Интеграционная модель сознания

            В данной работе весь материал о сознании представлен в виде однозначных отношений между понятиями. Также между понятиями установлено отношение иерархической фундаментальности. Вся тема сформулирована как многоуровневая образно-интеграционная модель сознания, поскольку главным процессом в данной модели выделена образная интеграция, происходящая при помощи соответствующих связей. В соответствии с этим определены два типа уровней: связывающие и действующие (образные), чередующиеся друг с другом. Всё множество уровней здесь представлено в виде двух диапазонов уровней сознания: досоциального (рефлекторно-интуитивного) и социального (мотивационно-смыслового).

            Помимо подразделения сознания на множество уровней, относящихся к двум типам, необходимо различать три основные функциональные фазы сознания: мышление, как совокупность внутренних сигнальных процессов, формирующих образы всех порядков сложности; поведение, как внешнее выражение сложившегося внутреннего образа путём моторных комбинаций; и восприятия, как совокупности процессов, ставящих формирование образов в зависимость от окружающей среды.

            Цель данной работы — формулировка такой универсальной системы, которая является общей для всех уровней организации психической деятельности: от сигнально-рефлекторного, до личностно-социального. Сознание рассматривается как многоуровневая система с едиными законами и едиными принципами для всех его уровней организации, что позволяет связать логически рефлекторную основу и образное мышление, а также социальные свойства личности. Данная работа также подготавливает почву для полной формализации всех аспектов сознания и математизации на основе построения замкнутой фундаментальной логической системы, сформулированной как многоуровневая образно-интеграционная модель сознания.

I. ДОСОЦИАЛЬНЫЙ ДИАПАЗОН СОЗНАНИЯ
1. Сигнальный уровень сознания


            Это уровень действия («образа»). Нейронный сигнал — это тривиальный «образ», формирующийся в нервной системе. В соответствии с тремя основными функциональными фазами сознания выделим три типа сигналов: рецепторные, определяющие элементарное восприятие; моторные, определяющие элементарное внешнее действие (поведение); и циркулирующие, определяющие элементарное и даже тривиальное мышление (имеется в виду, конечно, не мышление в полном смысле этого слова, а совокупность внутренних сигнальных процессов). Внутренние сигналы, как элементарные (а точнее тривиальные) «образы» объединяются далее в образы реакций при помощи безусловно-рефлекторных связей, находящихся на следующем уровне, который является связывающим, т.е. предоставляет связи для сборки «образа» следующего порядка — образа реакции.

2. Безусловно-рефлекторный, уровень сознания

            Это уровень связей. То, что называется безусловным рефлексом, удобно представить, как состоящее из множества отдельных связей, совокупность которых формирует образ ответной реакции путём объединения циркулирующих внутренних сигналов. После их объединения в конгломерат за счёт этих отдельных связей, происходит выбор именно той линии реакции, которая включает наиболее крепкие безусловно-рефлекторные связи. У связи, которая участвовала в создании окончательного образа, возрастает устойчивость. За счёт этого безусловный рефлекс, как совокупность отдельных межсигнальных связей является в некоторой степени воспитуемым, хотя ещё и достаточно консервативным.
1) Такое представление позволяет рассматривать и рефлекторные и высшие психические процессы в единой системе образной интеграции. Так данная модель множественных связей является изоморфной моделью для модели формирования  поведенческих образов с помощью ассоциаций.
2) Даже простое наблюдение безусловных рефлексов показывает не полную и не абсолютную однозначность их срабатывания раз от раза (например, при чихании, кашле, отдёргивании обожжённой конечности, наконец, при дыхании, а также во многих других случаях). Т.е. явление безусловного рефлекса обладает некоторой функциональной пластичностью, вполне объясняемой именно составным характером на основе множества отдельных связей.
3) Существует вполне заметный аспект воспитуемости даже на безусловно-рефлекторном уровне работы нервной системы. Например, профессиональный ныряльщик несравнимо лучше контролирует задержку дыхания. Более того, он не только гораздо дольше, чем мы может его задержать, но и вообще противостоять судорожному непреодолимому вдоху, в отличие от нетренированных в этом аспекте людей. Он под водой может задохнуться, а не захлебнуться, испытывая эйфорическое состояние на грани своих возможностей. Адаптация к боли, к холоду и ко многим другим простым внешним физическим аспектам может воспитываться у человека именно на уровне функций безусловного рефлекса, что опять таки говорит в пользу множественности отдельных связей.
4) Продолжая рассуждение о причинах такого взгляда на безусловный рефлекс, следует отметить, что цельно-неделимое представление о нём противоречит информационной сути сознания. Все информационные системы, к которым без всяких сомнений относится и сознание, основаны на ступенчатом увеличении разнообразия. Представление же о цельности и  неделимости безусловного рефлекса логически утверждало бы тезис об уменьшении разнообразия на следующей ступени.


            Как связывающий уровень сознания, безусловно-рефлекторный, обладает своей разновидностью чувства, в данном случае возбуждением, степень которого показывает готовность индивидуума к завершению образа реакции.

3. Реактивный уровень сознания

            Это уровень действия («образа»). На нём формируются реакции, сформированные за счёт безусловного рефлекса, точнее, за счёт совокупности безусловно-рефлекторных связей, складывающих образ реакции из циркулирующих сигналов. После формирования этого «образа» реакции из соединённых вместе циркулирующих сигналов, посылается соответствующая комбинация моторных сигналов, воплощающих «образ» реакции в физическое действие. При завершении формирования образа реакции, один из составных элементов выделяется как ключевой, обладающий максимумом связей со многими другими сигнальными элементами образа данной реакции. Он — итог завершившегося «образного» построения, и он — инициатор его повторения при следующем акте «образного» построения.

