Воврашение команды Воланда, Чечня 1991год

 
Я очень хорошо помню, как эти штатные сексоты ЦРУ, называвшие себя в то военное время неформалами, пропагандировали идею суверенитета и сьезда, и не раз задавал себе вопрос, что такое этот съезд, и какой смысл в его проведении? - и не находил ответ.
В соответствии с чеченской традицией не предусмотрены - плебейские-  съезды, в соответствии с чеченской традицией высшей властью в Чечне является совет полномочных представителей кланов, в соответствии с законами Российской Федерации, частью которой по воле Аллаха является Чечня, существуют выборы в Верховный Совет, - а что же такое этот съезд, и кто стоит за этой шулерской махинацией? - не раз задавал я себе этот вопрос и не находил ответа, хотя видел на сквозь тех, кто эту идею пропагандировал.
Кульминация на этот съезд пришлась как раз перед выборами в верховный Совет ЧИР, и по моему глубокому убеждению вся эта болтовня служила для отвлечения внимания от предстоящих выборов. Я был однозначно убежден в том, что Чечня находится в составе РФ, причина ясна воля на то Творца, так было и так будет, пока Аллах не –примет иное решение И выводы тут очень просты и конкретны: если чеченцы будут идти по прямой, указанной Аллахом в Коране дороге, Чечню и чеченцев ждут изменения в лучшую сторону, но если чеченцы сойдут с прямого пути и встанут на дорогу сатаны, гордыни, лжи, несправедливости, идолопоклонничества, - Чечню ждут изменения в худшую сторону. В –том,что- коммунисты являются слугами сатаны я не сомневался, Но я тогда не знал, что власть коммунистов является Великой милостью Аллаха по сравнению с тем, что люди заслуживают. Этого я тогда не знал и очень хотел, чтобы чеченцы освободились от гегемонии партийно-КГБистской номенклатуры. Очень странно, когда руководящая элита народа состоит на 90% из беспринципных агентов-конформистов. Мы жили нормально, но мы хотели свободы,  забыв не власть надо исправлять, а себя.
Но должен признаться, что когда я познакомился, - - - потратя массу времени и своих денег, с альтернативой тогдашней власти, а именно - с лидерами неформальных политических движений, то пришёл в состояние самого настоящего ужаса. При первом же беглом знакомстве со всеми этими Бисултановыми и Яндарбиевыми, я понял, что эти "бесы" в сто раз страшнее и опаснее старой, ставшей уже ленивой, либеральной партийной номенклатуры, свергнуть которую призывали чеченские "бесы".
В итоге, я сделал однозначный вывод: не только нельзя помогать этим  "неформалам" а наоборот, если появится угроза захвата ими власти, необходимо в коалиции с партократами бороться против этих голодных большевиков, безусловно, если придется выбирать между сытыми большевиками и голодными, надо выбрать сытых.
В то же время надо признать, что к тому времени я уже истратил более 70 тыс. руб. которые привез с шабашки и естественно решил заняться делом, так как понял - в сути своей красные и белые имеют одного хозяина. Таким образом, к приезду Дудаева я уже бросил свое фанатичное увлечение политикой и занялся бизнесом, хотя надо признать, что время и деньги, потраченные на занятие политикой не пропали даром. Я знал всех этих дежурных политиков в лицо, их суть и их басни про народ и демократию, я знал их тактику и их шулерские методы. Это были в основном грязные и ничтожные людишки.
Так вот, дело было где-то в июне - июле, я с товарищем оказался в Грозном и тут как раз муссировался слух о 2-й серии чеченского съезда и о спасителе отечества, прямо-таки Наполеоне и шейхе-чудотворце в одном лице. И хотя я зарекся,  не подходить ко всем этим неформалам, а на самом деле на 50% сексотам, на 50% помешанным, все же не выдержал и уговорил своего товарища Муслима сходить на эту самую вторую серию и просто взглянуть на этого спустившегося с небес чудотворца, - как однозначно утверждала умопомрачительная реклама, раздутая вокруг данного героя со странным, нетипичным для чеченца именам и даже внешностью: смуглый, пучеглазый, и имя какое-то смуглое - Джохар. Но ясно было одно - такую тотальную рекламу Джохару в то время могла обеспечить только одна фирма, и имя этой фирме - КГБ.
Итак, мы с товарищем добрались до какого-то Дома или точнее до "Дворца профсоюзов", где и происходил данны спектакль. Имея опыт изучения деятельности неформальных додудаевских организаций, я был знаком с их почерком. Почерк этот один к одному совпадал с тактикой бригад по игре в напёрстки, все, конечно, помнят эти бригады, которые обчистили немало народа. Так вот, стиль работы бригад по обдуриванию народа с помощью наперстков и бригад по обдуриванию с помощью политики был идентичен, да и хозяин у них, по всей видимости, был один. Вы, конечно, помните, власть не обращала внимания на беззакония, творимые наперсточниковыми бригадами, как, впрочем, и на беззакония, творимые так называемыми неформальными организациями.
Суть данной тактики заключается в том, что бригада делится на две части: одна часть - это сам мастер-наперсточник, он работает легально, но вокруг него, в толпе, находятся 5-6 его тайных сообщников и они-то и играют главную завлекающую роль. Эти 5-6 секретных сотоварищей спорят, ругаются, проигрывают и выигрывают деньги, но если бы простые граждане знали, что они заодно, то не попадали бы в ловушку. Но так как они сообщников этого жулика принимают за таких же, как и они простых людей, то все это дело заканчиваюсь весьма плачевно для простых граждан: они попадали под влияние секретных сотрудников наперсточника и те грамотно загоняли людей в силки, ты - один, а их 5-6. Конечно, тех, кого они обчищали, были сотни, но дело в том, что эти сотни разобщены, а банда четко организована.
И вот, когда мы с товарищем подошли к этому Дому профсоюзов, на нашем пути, по всей дороге стояли кучки, которые громко говорили о Дудаеве, и, конечно, они там стояли не случайно. Это был элемент первичного зомбирования или, говоря проще, гипноза. Итак, мы простые люди, более всего влекомые любопытством, приходим разобраться, нас встречает первая кучка, мы у них спрашиваем: кто же такой этот Дудаев, или даже не спрашиваем, а просто слушаем, и что же мы слышим? Мы слышим восхваления и восторженные отзывы этих людей. Еще, недоверчиво но уже с интересом к услышанному мы подходим к другой кучке слышим те же восхваления. Мы еще не совсем верим, но у нас уже начинает кружиться голова, мы подходим к третьей кучке, подходим к четвертой - все говорят одно и то же, и мы перестаем верить себе, и начинаем верить тому, что говорят все. Но мы же не знаем, что все эти, казалось бы, разные люди на самом деле - сексоты и что они как попугаи повторяют то, что им приказано, идёт элементарный процесс зомбирования, процесс внушения нужной информации, и самое главное, тот, кто попытается высказать иное мнение, будет на месте растоптан.
И уверяю вас, что когда я, переходя от одной кучки к другой, подошел к Дому профсоюзов, у меня уж на глазах появились слезы и я уже был в принципе готов благодарить Аллаха за то, что он прислал этого гениального, святого спасителя. Но что-то меня одернуло и как бы вырвало из состояния сладких грез, а внутренний голос сказал мне: - Ты что забыл, как эти же люди, да, именно эти же, еще совсем недавно внушали тебе, что святым спасителем и шейхом является Бисултанов? И я с горечью вспомнил, как промотал более семидесяти тысяч рублей, заработанных мной в Казахстане, бегая по всем митингам предыдущего святого-спасителя, и остался с носом, когда Бисултанов за должность директора Фторчермета в корне пересмотрел свои взгляды на судьбу чеченского народа, стонущего под гнетом партноменклатуры. Это воспоминание подействовало немного отрезвляюще, я отошел в сторонку, ударил несколько раз головой об стену и твердо решил: пока не увижу своими глазами и пока не услышу своими ушами, - не поверю. Надо признать, что дежурные неформалы, для меня до сих пор осталось тайной, откуда эти постоянно шаставшие по митингам неформалы брали средства на питание и одежду,  они меня  хорошо знали и весьма настороженно отнеслись к моему появлению и не хотели меня, столько времени потратившего на их митинги, пускать на этот съезд № 2. Но я, конечно, пробился туда и убедился, что и в данном помещении идет, тоже самое зомбирование, внушается, что 2x2=5, и горе тому, кто осмеливался на этом сходняке идолопоклонников засомневаться в истинности того, что говорил их кумир и лица особо к нему приближенные. А лица, особо приближенные, как я понял, были Сосланбеков, Яндарбиев, но самое главное, персонажи мне хорошо знакомые. И этот факт послужил тому, что с меня спала очередная порция гипноза, у меня перестали слезиться от умиления глаза, прошла сухость во рту, и я уже вроде стал способен адекватно реагировать, хотя все еще ожидал и надеялся на чудо.
Хорошо помню первое визуальное впечатление, которое произвел на меня Дудаев. Сидит какой-то маленький человек, очень похожий на египетскую мумию, которую только вчера вытащили из гробницы, кое-как побелили, одели в европейскую одежду и посадили в президиум, где он, как это было видно, чувствовал себя неуютно, как-то скованно, как будто боялся, что его разоблачат и начнут линчевать. Но я все же ждал голоса, слов кумира, ждал и хотел чуда. Очень хотелось, чтобы на фоне этих многочисленных проходимцев и жуликов, а в сути своей ничтожных сексотов, появился сильный, умный лидер, который смог бы объединить разобщенный, деморализованный народ. А в том, что нынешние руководители республики являются людьми ничтожными и по сути теми же сексотами, которые струсят и продадут народ в час испытания, я не сомневался, Как и в том, что мы стоим на пороге ужасных испытаний. Я это чувствовал,  и эта тревога не давала мне покоя, я чувствовал надвигающуюся трагедию, я видел этих многочисленных лже пастырей, загоняющих наш народ в пропасть, и был бессилен, потому что сам народ был горд и беспечен. Я знал, что для того, что бы погубить чеченцев нашим врагам нужен лишь повод, ведь были силы, которые жалели, что чеченцев не потопили в Каспийском море, силы, которые буквально бесились, видя бум чеченского процветания как в политике, как в бизнесе, так и во всем. Аллах дал чеченцам великую удачу и славу, и естественно, враги чеченцев и ислама не могли смириться с этим. И я ожидал их хода, а он заключался в одном, а именно в том, чтобы натравить на чеченцев русский народ. Но, в то время русские относились к чеченцам с большой симпатией,   доказательством тому служит тот факт, что Съезд народных депутатов России избрал фактически главой России чеченца Хасбулатова, ведь депутаты в большинстве своем были русские, то есть была налицо явная тенденция союза русских и чеченцев,   а значит союза России и исламского мира. Ведь на самом деле и Россия и исламский мир являются жертвой экспансии сатанинского западного мира. Как я с самого начала заметил, явными проводниками этой антиисламской, античеченской и политики были Яндарбиев 3., Сосланбеков Ю., Темишев, Удугов, Гайтемиров и их группы поддержки. Они выдвигали крайне националистические, крайне воинственные и по сути своей чисто Фашистские лозунги, - в общем своеобразные большевики, которые требовали немедленно начать второй этап Кавказской войны. У них были тесные связи с такими же агентами ЦРУ из Дагестана, Кабардино-Балкариих и прочих мест, которые так настоятельно советовали чеченцам немедленно начать новую Кавказскую войну, обещая также сразу вслед начать войну в своих республиках. Но так как в то время чеченцы еще не были сведены с ума, то к этим провокаторам  относились в лучшем случае как к сумасшедшим чудикам, и кроме небольших кучек дебилов и идиотов их никто не слушал. Но странным было другое - эти люди, которые занимались прямой пропагандой насилия, фашизма, бандитизма, со стороны правоохранительных органов были неприкосновенны. Народ же относился к ним как к клоунам.
Так вот, меня конечно удивило, что Дудаев сидит за одним столом с Сосланбековым, Яндарбиевым, ну это наверное случайно, подумал я, не может же генерал, как свои пять пальцев знающий военную мощь России, призывать к немедленной военной конфронтации с ней, и с нетерпением ждал, когда  мумия заговорит.  Ну, думал я, он охладит военный пыл этих дегенератов, он  скажет: - Вы что, белены объелись, вы что, не знаете, что у России больше атомных бомб, чем по всему Кавказу автоматов?!
Но лучше все по порядку. В тот момент, когда я зашел в зал, на трибуне выступал Явус Ахмадов. Я знал Явуса как умного, образованного, интеллигентного человека,  а его выступление на этом съезде мне очень напомнило проповедь о милосердии и гуманности священника, попавшего в плен к каннибалам в джунглях. Кажется и сам Явус чувствовал себя не в своей тарелке и, очень волновался, В зале царила агрессивно-злобная тишина хотя доктор исторических наук Явус Ахмадов ничего такого крамольного и не говорил и, повторяю, очень неловко себя при этом чувствовал, он в принципе и просил, именно просил но спешить, не торопиться с уничтожением России, не делать роковых ошибок, подумать. Да, Явус просил всю эту компанию хоть немного подумать и не забывать о законности, ибо история не прощает вакханалий произвола и фашизма, и все. Я понял все. Толпа молчала, они просто ждали сигнала: - Ату его, - они просто вследствие своей умственной ограниченности не поняли ни слова из того, что он сказал, но когда он закончил, они поняли, что он не восхваляет Кумира, он не призвал к немедленному уничтожению России, а значит он враг, он агент! В зале возник ропот недовольства, сначала тихий, но с каждой минутой возрастающий. Явус, по всей видимости, не понял сути происходящего и оставался на трибуне, он наверное думал, что ему зададут вопросы, с ним будут спорить, но вместо этого из разных мест вскочили человек десять и стали кричать, вопить, свистеть, топать ногами. Такого мерзкого, унизительного поведения я в жизни не видел, а Явус побледнел, но оставался стоять на трибуне. Вся эта экзекуция продолжалась минут десять, пока эти дежурные психопаты не выдохлись, а иные из них вообще стали корчиться в судорогах и с пеной у рта, так что им кажется пришлось оказывать первую медицинскую помощь.
Вот тебе и демократия, - подумал я и понял: фашизм-страшнее коммунизма. Самое интересное для меня во всем этом представлении - реакция Кумира. В течение всей этой позорной экзекуции он даже не пошевелился, хотя стоило ему поднять палец, как эти его думдуки немедленно бы притихли. Но он спокойно наблюдал за этим диким произволом.
Наконец, верные дудаевцы успокоились, Явус, оплеванный, но так и не понявший что происходит, ушел. Пока вроде обошлось и кажется, никого не съели. И вот, когда установилась тишина, Великий Джохар встал, мумия ожила, его смуглое и в то же время мертвенно-бледное лицо искривила какая-то неестественная односторонняя ухмылка, и он как-то театрально поднял глаза и посмотрел в зал.
Я эти глаза узнал сразу, для этого вовсе не надо быть Ломброзо, - это были глаза Остапа Бендера и Адольфа Гитлера, глаза гипнотизера-мошенника. Но еще удивительней был его голос - абсолютно синтетический голос робота, и наконец, самое  уникальное  Жрец супернационалист,  Папа и Святой Дух всех племен и народов чеченских заговорил  на русском языке, на языке народа, войну которому объявлял сей Иуда!
Но самое невероятное было то, что он говорил. Так вот, смысл его выступления, если может суперборед иметь смысл, заключалсся в том, что отныне и навечно бремя власти в Чечне, Джохар берет на себя, и вообще, всякий разговор о жалкой Российской Федерации, о ее конституции и законах, о ее выборах - неуместен. А если, продолжал Джохар, это соседнее презренное государство осмелится пикнуть, то немедленно будет уничтожено, а на месте их столицы и прочих городов не останется даже дымящихся руин.
Страшное заключалось не в том, что этот провокатор говорил такую чепуху, мало ли провокаторов ходит кругом, и не в том, что эти примерно 300 психопатов, сидящие в зале и называющие себя ОКЧН окончательно взбесились и хлопали, лаяли, выли после каждого слова этого новоявленного Гитлера. Самое, страшное заключалось в истине, открывшейся мне в тот момент. Я понял, чего добивались спецслужбы в течение 5 лет, зачем тратили время, деньги
И все эти митинги и деформальные движения - они отбирали, собирали определенный тип Бесов, они готовили почву для главного Беса, который уже был подготовлен и ждал своего часа.
Весь этот механизм четко описан в романе Достоевского "Бесы". На сегодняшний день завершено создание этой сатанинской фашистской системы, которая погубила в свое, время Россию, в свое время Германию и теперь вот погубит чеченский народ.
Эти зомби страшны и бороться с ними традиционными методами невозможно.
К тому времени прошел уже почти год, как я бросил свое активное наблюдение за политической жизнью республики, и по нескольким причинам.
Во-первых, я понял и решил: так как большевики, называющие себя демократами хуже и страшнее завгаевсхой гвардии, то пусть правит гвардия Завгаева.
Хотя я ни на одну минуту не доверял завгаевцам, но я был им благодарен  за то, что в республике была спокойная, стабильная ситуация. Так вот, сидя в ------ я понял, что это было затишье перед бурей.
И второе, как уже отмечал выше, немаловажной причиной того, что мне пришлось ослабить активное наблюдение за политической жизнью республики было то, что у меня кончились деньги, а если быть точным, то от 70-ти тысяч, которые у меня были в 89-м к осени 90-го осталось ровно 500 рублей. Так что я уже не имел физической возможности заниматься политикой и решил просидеть в режиме экономии до весны, а весной уехать куда-нибудь в дикие степи Казахстана на шабашку за деньгами. Но до весны было далеко, и я решил открыть кооператив по тогдашней перестроечной моде. Дела у меня пошли очень хорошо, но не было свободной минуты, и так незаметно пролетел почти год. Как я уже отмечал вначале, и на этот съезд ОКЧН я попал случайно, но теперь уже у меня были средства и я решил начать борьбу против этих сатанистов и их приспешников во имя Аллаха и за свой несчастный народ. Нет, оставаться равнодушным видя как эти подонки губят мой народ я не собирался. Я решил - надо бороться все остальное потом. Всё для фронта, все для победы!
Ну а наш Гитлер тем временем закончил свое историческое выступление, в завершение он своим неестественным синтетическим голосом заявил: "Ходят слухи, что меня уволили из Армии, но клянусь вам, - продолжил Джохар, - Нет силы ни там, - он поднял палец в направлении небес, - Ни здесь, - он опустил палец в направлении преисподней, - Которая смогла бы меня уволить, если бы я этого не захотел!"А чем это отличется от выступления Гитлера где он примерно говорит» «Слушай мой народ мы говорим Богу пошел ты к чертовой матери….»
Я не буду пытаться описать тот ужас восторга и ликования, которым ОКЧНцы встретили сей бред, но уверен, что древние язычники, в диком, исступлении бросавшие своих детей в пасть Финикийского Баала, выглядели на фоне этих невозмутимыми флегматиками.
Итак, я стал свидетелем того, как эти 300 неизвестно откуда взявшихся самозванцев во главе с общеизвестными подонками решили судьбу власти, более того, судьбу народов Чечено-Ингушетии, и уверен, что даже Олимпийские боги не обходились так бесцеремонно с греками, уверен, что даже русские бояре в период отмены Юрьева дня более уважительно относились к мнению крепостных крестян, чем дудаевцы к мнению миллионного чеченского народа, - их оно даже не интересовало. Они приняли решение, и горе тому, кто осмелится сомневаться! И тут же новые владетельные господа решили: Чеченский народ не будет участвовать в выборах президента России. Одним словом, "Империя - это мы, Кайзер! А Яндербиев тут же привел неоспоримый аргумент: зачем чеченцам участвовать в выборах президента чужого Российского государства?!
Что это, Театр Абсурда? Сходка сумасшедших? Что вообще происходит? Вот для того, чтобы это понять, нам нужно разобраться с классическим вопросом: "Кому это выгодно?"
Да, без сомнения Дудаев, Яндербиев и иже с ними собрали в этом зале дебилов со всех районов Чечни, набрали этих дикарей, привезли в Грозный, и они бродили месяцами, размахивая своими чабанскими палками, не зная, как добраться обратно к себе в джунгли. Но согласитесь, руководители средств массовой информации России не являются идиотами? Нет конечно. Тогда почему же они с такой явностью, с такой радостью бросились восхвалять все, что делали Дудаев и банда, занялись прямой, однозначной фальсификацией того, что происходило в Чечне.
Ведь они, эти свободные от совести и бога средства массовой информации все, происходившее в Чечне переворачивали с ног на голову, извращали до ужаса. Элементарный анализ материалов средств массовой информации был достаточен для того, чтобы понять - заказчиками провокаций Дудаева являются силы, находящиеся в Москве и безусловно контролирующие средства массовой информации, и силовые министерства, а главными жертвами политики Дудаева могут стать многочисленные чеченцы, живущие по всей России и, благодаря прекрасному отношению русских, процветающие в сфере бизнеса, в органах власти и на других руководящих постах в России.
Но главный удар провокации Дудаева наносили по позиции Руслана Хасбулатова, который в то время занимал второе место в иерархии власти России и имел среди чеченцев огромный авторитет благодаря тому, что вел себя достойно.
Итак, одной из главных задач данного сходняка является организация саботажа выборов Президента РФ. В этом вопросе у них была однозначная и бескомпромиссная позиция: Чечню они объявили суверенным государством. Правда о таких мелочах как референдум, постановление парламента, законность, легитимность они вообще не думали. Более того я уверен, что 90%  ОКЧНовцев не понимали даже смысла этих слов, как не понимали и смысла слова "суверенитет". Нет, решил я, дудки, но удастся этим тремстам идиотам-самозванцам навязать свою волю миллионному чеченскому народу. Надо же, думал я, какое хамство, какая наглость, "они решили"- в выборах участвовать не будем! Да что они чеченский народ за своих крепостных холопов принимают? Подумаешь, генерал, да таких генералов сотнями ходят, не имея даже средств на покупку цивильных штанов!
Но неужели никто из многочисленных неформалов не возмутится ем, что эти сексоты так по-хамски решают за народ? Выйдя на улицу, я стал слушать разговоры множества кучек, стоявших перед этим дворцом, в надежде найти союзников, но лейтмотив всех говорящих был один - восхваление, преклонение, обожествление Дудаева Джохара за то, что он является первым генералом из чеченцев. Тут же цитировались его заявления, в которых он мужественно и бесстрашно обещал стереть с лица земли эту жалкую Россию, которая столетиям, притесняла и грабила Чечню. На фоне своих военных побед и наполеоновских планов Джохар не забывал и о насущных проблемах угнетенного чеченского народа и давал такие обещания, в сравнении с которыми коммунизм, обещанный в 17-м году Лениным и Троцким казался просто жизнью нищих каторжников в средневековых каменоломнях.
Да, результат моего изучения мнения товарищей, стоявших перед дворцом Профсоюзов был более чем пессимистичным и я понял, первое: за год моего отсутствия на неформальной арене произошли существенные изменения, и в вопросе захвата пульта управления толпой чеченские большевики достигли поразительных успехов; и второе, и самое главное,: о тактике прямой конфронтации и речи быть не может. И я решил избрать своей тактикой работу по распропагандированию, а точнее, разгипнотизированию, как бы это сказать, второго  слоя активистов.
В любом движении бывает верхушка - это лидер и несколько его приближенных, - с этими у меня было все ясно. Но в любом движении должен быть актив то есть люди, которые играют роль станового хребта движения, этот контингент довольно многонисленен,  думал я, и не могут они все состоять из сексотов.
Надо признать, что несколько раз я не выдержал и вступил в дискуссию. Обходя все эти кучки, я встретил лишь одного нормального человека, - это был чеченец лет сорока с очень честным деревенским видом, на лице которого отражалось откровенное недоумение, и он, среди всей этой ликующей от собственного бреда компании, задавал трезвые вопросы, действительно находясь в состоянии шока от увиденного и услышанного, чем вызывал приступы дикого воя и возмущения. Они никак не могли понять, как этот человек может сомневаться. Но по всей видимости это был мужественный человек и не обращал внимания на все эти взвизги, вой и рычание, на эти агрессивно-возмущенные рожи, стоял на своем, притом упорно, я даже подумал, - он наверное из клана бено. Он говорил, ну пусть Дудаев хороший человек, генерал, я не спорю, но почему вы обливаете грязью Хасбулатова, ведь я и многие чеченцы раздали милостыню, благодаря бога за то, что его избрали!
- Да он же, - кричали ему в ответ чокнутые, - против того, чтобы мы отделись, чтобы чеченский народ стал богатым и независимым!
- Э-э, - возражал тот, - еще неизвестно, как поведет себя Дудаев, дорвавшись до власти!
- Да ты что! - орали в ответ окружившие его со всех сторон психопаты, -Дудаев же генерал, зачем ему власть?! Он и не собирается брать власть, он приехал, чтобы осчастливить и уехать!
- Э-э, - сомневался тот.
Мне импонировала честная, мужественная позиция этого человека, но как ему объяснить, что с этими спорить бесполезно это специально подобранная компания. Я несколько раз подходил и репликами поддерживал того мужчину, не мог же я ему сказать: "Не спорь, они могут тебя покусать!", Тем более, что мои многочисленные попытки вести мягкую дискуссию уже привели к нескольким весьма острым конфликтным ситуациям, и я убедился окончательно, что спорить с этой компанией бесполезно. Тогда я решил покинуть это избранное общество, да и мой спутник умолял меня уйти, пока эти сумасшедшие нас не разорвали, но перед тем как уйти я решил бросить несколько фраз поддержки тому чеченцу. Я подошел и, настроившись на их возбужденно-восторженный лад, крикнул, выпучив глаза и корча гримасы: "Кенти, вы слышали?! Партократы, чтобы помешать нашему суверенитету открыли Закан-Юртовский дурдом и выпустили всех сумасшедших!" Дударики клюнули, эта новость им очень понравилась и они возбужденно и, перебивая друг друга, стали обсуждать мою новость. "Слава богу, - подумал я, - мне удалось отвлечь их внимание, пока они не съели этого мужика!". Но всё чуть не испортил он сам. Сначала он стоял, ошарашеннот вытаращив на меня глаза, и вдруг воскликнул: "Да вы же не поняли! Этим он говорит, что это мы все сумасшедшие!".
От уже неминуемого линчевания меня спас мой спутник Муслим, он чуть ли не за руку оттащил меня и всеми клятвами уговорил бросить этот дурдом и поехать домой в Шалажи.
А жизнь тем временем продолжалась. Дела у чеченцев на злобу врагам и на радость друзьям, переживали период наивысшего расцвета. Нельзя сказать, что фортуна всегда улыбалась чеченцам, напротив, периоды трагедий, унижений, геноцида в истории нашего народа преобладали, но в тот период казалось Бог решил воздать чеченцам за все их страдания и лишения удачей во всех сферах жизни. Конечно, чеченцы не были настолько обезумевшими, чтобы начинать разрушение Российской Федерации в период своей наивысшей удачи, и на фоне всего этого, несмотря на истерические призывы Дудаева, Яндарбиева. Сосланбекова и их фашистско-большевистской банды, чеченцы пошли на выборы президента "чужого", как утверждал Дудаев, государства, и более того, 80% процентов проголосовали за Ельцина. Об этом факте не любят вспоминать бессовестные проамериканские средства массовой информации, которые и несут главную ответственность за активное соучастие в захвате бандой Дудаева власти через 2 месяца после этих выборов.
Но в то время чеченский народ однозначно высказался за свое единство с Российской Федерацией. То, что Ельцин, да и вся Россия предала чеченский народ, отдав его во власть Ельциным же вооруженной банде уголовников во главе с Дудаевым, - это уже другой вопрос. Но в то время я помню как огорчены и опозорены были Дудаевцы и его банда. После этих выборов все увидели, что этот сексотами придуманный ОКЧН, несмотря на его хамские попытки говорить от имени всего народа, на самом деле является блефом! И это исторический факт, от которого уйти невозможно. Несмотря на наглое, и широко разрекламированное всеми средствами массовой информации, решение ОКЧН во главе с Дудаевым не принимать участие в выборах, 80% избирателей - граждан ЧИР плюнули и на ОКЧН, и на Дудаева, и показали всему миру, что в лучшем случае, в самом лучшем случае, ОКЧН поддерживает 10% граждан ЧИР. И это произошло 12 июня 1991 года.
После этого фиаско я помню, дудаевцы ходили как оплеванные и стали предметом всеобщих насмешек. Но это вовсе не значит, что эти провокаторы-диверсанты изменили свои, а точнее своих хозяев, планы. Они всюду жаловались на измену, на предательство и создали какую-то коалицию каких-то партий. Все это походило на комедиантство, если бы не упорные слухи о том, что московские мафиози, миллионеры и прочие чеченцы-миллиардеры вдруг резко возлюбили Чеченский суверенитет и решили срочно отделиться от России.
Эта информация была вообще интересной: выходило, что сотни чеченцев, ставших миллионерами, уважаемыми мафиози, вдруг решили от всего этого отказаться с одной единственной целью - немедленно создать суверенное исламское государство. Какой благородный порыв, какое великодушие, прямо сплошь одни робин-гуды! Ах! - подумал я, - какие бескорыстные люди, прямо средневековые монахи - отшельники! Подумать только, а их так несправедливо называли жуликами, рекетирами и мафией!
Правда, после этой информации я понял: ситуация не просто опасная, а страшная. Я же представлял себе, кто является хозяином так называемой чеченской мафии. Было смешно слушать: чеченцы украли 4 триллиона! Смешно, не правда ли, очень смешно?
Но одно было ясно - та сила, которая средь бела дня изъяла из банков
России 4 триллиона и ни то, что их не арестовывают, но даже истинного имени их не называют, рассказывая сказки про чеченцев, - это страшная сила. И если эта сила дала указание своим подручным чеченцам-бизиесменам-мафиози приказ поддержать Дудаева, - тут уже шутки опасны. В таком случае проблем с деньгами у Дудаева не будет, а значит в Чечне, где уже давно вместо Аллаха молятся рублю, у него появится в избытке активных сторонников чего угодно.
Пока ситуация в Чечне, несмотря на упорные попытки ее дестабилизировать оставалась спокойной, но это спокойствие было весьма шаткое и главной причиной этой шаткости было отсутствие, даже более того, вакуум власти. Власть может опираться на внутренние или на внешние рычаги, так вот в Чечне была власть коммунистов во главе с секретарем обкома, который прямо и честно говорил о том, что на выборах победили коммунисты. Но дело в том, что коммунистическая власть с самого начала традиционно опиралась не на внутренние рычаги, а на внешние и пока эта власть имела поддержку в Москве, правители на местах могли быть спокойны, и не обращать внимание на внутри чеченский баланс сил. Верховный Совет состоял в основном из партийно-бюрократической номенклатуры, они потихоньку брали взятки, тихо воровали, в общем сами жили и другим давали, были трусливы, осторожны и на деле были оптимальным вариантом. А на фоне воинствующего экстремизма дудаевцев вообще были идеальны. Но эта система могла функционировать только при одном непременном условии - поддержке хозяина из Москвы, а сами они были людьми слабыми и потерявшими всякие волчьи признаки, а значит это была не власть, а так - одна фикция. Они не имели никаких корней среди народа и полностью полагались на Москву, и это меня очень беспокоило, я знал, что если эта власть получит приказ сдать Чечню хоть Сатане - они сдадут.
В периоды смут во главе народа должна быть сильная, легитимная, авторитетная власть, ибо давно сказано: "Поразите пастырей, и овцы рассеются сами". Ситуацию я оценивал верно и тревога не покидала мое сердце. Не было в Чечне законной, легитимной, достойной и уважаемой власти, и если бы она была, то не смели бы посягать на эту власть всякие подлые шакалы. И я заявляю главную моральную и юридическую ответственность за трагедию, постигшую наш народ, несут депутаты Верховного Совета ЧИР. У них не хватило мужества поставить на место этих шакалов во главе с Дудаевым, и в конце концов они дали себя выкинуть, подобно распутным женщинам. В крайнем случае они должны были не бегать в Москву плакаться, а взять в руки оружие и стрелять в Дудаева и в его шакалов, которые с самого начала их оскорбляли и позорили, или хотя бы обратиться к народу и сказать:"Простите нас, мы не мужчины, у нас нет смелости противостоять диверсантам, которые погубят наш народ, изберите на наше место других". Вместо этого они как собаки на сене и не отдавали эту власть сами не принимали меры, и тем самым из презираемых народом сексотов они сделали героев и в итоге позволили дудаевцам подобно большевикам узуопировать власть.
Разве могли чеченцы уважать верховный Совет, среди членов которого не  нашлось ни одного мужчины, который погиб бы в этот день позора. Жаль что Куценко не был чеченцем. И еще, я уверен, что если бы Куценко был бы чеченцем, а остальные русскими где-нибудь в Тамбовской области, и то эти русские заступились бы за своего товарища и не дали бы его убить. Так что, горе тому народу во главе которого стоят подобные трусливые люди.
И все же встает один вопрос: почему ВС вел себя таким глупым и странным образом? Ответ может быть только один - у них был приказ Хозяина из Кремля: подыгрывать Дудаеву. Иначе они бы так подыгрывать не стали всё это было не случайно. Во время выборов в Верховный Совет были приняты меры, чтобы депутатами в основном стали сексоты, а следовательно он был вполне управляем.
По правде говоря, после выборов Президента РФ я немного успокоился, хотя тревога и не покидала меня. Но больше всего меня возмущала беспечность чеченцев, которые считали, что заниматься политикой, бороться против смут и потрясений должны за них негры, а им некогда - они заняты зарабатыванием денег, строительством дворцов, коллекционированием мерседесов, а все остальное, как, впрочем, и будущее их народа, и судьба их Родины, относились к пустякам, заниматься которыми должны кто угодно, но не чеченцы. Подход к любому делу был один: какую пользу оно приносит в рублях, а еще лучше в долларах. Если им начинали говорить о Родине, о будущем народа, о Боге, в глазах чеченцев появлялась тоска и полная апатия.
А тем временем набирала силу подрывная деятельность большевиков во главе с Дудаевым и заключивших с ними союз чеченского варианта Федьки-каторжника, которых кстати московская пресса всячески восхваляла, называя модным и престижным словом «мафиози». Надо признать, что после официальной коалиции Дудаева с так называемой чеченской мафией, отношение к нему изменилось и имидж Дудаева от санкюлотского качнулся в более выгодную сторону: хоть он глупости говорит, но он же говорит их смело и, самое главное, если он такой дурак, откуда у него деньги, откуда у чего такая поддержка? И акции Дудаева стали расти, хотя я уверен, что они никогда не поднимались выше 20% отметки.
Есть старое определение: скажи мне кто твои друзья, и я скажу кто ты. Так вот друзьями Дудаева были: радикально-экстремистское крыло деформальных организаций с явным зоо-фашистким уклоном и дикие, безграмотные элементы, которые думали, что для построения суверенного государства достаточно громко кричать, потрясая палками, а если исполнять при этом африканские пляски, то государстве вообще само по себе появится; далее, московские уголовники, воздушники, чеченские бизнесмены, весьма близкие все к тем же уголовно-воздушным кругам, новоявленные муллы, а на самом деле агенты, занимавшиеся разжиганием межнациональной и межрелигиозной розни, извращением сути ислама, сеявшие смуту и вражду причем всем были хорошо известны их весьма сексотские корни, Далее, почти все известные в Чечне своей подлостью, своей продажностью фамилии вдруг резко стали супергероями-донкихотами, борцами за Ислам и активными сторонниками Дудаева.
