Новогоднее Недоразумение Елена Шацких

НОВОГОДНЕЕ НЕДОРАЗУМЕНИЕ


Декабрь в очередной раз приближался к своему логическому завершению к великой радости детей, с нетерпением ожидающих долгожданных зимних каникул, и это было особенно заметно по веселому шуму в четвертом классе начальной школы, который вопреки строгой и обычно неукоснительно соблюдаемой дисциплине волнообразными движениями перелетал из одного конца комнаты в другой. Молодая, а потому еще не задеревеневшая от многолетней рутины учительница Зоя Николаевна Карнаухова давно заметила нездоровое оживление на уроке математики, безусловно мешавшее процессу обучения и чудовищно, как ей казалось, подрывающее ее авторитет. Она была полна решимости, как можно скорее, прекратить внезапный всплеск детского неповиновения исключительно гуманными методами, но как это лучше сделать, пока еще не придумала, а потому, наморщив лоб, продолжала ходить вдоль доски с серьезным видом, старательно записывая на ней мелом решение задачи. Нельзя сказать, что весь класс в полном составе игнорировал её объяснения, но подавляющее большинство вертелось на своих местах буквально во всех направлениях с дурацкой улыбкой на лице, вызванной чем угодно, только не математическими выкладками. Мальчишки с потрясающим нахальством и смелостью щипали под партой своих соседок и дергали впереди сидящих девчонок за косички, а те в ответ то и дело тихо взвизгивали и глупо закатывали глаза к украшенному к Новому году разноцветными гофрированными гирляндами потолку. При этом, все же, соблюдая минимальные приличия, они с опаской озирались в сторону расстроенной Зои Николаевны, которая так и не могла решить, с чего начать карательную акцию, и продолжала выписывать математические иероглифы с отсутствующим видом, медленно водя кусочком мела по черной поверхности доски. Бесноватые флюиды заполнили буквально все пространство классной комнаты, когда Зоя Николаевна закончила писать на доске. Теперь по плану урока шел опрос учеников с целью определения степени усвоенного ими материала. Степень в силу изложенных выше обстоятельств не обещала быть на высоте, но отменить эту часть урока Зоя Николаевна никак не могла. Хотя она была молодым педагогом, но уже имела опыт работы в школе и точно знала, что делать дальше в таких случаях. В каждом классе, а этот не был, к счастью, исключением есть категория не очень популярных и любимых среди своих одноклассников ребят, на которых всегда может рассчитывать учитель – это отличники. Вообще-то, при ближайшем рассмотрении они оказываются нормальными ребятами, которым ничто прикольное не чуждо. Просто они прикалываются в нужном месте и в нужное время. Для остальных это кажется безмерным занудством, так как их неуёмная энергия вырывается наружу, подобно лаве из кратера вулкана, когда им вздумается и где придется. Отличников, как правило, не жалуют, но в дни контрольных и проверочных работ они пользуются большой популярностью, и каждый пытается показать, в общем-то, доброе к ним расположение. Отличники, прекрасно понимая, в чем истинная причина такого повышенного внимания, не впадают в мелочные амбиции, а чисто по-дружески решают всем примеры и задачи, демонстрируя тем самым свое интеллектуальное превосходство и благородство одновременно. В результате обе стороны получают то, к чему стремятся: одни – хорошие оценки, другие - глубокое моральное удовлетворение. Бизнес есть бизнес.
 И вот наступил момент истины для отличников. Окинув придирчивым взглядом написанное на доске в последний раз и убедившись в правильности всех букв и цифр, Зоя Николаевна повернулась лицом к утопающему в предновогоднем веселье классу. Уровень шума на мгновенье заметно уменьшился – все понимали, что сейчас кто-то отправится к доске для очередного анализа его умственных способностей. Пока выбиралась жертва интеллектуального тестирования, в классе стало почти тихо, но, как только учительница назвала фамилию, все вздохнули с облегчением и принялись с новой силой за старое. «Нет, с этим нужно немедленно кончать», - беззлобно, но решительно подумала Зоя Николаевна, слушая, тем не менее, очень внимательно отвечающего ученика. Отвечающий не подкачал и говорил все правильно к великой профессиональной гордости учительницы и полному равнодушию остальной неблагодарной аудитории ему подобных, развлекающей себя, чем попало в столь неподходящее для этого время. Зоя Николаевна одобрительно кивала головой в знак согласия с услышанным, при этом думая о своем: «Выгоню из класса Смирнова, уж больно он шумит, нет, лучше Иванцова, это пойдет ему на пользу. Хотя, почему его? Засимова вертится не меньше и глупо хихикает уже десять минут. Хоть бы раз посмотрела на доску, а не на Смирнова. Между прочим, я все это ей объясняла».
Тем временем ответ подошел к концу, и довольная очередной пятеркой гордость класса заняла свое место за партой. Наступила  пауза, и Зоя Николаевна уже набрала в легкие воздух, чтобы отправить в изгнание Смирнова, как вдруг боковым зрением увидела, что милейшее создание Леночка Пономарева, просидевшая все это время, глядя ей в рот и не пропуская ни единого слова из её объяснений, неожиданно вскрикнула и повернулась к своему соседу на задней парте. «Пономарева, выйди из класса!» - неожиданно для всех и самой себя строго сказала Зоя Николаевна, продолжая по инерции смотреть на Смирнова. Оторопевшая Пономарева медленно, словно не веря своим ушам, стала поворачиваться на голос учительницы, а когда повернулась, то та прочла в её глазах великое изумление: «За что?»