            В различных фазах сознания образы реактивного уровня имеют следующие формы: РЕАКЦИЯ — в фазе поведения; ПОЗЫВ — в фазе восприятия; ИНСТИНКТ — в фазе мышления.

4. Условно-рефлекторный уровень сознания

            Это уровень связей. Условно-рефлекторная связь является более сложной, чем безусловно-рефлекторная не только по функции, но и по архитектуре, как связь второго порядка. Эта связь является организованным пучком безусловно-рефлекторных связей,  кумулятивно нацеленных на ключевой сигнальный элемент очередной реакции. Организованность достигается за счёт формирования ядра связи из нескольких циркулирующих сигналов. От каждого из них идёт хотя бы слабая безусловная связь к одному и тому же объекту.Так условно-рефлекторная связь является сфокусированным и уплотнённым пучком безусловно-рефлекторных связей, который действует по кумулятивному механизму и усиливает указание на определённую реакцию. Так реакции, подбираемые друг к другу за счёт условно-рефлекторных связей, формируют  новый «образ» — «образ» действия, который составлен из образов отдельных реакций.

            Данный связывающий уровень сознания обладает своим типом чувства — ощущением, которое предварительно показывает индивидууму благоприятность или неблагоприятность возможного действия, формируемого на основе условного рефлекса.

5. Действенный уровень сознания

            Это уровень действия («образа»). Действие, как «образ» следующего порядка относительно реакции, обладает композиционностью. «Образ» действия, формирующийся из образов реакций, собирается за счёт условно-рефлекторных связей, и из множества подобранных реактивных образов, среди которых существует один, являющийся ключевым. Он обладает множеством условно-рефлекторных связей со многими другими реакциями, из которых может состоять данное действие. Этот ключевой элемент является и итогом завершения каждого цикла построения сложного образа, и инициатором возобновления нового цикла из трёх уровней сознания, участвующих в «образной» интеграции. Действия ещё более вариабельны, чем реакции и воспитуемы в ещё большей степени, чем они. Действия и реакции ещё пока являются теми примитивными типами образов, которые стремятся к немедленному физическому воплощению без какого-либо отлагательства, т.е. являются непосредственными, а не абстрактными. Действие — это «образ» третьего порядка, если вести отсчёт от тривиального действующего уровня — сигнального. Поэтому в нём проявляет себя межуровневая «образная» эволюция: реакция, как «образ» второго порядка, является последовательностью сигналов; а действие, как «образ» третьего порядка, обладает уже смешанным построением, включающим уже и параллельное участие составляющих его реакций.

            В различных фазах сознания образы действенного уровня имеют следующие формы: ДЕЙСТВИЕ — в фазе поведения; ЖЕЛАНИЕ — в фазе мышления; ВЛЕЧЕНИЕ — в фазе восприятия.

6. Сочетательный уровень сознания

            Это уровень связей. Сочетательная связь относится к сочетательному рефлексу, т.е. к третьему типу рефлексов, которые следует отметить при описании высшей нервной деятельности. Этот третий тип рефлекса является теоретико-логической неизбежностью, как минимум, по двум причинам. Первая причина в том, что условный рефлекс не способен на пролонгацию, он сработал — и всё, а говоря о продолжительном действии рефлекса, имеют в виду этот, сочетательный, третий. А ещё важно включить в модель сознания третий рефлекс потому, что первые два типа рефлексов (безусловный и условный) не работают на перспективу, а имеют отношение лишь к непосредственной реакции, лишённой абстрактности и предвидения. Некоторая абстрактность, т.е. отрешённость от непосредственности исполнения появляется только при этом, третьем, типе рефлекса — сочетательном. Или, можно сказать, что сочетательная связь в виду своей возросшей относительно безусловно-рефлекторной и условно-рефлекторной связям сложностью, обладает способностью к некоторой начальной (тривиальной) абстрактизации, формирующей начальную форму предвосхищения (ожидания).

            От уровня к уровню связи тоже эволюционируют, а не только образы, становясь всё более сложными по своей архитектуре и всё более процессуальными, всё более организующими. Если безусловно-рефлекторная связь — это линия от одного циркулирующего сигнала к другому; условно-рефлекторная — это кумулятивный уплотнённый пучок этих линий, то сочетательная связь — это постоянный поток, внутри которого происходит сборка образов нового порядка, называемых впечатлениями, каждое из которых построено на основе «образов» действий. Данная связь уже не может иметь отношение к линии, потому что сборка такого «образа», как впечатления требует высокой вариабельности в последовательности компонентов, так что эта последовательность теряет свою актуальность, зато приобретается актуальность другая — композиционная, синхронизирующая, сочетающая. Данный тип образа начинает обладать абстрактностью. Он, как и всякий образ, представлен в трёх функциональных фазах сознания: в мышлении, в поведении, в восприятии. В фазе восприятия он характеризуется нами как впечатление; в фазе мышления (не в полном смысле, конечно, а только в силу внутреннего характера) — как переживание; а в фазе поведения — как поступок. Впечатления, поступки, переживания, как вид образов, состоят из разнообразных образов действий. Данный связывающий уровень сознания также обладает своим типом чувства, позволяющим сделать предварительную оценку на возможность или невозможность участия в чём-либо на уровне поступков; на состоятельность или несостоятельность некоторых переживаний; на важность или неважность некоторых впечатлений. Чувствами данного уровня являются эмоции. Эмоции, как разновидность чувств играют важнейшую роль при формировании начальных абстрактных отношений, потому что именно они определяют возможность эквивалентного соотнесения разных предметов и процессов между собой, которые мы оцениваем эмоционально и сопоставляем степени эмоциональных возбуждений, полученных от них. Таким способом мы можем оценивать и сопоставлять физически и организационно несопоставимые между собой вещи.