Картина была ясна: вокруг Дудаева шла активная консолидация деструктивных сил, всех тех элементов, которые были известны доныне как люди, до сей поры открыто пренебрегавшие и Родиной, и религией, и честью. Душой и телом продавшиеся компартии и КГБ, они теперь меняли свои позиции на 180 градусов. А впрочем, чему тут удивляться, если даже святой вождь Дудаев всю свою жизнь кушал свинину, душой и телом продался коммунистической, а значит атеистической партии, не моргнув глазом бомбил мусульман в Афганистане и вдруг резко, как по приказу, стал и чеченцем, и мусульманином, и святым вождем, которого, как утверждала мощная и грамотно организованная пропаганда, видели спускающегося с неба. Правда те, кто об этом клялись не уточняли, парашютом спускался сей святой, али без. Ну а если учесть, что были и те, кто утверждал, что видели Дудаева в раю, то дальнейшие вопросы ни к чему, как говорится, каков поп, таков и приход.
Не будем забывать, что в то время отлично функционировали все политические институты: был Верховный Совет ЧИР, был Совмин, КГБ, милиция, наконец. Но никакой реальной, эффективной борьбы против экстремистской пропаганды не было, напротив, все ходы власти странным образом приходились на руку Дудаеву и его банде!
Подрывная диверсионная пропаганда дудаевцев имела три основных направления:
Первое - это разжигание чеченского национализма, постоянная апелляция к трагическим периодам чеченской истории с особым акцентом на обиды и притесненные осеней во время столетней войны и во время выселения в 1944 году. Эта методика очень напоминает методику, использованную для сведения с ума немецкого народа бандой Гитлера, они тоже постоянно травили и разжигали обиду немецкого народа за поражение в 1-2 Мировой войне. Точно так же дудаевская пропаганда днем и ночью внушала чеченцам: "Вы такие хорошие, вы такие славные мусульмане и так без вины пострадали, отомстите, отомстите, - призывали дудаевцы, - грабьте, убивайте русских гяуров, отомстите им за преступления Ермолова сожженные им села, за убитых ими женщин и детей! Вспомните, как в сорок четвертом вас как скот погрузили в товарные вагоны и выбросили умирать зимой в голые степи Казахстана, -кричали они, - Отомстите, убивайте русских и грабьте их, это дело правое, угодное Аллаху! - вторили им сексоты, только вчера ставшие муллами, как в театре переодевшиеся в одежды мулл. Они долго и упорно призывали Демона злобы, Демона мести и безумия, а власть не только не боролась против этой Сатанинской пропаганды, а напротив, со своей стороны даже подыгрывала ей.
Вторым направлением пропаганды дудаевцев было разжигание зависти - они твердили, - Все эти партократы-бюрократы-депутаты жируют, берут взятки, захватывают всю собственность, присваивают землю и именно поэтому не хотят отделиться от России, Потому что заботятся не о благополучии народа, в отличие от Дудаева, Сосланбекова, Яндарбиева. Вот если бы, - внушали они, - Вы свергли бы этот коммунистически-предательский Верховный Совет, то каждый чеченец жил бы как в Кувейте, верблюжье молоке каждый пил бы из золотых краников. В общем, - говорили они, - Если бы не эта Россия и если бы не эта предательская власть Завгаева, то золотом можно было бы высотой на полметра покрыть всю территорию Чечено-Ингушетии.
Надо признать, что вокруг Дудаева собралось очень много гениальных экономистов, да и сам Дудаев стал вдруг проявлять большие познания и в экономике, и особенно в вопросах геологии нефтедобычи, его умопомрачительные высказывания в этих областях стали анекдотами.
Но самое интересное, - эта самая коммуно-советская власть не принимала каких-либо действенных мер против кучки экстремистов, чьи действия буквально подпадали под чуть ли не половину статей Уголовного Кодекса. Бездействовала милиция, бездействовала прокуратура, в общем, власть давала с каждым днем все больше и больше оснований себя не уважать, себя не бояться, а значит, содействовала возникновению, расширению и утверждению смуты.
Третье направление - религиозно-экстремистское. Ну, допустим, силовые структуры бездействовали, не принимая мер против откровенно преступной деятельности дудаевцев под давлением Кремля, чьими агентами дудаевцы были? Но могла власть хотя бы организовать элементарную контрпропаганду, ведь вся агитация дудаевцев была основана на лжи? Вместо этого, тем силам, которые могли и готовы были бороться с Дудаевым, все дороги были закрыты. А на деле всю эту дудаевскую суперпропаганду можно было разнести в пух и прах, ведь ложь сильна лишь в том случае, если за ней стоит вооруженные до зубов бандиты. Если вы видите, что какой либо политик закрывает рот оппоненту, запугивает или терроризирует тех, кто с ним не согласен - знайте, что сей политик - посланник Сатаны, ибо посланники Сатаны несут ложь. А те, кто идут по пути Истины - они слуги Бога, и ложь никогда не выдерживает честного и открытого спора с правдой. Конечно, агент, переодевшийся в одежду муллы и изучивший арабский на спецкурсах ЦРУ может ввести в заблуждение людей, плохо знакомых с исламом. Но если напротив этого шарлатана будет сидеть истинный мулла с Кораном в руках, шарлатан будет разоблачен.
Однако, депутатам некогда было заниматься ни борьбой с Дудаевым, ни проблемами чеченцев, они были заняты личным обогащением.
Мне хотелось бы привести несколько контраргументов той пропаганде, ибо она организована сатанински хитро, со знанием психологии и характера чеченцев и задевает за живое, хотя в сути своей это софистика. Например, дудаевцы утверждали, что русские убивали нас во время Кавказской войны и во время выселения в 44-м и им за это надо мстить и надо с ними воевать. Давайте разберемся. Во-первых, во время Кавказской войны чеченцы действительно были поставлены на грань уничтожения, против чеченцев совершались дикие ужасы геноцида, страшные жестокости - когда все это читаешь волосы встают дыбом от гнева, Да все это страшно и я согласен, давайте отомстим им. Но встает вопрос: а кому мстить? Мне отвечают: Русскому народу.
Но позвольте, это слишком абстрактное понятие для мести, месть обязательно предполагает строгую адресность - должен пострадать именно виновный, ибо наказание безвинного - это не месть, а богу противная дикость. И кстати, давайте вспомним, что после окончания той войны прошло более ста лет, где же мы найдем убийц чеченских женщин и детей, тех, кто сжигал наши села? Да нигде мы их не найдем по той простой причине, что они уже давно умерли и следовательно суду и наказанию земному не подвластны. И второе, если мы мусульмане, Аллах разрешает нам обращать месть лишь на того, кто совершил преступление, правда есть те, кто хочет расширить это понятие, но, повторяю, тогда мы уже перестаем быть мусульманами.
Давайте продолжим дальше, во время Кавказской войны во главе России были царь и дворяне, а простые солдаты, крепостные солдаты, никакой ответственности не несут, так как они не были свободны в своих действиях, то есть были подневольными. Так вот потомков тех самых царя и дворян вырезали и при этом надо заметить, и сохрани нас Аллах от злорадства, с особой жестокостью коммунисты после революции. И эти же коммунисты, а вовсе не русский народ, который, как и чеченцы находился под властью коммунистов и который коммунисты истребили в тысячу раз больше, чем чеченцев, эти же коммунисты выслали нас в 1944-м году. Теперь смотрите: Сталин не был русским, Берия не был русским, Гвишиани, который в Хайбахе живьем сжигал людей, не был русским, Так что же нам теперь делать? Коммунизм - это вообще идеология, кому же нам мстить? А может нам не мутить и сказать правду: Не русские, не цари и дворяне уничтожали наш народ, не коммунисты и Сталин нас наказал, а наказал нас Аллах и наказал он нас за грехи наши, ибо без воли Аллаха не падает даже желтый листок и не карает Аллах без вины. Ну что же, объявите войну и месть Аллаху!
Имеющие голову не могут не понимать, что и под властью "русских" мы оказались только потому, что мы более далеки от Аллаха чем даже русские. Конечно, некоторые чеченцы возмутятся, мол, мы мусульмане, а русские - неверные! Вы, разумеется, хотели бы, чтобы я вас восхвалял, так вы не меня слушайте, вы послушайте Дудаева, Яндарбиева, Шамсудди-Юсефа, они вас будут хвалить, возносить до небес, чтобы в ваших душах разгорелась гордыня, чтобы вы и далее укоренились в своем заблуждении и погибли!
Вы кричали: "Дудаев освободил нас!" А позвольте спросить, чем же занимался Аллах, когда ваш идол Дудаев вас освобождал? Он что, по вашему, спал? Или вы, высокомерно называющие себя мусульманами, идолопоклонники не знали, что освобождает и порабощает, наказывает и вознаграждает один только Аллах, а все остальное - это прах, мираж и иллюзия!
Когда вы кричали и бесились, в слепой гордыне стреляя в небе, вы кого хотели своим подаренным Грачевым оружием удивить или запугать? Аллаха, наверное, хотели удивить? Эх вы, мунафики, еще недавно трусливо дрожавшие и молившиеся на коммунистов, что же это вы так возгордились и кричали: "Мы уничтожим Россию, с нами Аллах!" Да, конечно, если верить вашему муфтию,  Виктору-Хаджи, Аллах только тем и занимался, что вместе с вами грабил вагоны, убивал, притеснял, совершал насилие и несправедливость!
Вы глумились и издевались над Исламом как только могли, вы превратили Коран и священные клятвы в шулерские отмычки для получения постов, на которых вы занимались тем, что грабили пенсии и пособия нищих и сирот.
При вашей власти чеченский народ дошел до ужаса нищеты и при вас чеченцы стали просить милостыню, чего не было ни при Ермолове, ни при Сталине.
И наверное не осталось суры Корана, которую чеченцы не нарушили и над которой не глумились.
Аллах три года ждал, давал время опомниться, встать на прямой путь, но когда чеченцы углубились в своем беззаконии и укоренились в своей гордыне и преступлениях, - Аллах нас наказал. Это не русские нас бомбят, это наказание Аллаха обрушивается на наши головы, и пока мы не раскаемся и не сойдем с кривого сатанинского пути гордыни и беззакония, не будет нам спасения. Эти агенты Сатаны и сегодня ходят между нами и говорят: "Аллах хочет, чтобы мы убивали неверных. Это ложь! Они нас обманывают, они хотят истребить наш народ, который завтра может опомниться и встать на прямой путь Ислама. Они боятся, что наши молодые и бесстрашные 17-летние братья поедут в исламские страны и станут истинными муллами. И тогда они знают, что сатанистам не будет пощады от чеченцев, постигших Великую силу Великого Аллаха!
Вот почему Дудаев так упорно стремился разжечь эту войну, и вот почему он так не хочет, чтобы она закончилась. Ему мало десятков тысяч убиенных семнадцатилетних пацанов, они хотят убить нас всех.
Не верьте, нет никакой войны с Россией, просто идет убийство нашего народа и главной причиной этого геноцида является сговор между бандой Дудаева и бандой Ельцина. Ну вспомните хотя бы кто дал оружие Дудаеву, ведь если бы нам не дали этого оружия - не было бы войны! Это оружие они нам дали и дают по сей день, чтобы мы гибли. Дудаев - агент Кремля, а чеченцы - дураки!
Впрочем, я немного увлекся, но постараюсь продолжить свои свидетельские показания.
Я повторяю снова и снова: элита чеченского народа, депутатский корпус, богатые и образованные люди проявляли в это тревожное время преступное бездействие, хотя и слепому было видно, что этот выродок неспроста приехал в Чечню. Ведь было ясно, что нас гонят в пропасть, но никаких мер не принималось, а и без того шаткий авторитет завгаевского ВС падал с каждой минутой.
И тут как раз подоспел этот Указ о ГКЧП. Конечно он не был случайным, конечно этот указ был составной частью плана ЦРУ.
19 августа я находился в Железноводске и был весьма встревожен президентским Указом, ибо возлагал большие надежды на съезд Народных депутатов России. То, что Горбачев является Агентом-Разрушителем я к тому времени уже понял, хотя должен признать, что с большой радостью воспринял начало перестройки, так как считал власть коммунистов деспотией и тиранией, которая подавляла свободу человека. Правда, после я убедился, что, оказывается, надо было благодарить коммунистов за то, что они не давали свободу людям, когда исчезла власть коммунистов - людей-то и не оказалось, одни подонки, убийцы и трусливо-молчаливая толпа, ни чести, ни совести, ни порядочности. Но это все проявилось потом, а в тот день я готов был идти на митинг, на баррикады и уверяю вас, я не встретил ни одного человека, который был бы возмущен тем, что в Москве произойти государственный переворот, или, наоборот, приветствовал это событие - людям было безразлично и все. И я понял: не то что в Кремле сядет Янаев, но если даже в Кремле власть захватит Хан Мамай, эти люди останутся равнодушными.
С этими горькими мыслями я поехал домой и зашел в редакцию "Комсомольского племени", где у меня были друзья. Здесь тоже царило уныние, все думали, что съезд будет разогнан и власть окажется в руках ближайшего окружения Горбачева, а то, что Горбачев является разрушителем и агентом ЦРУ было ясно. Один человек может быть агентом, купленным, запуганным, могут быть даже сто человек, но таковым не мог быть съезд, избранный, а не назначенный по списку и состоящий из 1000 депутатов: съезд можно дурачить, пока люди не разгадают агентов, захвативших в свои руки пульт управления страной.
Конечно, встает резонный вопрос: что же это такое было, что же это за странная напасть нас постигла, такая красивая на словах и такая страшная и горькая в реальности, с туманным названием «перестройка»? Впрочем, надо признать, что Горбачев имел талант говорить, говорить без конца, но так ничего и не сказать. Но одно он все же сказал, а именно он сказал: "Перестройка - это продолжение дела Октября? Что ж, по крайней мере, честное признание.
Но в любом случае, наших деформалов как ветром сдуло, я был тому свидетелем, они попрятались, как крысы и показались только тогда, когда все стали очевидцами этого грандиозного, но бездарно поставленного спектакля под названием "Подавление путча". Даже слепому было видно, что это спектакль, страшное было в другом: получалось, что Ельцин и Горбачев заодно, значит у них один хозяин? И Ельцин, отстранив от должности Горбачева, уже просветившегося агента, продолжит его дело, т.е. продолжит губить страну, разрушать и уничтожать военную и экономическую мощь великой державы.
Но в тот период я думал не об этом, меня беспокоила судьба ЧИР и я был весьма встревожен, увидев нахальные рожи ОКЧНовцев, замелькавшие на митинге, который они начали на площади им. Шейха Мансура, под огромным памятником Ленину. Да, решил я, вот они - большевики, видишь как оно повернулось!
Ясно было одно, нельзя этим сексотам-фашистам отдавать народ. Если в данной ситуации эти чеченские "бесы" вкупе с чеченскими "Федьками-каторжниками" захватят в свои руки пульт управления толпой, - они таких дел наделают, что и подумать страшно. Внимательно вглядевшись в лица этой компании, я знал: за тот год, что я отсутствовал произошли изменения, а именно, появилось много новых лиц, мне незнакомых.
Ну что же, решил я, придется отложить дела бизнеса и снова заняться политикой, хотя сказать правду, у меня как раз было уже заключено несколько очень выгодных контрактов, выполнение которых было абсолютно реально и сулило мне как минимум миллион рублей прибыли. Что ж, подумал я, смешно говорить о барышах, когда речь идет о судьбе народа. И бросив все, я взялся за дело.
Во-первых, решил я, для начала надо изучить противника и начать борьбу в гуще его рядов, и тут нечего церемониться и все средства хороши, за исключением, конечно, конкретно и однозначно запрещенных Аллахом. И я решил идти в гущу, тем более связи у меня были и автобиография престо идеальная для данной компании.
В первые дни митинг был весьма немногочисленный и выступления дудаевцев, которые с самого начала захватили контроль над микрофоном, в основном заключались в восхвалении героизма Ельцина и прочих демократов, подавивших путч и в пении дифирамбов в адрес Дудаева и его ближайших товарищей, своим небывалым героизмом спасших от гибели чеченский народ, преданный главным ГКЧПистом Завгаевым. Послушать их, то получалось что председателем ГКЧП был не Янаев. а Завгаев, путч подавил не Ельцин, а Дудаев, а Ельцин и Хасбулатов, так, мелочь!, путались под ногами Дудаева и только мешали Джохару победить ГКЧП.
Затем микрофон взял сам герой дня и сделал очередное сенсационное заявление, и что удивительно - на весьма внятном чеченском языке. Предыдущие его выступления невозможно было понять вследствие того, по видимости, что он лет с 20-ти не разговаривал с Аллой по-чеченски и весьма подзабыл язык. Я, правда, слушая его, вообще стал сомневаться в том, что он раньше знал чеченский язык, а также по той причине, что он от волнения переставлял слова местами.
Но это свое заявление Джохар продекламировал весьма внятно, а именно он заявил, что имеет точные данные о существовании секретного плана Москвы выселить чеченский народ, и с этой целью, конечно в тайном сговоре с Завгаевым, уже присланы грузовые машины.
Во-первых, это была циничная ложь, во-вторых, это был грязный трюк и спекуляция на страшной трагедии нашего народа, и в-третьих, Джохар так и не сообщил, а куда планировали переселить чеченский народ..
В общем, началась форсированная попытка узурпировать власть этой уже хорошо известной мне бандой сексотов вкупе с бешеными регенератами.
Все, что они говорили и все, к чему призывали, было из серии "Нарочно не придумаешь", и, конечно, заявления экстремистов, вначале казавшиеся бредовыми, на самом деле были частью четко разработанного плана, присланного из Москвы, в том числе и их постоянные призывы немедленно отделить Чечню от всего мира.
Но тем не менее, на начальном этапе дудаевцы сконцентрировали свою агитацию на социальных проблемах, на фактах коррупции, на критике коммунистов, как атеистов, в общем - типичный план большевиков: свергнуть официальную власть, для этого фантастическими обещаниями мобилизовать людские массы, вызвать смуту. Между прочим, вызвать смуту не так просто, толпа инертна и бестолкова, и пока до нее доходит суть выгод от смуты, проходит масса времени, и при даже небольшом, но грамотно организованном сопротивлении властей смуту можно предотвратить. Но как мы хорошо знаем из истории, большевики - это только одна, видимая часть данного механизма, главная и тайная часть силы находится именно среди той власти, которую свергают. Иначе говоря, хозяин тех, кто свергает и тех, кого свергают - один, и этот хозяин дирижирует обеими силами. Так было в 17-м году в России, так же было и в 91-м году в Чечне, ибо с самого начала было видно, что и Совмин, и Верховный Совет ЧИР, на словах делая видимость борьбы с дудаевщиной, на практике содействовали успеху дудаевского переворота. Это очень хитрая и коварная тактика, но именно эта тактика является ключом успеха в большевистских переворотах.
Власти ЧИР не только не боролись, не только не предпринимали действенных акций против дудаевцев, а напротив, каждый шаг Власти, каждое заявление служили раздражению народа и увеличению сторонников Дудаева.
А дудаевцы прямо заливались соловьями, расписывая свою бескорыстную любовь к чеченскому народу: да они все делают ради блага народа, да не хотят они власти! да их цель одна - помочь замученному партократами народу, освободить Чечню от ига России, которая ее грабит. Это вовсе не Дудаев, не Сосламбеков, не Яндарбиев, их-то народ знает, и знает, как эти герои еще 5 лет назад стояли по стойке смирно перед властью партократов, ну а ныне это не они вовсе, а прямо Тайми Биболт, Хасуха, Зелимхан восстали из могил и пришли возглавить чеченский народ.
А митинг тем временем разрастался, благодаря практически совместным усилиям руководства ЧИР и дудаевцев. Я каждый день, начиная с 24 августа, утром выезжал из Шалажи в Грозный, а вечером ехал домой. Я бросил все свои дела и с головой окунулся в политику.
Я решил сначала прозондировать ситуацию изнутри, а после того, как выясню состав дудаевских сил, разработать план действий. Для того, чтобы приготовить противоядие, надо узнать состав яда.
Я принял решение с дудаевцами зря не спорить, тем более открыто, а напротив, как можно глубже проникнуть в их ряды и попытаться в их нем ядре найти порядочных людей, открыть им глаза на то, что Дудаев, Яндарбиев, Сосламбеков и другие ведущие их помощники являются агентами, перед которыми поставлена задача погубить чеченский народ, и затем с помощью этих людей, путем заговора, обезвредить голову этой гибельной провокации. Тем более, что другого пути борьбы я не видел, а выступить открыто у меня не было сил, я знал, что у властей ЧИР и у Дудаева один хозяин.
А тем временем триумфальное шествие дудаевской власти продолжалось при полном, повторяю, содействии бюрократов, партократов, депутатов. Я долго думал о причине этого странного феномена и пришел к выводу, что к власти, к рычагам управления допускались лишь свои люди, вот почему на прошлых выборах были созданы у все условия, чтобы максимально не допустить к депутатским мандатам действительно достойных претендентов. Депутатский корпус в основном комплектовался по спискам, которые составлялись в Москве, что было несложно при полном попустительстве и крайней беспечности чеченского народа.
Я. между тем, усиленно работал, практически без нормального отдыха и сна, устанавливал личные знакомства, говорил сам и слушал других. Упорная работа позволила мне войти в доверие и установить дружеские отношения со средним звеном дудаевцев. Мне стало ясно, что время власти Верховного Совета кончилось.
Был ли я сторонником Верховного Совета Завгаева? Нет, не был. Напротив, всю свою сознательную жизнь я был убежденным антикоммунистом, но я признавал и был уверен в том, что не устанавливается власть над народом без воли на то Аллаха, и недопустимо совершать большевистскую революцию - это дело угодное Сатане. Бороться против власти допустимо только дозволенными Аллахом способами, но ни в коем случае нельзя брать на вооружение сатанинский лозунг "Цель оправдывает средства". Мусульманин не имеет права лгать, лицемерить, совершать насилие без права на то, и власть и тех, кого Аллах поставил над нами правителями надо чтить. Тем более нельзя избивать и выкидывать депутатов, насильно захватывать власть.
Да, эти депутаты прямо просили себя выкинуть. Да, они вели себя подло, мерзко, трусливо, но несмотря на все, это была власть, поставленная над нами Аллахом, они были из нас, и в сути своей это было лучшее, что могло быть из того, что мы заслуживаем.
Мы не говорили:"Слава тебе, о Аллах, на все воля твоя, несмотря на наши грехи, Ты дал нам власть из чеченцев, но милость Твоя безгранична, и Ты можешь нам дать еще лучшее, чем это, несмотря на наши грехи!"
Нет, вместо этого мы бесились и кричали: "Мы гордые, мы чеченцы!" Мы забыли 44-й год, мы возгордились и сошли с ума.
Аллах любит терпеливых, Аллах не любит возгордившихся, вспомните историю Иблиса. Тем более, что во главе нас стоят посланники Иблиса, они говорят: "Пойдем направо", - а идут налево, они все делают в противоположность тому, что говорят.
На что я рассчитывал? Я рассчитывал на то, что на начальном этапе в среднее звено дудаевцев вольются много добровольцев, среди которых неизбежно окажутся и честные чеченцы, благородные люди, обеспокоенные судьбой народа, руководимые благородными побуждениями. Иными словами, я решил распропагандировать меру своих возможностей, здоровые элементы, оказавшиеся среди дудаевцев.
Но самое главное, было не допустить к власти шайку Дудаева, ибо ясно как день - лозунги и заявления этой банды, тем более, немедленно раздуваемые телевидением и газетами Москвы, уже нанесли огромный ущерб нашей республика и особенно чеченскому народу. Они своими провокационными заявлениями, разжигающими вражду между чеченцами и русскими, потакали тем силам в России, которые с ненавистью и злобой смотрели на утверждение позиций чеченцев в России.
. Одних они купили, других запугали и при преступном бездействии основных народных масс успешно осуществлялась операция по дискридитации чеченского народа. Известные всему народу хамы садились на шею этого народа, и все бездействовали, все выжидали. Да, конечно, дудаевцы вначале горячо клялись, что не собираются захватывать власть, но как говорится, блажен кто верует.
Штирлиц бы из меня точно не получился, я часто, и очень часто, увлекался и говорил больше, чем следовало. Конечно, мусульманин не имеет права лгать, но мусульманин имеет право молчать, если у него нет возможности говорить правду. Разумеется, у меня не было никаких шансов на то, что Яндербиев, Сосланбеков, Темишев и прочие центровые меня поддержат, они меня хорошо знали, и я знал, что с ними говорить бесполезно.
Но в процессе этого митинга я познакомился с новыми деятелями чеченской революции, как они называли эту диверсию. Штаб ОКЧН находился в здании горкома партии, что весьма символично, здесь было очень много новых, незнакомых мне людей, все бегали, суетились, изображая кипучую деятельность.
Среди массы моих новых знакомых особенно выделялись двое: Арби Сухоев и Марья  Ваидова. Арби был очень усталый на вид человек, его умные и в то же время печальные глаза свидетельствовали, что он вовсе не в восторге от этого революционного оптимизма. Марьям же, напротив, попала в свою стихию, это была типичный комиссар типа Александры Коллонтай, не хватало только кожаной куртки и нагана.
К моему удивлению я замелил, что в отличие от ранее мне знакомых активистов неформальных движений, эти были более замкнутые и очень трудно шли на контакт.
Удугов был мне знаком еще со времен Бисултанова, помню этот очень похожий на Энгельса в молодости парень при первом же знакомстве произвел на меня впечатление сексота. Его манера мрачно смотреть исподлобья была очень неприятна. "Если в мире есть агенты, - решил я, - этот первый». Но фактов у меня не было, и у нас сложились осторожно-приятельские отношения.
Но сейчас Удугов никакой протекции не оказывал и мне не удавалось внедриться в их структуры. Я был активным помощником, но должности у меня не было, я не был делегатом съезда, не был членом ОКЧН и, более того, я был известен как активный и убежденный противник этого съезда, Свидетели тому - Урус-Мртановские неформалы, которые должны помнить, как я спорил с Юсупом Эльмурзаевым, который был активным сторонником этого съезда.
Но ситуация развивалась стремительно, дудаевцы уже захватили Совмин, Телевидение, Реском, в общем, фактически вооруженный захват власти был налицо. Действия дудаевцев, вначале робкие, с каждым днем становились все наглее и бесцеремоннее, а депутаты подобно бурбонам сидели и ничего не делали, только дразнили толпу и поднимали авторитет Дудаева.
Что могли сделать в данной ситуации депутаты и лично Завгаев? Да очень многое. Допустим, что Москва на которую публично плевал Дудаев не разрешала Завгаеву применить милицию. Тогда он мог выйти прямо к толпе и сказать: "Братья мои, в чем вы меня обвиняете? В том, что я коммунист, так окажите мне чеченца, у которого нет массы родственников-коммунистов?
В том, что нас выселили в 44-м году? Так меня же тоже выселили вместе с вами. В том, что я поддержал ГКЧП? Так поддержал я потому, что боялся с их стороны новых репрессий против нашего народа.
Ну ладно, что было, то было, видит Аллах, я старался сделать добро для нашего народа. Ну если сделал что не так - судите меня, я в ваших руках. Недовольны вы нами? Пожалуйста, переизберите и меня, и весь Верховный Совет. Нас выбрал народ и если захочет, может избрать других".
Если бы Завгаев таким образом, по-человечески обратился к народу, я уверен, его не только не свергли бы, а наоборот поддержали. Но вместо этого он называл собравшихся на площади "кучкой наркоманов и пьяниц" и совершал другие шаги, которые делали Дудаева героем.
Я находился в гуще толпы и хорошо знал ее настроение, но уверяю вас, все происходило как в страшном сне. Элементарный анализ ситуации свидетельствовал: Москва решила позволить Дудаеву узурпировать власть и дала зеленый свет, иначе Дудаев и его шайка не вели бы себя так нагло и уверенно. Но я тогда еще не знал, какие именно силы стоят за Дудаевым. В любом случае, было видно одно - спасти Верховный Совет не удастся в связи с его полной неспособностью бороться за самосохранение, а значит было два варианта прихода к власти шайки Дудаева:
или путем открытого, насильственного захвата власти;
или путем демократических выборов.
Первого варианта я боялся больше всего, а в случае демократических выборов я был уверен, что дудаевцы не смогут придти к власти. И я очень надеялся что чеченский народ не допустит, чтобы власть над ним незаконным путем захватила банда самозванцев. Да и московская власть, по сей день благословляющая преступный беспредел дудаевцев, не посмеет допустить откровенно террористического захвата власти Дудаевым. Ведь Ельцин и его интернациональная бригада называли себя демократами.
Но простейший анализ действий с каждым днем все хамеющих дудаевцев показывал, что готовится откровенная узурпация власти. Но все же была надежда, что они не посмеют это го сделать, что чеченцы этого не допустят.
Все мои попытки распропагандировать среднее звено дудаевцев привели лишь к тому, что ко мне стали относиться настороженно. Единственным единомышленником, которого я приобрел в штабе ОКЧН был Арби.
И вот, на фоне всего этого, я решил сделать ход конем, а именно: создать отдел пропаганды под крылом ОКЧН, набрать в этот отдел молодых, честных ребят в разных селах с тем, чтобы когда начнутся выборы использовать этот пропагандистский аппарат для агитации против прихода к власти Дудаева и его клики.
Конечно, эта идея до конца не прошла, так как выборов как таковых не было, но она помогла мне пробиться в штаб ОКЧН и добиться пропуска. А помог мне в этом Дауд Ахмадов.
С Даудом я познакомился в 89-м году, когда был членом общества "Кавказ? Без сомнения, я уже тогда понял, что наше общество курируется КГБ и состоит в основном из психопатов и агентов. Резким контрастом всей этой компании выделялся Дауд Ахмадов который здесь изредка показывался и перед которым все руководство общества "Кавказ" явно заискивало и лебезило. Он появлялся среди нас, как барин на своей вотчине, делал несколько общих руководящих замечаний и уходил.
Дауд работал преподавателем математики в институте и было видно, что он, в отличие от этих дегенератов человек умный, цепкий взгляд его глядевших как-то изнутри, подобно зверькам, холодно и расчетливо, глаз говорил, что он знает больше, чем говорит.
Тем более он слыл патриотом, а я всегда был патриотом и у нас с ним сложились дружеские, в общем, отношения. И когда у меня произошел жесткий конфликт с руководством данной организации и ее лидер Джамурзаев попытался меня исключить, неожиданно появившийся на заседании Дауд поддержал меня и, более того, принял участие в голосовании и проголосовал против, хотя он вроде и не был членом нашего общества и его статус был для меня тогда не ясен.
Так вот, этот самый Дауд Ахмадов и в штабе ОКЧН вел себя точно таким  же образом. Он не лез вперед, не выступал на митингах, но однозначно было видно, что роль "серого кардинала" принадлежит именно ему.
И я обратился к нему с предложением. - Если бы вы дали мне мандат, - сказал я ему, - я бы организовал отдел пропаганды, создал агит-центры в разных селах и поставил бы дело пропаганды на организованный уровень.
Дауд, недолго думая, вытащил бланк с волком и сказал мне, чтобы я его заполнил. Я зашел в приемную Джохара и попросил секретаршу напечатать примерно следующее: Закриев Руслан Хусейнович является начальником отдела пропаганды ОКЧН. И внизу фамилия «Дудаев».
Когда я подошел с этим шедевром к Ахмадову, он прочитал, усмехнулся и, не моргнув глазом, прямо при мне поставил свою подпись. Так вот эта бумажка с фальшивой подписью, но с волком и фамилией Дудаева имела магическую силу и служила мне пропуском во все двери. Я с важным видом, небрежно показывал эту бумажку, на ней волк и фамилия Дудаева, - и эти полуграмотные "революционеры" становились по стойке смирно. Им, конечно, и в голову не приходило, что стоящая перед фамилией Дудаева смачная подпись вовсе не принадлежит ему, я на эту тему, естественно, скромно молчал.
Разумеется, я должен был пробиться дальше и, выйти на самого Дудаева, но признаюсь честно, я не смог преодолеть антипатию к этому человеку,  тем более, что у меня уже был случай убедиться в этом.
Это было примерно в конце августа, на площади Ш. Мансура. Я стоял в толпе и там же ходил Дудаев, тогда он еще ходил просто, даже без охраны, он посмотрел на меня, подошел и, широко улыбаясь, протянул мне руку. А я стою и не могу протянуть  ему руку, какая-то сила явственно отталкивает мою руку, и он это почувствовал, резко помрачнел и отошел.
Так вот, после этого случая я упорно избегал личных контактов с Дудаевым, о чем сейчас очень жалею. Да по всей видимости он обладал гипнозом. Обычно пучеглазые люди обладают этой способностью, яркий пример тому Гитлер.
Я тем более в этом убеждался, когда многие активисты, в общем хорошие ребята, в ответ на мои доходчивые разъяснения, что Дудаев ведет наш народ к гибели, что он агент, так вот многие ребята, находившиеся там же в штабе ОКЧН, резко менялись в лице, у них прямо буквально увлажнялись глаза, и они говорили мне: - Ты зайди к нему, поговори с ним лично, и ты поймешь - он хороший, он очень хороший!
И эта перемена в лицах, эти слова просто пугали, приводили в отчаяние. Признаться, я не смог преодолеть этот психологический барьер неприязни к Дудаеву, при виде его мне казалось, что я вот-вот увижу на его лбу рожки.
А что,  если бы пошел к нему на собеседование, тоже стал бы дудканутым, молился бы на него и плакал:"О, Джохар, явись!!!"
Вспомните и сравните поведение дудаевцев и последователей украинской Девы Марии Христос, они ведут себя идентично. Мы все видели по телевизору, как в Киеве бесились, кричали, бились об землю поклонники "Девы Марии Христос". Единственная разница, что сумасшедших в Киеве изолировали от общества, а в Чечне таким же сумасшедшим фанатикам передали танки, пушки, самолеты, ракеты и в придачу целую республику для глумления, а теперь удивляются, что проливается кровь. Если бы в Киеве поклонникам "Девы Марии Христос" раздали оружие, то там тоже пролилась бы кровь. Сначала сводят людей с ума, затем этим сумасшедшим отдают оружие, и те же, лица кто отдал и продолжает отдавать сумасшедшим оружие, лицемерно говорят о мире. Кто виноват в происходящем? Виноваты те, кто отдал сумасшедшим и уголовникам оружие.
Я был свидетелем того, как дудаевцы несколько раз собирали толпу и предлагали захватить здание КГБ. Это здание было мощной крепостью, которую при необходимости могли бы удержать даже 10 вооруженных людей против ста тысяч нападавших. И конечно, без прямого сговора с руководством КГБ и речи о захвате быть не могло, весь этот "штурм" был просто спектаклем, Но дудаевцы, вернее их верхушка, не хотели говорить, что они заодно с КГБ, и решили разыграть спектакль с захватом.
Но и это было не так просто сделать, как только собранной толпе предстали идти на захват КГБ, толпа рассеивалась. Агитаторы чуть ли не со слезами на глазах уговаривали пойти на захват, недвусмысленно намекая, что там не будет оказано никакого сопротивления, что обо всем уже договорена, но как только произносилось слово "КГБ", толпа расходилась кто куда.
Позже те, кто участвовал в "захвате" здания КГБ, рассказывали, что когда все же пошли на КГБ, там оказалось всего три сотрудника и подвалы полные оружия, а также архивы агентов КГБ. Разве этот факт не является неопровержимым доказательством того, что Дудаев и КГБ были заодно.
После захвата КГБ толпа почувствовала свою полную безнаказанность и вседозволенность, а Верховный Совет все заседал, не принимая при этом никаких мер. Их позиция, их поведение было просто отвратительно, так не должны вести себя мужчины, так не могут вести себя чеченцы. Было ощущение, что они чего то ждут. А ждали они того, чтобы рейтинг дудаевцев поднялся, ведь если бы ВС сразу заявил, что они назначают выборы, то у дудаевцев не было бы главного противника, не было бы врага. А без врага большевики не могут, против кого же тогда организовывать "пятиминутки ненависти"? А так, вот он тупой, упрямый и трусливый Верховный Совет, вот они враги народа, партократы-взяточники! Вот он, объект для разжигания злобы!
