Дорога на Одессу. Гл-4 Отрывки из романа

 4.
  Послышался легкий шум, шум столь интимный, что он мог возникнуть в недрах его собственного тела. Николаша открыл глаза. У его ног сидел Петька, положив голову ему на колени, словно преданный пёс. Скупой свет утренней зари делал черты его лица невнятными. Он гладил его волосы и думал о том, что то чувство, которое он испытывал в данный момент, его самое глубокое чувство из тех, которые он когда-либо испытывал.

  Через два дня Николаша уже ходил без посторонней помощи. Опухоль сошла. Боль напоминала о себе при быстрой ходьбе или беге. Петька брал его с собой в ночное стеречь коней.
 Костёр горел ярко, раздвигая ночь, и тогда белая лошадь, гулявшая по лощине, поднимала голову, замирала и вслушивалась в ночную тишину.
     - Ну иди, иди в табун, Зорька,- окликнул её Петька.
Он встал и подошёл к лошади.
     - Ну чего ты, на самом деле. Иди.
Лошадь ткнулась мордой ему в плечо и заперебирала тёплыми шершавыми губами.
     - Не гони её, пусть тут погуляет,- отозвался Николаша, выкатывая палочкой чёрный кругляшок картофелины из мерцающих углей,- красивая лошадь. И жеребята у неё должны быть красивыми.
Печеная картошка из ночного костра пахла детством.
 Ночь пошла на убыль, и далеко в полях уже не робко узкой полосой закурился, поднимаясь всё выше и выше, розовый туман.
     - Петь, мне уже пора собираться в дорогу,- сказал Николаша, проглотив последний кусочек картошки.
     - Уже? Так скоро?- огорчённо спросил Петька.
     - Да, я себя хорошо чувствую. Спасибо Тимофею Ильичу.

     - Петька, возьмёшь двух лошадей и проводишь Николашу на станцию.
     - Ты, мила душа, поезжай, - сказал на прощанье Тимофей Ильич и протянул  ему руку,- сегодня должен проходить поезд до Екатеринослава, оттуда до Одессы рукой подать.
 Петька, не успевший дохлебать миску жирных щей со свининой,  встал и пошел в конюшню.
 Застоявшаяся кобыла весело бежала размашистой рысью, звонко цокая по дождевым лужам. День был ненастный и теплый. Со свистом носился ветер. Разорванные, черно-лиловые облака низко опускались на землю.
Они придержали своих лошадей, чтобы удобнее было проехать мимо по узкой тропке.
     - Николаша, ты хорошо держишься в седле,- похвалил Петька.
     - Да, Петя, хоть я и не казак, но мне приходилось ухаживать за лошадьми, даже принимать участие в скачках.

 Спрыгнув с лошади, которая тут же опустила голову и стала щипать траву, Петька неслышно подошёл к Николаше и сел рядом так близко, что их плечи почти соприкасались.
     - Там станция,- показал рукой Петька между двумя буграми.
 Николка прощался с человеком, который слишком многое внёс в его жизнь, слишком много в ней подкорректировал.
     - Петь, ты как?
- Нормально,- буркнул он, пожав плечами,- это ничего… Ты не переживай. Ерунда это все. Я справлюсь, - тихо, почти шепотом сказал он.
     - Я так тебе благодарен...
     - За что?
     - За то, что произошло между нами. Это было замечательно.
  На секунду понимающий взгляд Петьки встретился с его взглядом, после чего он снова опустил глаза. Он любил его той первой любовью, которая случается порой ещё в детстве, она всегда нечаянна и от неё на всю жизнь остаётся светлое воспоминание. Есть, видимо, в сердце такой уголочек, куда ни через годы, ни через десятилетия не проникает житейская муть, где всегда хранится самое лучшее, что может быть в человеке, самое нежное и святое.
Внезапно всё пережитое им за последнее время словно прорвалось на свет, и вот он уже еле сдерживает слёзы. Его переполняли чувства, и только чудом он не сказал ему о своей любви.
     - Николаша, вот возьми,- промычал Петька, протягивая наган,- ты оставил его на чердаке. Береги себя.
 Поддавшись внезапному порыву, Петька наклонился и поцеловал его в щёку. Где-то в глубине его существа появилось то странное чувство, которое преследовало его со времени их первой встречи.
     - Спасибо, Петя. Это память об отце.   
  Обнявшись, они наблюдали через плечи друг друга каждый свою половину мира. Николаша  в последний раз смотрел в сторону хутора, где живут добрые, милые и совершенно бескорыстные люди, которые славятся своим гостеприимством и теплотой своей души.
  Любовь даёт людям возможность сформироваться. Любовь всегда связана с болью, которая помогает познать себя. В любви можно и совершенно забыть о себе, а можно очень сильно любить и не разрушать собственного мира. Всё, что мы переживаем, даётся нам свыше.

* * *

Продолжение следует.


Рецензии