            Однако, помимо эмоциональной формы работы сочетательного уровня сознания и сочетательного рефлекса, существует и бесэмоциональная форма, способствующая формированию примитивного линейного впечатления, не обладающего богатством структуры, а фактически сводящегося к  условному рефлексу или к малой их группе. Такая форма работы сочетательно-рефлекторного механизма называется привычкой. Она вырабатывается в более чем спокойной для индивидуума обстановке. Напротив, полное впечатление, отражающее важную и сложную ситуацию, должно обладать повышенным эмоциональным содержанием относительно общего житейского фона индивидуума. Только тогда заряд эмоционального возбуждения может способствовать в дальнейшем построению представлений на интуитивном уровне сознания.

7. Впечатленческий уровень сознания

            Это уровень действия («образа»). Этот тип образа представляется в трёх различных функциональных фазах сознания: в мышлении, в поведении, в восприятии. Видимо, интуитивно ближе для нашего понимания этот тип образа в фазе восприятия, где он фигурирует как впечатление. Но при одной и той же структуре образа, он также существует и в остальных фазах сознания, хотя внешне определяется нами по-разному. В фазе поведения он определяется как поступок, в совершении которого действительно играет немаловажную роль эмоция — чувство сочетательного уровня. В фазе мышления тот же самый тип образа определяется нами как переживание, тоже опирающееся на эмоцию. Т.е. очевидно, что и впечатление, и переживание, и поступок, как различные формы одного и того же сочетательного образа в трёх разных фазах, опираются при своей сборке на эмоцию, как на чувство сочетательного уровня сознания, как на чувство, характерное для сочетательного рефлекса. И поступок, и впечатление, и переживание — это «образная» композиция, состоящая из разнообразных образов действий. При этом последовательность образов действий уже почти не играет никакой роли, так во впечатлении, в поступке и переживании уже более актуальны параллельные сочетания образов действий, из которых они состоят.

8. Интуитивный уровень сознания

            Это уровень связей. Интуитивная связь — это связь четвёртого порядка в ряду связей досоциального диапазона сознания. Это означает, что требуется учесть межуровневую эволюцию связей и отнестись к их очередному типу, как к организатору в ещё большей степени, чем сочетательная связь. Как уже отмечалось, при восхождении от уровня к уровню категория связи всё более утрачивает черты локального межобразного связывания, и всё более приобретает черты организатора. Можно сказать, что в отношении интуитивной связи мы сталкиваемся с абсолютизацией организационных свойств. Организационная и процессуальная сути данного типа связи заходят уже так далеко, что впечатления не только соединяются ей в композицию, но и предварительно обрабатываются, что не происходит с участием всех предыдущих связей: безусловно-рефлекторных, условно-рефлекторных и сочетательных. Возникает закономерный вопрос: а что связь следующего порядка будет ещё сложнее, чем эта? Нет, в том и парадокс, что следующая (ассоциативная) связь организована снова как элементарная, т.е. линейно-векторная, но уже принадлежащая к следующему социальному диапазону. Собственно этим усложнением связей и определяются границы любого из диапазонов сознания, начинаясь от локальной линейной формы связи и заканчиваясь связью-организатором.

            Интуитивная связь предназначена для формирования представлений из тех образов, которые определяют собой впечатления, переживания и поступки, но предварительно обработав их. Несколько циклов этой интуитивной обработки мы и должны здесь описать. При данной обработке впечатлений (выберем эту форму для простоты описания процесса) используются уже действующие уровни сознания следующего социального диапазона. Последовательность уровней, участвующих в интуитивной обработке впечатлений, по усложнению следующая: рассудочный (он же представленческий), поведенческий (или мыслительно-поведенческий) и деятельностный. Ролевой и личностный уровни социального диапазона не оказывают уже столь заметного влияния на формирование интуитивной связи и интуитивной обработки. Следует ещё также отметить, что использование важных для интуиции уровней происходит в обратном порядке относительно их высоты и, соответственно, сложности.

            Первым при интуитивной обработке первичных диких впечатлений откликается деятельностный уровень сознания, где разворачивается начальная хаотическая деятельность по группированию этих впечатлений. В результате возникает как бы туманный расплывчатый «образ» сложного впечатления, в основе которого лежит свой ключевой элемент, первично обработанное впечатление, называемое нами свойством. Свойство — это обработанное впечатление, компилированное с помощью интуитивной хаотической деятельности. Оно имеет уже чуть пониженный уровень эмоционального возбуждения относительно дикого первичного впечатления. Свойство — это итогово-инициирующий «образ», являющийся ключевым представителем группы впечатлений, участвующих в одной хаотической интуитивной деятельности. Свойство возглавляет некий отряд впечатлений (переживаний), которые при случае могут активизироваться и совместно с ним. Но свойство, как особая разновидность впечатления (переживания), компилированная и с пониженным эмоциональным уровнем, может использоваться во внутренних мыслительных процессах и как самостоятельных абстрактный объект. Каждое свойство является представителем своей группы первичных впечатлений, возглавляя собой эту группу. Т.е. всегда существует возможность, как возобновить на основе свойства всю гамму впечатлений (переживаний), так и не возобновлять её, оставаясь в рамках более абстрактного свойства.

            Вторым при интуитивной обработке впечатлений функционирует поведенческий уровень сознания, пропуская по этому циклу продукт первого круга обработки — свойства. Теперь вторичный и более короткий цикл компиляции совершается относительно свойств, как разновидности впечатлений. В поведенческом цикле мы называем это опытом. Т.е. опыт мы можем сформулировать как вторичный цикл обработки впечатлений за счёт совершения стихийного поведения, приводящего к их дальнейшему упорядочиваю, и к выделению среди свойств новых ключевых элементов — признаков. Признак — это продукт вторичной обработки впечатлений, когда среди группы свойств выделяется ключевой элемент — признак. Опыт может рассматриваться как вторая интуитивная фаза, и её результатом является формирование признака, как полномочного представительного элемента от группы свойств, каждое из которых является полномочным представительным элементом своей группы первичных впечатлений.