«Действительно, за что», - пожалела о сказанном Зоя Николаевна, но менять что-либо было уже поздно. Приговор был вынесен и озвучен, и Леночка с печальным и удивленным лицом, все еще не понимая, что с ней произошло, тихо и безропотно покинула классную комнату, в которой, наконец, наступила гробовая тишина. Она была зловещей и беспощадной и не принесла ни малейшего удовлетворения расстроенной учительнице. «Уж лучше бы они шумели, чем так молчали», - подвела грустный итог Зоя Николаевна и приступила к объяснению решения второй задачи.
А в это время все еще озадаченная и несколько сбитая с толку происшедшим Леночка стояла у окна в коридоре и решала трудный для неё вопрос: огорчаться или не огорчаться по поводу только что случившегося. Решение требовало некоторого времени и размышлений, а пока её взгляд непроизвольно упал на ту часть улицы, которая была хорошо видна из узкого, как глазница, окна, у которого её оставили отбывать наказание.
Надо сказать, что школа размещалась в старинном здании, бывшем особняке, повидавшем на своем веку и шумные балы и светские рауты и, конечно же, торжества по поводу наступления Нового года и Рождества. Архитектурное решение постройки никак изначально не предполагавшее последующего размещения в ней школы, отличалось изысканностью оформления внутренних интерьеров мореным дубом, высокими потолками с лепниной и огромными комнатами  с потемневшим от времени и натертым до блеска хорошо сохранившимся паркетом. Каждый, кто заходил вовнутрь, понимал, что не только театр начинается с вешалки, но и эта импровизированная школа тоже. Это была не школьная раздевалка, а театральный гардероб, что невольно наводило на мысль об огромном количестве когда-то праздно шатающихся из одного дома в другой  гостей, не обремененных кропотливым добыванием денег на хлеб насущный, и еще на мысль о переменчивости судьбы и фортуны и быстротечности времени. На второй этаж, где располагались классные комнаты, вела мраморная лестница с широкими ступенями и покрытыми мелкой сеточкой трещин периллами, словно совершая восхождение в небо. Второй этаж был похож на маленький дворец и поражал взор своим размахом. Когда-то это были хозяйские  апартаменты, а теперь здесь учились дети начальной школы. Конечно, в силу своего юного возраста они не могли оценить всей прелести окружавших их стен, но это в полной мере сделали за них педагоги и родители, хорошо помня об эстетическом воздействии прекрасного на умы подрастающего поколения.
Был еще третий этаж, где и проходил в тот день злосчастный урок математики, но это когда-то было  всего лишь обычным помещением для прислуги с небольшими комнатами и узкими стрельчатыми окнами, в которые  с трудом можно было увидеть часть улицы и фрагменты домов, стоящих напротив. Именно эта архитектурная мозаика в стиле поп-арта  и предстала перед печальным взором Леночки Пономаревой, отбывающей наказание в коридоре за Смирнова в силу некого предновогоднего недоразумения. Глядя на бесчисленные стайки кружевных и невесомых снежинок, направляемых ветром по косой линии вниз к тротуару, она заметила, что они всячески сопротивляются заданной им  траектории и стремятся вырваться из общей снежной струи для того, чтобы фонтаном развеяться в морозном воздухе, рассыпаясь на отдельные пушистые брызги. Ветер захватывал их в свои объятия и с новой силой отправлял с неба к земле, чему они яростно и упорно сопротивлялись, явно не желая покидать воздушное пространство и опускаться на землю. Борьба ветра со снегом захватила воображение Леночки, и она совершенно забыла о том, почему находится здесь, а не в классе вместе с остальными ребятами. Восхищенная таким откровенным неповиновением, она радостно вскрикивала всякий раз, когда очередная горсть снежных бабочек вырывалась из-под диктата сердитого ветра, и хлопала  в ладоши от избытка эмоций. А снежинки, почувствовав в ней поддержку, стали дружно подлетать к оконному стеклу, у которого она стояла, и выписывать некие замысловатые фигуры снежного пилотажа, с удовольствием демонстрируя свое изящество и фантазию перед неожиданной зрительницей. Представление за окном было в самом разгаре, когда до Леночки из-за неплотно закрытой двери донесся размеренный голос Зои Николаевны, объясняющей затихшему классу очередную  задачу.  В это время большая и необыкновенно красивая снежинка, как резвая птичка, легко выпорхнула из потока летящего к земле снега, и устремилась прямо к Леночке, замершей с другой стороны окна, не в силах оторвать взгляд от зимнего спектакля. Она совершила некую замысловатую дугу в воздухе, нарушая все законы аэродинамики, приблизилась к стеклу и плотно прижалась к нему прямо на уровне Леночкиных глаз. Леночке показалось, что снежинка смеется, и она улыбнулась ей в ответ. Голос Зои Николаевны снова вклинился непрошенным гостем в это таинство общения девочки с природой.
«Все-таки хорошо, что меня выгнали из класса», - подумала Леночка и прикоснулась губами к стеклу как раз в том месте, где с наружной стороны удобно устроилась непослушная снежинка.


Рецензии