И как только их не оскорбляли, депутатов-партократов этих, кем только их не обзывали, а они даже никого и не убили! А разве могут называть себя чеченцами те, кто не убивает обидчика, кто вместо того, чтобы четко и ясно ответить тем, кто посмел их оскорбить на чеченском языке, лепечет что-то невнятное. "Эх вы, - говорили их агитаторы, - гордые чеченцы! Как вы могли терпеть над собой власть этих ничтожеств!" Но свергать сам ВС не спешили, они ждали, пока люди не забудут, кто такой Дудаев, кто такой Сосланбеков, Яндербиев и т. п. Им нужно было время, пока народ не созреет, им нужен был объект для разжигания злобы и этим объектом прекрасно служил ВС. Они ждали, ибо знали - если раньше времени убрать ВС, люди могут отвернуться от Дудаева и его шайки - они ждали героизации Дудаева и его шайки.
Я прекрасно помню с какой гордостью они поначалу говорили людям: "Только что звонил Шапошников и поддержал Дудаева". "Звонил глава КГ и поддержал Дудаева";
"Звонил Хасбулатов и предупредил Завгаева и все руководство ЧИР, что если они применят против Дудаева ОМОН, то он все руководство республики в железной клетке в тюрьму отправит".
Я сам был свидетелем, как радостный Удугов с этими вестями прибегал на митинг. Правду он говорил или лгал, я точно не знаю, но опровержений этим заявлениям не слышал.
Вообще складывалась ирреальная ситуация: бандиты-террористы с вопиющим нарушением всех мыслимых и немыслимых законов захватили целую республику, избивают, убивают, терроризируют население, а власти государства не только не принимают меры к прекращению этого бунта, а наоборот: высшие должностные лица этого государства звонят главарю бандитов и поздравляют, выражая при этом свои симпатии.
Бред какой-то! Театр Абсурда! Да такое даже в кошмарном сне не могло присниться! Люди отданы на произвол бандитам, парализована деятельность всех законных органов власти, ущемлены и, растоптаны все конституционные права граждан - а всенародно избранный президент, за которого в ЧИР проголосовало 80% граждан, молчит и в ус не дует!
Дудаев проклинает, оскорбляет, унижает, разрушает Россию самым диким образом, без референдума, без выборов узурпировав власть, а Ельцин - гарант конституционных прав граждан и территориальной целостности государства - опять молчит!
Мало того, все средства массовой информации разрушаемой бандой Дудаева России только тем и занимаются, что изо всех сил восхваляют этих уголовников. Дудаев и Яндербиев прямо говорят: "Мы говорили вам, не принимайте участие в выборах Ельцина, у нас отдельное государство?!", а средства массовой информации это подтверждают:"У них государство!" У кого это "у них"- непонятно.
Захват Дудаевым Грозного в принципе не отличался от захвата Басаевым Буденновска, просто Басаев не догадался объявить там о создании суверенного государства. А Станислав Говорухин бессовестно лжет, заявляя, что в ЧИР 80% граждан проголосовали за Ельцина за то, что он сказал: "Берите суверенитета столько, сколько хотите".
Нет, за Ельцина как-раз и проголосовали те, кто был против ОКЧН и Дудаева, а его сторонники, в соответствии с требованием Дудаева и решением ОКЧН вообще не приняли участие в выборах "президента чужого государства", как утверждали Яндербиев и Дудаев. Я сам эти призывы слышал, и свидетельствую.
Но я отвлекся от изложения хроники этой странной диверсии.
Конечно, многие чеченцы думали, что власть, как это и должно быть в любом нормальном государстве, наведет порядок, но дудаевцы внушали: нет России, она умерла, Люди, естественно не верили и ждали, что Москва в конце концов проснется и наведет порядок. А Москва, по всей видимости, не спала, Москва находилась под наркозом.
Я метался, как угорелый, судорожно искал выход - и не находил, мои отчаянные попытки не давали результата, - народ, как завороженный шел в пропасть к гибели.  Но страшнее всего то, что чеченцы стали признавать над собой царей и князей и делали они это не по причине "бессилен был кинжал", а добровольно, по причине соблазна. Они забыли, что нельзя принимать подачки ни от кого. Подарил Ельцин оружие - нельзя было брать! Обещал Дудаев золотые краники - а ему следовало сказать: "Ты, дорогой, купи себе сначала нормальные гражданские штаны!" Ай нет! Чеченцы соблазнились подачками и посулами - и погибли!
Но самое интересное, оказывается, было еще впереди. Московские хозяева Дудаева не удовольствовались телефонными звонками в поддержку своего протеже - они прислали целую агитбригаду в составе Б. Громова, И. Кобзона, Р. Аушева и еще нескольких менее известных персон. Вся эта делегация прибыла в штаб ОКЧН и, глядя на них, можно было подумать, что это приехали родные тети Дудаева и Яндарбиева - так задушевно они улыбались и подбадривали многочисленных угрюмых дегенератов, что толпились в коридорах ОКЧН, и которые являлись ударной и психически весьма неуравновешенной основой дудаевской гвардии. Зайдя туда, я мог видеть, как эти типы плотно окружили Громова и, сверкая глазами и строя умопомрачительные гримасы, объясняли ему, что они сделают с Россией в случае если она посмеет пикнуть. Больше всего во всей этой картине меня поразило благожелательное выражение лица Громова, когда он все это выслушивал. "Какая выдержка! - удивился я, - Стоят какие-то идиоты, которые оскорбляют огромную Россию, а заместитель министра обороны этой самой оскорбляемой России не только не возмущается, а даже делает вид, что его эти оскорбления радуют! Какая выдержка! Какое самообладание и такт!"
Мне стало стыдно за столь недостойное поведение своих земляков. Улучив момент, я подошел к Громову и сказал: "Вы не обращайте внимания на угрозы этих дураков. Не все чеченцы разделяют враждебную позицию к России и 80% чеченцев отделяться не собираются".
К моему огромному удивлению мое заявление весьма огорчило Громова, а я так и остался стоять с раскрытым от удивления ртом.
Конечно столь мощная и откровенная поддержка со стороны Центра не могла не повлиять благотворно на положение Дудаева и его банды. Число яростных сторонников Дудаева в самой республике тем более резко увеличилось после захвата здания КГБ, а вместе с ним и архива агентурной сети КГБ ЧИР, когда хозяева специально передали Дудаеву агентуру в республике картотеку с личными делами сорока тысяч агентов КГБ. Это было страшное оружие, потому что агенты КГБ, боясь разоблачений, стали работать теперь уже на Дудаева.
Так же резко изменился тон яндарбиевской пропаганды. Если раньше они неустанно подчеркивали свою бескорыстную службу народу не ради власти, то теперь, все чаще начали звучать нотки, очень напоминающие ленинское "Есть такая партия!". Не меньше стали говорить о демократии. Появилось невесть откуда мнение: а зачем вообще эти выборы, когда уже есть ОКЧН и с неба спустившийся святой вождь всех времен и народов?
Я вел упорную дискуссию в самом здании ОКЧН против подобных поползновений, но это было бесполезно. Яндарбиевская пропаганда все сильнее стала нагнетать психоз и призывать к беспощадной борьбе с внутренними и внешними врагами. Не проходило и дня, чтобы дудаевское телевидение, дудаевские газеты не обливали ушатами грязи Россию. И также не проходило дня, чтобы центральные средства массовой информации России не восхваляли Дудаева и тот вопиющий фашистский произвол, что творился в Чечне. Они называли его "венцом демократии и свободы личности", а то, что данная личность любит мал-мала резать и грабить, московских детей Геббельса не интересовало.
Но вот, наконец-то, Москва соизволила прислать комиссию, чтобы разобраться казалось бы, в чем тут разбираться, и так все более чем ясно - город Грозный захвачен бандой террористов, которые свободно расхаживают, словно по палубе пиратского корабля, по центру Грозного, время от времени стреляя в тех, кто осмелится недружелюбно взглянуть на них, Законная власть деморализована, выкинута из госучреждений - а Москва все разбирается, все не может понять очевидного...
И вот, наконец, приехала солидная комиссия во главе с госсекретарем РФ Г. Бурбулисом. Все знали, что Бурбулис практически первый человек в Москве. С ним были Полторанин и много других важных персон.
"Ну, - облегченно вздохнули все, - теперь этому кошмару придет конец. " Ходили правда слухи, что сия высокая комиссия сначала пошла на поклон к Дудаеву...
Среди членов этой комиссии, был депутат В.С. Алироев, которого я знал ещё по клубу "Кавказ" и имел с ним в общем дружеские отношения, хотя надо заметить, что в политике понятие "дружеское отношение" - весьма условное и шаткое. Мы с Исой случайно встретились, поговорили и наши оценки дудаевщины полностью совпали, Он тоже был очень озабочен и переживал. И вот Иса попросил меня придти на завод "Промавтоматика" и выступить, чтобы у комиссии не сложилось мнение, что все чеченцы приветствуют вражду между чеченцами и русскими, раздуваемую у нас. Я согласился, дело в том, что Иса работал на этом заводе и там же его выбрали депутатом ВС, хотя большинство избирателей на его участке были русские. Этот факт свидетельствует о том, что отношения между чеченцами и русскими были хорошими.
Я хорошо помню это собрание. В президиуме сидели Бурбулис, Полторанин, Алироев, Шилов-Коведяев и другие. Зал был полон, и перед тем, как началось это собрание, у меня произошел очень неприятный диалог. Один из присутствовавших в зале – «русский» - во время нашей беседы заявил, что Чечня - это русская земля. Получилось, что он дудаевец наоборот - те днем и ночью кричали, что это чеченская земля. Грубое заявление этого человека меня сильно задело, ведь то, что я против Дудаева вовсе не означает, что я не чеченец. И в тот кризисный момент, когда шло яростное разжигание межнациональной розни, нужно иметь великое терпение и такт, ибо обида, нанесенная нации, очень больно воспринимается, тем более чеченцами - что я и почувствовал. Но я взял себя в руки и сказал ему: "Послушай, не надо так говорить, если на то пошло, это чеченская земля. Скажи, пожалуйста, ведь нет в мире народа, которому Бог дал больше земли, чем русским, но вы этого не видите, вы хотите отнять у нас этот маленький клочок! Или давай лучше признаем, что все эти разговоры о том, кому принадлежит та или иная земля - чеченцам ли, русским ли - придуманы специально, чтобы сеять вражду среди людей. Давай признаем, что вся земля принадлежит Богу, а мы - и русские, и чеченцы - по милости Бога живем на этой земле и должны жить на ней честно, дружно, не нарушая божественных заповедей, и помнить, что если Всевышний решит какой-либо народ убрать с земли, то он это сделает без людской помощи и подсказок".
Люди, присутствовавшие на этом собрании, возлагали большие надежды на ту комиссию, надеялись на них как на спасителей от ужасов произвола и беззакония. Они-то думали, что власть в Москве находится в руках русских, и русские в Москве вроде бы должны помочь русским в Грозном. Но по мере того, как участники собрания слушали выступление Бурбулиса - их лица мрачнели и головы опускались. А у меня от удивления глаза вообще наверное вылезли из орбит. Получалось, что за три дня, проведенный в Грозном Бурбулис, Полторанин и вся его команда ничего не видели, ничего не слышали - оглохли и ослепли, одним словом.
На резкие выступления, жалобы возмущенных людей Бурбулис понес какую-то чушь про какое-то минное поле, которое им оставили коммунисты. Послушать его - получалось, что в Москве Российское государство имело не президента, не правительство, а сплошных толстовцев-непротивленцев. Получалось, что если Дудаев и тысячи зэков, выпущенных им и вооруженных Грачевым, начнут публично резать и снимать шкуры с бедных жителей ЧИР - даже в этом случае Российские власти на применение силы не пойдут.
Сказать, что после таких заявлений столь долгожданной высокой комиссии у меня глаза вылезли из орбит, - значит ничего не сказать. А на остальных участников этого собрания вообще было страшно смотреть, на их лицах был форменный ужас и дикий страх.
- Ничего, - сказал я тем, кто был рядом со мной, - надо вспоминать оптимистические исторические примеры чтобы не падать духом. Например, удалось же Одиссею вырваться из плена Полифема - будем надеяться, что удастся и нам.
- И еще, - добавил я, - может быть новые московские власти разработали технологию перевоспитания преступников и убийц? Ну, например, они в вас стреляют из пулемета, а вы суете им под нос фотографию Елены Бонэр - и преступники, всю сознательную жизнь сидевшие в тюрьмах и колониях строгого режима, бросают оружие, перестают грабить и убивать. И более того, потрясенные огромной нравственной силой этой фотографии, уезжают в Палестину, чтобы уговорить тамошних террористов перейти на ненасильственные методы борьбы.
В итоге, когда эта комиссия уехала, находящиеся в состоянии шока рабочие "Промавтоматики" - в основном женщины - окружили меня и со слезами на глазах стали жаловаться на произвол этих, вечно плохо выбритых уголовников, называвших себя дудаевцами. Мне стало искренне жаль этих людей, я постарался их успокоить, уверил их как мог, что дудаевский фашизм не пройдет. Они просили меня прислать охрану из Шалажи и из других сел, так как милиция бездействовала, ибо у милиции был приказ - преступным террористическим акциям дудаевцев не противодействовать.
Вообще, по логике Москвы получалось, что все силовые министерства, все сотрудники органов правопорядка должны срочно сложить оружие, переодеться в монашеские одежды и, записавшись в орден милосердия Матери Терезы, замаливать грехи за преступления, совершенные Троцким, Свердловым, Сталиным, Берией и проч.
Надо отметить, что ко всему происходящему люди, в том числе и я, относились как к какому-то недоразумению, как к кошмарному сну, и все ждали: еще немного - и этот абсурдный сон развеется, и все встанет на свои места законы начнут действовать, преступники станут бояться и прятаться от милиции, белое станет белым, черное – черным, а пока все было наоборот.
Но самые страшные страдания, настоящая пытка начиналась вечером, когда изнемогающий от ужаса происходящего, измученный человек возвращался домой и включал телевизор, радио или разворачивал газету. Бессовестное, циничное извращение средствами массовой информации тех событий не знало, да и не могло знать аналогий в мировой истории. В связи с этим мне часто вспоминалось заявление, которое приписывали Гитлеру, что когда закончится война с СССР, то он прикажет на первом столбе повесить Сталина, а на втором - Левитана. Так вот, в то время, если бы была моя власть, я приказал бы в первую очередь повесить руководителей центральных средств массовой информации, и только во вторую очередь - Дудаева, Яндарбиева и иже с ними, - и только на основании, решения суда, тогда как первых - без суда и следствия.
По всем каналам связи на весь мир шла циничная ложь, извращение сути происходящих в Чечне событий, и в эти критические минуты я думал: почему же молчит Хаджиев, почему молчит Хасбулатов, почему они не скажут правду против этого моря лжи? Но все они, облеченные властью, имеющие возможность опровергнуть ложь, молчали.
А зло тем временем увеличивалось, росло и ширилось, и все больше подонков, видя безнаказанность, присоединялось к дудаевцам. Происходящее было похоже на эпидемию холеры - чем позже начнешь с этим злом бороться, тем больше будет пострадавших.
Но вот, наконец-то, приехал и сам Хасбулатов Руслан, в сопровождении все того же Бурбулиса. Надо признать, что Хасбулатов имел в Чечне огромный авторитет и одним из убежденных сторонников его политической линии был я сам. Конечно, на него возлагали огромные надежды, у него были почти безграничные возможности он очень грамотно выступил против отделения, против экстремизма.
Ну а на деле, как мне потом рассказывали очевидцы, он лично, незаконно, заставил депутатов ВС ЧИР принять решение о самороспуске, - и тем самым содействовал преступной узурпации власти шайкой Дудаева. Я, когда мне об этом говорили, не верил, я считал: не может так умно, так благородно выступающий в Москву человек - на практике совершать такие преступные, недостойные поступки. Я не верил в это до тех пор, пока мне лично не пришлось на собственной шкуре испытать феноменальную способность Хасбулатова - говоря очень красивые слова, вообще забывать о реальности.
Феномен Хасбулатова, по моему мнению, заключается в том, что мы имеем дело с симбиозом величия, гениальности, быстрого и феноменального ума - с одной стороны, и абсолютного иезуитства - с другой. И по-моему, трагедия Хасбулатова в том, что в душе у него нет бога, а вместо него сатанинская гордыня и бескрайное тщеславие. Возможно, что это мое, быть может, категоричное, суждение о Хасбулатове ложно, возможно, что я неправильно понял - я буду этому только рад, но считаю своим долгом его высказать, так как я очень много говорил в поддержку Хасбулатова положительных суждений. А где я прав и где я ошибаюсь - я не знаю, Аллах знает.
Хасбулатов, разумеется, должен был привести аргументы в оправдание своего фактического соучастия в вооруженном перевороте в республике. Он говорит, что действовал под впечатлением того, что генерал Дудаев дал ему торжественное обещание провести 17 ноября 1991 года демократические выборы и при этом, как отмечает Руслан Имранович, в честных и мужественных глазах генерала появилась слеза раскаяния за весьма недемократичные деяния своих душманов, которые совсем недавно провели операцию по массовому избиению и выкидыванию неприкосновенных, обратите внимание, депутатов, одного из которых, как известно, выкинули насмерть.
- Уж очень наивно он повел себя, - скажете вы. Впрочем, я был одним из тех, кто поверил Хасбулатову, объяснившему свое соучастие фантастической доверчивостью, хотя достаточно было один раз заглянуть в остап-бендеровские рыбьи глаза Дудаева, чтобы понять: ни единому слову этого диверсанта верить нельзя! Ну да ладно, блажен, кто верует!
Одним словом, и эта высокая комиссия уехала, оказав тотальную моральную поддержку дудаевской смуте, а бедные жители Чечено-Ингушетии так и остались с широко раскрытыми ртами - одни от удивления, а другие в ожидании так щедро обещанного мен Дудаевым верблюжьего молока.
В то время я часто останавливался и задумывался: а не сошел ли я с ума, не является ли все, что творится вокруг результатом моего воспаленного воображения? Но, к сожалению, факты свидетельствовали об обратном, и без всякого сомнения, если я и был сумасшедшим, то однозначно не до такой степени.
Ясно было одно - я устал от этих бесплодных дискуссий с дудаевцами, число которых росло как на дрожжах благодаря прекрасной рекламе московских средств массовой информации и тотальной поддержке федеральных властей. И я решил открыто объявить войну дудаевцам, а подходящий повод не заставил себя долго ждать.
Вскоре после того, как Хасбулатов и Бурбулис уехали, оказав техническую помощь операции демократа Дудаева под кодовым названием "Хороший депутат - летящий из окна депутат", Дудаев отбросив всю эту болтовню про законность и демократию, а заодно и байки про свои абсолютно бескорыстные альтруистские намерения, приняли постановление исполкома ОКЧН о принятии бремени власти в республике на свои скромные плечи. Это постановление один к одному совпадало с "Декретом о власти", принятым большевиками после Великого Октябрьского переворота.
Дудаевский "Декрет о власти" был незамедлительно напечатан почти во всех газетах ЧИР, и кажется было это 17 сентября. В общем, власть узурпирована, и при этом же сообщалось, что они, т.е. дудаевцы, решили 27 октября провести выборы президента Чеченской республики.
Что это, если не бред? Во-первых, не существует в природе Чеченской республики, а вроде есть Чечено-Ингушская республика. Во-вторых, ЧИР является субъектом огромной, вроде бы даже атомной державы - Российской Федерации. Как-то уж чересчур бесцеремонно обошлись самозванцы с РФ - мало того, что они каждый день оскорбляют, обещая стереть с лица земли, теперь они фактически разрушают начинают разрушение РФ и при этом ссылаются на какое-то бредовое международное право, не упоминая однако, что РФ, бесцеремонный демонтаж которой они только что начали, является членом Совета Безопасности ООН. И вообще, что такое Чеченская республика? Где ее границы? Признает ли мир столь странное и неожиданное государство?
В общем, бред, да и только. У меня уже не оставалось никаких сомнений -
- необходима бескомпромиссная борьба с этой хунтой, а иначе - конец. Эти агенты, эти враги чеченского народа приведут к гибели нашу Родину. Война! Только война!
-А впрочем, - мелькнуло, - что же, Закриев, кроме тебя умных людей нет? Нет, решил я, надо действовать, иначе не будет мне оправдания.
И в первую очередь бросился в ОКЧН, там я в последнее время редко бывал, - надо было им официально объявить войну. Я зашел к Сосланбекову и заявил: "Ни в коем случае нельзя этого делать! Это ваше постановление - чистейшая форма большевистской узурпации власти! Нельзя отделять Ингушетию! Нельзя отделяться от России! Ничего нельзя делать до тех пор, пока законным, демократическим путем не будет избран ВС ЧИР. Это единственный выход этой пропасти, а иначе Россия нас уничтожит. Всякая конфронтация с Россией для нашего народа гибельна!
Но все эти вопросы, - говорил я, - находятся в исключительной компетенции законного ВС, который будет избран 17 ноября. Ведь вы же дали слово Хасбулатову!
А если вы, нарушив свои обещания, на основании законов, принятых общественной организацией, проведете эти фальшивые выборы 27 октября и посадите на шею нашего народа генерала-диктатора - вы ввергнете наш народ в вечное противостояние, которое нас погубит!
И самое главное, - привел я свой самый убедительный аргумент, - чеченцы никогда не смирятся с тираном, узурпировавшим власть! Ну вспомните, ведь над нашим народом никогда не было царей и князей!
Примерно это я говорил и Сосланбекову, и всем остальным. Сосланбеков в принципе со мной не спорил, но сказал, что решение о проведении выборов президента 37 октября принято, и если мы не проведем эти выборы - нас ждет конец света. А на Россию мы плевать не хотели, мы ее не боимся!
- Ну ладно, - сказал я ему, - только имейте ввиду, что я буду бороться против вас!
Надо признать, что много ребят меня поддерживало, но они говорили: - Если мы будем говорить вслух то, что думаем - нас объявят врагами народа, агентами Москвы и недобитыми партократами.
На что я отвечал: - Плевать на все, Родина гибнет!
Не добившись успеха в штабе ОКЧН, я оттуда вышел и в весьма возбужденном состоянии мчался, думая про себя: - Немедленный союз с кем угодно - хоть с коммунистами, хоть с бюрократами - с кем угодно, лишь бы не допустить узурпации власти этими сатанистами-дудаистами!
А в том, что все действия Дудаева направлены на то, чтобы дать повод Российской армии на уничтожение чеченского народа - я не сомневался.
И вот, смотрю: прямо по дороге идет мне навстречу Дауд Ахмадов, он в то время уже был первым заместителем Дудаева и среди всей этой компании производил впечатление нормального человека, и в конце концов, он был ученым-математиком, преподавателем Нефтяного института, доверенным лицом Хасбулатова. И я задал ему вопрос:
- Ну ладно, допустим, что ваша пропаганда, восхваляющая войну между Чечней и Россией, увенчается успехом. Но ответь мне: где мы возьмем танки против Российских танков, самолеты - против Российских самолетов? И вообще, ты же, в отличие от этих кричащих дураков, человек умный, ты же не можешь не понимать, что между Чечней и Россией войны быть не может - это же на деле будет уничтожение нашего многострадального народа! Дудаев же нам предлагает не дорогу к суверенитету и процветанию, как уверяет сексот Яндарбиев, он же нас толкает на дорогу, ведущую на кладбище! Ведь даже слепому видно: Дудаев - это война, Дудаев - это гибель!
Дауд внимательно меня выслушал. На его обычно озорно-улыбающемся лице появилась тень грусти, и он совершенно серьезно заявил: - Россия не использует против нас войска!
Подобное заявление в данной ситуации мог сделать только господь Бог, я Дауда Ахмадова, несмотря на его широкие познания в сфере математических наук, таковым не считал. Конечно, по всей видимости, кто-то из Москвы какие-то обещания по этому поводу давал. Но эти обещания, кем бы они не давались, на фоне исключительно сильных оскорблений в адрес России, были весьма сомнительными. Единственная гарантия - если Россия мертва. Ну а если Россия временно заснула с перепою? А если кто хитрый обманул чеченцев, сказал: ты - смелый чеченец, герой - чеченец! И бери свой кинжал, и снимай шкуру - я ее тебе дарю!
Это конечно заманчиво. Но когда медведь очухается - плохо придется чеченцу, а тот хитрый - то убежит!
В общем, вот такой был разговор, а диалога не получилось. Дауд благосклонно улыбался, буравил своими цепкими колючими глазами мою черепную коробку, будто Пытаясь сделать рентгеновский снимок, но не говорил ничего определенного. Закончился наш разговор тем, что я Дауду сообщил, о том, что я объявляю им войну, "и даже если бы и в помине не было бы России, -заявил я, - я свободный чеченец и не могу допустить, чтобы тиран узурпировал власть над моим народом! Власть над нашим народом принадлежит только Совету лидеров чеченских кланов!"
В общем, пошел я искать союзников. "Ничего, - думал я, - были же союзниками Сталин, Рузвельт и Черчилль против Адольфа Гитлера, так я тоже найду союзников против Джохара Гитлера!" Я шел на площади, на их митинги и спорил с ними, обращался ко всем знакомым из них и говорил, говорил до отупения!
В конце концов, я дошел до такого состояния, что серьезно задумался: а не замкнуло ли у меня в центральном компьютере? ибо 90% моих оппонентов, тусующихся на площади перед Совмином были фанатично убеждены: во-первых, в том, что Д. Дудаев является святым спасителем, который освободит чеченский народ от власти России и в том числе, если потребуется - путем военной победы; и во-вторых, - его царствование приведет чеченский народ к небывалому экономическому процветанию и славе.
У меня по данным вопросам были некоторые сомнения. Во-первых, спрашивал я, если он святой, то почему 20 лет кушал свинину, во-вторых был коммунистом-атеистом и в этой коммунистической армии дослужился до генерала? Ведь всем было известно, что только продав свою нацию и религию мог выслужиться чеченец, и в этом вопросе у меня весьма яркий личный армейский опыт.
А что касается славы и благополучия, к которому, как ожидалось, должно было привести царствование тирана Джохара, то и в этом вопросе у меня было особое мнение, а именно:
Хотя моя молодость прошла на шабашке в песках Казахстана, Оренбуржья и в Сибири, в основном в компании много раз сидевших по тюрьмам уголовников, но зато все мое детство и отрочество прошли под эгидой моего деда, фанатичная вера в Бога которого не знала никаких пределов. Всю мою жизнь дед по вечерам или читал Коран, или читал мовлид, или с восторгом в глазах рассказывал о деяниях пророков и их сподвижников. Такая школа не могла пройти бесследно и кое-что я запомнил. Например, применительно к данной ситуации на память приходят слова деда о том, что мусульманин не может врать. Дудаев же врал средь бела дня и притом не раз. Тогда выходило, что он не мусульманин, а по всем признакам - мунафик. Доказательством тому - его биография. Когда он был искренен? - когда получал награды и звания за бомбежки афганских деревень, или когда говорил, что с пеленок только и мечтал, как об исламском государстве? Мунафик - это тот, кто в душе имея одно, вслух говорит другое. И второй, еще более сильный аргумент: дед говорил мне: - Аллах в Коране проклял тех, кто творит произвол - "харц луъйш берш", а тех, кто становится на сторону творящего несправедливость - Аллах проклял дважды!
А что Дудаев без всякого права творил произвол - было очевидно.
- Да ты что!!! - кричали мне, - Когда Дудаев станет царем, мы как в Кувейте счастливо заживем, на полметра всю республику золотом засыплем!
- Ну ладно, - отвечал я, - даже если Дудаев завтра засыплет во двор каждой чеченской семьи по полному золотыми червонцами камазу-самосвалу - и в этом случае нельзя допустить и тем более содействовать тому, чтобы во главе нас встал мунафик! А если мы ему будем содействовать в его несправедливости и произволе, то мы становимся дважды проклятыми Аллахом! А проклятые Аллахом не могут быть счастливы, и не могут в таком случае пойти впрок все эти блага, так щедро сулимые нам хунтой Дудаева.
Так говорил я, и много раз мы доходили до кипения в споре, много раз нас разнимали и дело обходилось без драки. И вот в таком состоянии я однажды пошел домой и одним духом написал антидудаевскую статью под названием "Театр Абсурда, или возвращение диктатуры". С этой статьей я первым делом зашел в редакцию газеты "Голос последнего победителя". Там в кабинете редактора сидел чеченец, звали его Мудар, довольно интеллигентной внешности и при этом даже усатый. "Ну, слава богу, - подумал я, - не успели заменить на матроса. " Я с ним поздоровался и обратился с вопросом: посмеют ли они напечатать в своей газете статью, в которой излагается мнение, не согласное с последними историческими решениями Исполкома ОКЧН. Я поставил вопрос так, зная психологию чеченцев, считающих позорным любое проявление страха, и он мне весьма решительно ответил, что если ему содержание статьи понравится - он ее напечатает Я отдал ему свою статья, тот ее прочитал и она ему дико понравилась. Главный редактор побежал со статьей к кому-то советоваться и пришёл мрачный и весьма бледный.
- Ты знаешь, - сказал он, пряча глаза, - нет спору, статья просто прекрасная, а главное, актуальная, но тут старшие товарищи говорят, что если мы ее напечатаем - сюда ворвутся дудаевские душманы и всех нас поубивают.
- Но послушай, - взмолился я, - ведь мы - чеченцы! Да если мы все будем трусливо молчать эти гады погубят наш народ!
- Ну хорошо, - сказал гл. редактор после тяжелых раздумий, - рискнем! Но, - резко сказал он, - нужна охрана.
- Да будь ты спокоен! - воскликнул я в ответ, - я клянусь тебе, что если хоть один душман явится сюда и посмеет тебе хоть одно оскорбительное слово сказать - я этого хама выкину в окно!
И для вящей убедительности вытащил и показал свой ТТ, а когда тот с расширившимися от ужаса глазами стал смотреть то на меня, то на пистолет -добавил:
- Ты не смотри, что он не совсем новый - стреляет четко!
- И еще, - спешил я его успокоить, - у меня еще две гранаты есть Ф-1 прямо с нуля, я у дудаевцев взял прямо в смазке. Говорили, что из запаса КГБ. А еще, - не унимался я, - они гранатомет предлагали с пулеметом, так что если что - я мигом сбегаю!
И тогда, - продолжал я с жаром, - если мы здесь займем оборону - они нас без танков не возьмут и...
На этих словах я резко замолчал, потому что, увлекшись военным планированием, и не заметил, как мой собеседник побледнел и стал клониться набок. "А-а, - подумал я, - конечно - интеллигент! Наверное, когда учился - на сорок рублей жил, откуда тут здоровью быть!"
И тут же у меня появилась идея: учитывая слабое здоровье этого редактора, подготовить запасной вариант, а именно - попробовать уговорить гл. редактора газеты "Республика" Руслана Сагаева, тем более, что с этой газетой у меня были уже давние творческие и даже дружеские отношения. Но добиться того, чтобы эту статью напечатали, я собирался любой ценой!
Я зашел к Сагаеву, отдал ему статью и сказал: "Прочитай, пожалуйста, и если тебе понравится - напечатай. "Голос" уже обещал мне ее напечатать, и я занимаюсь организацией охраны "Дома печати".
Передав Руслану свою статью, я снова зашел к редактору "Голоса". Сказать, что он пришел в себя, нельзя, но все же кажется, он уже был в состоянии разговаривать. На мое появление редактор отреагировал как на неотвратимое стихийное бедствие и сказал: "Все решено, будем печатать. Но одно условие: срочно поезжай в Шалажи и привези охрану". Тут для ясности я должен признаться, что под влиянием лжи дудаевцев, которые трезвонили, что у них в горах на базах имеется 50 тысяч вооруженных до зубов боевиков, - и я, как бы между прочим заметил, что 1000 боевиков, если понадобится - для меня не проблема. И по всей видимости, на этот отряд Мудар и рассчитывал!
Но дело в том, что у меня в Шалажах такой армии и в помине не было, более того, в моих родных Шалажах имели весьма смутное представление о моей бурной политической деятельности.
Исходя из вышеизложенных соображений, я стал уверять редактора "Голоса", что не нужно никаких «коммандос», но, увы, безрезультатно, Мудар, испугавшись, как бы не перегнуть палку, согласился привезти Шалажинских боевиков. В тот момент, когда приняв решение, я бросился к своей машине и даже когда на бешеной скорости мчался к Шалажи, я не имел ни малейшего понятия о том, где я возьму боевиков. Но как только при въезде в Шалажи я встретил первого знакомого, понял - нет проблем! Я остановил машину и сказал: "Садись немедленно в машину, ты нужен в Грозном!" И Таким образом я набрал полную машину "боевиков" и, даже не заезжая к себе домой, повернул машину обратно в Грозный.
По пути я проинструктировал своих "коммандос" как им себя вести на месте: "Главное - молчите, ну иногда можете порычать!"
Разместив своих "боевиков" в приемной, я зашел к редактору. Нельзя сказать, что столь оперативное прибытие охраны очень обрадовало Мусу. Он был очень встревожен и все время повторял: "Темишев сказал, что выкинет меня из окна", что мне, в конце концов надоело и я разозлился. "Что это такое, -решил я, - кто они такие, чтобы их так бояться?!"
Но я, конечно, не хотел, чтобы из-за моих действий пострадали невинные люди. И я решил пойти в этот Исполком и предупредить их. Конечно, все это - это дикий бандитизм, но что же я за чеченец буду, если не сумею когда нужно - говорить с бандитами на их языке! С ними нужно говорить на основании чеченского права, а чеченское право предполагало: то что не принадлежит чеченцу - то принадлежит всем чеченцам. И на основании этого права боевики Дудаева захватили Совмин, Реском, Горком и сотни других очень ценных объектов.
Ну а Дом печати - я захватил, он принадлежит мне. А значит, если они посмеют прийти на мою территорию, то они посягают на мое суверенное право! "Ну что же, - решил я, - надо уведомить их!" Я поехал в их штаб и как раз застал в коридоре Беслана Гантамирова со своими боевиками. Я знал, что Беслан командовал всеми боевиками и заведовал штабом обороны. Поздоровавшись, я сообщил им: "Имейте ввиду, что «Дом печати я захватил, это мое владение, я там хозяин!» и при этом я вытащил из кармана пистолет, так что стоящие рядом с Бесланом тоже выхватили пистолеты. Я продолжил свое заявление: "Знайте, что если что - у меня тоже есть оружие!" На что мне Беслан ответил, что они не собираются захватывать Дом печати. И когда я повернулся, чтобы уйти, Беслан окликнул меня: "Скажи, Руслан, а к какому клану ты принадлежишь?" А когда я ответил, что принадлежу к клану Чинхой, Беслан рассмеялся и сказал, что он так и подумал.
Когда после исполнения этой дипломатической миссии я вернулся в Дом печати, моего бесценного редактора газеты "Голос последнего победителя" на месте не было и никто не мог мне сказать, куда он делся. Тогда я позвонил Сагаеву и спросил: не нужна ли ему охрана, на что тот рассмеялся и ответил, что у него есть газовый пистолет, так что охрана пока не требуется.
В общем, своих шалажинцев, так и не понявших в чем дело, я отвез домой. И началась моя беготня по редакторам, которые от меня прятались, как от бешеного. Все хвалили мою статью, все ею восхищались, но печатать никто не смел. Статья была написана мною 20 сентября 1991 года и в связи с ее актуальностью я хотел напечатать ее немедленно. В этот период царил такой психоз Дудаевской апологии, что все находились в каком-то оцепенении, в каком-то состоянии гипнотической дремы. И не было человека, который осмеливался бы пикнуть против этого вопиющего абсурда.