            Третьим при интуитивной обработке впечатлений функционирует рассудочный (представленческий) уровень сознания, на котором проходит её третий, и завершающий, цикл, называемый воображением. Воображение можно рассматривать как завершающую интуитивную фазу, совершающую очередную компиляционную обработку впечатлений. Теперь признаки, как усовершенствованный вид впечатлений и продукт предыдущей интуитивной фазы, производят очередной продукт компиляции — критерий. Критерий — это высшая форма обработки впечатлений, получаемая из третьей интуитивной фазы обработки, называемой воображением. Теперь иерархическая пирамида, объединяющая несколько ярусов, последовательно получаемых при обработке впечатлений, окончательно построена и возглавляется критерием. Такой комплексный сложнокомпозиционный продукт называется представлением. Представление — это высший «образ» досоциального диапазона сознания, являющийся продуктом очень сложной сборки на интуитивном связывающем уровне.

            Кроме таких сложных образований, как представления, являющиеся многоярусными пирамидами из впечатлений нескольких поколений, нескольких стадий обработки; существуют и другие продукты данного связывающего уровня, например, мотивы. Мотивы — это примитивные циклические композиции впечатлений (переживаний) с участием свойств, реже признаков, и уж точно не критериев, так как при наличии критерия произошло бы завершение мотива в окончательное представление. Мотивы, таким образом — это незавершённые формы представлений, которые в силу автоматизма работы интуитивного уровня сознания не могут быть остановлены до формирования в них терминальных элементов — критериев, возглавляющих законченную пирамиду представления. Мотивы, как постоянно функционирующие формы внутренней психической деятельности, могут определять собой поступки (поведенческие формы впечатлений), а также желания, как позывы к завершению определённых мотивов в представления. Мотивы не следует путать с мотивациями, так как мотивация — это вторая связь следующего, т.е. социального диапазона.

            Итак, интуитивная связь — это связь высшего порядка сложности в досоциальном диапазоне сознания, поэтому она и является завершающей для данного диапазона. Она фактически уже не связь, соединяющая два или несколько образов предшествующего порядка, а организатор, обработчик и цементирующий материал для формирования образа со сложной архитектурой. Предельность этой связи в её объёме и в отсутствии какой-либо направленности, характерной для связей начальных порядков сложности. Диапазон собственно и завершается потому, что связь и «образ» уже становятся неотличимыми друг от друга. Но следующая связь, ассоциативная, уже вновь обретает необходимую простоту, определяющую собой начало нового диапазона сознания, на котором будут формироваться уже настоящие образы. Интуитивная же связь настолько сложна, что обычно её и рассматривают отнюдь не как связь, а как процесс, которому затруднительно было даже найти место. Но, тем не менее, интуиция это вид связи, и её положение в общем строю сознания является досоциальным, хотя и высшим в этом диапазоне. Сама по себе интуиция, конечно, ещё не социальный механизм самоопределения личности, но она играет немаловажную роль в этом личностном самоопределении.

            Интуиция, как связь высшего порядка в досоциальном диапазоне сознания, обладает функцией организатора в самом глобальном смысле, и даже не только относительно того диапазона, которому принадлежит. Она обладает тем автоматизмом, который распространяется не только на её собственные функции, но и который она распространяет на последующий социальный диапазон.

            Её способ действия, когда она не отступает от функции, пока не завершит представление, формирует то постоянство, при котором сознание в целом не может отступить от этой же проблемы. Незавершённые представления являются мотивами, т.е. зацикленными формами «образного» продукта. Прокручиваясь, мотивы создают постоянный акцент внимания различной силы на всех нерешённых проблемах в виду незавершения в них представлений. Различные навязчивые состояния тоже обусловлены тем же механизмом — механизмом автоматического интуитивного стремления к завершению представлений.

            Интуитивный уровень сознания, как и любой из связывающих уровней, обладает своим типом чувства, которое позволяет заблаговременно определять возможность выработать полноценное представление или действие. Это чувство мы называем чувством уверенности или доверия в зависимости от обращения к одушевлённому или неодушевлённому объекту.

9. Представленческий уровень сознания

            Это уровень действия («образа»). Собственно с этого уровня сознания практически и начинаются истинные образы, а представления, принадлежащие к данному уровню и есть самые примитивные, самые начальные образы сознания, определяющие собой социальные функции человека. Вот почему следующий диапазон сознания и называется социальным.

            Данный уровень сознания, содержа представления, как основной продукт интуитивной сборки из впечатлений после их компиляционной обработки, имеет отношение к двум диапазонам сразу. Он является самым высшим уровнем досоциального диапазона, и самым начальным социального. На социальном диапазоне он может фигурировать и под названием «рассудочный» в силу формирования рассудочных образов, как продукта образной ремиссии (т.е. процесса упрощения образов более высокого порядка путём сведения их к ключевому итогово-инициирующему образному элементу).
            Как образный продукт интуитивного уровня, представление существует в трёх фазах, как и любой образ сознания. В фазе мышления это называется представлением; в фазе поведения - навыком; а в фазе восприятия - оценкой.

II. СОЦИАЛЬНЫЙ ДИАПАЗОН СОЗНАНИЯ

            Социальный диапазон сознания повторяет досоциальный диапазон по конструкции своих связей и своих образов. Между ними, т.е. между соответствующими типами связей и типами образов, существует разница только в темпах и масштабах. Темпы досоциальных, т.е. внутренних функций выше, чем у общественно-социальных; а масштабы охвата процессов больше у последних.

