Тост

                ТОСТ



    Виктор Саркисович справлял свадьбу сына. Долго ждал он этого дня, может с самой первой минуты появления своего первенца на свет. Нельзя сказать, что семья его жила богато, но и жаловаться не приходилось: все были одеты, обуты и сыты. А старший сын Давид учился в институте. В семье он был на особом счету – на него возлагали надежды. Сам Виктор не имел высшего образования, он был водителем грузовика. Впрочем, он не сетовал на судьбу, и часто любил повторять, что главное для мужчины не профессия, а то, каким он станет отцом семейства. Однако, в глубине души, он гордился сыном.
    На семейном совете было решено арендовать банкетный зал. Сложнее было с выбором гостей. Виктор хотел пригласить весь автопарк, с чем упорно не соглашалась жена Арус. Она считала, что первым долгом необходимо пригласить родственников, которых был у них великое множество.
    - Человек 30-40 понаедет из твоей деревни, - рассуждала Арус, - приблизительно столько же из моей. А если учесть еще городских и родственников со стороны невесты, то сам понимаешь...
    Недолго думая, Виктор согласился, но с условием, что бригаду свою он все же пригласит. На том и порешили.
    - Фу ты, черт, - вспомнила Арус, - совсем забыла. Надо еще Аракеляна пригласить.
    - А это еще кто такой? – удивился Виктор.
    - Дальний рдственник. Не то со стороны матери, не то со стороны отца, точно не помню. Знаю только, что кандидат наук.
    - Не может быть...
    - Почему это? – искренне удивилась Арус.
    - В твоем-то роду... кандидат? Не смеши...
    - Да что ты знаешь о моем роде? – возмутилась она, - посмотри лучше на свой.
    - Ладно, ладно, - замахал руками Виктор, - не будем ссориться. Приглашай своего кандидата, я не против. Кстати, а какую такую науку он изучает?
    - Кажется, он агроном. А может и зоотехник...
    Настал день свадьбы. После ЗАГС-а гости собрались в зале. Первым делом, по традиции, выбрали тамаду. Затем пошли тосты – за молодых, за родителей, за друзей и так далее. Один тост был красочнее другого. Каждый изощрялся в своем красноречии и знаний традиций. Выпили за одну деревню, потом за другую. По мере опустошения бутылок, тосты становились все более неожиданными и путанными.
    Только Аракелян скромно сидел себе в углу и молча соглашался со всеми тостами.
    - Почему ты все время молчишь? – спросил рядом сидящий седовласый пожилой человек.
    - А что мне сказать? – застенчиво ответил Аракелян.
    - А ты чейный будешь?
    - Извините, не понял...
    - Ну, кто ты такой? – не унимался тот, отправляя в рот сочный кусок шашлыка, - родственник, сослуживец, сосед.
    - А-а-а, - облегченно вздохнул Аракелян, - родственник я, со стороны Арус.
    - Очень рад познакомиться, - расплылся в улыбке седовласый. – Я работаю вместе с Виктором. Зовут меня Гнель. И Арус хорошо знаю. Чудесная женщина, истинная хранительница семейного очага. Виктору повезло. А тебя-то как звать?
    - Аракелян... Ашот Ервандыч... Я тоже очень рад знакомству, - смущенно произнес он и протянул руку.
    - Что ж, давай выпьем за знакомство, - обрадовался Гнель и наполнил рюмки. Выпив и закусив, он вновь обратился к нему.
    - Где ты работаешь?
    - В институте.
    - Понятно, преподаватель, - понимающе закивал он головой.
    - Нет, я не преподаватель, а младший научный сотрудник, - скромно сказал он, - хотя, может быть, со следующего года начну преподавать на кафедре. А сейчас занят наукой.
    - Значит, интеллигент?
    - Не совсем так. Я селекционер, занимаюсь растениями.
    - А сколько получаешь? - живо поинтересовался Гнель.
    - Не так уж и много, но на жизнь хватает.
    Тем временем веселье было в разгаре. Виктор и Арус были счастливы: свадьба удалась на славу. Столы ломились от явств, гости были довольны... Словом, все шло своим чередом. И тут, когда разгоряченные танцем гости уселись за столы, послышался голос Гнеля.