Ну а большинство относилось к происходящему совершенно легкомысленно, что меня доводило до бешенства. Им, видите ли, некогда было, они строили дома, занимались бизнесом - словом, были очень заняты, то, что Родина погибала, то что все подвергалось разграблению, расхищению и глумлению - их не касалось. Они считали: дядя приедет из Москвы и наведет порядок.
В то время я еще не знал кто стоит за Дудаевым. То, что эти силы имеют штаб-квартиру в Москве - было ясно, но являясь убежденным антикоммунистом, я оказывается был чересчур склонен к идеализации демократов и не догадывался, что на самом деле Андропов-Горбачев - Ельцин - это одна команда. И нет никакой разницы между большевиками, штурмовавшими Зимний и демократами, придумавшими декорацию под названием Ельцин - президент.
Но это все была большая политика и большие разборки, пусть они там разбираются между собой. Для меня главное - не допустить гибели моего малочисленного и многострадального народа. Когда между собой дерутся слоны - волку лучше не лезть. Я знал, что любая из этих сторон может безжалостно бросить чеченцев в самое пекло. Именно эту задачу и выполняла команда Дудаева. Причем в чеченской истории это происходило уже не раз, ярким примером этому служит письмо, присланное сыном Шамиля Гази-Магомедом, который служил генералом в турецкой армии. В этом письме Гази-Магомед призывал чеченцев начать восстание, сообщая при этом, что Турецкий султан решил начать войну с Россией для освобождения Чечни и Дагестана.
В итоге восстание, поднятое в Чечне во главе с Алибеком в 1877 г. закончилось массовой гибелью чеченцев, разрушением селений и массовым переселением чеченцев, в т. ч. женщин и детей, в Сибирь.
Конечно, мы теперь знаем, что все это было ложью, и вовсе не султан начал войну 1877 года, а Российский царь, и не было у султана сил прийти на помощь чеченцам, да и сама Турция чуть не была уничтожена.
И в данное время сложилась аналогичная ситуация: некая сила обманом в своих интересах и на гибель чеченскому народу хочет втравить Чечню в гибельную для нее войну. И именно Дудаев проводит эту линию при явной поддержке Москвы.
Надо отметить, что в этой ситуации и позиция Ельцина, и позиция Хасбулатова была, мягко говоря, халатной и странной. Ну а пресса, конечно, рядилась в тогу миротворца и кричала: «Во имя гуманности, во имя демократии, не противодействуйте злу, творимому бандитами!» Которые демонстративно, прямо на площади резали глотки людям, стреляли как в уток в милиционеров, избивали и грабили народ. А пресса учила: это и есть венец демократии! Если уголовник, выпущенный из тюрьмы, перережет горло вашему брату - не огорчайтесь! - твердила пресса, - и подставьте свое горло! Когда зэки убивают сотрудников милиции - это и есть осуществление законного права народов на суверенитет!
Но не дай бог тому же милиционеру, которого забивают зэки, выстрелить в преступника!, "это - кричали бесовские средства массовой информации, - репрессии и рецидив тоталитарной системы!"
Вот так! Те же песни, что в Карабахе, что в Тбилиси и Талине, а в итоге этот "гуманизм" оборачивался смутой, морями крови и сотнями тысяч беженцев, которые оказывались лишенными не только прав человека, но не имели даже прав животных! Вот что несли людям демократы-сатанисты, которые заменили сатанистов-коммунистов! Но об этом результате демократической, гуманистической политики сатанисты, владевшие средствами массовой информации, распространяться не любили, да и теперь не любят. Цензура была настолько сильной, что вообще смешно было говорить о свободе слова. Попробуй скажи что не нравится сатанистам-демократам! Телевидение охранялось подобно и сильнее, чем база с атомными бомбами.
Мне кажется, что если бы ту энергию, которую я потратил, пытаясь опубликовать ту свою статью, преобразовать в электричество, то Грозному этого электричества хватило бы года на три.
В конце концов, главный редактор газеты "Голос последнего победителя" спрятался, точнее говоря, ушел в глухое подполье. Когда я это понял, то с самым серьезным видом сказал его секретарше: "Передайте вашему редактору, что у меня есть точные сведения о том, что на секретном заседании исполкома ОКЧН принято решение совершить на него покушение, а именно по предложению Мусы Темишева. Они собираются обмазать его дегтем, вывалять в перьях и после этого выкинуть с 8-го этажа вниз головой!"
Сделав это сообщение, я в состоянии, мягко говоря, взбешенном бросился в кабинет Сагаева. Я знал, что самым слабым звеном чеченцев является уязвленное тщеславие, - и решил сыграть на этой струне. В кабинете сидели Сагаев и его зам. Они с большим интересом наблюдали за моими упорными попытками напечатать статью в "Голосе". Я зашел и честно признался: "Все! Я далее не тешу себя надеждой на то, что редактор "Голоса" исполнит данное мне слово!"
"Но вы же признаете, - продолжил я, - что статья актуальная?!" На что мне Руслан ответил: "Да неохота с этими шариковыми связываться!"
- Но я же связываюсь! - сказал я, - Я же их не боюсь! И неужели вы не понимаете - если мы не будем сопротивляться, эти дегенераты погубят нас всех!
- Ну ладно, - сказал мне его зам,Ьицоев - ты-то уедешь к себе в Шалажи, а они к нам могут заскочить, эти психопаты, и оскорблять, драться с нами. Вот только вчера эти душманы недалеко от Дома печати прямо на наших глазах застрелили милиционера и ушли, как ни в чем не бывало.
- Да-да, - признал я печальный факт, - никому не хочется на свою голову приключений. Все ждут, пока их снова по тюрьмам да психбольницам рассуют!
- Но давайте так договоримся, - предложил я им, - наверное с пяти лет мой дед перед моими глазами читает священный Коран, - сказал я, - и клянусь вам священным великим Кораном, что если по причине публикации вами моей статьи " Театр абсурда, или возвращение диктатуры " к вам зайдет хоть один дудаевец и хоть одним словом оскорбит вас - я убью Дудаева и Яндарбиева!
- Хорошо! - ответил Сагаев, - Напечатаем!
- Без купюр! - поставил я условие.
- Без. – согласился Сагаев.
А в том, что Сагаев свое слово исполнит, я не сомневался! Да! Чудо произошло! Редакция молодежной газеты "Республика" совершила свой гражданский подвиг - и граждане Чечено-Ингушской республики получили 15000 экземпляров этой первой в мире антидудаевской статьи! И надо признать без ложной скромности, что эта публикация произвела эффект разорвавшейся бомбы. И казалось, все проснулись и вышли из состояния гипноза и оцепенения, статью читали вслух наши интеллигенты, собираясь вместе - как мне говорил, например, известный и талантливый поэт Апти Бисултанов, который был активным и убежденным противником дудаевской диверсии.
О вое, поднятом в стане дудканутых и говорить не приходится. Они бесились и выли, проклиная меня на чем свет стоит. А я их лидерам отвечал: "Да вы что? Вам не нравится инакомыслие? Тогда чем же ваше поведение отличается от коммунистов, которых вы так клянете?" Одним словом, я еще питал иллюзии, что с дудаевцами можно бороться демократическими методами - правда иных у меня и не было, ведь к сожалению не я был министром МВД, а Алсултанов, который настолько "погуманел", что, послушав его, можно было принять за Мать Терезу, ходил словно контуженный, под наркозом.
А на МВД вообще жалко было смотреть, над ними издевались все, кому не лень. Ну а у них был приказ: если уголовники, выпущенные из тюрем Дудаевым, начнут вас оскорблять и бить - то в ответ читать им вслух фрагменты из Евангелия "о непротивлении злу насилием". К тому же, в отличие от дудаевцев, которые разгуливали по Грозному, обвешанные самыми современными видами оружия, милиционерам не выдавали даже патроны!
Трагедия милиции заключалась в том, что их приучили беспрекословно выполнять приказы Москвы. Правда, ходили слухи, что Алсултанов "погуманел" вследствие того, что ему дудаевцы дали 6 миллионов, но я в это не верю, ибо знаю: если бы Алсултанов из Москвы получил приказ: "Фас на Дудаева!", то этот мент старой школы без оружия перегрыз бы горло этому летуну, и это было видно по его грустным, тоскующим по временам твердого порядка, глазам. Но из Москвы приказа не было, а значит милиция бездействовала, делая вид, что они все в восторге от этой смуты. Но они-то хорошо знали автобиографии многих митинговых святых патриотов, которые в основном составляли их клиентуру.
Но не было приказа "фас его!", а значит, не было и действий - так их приучили и иначе они не умели. А если бы был твердый и однозначный приказ, то без всякого десанта, без всяких войск все эти "революционеры" оказались бы за колючей проволокой. Но вместо этого шла успешная, грамотно организованная работа по дезорганизации работников МВД и КГБ республики, огромную роль в этом конечно, сыграли массовые шоу с событиями в Тбилиси и Баку. Шла целенаправленная, из Москвы управляемая и по телевидению воспеваемая, работа: если ты агент КГБ - это плохо, а если ты агент ЦРУ - то это хорошо; если негры в США захватывают городские кварталы и их разгоняет национальная гвардия с применением оружия - это очень демократично и правильно, если же подобное происходит в России - то это коммуно-фашизм, это нарушение прав человека и вообще это плохо.
Конечно, если даже милицейскую овчарку сначала натравливать на преступника, а после того, как эта овчарка выполнила приказ, хозяин бьет ее по морде, то эта овчарка перестанет выполнять свои функции. Именно то же происходило с правоохранительными органами России и СССР: сначала руководство отдавало приказ и натравливало армию, ОМОН, милицию на демонстрантов, которые, действительно, нагло и грубо нарушали законы, - а после на армию натравливали СМИ и начинался форменный психологический террор. А причем тут Армия, что Армия без приказа Горбачева вошла в Тбилиси, в Баку, в Таллин? Да ничего подобного! Были массовые беспорядки? Были. Был приказ? Был! А зачем же армию, милицию линчевать, люди в форме выполняли приказ?!
Кажется на первый взгляд, что все это абсурд - ничего подобного. Это элементы психологической войны, которую агенты ЦРУ, захватившие ключевые посты в Кремле, вели против и на уничтожение государства. Они нашу Армию убили морально, а это страшнее, чем физическая смерть.
Замечу, правда, что свои гуманные и демократические взгляды они переменили, когда за 10 миллиардов рублей наемники в форме убивали людей в центре Москвы и расстреливали из танковых орудий Парламент, но, сами понимаете: что можно Юпитеру, то нельзя быку. Вот тебе, бабушка, и демократия!
Но это все было еще впереди, а я пока уставший, охрипший вел бесконечные и яростные споры с теми, кто утверждал, что Дудаев святой посланник небес, который приведет наш народ к счастью, процветанию и славе. И вот, как я уже говорил, я крепко задумался и в конце концов засомневался: а вдруг я ошибаюсь, а вдруг у меня в голове короткое замыкание и я действительно борюсь против того, кто ведет наш народ к благоденствию и процветанию? Конечно, я вижу, я убежден, что эта дорога ведет к страшной бездонной пропасти, и все же - все говорят одно, а я другое. И эти сомнения мне очень испортили настроение - я вешил посоветоваться с авторитетным, знающим Коран человеком. Я знал, что многие люди, называющие себя муллами, являются агентами КГБ, которые искажают суть Корана ради выгоды земной и в угоду очередному начальству. Мой выбор остановился на Арсанове Абдурахмане потомке Шейха Дени, сын которого Алихан ныне, к сожалению, покойный был моим одноклассником и позже мы работали вместе, и я должен сказать - Алихан был эталоном мужества, чести и благородства, я в жизни не встречал столь чистых и честных людей!
И вот, я приехал к ним домой и рассказал Абдурахману про свои сомнения, а в конце сказал: "Может я ошибся? Если этот Дудаев, как говорят многие, принесет счастье и благополучие - я не хотел бы с ним бороться, я ведь не враг своему народу? А если он агент и принесет нашему народу несчастье, то нельзя спокойно сидеть!"
Выслушав меня, Абдурахман произнес удивившую меня фразу: "Если ты хочешь, мы поедем и спросим"у того, кто знает". Это меня заинтриговало и мы поехали в Грозный.
Должен сказать, я много слышал от своего деда о славных, поистине чудотворных делах шейха Дени Арсанова и всегда восхищался им. Я знал, что в Грозном живет его сын Ильяс, которому более 90 лет, и помню, когда один мой родственник сказал, что считает его шейхом - должен признаться, в душе я не очень поверил.
И вот, мы подъехали, я отказался зайти по одной причине: скажу прямо, я в то время очень сильно курил, а это страшное наказание Аллаха и очень поэтому стеснялся заходить и подходить к старшим, тем более к таким, как Ильяс. Абдурахман  вышел минут через 20 и по сей день я помню его лицо - оно было белое, как мел, на него просто страшно было смотреть. "Он говорит, - произнес Абдурахман, - что этот человек нам принесет страшное несчастье". Должен признаться, что в этот момент у меня появилась еретичная мысль: "Зло-то, что он нам причинит, - подумал я, - но не настолько же!" Оказалось, я ошибался, а было это примерно 25 сентября 1991 года.
Но самое главное - я получил весьма авторитетное подтверждение своего мнения. Да, без сомнения, нет в Чечне человека, который знал бы Коран лучше, чем Ильяс. А кто может сказать, что он старше Ильяса, ведь белобородые сексоты, выучившиеся по слогам читать на арабском, наносили огромный вред своей агрессивно-плебейской пропагандой, восхвалении идола и обливая грязью всякого, кто осмеливался не согласиться с этой новой "религией" дудканутых. Вся Чечня является свидетелем тех потоков грязи, которыми дудаевцы обливали Арсановых, за что? За то, что Арсановы знали про те несчастья, которые принесет на нашу многострадальную землю сей посланник Сатаны и об этом прямо и ясно предупредили народ - точно так же, как предупредил шейх Дени Арсанов чеченцев о том, что нам принесут большевизм. Но мы не послушались тогда Великого Шейха, так же как Не послушались в 1991-м году и его сына Ильяса Арсанова. И более того мы подло и трусливо молчали, когда вся эта безродная, невежественная, дикая мразь глумилась и оскорбляла Арсановых и, конечно, это нам не простится. Нам не простится подлость одной и трусость другой части народа. Скажите мне, кем был отец Дудаева? кем был отец Яндарбиева? кем был отец Удугова? кем был отец Мохьмад-Хусейна Алсабекова? Вам в лучшем случае скажут, что не знают. А вы поезжайте в Грузию, в Абхазию, Осетию и у достойных людей этих народов спросите про отца Ильяса - Дени Арсанова, и вы увидите в их глазах уважение и восхищение! Так вспомните же, как мы подло и трусливо молчали, когда эти подлые санкюлоты обливали грязью честь, совесть и славу нашего народа!
Итак, после этой поездки в моей душе вновь воцарилось спокойствие и оптимизм. И я решил приступить к организации широкой коалиции противников этой циничной дудаевской тирании. Я понимал, что на данном, этапе против конкретной идеологии дудаевцев необходимо противопоставить четко разработанную контрпропаганду, потому что изменить ситуацию было возможно, только одержав победу на идеологическом фронте. Было ли это реально? Абсолютно. Во-первых, Дудаев, несмотря на мощное сопровождение западными спецслужбами, был весьма слабым игроком и делал много недопустимых промахов. Вспомните хотя бы его частое разглагольствования про сына Бога, - он просто не знал, что Ислам таких заявлений не допускает, или же реплику про три намаза. Он был абсолютно далек от познаний в сфере ислама и чеченских традиций, словом, у него была масса слабых сторон, и если бы не мощное подъигрывание ему так называемой оппозиции, пульт управления которой всегда захватывали сексоты, и если бы не мощная поддержка Москвы - этот Мавр никогда не смог бы стать кумиром даже у этой безмозглой толпы.
Краеугольным камнем дудаевской пропаганды было разжигание злобы и ненависти к старой партийно-бюрократической номенклатуре и надо признать, что эта номенклатура была искусственно насажденной Москвой и инородной по своей сути и духу элитой. Это были в основном были люди без чести и совести, готовые делать все, что им прикажет хозяин. Ходили целые легенды об их мерзких, подхалимских делах в угоду коммунистической власти. В основном эти люди были неисправимые конформисты типа чего изволите? любому, кто окажется у власти. Естественно, что постоянное муссирование этих пропагандистских клише дало определенные спецэффекты, и достаточно было во время выступления любого интеллигентного человека, говорившего правду, которая не нравилась Яндарбиеву, крикнуть из толпы:"Он партократ!", как толпа тут же сходила с ума и начинала визжать, рычать и кусаться.
Разумеется, все это надо было учитывать в предстоящей работе, но прежде чем продолжить, хочу сделать небольшое автобиографическое отступление.
Дело в том, что когда мне было 16 лет, я сделал однозначный выбор: ни в коем случае не иметь дела с этим прокоммунистическим-прокгбистским слоем, а бороться с ними. В итоге, за два месяца до выпускного экзамена меня исключили из школы: я честно, один на один подрался с учителем, который постоянно избивал учеников-чеченцев. А в то время не то, что подраться - посмотреть в сторону русского редко кто смел. В итоге, мной занялось КГБ и я был исключен из школы и вынужден уехать в Казахстан, где смог своими глазами увидеть, в каких рабских условиях, страшным трудом женщин и детей зарабатываются эти деньги. Это произвело на меня тягостное впечатление, мне было до горечи обидно, что мой народ находится на положении бесправного батрака и вынужден строить тем же казахам сараи. И конечно, я возненавидел тех из чеченцев, которые подлизываясь и продавая свою честь, выслуживались перед КГБ ради права на должность, и все это с единственной целью: вымогать взятки у простого народа, который в Чечне имел меньше прав, чем те же евреи в Египте, которым Фараон приказал самим доставать себе солому для выполнения плана по производству самана. Конечно, обида была, а я уже имел волчий билет и когда я попытался устроиться в ПТУ-9, то сначала меня приняли, а через два дня показали на дверь без всякого на то повода и объяснения.
Итак, в то время когда Джохар Дудаев верно служил, враг чеченского народа Закриев был вне закона. Позиция у меня была одна - ни при каких условиях ни на йоту не уступать в вопросах чести чеченца и Ислама, - в этих вопросах я был готов на костер. Я досконально знал историю чеченцев и гордился тем, что я - чеченец. Я был уверен и не сомневался в том, что цари Урарту, Египта, Митанни, аристократы Греции и Рима, и даже Русские князья были вайнахского происхождения. Но с такой позицией мне, естественно, была закрыта официальная карьера, и светил только рабский труд в Казахстане, что меня не устраивало. Передо мной, как наверно и перед всяким 18-летним молодым человеком встал вопрос выбора жизненного пути. Скажу прямо: выбор у меня был, я при желании мог поступить в любой вуз, так как знания у меня были выше средних, а аттестат я получил в вечерней школе и неплохой. Но я осознавал, что поступив в институт, я должен буду идти в разрез со своими убеждениями, лгать, лицемерить, например, говорить, что человек произошел от обезьяны, что Ленин - это величайший гений всех времен и народов, сдавать истмат и диамат, а это значит говорить, что Бога нет. Нет! - решил я, - об институте и речи быть не может, пойду в Армию, а там видно будет. Если смогу пройти античеченские и антиисламские фильтры, которые непременно будут - стану офицером. Хорошо было бы организовать потом военный переворот и свергнуть эту безбожную коммунистическую власть, - строил я наполеоновские планы. И вообще, я считал, что для мужчины самая достойная профессия - это профессия военного. Но, как сказал Байрон: "Действительность, ты речью властной разогнала мои мечты!"
Общеизвестно, что чеченцы у хозяев находились под особым контролем и, конечно, с тысячу раз легче пройдет верблюд через игольное ушко, чем чеченец, оставаясь чеченцем и мусульманином, сделает карьеру в Советской Армии - и это я понял на собственном тяжелом опыте. Я убедился, что единственный способ сделать карьеру в Советской Армии - это отказаться от своего народа и религии и самое главное, продать душу дьяволу, став ради карьеры сексотом.
И только после того, как Дудаев продал и народ свой, и религию, и для большей убедительности женился на комиссаре Аллочке, только после этого Дудаев стал генералом и получил доступ к ядерному оружию. И те, кто этого не понимают и не хотят понять - те заслуживают то, что имеют. А впрочем, негодяи и мерзавцы всегда любили свои грязные, корыстные дела прикрывать высокими словами о чести, о религии и о Родине.
Я прибыл осенью 1978 года во Франкфурт-на-Одере, это был огромный распределительный пункт. Нас чеченцев было 52 и 8 русских, которые во всем держались с нами заодно. Мы с первых же дней почувствовали особо заботливое отношение к себе, и когда мы не стали убирать мусор, полковник кричал на нас, что на каждого солдата-чеченца нужно держать по два негра, и вообще, что мы все бандиты и если бы его воля, то он нас всех расстрелял бы. Выслушав столь нежные отзывы в свой адрес, мы буквально через час устроили грандиозную драку. Дело в том, что на этом пункте было не менее 1000 призывников разных национальностей, и один из наших товарищей, помню, это был плотный рыжий парень, пошел в столовую, по какой-то причине отстав от нас, пообедать, а там наткнулся на обедавших грузин. Они ему приказали убрать со стола посуду, а в ответ на отказ зверски его избили. Когда он вернулся к нам, на нем живого места не было. Мы, естественно, вспылили и пошли бить подряд всех не русских, а в тот день на этом пункте нерусских было процентов 70, и в основном, по-моему, из Грузии. Конечно, неожиданная атака принесла победу и мы всех там разогнали, но тут же прибежали внутренние войска с автоматами с пристегнутыми штык-ножами и согнали нас в угол, в какой-то тупик огромного двора, и прямо напротив нас построили тех, кого мы избили, И тогда мы увидели, что нас раз в десять меньше. Потом нас выводили, и каждого обыскивали и у всех на глазах у нас забрали ножи. При этом тот же полковник, который сожалел, что у него нет власти нас расстрелять, полчаса ругал нас, прямо натравливая тех, кого мы избили, как по приказу все офицеры и солдаты ВВ покинули плац. Я понял, что это не случайно и нас могут избить, тем более, что мы были безоружны и загнаны в тупик: за спиной двухметровый забор. Я вышел вперед и сказал ребятам, мол, подождите, не спешите. Надо признать, что наши ребята прямо рвались драться, я их успокоил и обратился к противнику с предложением окончить это дело миром. Я уверен, что смог бы с ними договориться, но беда была в том, что 90% из лагеря противника не знали, в принципе, русского языка. Но, слава богу, из их рядов появился лидер, который с трудом, но мог разъясняться по-русски, и он мне сказал:"Хорошо, не будем драться, но только скажи своим, пусть они отдадут наши шапки и шинели?
Оказывается, во время нашего блицкрига наши орлы прихватили все это в качестве трофеев и, несмотря на все мои уговоры, отказывались вернуть. В итоге кто-то из толпы противника бросил в меня булкой хлеба, я автоматически бросил обратно и началась драка, точнее наше избиение: тебя окружают человек десять, которые становятся в круг и бьют тебя по голове бляшками солдатских ремней.
Когда офицеры, вдоволь насмотревшись на эту бойню, вновь приказали нас разнять, мы почти все были в крови, а тех, кто в бою потерял шапку, вообще пришлось госпитализировать. Тех из нас, кто был в силах стоять на ногах прямо из под конвоя раскинули по три человека по разным частям. Я, и со мной три чеченца и один ингуш - мы попали в город, Витшток, в 45-ю отдельную радиотехническую бригаду, где нас определили, в учебный взвод учиться на радистов. Для меня это была трагедия, так как я очень хотел попасть в десант. Но самое интересное было не в этом, а в том, что оказывается мы в течение первых 6-ти месяцев должны были быть не чеченцами и даже не солдатами, а это значит - мы покорно должны были переносить оскорбления, унижения и бегать в качестве прислужников перед стариками. А чеченцев в этом батальоне не было и мне, да и другим, приводилось постоянно драться, что мы и делали. Мы собрались вместе и я сказал ребятам: "Лучше умереть, чем унижаться! Ни шагу назад!" Мы также договорились не кушать свинину, чтобы они не радовались, видя как мы кушаем свинину.
В итоге, через два месяца меня в 12 часов ночи перевели из учебного взвода в роту, для чего? А для того, чтобы меня старики напугали и заставили мыть полы и кушать свинину. Но Аллах свидетель, после нескольких драк, где мне попало, но и они получили, я уже имел статус "старика" со всеми вытекающими отсюда привилегиями, а старики стали моими друзьями и я частенько бил чересчур блатных стариков из других рот. Следует сказать, что офицеры нашего батальона разделились на два лагеря: одни приветствовали то, что я ни за что не мою полы и не ем свинину, а другие, в основном, из кругов, близких Политотделу, заявляли прямо, что они меня заставят вымыть полы. Я решил победить спокойно и без нервов, недостойно воину поддаваться эмоциям и нервам.
И началось упорное, целенаправленное подавление моей воли. Ежедневно по два раза в день меня вызывали в Политотдел и внушали: ты должен вымыть полы! Я им отвечал так: "У каждого человека есть свой кодекс чести, а солдат, раз изменивший своему кодексу чести, изменит и Родине!" А они мне говорили, что солдат должен сначала исполнить приказ, а потом его обжаловать. Я отвечал: "По-вашему выходит, что если командир мне прикажет, чтобы я расстрелял отца и мать - я должен этот приказ исполнить?" - "Да, точно так!" - багровея и синея, хрипел мне капитан Олейник, замполит батальона, очень образованный и интеллигентный человек, и донской казак к тому же. "А если мне командир прикажет изменить Родине?"- задавал я вопрос. "Да ты, 3акриев, так весь Варшавский Договор разрушишь, тебя немедленно надо в тюрьму, пока не поздно!"- кричал капитан Олейник. "Да вы, товарищ капитан, чуть подождите, я ведь только 4 месяца служу" -отвечал я. "Во-о-он! - орал капитан Олейник, - вызвать ко мне командира роты!"
И возвращался ко мне командир роты ст. лейтенант Ананьев весь красный, как рак и умолял меня: "Ради бога, Руслан, продержись еще чуть-чуть до 6-ти месяцев, и я тебе дам звание и тогда тебя не будут заставлять мыть полы!
Должен сказать, что лейтенант Ананьев горой стоял за меня перед Политотделом. И притом замечу, что на политзанятиях я получал сплошные "5", а когда я, на вопрос замполита бригады: "Как зовут Генсека Компартии США?" - ответил, что его зовут Гесс Холл, то и вообще прослыл Академиком.
Но тем не менее, я знал, что моя военная карьера обречена, меня не пропустят, им не нужны люди, имеющие честь, совесть, Бога. Им нужны лицемеры типа Дудаева.
В итоге, после долгих драк и противостояния, морального и психологического террора, капитан Олейник пошел ва-банк. Он прибежал в столовую, куда я был отправлен в наряд, построил всех нас, сам побежал лично принес половую тряпку и ведро воды, и приказал: "Рядовой Закриев, выйти из строя!" И держа руку под козырек, отдал приказ: "Приказываю вам взять эту тряпку и вымыть полы!" В эту минуту сердце мое исполнилось радостью и я подумал: "Слава тебе, Всемогущий Аллах, за то, что я не исполню этот приказ!" - и спокойно улыбнувшись, я ответил: "Товарищ капитан, рядовой Закриев полы мыть не будет! "
Они хотели, чтобы я мыл полы, они хотели, чтобы я ел свинину, но если бы я это сделал, я презирал бы себя. Возможно, они дали бы мне и звания и медали, но то были звания, данные сатанинской, атеистической властью. Конечно, их упорное стремление заставить меня кушать свинину или мыть. полы было не простой прихотью, дело было не в полах и не в свинине: они тем самым отсеивали тех, кто был не из них. И разумеется, эта власть, эта Армия некогда не допустила бы Дудаева за штурвал стратегического бомбардировщика, если бы он душой и телом не был предан им. Я знал это наверняка и поэтому, когда эти их сексоты кричали, что бог послал нам ангела-генерала, - я говорил:"Уверяю вас, что настоящее имя Ангела, дослужившегося до звания генерала в коммунистической Армии, тем более с партбилетом в кармане, настоящее имя этого ангела - Сатана!"
А моя военная карьера милостью Аллаха закончилась в течение 5 месяцев, я знал на что шел и готов был идти в тюрьму на три года но вместо этого провел один месяц в дурдоме и со справкой "сумасшедший" и притом сумасшедший, переосвидетельствованию не подлежащий, приехал домой. Признаюсь, был огорчен, но в переводе Корана сказано: "Вы что-то не хотите, чтобы произошло, думаете - это для вас зло, а это для вас добро. Вы не знаете, Аллах знает!" Да, коммунистическая власть приговорила меня быть отверженным и лишенным всего, но они только предполагают. И не будут огорчены те, кто искренне полагаются на Аллаха, ибо не падает даже желтый листок без воли Аллаха, да простит он нам наши слабости и прегрешения!

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

Весь этот автобиографический экскурс я предпринял с главной целью - показать, что я хорошо знаю цену главному аргументу дудканутых: "Он же святой, он же - генерал!" Да, особенно его святость проявилась, когда он бомбил афганские деревни, убивая женщин и детей.
Должен признать, я вообще не был знаком с чеченской партийно-бюрократической элитой, но именно в этих слоях я надеялся найти себе базу для создания структур сопротивления. И вот я встретил Апти Бисултанова, который сообщил мне, что у них есть группа, недовольная делами дудаевцев, и они хотели бы со мной познакомиться, так как им очень понравилась моя статья "Театр абсурда, или возвращение диктатуры". Я сходил к ним, там были в основном писатели и поэты, они говорили, что их преследуют, за ними следят. Встречались они в редакции детского журнала, редактором которого был Апти Бисултанов. На этой встрече мы очень много говорили, но все же решили бороться.
Так же был найден еще один центр сопротивления, это тоже были в основном интеллигенты, собиравшиеся вокруг Джабраила Бакаева. В большинстве своем это были ученые, преподаватели университета и институтов. Мы приняли решение бороться немедленно и бескомпромиссно.
Потом я встретился с Усамовым, переговорил с ним, он тоже сказал, что они готовы и согласны: альтернативы бескомпромиссной борьбе нет. Я всю эту работу проводил с целью консолидации этих многочисленных разрозненных групп; я понимал - если все эти течения не будут объединены в  жесткий кулак с централизованным органом управления, то вся их энергия уйдет на бессмысленную болтовню, грызню и мечтания о власти. Должен признаться, что чем ближе я знакомился с силами, противостоящими Дудаеву, тем сумрачнее становилось у меня на душе. Я ожидал чего угодно, но что советская высшая школа могла до такой степени испортить чеченцев - этого я не ожидал. Если вы встретите чеченцев, утверждающих, что они интеллигенты - бегите от них, и знайте - это что-то наукой не определенное и не изученное, недоразумение, ошибка природы. Все дело в том, что чеченец должен и может быть только чеченцем, а вся партийно-государственная машина СССР была нацелена на то, чтобы ни извести чеченцев как тип, как вид, ибо модель "чеченец" в человеческой породе самая неуправляемая, непредсказуемая и вообще неудобная. Мир вступил в эпоху массовых технологий и серийных производств и для этой модели управления требуются люди тихие, послушные и самое главное, управляемые. Именно в этом причина уже долгие годы проводимой операции по физическому уничтожению определенного типа людей. Конечно, на фоне всеобщего мирового кризиса позволить всем, кто ходит на двух ногах пользоваться правами человека - слишком большая роскошь и население должно быть рассортировано на две категории: на тех, кто принимает решения и на тех, кто эти решения исполняет, - классическая формула рабов и господ. И по всей видимости, в лагере господ вакантных мест не оказалось, а для лагеря рабов чеченцы слишком неподходящий контингент, да и чеченцы, если их не уничтожить, послужат катализатором восстаний и смут, например, для славянского окружения. И вот, власть Иосифа Джугашвили организовала для чеченцев 44-й год, а власть Хрущева насадила на голову чеченцев специально подобранную элиту, несовместимую по своей природе ни с сутью, ни с духом чеченцев, элиту, которая своим примером не только не удерживала народ от низменного и фальшивого, а скорее наоборот. Плохо, когда у человека ампутирована голова, но еще хуже, когда на место ампутированной человеческой головы пришита голова свиньи.
Да, должен признаться к глубокому сожалению, что мое личное знакомство с потомками славных урартских царей произвело на меня весьма тягостное впечатление. Оказывается, быть патриотом чеченского народа очень легко, находясь в Сибири или Казахстане, но тот, кто проведет 1 год в городе Грозном, вращаясь в среде чеченцев-политиков и после этого скажет: "Да, прав был автор "Тазита", который говорил, что нет благородней людей, чем чеченцы!"- тот в день страшного Суда не краснея сможет утверждать, что 2x2=5. Я с 16-ти лет ездил по самым отдаленным, диким районам бескрайнего СССР, уверяю вас, среда, в которой я находился, в течение 10-ти лет, не отличалась изысканностью нравов. Это в основном были люди, по нескольку раз сидевшие в тюрьмах, способные за бутылку убить человека. Но клянусь вам чем хотите: я за все эти годы не видел и сотую часть той подлости, той мерзости и грязи в душах людских, с которой мне пришлось столкнуться за два года моей политической деятельности в Чечне! Если чеченец говорит, что он политик - остерегайтесь этого монстра!
Тем временем, триумфальное шествие бандитской власти продолжалось, смута расширялась. А все эти так называемые оппозиционные Партии, Движения, Клубы интеллигентов и прочих недовольных, об объединении которых в мощный антидудаевский фронт я мечтал, на практике представляли из себя жалкое и удручающее зрелище. Видеть всех этих вечно плачущих, вечно скулящих и вечно робко и трусливо озирающихся людей было просто невыносимо. А когда они, заискивающе улыбаясь и называя себя интеллигентами, начинали скулить и плакаться, жалуясь на Дудаева и его душманов, и при этом, призывая торжествующее хамьё, этих генетически на сто поколений вперед закодированных уголовников, осознать, понять и, исправившись, перестать делать зло - я доходил до удара.
- Но есть же еще, - думал я, - бюрократический аппарат?! Но их среди недовольных Дудаевым не было. Они были заняты выбиванием себе должностей и установлением дружеских отношений с дудаевцами. Говорят, некоторые даже стали изучал уголовный жаргон, чтобы чувствовать себя уверенно среди элиты новой власти.
У меня есть одна черта - чем меньше шансов на победу, тем больше желания бороться и упорства появляется во мне. Я имею моральное право прямо заявить, что никто не может обвинить меня в корысти и стремлении к личной власти. Несмотря на мои амбиции и неформальное лидерство, я никогда не пытался достигнуть формального лидерства, я считал, что наш народ находится под гневом и карой Аллаха, народ находится на краю гибели, о чем, например, я и кричал в своих многочисленных статьях в газете "Республика", и исходя из вышесказанного, считал кощунством на фоне этой страшной трагедии искать личной выгоды, личной власти и карьеры. "Нет, - говорил я, - в данной ситуации, когда стоит вопрос тотальной гибели народа, мы должны исправиться, раскаяться и, оставив кесарево кесарю, встать на богоугодный путь. Но если в этой страшной ситуации мы и дальше продолжим словно крысы хватать чужое и тащить домой, невзирая ни на голодных, ни сирых, если мы и в данной ситуации продолжим, словно собаки за кость, грызться друг с другом, не помня ни о Боге, ни о чести и совести - Аллах может усилить свое наказание. "А себе я дал зарок: за труды свои на ниве борьбы с теми, кто ведет к пропасти мой многострадальный народ, не принять ни копейки выгоды, а также не принять должности, а все мои усилия, труды и лишения, которые постигнут меня на этом пути - да будут они милостью Аллаха во имя Аллаха. Ибо нет ни награды, ни наказания даже для комара без воли на то Аллаха" Да, конечно, мне предлагали и должности, и деньги - и те, и эти. Они хотели, они думали, что соблазнившись этими смешными подачками, я стану служить им. Но я задавал себе вопрос: "Сии господа-начальники соблазняют меня предать Господина-Творца всего сущего, милостивого и милосердного Бога, перейти на службу к ним?" И они очень огорчались, когда я отказывался. "Как же, - говорили их ослепленные алчностью и Сатаной глаза, - ты, нищий, не имеющий даже иномарки, человек отказываешься от денег, что мы тебе предлагаем?!" "Как же, - говорили их удивленные лица, - ты, даже не окончивший толком среднюю школу, ты, даже по закону не имевший права работать даже сторожем, отказываешься от высоких должностей?! Да ты и в самом деле безумен! - говорили их разочарованно-кислые мины.
