Анималы и аномалы-4

Из цикла "Парадоксы и альтернативы"

Анималы и аномалы. Две исповеди: Год 2?07

Продолжение

Начало: http://proza.ru/2010/11/17/1672
http://proza.ru/2011/02/06/1804
http://proza.ru/2011/02/17/937






2. Само-Исповедь / вектор измерения_КО

Продолжение 2-го вектора




1.07. 9.00.55.
В своей самоисповеди я не устаю отмечать любопытные особенности собственного опыта концентрированного проживания  судеб замечательных личностей. Познавая закономерности ноосферы, мне довелось последовательно побыть, как это ранее говорилось, в «шкуре» целого ряда ученых, разработавших знаменитые в прошлом теории. И вот что удивительно: самые «чудаковатые» и непризнанные из них оказались правы в веках: Вернадский, Чижевский, Циолковский, Поршнев, Ефремов…

В то же время куда мощнее раскрученные их титулованные современники давно опровергнуты и забыты. Более того, некоторые «гении» оказались столь нечистоплотны, что их разрекламированные открытия, насколько мы видим, на 90 % - чистое воровство. Увы, в те времена «псевдокорректности» это честное определение сдабривалось дурным словом «плагиат».

Та же история с жизнью писателей, художников, не говоря про лицедеев. До чего, оказалось, познавательно  лезть в джунгли прошлого, выискивая неведомые детали явлений, складывающиеся в очевидные закономерности.

И сколь много разочарований путь сей таит!

Что ни говори, среди древних ученых и мыслителей самым долговременным, а на поверку, и самым глупым их свойством была нездоровая уверенность в своей правоте. И больше всех на арене больного апломба нагрешили так называемые  теоретики.
 
Известно, что среди физиков ХХ века самовыдвинулось немалое количество крайне высокомерных умов, которые, толком не разобравшись даже с кратеньким прошлым собственной цивилизации, всерьез замахнулись на первопричину миропорядка, укрытую от них миллиардами лет.

Эти нашпигованные спесью теоретики щедро напридумали разноцветные «дыры» и «большие взрывы», коих в принципе не могло быть, а также море разливанное всяческих, по большей части, подозрительно-относительных законов и теорий.

Поначалу эти «ученые мужи» просто играли, шутили, импровизировали, но, заметив религиозную доверчивость масс, уже и сами скоренько уверовали в собственные выдумки.

С тех пор массы, на всякий случай (или, как тогда говорили «априори») слепо поверили в то, чего им не дано понять, чтобы судить, но они вдруг стали еще судить и осуждать тех, кто понимал, но критиковал эти квазизаконы и псевдотеории.
 
Как это ни грустно для создателей (и радостно для всех остальных), но со временем большинство фундаментальных теорий обнаружило полную относительность и несостоятельность.

Вспоминая свои проникновения в прежние эпохи, я с облегчением вздыхаю: какое счастье, что мы, давно привыкшие выражать свои мысли прямо и без подвохов, отказались от сарказма, ядовитого смеха, ехидства, зависти, злорадства, подлости, надменности...

Все это изжито, все это слова. Все это с трудом и презрением постигаем мы только при проживании чужих судеб. В наших речах не осталось места риторическим ухищрениям ради пустого самовыражения. Потому что тот, кто прав, не нуждается в пустомолвии, украшательствах и усмешках.

Не только в науке, но и в восприятии Всей Культуры прошлого мы полностью отказались от всего плохого и пошлого. Взять, к примеру, глупые, скабрезные и окровенено вредные сценки из произведений таких выдающихся композиторов, как Штраус-старший, Оффенбах и Кальман. Все они давно отвергнуты, потому что неинтересны и портят общий фон шедевра. Однако дело тут не в какой-то запретительной или осуждающей цензуре.
 
Мерзость и низость в наше время бракует и отвергает сам человек, как самоценитель.