            Такая междиапазонная изоморфность объясняется прямым  происхождением соответствующих социально-образных функций от определённый досоциальных. Эта преемственность обеспечивается повторением в обществе свойств сознания со всеми его связями. Для этого надо рассмотреть общество как замедленный тип сознания, потому что внутри единого сознания существует физиологическая сопряжённость, обеспечивающая быстроту, которой нет у общественного сознания в силу отсутствия физиологической сопряжённости между сознаниями индивидуумов.

            В силу этого общество предстаёт как бы в виде замедленного гигантского сознания, темпы которого во много раз растянуты по сравнению с темпами индивидуального сознания. Огромную роль играет наложение темпов друг на друга.

            Общество неминуемо фиксирует свои впечатления, реакции, действия и прочие продукты и средства своего инстинктивно-интуитивного существования. Различные формы и способы общественной фиксации составляют совокупность объектов, концентрирующих длительное внимание на тех же самых впечатлениях, реакциях, действиях; регулярно возвращают к ним внимание всех индивидуальных сознаний. Таким образом, впечатления, реакции, действия и прочие инстинктивно-интуитивные формы при помощи средств общественной фиксации становятся чем-то большим, чем были до этого, потому что их темп снижается относительно темпа индивидуального сознания.

1. Рассудочный уровень сознания

            Данный уровень сознания, являясь образным (действующим), одновременно является верхней границей досоциального диапазона сознания и нижней границей социального, поэтому для его обозначения предложены два названия, каждое из которых отвечает принадлежности своему диапазону. Хотя, конечно, не всякий образ данного уровня действительно выполняет рассудочную функцию, а лишь те, что вернулись на него вторично путём (как уже только что было сказано) образной ремиссии.

            Данный уровень по большей части занят представлениями интуитивного происхождения, являясь мелкими картинками действительности, точнее, её отдельных предметов, с которыми нам пришлось познакомится в своей жизненной практике. В любом случае — это продукт, в том числе, и воображения, являющегося заключительной фазой интуитивной обработки впечатлений, поэтому представления позволяют нам удерживать в своём мышлении образ целого объекта в упрощённом статичном виде.

            Данный уровень сознания также содержит возвращённые с верхних уровней представления, называемые рассудочными образами, которые мы способны обозначать символами, создавая тем самым знаковые системы, ещё большую социальную роль придавая представлениям, навыкам и оценкам.

2. Ассоциативный уровень сознания

            Это уровень связей. Ассоциативные связи — это самые примитивные связи социального диапазона. С этого уровня начинается новый этап межуровневой эволюции связей, начинаясь снова с линейной локальной маленькой связи, соединяющей один элементарный образ с другим элементарным в одностороннем порядке. Все последующие типы связей будут опять сложнее с каждой ступенью сознания, пока не переродятся полностью в организационную структуру со сложными процессами, как это было показано на недавнем примере интуитивной связи.

            Ассоциативные связи соединяют представления в поведенческий образ. Каждое представление на ассоциативном уровне обладает некоторым ореолом ассоциаций, так что на этом уровне сначала образуется бесформенный, ненаправленный и нецелесообразный конгломерат из представлений и ассоциативных связей, соединяющих их. Только после сплошного соединения, напоминающего собой облако (ассоциативное облако), происходит выбор пути окончательного соединения тех представлений, между которыми связи оказываются наиболее сильными. Так из первоначального ассоциативного облака выделяется поведенческая линия, состоящая из наиболее крепких ассоциативных соединений, после чего вошедшие в поведенческую линию ассоциации становятся ещё сильнее для более успешной повторной сборки данного поведенческого образа. После завершения формирования поведенческой линии формируется ключевой представленческий элемент, имеющий ассоциативные связи со всеми основными представлениями, вошедшими в состав построенного образа. Этот элемент является итогом сборки поведенческого образа, и он является инициатором его повторной сборки, когда это будет необходимо. Поскольку этот ключевой элемент является принадлежностью представленческого уровня сознания, то можно говорить о замыкании функционального цикла, охватывающего три уровня сознания: представленческий (образно-действующий), ассоциативный (связывающий), поведенческий (снова образно-действующий), а потом опять с возвратом на представленческий. Данная модель образной сборки названа теорией триадных циклов сознания и сформулирована отдельно, как наиболее важная основополагающая теория ноономики.

            Ассоциативный уровень сознания, как и любой из связывающих уровней, обладает своим типом чувства, которое касательно данного уровня целесообразно назвать состоянием; так как оно выражается в виде приязни и симпатии, если ассоциативная плотность активной зоны достаточно высока; и оно выражается страхом или беспокойством, если ассоциативная плотность низка для возможности успешной сборки поведения.

3. Поведенческий уровень сознания

            Это уровень действия (образа). Поведенческий образ является вторым по счёту образом в иерархии сложности социально-образного диапазона сознания. Данный уровень содержит уже динамические образы, в отличие от представленческого (рассудочного) уровня сознания, содержащего лишь мелкие статические картинки отражённой действительности и мелкие представления собственных, а также наблюдаемых действий и поступков в их мгновенной форме. Образы поведенческого уровня мы обычно называем мыслеформами, отражающими некоторую динамическую последовательность тех же действий и поступков, что отражены на представленческом (рассудочном) уровне.

            Данный уровень сознания наиболее ясно, активно и самостоятельно себя проявляет (т.е. в чистом виде) при выполнении нами какой-либо примитивной работы. Но это имеет существеннейшее значение для участия нашего сознания и в самых сложнейших процессах, поскольку все они могут рассматриваться как композиции простых поведенческих проявлений, употреблённых к месту и ко времени.
            И хотя данные образы нами представлены здесь под названием "поведение", что, кстати, соответствует фазе поведения (просим прощения у читателей за совпадения по звучанию различных по смыслу терминов. В других же фазах, например, в фазе мышления этот тип образа мы в социуме называем мыслеформой, а в фазе восприятия - характеристикой (не путать с одноимённым жанром административной литературы).