    - Уважаемый тамада, - начал он, - с твоего позволения хотелось бы сказать несколько слов. Сегодня было произнесено много прекрасных и мудрых слов. С вашего позволения, дорогие гости, я бы хотел поднять этот тост за нашего многоуважаемого Аракеляна.
    По залу прошел шепот. Все начали переглядываться и пожимать плечами. А сам Аракелян от неожиданности аж покраснел.
    - Только что, - продолжил Гнель, - в лице Аракеляна я приобрел друга. Всем вам известно, как трудно найти друга и как легко его потерять. Но я о другом... Среди нас присутствует человек, на которого, видимо, никто не обратил внимания. А он, представьте себе, интеллигент, ученный, занимается растениями. Я бы хотел выпить за его скромность, пожелать долгих лет жизни и успехов в его нужной работе.
    - Туш, - выкрикнул кто-то. Прозвучала музыка, послышался звон бокалов. Аракелян, став в миг пунцовым, смущенно улыбался и поочередно всех благодарил. Он не понимал, за что был удостоен такой чести, но ему было приятно.
    - Ждем ответного тоста, - произнес тамада чуть погодя, - вам слово, дорогой Аракелян.
    Вначале он не понял, чего от него хотят. Затем он удивился и почувствовал сильное биение сердца. Чуть привстав с места, он беспомощно развел руками. Но гости были неумолимы – они требовли тоста. Бросив умоляющий взгляд на Гнеля, словно ища поддержки, он поднял свой бокал. В зале воцарилось молчание. Все ждали... Откашлявшись, он из подлобья окинул зал затравленным взглядом.
    - Честно говоря, - начал он, - я даже не знаю, что сказать. Разумеется, я благодарен Гнелю за столь неожиданный и приятный для меня тост. Я благодарен всем вам, но...
    - Послышались одобрительные возгласы, а один из гостей даже воскликнул: «Молодец Аракелян, давай дальше».
    - Понимаете, - продолжил он, - я всего лишь селекционер. Гнель тут сказал, что я интеллигент. Может это и так... – тут он запнулся. – Знаете, быть интеллигентом очень трудно, но вместе с тем и почетно. Не каждый может стать им. Впрочем, скажу я вам, интеллигентом стать невозможно. Им, просто, надо быть – от рождения.
    Аракелян неожиданно осмелел и твердым взглядом окинул присутствующих.
    - Именно поэтому, этим тостом я хочу выпить за истинных, настоящих интеллигентов. Предлагаю выпить за Маяковского, Есенина, Пушкина, Достоевского. При этом не будем забывать Чаренца, Исаакяна...
    Все сразу замолчали и удивленно уставились на него. Он же, не замечая ничего вокруг себя, входил в раж. Неизвестно, чем бы закончилась его тирада, если бы не зычный голос тамады.
    - О чем это ты говоришь, дорогой? Мы тут выпили за тебя, а ты поднимаешь тост за неизвестно кого. Мы, конечно, ничего не имеем против них, но... Короче, нехорошо получается, уважаемый... Как там тебя?
    - Аракелян, - подсказали ему.
    - Да, Аракелян.
    - Наверное, перепил, - предположил кто-то.
    - Не уважает он нас, - крикнули с другого конца стола.
    - Да кто он вообще такой? – взвизгнула поросячим голосом толстая рыжая женщина, - может он человек с улицы. Лучше спросите его, с чьей он стороны?
    Тут поднялся неимоверный шум. Виктор и Арус принялись всех успокаивать, но куда там. Тем временем, Гнель, взяв Аракеляна за ворот пиджака, тихо, но угрожающе произнес:
    - Постыдился бы своих седин. Взрослый человек...
    - Да я хотел, как лучше, - слабо сопротивлялся Аракелян, - ведь это великие люди, интеллигенты...
    - Вот и катись к ним. Пусть они и пьют за твое здоровье. Интеллигент...
    Аракелян так и не понял, что произошло, но, на всякий случай, решил не показываться на глаза Арус, и незаметно ушел.   
   


Рецензии
прочитал с удовольствием, бывает,что ж сказать: и смех, и грех
Шноракалутюн

Арсен Мушегян   17.12.2016 19:42     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв, Арсен джан. С уважением В. Н.

Варужан Назаретян   17.12.2016 19:50   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.