На другой же лад, проживая иные судьбы, мы вполне спокойно, то есть без осуждения, относимся к тому, что ранее считалось постыдным, скажем, в интимной жизни изучаемых персонажей. И, тем более, к тому, что тщательно скрывалось ими. Зачем кому-то рыть чужое «грязное белье», смеяться или стыдить? Неужели только ради нездорового любопытства или болезненного злорадства? Мы же прекрасно понимаем: то были недостатки их мутного времени, которые с высоты лет приближенного совершенства осуждать нелепо и неблагородно. Таким образом, если нам известно, что персонаж щепетильно относился к своим секретам, мы просто ставим перед собой моральную ширму.   

Не сразу поверишь, но самые неприятные впечатления оставляют так называемые «великие люди» прошлого. Сперва мне казалось, то лишь исключения. Теперь, к общему прискорбию, углядываю почти закономерность. Более всего изумляет то, сколь часто, вольно и сильно даже так называемые «великие духовные авторитеты» отклонялись от идеала, который сами же провозглашали и который их последователи пытались соотнести уже с ними. Увы, как выясняется, «великие» в жизни довольно-таки гибко придерживались «ценностей», полярно противоположных тем, которые с постным видом исповедовали «перед паствой».

Впоследствии, историки сделали вывод, что в этом фарисействе заключен один из самых великих грехов, по вине которых цивилизация едва не зашла в тупик. Тупик – мягко сказано. Почти целый век Человечество бешено и безрассудно неслось в жерло катастрофы – Апокалипсиса. Все ценности были размыты и подменены суррогатами. А нормальные люди, которых необузданно высмеивали и безжалостно травили за человечность и адекватность разума, уже не видели путей к спасению.

И вдруг изменилось все.

Изменилось в одночасье. В глубоком подполье  подвижники духа и мысли из России изобрели «файл правды». Подобно величайшему антивирусу, «ФП» обладал непоколебимой способностью внедряться везде, вскрывая любую ложь, любое отклонение. И началось…
 
В банковской сфере малейшие махинации не просто выходили наружу, но и рушили внутренние схемы-проводки, а те тащили в пропасть самые неприкосновенные из вековых монополий зла. «ФП»  надежно, словно моральный рентген, просвечивал души. В итоге, потенциальный карьерист-перевертыш оставался, точно голыш на ладони, а любой его черный помысел провидели ВСЕ!

Тогда-то худшие нелюди рода человеческого утратили наследственно-привилегированную нишу своего, как им казалось, вечного воспроизводства во власти! Их неумолимо и всюду браковали. Лишь тот, кто искренне хотел исправиться и жить со всеми в ладу, напрягал положительный потенциал своего существа и духа, чтобы по-честному встать рядом с людьми. В итоге все неисправимые хитрованы, лукавцы и мерзавцы вынуждены были сделать свой окончательный  выбор, очутившись в одной компании с анималами.

Так началось Великое Нравственное Преображение.

Кажется, пришел черед разобраться с анималами.

1.07. 9.01.15.
Человечество существует миллионы лет. Но довольно долго никто не догадывался (не считая тех, кто знал это исстари), что все нравственные беды лихо подстегивались и усугублялись анималами – самым беспощадным и хищным видом человекообразных существ. А ведь именно анималы  начали свой путь восхождения к «вершинам цивилизации» с поедания себе подобных – людоедства.
 
 Этим отъявленным людоедам тихо, но активно споспешествовали скрытые звери-приспособленцы. Зверо-приспособленец обычно обладал даром внушения. Допустим, тем же анималам он ловко умел доказать свою лояльность, даже пользу, потому что как никто обладал даром мягко подчинять толпу. Зато добрых людей он столь же ловко и виртуозно умел убедить в своей культурной незаменимости и верности идеалам. Любым. Принципы и идеалы он менял как перчатки, зависимо от конъюнктуры.