4. Мотивационный уровень сознания

            Это уровень связей. Возможности поведения ограничены выполнением простых процедур, но выполнив одну из них, мы должны переходить к следующей, выбранной нами по осознаваемой необходимости. Эту функцию, т.е. функцию осознанного выбора следующей поведенческой процедуры, выполняет мотивационная связь или просто мотивация.

            Мотивационные связи соединяют между собой поведенческие образы, составляя из них деятельность, т.е. деятельностный образ.

            Поскольку составление деятельности требует некоторого расширенного поиска следующего поведенческого акта с последующим сосредоточением внимания на нём, то мотивационная связь в отличие от ассоциативной имеет заметный для нас процессуальный характер и сложную архитектуру. Если рассматривать ассоциативные связи на данном уровне организации (вопрос относительности сложности и простоты), то для нашего житейского самоощущения они выглядят как простые линии, точнее векторы, идущие от одного представления к другому. Мотивационная связь с её более сложным построением, является организованным направленным пучком таких ассоциативных связей. Если отдельная ассоциативная связь не обладает достаточной яркостью для продолжения на поведенческом уровне, то, объединившись с другими, она может совместно достичь необходимой плотности. Таким образом, мотивирование мы начинаем применять в ситуации, где плотность ассоциативных связей не столь высока, чтобы обойтись поведенческим режимом. Поиск оптимального поведенческого продолжения там требует особого внимания. Этому способствует конструкция мотивационной связи.

            В основе её конструкции лежит ядро, состоящее из подобранных представлений или рассудочных образов (представлений усовершенствованных через более высокие уровни сознания и возвращённые ремиссионно). Каждое из входящих в мотивационное ядро представлений обладает своим ореолом ассоциаций, способных хотя бы слабо соединять их в с другими представлениями. Но для мотивационного ядра важно, чтобы входящие в него представления (рассудочные образы) обладали ассоциацией с одним и тем же ключевым представлением, способным запустить новый поведенческий цикл, т.е. сборку очередного поведения из представлений. Так ядро мотивации, состоящее из представлений, называемых аргументами, позволяет собрать кумулятивный пучок ассоциирования и направить его на ключевой элемент следующего поведенческого образа.

            После некоторого числа повторения мотивирования при регулярном совершении одной и той же деятельности вырабатывается и усиливается прямая ассоциация до необходимого ключевого элемента, в результате чего бывшая деятельность превращается в сложное поведение, понижая свой статус в нашем сознании. Тогда как мотивационный и деятельностный уровни при этом освобождают возможности для совершения новых неосвоенных деятельностей.

            Надо сказать, что мотивационно-деятельностная сфера нашего сознания является тем объективом, при помощи которого мы осваиваем окружающую действительность, формируя как многие поведенческие особо важные формы, так и вышестоящие ролевые и личностные.
Чувством же мотивационного уровня сознания является настроение, которое подсказывает нам, насколько мы в деле, соответствуем ли мы ему, как оно у нас спорится.

5. Деятельностный уровень сознания

            Это уровень действия (образа). Деятельность, в отличие от поведения уже не является такой строгой последовательностью, и предполагает порой некоторые изменения порядка относительно входящих в неё поведений. Поведения в деятельность подбираются путём аргументирующего мотивирования на основе представлений. Как образ ещё более высокого порядка по отношению к представлению и поведению, деятельность в ещё большей степени вариабельна в своём порядке выполнения и в ней начинает себя проявлять принцип параллельности. Так некоторые временно незавершённые поведенческие процессы мы можем несколько отложить на определённой стадии, чтобы возвращаться к ним в нужный момент и совершать их порой параллельно вперемежку.

            Как водится, у каждого образа любого порядка сложности, т.е. любого образного уровня сознания, должен быть свой особенный ключевой образный элемент, являющийся его кратким (сжатым) представителем, являющимся итогом (резюме) данной образной сборки и инициатором сборки повторной. Так и у деятельностных образов есть свои поведенческие итогово-инициирующие образные элементы, резюмирующие их в кратком виде. Иногда мы можем оперировать именно ими, минуя полное разворачивание цикла образной сборки. Т.е. за счёт этого появляется возможность оперировать не самими объёмными образами, а их ремиссионными элементами, происходящими от итогово-инициирующих образных элементов.

            Ремиссия может быть и многоступенчатой. Так деятельностные образы могут ремиссионно формировать поведенческие, а те в свою очередь и представленческие, как продукт двойной ремиссии. Такие представления, ремиссионно возвращённые от деятельности, мы называем понятиями, и они играют в нашем сознании особенную роль, формируя базу особенной части нашего сознания — интеллекта.
            Важно и фазовое различие деятельностных образов в нашем сознании: в фазе поведения мы так и называем эти образы деятельностями; в фазе мышления - конструированием; а в фазе восприятия - наблюдением.

6. Смысловой уровень сознания

            Это уровень связей. На этом уровне связи обладают ещё более сложной архитектурой, чем две предыдущие связи социального диапазона: ассоциативная и мотивационная. Это третья связь социальной принадлежности, определяющая свой стиль работы с образами, в данном случае стратегический стиль работы.

            Смысл, как категория сознания, обладает свойством связи, но не такой директивной, как мотивационная, и, тем более, не такой векторной, как ассоциативная. Связи в течение своего диапазонного развития, своей диапазонной ступенчатой эволюции постепенно меняются от линейно-векторного состояния к состоянию замкнутому, организующему, процессуальному и даже ассимилирующему.