А я думал в ответ: "Слава Аллаху, Господу миров! Ибо в его власти кого он захочет сделать светочем разума, а кого пожелает - сделать безумцем; ибо по воле на то Аллаха не становится человек ни бедным, ни богатым, и в его воле сделать из царей рабов, а из рабов - царей!"
И наполнялось мое сердце светом и счастьем, и благодарил я Милостивого и Милосердного за то, что не дал Он мне соблазниться искушениями верных слуг Иблиса. Что их деньги, и что их мерседесы, разве могут их деньги купить спокойствие и мир душе, от которой отвернулся Аллах? Разве могут их мерседесы сравниться со свежей утренней росой, когда ходишь по лесу или по полю на ногах, которые тебе дал Аллах? Нет, воистину, они заблудившиеся и нет в их душах покоя и света и не будут счастливы неверные, даже если они будут сидеть на всех богатствах мира и даже если они будут царями всех народов! И не оградит их ни на минуту все золото мира и власть от Дня назначенного и от Суда справедливого! Есть рвущиеся к власти и богатству, принося на это все силы свои и совесть, безумцы, ибо они не понимают, что с того, кому много дано, с того и много спросится. Мало того, что они в этой вечной алчной суете не вкусили радости земной, не видели солнца и звезд, не видели леса, полей и гор, и не дышали даже воздухом спокойно, так они и награды жизни вечной могут быть лишены за грехи свои, которые сопутствуют и власти, и богатству! И страшно тяжела будет доля вдовы и сироты, что присвоили они!
Именно поэтому нельзя людям бедным с ненавистью и завистью относиться к тем, кому Аллах дал бремя власти и богатства. К ним надо относиться с состраданием и милосердием, ибо тяжела их ноша. Но горе тем, кто с завистью, со злобой будет относиться к ним, каждый имеет то, что дал ему Аллах и слава Творцу, ибо он знает, что делает!
В любом деле непременно нужен командир-эмир. Независимо от того, маленькая или большая группа решила достичь какой-либо цели - нужен лидер, имеющий право отдавать распоряжения своим последователям. Если не будет такого органа, головы, которая умеет быстро и оперативно принимать решение - не будет толку от большого количества последователей. Яркий пример этому - Хасбулатов, которого поддерживало 300 тыс. человек в Чечне, а результат - кот наплакал. Одним словом, гора родила мышь, потенциальная энергия сотен тысяч чеченцев, которые пошли за Хасбулатовым, была рассеяна, нейтрализована.
Говорят, когда Хрущев устроил в Советском Союзе голод, один американский сенатор заметил: "Да, без сомнения Хрущев - гениальный человек, ибо только гениальный человек сумел бы СССР, имеющий такие безграничные посевные площади, довести до голода!" Я знал, что для успеха нашего трудного дела нужен лидер, ибо без сильного лидера толпа не превращается в единую, направленную в одно направление, сокрушительную силу. Без знамени в лице лидера люди остаются разобщенными, сомневающимися и все время боящимися ответственности членами общества. И только мужественный, волевой голос вождя, отдающий ясные и однозначные приказы, может превратить массу разобщенных и дрожащих людишек в непобедимую армию героев, способных на любой подвиг.
С дудаевским лагерем было ясно - у них был Джохар - и лидер, и вождь, и царь, и кумир. При первом же беглом изучении обстановки я понял - собрать митинг, превосходящий по численности Дудаевский, не составит труда. Но нужен был лидер и я искал подходящую кандидатуру, но с этим было туговато. Все известные и сильные личности попрятались и выжидали, кроме Арсановых, которые однозначно заняли позицию, а Абдурахман днем и ночью работал, не покладая рук. Но дело было вот в чем. Так как Ильяс Арсанов без сомнения был духовным руководителем тех сил, которые пытались противодействовать диверсии дудаевцев, то они много сделали, настраивая дикую толпу и формируя из Арсановых образ врага. И поэтому выдвигать лидера из среды Арсановых или из бывших партийных функционеров - означало содействовать дудаевской пропаганде. Здесь нужно было противопоставить идеологию неприятия Тирана-Дудаева, апеллировать к историческому непризнанию чеченцами над собой князей, тем более с красными билетами членов КПСС в кармане.
Построив контрпропаганду на этих несущих моментах, можно было обезвредить Банду и сорвать большевистский план захвата власти. Я считал: не важно кто будет во главе в данный момент, любой - лишь бы не допустить тех, которые уже и не скрывали провокаторскую программу развязывания войны с Россией. А то, что эта война принесет страшные бедствия для нашего народа, что это безумие - было очевидно. И я искал, и, повторяю, никогда в качестве спасителя Отечества себя не мнил, хотя должен признаться: мысль, что на безрыбье и рак рыба в минуту особого разочарования у меня появлялась. Я не думал, что в природе существует так много чеченцев, не способных принять адекватные меры: понять очевидные вещи и найти достойное решение проблемы. А вместо этого - бессмысленная, бесконечная болтовня, споры по мелочам и неспособность организоваться, неспособность действовать, разозлиться, в конце концов! Во время своих долгих скитаний по этим многочисленным кружкам образованных любителей пустой и бесконечной болтовни мне часто вспоминался диалог Зелимхана Харачоевского с поручиком Российской армии Шабодиевым, и особенно его "Ты не волк, Шабодиев! Ты слишком долго кушал русский черный хлеб, и ты перестал быть волком, Шабодиев!" Так вот, по всей видимости, и чеченскую интеллигенцию разучили и отучили от всего чеченского, в итоге получились еще не интеллигенты, но уже и не чеченцы. Представьте себе волка, которого приучили питаться исключительно капустой - преотвратительное получается зрелище. Но беда была в том, что остальная часть чеченцев - те, что не учились или купили свои дипломы, интересовались исключительно кредитами, иномарками, воздухом, итальянским кирпичом, нефтью и ее производными, и когда ты обращался к ним и говорил: Родина гибнет! - они в ответ интересовались: а сколько можно на этом заработать? И после первых же слов объяснения теряли всякий интерес к данной теме.
Ладно, - решил я, - пусть будут интеллигенты, я буду бороться вместе с ними. А вождем у интеллигентского сопротивления был Джабраил Гакаев. Я подошел к Гакаеву и сообщил ему, что признаю его лидерство и готов всеми силами содействовать их священной борьбе против банды диверсантов. Так сказать, сыграть роль мозолистых кулаков, признавая приоритет серого вещества их партии. И должен признаться, весьма разными оказались в наших понятиях смысл слова "борьба? Конечно культурный, тактичный, разговор профессора Гакаева не годился для диалога с Яндарбиевым, Сосланбековым, с ними надо было говорить на языке типа "пасть порву, моргала выколю!", ибо иного языка вся эта шайка-лейка просто не была способна понять. Но вместо этого, когда на наших встречах, даже без дудаевцев, я говорил резкое слово в их адрес - все мои товарищи бледнели, хватались за валидол и с расширенными от ужаса и отчаяния глазами кидались закрывать мне рот, умоляя не говорить так громко, а лучше всего вообще свои мысли вслух не высказывать. "Ты послушайся нас, - говорили они мне, - у нас опыт, уж мы-то знаем!" Признаюсь, из уважения к их годам, образованности и интеллигентности я замолкал, хотя никак не мог понять, как можно бороться с уголовной шушерой, нагло оседлавшей наш народ и начавшей разграбление и распродажу всего, начиная с оружия и кончая дверными ручками, оперативно снятыми с дверей Веском и КГБ, если даже громко сказать об этом нельзя?! Конечно, мне - необразованному и непартийному, трудно было входить в их колею, но видит Бог, я держался. А если я заставляю себя хоть немного вести себя не так, как считаю достойным, то обязательно происходит срыв. Так что, конечно, я по своей природе не был способен терпеть то, что пришлось пережить моим новым, образованным и еще со времен Сталина научившимся молчать друзьям. Да, тяжелая доля им досталась и, конечно, им было очень нелегко, И, конечно, если бы не эти люди, решившие посвятить себя, мы были бы гораздо ниже как народ. А быть врагом народа и учиться очень нелегко.
И вот, в один прекрасный день я наконец, увидел сияющие от счастья лица своих образованных коллег по борьбе против банды, претендующей на власть. Причиной столь бурной радости оказалось то, что руководство ОКЧН соизволило наконец-то обратить внимание на оппозицию и снизошло до переговоров с ней. Я, разумеется, был категорически против любых переговоров с большевиками, но об этом мои старшие товарищи и слышать не хотели. Я подошел к Джабраилу Гакаеву и сказал ему примерно следующее: "Джабраил, мне страшно тяжело видеть, как это дикое хамье издевается над вами, людьми образованными и интеллигентными, они вам грубят, вас оскорбляют, мягко говоря, ведут себя неуважительно и даже высокомерно. Кто такой Удугов, кто такой Сосланбеков или чтобы при встрече они вели себя развязно и нагло, и не дают вам слово сказать умные и полезные для народа слова, И если бы вы мне дали свободу действий, я бы этих распоясавшихся Шариковых поставил на место. Но, как вам известно, как только я начинаю говорить с дудаевцами как положено - наши же товарищи набрасываются на меня, словно пытаясь опередить друг друга в угодничании дудаевцам и, как говорится, наносят мне удар в спину!
Гакаев, в принципе, согласился с моим мнением и сказал: "Да, надо вести с ними разговор на жестком языке - культурный разговор они даже не слушают и с нами вообще не считаются. Даже их дуче говорит про нас: собаки лают, а караван идет. Если бы Гакаев меня не поддержал, я не собирался идти в Реском на эти переговоры, а дело было примерно 28 сентября, точно не помню.
Итак, мы пошли на переговоры, где нам была обещана встреча с Дудаевым, Яндарбиевым и Сосланбековым - в общем, чеченский вариант Гитлера, Геббельса и Геринга. В Рескоме мы поднялись по лифту на 5-й этаж, зашли в большой зал, где и стали ожидать, как говорится, явления героев. Но вместо обещанных первых лиц явились Хусейн Ахмадов - этот депутат, предавший весь парламент, одним словом мошенник, бесстыжие и интеллектуально-нравственное уродство которого выделялось даже в их компании, - и тогда еще мелкий мошенник Удугов. Они, значит, пришли объяснить профессорам, докторам наук, да и, в принципе, всей интеллигенческой элите чеченского народа что к чему. Признаться, я ожидал, что все возмутятся и немедленно покинут зал, но этого не произошло, и более того - вся эта интеллигентская братия как-то подтянулась, присмирела и, как мне показалось, с вниманием и благоговением стала слушать бред, который начал нести сельский учитель истории, нарушитель всех конвенций и законов, чуть не сказал – Паниковский, - Хусейн Ахмадов. Если все происходящее тогда можно назвать Театром абсурда, то эту сцену можно было назвать кульминацией абсурда. Этот уголовник, имеющий все признаки дегенерата, или точнее - эта ходячая иллюстрация к классификации уголовников Ломброзо, менторским тоном нес чушь о том, что - "Мы, ОКЧН, приняли решение на основании какого-то мифического международного права отделить Чечню и от России, и от Ингушетии, и от здравого смысла, и легко, создали чеченское государство".
Во-первых, кто это "мы"? Если он имеет ввиду Исполком ОКЧН, то, например, Джабраил Гакаев является членом Исполкома ОКЧН, но он и не слышал об этом решении. И даже если все эти самозванцы, называющие себя ОКЧН, встав на голову проголосовали за это решение - кто им дал право решать за миллионный чеченский народ, за ингушский народ, за сотни тысяч русских и граждан ЧИР других национальностей и, наконец, за граждан РФ? Они, видите ли, собрались и решили за меня, за тебя, за всех! Но позвольте, таким макаром эти новоявленные поборники международного права, что хочешь могут решить! А где же парламент?
- Он не нужен.
- Почему же он не нужен?
- Не будет выборов 17 ноября, мы так решили!
-?!
- Да! Мы совершили революцию!
И все молчат, все сидят смирно и никто не возмущается! Рядом с Ахмадовым сидит Иуда Удугов и своим подлым плебейским взглядом смотрит из подлобья на реакцию зала...  Нет, я разозлился не на дудаевцев - они-то ведут себя как им и положено - по-хамски, я разозлился на чеченцев, которые допускали узурпацию власти на священной чеченской земле этими выродками, этими плебеями, этими трехкопеечными сексотами! И не было все сметающего праведного гнева свободных духом, благородных чеченцев а вместо него - унизительное, холуйское пресмыкание перед очередным хамом, севшим на шею народа - вот что меня взбесило! И после того, как несколько моих попыток вступить в дискуссию и прервать менторскую лекцию этого дегенерата были сорваны моими же товарищами, которые уже смирились с новыми господами и, более того, стали перед ними заискивать – я понял, что от этих интеллигентных борцов против Дудаева толку не будет. "Но что же делать?"- думал я, когда гнев переходит все границы  он превращается в смех, и мне в голову пришла идея: тут же на месте я набросал проект заявления-пародии на то, что делает ОКЧН и то, что говорит Ахмадов. Так как все мои попытки вести серьезную дискуссию закончились провалом, я решил таким образом нанести удар. Я решительно встал и громко заявил: "Прошу выслушать официальное заявление президента, - все притихли, я поднял бумажку, на которой я только что накидал заявление и зачитал, - Вчера, в два часа ночи, состоялся съезд Шалажинского народа, на котором принято решение об отделении Шалажи от Чеченской республики и образовании суверенного государства Шалажи, и я избран президентом. "
У Ахмадова лысина посинела, а лицо побагровело и он крикнул: "Это незаконно!" - "Да, - ответил я, - но это не менее законно чем то, что вы делаете! Разве то, что вы делаете законно?
- Вот эти, - я показал пальцем на своих интеллигентных союзников, - стояли по стойке смирно и перед Сталиным, и перед Хрущевым, и перед Брежневым.
- И перед этими вы будете ходить на задних лапках сказал я им, показывая на Ахмадова и Удугова.
- А вы, - обратился я к Ахмадову, - попробуйте творить то, что вы творите здесь - у нас в Шалажах и мы вам покажем, где раки зимуют!"
- И вообще, - закончил я свое официальное заявление, - я считаю ниже достоинства Президента с вами разговаривать!"
После этих слов я покинул зал, и когда я вышел в коридор за мной выскочили несколько репортеров и с блокнотами в руках стали просить меня дать более подробную информацию, что меня вконец взбесило:
- Да вы что, - прокричал я вне себя, - белены все объелись что ли, вы что не понимаете: это же пародия!? Какой суверенитет, какое государство - это же все бред! - и в сердцах махнув на них всех рукой, вышел оттуда и поехал к себе в Шалажи.
А Шалажинцы и не подозревали о том, что они только что стали гражданами суверенного государства. Об их отношении к данному факту шалажинцев никто и не спросил - так же, как не спросили жителей ЧИР. А впрочем, например, Жителей Советского Союза спросили - и что? Дело в том, что Дудаев и его хозяева из Москвы демократичными считают лишь те референдумы и выборы, результаты которых их устраивают. Но если несознательные граждане проголосуют не так как хотят дембоссы - результаты этих выборов и референдумов объявят красно-коричневыми и подлежащими забвению. Помните, как герои Оруэлла предавали забвению людей и целые исторические периоды? Элементарно: определенную информацию изымали из газет, журналов и телерадио - и все! А так как наши современные эксбольшевики и супердемократы в первую очередь захватили прессу, - им и карты в руки: захотят сделать из слона муху - пожалуйста! А из мухи слона - нет проблем! Телеэкран все стерпит.
Разумеется, первыми меня признали сотрудники дружественной мне газеты "Республика" и убежденный антидудаевец Висхан Давлетукаев сообщил об этом историческом событии на страницах мужественной, героической газеты "Республика? В рядах дудаевцев тем временем шла упорная пропаганда, что я дебил, неспособный даже два связных слова сказать, и что все мои статьи и другие заявления пишутся партократами, которые меня купили, а я просто подписываю. В связи с этим заявляю: если кто списал на меня деньги и присвоил, а я об этом, узнаю - обещаю отобрать с учетом процентов и неустойки за моральный ущерб. Статьи писал сам, идеи были мои, более того - и за бензин приходилось платить самому. Должен признаться, что финансовый вопрос был для меня в то время самым больным и часто приходилось отвлекаться на поиск средств. Но никто не дал мне ни копейки, Они занимались бизнесом - я пытался их спасти от гибели, и более того - за свой счет. А они считали, что так и должно быть, им было некогда отвлекаться на такие мелочи, как спасение своего народа - народа, который гнали в пропасть. Чеченцы вообще люди деловые.
Должен признаться, мой шаг с объявлением себя президентом был шагом отчаяния и даже в определенной степени - результатом паники, так как мои упорные фанатические усилия, начиная с 24 августа, найти союзников и вообще найти чеченцев, обеспокоенных судьбой своего народа, закончились провалом - таковых я лично не встретил. Встречал тех, кто беспокоился о себе, о своем клане и особенно о своих карманах и должностях. Но людей, которые свои жизни и свое имущество готовы были пожертвовать во имя своего народа, своей Родины - я не встречал. Я не утверждаю, что таковых среди нашего народа нет - может быть и есть, но мои упорные и длительные поиски не дали результата. Ладно, я понимаю: человек в силу каких-то обстоятельств может быть сексотом, агентом, просто зависимым от того или другого (у него может быть богатая фирма и т. д. и т. п.), но при всем при этом как можно полностью потерять инстинкт самосохранения и не только не бороться, а напротив - помогать тем, кто ведет к гибели чеченцев, как по всей России, так и в самой Чечне. Ведь Дудаев не скрывал, что он упорно и целенаправленно разжигает войну с Россией - а это ничто иное, как гибель. И самое страшное, те кто в течение 30-ти лет каторжным трудом в Казахстане построили свои дома - словно взбесились и кричали: мы уничтожим Россию! Что это, если не массовое безумие?
И вот, окончательно убедившись, что от моих высокообразованных соратников по борьбе не будет ровно никакого толку, я отправился в редакцию детского журнала - здесь еще была хоть какая-то надежда, - и мы начали действовать. Очень много работал Арсанов Абдурахман. Но я понимал - пока у нас не будет молодого, энергичного, известного в республике, а еще лучше с генеральским знанием, лидера, не партократа, очень желательно свою карьеру сделавшего вне республики, (чтобы он не попадал под стереотип, созданный дудаевской пропагандой) - без такого лидера нам не победить. Принцип был простой: этот новый герой заявляет: я чеченец, я генерал и имею не меньше прав на власть, чем ваш Джохар, и единственный мой изъян в том, что жену мою зовут не Аллой и по чеченски я разговариваю свободно. И вот, вокруг этого нового лидера собрать митинг, созвать временный совет старейшин из уважаемых людей из разных сильных кланов - и все, песенка Дудаева была бы спета! Просто все дело в том, что людям внушали: или Дудаев, или коммунистическая завгаевская номенклатура, которая своей трусливой и подлой политикой породила и возвысила Дудаева. А так, уверяю вас, люди вовсе не были в восторге от Дудаева, от Сосланбекова, от Яндарбиева, от Мамодаева; с Мараевым, просто люди не видели альтернативы. Или дудаевцы, или завгаевцы, которые полностью дискредитировали себя тем, что брали взятки, а самое главное, как трусливо, без единого выстрела дали себя выкинуть. Если бы завгаевцы сделали хоть один выстрел и убили хотя бы одного оскорбившего их дудаевца - авторитет завгаевцев сразу поднялся бы. Но по всей видимости, среди этой сытой и самодовольной номенклатуры не нашлось ни одного мужчины, который посмел бы сделать один, но меткий выстрел. Разве могли чеченцы уважать и признавать партию, ведущую себя таким позорным образом? Их оскорбляют, обижают, избивают, выкидывают наконец, а они, - возмущались люди, - даже одного бандита не способны убить Вай-вай, - качали головой чеченцы, - какие жалкие люди правили нами! Какой позор И конечно, многих подвела вера в правительство: все ждали, что наконец-то правительству, Президенту надоест выслушивать эти вечные оскорбления и угрозы в адрес России и в конце концов их всех рассажают по тюрьмам и психбольницам. Но люди не понимали, что вся эта словесная война между дудаевцами и ельцинистами - это четко спланированный спектакль, чтобы помочь Дудаеву придти к власти. И вовсе не враги Ельцин с Дудаевым, они коллеги и друзья по общей работе, они на самом деле делают общее дело по уничтожению и демонтажу России.
Россия выполнила свою функцию, и Россия может умереть. Я не лез в эту борьбу но был категорически и однозначно против того, чтобы ЦРУ использовало мой народ в качестве одной из бомб, подложечных под Россию - я был против этого. Да и какая чеченцам польза от уничтожения России, ведь тогда мы попадем под иго Турции, а в Турции чеченцам не разрешают даже говорить по чеченски, даже называть себя чеченцами не разрешают. И уж точно в Турции чеченец не станет председателем ВС. Так я думал, ошибался я или нет, я не знаю, Аллах знает.
И самое интересное, даже примитивный анализ материалов прессы и телевидения Москвы показывал, что хозяева России просто души не чают в Дудаеве. Они с такой нескрываемой радостью бросались тиражировать оскорбительные для России разжигающие межнациональную и межрелигиозную рознь заявления агента Дудаева, что создавалось впечатление будто речь идет не о сепаратисте, разрушающем Российское государство, а об успешных акциях полковника Исаева против фашистской Германии, настолько радостно сияли глаза ведущих Российских средств массовой информации.
Естественно, в то время такая подлая поддержка фашисту Дудаеву наносила сильнейший удар по силам, которые пытались против него бороться. Многие говорили: если даже Россия, которую разрушает Дудаев, если даже Россия, которую перед всем миром унижает и оскорбляет Дудаев, если даже она в лице своего телевидения и газет так восхваляет Дудаева, значит он действительно силен! Да он же и в самом деле чудотворец!- думали чеченцы, которые привыкли считать Россию сильным и могучим государством. "Ай-яй-яй, - цокали языками чеченцы, - какой позор! Этот маленький Дудаев так позорит большой русский царь Ельцин!" - "Какой позор!- качали старые чеченцы головами, - видно совсем плохо дело у России, совсем Россия пропал!" И в их озорных разбойничьих глазах зажигались искорки былых лихих набегов за Терек, радость добычи и восторг игры со смертью!
Но не сразу поверили чеченцы, было время - сомневались, и не сразу бросились снимать шкуру с русского медведя. Долго и упорно на это подстрекали как агенты среди самих чеченцев, так и ихние сообщники из Москвы, и конечно не сразу свели с ума. Не сразу удалось разбудить в Чечне бунтарский дух, долгих четыре года растили этого монстра, этот симбиоз злого чечена-сексота и идолопоклонника. И если кто-то думает, что Доренко на весь мир заявлял: "Чеченцам удалось построить маленькое, но гордое государство" на своей инициативе и на основании личных симпатий - тот глубоко ошибается. Все происходило на основании четко составленного плана, и ни один серьезный шаг, сделанный ельцинистами или дудаевцами не был случайным. Просто претворялся план по сведению с ума, использованию в своих целях с последующим уничтожением чеченского народа.
За короткое время дудаевцам в принципе удалось взять под свою власть все стратегические объекты, за исключением здания МВД ЧИР. Конечно, Алсултанов активно сотрудничал с дудаевцами, но официально пост еще не оставил. А дудаевцы тем временем по принципу «мой велосипед - как хочу, так и сижу» сообщили, что они приняли решение перенести выборы, о необходимости так долго они говорили, с 19 октября на 27.
И больше того, осчастливили граждан новоиспеченного чеченского государства сообщением о том, что Исполком ОКЧН закончил составление списков сексотов, предназначенных на роль депутатов парламента суверенного Чеченского государства. Вот так! Спасибо, что хоть сообщали заранее, ибо если бы они сообщили, что выборы состоялись месяц назад и успешно прошли, подарив убедительную победу сторонникам Исполкома ОКЧН - никто бы, я думаю, и не удивился бы, так много чудес и неожиданностей свалилось на весьма уже затуманившиеся головы граждан новоявленного государства. Но что ни говори, а свои обещания освободить чеченцев, так сказать, подарить свободу дудаевцы выполнили, открыв тюрьмы и выпустив всех зэков. Широкий жест, ничего не скажешь. А то, что данный акт лишил свободы тех, кто доселе находился вне колючей проволоки - не в счет.
И все же надо признать - такого гладкого, как планировали дудаевцы, привода к власти Дудаева не получилось. Люди. так и не дождавшись адекватной реакции со стороны властей, сами начали антидудаевский митинг, который притом был в 10 раз более массовый, чем митинг Дудаева. Как раз в это время ингуши проводили свой очередное съезд, и должен сказать, что ингуши на этом съезде выступили против разделения ЧИР и их никак нельзя обвинять в том, что погибла наша республика. И вот, на этот съезд был приглашен вице-президент Руцкой. После его выступления по просьбе противников дудаевской тирании с Руцким была организована встреча. Вообще, интересная получалась ситуация: в здании ВС, Совмина, Рескома, (кстати переданного для больницы) Телевидения, КГБ сидели вооруженные до зубов бандиты, по улицам Грозного разгуливали гвардейцы Дудаева, в основном состоящие из зэков, которых Дудаев выпустил из тюрем - а из Москвы никакой реакции, только телевидение вовсю восхваляет бандитизм, а власти делают вид, что все хорошо.
И вот идет встреча с Вице-президентом России, все говорят какую-то чушь, никто не называет вещи своими именами. Выступает Алсултанов: в общем всё хорошо, с уголовниками милиция живет дружно, мирно, и причина такого миролюбивого подхода милиции заключается в том, что если милиция попытается бороться с бандитами, то может пролиться кровь. А так как Алсултанов в последнее время  стал убежденным толстовцем-непротивленцем, то он отдал приказ своим подчиненным: в борьбе с уголовниками, занимающимся разбоем и бандитизмом в Чечне использовать исключительно силу морального убеждения. "Ни-ни! О применении оружия и речи быть не может!"- сообщал Алсултанов о новаторских, исключительно ненасильственных, демократических методах работы чеченской милиции.
И представьте себе, ни один из этих противников Дудаева не возмущается! После этого умиротворяющего выступления Руцкой заявляет, что он встречался с Дудаевым как летчик с летчиком и пожелал ему успешного проведения выборов. Я долго, скрипя зубами, ждал, что кто-нибудь скажет наконец правду, и, конечно, не дождавшись этого, встал и заговорил: "Послушайте, о каких выборах вы говорите, вы что не видите, что происходит? Вы что, не помните: Гитлер захватил Польшу - все молчат, захватил Югославию - все молчат, вы что, не понимаете, что это фашизм и что если мы его не остановим - это приведет к морю крови?! Что это за разговор: если бороться с уголовниками, может пролиться кровь?
Да если потакать бандитам - это приведет к в тысячу раз большей крови! Что это за разговоры?! Уберите министра и назначьте бесплатно нового и он наведет порядок! Или, в крайнем случае, дайте мне 20 омоновцев и я сам наведу здесь порядок!"
После этого моего заявления Руцкой ответил, что и сам озабочен тем, что здесь творится и постарается повлиять на ситуацию в сторону наведения порядка.
Уж лучше бы они не разыгрывали этот спектакль с этим ЧП! Кто угодно может рассказывать мне сказки о случайных совпадениях и исключительной гениальности Джохара. С первого хода и до последнего все, что происходило было игрой в поддавки, грандиозным мошенничеством, только в данной игре, в отличие от игры в наперстки, платой служили не деньги, а кровь людская, души людские. Гибель и ужас ждали тех, кто в дачной игре сойдет с прямой дороги. Ведь причиной того, что бригада наперсточников грабили нас была наша алчность, наша непорядочность, наша подлость. Ставки растут, господа, и за то, за что еще вчера мы могли заплатить деньгами - сегодня приходится платить кровью и душами, ибо сатане, который сегодня правит бал, деньги не нужны - этой пылью он рассчитывается со своими слугами ****, которые помогают Сатане собирать кровь и души людские.
То, что происходило в это время в Чечне, можно сравнить с массой обезумевших людей, которые собрались толпой и, кружась в ликующей пляске безумия, движутся в сторону пропасти. Их остекленевшие глаза неспособны видеть, их уши неспособны слышать, кроме лозунгов, внушенных сатаной. А говорить об их разуме вообще глупо - их разум затуманен гордыней, алчностью, злобой. Нет в их сердцах ни смирения перед Аллахом, ни покорности и страха перед карой Аллаха. А вместо этого они кричат:"Мы уничтожим Россию!" Они забывают, что мы не в силах уничтожить даже муху, даже муху уничтожить и воссоздать может только Аллах, Творец всего сущего. И если бы даже в руках наших, вместо жалких гранатометов, автоматов и прочего металлолома, специально переданного Кремлем для того, чтобы был повод уничтожить наш народ, было все атомное оружие мира - и тогда бы мы не смогли уничтожить даже муху, ибо Аллах и только Аллах может принять решение кого оставить на этой земле, а кого убрать с нее. Исходя из всего вышесказанного, все эти хвастливые заявления о том, что мы уничтожим, сотрем с лица земли и прочий бред - это наглая гордыня и хамство перед Аллахам. Да, это говорили от имени нашего народа агенты и провокаторы, всем известные низкие и подлые люди, но у час было долгих 4 года, чтобы поставить этих самозванцев на место или отречься от них и заявить перед Богом и миром: "Мы отделяемся и отрекаемся, от этих агентов Кремля во главе с Дудаевым, и не соучаствуем ни в пользе, которую они имеют, ни во зле, которое их постигнет. Мы против них, ибо они - творящие беззаконие и несправедливость, разжигающие зулам!"
Вместо этого многие из нас бросились грабить вагоны, которые уже на 90% были разграблены еще до прибытия на территорию Чеченской . Республики, бросились грабить склады и воинские части, которые к тому времени были уже разграблены и распроданы на 90%, а народ туда гнали, чтобы все списать на чеченцев. Настоящие грабители сидели в Москве, чеченцам доставались лишь рожки да ножки, да вся вина за чужие грехи. Совсем как в той карикатуре из "Крокодила" еще брежневских времен: сидят толстые, как свиньи, председатель колхоза, его замы, начальники из района в лесу, жарят шашлык, рядом лежат горы костей, и при этом составляют Акт:" В этом году волк съел 300 баранов". А этот самый волк стоит на заднем плане в кустах, худой, хромой, облезлый, у него текут слюни от голода, - прямо не карикатура а предсказание сути так называемой Чеченской войны: едят, грабят, уничтожают Россию одни, а бьют за это других.
Конечно, встает вопрос: неужели русские этого не понимают? Возможно, что и понимают, но проявляется вековая традиция пресмыкаться перед сильным и наглым, и безжалостно убивать и уничтожать тех, кто слаб и беспомощен. Конечно, дело не в том, что россияне так уж верят телебасням и заявлениям кремлевских правителей о злых чеченах, которые решили уничтожить Россию на радость Америке, на самом деле русские и чеченцы - союзники, но ни у тех, ни у других нет мозгов, чтобы это понять. Но надо признать, что несмотря на упорные и явные попытки телерадио и газет разжечь античеченскую истерию, организовать чеченские погромы и натравить русский народ на бытовом уровне и на чеченцев и, на мусульман в целом - за исключением редких инцидентов, спровоцированных силами агентов спецслужбой и бюрократов, общего взрыва чеченофобии не получилось. Напротив ненависть русского народа к кремлевским властителям все пересиливает, а чеченцы от простых русских получают сочувствие и даже симпатии.
 
II

Тенденция развития общественно-политической ситуации ухудшалась с каждым днем. Но после того, как люди поняли, что Дудаев изменил слову, данному Хасбулатову, не мешать проведению законных, демократических выборов 17 ноября, а также, что дудаевцы, несмотря на свои заверения о том, что целью их борьбы является не власть на деле узурпировали эту самую власть - число митингующих за них резко уменьшилось, и в то же время резко возрос антидудаевский митинг на площади Шейха Мансура.
Но беда заключалась в том, что силы, борющиеся против Дудаева были разобщены, не имели ясной, конкретной политической платформы и твердо, по-чеченски жестко, определенных позиций, - в общем, одна пустая болтовня и жалобы на произвол и беззакония, творимые дудаевцами. Разве это достойно чеченцев? Нет! Трусливую болтовню чеченцы никогда не уважали. И я понимал, что эта многочисленная, но аморфная толпа не имеет идеи, не имеет лидера, а значит бессильна, беспомощна и более того, если вдруг в руководство пройдут сексоты - и опасна.
Так вот, наше "братство", собиравшееся в редакции детского журнала, после долгих разговоров и бесплодных попыток организоваться, наконец-то приобрело вождя. Он появился внезапно и сразу заявил, что он послан автором "Длинных ночей" и что ему поручено возглавить наше славное общество и немедленно покончить с дудаевской смутой. А так как он великий поэт и писатель, то он, конечно, разнесет их в пух и прах.
Но позвольте, возмутился я, в конце концов мне это надоело! Люди трудятся, создают, организуют, и как только начинает что-то получаться, появляется Агент с несколькими сексотами рядом и возглавляет организацию! Я не спорю, может быть Вахид Итаев - великий поэт и великий писатель и даже заслуживает Нобелевскую премию, но это вовсе не означает, что сами мы из Итаева должны сотворить кумира. Если ты разделяешь наши взгляды и цели - пожалуйста, присоединяйся к нам! А все эти должности и чины, которые обычно сводят чеченцев с ума, нам не нужны, нам нужен лидер, который сможет иметь поддержку в общенациональном масштабе.
На том и решили, Итаев стал членом нашей организации и начал, между прочим, очень смело, однозначно и конкретно громить Дудаева и его сторонников как во время устных выступлений, так и в своих статьях и телевыступлениях. Я был в восторге от такого убежденного и сильного союзника, который свалился нам на голову, хотя вначале и встретил его в штыки. Главной причиной этого послужило то обстоятельство, что несколько моих знакомых, в принадлежности которых к спецслужбам я не сомневался, дали мне восторженно-восхваляющую оценку Итаеву, что меня конечно насторожило. Но должен признаться, чуть позже я убедил себя, что данный товарищ является исключением из правил. Одним словом, у нас появился лидер, и как-то между прочим появилось и несколько очень тактичных, очень преданных делу борьбы против дудаевской диктатуры и лично гениальному нашему лидеру поэту Итаеву - товарищей.
Начался митинг, мне досталась должность первого зама Итаева и, как убеждал меня он, всеми практическими мероприятиями буду руководить я. Я тем временем уже понял, что все это бред, чушь и даже смешно, Ни я, ни Итаев не подходили на роль лидера, нужен сильный, серьезный лидер, иначе нас ждет полное фиаско. И вот, в то самое время, когда шло это историческое заседание с бурным дележем постов, я подошел к присутствовавшему там депутату ВС РФ Алироеву Исе и задал ему вопрос: "Сможешь ли ты организовать мне встречу с генералом Аслахановым?". Аслаханова я в жизни видел всего три раза: в первый раз - на митинге, когда он болотировался в депутаты ВС; второй раз - когда он вместе с Громовым и Кобзоном приезжал в 0КЧН, и в третий раз - во время приезда Руцкого. Я вообще не знал, кто он такой, но то, что он генерал, чеченец наводило на мысль, что вроде должен быть мужественным человеком, да и слова патриотические говорит. И я подошел и сказал ему, что вся трагедия противников дудаевской тирании заключается в том, что у нас нет лидера. Желающих, конечно, много, но в данном случае нужна фигура известная, сильная, ведь и слепому видно, что эта дудаевская клика погубит народ.