Короче говоря, оба этих властолюбивых вида презирали и ненавидели нехищное большинство планеты – всех тех, за счет кого, собственно, кормились и процветали. От века между хищными и нехищными существовал четкий водораздел: сознательное зло. Хищные его легко и с вожделением переступали. Нехищные – никогда, за исключением восстаний, бунтов и революций, когда психика и терпение просто не выдерживали и взрывались!

Но вот что важно: за нехищными стоял Разум – то есть осмысленное отвержение зла. Иными словами, нехищное разумное существо было не способно творить умышленное зло по собственной воле!

Наука давно доказала: видеть разницу между злом и добром, а, отсюда, отказываться от зла способны обладатели третьей сигнальной системы - Разума.

Две самых внятных составляющих Разума – это Совесть и Справедливость.
 
Только они возвышаются как над первой сигнальной системой чисто животных инстинктов, естественных рефлексов, так и над сугубо рассудочной 2-й сигнальной системой, включающей речь и мышление существа.

В отличие от разума, пресловутый «рассудок» вполне способен подавлять свои инстинкты и даже скрывать свою хищность, если за их «выгул» ему что-либо грозит. «Рассудочно подавленные звери» способны десятилетиями подавлять и камуфлировать свое нутряное зверство. Зато потом их скопленная ненависть не знает преград, приобретая взрывные формы античеловеческой патологии!

В целом же, обоим видам – анималам-хищникам с посредниками-внушателями – от века была свойственна так называемая интеллектуальность Рассудка - с логикой, творческими изысками и эрудицией. Но абсолютно чужды - Совесть и Справедливость Разума.

Таким  образом, главный отличительный признак Человека – это не столько «сильный» (верней, безжалостный) интеллект, сколько нежелание сознательно и расчетливо причинить зло при любых обстоятельствах. В этом и заключается Нравственность - непреодолимый рубеж между холодным, хитрым и жестоким Рассудком хищных людоедов и  славным, спокойным и добрым Разумом Людей!

Сейчас это ясно как дважды два. Однако понадобились тысячелетия жесточайшего истребления Людей хищниками-анималами и внушителями-приспособленцами, прежде чем «Файл Правды» и последующее Великое Нравственное Преображение, наконец-то, решили проблему нелюдей.
 
И решена она была просто: в исторически заслуженном тандеме и тех, и других сселили на дальнюю планету, где им была предоставлена честная и равная возможность выжить. Не было лишь возможности покинуть колонию. Исход не сильно разошелся с прогнозом: хищники истребили друг друга. Выжившие поняли, что спастись можно только сообща, помогая и делясь друг с другом…
 
Тем не менее, рецидивы анимализма активировались среди оставшихся людей до тех пор, пока не был освоен механизм безошибочной браковки всех особей, своими действиями и помыслами доказавших: их путь – это вырождение Человека.

И тогда уже сама жизнь диктовала выродкам единственный выбор: либо добровольная коррекция сознания в коллективе, либо звездолетная экспедиция в дальние-дальние пространства. Экипаж для полета, кстати, подбирался соответствующего типа…

Великое Нравственное преображение.
 
Это первая ненасильственная революционная (по содержанию) эволюция (по мягко-длительной форме), проведенная без вождя.

История убедительно доказала: где есть вождь, там рано или поздно возникает культ, мешающий объективности и беспристрастности. А любой культ рано или поздно подкарауливают крушение, поругание, разочарование и полярный откат в сторону уже, казалось бы, преодоленного Зла.

В отличие от революций, в Нравственном Преображении участвуют ВСЕ, и без всякого вождя: осознанно, а не по примеру. Не по принуждению, а вольно. Не по инерции, а самодвигательно! Нужно ли говорить, что процесс этот был долгий, многоступенчатый, дозированный, аккуратный…

В ходе Преображения Люди постепенно поняли, что Природе или Богу не угодно слепое преклонение перед теми, кто говорит от Их лица. Ибо Природа\Бог – прежде всего, в душе. А даже храм – это уже не для Бога.