            Так смысловая связь уже обладает свойствами организационной замкнутости, т.е. способностью к возврату в исходное состояние, к формированию своей внутренней среды, к захвату случайных объектов внимания и приведению к центру с последующим их включением в общую картину отражённой действительности. Т.е. вокруг смысловой связи происходит образно-представленческая циркуляция, регулярно приводящая к центру смысла всё, что попадает в его окрестность.

            Смысл более известен даже не как связь, а как гуманитарная категория, как одно из свойств человеческого сознания, воспитанного в социальных условиях. Такой взгляд на смысл стал преобладать как раз за счёт организующих, рационализирующих и замыкающих свойств связи данного типа. Это также обусловлено её высокой вариабельностью, называемой контекстностью, а в аллегорической форме обозначаемой как многогранность. Тем не менее, на первое место следует поставить именно связующую функцию смысла, объединяющую крупномасштабные образы сознания (деятельностные образы) в ещё боле крупные образные ролевые формирования, откуда и прослеживается сопряжённость смысла со стратегическим взглядом на порядок вещей. Более того, рассмотрение категории смысла, прежде всего, как типа высокоорганизованной связи сознания, ставит всё на свои места и прекращает бесконечные философские описания на его тему, заменяя их все законченным лаконичным техническим описанием, дающим все необходимые выводы, в том числе, и гуманитарные.

            Некоторый переизбыток философских рассуждений на тему смысла обусловлен огромной подготовительной окрестной работой данной связи перед каждым деятельностным объединением.

            Эта связь не только объединяет деятельностные образы в ролевые, но и производит значительную предварительную работу по подготовке почвы к этому объединению. И в силу того, что такая подготовка почвы занимает гораздо больше времени, чем сам процесс деятельностно-ролевого объединения, этот вид связи и не был описан как связь, а рассматривался как некий загадочный процесс, занимающий в сознании не очень попятное место и имеющий такое же не очень понятное происхождение, давая почву для многих излишних философствований, подменяющих поиск причин и механизмов.

            Теперь непосредственно обратимся к структуре и функциям данной связи сознания — смысловой связи. В совокупности с её структурой все функции смысла станут яснее.

            Как связь третьего поколения, связь третьего уровня сложности в социальном диапазоне, смысловая связь имеет своё ядро, организующее все её процессы. У мотивационной связи мы отмечали наличие ядра из аргументирующих представлений или рассудочных образов, называемыми аргументами, так что всё её ядро в целом способствует формированию кумулятивного ассоциирования. Но у смысловой связи и совокупность процессов, и ядро должны быть гораздо сложнее, чем у мотивационной.

            Из выстроенной формальной системы становится ясно, что ядро смысловой связи должно состоять из поведенческих элементов, а организовывать оно должно мотивирование, упорядочивая тем самым (уже вторично) ассоциативные потоки. Высокая процессуальная и конструктивная сложность смысловой связи требует постепенного изложения по порядку и по пунктам.

1) Мыслительно-поведенческие элементы смыслового ядра

            Это отнюдь не простые поведенческие или мыслительно-поведенческие образы, а преобразованные в них деятельности, обладающие уже надлежащей зрелостью. Процесс образной ремиссии — это один из наиважнейших и определяющих процессов сознания, позволяющий сводить образы высокого порядка к образам предшествующих уровней сложности. Каждый образ всегда имеет свой итогово-инициирующий ключевой образный элемент, который цикл за циклом упорядочивается и является кратким резюме полного образа. Так элементы смыслового ядра представляют собой ремиссионные поведенческие образы от соответствующих деятельностных, поэтому и носят замкнутый характер.

            Зрелая деятельность — это многоэтапная или многокомпонентная работа, имеющая постановку цели и контроль её достижения. Деятельность замкнута на цель. Целью же является некое представление о том, что должно быть достигнуто в результате совершения данной деятельности, и по этому же представлению контролируется её направление и окончание. Зрелая деятельность замкнута относительно своей цели, являющейся критерием её окончания. Деятельность может быть и зрелой и интуитивной, т.е. изначальной, хаотической, хотя при этом всё равно многокомпонентной. Многокомпонентность — это важное радикальное отличие деятельности от поведения. Интуитивная деятельность сначала выстраивается в линию, а потом ищет своей замкнутости, определяя её как цель. Зрелая же деятельность обладает предполагаемой целью заранее и сразу выстраивается как замкнутая последовательность относительно данной цели, развиваясь вширь уже потом. Цель для деятельности, как естественный замыкатель цикла.

            Построение смысловой связи требует от индивидуума деятельностной зрелости, при которой в его сознании не только успешно функционирует некоторое множество замкнутых на свои цели деятельностей, но и чтобы эти деятельности уже имели своих кратких мыслительно-поведенческих представителей, тоже замкнутых. Тогда такие деятельности мы можем ускоренно просматривать как краткие динамичные циклы равные поведенческим или мыслительно-поведенческим, что рационализирует наше сознание, освобождая деятельностный уровень для новых включений.

            Таким образом, элементами смыслового ядра являются мыслительно-поведенческие элементы, замкнутые относительно своих целевых представлений, которые формируются на основе зрелых деятельностных образов путём их ремиссионной обработки.

2) Мотивационная функция элементов смыслового ядра

            Смысловая связь, как связь идущая по сложности после мотивационной, должна быть организованной совокупностью мотивационных связей. Поэтому важен вопрос о том, как организуются мотивации в этой конструкции, и какую роль в этом играют мыслительно-поведенческие элементы смыслового ядра.