На эти мои слова Аслаханов ответил, что он лично готов приехать и сделать все, что в его силах. На что я ответил:"Тогда ты должен дать слово с указанием числа." И Аслаханов в присутствии свидетелей дал генеральское слово, что он не позднее, кажется, 4 октября приедет. Но срок наступил, мы его ждали, а он так и не приехал. Я очень удивлялся, как может чеченец дать слово и забыть про него.
Еще до своей поездки в Москву я познакомился с Ямлиханом Хасбулатовым, и по его инициативе даже принял участие в его телепередаче. Мы собирались говорить 20 минут, но так как в связи с революционной целесообразностью нам время урезали до 5 минут, так толком ничего сказать и не успели. Я, правда, успел сделать несколько заявлений, в том числе я сказал: "Люди, которые пойдут за грязными, лживыми, подлыми лидерами, будут опозорены и их ждет гибель, а тех, кто пойдет за чистыми и праведными лидерами, ждет удача."
Услышав как-то, что возле обкомовской гостиницы собираются бывшие и настоящие работники милиции, я пошел к ним. Мы в общем поговорили, они понимали, что этот союз сексотов с уголовниками возглавляемый. Дудаевым приведет наш народ к гибели, но мое предложение немедленно дать клятву на Коране не отступать и начать жесткую борьбу против этого хамья адекватными мерами, поддержки не получило.
И там же случился инцидент с Удуговым. Не знаю с какой целью, но он подъехал к нам на иномарке. Этот сексот с первого дня, как я его увидел, вызывал у меня омерзение, но когда враг появился один на нашей территории и когда на него набросились с страшными оскорблениями, я за него заступился. Ребята собирались его избить, я сказал:"Да вы что, это же непорядочно нападать на одного толпой! Те более, что он пришел сюда не драться." Я и несколько из тех, кто меня подлежал, с трудом посадили его в машину и отправили к себе. Тут я психанул и сказал:"Нас тут около ста человек, давайте пойдем в ихний штаб и выкинем в окна это хамье, если вы хотите драться." Но и это мое предложение не получило поддержки. Они были из тех, которые долго и трудно учились, мучились, и теперь, когда все трудности были позади, они хотели спокойно жить и не хотели на свою голову лишних проблем. Они хотели спокойно, счастливо и богато жить, именно этого они добивались в то время, когда жили на 40 рублей в месяц.
Вскоре произошло еще одно событие, сыгравшее немаловажную роль в развитии ситуации в пользу Дудаева: В Чечню съехались со всей России чеченские бизнесмены, и другие влиятельные и богатые чеченцы. От мерседесов, линкольнов и прочих иномарок в глазах рябило. Я, конечно, не верил во все эти басни про чеченских бизнесменов, мафиози и прочих крутых парней, которые оккупировали Москву, которые на одних АВИЗО взяли из российских банков триллионы. Чеченцам, которых еще десять лет назад не принимали на работу даже дворниками на той улице, где была сберкасса, вдруг все банки России выдали триллионы - разве не смешно? Конечно, все это басни и легенды. Было ясно, что все эти крутые чеченцы на самом деле являются марионетками в руках той мафии, которой подчинялось и руководство банков, и правительство России и Президент. И эта мафия использовала миф о якобы могучей чеченской мафии для того, чтобы отвлечь внимание от истинных грабителей и губителей России.
Но все же в глубине души я надеялся на то, что среди них найдутся те, кто несмотря на приказ Хозяина, восстанет против Дудаева, несущего гибель нашему народу по приказу того же Хозяина. Но когда мне сказали, что председателем Совета Московских чеченцев является. я понял - напрасный труд, ибо только окончательно сумасшедший станет говорить с эмисарами Москвы о Боге, о чести, о Родине.
Когда я сообщил Абдурахману Арсанову о том, что в Грозный съехались московские чеченцы и решают, кого поддержать, он выразил желание встретиться с ними, и мы поехали в Грозный. Штаб Московских чеченцев находился в гостинице Обкома, я зашел и вызвал . Между ним и Абдурахманом состоялся разговор примерно следующего содержания: Абдурахман сказал, что Дудаев, нарушив всеми признанный вариант проведения законных выборов 17 ноября и намереваясь организовать фарс 27 октября, привел наш народ к вражде с Россией и к гражданской войне внутри чеченского народа. На эти слова  ответил: "Президентом будет тот, кого мы поставим, и мы для этого привезли миллиарды денег из Москвы. А если какие-либо силы в Чечне будут против прихода к власти Дудаева, то мы всю Чечню спалим в огне, Москва не будет нам мешать!" После этих слов говорить больше было не о чем.
Конечно, каждый шаг дудаевцев контролировался из Москвы и причина столь упорных акций, направленных на срыв законных выборов 17 ноября заключалась в том, что в случае законных демократических выборов Московские хозяева Дудаева не сумели бы протолкнуть своих агентов в Парламент. А в случае организации фарса типа октябрьских дудаевских выборов сначала составляется список из сексотов, а после так называемая избирательная комиссия, так же состоящая из сексотов, заявляет, что эти кандидаты избраны. Конечно, если бы даже в незаконном дудаевском парламенте оказались бы умные, достойные люди, они не позволили бы дудаевцам сначала грабить, а после и погубить наш народ. Но там сидели специально подобранные дешевки, которых впоследствии тоже выгнали, как женщин, и они прибежали под крылышко Гантемирову и плакали. Какой позор, какая мерзость! Но уверяю вас, это были специально подобранные ничтожества, Ну а тех, кто пытался не допустить в парламент агентов КГБ, многочисленные сексоты, командовавшие дикой, сведенной с ума толпой, объявляли агентами КГБ и врагами чеченского народа.
И примерно в то же время пришло радостное известие: наконец-то этот откровенный пособник дудаевцев министр внутренних дел Алсултанов уволен, и на его место назначен генерал Баха Ибрагимов, человек, достойный во всех отношениях, всю жизнь прослуживший во внутренних войсках, вне пределов Чечни, что меня очень обрадовало. Дело в том, что МВД ЧИР в основном состояло из чеченцев, если бы они заняли однозначную и достойную позицию - это была бы мощная, вооруженная сила, противостоящая дудаевцам. Тем более, что они имели законное право арестовать эти несколько десятков смутьянов, которые раздували весь этот мятеж. Правда из Москвы шел приказ: не трогать, но этот приказ можно было при желании игнорировать, нет там законной власти, и там власть тоже захватили такие же агенты, как Дудаев.
Надо сказать несколько слов о ВВС во главе с Юрой Черным. Обратите внимание: из среды трусливого, нежизнеспособного Парламента, который хоть вдохновляла своя многочисленность, выбираются, кажется, 20 депутатов во главе с русским - и теперь они должны противостоять банде Дудаева. Безусловно, Хасбулатов не должен был, не имел права содействовать незаконному разгону легитимного органа власти. Он не должен был так поступать, но я считал, что его ввели в заблуждение, хотя нужно заметить, что если человека слишком часто вводят в заблуждение, возникает вопрос: а не добровольное ли это заблуждение?
Отмечу, что у меня нет убежденного мнения кого мы имеем в лице Р. Хасбулатова: Иуду, имеющего великий талант лицедейства, или Гения, бессильного против низменного коварства мелких людишек, - на этот вопрос я так и не смог найти однозначного ответа. Но факт заключается в том, что яндарбиевская пропаганда начала широкомасштабную пропаганду против Хасбулатова, который имел огромный авторитет среди чеченцев, уважавшим Хасбулатова за то, что он не заискивал, не лебезил, а вел себя с достоинством прирожденного правителя. А уж когда он назвал Гайдара, Бурбулиса и прочих некоронованных королей России червяками -чеченцы были просто в восторге. Я лично не пропускал ни одно заседание ВС и съезда, которые транслировались по телевизору нередко в 2-3 часа ночи, и, должен признаться, был в восторге и горд от того, что чеченец поднялся на такие высоты и, более того, ведет себя достойно, демонстрируя всему миру эталон чеченца, И конечно меня взбесило, когда эти выскочки начали обливать грязью Хасбулатова. Как, думал я, смеют эти ничтожества открыто оскорблять Хасбулатова? Ну а когда по телевидению выступил Яндарбиев со своим другом сексотом Денгой, часто приезжавшим из Дагестана, который, не краснея, стал называть Хасбулатова предателем, заодно яростно призывая чеченцев немедленно начать Кавказскую войну и обещая немедленно вслед за этим поднять весь Кавказ - я вконец разозлился: как смеет Денга в столице Чечни так обливать грязью чеченца, который прославил Чечню своим умом и карьерой? Ведь лет десять назад чеченцев у себя на родине грузчиками на работу принимали с трудом, и все дороги нам были закрыты! В ответ я попытался организовать Движение сторонников политической линии Р. Хасбулатова, но не встретил среди тех, кто занимался политикой, поддержки. Разумеется, недоброжелатели чеченского народа злились тому авторитету, который был у и.и. Председателя ВС РФ Р. Хасбулатова, Тем более, что на носу были выборы. И было очевидно, что такая демонстративная, злобно-воинствующая антироссийская позиция дудаевцев, узурпировавших монополию на право говорить от имени чеченского народа, и широкомасштабное раздувание этих русофобских заявлений средствами массового одурманивания России не было случайным. Например, Сосланбеков, выступая по грозненскому телевидению, заявил, что Россия - такая же империя, как и СССР, и поэтому Россия должна быть уничтожена. Еще грознее отзывался Темишев. и вообще, про эти мерзкие оскорбления, которые сыпали дудаевцы в сторону России и ее власти, просто противно говорить. Это делалось для того, чтобы люди не догадались о том, что они заодно с руководством России и, что не менее важно, чтобы купить наивных чеченцев своей смелостью и своей безнаказанностью. Вай, - думали дикари-фанатики, молившиеся на Дудаева, -какой смелый наш Дудай! Он так смело ругает, так смело оскорбляет, а Большой Падишах Ельцин, да и вся огромная Россия боится нашего Дудая. Ох какой джигит наш Дудай! - сходили с ума эти безграмотные, невежественные в душах люди, в которых уже проснулся демон разбоя и идолопоклонства. Да, без сомнения, в темных мозгах этих вандалов все перевернулось, им казалось, что, что время пошло вспять и что Дудаев - это Аларих. а они снова в поверженном Риме, где они будут воевать при помощи мечей, камней и копий. А о том, что в мире уже существуют вертолеты, ракеты, самолеты они просто забыли, в их воспаленных языческим восторгом мозгах царили совсем иные, разукрашенные сатаной картины. Они даже не подозревали, что над ними летают тысячи российских военных спутников, которые способны передать в Москву их лица и номера машин, стоящих на площади. И вообще, они забыли все, ибо разум их был помрачен сатанинской гордыней. Конечно тяжело было все это видеть, понимать как эти твари гонят наш народ в пропасть, но страшнее всего было видеть беспечность и "безразличие тех чеченцев, которые это понимали, но не хотели и пальцем пошевелить. Каждый думал о своих личных, шкурных интересах, и когда мы их просили придти на антидудаевский митинг, на нас смотрели как на назойливых мух. Им, видите ли, было некогда, они занимались важными делами, а мы, получалось, бросив все свои дела, днем и ночью не зная покоя, работали зря. Разумеется, я задавал себе вопрос: а зачем тебе брать на себя этот груз, ставить себя и своих родственников под удар, ведь ты не миллионер, не депутат, не начальник и лично тебе Дудаев ничего плохого не сделал; пусть те многочисленные начальники-взяточники защищают свою вотчину. Да, все это так, как и то, что вся эта многочисленная, искусственно коммунистами созданная чеченская элита и не собирается что-либо делать, да и, кажется, они ни на что и не способны. Все это так, но я говорил себе: если богом не суждено, ты не умрешь, и то, что сейчас происходит - закончится, пройдет лет двадцать, подрастет молодое поколение и зададут вопрос: когда губили наш народ ты был молод, здоров, на свободе, но почему ты не боролся против тех, кто губил наш народ?
Нет, я не хочу краснеть, ибо чеченец должен ценить честь более благополучия и даже самой жизни. Но к сожалению многие из чеченцев продали свою честь и свободу за деньги, за иномарки, за тряпки и чины.
Да, должен признаться, что месяц октябрь был для меня тяжелым месяцем, я уставал, как зверь, но более всего давило на меня с каждым днем возраставшее хамство дудаевцев. С каждым днем их становилось все больше, и все более возрастала их уверенность в своей безнаказанности. Смута расширялась, углублялась и с каждым днем становилась все глобальней и необратимей, ибо непротивление злодейству, заигрывание и потакание преступникам приводит к стократному увеличению зла и мирных безвинных людей, ставших жертвами этого зла. И когда скрытые пособники бандитов, лицемерно крича о гуманности, призывают не применять против обнаглевших разбойников, становится просто тошно. По их сатанинской логике получается, что пристрелить несколько десятков уголовников, которые не складывают оружие - антигуманно, а спокойно взирать на то, как эти бандиты грабят, убивают тысячи людей - это гуманно. Воистину, сначала надо поставить к стенке пособников бандитов, тех, кто снабжает их оружием, не дает правоохранительным органам с ними расправиться, организует им моральную, материальную, пропагандистскую поддержку - и только после этого браться за самих бандитов. Ведь бандиты - это только следствие, а причина находится в Москве. Я это знал, но не знал кто именно стоит за Дудаевым: или команда Ельцина-Бурбулиса, или же это козни широко рекламируемой коммунистической реакции. Ведь такой миф существовал - мол, сторонники Горбачева специально, назло Ельцину поддерживают Дудаева. В этом случае была надежда, что Ельцин, который фактически был хозяином России после августовского спектакля, наведет порядок. Но это вовсе не означало, что сами чеченцы должны сидеть, сложа руки, и ждать. Я обошел всех, кого более или менее знал и твердил им всем: нельзя отдавать толпу Дудаеву с Яндарбиевым, ибо эти диверсанты, получив пульт управления толпой в свои руки, погубят нас всех; нельзя стоять в стороне и высокомерно и брезгливо наблюдать, надо идти в толпу и там вести борьбу. Конечно это было тяжело, но отступать было некуда. Увы, мало было тех, кто хотел хоть чем-либо утруждать себя, все ждали Дядю из Москвы, который приедет и спрячет всю эту компанию куда следует. Это была низкая и малодушная позиция, не было людей, готовых погибнуть за свою Родину, за свой народ, - все выжидали и гадали, боялись и торговались, хотя торги были категорически неуместны.
Между тем, мне пришлось убедиться, что единственной реальной, организованной и имеющей однозначную позицию организацией была наша, базирующаяся в редакции детского журнала и созданная усилиями молодых людей. И то, что с нами был Арсанов Абдурахман сыграло огромную роль, число митингующих на площади им. Ш. Мансура росло с каждым днем. Но в последний момент в нашей организации появились сексоты, которые сами ничего не организуют, но стоит где-либо собраться троим и начать делать что-либо полезное, как тут-же вокруг них появляются 6 сексотов, которые на словах громче самих организаторов кричат правильные лозунги, но на деле все саботируют и парализуют. И не поймаешь их за руку, ибо они профессионалы и очень талантливо могут пудрить мозги, втираться в доверие и все довести до абсурда, до поражения. Правда есть у них одна слабость - не любят они смотреть в глаза, прячут свои глаза, да и на лицах у них маски.
Несмотря на кажущийся с первого взгляда успех, ибо людей, недовольных наглой узурпацией власти дудаевцами было много, было понятно, что без сильного, мужественного и, самое главное, авторитетного лидера наша деятельность обречена на фиаско, ибо у тысячи чеченцев две тысячи мнений, да и сексоты будут мутить. Но Аслаханов, который торжественно обещал приехать, так и не приехал, а в нашем движении все большее влияние стали приобретать "компетентные" товарищи, примкнувшие к нам на последнем этапе. Я же, несмотря на то, что я был инициатором этого движения, первым президентом из чеченцев и автором первой антидудаевской статьи, уже не в силах был контролировать ситуацию в движении и мне все труднее было удерживать нашу деятельность в русле конструктивной работы, ибо ихние ухищрения становились все изощренней. И когда меня поставили в известность, что они в мое отсутствие все же выбрали Итаева Вахида Председателем, а меня - его первым заместителем на правах технического директора, то есть они говорили, что все решения, имеющие практическое значение, буду принимать я, а Итаев будет так, ради имиджа, исключительно ради его великих заслуг на ниве литературы, - я не стал спорить, ибо понимал: ни я в первые замы, ни Итаев в лидеры не годимся, просто я предложил Алироеву: "Через час отлетает самолет в Москву, давай полетим, ибо все это, я вижу, не дает результата, так как сексоты уже облепили и не дадут сделать дело, все время будут уводить в сторону, распылять энергию людей, и вызывать отвращение у народа к тем, кто против Дудаева. И попробуй докажи, что эти громче всех кричащие проклятия в адрес Дудаева люди являются сексотами и что у них один хозяин с Дудаевым - не докажешь! Положение может спасти только сильный и авторитетный лидер, который сможет нейтрализовать этих агентов, а мы ему поможем."
Но прежде чем перейти к этой нашей поездке, я должен рассказать еще немного о делах милицейских. Надо сказать, что я никогда не был поклонником милиции и вообще, у меня с детства была аллергия на красный цвет. Но все же в сложившейся критической ситуации я возлагал определенные надежды на приезд нового министра. О его прибытии мне сообщил Ямлихан Хасбулатов и когда я через некоторое время вновь захожу к нему - Ямлихан сидит в трауре и буквально ошарашивает меня известием о том, что Ваха Ибрагимов уехал, у него точные сведении. Недолго думая, я сказал Ямлихану, что надо срочно ехать к нему домой и любой ценой предотвратить его отъезд, и мы поехали в Аргун, где жила его мать и откуда он был родом. Дело было уже вечером и Ваха оказался дома. Он встретил нас весьма радушно, это был очень благородного вида солидный человек, который, несмотря на долгое пребывание вне Чечни, в совершенстве владел чеченским этикетом и языком. Я очень обрадовался своим впечатлениям и обратился к нему со словами: "Ваха, если ты уедешь, то эти обнаглевшие уголовники погубят наш народ! Он ответил, что в принципе согласен, но беда в том, что Алсултанов отказывается исполнить приказ Дудаева и уйти в отставку, ВВС так его и не утверждает, а сотрудники МВД занимают двойственную позицию, и на фоне многочисленных дудаевских делегаций, которые от имени чеченского народа призывают его отказаться от поста министра, он просто не знает, что делать. А приносить зло на родину из-за этого поста он бы не хотел.
- Хорошо, - сказали мы, - мы тоже чеченцы и просим тебя занять свой законный пост, и, более того, мы - гражданские люди придем в здание МВД и будем защищать тебя от дудаевских провокаций и если надо будет - выведем оттуда Алсултанова. Но только ты должен уволить тех сотрудников МВД, которые замечены в сотрудничестве с дудаевцами и принять на их место надежных чеченцев, которые не дадут играть собой.
Он снова в принципе согласился со мной и я сказал ему, что завтра в 6 утра буду у них, и мы расстались. На следующий день мы с моим родственником Курейшем, который к сожаленью погиб молодым, встали в три часа ночи и поехали в Аргун, а в пять утра были на месте. Мы их разбудили и, попив чаю, вместе с его односельчанами и старшим из их села приехали в Грозный, в МВД. Зашли в кабинет министра, Алсултанов был растерян, крутил, вертел, но на предложение Вахи провести собрание личного состава офицеров согласился. Когда перед теми поставили прямой вопрос: будут ли они признавать законно назначенного министра, то они выступили за Ибрагимова и Алсултанову ничего не оставалось делать, как покинуть здание МВД. И Ваха стал исполнять свои обязанности, а мы, гражданские, стояли несколько дней и охраняли МВД.
И вот тут-то, когда все поняли, что Ибрагимов стал министром, к нему бросились сотни подхалимов - бывших, настоящих и будущих милиционеров - и они своей суетой, своей беготней мешали тем, кто пытался что-либо делать. Я считал МВД мощной силой, способной возглавить силы сопротивления и не допустить узурпации власти бандой Дудаева, но все мои попытки начать целенаправленную борьбу поддержки не получали. Во-первых, Ваха не знал, кто я такой и не знал моих истинных мотивов, да и многочисленные помощники Вахи, которые появились после того, как он стал министром, просто не давали вздохнуть, так они его опекали. Приходилось часами стоять на проходной и в приемной, а однажды один бдительный "помощник", бегавший там, заметил, что у меня под пиджаком пистолет и чуть ли не с криком бросился мне наперерез, демонстративно остановил меня и заскочил в кабинет к Вахе. По всей видимости, этот человек, который жаловался, что его незаконно уволили из родной милиции, надеялся в награду за бдительность вновь стать милиционером, но Ваха, очевидно, дал ему указание впустить меня. Когда я зашел, Ваха был немного насторожен и спросил какой у меня пистолет. Тут до меня дошел смысл суеты того милиционера, я улыбнулся и показал ему свой ТТ. Он повертел его в руках и вернул мне сказав: "Хороший пистолет?"
- Давай, Ваха, объяснимся, - сказал я, - дело в том, что я тут работаю не ради того, чтобы получить должность в милиции, можете быть спокойны - искать для меня место в вашем ведомстве не придется! Но дело в том, что я всеми силами хотел бы не допустить узурпации власти этими уголовниками, и для этого я вижу один путь:
- Первое: мы, гражданские, немедленно создаем Гражданский Комитет под вашей эгидой, для того чтобы мобилизовать народ на борьбу против дудаевцев и мы выкидываем их из Совмина и других госучреждений. Техническое решение этой задачи я беру на себя и уверяю вас, я это сделаю путем идеологической победы.
- Второе: вы со своей стороны в случае, если дудаевские боевики начнут применять против невооруженных демонстрантов оружие, - с помощью милиции подавляете этих бандитов. А если Дудаев напустит на милицию свою толпу, то мы вам гарантируем с ними разобраться.
- И третье: вы немедленно увольняете из органов милиции колеблющихся и на их место принимаете надежных чеченцев, которые в случае надобности не будут цацкаться с этими урками.
- Самым удобным местом для нашей резиденции является Дом Профсоюзов. - кончил я изложение основных тезисов своего плана.
В принципе, Ваха со мной согласился, но сказать, что он мне доверял я не мог. Он предложил выписать постоянный пропуск, но я отказался.
- Только одно условие, - сказал я, - председателем этого Гражданского Комитета должен быть я, ибо если вы поставите туда кого-нибудь из бывших начальников, то дудаевская пропаганда будет кричать, что партократ защищает свои привилегии, Да и не умеют эти бывшие вести элементарный разговор с народом, - а против меня у них нет ни одного аргумента: в партии не состоял, начальником не был.
Повторяю, у меня не сложилось впечатление, что Ибрагимов доверяет мне, да и на каком основании он мне должен был доверять? Хотя должен признаться, план мой был прост и вполне осуществим. Первое и самое главное - власть была предана и Грозным, у Москвой, ее схватили низкие люди и мошенники, а точнее - агенты КГБ-ЦРУ. Так вот, самой хитрой уловкой дудаевцев было то, что они предлагали людям выбор из двух зол: или завгаевский ВС, уже успевший набить всем оскомину или Дудаев, Сосланбеков, Мамодаев, Яндарбиев. Те, кто руководил дудаевской пропагандой хорошо знали психологию чеченцев и реклама дудаевцев заключалась в том, что они не хвалили дудаевцев и дескридитировали завгаевский лагерь. А чеченцы со злорадством наблюдали за этой борьбой, не подозревая, что это была не борьба, а спектакль. Без всякого сомнения, чеченцы на том этапе не были в восторге от дудаевцев, об этом красноречиво свидетельствует тот факт, что на недавних выборах за Яндарбиева проголосовало 3 человека, а Сосланбеков вообще проиграл в своем родном селе женщине, просто люди не видели третьего варианта, А он заключался в том, чтобы предложить чеченцам новый вариант власти: в связи с тем, что ВС скончался по причине полного отсутствия чеченского духа и мужества, а ВВС тем более ни на что не годится - организовать Комитет национального согласия из настоящих чеченцев от разных кланов и разных районов с правом высшей законодательной и контрольной власти. И тогда, если бы милиция заявила, что подчиняется этим авторитетным, не запятнанным людям - триумф шакалов, собравшихся вокруг Дудаева закончился бы и им не удалось бы провести этот фарс 27 октября. Но к сожалению, мой план не получил решительной поддержки, а главное условие для осуществления этого плана заключалось в немедленных и решительных действиях. Конечно, Ваха Ибрагимов мне не доверял, а может быть мне не доверяли те, кто отдавал приказы генералу Ибрагимову. Но при всем при этом должен признаться, что к генералу Ибрагимову у меня сохранилось весьма положительное отношение как к сильному, умному и на мой Взгляд благородному человеку.
И вот, после всех этих дел я с Алироевым улетел в Москву. Должен отметить, что Иса очень беспокоился и близко к сердцу принимал то, что творилось в Чечне. Он постоянно повторял: Ведь любой примитивный анализ показывает, что Дудаев ведет Чечню к гибели!"
Мы прилетели в Москву, у меня в кармане было 20 тысяч рублей - на тот период это были мои последние деньги, и мы отправились к Исе домой. Жена Исы Заглашка накормила нас вкусным ужином, и я, купив на следующий день новый костюм и взяв одну из белых рубашек Исы напрокат, приготовился к походу в Белый Дом. У меня была одна цель: напомнить Аслаханову о его генеральском слове - а вдруг застесняется, бросит свой уютный кабинет и приедет. Но увы, сказать, что Аслаханов встретил нас недружелюбно - значит ничего не сказать, он был просто разгневан и все время повторял: "Как это вы могли меня застать, я же болею, у меня страшное воспаление! Вот на пять минут зашел по дороге в больницу.
Нет, я не стал ему напоминать о его слове, просто мне стало грустно и оставалось лишь констатировать: "Да, по всей видимости, с генералами чеченскому народу не повезло!" Дальше говорить было не о чем, Иса упомянул о предстоящих выборах Председателя ВС, на что Аслаханов сказал: мол, он не думает, что Хасбулатов пройдет - он не слушает советов. В общем, как я понял, Аслаханов не был в восторге от Хасбулатова. Правда, секретарша Аслаханова - весьма импульсивная женщина - была более откровенна и категорична, и со злорадством заявила, что у нее есть точные сведения о том, что Хасбулатов не будет избран Председателем ВС РФ, а Дудаев будет президентом Чечни. На что я заявил, что по моим совершенно секретным и более достоверным сведениям все будет как раз наоборот. Мы расстались с этой весьма экспрессивной дамой, так и не придя к общему консенсусу, но у меня появилась мысль: а не своего ли шефа взгляды выдает эта менее хитрая мадам?
После этого визита я попросил Ису организовать мне встречу с Хасбулатовым, которому я был благодарен за то, что он вел себя достойно. Хасбулатов нас встретил очень благосклонно и было видно, что у него с Алироевым дружеские отношения. Иса меня представил как представителя антидудаевских сил, но должен признаться, что Р.И. по всей видимости, был полностью поглощен предстоящими выборами, что вполне понятно. Когда я в форме шутки спросил у нетго: неужели он не может найти в Москве мужественного и умного чеченца, он тут же, демонстрируя свою реакцию, задал мне контрвопрос: а что у вас там в Чечне нет мужчин? На что мне оставалось ответить: по всей видимости, нет. После этого Хасбулатов стал ругать Аслаханова, говоря: по два раза в неделю летать за границу - он здоров, а поехать помочь своему народу - он болеет!
В общем, поговорили, пожелали Руслану победы на предстоящих выборах и вышли. И вот идет нам навстречу депутат Татарин, - я почти всех депутатов знал по телерепортажам, он знал Алироева и, видно приняв меня за дудаевца, начал: давайте начинайте войну, мы вас поддержим! - а в глазах смеется и думает: Вот мы сейчас этих дураков натравим на Россию, а пока они будут умирать - мы сделаем свое дело!" - что меня и взбесило. "Ты, - говорю я, - что болтаешь? Мы сто лет воевали, а вы сидели тише воду, ниже травы. Мы гибли, а вы размножались!" В общем, ретировался сей депутат, поняв, что не по адресу попал.
Пошли мы дальше и зашли к Абдулатипову, а там Сажа Умалатова сидит, замминистра, кажется внутренних дел, и другие начальники, и тут все та же говорильня про то, что происходит в Чечне. Хотя, казалось бы, о чем говорить? Что не ясно Ведь когда то же самое, что Дудаев сделал с завгаевскими депутатами Ельцин сделал с Российскими - не было разногласий, все оценили действия ^Ельцина как факт насильственного захвата власти. А тут все говорят, все гадают, все рассуждают: плохо или хорошо депутатов выкидывать в окно, можно или нет осуществлять вооруженный бандитизм? - слушать противно! Господи, что за абсурд! А тут еще эта Сажа (Кто она такая? Какое она имеет вообще право говорить от имени чеченского народа?) кричит: "Если вы введете войска в Чечню, я с автоматом в руках буду защищать Дудаева!" Тут я все же не выдерживаю и заявляю: "О чем это вы спорите, о каком вводе войск вы говорите? Разве Чечня не субъект Российской Федерации, разве по всей Чечне не стоят войска? Называйте вещи своими именами, не врите и не передергивайте факты - речь вовсе не идет о вводе войск, речь идет о преступной халатности силовых органов страны, которые вместо того, чтобы отдать приказ арестовать преступников - разводят демагогию; речь идет о предательстве чиновников из Москвы, которые, вступив в преступный сговор с Дудаевым, отдали на произвол и разграбление целую республику! Вместо исполнения закона мы слышим из Москвы басни."
- А ты, -добавляю я, обращаясь к Саже, - ты кто такая, ты такая же самозванка, как и Дудаев!
В зале устанавливается тишина и вдруг Сажа заявляет ни к селу, ни к городу: "По-моему, ты ко мне неравнодушен!"
Мне невыносимо грустно, ибо я вижу - всей этой компании наплевать и на чеченцев, и на наши проблемы, и не приходится ждать от них помощи. И я покидаю это собрание, чуть позже выходит Иса, он тоже на них разгневан, он тоже чуть не плачет от обиды, и мы идем к Бурбулису: может хоть он скажет что-либо утешительное? Но он ничего подобного не говорит, все те же басни про мины коммунистов, про гуманность, про демократию. Хитер, осторожен и очень гибок, прямо не человек, а уж. Правда, из его холодных, расчетливых глаз, отдающих блеском холодной стали, время от времени выглядывает кобра, готовый без раздумий нанести смертельный укус. И тут в кабинет Бурбулиса входит Шахрай, маленький такой, аккуратный, с осторожными, точно рассчитанными кошачьими повадками, как будто он всю жизнь только тем и занимался, что ловил мышей. Абсолютно холодное, бледное лицо, безжалостные, расчетливые кошачьи глаза - сразу видно: этот лишнего не скажет, он сильный юрист, он умный политик, - он же не может не понимать что происходит! Ису он естественно знает, а меня Бурбулис представляет Шахраю как посланника антидудаевского митинга. Я им передаю заявление обращение за подписью Арсанова Абдурахмана, где есть пункт, в котором Арсанов просит не применять войска, но я говорю Шахраю: "Чего вы ждете, почему вы не наводите порядок?" Шахрай с Бурбулисом обмениваются многозначительными взглядами и Шахрай мне говорит: "А ты напиши заявление, чтобы мы ввели войска!" Я буквально ошарашен. Что это - сон? бред? наивность? Какое заявление, господи Мгновенно на ум приходит аналогия: бандиты избивают, грабят человека, а рядом стоит вооруженная до зубов милиция и говорит человеку, которого грабят, избивают на их глазах: "Ты напиши заявление, чтобы мы применили войска против преступников!"
И тут меня озарило, и я все понял. Я, правда, не стал кричать: "Эврика?" и бегать голым по Белому Дому, но внезапно я вскрикнул, обращаясь к Бурбулису: "Понял! Да это же вы, вы стоите за. Дудаевым! Он же по вашему заданию действует!"
Надо было видеть, как растерялся Бурбулис! Как он завертелся, завилял и закрутился, да так, что более сдержанный Алироев это увидел и сказал: "А ведь он правду говорит, Геннадий Эдуардович, иначе бы вы так сильно не смутились!"
В общем, я все понял и нашел ответ на мучивший меня вопрос: кто является папой и мамой дудаевщины. Ими оказались мои любимые демороссы, а это означало, что надежды на то, что Москва наведет порядок нет. Они просто создают призрачную надежду, иллюзию для того, чтобы сами чеченцы не очухались и не свергли их агента. Да, никто чеченцам не поможет и если чеченцы сами не остановят этих уголовников - этого никогда не сделает Москва, пока власть в Москве находится в руках Ельцина. Они, на словах ругая Дудаева, на деле будут ему во всем помогать. Перед Дудаевым этими Бурбулисами и шейнисами поставлена задача погубить чеченский народ, пока чеченцы не встали на ноги. Да, факт остается фактом - чеченцы сами должны спасать себя.
Но чеченцам по-прежнему некогда, чеченцы заняты важным делом - они качают воздух. У всех, кого ни встретишь в Москве, в мыслях одно - воздух и поддержка Дудаева. Логика здесь простая:  тут они награбят и прибегут в Чечню, а там Дудаев их не выдаст, - прямо бред какой-то! Их устраивает Дудаев, но чеченские банки выписывают тоннами фальшивые АВИЗО, а чеченцы в московских банках эти деньги берут триллионами. Но что же руководство московских банков, с ума сошло? Нет, это целенаправленный грабеж, а чеченцы - это просто декорация, они расписываются за миллиарды, а берут копейки. Конечно они не думают о том, что остаются крайними, зато эти босяки, еще вчера ходившие без нормальных штанов, сегодня сидят на иномарках, и нет у них ни совести, ни чести подумать о завтрашнем дне. Уроды, рабы, они продали за эти копейки и Родину, и религию, и честь, и совесть; они клюнули, они. забыли, что дармовой сыр бывает только в мышеловке! Они не понимают, что их восхваляют, откармливают на убой. Эти специально собранные по всей Чечне ничтожества завтра будут кричать "Слава Дудаеву!", ибо они будут бояться за грехи свои и погубят, опозорят тысячи умных, благородных чеченцев, которые по всей России достигли и уважения, и процветания. Эти подонки гадят, а телевидение кричит: чеченцы, чеченцы! и идет тотальное натравливание русских на чеченцев. А в Чечне дудаевцы натравливают чеченцев на русских, и никто не говорит: "Послушайте, ведь и Дудаев, и Яндарбиев - самозванцы, не имеют они права говорить от имени чеченского народа, это же преступники!"
И я обращаюсь к Алироеву: "Давай выступим по телевидению, скажем, что мы против Дудаева, что Дудаев - это большевик!" Алироев идет к Хасбулатову, и тот дает указание своему помощнику дать нам возможность выступить против Дудаева. Но на телевидении нашу идею встречают в штыки, они все, оказывается, любят Дудаева и очень огорчены нашей несознательностью! Попцов (тогдашний руководитель РТ) вообще угрюм и недоволен, но мы настаиваем, , ходим жалуемся, снова ходим на телевидение. Наконец Алироев мне говорит: "Давай не будем выступать! Ведь за это выступление нас будут проклинать, назовут врагами народа!" Я отвечаю: "Плевать! Пусть проклинают, от проклятий мунафиков и язычников нам будет только польза! А насчет использования войск - я не верю, что они это сделают сейчас, но считаю: чем раньше они это сделают, тем лучше - так как чем позже они введут войска, тем больше будет жертв. Нельзя допустить любой ценой, чтобы Дудаев узаконил свою тиранию этим спектаклем, который он собирается провести 27 октября. надо успеть, иначе - крах!"