При управленческой клавиатуре мировой закулисы институт Церкви, в отличие от Веры, был лишь одной из верховных кнопок подавления самостоятельной мысли\воли Человека и Общества.

В сущности, схема мирового управления всегда была проста, хотя и обставлена тысячей путающих, отвлекающих, сбивающих с толку, но непременно оплаченных структур.

Сверху неизменно сидит тайный кукловод-знахарь, который всегда скрыт. Посередке – официальный властелин с вельможами, одописцами и опричниками. Внизу – народ, точно хоровод шутов, скоморохов, пахарей  и бунтарей.

Путем всех и всяких революций неизменно… менялась лишь средняя часть. Тогда как корень зла таился в перевернутом мировоззрении, господствовавшем тысячи лет и монополизированном знахарями.

Благодаря этой схеме Власть, даже свергаемая в ходе переворота, достаточно быстро самовоспроизводилась, продолжая обслуживать нетронутых - цело-невредимых - кукловодов.

Покончить с кукловодами оказалась способна только мировоззренческая эволюция. Которая есть ни что иное, как духовное торжество нравственного Устава Человекожития - Ладного жития Человеков среди Человеков, а - не волков и овец… Житие это устроено на принципах богоданной справедливости и правды, вольно укореняющихся в сознании всего общества.

Долгие тысячелетия рабов учили верить в Грозного Бога-Хозяина. В то время как истинный смысл – в вере Доброму Богу-Гостеприимцу! Кто верит Богу, как Разуму, Совести, Справедливости, тот понимает и сознательно старается не нарушать заповедей Вседержителя.
 
Помимо постижения духовных принципов, человечество сделало и ряд реальных шагов в Продвижении к Справедливости. Перво-наперво был отменен ссудный процент и, соответственно, банковское ростовщичество, оба заводят любое общество в обязательный тупик: проценты по долгам всегда растут быстрее, чем благосостояние должника и всего общества.
 
Далее, люди не оставили места паразитарности и несоразмерности. Потому что любая, даже единоличная тяга к потреблению сверх меры, без предела, обязательно плодит завистливых клонов, стремящихся жить лучше других, за счет других же. Если безмерное вовремя не остановить, цивилизацию рано или поздно ждут истощение и коллапс.

Люди упразднили безбожный принцип «избранности\элитарности», предоставив каждому равный стартовый доступ к знанию, а отсюда – и к полноправному участию в управлении.

Столь же крупную роль сыграло определение и последующее установление точной и справедливой система мер и эквивалентов – вместо презренного золота или бумажных фантиков пресловутых валют. В наши дни трудно поверить, что ради клочков целлюлозы люди убивали людей, а народы истребляли народы…

Дольше, мучительней и трудней всего далось нам искоренение шовинизма,  исправление перегибов расизма, феминизма и чрезвычайно коварной толерантности. Теперь это понятие забыто, а в свое время однобокой «толерантностью» коварно подменили нормальное понятие справедливой терпимости для всех.

До чего ведь доходило! Под девизом «Терпимо относись к меньшинствам», эти давно исчезнувшие меньшинства с конца ХХ века крайне агрессивно и цинично навязывали подавляющему большинству свои «ценности». А по сути - свою «малую волю». Что характерно и парадоксально, делали они это исключительно нетерпимо. Десятки лет воинственно маршировали под флагом «толерантности» диктатурки меньшинств: от социальных до сексуальных, безжалостно травмируя и попирая волю и мораль, права и ценности подавляющего большинства.

Навязанные тогдашнему оболваненному и трусливому обществу «двойные стандарты» открыли возможность всяким меньшинствам оголтело вытворять все, что им угодно и - при этом - противно большинству! Большинству, в свой черед, категорически запрещалось даже вслух возмущаться дискриминацией со стороны «гонимых» меньшинств.

