надо, и поволок ее в душ под прохладную воду. Не смотреть куда не надо было не просто, но и это  мне почти что удалось, потому что в душе под холодной водой мне пришлось стоять вместе с ней- она сама все время  норовила упасть ...

Потом я поил ее жаропонижающими и она, наконец-то, пришла в себя.
-Ты кто?!!!, - девчонка стала лихорадочно тянуть на себя одеяло, - Помогите!!!
Во блин, влип!!! Не хватало еще , чтоб кого-то принесло на эти вопли...И что я скажу, если она лежит почти голая, а я мокрый с головы до ног?

Мне с трудом удалось уговорить ее не орать и пояснить, в чем дело. Когда Наташа- а ее Наташкой звали- слава Богу, успокоилась, я стал снова поить ее лекарствами. Потом чаем. Потом побежал к себе, переоделся и нашел в холодильнике чудом уцелевший чей-то апельсин.
Наташка при ввиде апельсина стала дико смеяться.
- Мне в бреду обезьяна виделась- страшная такая, с лампочкой на хвосте.
-Ну, вот и покорми ее. Жуй давай!

Кстати, когда я не смотрел куда не надо, я заметил у Наташки на груди, животе и бедрах   ярко-красную сыпь. Такую же, как и на лице. И я позвонил маме- все равно она почти все время на дежурствах и наверняка не спит. Мама меня выслушала, помолчала и сказала:
-Если ты правильно описываешь, то похоже на корь. Но в таком возрасте это опасно...Ты "скорую " вызвал?
 
Вот я дундук!Ну и дундук!!!
 
"Скорая" приехала быстро, мамин диагноз подтвердила, мои действия оценила на "пять с плюсом", а Наташку увезла в больницу.

На следующий день я успешно пообщался с Тапочкиным и после всех стрессов две недели с чистым сердцем  отсыпался и отъедался на маминых харчах.

А в конце  первой недели второго семестра Наташка, которую уже выписали,  заглянула к нам в комнату и спросила:
-Можно к вам в гости?
Пацаны удивились, но в гости, конечно же, пригласили. Попросили только подождать минутку- нужно было хоть немного вещи убрать и пол подмести.
А потом ее позвали. Только Наташка пришла не одна, а с кузнецом. Не с кузнецом, конечно, это я так, по фильму, - с папой.  Папа был такой большой, что места в комнате с его приходом просто не осталось.
 
-Разрешите представиться, - начал он, слегка потрясая перед собой огромным, как раз себе под стать, тортом. Эх, этот тортик бы да в конце сессии..., - Валерий Николаевич, отец Натальи. Кто из вас ее спаситель? На кого я до гробовой, так сказать доски, молиться буду??? Кто в этом ВУЗе славный доктор Хаус?

Он, конечно, шутливо говорил, но мне было приятно.
 Пацаны показали на меня, он повернулся в мою сторону и ...онемел. Молчит и смотрит и так опасно тортиком помахивает... Виталька понял, что торту сейчас кердык придет, быстренько из рук благодетеля дары принял, а ему стульчик подсовывает- посиди, мол, болезный, а то от избытка чувств совсем ошалел.
Валерий Николаевич и на самом деле что-то не в себе: сидит- на меня смотрит, глаз не сводит, в лице меняется- то бледнеет, то краснеет, то пот со лба вытирает, а пауза уже слишком долго длится, даже Станиславский меньше тянул.
 Я что- Леонардо Ди Каприо, чтоб мной так любоваться?
 Наташке тоже, видимо, неудобно, она его за рукав дергает, в спину тычет, но папенька от нее только отмахивается как от некрупного комара.

-Да погоди ты, Наташка... Как тебя зовут, говоришь?
Я сказал, даже слегка обидевшись...Такой спич пропадет, похоже!Значит, как спасать дочь- так первая эскадрилья, а как речи говорить, так всему полку???

-А отчество?
Я опять сказал.
Он нервно так галстук поправил и опять спрашивает:
-Ты зимой родился? тебе двадцать лет?
Подтверждаю, уже удивившись- Интерпол вроде меня не разыскивает...
-А маму твою Лилей звать и она врач?
 
Тут я уже просто изумляюсь- точное попадание! Только откуда все эти сведения у мужика с другого конца страны??? Наташка мне рассказала, откуда она родом и почему домой сразу после сессии не поехала- ей неделю на поезде чургыкать нужно, а на самолет  билеты были только через два дня...

Валерий Николаевич вскакивает и начинает бегать по нашей комнате, попутно опрокидывая стулья. Пацаны от греха подальше по койкам пощемились- чтоб не затоптал их кузнец, а Наташка за отцом хвостиком метется  и все за рукав его хватает. Но видно, что и сама в шоке от поведения родителя.

-Разреши, я тебя сфотографирую, - вдруг бормочет малохольный папаша и , не дожидаясь ответа, быстро фотает меня на свой крутой мобильный. И тут же начинает кому-то звонить.

-Алло! Привет! Я тебе сейчас фотку скину, внимательно посмотри! Да, немаловажно, - у этого  парня твое отчество, дата рождения совпадает и мать зовут Лилей. И она врач! Ты внимательно смотри, черт бородатый!!! Нашли!!! Нашли, ты понял??? Точно!!!

Через пару минут абсолютной тишины и недоумения присутствующих перезванивают.
И тут я совсем ничего не понимаю- Валерий Николаевич после невразумительных междуметий и счастливых мычаний радостно протягивает трубку мне: 
-Возьми, поговори...
Сегодня уже так много странного, что разговором больше- разговором меньше...

И я беру трубку.

 А в душе черт знает что творится, но понимаю, что сейчас будет очень важное что-то, очень долгожданное...

В трубке  долго молчат. А потом сдавленно- через расстояния, метели, помехи и время- вибрирующий мужской голос:
-Здравствуй, сынок...Здравствуй, родной...Как же долго я тебя искал...


****
Вот так я и нашел своего отца- или он нас с мамой нашел...Какая, впрочем, разница?  Я  на него очень похожим оказался, а дядя Валера- его лучший друг и знает его со школьных лет.
Что у них там с мамой было- меня не интересует. Главное, что мама его простила и теперь живет с ним. Хорошо живет- я по ней вижу. Не переставая улыбается...Домой только   ездить далековато, но я на это согласен- главное, что мы теперь с  мамой не сами.
Мы с Наташкой на летних каникулах после отработки в турне уезжаем, и мне это очень приятно. Нам папы уже путевку купили...Они нашу ...дружбу очень даже одобряют.
И вот что мне на ум пришло- видимо, в том ведре , которое я в детстве в реку обратно выплеснул, была таки золотая рыбка. Но еще очень маленькая- подрости должна была.

 Только что-то очень долго росла, целых пятнадцать лет- почему бы ей пораньше не исполнить мое заветное желание?

Тоже мне, карась недочищенный...


Рецензии
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.