Тогда Иса предлагает мне выступить одному, я отвечаю: хорошо, , и начинаю ходить по кабинетам РТ. Я всем уже там надоел, и наконец-то они дают мне выступить в 20-тиминутной программе. Сам я эту программу не видел, но кажется сумел сказать, что Дудаевцы - большевики, незаконно узурпировавшие власть.
После к нам приезжает Салигов, которого я плохо знал, но он мне за три дня 12 раз рассказал свою автобиографию, и мы с ним даем еще два коротких интервью, и все. Все остальные выжидают.
Ну что же, я понял, что моя миссия потерпела фиаско, и когда я уже собирался домой, был буквально ошарашен сообщением о том, что Ельцин назначил своим представителем в ЧИР депутата ВС Арсанова Ахмеда. Ясно было одно: или Ельцин вообще не понимал, что происходит, или те, кто готовил этот указ прекрасно понимали ситуацию и приняли решение, наиболее ущербное для противников дудаевской тирании. Дело в том, что Арсановы играли в вопросе противодействия дудаевцам решающую роль, Абдурахман днем и ночью руководил митингом, а Арсанов Ильяс был духовным руководителем, который, без. сомнения обладая фактическим даром предвидения, однозначно говорил и по телевидению Грозненскому, и на митинге: "Люди, вы беспечны! Вы думаете, что зло, которое несет этот человек вас не коснется! Вы ошибаетесь, если думаете, что вы спокойно будете жить, ибо зло, которое несет этот человек, войдет в дом каждого из вас!" Он подобно своему отцу, предупреждавшем о зле, которое несут большевики, мужественно и до ужаса точно предсказывал, что несут эти агенты чеченцам. Он говорил: "Посмотрите, как Саддам Хусейн погубил Ирак! Подобно ему Дудаев сыплет пустыми угрозами и оскорблениями, а на деле это приведет к нашей гибели!" Он говорил: "Не будьте высокомерны и беспечны, и знайте, что даже умирать можно в борьбе против дудаевцев!"
Но, увы, чеченцы не послушались Ильяса и пусть сегодня не плачут, ибо сами виноваты!
И конечно, сознавая силу и авторитет Арсановых, Яндербиевско-Геббель-совская пропаганда направила все острие своего оружия против Арсановых, а это глупое, бессмысленное назначение создавало впечатление, что Арсановы работали не ради народа, а ради того, чтобы добыть этот пост для своего родственника Арсанова Ахмеда. И вообще, более очевидной провокации со стороны Ельцинской команды и придумать было трудно. Без сомнения, это назначение было сделано с очевидной целью во-первых, дискредитировать основную ведущую фигуру сопротивления плану геноцида чеченцев - Арсанова Ильяса, и во-вторых, провалив миссию посланника Президента, поднять все еще не очень высокие акции Дудаева. Дело в том, что чеченцы к вопросу чести всегда относились болезненно, а провалив миссию представителя Президента, Дудаев наносил тем самым личное оскорбление Ельцину, ибо известно, что не признающий посланника не признает и того, кто его послал. "Каким же могучим и великим должен быть этот Дудай, который так долго и так бесцеремонно издевается над Ельциным!"- думали чеченцы, считавшие Ельцина в принципе русским царем. Да, без сомнения, этот в основном безграмотный народ был обманут тем, что он не понимал сути этого спектакля. Чеченцы не понимали, что и Дудаев, и Ельцин - это в принципе куклы, а истинных владык России они и не видят. И в течение этих двух месяцев шла тотальная реклама, возвышение и возвеличение в принципе посредственного карьериста и конформиста Дудаева до рамок божества, и конечно, всю эту работу провела Москва. Дудаевцы на всех углах кричали, что Москва поддерживает оппозиция Дудаеву, я со всей ответственностью заявляю: это циничная ложь, на самом деле именно Москва наносила противникам Дудаева самые страшные и подлые удары. Получался абсурд: правительство России всеми силами помогало лидеру банды, который и не скрывал, что целью его является разрушение и уничтожение России; который на весь мир угрожал стереть Москву и с лица земли. Это кажется невероятным, и вся трагедия чеченцев, которые были против Дудаева заключалась в том, что они слишком поздно поняли, что Кремль не является союзником тех, кто пытается бороться против фашиста Дудаева, а наоборот: Дудаев - прямой агент тех сил, которые сидят в Кремле.
С тяжелым сердцем приехал я из Москвы и должен признаться, что несмотря на многочисленный митинг, который шел да площади им. Ш. Мансура, в душе я понимал, что мы идем к поражению. Почему? Потому, что весь механизм руководства антидудаевскими силами взяли в свои руки эти самые очень вежливые, интеллигентные люди, которые пришли к нам в редакцию детского журнала в тот момент, когда мы уже проделали всю работу, когда мы уже фактически создали антифашистский комитет. Да, мы создали, но взяли под. свой контроль они. Да нет, они вовсе не перестали ругать Дудаева, произносить правильные речи, но при этом они очень грамотно вели нас к поражению. Разумеется, все мои призывы усилить интенсивность борьбы, не допустить проведения так называемых выборов, до которых оставалось чуть более двух недель, - все эти мои опасения им были не нужны. "Ты не волнуйся, - говорили они, - все нормально, все Хорошо!" Да, конечно, я все еще числился первым заместителем Председателя с полномочиями технического директора, но дело в том, что эти добровольные активисты, которые, работая дружно и слаженно, поглотили нашу организацию, говорили мне: "Не надо ничего делать, все хорошо!" - и блокировали все мои инициативы. Это страшно - знать, чувствовать, что люди, которые должны быть твоими товарищами, на самом деле являются агентами, цель которых/ нейтрализация результатов борьбы и содействие тем самым победе откровенных диверсантов-дудаевцев. Но, во-первых, что я мог противопоставить четким, грамотным действиям сексотов, внедренных с этой целью в нашу хилую организацию - обратиться к своим друзьям-детским писателям из начинавших вместе со мной эту борьбу? Но что я мог сказать им, - что этот и тот являются сексотами, а где доказательства? И второе: а убежден. ли я сам? Нет, не убежден, где гарантия, что. мотивом обвинений этих смелых, грамотных борцов против тирана не является мое уязвленное самолюбие? Должен признаться, я не хотел ошибиться, интуицию к делу не пришьешь.
"Да нет, - дружески успокаивали они меня, - ты не волнуйся, отдохни, мы скоро победим - мы точно знаем!"
А тем временем эти лицемеры своей подлой, коварной политикой отпугивали, деморализовывали народ. Я им говорил: скоро 27-е октября! Но все было напрасно, сексоты технично взяли в свои руки механизм руководства антидудаевским митингом и вместо того, чтобы решительно вести борьбу - стали все блокировать и спускать на тормозах. На мои сомнения, что такая тактика даст положительный результат эти организованно влившиеся в нашу организацию уже после того, как все было организованно люди говорили мне: "Ты не волнуйся, ты все преувеличиваешь, ну зачем нам напрягаться, мы точно знаем, что Кремль вот-вот наведет порядок!" Когда эти сексоты делали подобные заявления, они апеллировали к тому, что чеченцы всегда непрочь, чтобы вместо него работал, рисковал "дядя", и конечно, моя позиция оставалась в меньшинстве. Тем более, что эти люди нагло утверждали: "У нас есть точные сведения: не будет выборов 27 октября, к этому сроку и Дудаев, и Яндарбиев будут сидеть в тюрьме." Да, я помню эти очень тяжелые для меня октябрьские дни. Я понимал, что эти сексоты лгут, я понимал. что Москва не посадит в тюрьму Дудаева, так как убедился - Дудаев является агентом именно той партии власти во главе с Ельциным, чьи позиции укреплялись с каждым днем. И разумеется, они прислали Дудаева не для того, чтобы посадить - они прислали Дудаева для того, чтобы он организовал повод для уничтожения чеченцев. Чеченцы мешали тем силам на Западе, которые с помощью завербованных ЦРУ иуд погубили СССР и теперь в спешном порядке занимались уничтожением и разграблением России. И для них было очевидно, что симбиоз пассивного и слабоинициативного, но при этом многочисленного русского народа с малочисленным, но обладающим суперпассионарностью чеченским народом, мог привести к тому, что Россия возродилась бы и не стала так пассивно и глупо бездействовать, наблюдая беспрецедентное собственное унижение и уничтожение. И тем более, что чеченцы, проповедующие Ислам, могли послужить делу создания прочной коалиции между Россией и так же попираемым и притесняемым исламским миром. И вдобавок ко всему, не следует забывать, что руссы и нахи-нохчо имеют общие арийские корни - ярким доказательством тому служат тысячи общих слов в русском и чеченском языках, расовое и антропологическое сходство; эти факты тщательно скрываются учеными, которые в основном являлись и являются агентами Сатанинского Западного мира, а тех, кто пытался об этом говорить публично - уничтожали. И конечно, при поверхностном анализе тенденции развития мировой истории надо было ожидать появления в Чечне сексотов, целью которых было бы разжигание межнациональной и межрелигиозной вражды, что и подтвердилось деятельностью дудаевцев и более того, средств массовой информации. Американцы говорят: "Убивает не тот, кто стреляет, а тот, кому это выгодно." Но трагедия заключалась в том, что мне практически не удалось найти чеченцев, которые понимали бы, осознавали бы, что чеченский народ превращен в штрафбат и его хотят бросить на гибель для достижения целей тех сил, которые вовсе не являются дружественными Чечне. Я заявляю: я был против использования моего народа в качестве пешки в чужой грязной и подлой игре; я считал, чеченцы заслуживают более достойной участи, но, увы!- я был фактически в одиночестве. Не спорю, может быть еще были молодые, энергичные чеченцы, обеспокоенные судьбой народа, но, повторяю, мне не удалось их найти. Тех, кто хотел на этой каше заработать, сделать карьеру – встречал сплошь и рядом. Но тех, кто готов был, не торгуясь и не считая выгоду, погибнуть, пойти на любые жертвы во имя спасения народа от этой позорной и гибельной роли - не встречался был уверен: как только народ поймет, что шайка Дудаева, на словах рассказывая байки, на деле узурпировала власть, - гневу чеченцев не будет предела, но увы?
Конечно, у меня на душе кошки скребли, но что я мог сделать? Говорить, что все кроме меня агенты? Что только я знаю правду и единственно правильную дорогу к спасению? Но согласитесь - это было бы смешно, и более того, я мог оказаться неправильно понятым. В итоге я убедился, что все мои титанические усилия по организации демократического сопротивления большевистскому захвату власти потерпели полное фиаско, я бессилен даже повлиять на фактически предательскую, ведущую к явному поражению тактику сексотов из руководства оппозиции,
А значит - надо искать другие пути. Насколько я помнил из учебника истории средней школы, таких путей было три; по крайней мере в XIX-м веке: и пропагандистский Лаврова («Ну чтож, -решил я, - этот путь не дал желаемого результата»), но оставались ещё два: заговорщический Ткачёва и анархистский Бакунина. Я решил попробовать заговорщический путь, тем более, что терять было уже нечего – всё равно кругом провал. Я конечно, занимаясь всей этой тягостной и разорительной деятельностью, задумывался: до каких границ в этой борьбе я могу дойти, и принял решение: все, буду убивать! если придется, конечно. В Чечне решиться на это трудно, но когда видишь, что вопрос стоит о гибели народа - выбирать не приходится. И после того, как я психологически принял это решение, я взял все оружие, которое у меня имелось, набил полные карманы патронами и наставил перед собой одно условие: я должен найти минимум 10 чеченцев-единомышленников, принадлежащих к разным кланам и никогда не сидевших в дурдоме, и после того, как мы дадим клятву на Коране идти вместе до победы и стоять за справедливость и за Ислам, - мы начнем действовать. А план я представлял себе так: мы, не сообщая обо всех наших членах, заявляем, что если шайка Дудаева ***** своих обещаний незаконно проведя махинацию 27 октября, узурпирует власть - мы начинаем против них террор, как на людей, посягнувших на священную свободу чеченцев. Ну и, как я предполагал, надо было оперативно перестрелять – несколько центровых сексотов - и все стало бы на места. В этой связи я вспомнил Ваху Ибрагимова: человек он, по всей видимости, достойный, но , с другой стороны он не хочет принять на себя и на свой род кровную месть, отдав приказ стрелять. Ну что ж, решил я, пойду к нему и поделюсь с ним своим планом, и самое главное, нужно было подумать о временной власти, чтобы управлять республикой и не допускать фальсификации во время выборов. И я приготовил письменно свое предложение, а именно – я предлагал на время кризиса власти немедленно назначить Временную власть, состоящую из людей, которые не вызывали бы аллергию и презрение чеченцев, а наоборот, имели бы авторитет в разных районах и представляли бы разные кланы, т. е. отличались бы своей честностью, умом, мужеством и были бы настоящими мусульманами. И вот этот временный орган власти должен был взять всю полноту власти в свои руки; их задача: организация проведения честных, справедливых выборов, не допустить хаоса, анархии и, самое главное, поставить на место эту шайку сексотов во главе с Дудаевым. Конечно, это было вполне. осуществимо, но меня никто не поддержал, какой толк в митинге, каким бы многочисленным он ни был, если не предпринимаются практические действия, если руководство митинга блокирует всех, кто пытается действовать, превращает митинг в пустую болтовню. И самым главным аргументом агентов, становившихся все время во главе противников дудаевской тирании, был: мол, вы хотите кровь пролить! Эти твари своим трусливым, подлым плачем отпугивали от оппозиции чеченцев, которые всегда знали: если вести трусливую политику - крови и зла будет больше. Конечно, эти разговоры про кровь велись специально, им было прекрасно известно: если сегодня этот шабаш уголовников не пресечь - завтра это приведет к морю крови и к гибели тысяч мирных жителей, и об этом прямо говорил Ильяс Арсанов. Но эти сексоты, называвшие себя оппозицией, специально подыгрывали сексотам, которые называли себя дудаевцами.
Ну что же, решил я, митинг, несмотря на его многочисленность, бессмысленен, так как пресса России его не замечает, и он превращается в место нудной болтовни и нытья. Надо идти другим путем. Я встретился с Вахой Ибрагимовым и сказал ему: "Дело идет к поражению; если вы собираетесь бороться против незаконной дудаевской тирании, я готов создать Гражданский комитет, но при условии однозначной поддержки МВД. И при этом гарантирую вам - если вы мне окажете поддержку на начальном этапе, эти дудаевцы, которые терроризируют всех и издеваются над всеми, будут обращаться к вам в милицию с просьбой о помощи и защите от нашего комитета. Время интеллигентских стенаний и болтовни прошло, с бандитами надо говорить на чеченском языке!" Ваха был со мной согласен.
"Но одно условие, - продолжил я, - командовать парадом в этом комитете должен я, а если вы мне на шею посадите несколько партократов и бюрократов, я не смогу достигнуть поставленных целей. Я не спорю, есть и среди партократов и бюрократов умные и мужественные люди, но дело в том, что на данном этапе их роль не должна афишироваться, ибо мощная дудаевская пропаганда настроила толпу против них. Я уверяю вас, что далеко не разделяю лозунг о немедленном уничтожении всех бюрократов и партократов, и понимаю, что без этих людей никакого управляемого государства быть не может, но согласитесь, что глупо и опасно дразнить Шарикова кошкой."
Повторяю, что Ваха в принципе со мной согласился, но на следующий день я оказался поставленным перед свершившимся фактом - председателем этого комитета быт назначен Джамалдаев Бадруддин, который, без сомнения, с самого начала занимал однозначную, мужественную антидудаевскую позицию - бывший председатель Шалинского райисполкома, с ним находился тот же Авторханов и еще один, как очи его называли, - Бек - бывший начальник милиции. Конечно, я против чих ничего не мог сказать, хотя бы потому, что я их не знал, но ясно было одно - они представляли ту партийно-бюрократическую элиту, на разжигании ненависти к которой основывали свою тактику узурпации власти дудаевцы. И было очевидно, что Гражданский комитет, во главе которого находились представители элиты времен Советской власти, был обречен на поражение, даже если бы эти представители были людьми святыми. Мне предложили должность заместителя Джамалханова, я не стал спорить, я не хотел уходить сразу, хлопнув дверью, - могли подумать, что я хочу Быть начальником. Нет, я знал, что все это абсурд, ведь на самом деле дудаевцев можно было легко побить, но для этого надо было оставить в покое эти сусловские идеологические штампы и вести борьбу с ними на ихнем поле.
Но мне кажется, что никто не думал о вреде, который несет Дудаев чеченскому народу, каждый думал о том, какую выгоду может извлечь лично он из всего этого. Главное - ни за что не упустить из своих рук власть, я думаю, что эти люли готовы на все ради должности и чина.
Итак, должен признаться. что моя упорная попытка, мой компромисс, добиться сохранения власти завгаевской бюрократии привели к полному провалу. И одна из причин этого - нежелание представителей этого слоя чеченского общества в чем-либо меняться и что-либо понимать. "Ну что ж, - решил я, - моя совесть перед Аллахом чиста, и я сделал все, что было в моих силах. И так как я ясно вижу, что Аллах не дает удачи моей миссии, я должен остановиться, обдумать все, ибо время и развитие ситуации покажут, что делать, не зря же в Коране сказано, что Аллах побит терпеливых!"
И проводя сутки в Доме профсоюзов, я попрощался с Джамалхановым и другими, сказал, что не согласен с тактикой ГК и не считаю, что такими методами можно придти к победе - поэтому я ухожу. Но они были уверены в победе. "Тем лучше, - сказал я, - если вы победите, я буду рад, и при этом добровольно отказываюсь от должностей, и чинов и других выгод, положенных победителям."
В итоге, как нам всем известно, дудаевцы успешно провели свой спектакль 17 октября, а чеченский народ еще на одну ступень приблизился к катастрофе. Но это вовсе не означает, что 30% процентов чеченцев, которые презирали Дудаева, Яндарбиева и прочих дешевок, смирились и признали самозваных правителей. Несмотря на успешно проведенную махинацию с выборами, положение Дудаева и его шайки было шатким, как никогда, и Кремлевским хозяевам Дудаева надо было провести сногсшибательный трюк для того, чтобы добиться повышения рейтинга дудаевцев - и эта акция вскоре последовала. Обратите внимание, Ельцин сообщает, что он собирается ввести ЧП за сутки! И вместо того, чтобы провести оперативную милицейскую операцию по аресту преступников, начинается подлая газетная и телевизионная трескотня. Хозяева Дудаева прекрасно знали психологию чеченцев, знали, что у чеченцев в крови пойти на помощь тем, кто взывает о помощи. Это русские могут спокойно смотреть, как их братьев и сестер убивают, а чеченцы так не могут, и когда эти, мерзавцы начали шоу с героическими заявлениями и долгими слезными призывами о помощи, то естественно десятку тысяч чеченцев ринулись в Грозный, - на что и рассчитывали Кремлевские режиссеры этого смешного ЧП. И таким вот хитрым способом Кремлевские боссы устроили своему подопечному такую пышную инаугурацию, которая не снилась и Биллу Клинтону - при огромном стечении народа, который зазывался совсем по другому поводу, Дудаев торжественно вступил на свой кровавый престол. Разумеется, десятки тысяч чеченцев, ринувшихся в Грозный, чтобы разделить участь этих сексотов, боялись, - они же были фактически безоружны, в то время им еще не успели передать танки, пушки и прочее оружие, и конечно они не понимали, что это все спектакль. И конечно, вовсе не соображения туманности остановило военную машину, мне лично довелось видеть гуманность этой власти в 1993-м -году по отношению к москвичам. Просто целью этого фальшивого ноябрьского ЧП было не арест бандитов, а превращение их в героев в глазах чеченцев, и тем самым психологическая реабилитация дудаевской тирании. Они, так много кричавшие о том кровопролитии, которого, мол, они боятся, прекрасно знали, что этой самой крови, исполни они тот фальшивый указ от 9 ноября 1991 года, будет в тысячу раз меньше, чем после того, как они расширят число вовлеченных в дудаевскую банду и вооружат их танками. Истинная причина отмены законного и, более того, даже запоздалого Указа о ЧП заключалась в том, что хозяева Кремля боялись не -того, что будет кровь - они боялись, что крови будет мало, а им нужно было море крови.
И естественно, ждать разумной реакции от общественности России не приходилось, российский народ всегда обладал феноменальной способностью оставаться равнодушным, что бы ни -творилось рядом, лишь бы была на столе капуста, черный хлеб и самогон, а все остальное им до лампочки. Конечно, Кремлевские режиссеры этого страшного спектакля боялись, что им не удастся развязать в Чечне долговременную и эффективную бойню, которая послужила очень хорошим отвлекающим внимание народа маневром - пока ЦРУшное телевидение терроризировало россиян репортажами о чеченских злодеяниях, успешно происходило уничтожение и окончательное разграбление России. Хотя, по всей видимости, русский народ и без этого отвлекающего маневра остался бы равнодушен к судьбе государства Российского - хватило бы и мексиканских мыльных опер.
Я все это время находился дома, я просто отдыхал, а на всю эту шумиху на весь этот фарс с телевизионным ЧП смотрел с полным недоверием. Почему Ельцин ввел ЧП именно 7 ноября, а не ввел его 30 августа, 10 сентября или октября, что не было оснований? Оснований было на миллион ЧП, но он не вводил, а более того, вся ихняя демороссовская пресса прямо соловьем заливалась, восхваляя то, что делал Дудаев. Что же изменилось теперь? Почему, на каком основании у Ельцина должно измениться отношении к своему агенту? Конечно, все это ЧП - спектакль, фарс, и должен признаться, все они играли очень смешно: видите ли получилась небольшая ошибка - ОМОН приземлился в Грозном, где их уже поджидали вооруженные до зубов уголовники, а оружие по ошибке отправили в Моздок! В общем, гений и кумир, ангел и чудотворец снова одержал над незадачливым Ельциным фантастическую победу: - фактически без боя пленил элитные Российские войска, унизил и демонстративно, с позором на весь мир отправил их обратно без оружия. И конечно все эти десятки тысяч простых чеченцев, которые в отличие от сексотов не знали, что все это всего лишь спектакль и боялись карательных акций со стороны русского медведя, - после этой фантастической победы вообще сошли с ума от эйфории. На первый взгляд все это было невероятным но на самом деле это было элементарное мошенничество, по своей природе сходное с мошенничеством игроков, в наперстки, но чернь, толпа, сначала испугавшись но затем почувствовав безнаказанность, впала в обратный восторг. Я помню эти дни, я помню, как люди боялись репрессий и как радовались этой "победе" и, разумеется, они все простили Дудаеву; именно этот фальшивый Указ о ЧП Ельцина и породил Дудаева-идола, именно этот спектакль заставил замолчать тех, кто не собирался смириться с дудаевской деспотией. Дудаевцы во всех своих информационных средствах кричали: "Смотрите, эти вызванные - Арсановыми, предательской оппозицией войска победил и выгнал Великий генерал, чудотворец Дудаев!" Конечно, режиссеры этого фарса прекрасно знали психологию чеченцев, которые могли не признавать Дудаева, Яндарбиева, Сосланбекова, Ахмадова, Удугова, писавших и печатавших в газетах свои завещания, готовясь к героической гибели в неравной борьбе против огромной Российской Армии, но оставаться безучастными чеченцы, в соответствии с голосом крови, не могли.
И многие чеченцы изменили свое отношение к дудаевцам после этой героической победы. "Ну, ладно, - говорил я им, - вы думаете, что Российские войска испугались вашей многочисленности и сдались вам, -/они в это верили, они хотели быть героями/ - но вы забыли, что эти войска и отца, и мать свою расстреляют, если по пучат приказ! У них был другой приказ, это спектакль!"
Но герои не хотели со мной соглашаться, трудно разговаривать с кроликами, которым внуши ли, что очи удавы! И тут я вспомнил свои беседы с Абдурахманом Арсановым, - он постоянно подчеркивал, что против применения силы Москвой против Дудаева, на что я возражал: "Во-первых, если Москва решит применить силу, ни Арсанов, ни я не сможем их отговорить; и точно так же - если они там решат силу не применять - они ее не применят даже в том случае, если мы будем с плачем просить их об этом. Хотя я уверен, что чем раньше они ее применят, тем меньше будет крови и зла чеченскому народу, и наоборот." Теперь я понял: по всей видимости, Абдурахман понимал, что власти в Кремле намерены, в помощь дудаевцам, обвинить Арсановых в том, что они, мол, призывают в Чечню карателей; и тут же я вспомнил, как мне Шахрай предлагал написать заявление с просьбой ввести войска в Чечню. Точно! Они этого добивались с одной целью - дискредитировать тех, кто боролся против диверсионной работы их агентов-дудаевцев!
Но попробуй объяснить доведенным до экстаза дудаевской и московской пропагандой дегенератам, что войска приходят в Чечню не на основании просьб и требований Дудаева, Арсанова или кого-либо другого, а исключительно на основании приказа из Кремля. Но, разумеется, Кремлю для того, чтобы отдать приказ бомбить Грозный и другие населенные пункты, нужен повод в лице дудаевцев и тех ста полуживых танков, специально с этой целью переданных Ельциным и Грачевым. Ведь если бы не этот повод, даже солдаты и офицеры посчитали бы - сумасшедшими тех, кто им отдавал приказ бомбить мирные города и села Чечни.
Я говорил, уже после того, как дудаевцы ликовали, радуясь подарку Ельцина и Грачева в виде оружия: "Ребята, поймите - этого оружия слишком мало, чтобы воевать с Россией, и слишком много, чтобы погубить Чечню! Зря вы забыли, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке." Но эти восторженные идиоты мне отвечали: "Ты что! У нас еще двести самолетов есть!"
А Ильяс Арсанукаев уверял меня в том, что у них есть даже атомная бомба и что им ничего не стоит если что - стереть с лица земли Москву. На что я отвечал: "Если даже вы сотрете с лица земли Москву, у них еще остается Питер, Омск, Иркутск и тысяча других городов", - но они не реагировали, а при малейшей попытке критического анализа у них, подобно последователям Девы-Марии-Христос, закатывались глаза и появлялась пена на губах.
Без сомнения, все, что происходило в Чечне, не было случайным, а шло по четко разработанному плану, конечной целью которого является погубить и Чечню и Россию, и конечно, истинному режиссеру этого чудовищного плана - хозяевам Западного мира - не жаль ни чеченцев, ни русских - чем больше подохнет и тех, и других, тем выгодней лидерам Западного мира, которым одинаково мешают и православные, и мусульмане. "Дранг нах Ост" продолжается, но уже не под сенью Креста, а под эгидой Сатаны!
Пятница, 3 мая 1996 г.
 
Часть 2-я.
Конечно, трудно оставаться в одиночестве на фоне дикого, поистине сатанинского, ликования толпы. Чему они радуются? Они победили! Они герои! Они победили ельцинское ЧП, они испугали, разоружили и выгнали российские войска! А по понятиям чеченцев большего позора для воина, чем сдать оружие, быть не может. Солдат, сдавший оружие врагу, перестает быть не только воином, но более того - он перестает быть мужчиной, по понятиям вайнахов. Да, без сомнения, этот спектакль с ЧП удался на славу и достиг своей главной цели - убедил чеченцев, что Дудаев - это сила, хотя природа этой силы и была им непонятна. С самого начала у чеченцев были две дороги: дорога, которую предложил Дудаев и дорога, к которой призывал Ильяс Арсанов, - и вот в этот день, в день фантастической победы Дудаева и поражения Ельцина получалось, что те, кто пошли за Дудаевым были героями, а те, кто пошли за Ильясом оказывались трусами и предателями. Дудаевцы получались патриотами, а те, кто был против них, по этой логике событий получались врагами чеченского народа!
Что сулил путь Дудаева? Ну это не путь, а сплошная мечта разбойника: если Ильяс требовал совершать пять намазов в день, не воровать, в общем, если Ильяс на деле призывал к Исламу, то Дудаев заявлял: мы гордые люди и разрешал, более того поощрял тех, кто грабил и воровал, а об Исламе не было и речи - зачем гордым людям покорность Аллаху?! А вместо рая Дудаев, обещал золотые краны еще при жизни, тем более, что и жить-то должны были чеченцы как в Кувейте. Но при всем при этом было одно "но", а именно: путь-дорога, которую предлагал Дудаев противоречила прямой дороге, которую указал Аллах. Но дудаевцы наплевали на Ислам и смеялись, когда им напоминали о Хараме и Халале.
И вот получалось, что те, кто грабил, воровал, убивал, совершал несправедливость, поддерживал ложь и произвол Дудаева блаженствовали; и после этой невероятной победы над Указом самого Ельцина, многие из тех, -кто сомневался, кто боялся Аллаха, не выдержали соблазна и переметнулись на сторону Дудаева - конечно, на первый взгляд, с кумиром Дудаевым проще, он все разрешает. Сколько было тех, кто открыто и решительно встал на сторону Дудаева, кто грабил, убивал, преступал все запретное? Их было немного. Они раньше были нищими, но встав на путь Сатаны, разбогатели и стали строить дворцы, сели на иномарки, обвешались золотом. Они ликовали, и многие стали задумываться: а не оказались - и они среди потерпевших убыток, - ведь те, кто нарушает законы Ислама, ликуют!? И в сердцах многих появилось сомнение и многие поддались соблазну.
Без сомнения, то что происходило с 91-го по 95-й год было испытанием, Аллах проверял своих рабов. И что же, как повели себя мусульмане? Они решительно и однозначно предали Ислам и перешли на сторону Иблиса! Да, я помню их лица после этого ЧП, и я помню как они, спеша и отталкивая друг друга, спешили под иго Тирана-Дудаева! Как они были падки на лесть и восхвалениями как легко они забыли и предали Аллаха!
Теперь, когда на голову нашего народа пала кара Аллаха многие говорят: "Ведь это не мы воровали, не мы грабили, почему же мы страдаем?"
А потому, что на самом деле этих откровенных убийц и преступников было только чуть более 2000 человек, - а чеченцев был миллион! И если бы мы в душе своей, в сердце своем не предали бы Аллаха, восстали бы против этой кучки - они, эти Агенты, ничего не смогли бы сделать, они не смогли бы грабить, убивать, глумиться над законами Ислама, творить несправедливость. Все это происходило по вине тех чеченцев, которые не восставали и не боролись против страшных преступных деяний дудаевцев; по вине тех, которые оставались равнодушными. И более того, в душах многих было сочувствие делам этих сатанистов. Конечно Аллах посредством Дудаева и посредством его последователей-преступников показал нам, что мы, на словах называя себя мусульманами, в сердцах веры не имеем, а значит являемся мунафиками. И конечно, если бы в сердцах чеченцев была бы истинная вера в Аллаха, наш народ не клюнул бы на соблазны Кремлевских хозяев Дудаева.
Ну а на деле в ноябре 1991 года Чечня фактически смирилась с Тиранией Дудаева. Разумеется, я ни на минуту не усомнился в том переходить ли на сторону Дудаева наподобие тысячам чеченцев, которые, не моргнув глазом переметнулись к нему. И в момент моих раздумий на эту тему мне всегда в голову приходил аят из Корана, перевод которого я прочитал в книге Агеева про Хомейни. Суть там такая: Агеев описывает возложение иранского шаха, который был изгнан по воле Аллаха, и он сидел в аэропорту /это было в 1981 году/ и ни одна страна не хотела принимать у себя этого беженца. Представьте себе: еще вчера это могущественный шах Ирана, богатейший человек в мире, - а в тот день он жалкий беженец, от которого отвернулись все. И к этой ситуации Агеев привел перевод аята из священного Корана: "Говорили же мы вам, не будьте пособниками неверных - не будут они счастливы!"
Конечно, тебе Сатана может разукрасить выгоды и должности, которые ты получишь, став пособников тех, кто не идет по прямой дороге, но зачем тебе эти деньги и эти должности, если в Коране ясно говорится: "Не будьте пособниками!" - это приказ великого Аллаха и горе тому, кто его нарушит!
Мусульманин обязан бороться против несправедливости и зла физически, если он имеет для этого возможность или словом. А если мусульманин и словом не имеет силы бороться, то он должен в сердце своем отречься от дел тех, кто хоть на один миллиметр отклонился от прямого пути, указанного Аллахом в Коране А чеченский народ иметь возможность силой поставить на место дудаевцев - убийц и грабителей, - но не сделал этого; мог бороться словом, но в лучшем случае молчал; и в сердце своем многие радовались и симпатизировали и завидовали черным делам и деньгам дудаевцев.
Я еще раз повторяю, для меня в сути происходящего сомнения не было, я знал, что Кремль при помощи своих агентов в Чечне готовит разграбление и гибель ЧИР, но что-либо сделать был бессилен - ведь никто не может помочь народу, который отвернулся от Аллаха! Но это вовсе не означает, что я смирился, нет, я просто решил немного подождать пока эти восторженные идиоты, раскатавшие губы в ожидании верблюжьего молока, не поймут, что их, мягко говоря, обдурили. А в том, что этот восторг, вызванный ноябрьской "победой" над фальшивым ЧП, развеется и наступит горькое разочарование - я не сомневался.
"А если, - думал я, - произойдет чудо и Чечня превратится в Кавказский Кувейт, я публично принесу свои извинения перед Дудаевым и его сподвижниками, так как я вовсе не против добра, которое постигнет Чечню - я против зла, которое они несут нам."
25-е мая 1996г.
 
Уровень ликования дудаевцев доходил до языческого безумия, но еще больше, еще сильнее ликовала и праздновала победу Российская пресса и телевидение. Получался абсурд: пресса России, которую разрушал Дудаев была в восторге от успехов Дудаева - бред какой-то! Но дальше было еще интереснее: Федеральная власть, для видимости немного пожурив этих уголовников, совершивших откровенный вооруженный захват власти на части Российской федерации, приступила к плотному сотрудничеству с Дудаевым и его бандой. А точнее: Федеральная власть в России во главе с Ельциным, Бурбулисом, Гайдаром и прочими демократами приступила к активному пособничеству дудаевцам в деле тотального разграбления Чеченской республики. Ведь и дураку ясно, что скупые осуждающие заявления Российского руководства в адрес дудаевцев на деле были лишь декорацией, - на самом деле действия дудаевцев, и также действия оппозиции против Дудаевцев с самого первого шага и до последнего были запланированы в Кремле и происходило /происходит под контролем команды Ельцина. И конечно, вовсе и не собирался Дудаев превращать Чечню в Кувейт. И само собой разумеется, наши бескорыстные борцы за свободу и Ислам, провозгласив своего Аль-Капоне президентом, с революционным рвением приступили к тотальному грабежу всего и вся. Тут надо заметить, что за 70 лет Советской власти были созданы, заработаны и накоплены огромные богатства, они принадлежали обществу-государству. Что бы там ни внушала западная пропаганда, наша страна имела огромный экономический потенциал, и эти богатства были собраны подобно богатствам Плюшкина, но они были, а значит на первом этапе дудаевского переворота ряды вандалов сохраняли единство, ибо они были заняты растаскиванием. Но другое дело вожди - они начали борьбу за нефтедоллары, и пока рядовые дудаевцы и симпатизирующие им народные массы занимались откручиванием дверных ручек, вожди приступили к масштабному разграблению республики. Первое - это нефть, второе - оружие, ну и все остальное, что было на крупных складах, базах, заводах, фабриках, совхозах и колхозах. А для того, чтобы не допустить хаоса в деле разграбления, а оперативно и организованно провести расхищение, пока ликующая от собственной дурости чернь но догадалась о сути происходящего, был создан знаменитый КОУНХ с Мамодаевым во главе и с его замом Мараевым тем самым, который грозил спалить Чечню в огне. Конечно, было достаточно одного беглого взгляда на этих двух вышеуказанных политика, а также на ихнего третьего подельника Б. Гантамирова, чтобы понять, что вся эта Яндербиевско-Удуговская трескотня про свободу и Ислам всего лишь сказки для дураков. А впрочем, давно известно, что в революции всегда участвуют фанатики и проходимцы. Но дело в том, что пульт управления всеми группами, заварившими чеченскую трагедию, находился в одних руках и все происходящее можно было назвать театром марионеток. Просто на первом этапе, после этих фальсификаций с выборами Дудаева фанатики занимались восхищением и поклонением своему идолу Дудаеву, довольствуясь при этом чашкой бульона и тем, что им позволялись пляски, а проходимцы - разграблением несметных богатств захваченной ими республики. Очень интересный раздел добычи: фанатикам басни и бульон от сворованных колхозных коров, а вождям - богатства на миллиарды долларов! Впрочем, те кто плясал на площади и не догадывались о том, что вожди-то грабят их, ведь все, что в спешном порядке вывозилось за бугор, принадлежало всему народу. Это очень напоминает сценарий семнадцатого года: ставший хозяином всего русский народ пухнет от голода, а верхушка большевиков направо и налево распродает по дешевке богатства, накопленные российским народом за 1000 лет, не забывая при этом рассказывать народу байки про светлое и счастливое будущее.