В итоге, лавинно-прущая гегемония меньшинств едва не снесла все шлюзы и нормы человекожития: культуру, мораль и духовность общества, ибо «меньшинная» сущность была необратимо разрушительной и однозначно бесплодной. Аномалия торжествовала и смеялась над нормой!

Манипулируемое и зомбированное большинство было настолько раздавлено, что отказывалось уже понимать: умножение деструкции и потакание упадку ведет к энтропии, хаосу и коллапсу.  Прежде чем глаза большинства раскрылись, на алтарь были положены миллионы жизней добровольных пророков и борцов.   

Но вот, ценой великих жертв «двойной стандарт» был разоблачен, отменен, и большинство наконец-то осознало: на агрессию и наглость необходимо отвечать силой и отпором.

И ответило. Раз и навсегда. Сбылись слова древнего поэта: «Добро должно быть с кулаками».

Да, долгим был Путь прежде, чем Устав Человекожития сумел овладеть умами большинства. Но плод того стоил: трудами и днями, днями и годами, возникла и воцарилась совершенная форма Богодержавия, Доброделия и Ноосферного лада…

Однако я, кажется, отвлекся… на целую 1 (одну) минуту и 16 (шестнадцать) секунд… отвлекся от личного проживания удела Дольчина…


Окончание следует: http://proza.ru/2011/02/24/1476

Коллаж взят в Интернете. Автор неизвестен. В случае претензии, будет удален.


Рецензии
файл правды... интересно. прочитал и сразу вспомнился рассказ Клиффорда Саймака "Коллекционер". там, одному коллекционеру марок пришли коныерты с марками из неизвестной звездной системы. рассматривая один из них, он случайно намочил марку каплей бульена.ну и выкинул ее в ведро. потом на выходные уехал к племяннику. вернулся - дома полнейший порядок, а ведро кишит целой кашицей из спор. его племянник предложил продавать такие ведра со спорами в организации. везде настал полный порядок, споры купило даже правительство. а потом оказалось, что споры не только порядок наводят, но и делают людей честными. вот такое воспоминание. кстати, сам коллекционер честным так и не стал, так как употреблял какие то листы неизвеснного растения, присылаемые также из космоса. типа наркотиков, но без привыкания. кроме приятных чуств, эти листы нейтрализовывали действие спор. так что у Саймака вся планета стала честной, за исключением одного человека. Пол

Пол Унольв   19.02.2011 13:08     Заявить о нарушении
И нечестный обо всем доложил. Так точно: честным нужды в разоблачениях нет, в славе - тоже. Спасибо, улыбнулся. Спасибо за внимание.

Владимир Плотников-Самарский   19.02.2011 13:50   Заявить о нарушении
НЕТ, НАОБОРОТ, ОН СТАЛ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ТЕМ, ЧТО ЕГО ОБМАНУТЬ НЕ МОГУТ, А ОН ТО С УДОВОЛЬСТВИЕМ. вот точная цитата: "единственный нечестный человек на всей земле, это надо же! человек с иммунитетом против порядочности, которую прививают желтые споры, с иммунитетом, что выработался в нем за долгие годы употребления листьев...и одному богу известно, на что он еще способен... насчет всей планеты... неплохая идея, хватило бы времени. паркер усмехнулся, представив себе, как честные простаки безропотно ждут своей очереди быть надутыми, и ничего не могут поделать - жертвы одного нечестного человека на планете. ну прямо волк среди овец..."

Пол Унольв   19.02.2011 14:42   Заявить о нарушении
Да, собственно, это великий мировоззренческий вопрос: одна паршивая овца может медленно испоганить все излеченное стадо. Мне кажется, в истории так и происходило многажды: в самом идельаном братстве, самой лучшей утопии всегда находился червячок...

Владимир Плотников-Самарский   19.02.2011 14:48   Заявить о нарушении