            Смысловое ядро составляют ранее отобранные лаконичные мыслительно-поведенческие элементы, полученные от соответствующих зрелых деятельностей путём ремиссии. Они обладают рядом важных свойств: они замкнуты, они сами состоят из чётких ключевых отобранных представлений, и они являются кратким пунктиром всей деятельности в целом. Т.е. они составляют круг и при этом не являются подробной последовательностью. Это круг различных представлений, имеющий общую ассоциативную нацеленность. Это делает их полностью сходными по структуре с мотивациями (мотивационными связями), потому что мотивации имеют как раз такое ядро, состоящее из отдельных представлений и нацеленных ассоциативно на одно и тоже. Выходит, что у кратких замкнутых поведенческих образов структура полностью может соответствовать аргументирующей структуре мотивационного ядра. Точнее, у них есть соответствие ядрам мотивационных связей, способных к кумулятивному ассоциированию.

            Таким образом, ядро смысловой связи состоит не просто из последовательных, кратких и замкнутых мыслеформ поведенческого темпа, но и таких мыслеформ, каждая из которых способна выполнять функцию мотивации, чёткой отобранной мотивации. Смысловое ядро представляет собой последовательность элементов двойного назначения: с одной стороны — это циклические поведенческие мыслеформы, замкнутые на свои цели, а с другой стороны — это мотивации. Таким образом, смысловое ядро обладает свойством сложного множественного мотивирования, определяющего собой обширное замкнутое ассоциативно-поведенческое пространство, напоминающее замкнутое силовое поле, следуя по линиям которого, любое представление захватывается из окрестного пространства и направляется в мотивационную последовательность смыслового ядра.

3) Смысловой анализ и смысловая ассимиляция случайных представлений

            Смысловая связь, прежде чем связывать между собой деятельности, проводит свою подготовительную работу. Она охватывает вокруг себя некоторое окрестное пространство, организуя в этой окрестности представления посредством распространяемого вокруг неё замкнутого силового поля.

            Задавая общее ассоциативно-поведенческое поле в некоторой окрестности от своего ядра, смысловая связь захватывает попадающие туда представления, на которые по какой-либо причине пал акцент внимания. Пространство вокруг смысловой связи векторизовано и замкнуто, так что любые отмеченные малейшим вниманием представления отправляются в сердцевину смысловой связи, следуя одному из свойств смысла — центростремительности.

            Ядро смысловой связи содержит несколько мотиваций, являющихся при этом ещё и мыслительно-поведенческими образами замкнутого типа. Они работают и как мелкие обратимые динамические последовательности представлений ускоренного типа (мыслительные навыки), и одновременно как подборы аргументов для мотивации. Последовательность таких замкнутых динамичных мыслеформ-мотиваций и составляют ядро смысловой связи, являющейся трубой для уплотнённого ассоциативного потока, проходящего сквозь него и возвращающегося через окрестное пространство. Т.е. оно замкнуто.

            Захваченный полем образ-представление проходит сквозь последовательный строй мотиваций в ядре смысловой связи. При проходе сквозь этот строй, представление ассоциативно взаимодействует с элементами мотиваций, так как они тоже являются представлениями, имеющими прямое отношение к ассоциативному связыванию. В зависимости от степени ассоциативного соответствия каждая мотивация реагирует на это взаимодействие и в такой же степени активизируется, создавая свой кумулятивный поток ассоциирования на определённый ключевой представленческий элемент. Вслед за этим ключевой элемент активизирует свой мыслительно-поведенческий образ, ключевым элементом которого он является. Так, проходя сквозь последовательный строй мотиваций, представление последовательно активизирует и некоторую их комбинацию, а следом соответствующую комбинацию поведенческих образов. В итоге получается, что в ответ на соприкосновение с представлением в сознании активизируется деятельностный образ, состоящий из комбинации задействованных мысленных поведений. Таким образом, смысловая связь позволяет дать аналитическую оценку каждому представлению, ставя ему в соответствие некоторую комбинацию поведений, т.е. деятельность, к которой данное представление может принадлежать.

4) Активизация определённых деятельностей как основная функция смысловой связи

            Основная задача смысла — это всё-таки связывание, связывание деятельностей в единую роль. Понятно, что деятельности — это весьма крупные объекты мышления, которые при этом не обязаны составлять неизменную последовательность, поэтому деятельности активизируются вокруг смысловой связи по мере их необходимости, по мере их востребования.

            Сигналом же, точнее критерием к активизации каждой из них может служить подходящее представление, подпадающее под влияние смыслового поля. Проходя сквозь строй мотиваций ядра, представление может не только быть проанализированным на соответствие некой деятельности или их группе, но и пробудить эти деятельности к необходимости исполнения или хотя бы гипотетического предположения, т.е. модели, что на данном уровне является практически равнозначным.

            Собственно так смысловая связь и объединяет различные деятельности между собой в единый букет роли, являясь общим пространственным организатором для них и выделяя одну из них как наиболее актуальную на данный момент. Активизирует же указание смысловой связи на определённую деятельность представление, отобранное и ключевое.

            Таким образом, активизация определённого деятельностного образа посредством реакции на ключевое представление является основной связывающей функцией данного формирования, называемого смысловой связью.
            Чувство ответственности является чувством смыслового уровня сознания.

                ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На этом, уважаемый читатель, мы пока заканчиваем наше изложение, хотя за кадром и остались два уровня сознания: ценностный и личностный. И делаем мы это постольку, поскольку их невероятная сложность требует совершенно отдельных произведений, ведь описание только этих двух уровней потребует объёма изложения гораздо большего, чем всё предшествующее изложение, описывающее все предыдущие уровни сознания. Скажем пока только, что эти два уровня соответственно изоморфны интуитивному и представленческому уровням досоциального  диапазона сознания, что делает ценности интуитивно очевидными, а личности - неделимыми элементарными частицами социума или третьего, уже общественного, диапазона сознания. На этом заканчивается разговор об индивидуальном сознании, а далее эта теоретическая модель плавно перетекает в интеграционную модель общественного сознания.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.