Естественно, не все, считавшие себя вождями, были допущены до основного пирога, нефть была у Мамодаева, торговля у Мараева, Грозный у Гантамирова. В общем, посте так называемых выборов все было распределено, парламент был в целом сборищем специально подобранных ничтожеств - чтобы понять это достаточно было беглого взгляда на Ахмадова и его зама Бека. Ну а Дудаев играл роль Флага, идола и в глазах народа специально держался на дистанции от всей этой суеты в соответствии со своей харизмой. Так было по сценарию, Дудаев - это князь Ставрогин, а рядом Яндарбиев-Верховенский. Сценарий, описанный в Бесах Достоевского в принципе не менялся, декорации и лозунги новые, а механизм смуты тот же.
Надо отметить, что среди вождей чеченской смуты скоро появились недовольные, это были Темишев, Сосланбеков и прочие святые вожди. Они посчитали к свою долю явно приниженной и от этого начался ропот. Вскоре после этой фикции, упорно называемой Российской прессой выборами президента, я поехал в Грозный и зашел в редакцию газеты. "Республика", которая являлась единственным на тот момент участником сопротивления, а все наши непримиримые вожди оппозиции, обещавшие мне смести Дудаева, благополучно перешли на его сторону, выступали /с не меньшей горячностью/ за него и, более того, весьма неплохо устроились на работу. Странное дело эти люди ухитряются сесть в мягкие кресла при любой власти!
Но сцена, которую я увидел на девятом этаже Дома Печати многого стоила! Стоит небольшая кучка людей, а посредине Темишев, метая гром и молнии, кроет на чем свет стоит Дудаева! Темишев - один из избранных вождей чеченской революции, днем и ночью воспевавший Свободу и священного Папу всех чеченцев Дудаева, при этом неустанно восхвалявший гениальную способность Мамочки всего чеченского народа готовить жижг-галпаш, - разгневан!
"Чем же, - подумал я, - сей рыцарь революции так обеспокоен? Неужели чеченской революции угрожает опасность?!"
Да нет же, все проще! Оказывается Темишев недоволен тем, что люди, находившиеся в тени в то время как Темишев, рискуя жизнью, совершал тьму подвигов, делал революцию, - теперь растаскивают и присваивают все богатства в обход его.
"Да-а! - думаю, - Эти люди вовсе не собираются умирать за свободу, хотя и кричат толпе о своей готовности умереть за нее. Нет, они собираются жить и, по всей видимости, неплохо!"
- Да вы понимаете!- возмущается Темишев. - Я уже месяц хожу за новыми министрами и прошу передать мне в качестве дара за мои заслуги Дом Профсоюзов, а они не отдают!
- Три раза обращался к Джохару - и никакого толка!- продолжает возмущаться сей великий борец за Ислам и свободу.
- А сегодня - представьте себе!- меня с трудом пустили к Джохару, а он мне говорит: "А ты, Муса, собери народ и захвати! - Возмущению Мусы нет предела.
- А ты же говорил, что Джохар святой!- напомнил я, - А лучше Аллочки жижг-галнаш вообще никто не готовит!
- Да ну их!- в сердцах машет рукой Муса и уходит, напоследок бросая фразу: "А она вообще не умеет готовить!"
" Вот те раз!- думаю, - Туго же придется Джохару, если учесть, что на всех вождей вряд ли хватит десятиэтажных комплексов!"
Но, к моему удивлению, прошло. уже 4 месяца, а гнева возмущенного народа нет, а в том, что федеральная власть будет соучаствовать я не сомневался после разговора с Бурбулисом и Шахраем. Итак, все кто против - молчат, Дудаев вместе с Российскими средствами массовой информации ликует, и я вновь принимаю решение: пишу статью под названием "Ходи конем, век воли не видать!" и без всякое уверенности в том, что ее напечатают иду к Сагаеву. Он ее читает, и я вижу как спокойное лицо Сагаева каменеет. Да, без сомнения, именно такое выражение имело лицо Кая Юлия Цезаря когда он произносил: "Жребий брошен!" Да, точно, я не ошибся!
- Я это напечатаю. - решительно произносит Сагаев.
- Без купюр!- говорю я, всеми силами скрывая свое ликование.
- Без купюр. - подтверждает он, - и нет границ моей радости!
Да, без сомнения, я был наивен - я думал, я надеялся, что словом можно разбудить совесть чеченского народа, спасти народ от катастрофы, но увы! Статья вышла 15 февраля 1992 года под названием "Ведет ли эта дорога к храму?", и еще после нее я напечатал более десяти статей, ввергая в ужас трусливых оппозиционеров, но увы - никакого толка! Единственное, что интересовало чеченцев - это способы добывания денег. Перефразируя Катона, можно сказать: "О чем можно говорить с кошельком, имеющим уши!"
Итак, прошло уже более полугода дудаевской деспотии и можно сравнить то, что они обещали с тем, что устроили на практике. Они обещали Ислам - на практике водка на каждом углу, бандитизм, произвол и полное беззаконие. О Шариате нет и речи. То, что создали дудаевцы, а точнее, их хозяева, сидящие в Кремле - это типичное уголовное общество, республика, по всем по всем своим признакам один к одному напоминающая криминально-мафиозные режимы банановых республик: Сомоса есть, тон-тон-мокуты есть, хозяева, сидящие в Кремле и присваивающие львиную долю бандитской добычи, есть.
Я помню, как средства массовой информации России начали компанию по тотальному запугиванию населения террором со стороны чеченцев и призывать устами своих телеведущих - например, Караулова - не оказывать законного сопротивления бандитам и убийцам. Пресса призывала капитулировать, говоря Другими словами, пресса России играла роль пособника и соучастника беспрецедентных актов терроризма и бандитизма, и самое главное служила проводником беспрецедентного соглашательства и пособничества органов власти тому ужасу, который творился в Чечне. В Чечне бездействовала конституция, закон, Уголовный Кодекс. Целая республика была сдана, продана, предана на глумление и убийство уголовникам, выпущенным их тюрем. Миллион граждан Российской Федерации был лишены всех конституционных прав и, более того, даже права на жизнь. Так называемый Президент, который клялся защищать права человека, отделывался общими фразами, а правительство активно пособничало дудаевскому произволу, - они находились в сговоре с дудаевцами, я в этом убедился.
Сразу после своего приезда из Москвы, я пошел в здание МВД, где прятался от дудаевцев Представитель Президента в Чеченской Республике Ахмед Ареалов и сказал ему: "Все ждут, что Ельцин в соответствии с Законом наведет порядок, но это иллюзия, это самообман. Я убежден, что команда Ельцина и команда Дудаева находятся в тайном сговоре, и одна из целей этого сговора - погубить чеченский народ, так как они боятся союза России и Чечни, а соответственно - православных и мусульман, против своей  НАТОвской гегемонии. И поэтому мы, чеченцы, не должны сидеть и ждать, пока нас начнут истреблять, - хотя бы из инстинкта самосохранения."
После моих слов Ахмед посмотрел на потолок, на стол, на дверь и полушепотом, с горечью произнес: "Я ничего не могу сделать, я бессилен!" - и уже громко добавил: "Все должно быть по закону."
Все было ясно, я попрощался и вышел от него. Без сомнения, все лица, обладающие полномочиями и властью, были или куплены, и ли в соответствии с секретным указанием из Кремля бездействовали и тем самым содействовали смуте.
Но дело было в том, что судорожно-истеричные, а значит фантастические, обещания дудаевцев не могли не рассеяться. А хозяева дудаевцев, сидевшие в Кремле и блокировавшие карательные акции силовых министерств, будут требовать от дудаевцев значительно больше того, что им передавали завгаевцы. И разумеется, целью этой беспрецедентной в мировой практике пиратской акции вовсе не являлось снабжение чеченцев золотыми краниками и строительство Исламского государства. Конечно, это не могло не привести к разочарованию одураченных, доведенных до экстаза "чудесами" спустившегося с неба с партбилетом в кармане Дудаева.
Как правило, люди, попавшие под чары мошенников, сходят с ума, обожествляют тех, кто их грабит, и бывают готовы растерзать тех, кто пытается защитить их от козней мошенников. Мне это приходилось видеть, наблюдая поведение клиентов дудаевцев, когда они дудаевцы до получения приказа начать мошенничество под названием "Суверенитет", сидели на всех людных углах Грозного и занимались мошенничеством под названием "Игра в наперстки". Но дело в том, что, рано или поздно, этот гипноз проходит, и те многочисленные дураки, поверившие сказкам мошенников о возможности легко и без труда разбогатеть, меняют свое мнение и начинают проклинать тех, кого они чуть раньше боготворили. И конечно, многочисленные толпы, скандировавшие "Свобода!" и "Аллах велик?", увидели, что на практике вожди занимаются примитивнейшим грабежом и растаскиванием всего, заодно ругаясь между собой, подобно базарным торговкам. И, несмотря на триумфальные заявления Дудаева о всеобщей народной поддержке на практике уже к весне уровень народной поддержки Дудаевской хунты снизился до критической отметки, и к марту 1992-го года разочарование дудаевщиной было полным. Исключение составляли сексоты, архивы на которых заблаговременно были переданы дудаевцам, уголовники, выпущенные из тюрем, и родственники жуликов, которые собрались вокруг Дудаева. Кризис был полнейший, и для политических сил сложилась идеальная ситуация для того, чтобы: вывести народ на улицы и точно таким же образом, как Дудаев пришел к власти - его и отстранить. Тем более, что у всех на памяти еще было обещание Дудаева добровольно уйти в отставку, если сто чеченцев выйдут на площадь и потребуют этого.
Я своих позиций не менял и был готов на любые акции для того, чтобы вырвать руль управления из рук диверсантов-дудаевцев, присланных для того чтобы погубить наш народ. Но дело в том, что многочисленные и именитые вожди оппозиции вели себя более чем странно: они ничего не организовывали, ничем не руководили, но стоило эмоциям толпы вылиться на улицу, как они тут же оказывались во главе и саботировали всякую позитивную тенденцию.
Без всякого сомнения, лидеры так называемой оппозиции обладали феноменальным талантом наводить возглавляемые ими силы к поражению, имея все шансы на победу. По всей вероятности, недовольство народа вовсе не являлось решающим фактором в деле прихода или отстранения Дудаева от власти - главное, чтобы деятельностью Дудаева были довольны силы, сидящие в Кремле. А народ как всегда, играл роль декорации и безмозглого стада. Ну а хозяева, сидевшие г Кремле, без всякого сомнения, были весьма довольны появлением Дудаева. На словах, для видимости, ругая Дудаева, на деле они создали дудаевцам все условия для грандиозного грабежа. Ведь совершенно очевидно, что без полной и всеобъемлющей поддержки Российского правительства Дудаев ни за что не смог бы экспортировать из Чечни на миллиарды долларов нефти и нефтепродуктов, оружия и боеприпасов, ведь нефть вполне легально перекачивалась по российским трубам до порта Новороссийск и оттуда с разрешения Российской таможни, уходила за границу, а деньги в Российскую казну не поступали. Но зато из Российской казны дудаевцам передавались миллиарды, будто бы для пенсий и пособий, которые естественно, до пенсионеров не доходили. Что, впрочем, не смущало Москву. И таких фактов вопиющего преступного сотрудничества дудаевцев и Российского правительства тысячи. С 1991-го по 1094-й год в Москве напрочь забыли и про конституцию и про все законы, на которые Дудаев демонстративно плевал, и при этом на украденном самолете летал по всему миру. И я что-то не слышал о том, что МВД России обратился к Интерполу с требованием арестовать Дудаева и наложить арест на миллиарды долларов грязных денег. Разумеется, хозяева Дудаева, которым его деятельность приносила миллиардные доходы в долларах, им были довольны - в отличие от разочарованного народа. История знает примеры, когда короли, и правительство Англии покровительствовали пиратам, грабившим испанские корабли, делили с ними прибыль и даже вкладывали деньги в их пиратский бизнес, но до таких высот цинизма. до-каких поднялись демократы-ельцичисты, англичане не поднимались.
Кремль, естественно, имел информацию о том, что хунта дудаева стремительно теряет поддержку - ведь чеченцы не обладают терпением русского народа, который батрачил 70 лет, слушая басни про грядущий коммунизм; тут другой темперамент: обещал золотые краники - давай! А где их Дудаев возьмет? Дело дошло до того, что на резонный вопрос своего жалкого карманного парламента: "А куда нефть девается?"- Джохар сорвался с резьбы и стал кричать: "Если я вам скажу, куда деваются нефтедоллары - от нашего суверенитета мокрого места не останется!"
Вот тебе на! Странная получается ситуация: все отделили от Москвы, а нефть, получается, забыли отделить? Да, маятник качнулся в обратную сторону, но так называемая оппозиция по указанию общего Хозяина в очередной раз подыграла дудаевцам.
Дело было в марте, в священный для всех мусульман месяц Рамадан. Я точно знал, что народ собирался после окончания поста выйти на митинг и мирным путем потребовать от новоявленной власти выдать хотя бы пенсии старикам и пособия сиротам и малоимущим, и задать этим праведным правителям Чечни вопрос: при завгаеве Республика получала 1% и всем хватало - и учителям, и врачам, и пенсионерам, и пособия все получали; жили, правда, похуже, чем в Кувейте, но все же значительно лучше чем теперь, когда наш народ стал вроде бы хозяином всех богатств, с чего бы это? В общем, интересный намечался разговор с вчерашними нищими митинговыми крикунами и защитниками обездоленного чеченского народа. Помните, как они работали чуть ранее, когда сидели с наперстками по углам? Сначала они заговаривают тебе зубы, искушая дармовыми деньгами: "Вот они! Ведь все просто: вот лежит наперсток, под ним- шарик, - и деньги твои!" Но на практике это оканчивалось тем, что ты лишался последнего, ну а если ты, поняв что тебя обдурили, начинаешь возмущаться и требовать награбленное обратно - тебя избивали, их же много, а ты один! А где же милиция, где другие органы, ведь мы привыкли, что наша родная народная власть нас бережет? Ситуация изменилась, и теперь милиция защищает не тебя, а этих жуликов - вот в чем дело. Ибо если бы эти жулики не были в сговоре с милицией, они не могли бы сидеть по всем углам и средь бела дня обирать людей. То же самое было и в отношениях бригады Дудаева и центральной власти.
"Ну нет!- думал я, - надо бороться и против дудаевцев и против их кремлевских покровителей, и против завгаевцев - вчера по приказу Москвы сдавших республику дудаевцам, а сегодня, нагло захватив руководство антидудаевскими силами, блокирующих всякую разумную борьбу против бригады Дудаева."
Да, тот же принцип игры в наперстки: две бригады ссорятся, ругаются для видимости, а потом делят то, что вытянули у тебя из кармана. Я знал, что против них надо бороться, но не знал как это сделать практически в одиночку - все мои попытки найти союзников и среди дудаевцев и среди завгаевцев были напрасны. Я искал здоровые силы - патриотов, которые были бы готовы ради спасения своего народа пойти на любые жертвы. Патриотов и героев мне пришлось встретить немало, но они не хотели ничем жертвовать, они хотели и патриотами быть и прибыль получить. Я был чужим среди завгаевцев, ибо они знали мои твердые антикоммунистические позиции, и я был чужим среди дудаевцев, так как они хорошо знали мои однозначные антидудаевские позиции.
Я говорил: "Давайте судить не по красивым словам, а по делам, и если деятельность Дудаева приносит добро, пользу нашему народу, давайте его поддержим, а если зло - будем бороться!" Должен признаться, я в делах Дудаева кроме зла ничего не видел, о чем и писал в своих многочисленных статьях, не скрываясь и не таясь.
Итак, разумеется, ситуацию анализировал не только я, но и спецслужбы, руководившие деятельностью дудаевцев, и, по всей видимости, они тоже поняли, что срочно не сменить тактику, Дудаева ждет крах. Механизм тут прост: когда ложь и байки перестают давать результаты и обдуренные и ограбленные массы начинают роптать, остается один выход - страх, кровь и прямое запугивание. Все, первый этап мошенничества закончился и начинается второй этап.
Конечно, дудаевцам нужен был повод для террора и запугивания, и вот, как бы между прочим, мне сообщили, что в Грозном будет митинг, Дело, кажется, было третьего марта и я поехал туда. Должен признаться, что эта информация меня удивила - надо же было бы подождать, пока закончится пост. Но то, что творилось перед зданием Совмина меня удивило еще больше: людей было много, но микрофон находился в руках дудаевцев и по нему во всю катушку шла продудаевская пропаганда. А так называемые лидеры оппозиции ходили среди толпы бледные и растерянные. Странная получалась картина: что, людей позвали для того, чтобы они слушали продудаевскую пропаганду?
"Что ж, - решил я, - была не была, выступлю." Микрофон находился на втором этаже здания Совмина, и я, с трудом протиснувшись через плотную охрану дудаевцев, добрался до микрофона. Но дело в том, что дудаевцы меня хорошо знали и, более того, здесь же на площади проклинали, когда я выступил по Российскому телевидению против незаконной узурпации власти Дудаевым. Тот факт, что они меня сейчас допустили до микрофона и даже весьма благосклонно отреагировали на мое выступление, говорил о том, что авторитет Дудаева и его ближайшего окружения, а именно Мамодаева, Мараева, Гантамирова, пошатнулся - о том, что они правили от имени Дудаева было всем известно.
Я сказал: "Скажите мне, где были, чем занимались Дудаев, Яндарбиев и прочие герои, когда Опряткин делал с нашим народом что хотел, когда Власов кричал:"Давай горянку!", когда Фотеев творил что ему вздумается, когда власти запрещали строить мечети, учить, наших детей читать по-арабски, когда Виноградов глумился над памятью сотен тысяч чеченцев, погибших во время Столетней войны? Почему же тогда наши герои не поднимались на войну, а сидели тише воды, ниже травы? Когда чеченцы были ущемлены во всех правах и притеснены - вы молчали! А сегодня, когда милостью Аллаха во главе Чечни стоит чеченец, во главе России стоит чеченец и по всей России у нас прекрасное положение и бескрайние перспективы, сегодня, когда мы строим мечети, а наша молодежь учится Исламу по всему миру - вы взбесились и призываете к войне! Ведь это ложь, что мы сотрем с лица земли Москву - нет у нас сил для войны с Россией, да и смысла в этой войне нет!
Вы говорите, что все, кто против Дудаева - партократы. Я против него сейчас так же, как был против коммунистов и тогда, когда Дудаев служил КПСС и был номенклатурой ЦК КПСС! Я против них потому, что они слуги Дьявола!"
Да, без сомнения, с людьми надо было говорить, вести разъяснительную работу, но этого-то и боялись хозяева, сидящие в Кремле и отдали приказ своим агентам, называвшим себя оппозицией, глупейшим образом захватить телевидение, для того чтобы тем самым начав кровопролитие, перекрыть путь мирного, демократического свержения Дудаевской хунты. Чуть позже этот же сценарий, уже проверенный на нас, был применен во время октябрьских событий в Москве в 93-м г/.
Конечно, то что произошло 3 марта было коварным, подлым ударом в спину по тем силам, которые выступали против хищнического разграбления Чечни хунтой Дудава и давало Яндарбиевско-Геббельсовской пропаганде основание для раздувания очередной истерии обвинений во всех смертных грехах чеченцев-патриотов, которых беспокоила судьба народа.
Для меня эта акция явилась полной неожиданностью, и когда ко мне после моего выступления подошли люди и сказали: "Все что ты говоришь - правильно, но почему вы напали на телевидение и радио с применением оружия? Я в это просто не поверил, и даже не расспросив как следует о сути происходящего, помчался к телецентру и доехал как раз под звуки крупнокалиберного пулемета и автоматных очередей. Когда я добежал до телецентра, то столкнулся с толпой, хлынувшей из ворот телецентра. Понять что-либо в этой страшной суете и неразберихе было невозможно. И тут же вынесли убитого старика, а кто стреляет, в кого стреляют - было абсолютно непонятно.
И вот, в этой бешеной суматохе я случайно встречаюсь с Мовлади Удуговым, своим старым знакомым-неформалом, а ныне министром, и которого я, между прочим, недавно спас от линчевания. Так вот сей министр находился в состоянии форменной истерии: бледное, как мел, лицо, глаза, расширенные и почти вылезшие из орбит. И как только он меня увидел, то заорал диким криком: "Это ты во всем виноват! Это твои статьи все натворили!" - и конечно, разъяренная толпа моментально окружила меня. А Удугов, таким подлым образом натравив на меня обезумевшую толпу, сам исчез, будто растворился. Что меня больше всего поразило в этой ситуации - это безумие, горевшее в глазах обступивших меня людей, - это поразило меня настолько, что я абсолютно не успел испугаться, "Как же - думали я, - чеченцы, которые всю свою долгую и тяжелую историю прожили плечом к плечу, как братья, могут с такой ненавистью смотреть?! "-Ведь безумие ненависти, горевшее в их глазах, было направлено не против меня конкретно - это была ненависть той части чеченского народа, которая боготворила над собой Падишаха-Тирана Дудаева к той части, которая не желала признавать над собой Господина-деспота. Я никогда не поверил бы, что такое возможно - но это было, и я находился в плотном кольце обезумевших язычников - им нужна была жертва. И перед моими глазами встали картины из видеофильма: людоеды в Африке ведут человека к костру, чтобы съесть. "Ну хорошо, - подумал я, - дикари в Африке убивают, чтобы скушать, а эти для чего?" - и эта мысль меня рассмешила.
Должен заметить, что в мой адрес звучала масса оскорбительных обвинений, но никто из этих подстрекателей не говорил прямо в лицо - все эти провокационные оскорбления раздавались со спины. Сексоты, сами прячась в толпе, пытались натравить на меня горячие головы.
- Смотрите! - кричали одни, - Мы его знаем, это агент, присланный к нам из Москвы!
- Смотрите - кричали другие, - это партократ - жирный как свинья - немало он народной крови выпил!
В общем, ситуация накалялась с каждой минутой, и конечно, любое резкое предложение с моей стороны могло спровоцировать толпу на нападение, но Аллах дал мне спокойствие.
- Ну хорошо, - говорил я им, - в чем вы меня обвиняете?
- Ты стрелял в нас, - кричали они, - ты убил наших товарищей!
- Ну подумайте сами, - отвечал я им, - те, кто стреляет, находятся в здании телецентра, а я нахожусь здесь, среди вас - как же я могу находиться одновременно в двух местах?!
- Да, это так, - соглашались со мной некоторые, но среди них было много тех, кто жаждал крови. Однако никто из провокаторов не хотел брать на себя их ответственность - законы кровной мести воспитали у чеченцев очень осторожное отношение к убийству. Я знал, как надо вести себя с обезумевшими людьми, - главное, ни на секунду не терять спокойствие, если они увидят, что ты испугался, - тебе конец? Но должен признаться, очень трудно держаться, но меня выудил один старик, очень здоровый и видимо имевший среди дудаевцев авторитет. Он долго стоял в стороне и. наблюдал за этой сценой, а потом подошел ко мне, ударил своей палкой по земле и твердо сказал: "Этого парня никто не тронет пальцем! Оставьте его в покое!" После этого заявления окружавшие меня нехотя разошлись, и я, не веря своим глазам, двинулся в сторону своей машины, силой воли подавляя искреннее желание ускорить шаг. Но не успел я дойти до бассейна, как только что отпустившая меня толпа хлынула за мной, и я в тот же миг вновь оказался в плотном окружении. И снова меня поразила и удручила злоба и ненависть, горевшая в их обезумевших глазах. И все началось сначала.
- Ты агент, присланный из Москвы! Ты партократ! - раздавались возгласы то тут, то там. И должен признаться, если бы не 2-3 парня, которые сдерживали толпу, я бы подвергся как минимум линчеванию. И я снова начал доказывать этим несчастным, что я не верблюд. Признаюсь, испугаться я не успел, и притом я не знал, почему я должен бояться, ведь я не имел никакого отношения к этой провокации.
Но все же в душе осталась обида: как могут чеченцы относиться с такой ненавистью и злобой друг к другу?!
В итоге, после довольно тяжелых переговоров мне вновь удалось убедить их в том, что съедать меня не стоит, и я, наконец-то, смог добраться до свой машины и приехать домой.
Конечно, я относился ко всем чеченцам как к братьям и, фактически с 16 лет мотаясь по диким краям СССР, ни разу не было случая, чтобы я отказался драться, заступившись за вайнахов. Но еще более дико мне было слышать обвинения в симпатиях к коммунистам. И эти обвинения предъявляли мне, человеку, которому пришлось терпеть репрессии от коммунистической власти за однозначное неприятие коммунистической идеи, приверженность к Исламу и ценностям вайнахской культуры и истории! И самое смешное - обвинителями были люди, боготворившие коммуниста, номенклатуру ЦК КПСС, генерала Советской Коммунистической Атеистической Армии Дудаева! Да если бы я, подобно Дудаеву, в армии отказался бы от Ислама и своего народа, стал кушать свинину и угождать начальству, я не то что генералом - маршалом бы стал! Ведь все чеченцы служили в армии и знали, что для истинных чеченцев, для мусульман. все дороги были закрыты, и не мог Джохар Дудаев, не предав и Родину и Ислам, стать генералом, тем более командиром дивизии стратегической авиации.
Но идолопоклонники ничего не хотели слышать и вели наш народ к катастрофе. Разумеется было очевидно, что эта провокация с внезапным, абсурдным захватом Телецентра была организована с одной конкретной целью: запугать народ, недовольный Дудаевско-Мамодаевским разграблением Республики. Все по правилам: когда басни и обман, используемый бригадами наперсточников, перестают действовать и граждане, понявшие, что, их обдурили и обчистили, начинают возмущаться - их начинали запугивать. А милиция где? А милиция с, ними заодно - они грабили простых людей и делились с милицией. Так же и дудаевцы грабили чеченский народ и делились с Москвой, а посему Москва дала команду второй бригаде во главе с Автурхановым организовать эту кровавую провокацию, чтобы тем самым не дать людям выйти после Уразы на площадь и спросить Дудаева если не про обещанное молоко, то хотя бы чем занимается Комитет по Оперативному Расхищению Чеченской Республики во главе с Указом Дудаева назначенным вторым после Дудаева святым бессребреником Мамодаевым, который клялся, что ни один рубль нечестно заработанных денег никогда в жизни не ложил в карман этих брюк. А впрочем, брюки-то были новые, - может и правду говорил, хотя маслянистый блеск чересчур сытых глаз и мешал поверить даже этой абсолютно правдивой клятве.
А впрочем, Мамодаев, как и Дудаев, как и 90% ведущих фигур этой кровавой трагедии играли строго отведенную им Кремлевскими режиссерами роль. "Ну что ж - заключил я, - пусть эти бригады мошенников-сексотов пьют кровь народа, ибо народ не желает сойти с кривой сатанинской дороги и встать на прямой, Аллахом однозначно в Коране указанный путь." - и бессильный что-либо изменить, уехал в Ставрополь, чтобы немного поработать и отдохнуть от этого кошмара, что творился в Чечне. Дело в том, что я просто не в силах был. молчать, видя цинизм и произвол, творимый дудаевцами. Они, на словах восхваляя Ислам, на деле сделали то, что не смогли сделать коммунисты за 70 лет: восхваляя чеченцев, обещая им свободу и благополучие, - на деле довели народ на грань моральной деградации.
Я никогда не думал, что чеченский народ так глуп и наивен - ведь если чеченский народ не ослеп, не оглох и к тому же не охмурен, он не мог не видеть разницу между тем, что обещали дудаевцы и тем, что они делали на практике. Ведь судить чадо не по словам, а по делам - это же элементарно! Зло, которое принес Дудаев, узурпировавший власть, и за три года не перечислишь, а вы приведите хоть один пример добра, пользы, которую он принес. Когда такой вопрос задавали дудканутым, у них закатывались глаза, на губах появлялась пена и они начинали дергаться и кричать: "Он сделал нас свободными! Он подарил нам суверенитет и независимость!" - и объяснить им, что все эти сказки про суверенитет государство - не более чем блеф и надувательство, просто пока временно Кремлевские подельники Дудаева при помощи бессовестного телевидения создают иллюзию у безграмотных дудаевцев; что в любой момент Россия может нанести удар и мир не пикнет - объяснить им это было невозможно. А если все это им все же удавалось сообщить, они вообще сходили с ума и начинали кричать: "Джохар! Джохар! Мы сотрем с лица земли Россию!" - а когда их спрашивали, что нам делать против авиации, то бородатые сексоты начинали кричать, что они своими посохами будут сбивать самолеты. - Правда эти старые хрычи почему-то в 44-м дали себя погрузить в вагоны-скотовозы и вывезти в Казахстан - тогда почему-то все терпели и молчали, а теперь, когда пришло время помирать, они своим бредом вели на гибель тысячи молодых, жизнеспособных, умных чеченцев. Да, без сомнения, агентом может быть как молодой, так и старик.
Самое интересное, это полная идентичность поведения этих дудканутых и последователей Девы Марии Христос - ты им говори, не говори, толка нет, зомби какие-то. "Разумеется, для меня все это видеть, слышать было невыносимо, я хотел бороться и как только слышал, что где-то, в любой части Чечни собирались три человека для борьбы с дудаевской тиранией - я ехал туда, тратил время, деньги и, в конце концов, убеждался в том, что этими так называемыми организациями руководят сексоты, целью которых было собирать людей, настроенных против Дудаева, морочить им голову и саботировать. Я искал чеченцев, которые боролись бы против сексотов, ведших к гибели наш народ, но вместо этого сплошь и рядом натыкался на сексотов, которые под видом борьбы против Дудаева на практике подыгрывают дудаевцам. И в итоге дошел до такого состояния, что стал считать, что если чеченцев - 1 миллион, то сексотов среди чеченцев - 2 миллиона. Переживал я страшно, я чувствовал, я ощущал тот ужас, к которому эти подонки вели чаш народ, в тот период я выкуривал по три пачки сигарет в день. Но почти все, с кем я делился своей тревогой, говорили мне: "да успокойся ты, все будет хорошо, ты преувеличиваешь!"
Но я не находил покоя. Мне было жалко наших детей и женщин. Ведь если бы не этот вопрос, война - это забава! Но жалко маленьких, беспомощных волчат, которые останутся в руках шакалов и собак в этом грязном, подлом мире. Ведь наши предки еще при Шейхе Мансуре говорили: "Мы убьем своих женщин и детей и, отступая в горы, воюя, погибнем до последнего!" - это уже было - эта гордыня и безумие. А если воля Аллаха будет - он превратит нас в свиней и заставит жить под властью папуасов. И не умираем мы и не рождаемся по собственной воле, да помилует нас Аллах и да спасет он наш народ от безумия и гордыни!
И я уехал в Ставрополь. И если бы Аллах не дал мне это место в Ставрополе, в селе Северном, где я мог ложиться на дно и отдыхать - я бы не выдержал. Но это не значит, что я переставал думать о Чечне, ибо где бы я ни находился душа моя, сердце мое были в Чечне.
И вот, как-то раз - дело было в январе уже нового, 1992-го года - я сидел с книжкой в руках помню, это был "1984-й год" Дж. Оруэлла, и вдруг я явственно услышал звуки мелодии, которая показалась мне уже знакомой. Дело в том, что я в первый раз эту музыку услышал года 4 назад - это такой своеобразный мотив, который непрерывно крутится в голове - и вот я, в то время абсолютно не умевший печатать, сел за печатную машинку и написал свое произведение "Иисус". Самое удивительное было в том, что когда я слышал этот мотив - текст рождался сам собой, без всякого моего вмешательства и даже более того, независимо от меня. Я садился и печатал, пока не начинали болеть руки. Когда пишешь статью, то думаешь, подбираешь слова, а тут уже другое: текст сам собой льется, а моя задача - успевать все это перенести на бумагу, правда, выдыхаешься, устаешь, как выжатый лимон.
Так вот, вскоре после того, как мою статью "Ведет ли эта дорога к храму?" - печатали в героической газете "Республика", в редакцию пришло письмо - Автором письма была девушка, и меня это письмо тронуло умом, благородством и скромностью автора. Ведь есть среди чеченцев люди золотые, имеющие благородную душу, как; к сожаленью, часто встречаются и неимоверные подлецы. Я раз десять садился за, ответ, писал, писал, но получалась какая-то чушь, и я бросал. Дело в том, что в этом письме я. видел как ум, так и наивность, своеобразную романтичность чеченцев и их исконную мечту о свободе. И самое страшное, что вся пропаганда дудаевцев была поставлена на том, чтобы сыграть на этих извечно больных струнах души чеченской.
Прошло два-три месяца, по всей видимости подсознательно работа шла, и наконец-то я услышал знакомый мотив. Я бросился, к ручке и где-то за полчаса написал "Реквием" и мне кажется ... точнее, я сам не перестаю удивляться этому - чуду, ибо все, что я там написал, сбылось. Не верите? Можете прочитать.
И тогда, в марте-мае у меня была одна задача - напечатать это произведение, этот своеобразный рентгеновский снимок, охватывающий день сегодняшний и день завтрашний. Я бросил все дела и поехал в Грозный. Я обошел все редакции, но никто не осмеливался ее напечатать. Впрочем, ее чуть было не напечатал мой коллега по неформальному движению еще со времен Бисултанова Хож-Ахмеда, убежденный антидудаевец, что, впрочем, не помешало ему стать редактором "Грозненского рабочего" - самой центровой в республике газеты. Это и является одним из парадоксов Чеченской смуты - дело в том, что почти все руководители чеченской оппозиции в то же время имели хорошие должности в администрации Дудаева!/
Так вот, Абдулла Вацуев, которого я считал человеком сильным и принципиальным, встретил меня более чем прохладно. "Ну что ж, - решил я, - кресло вредно для чеченцев."- но все же осмелился предложить ему "Реквием". Абдулла прочитал, и на его гранитном лице появился просвет и я решился заговорить; "Абдулла! - сказал я, - Если ты считаешь статью интересной - напечатай. Но одно условие: если не будешь печатать - не обещай!"
Он почему-то вдруг помрачнел и сказал: "Распишись перед своей фамилией!" - и дал слово, что напечатает - и не сдержал своего слова!
"Реквием" напечатал в конце мая 1992-го года в своей газете "Импульс" Р. Караев, за что ему и благодарен. Правда, когда ему передали вторую часть "Реквиема" под названием "Крысы", где я предсказывал суть деятельности бригады Завгаева когда они вернутся в Грозный, Караев не напечатал - видно не смог, ведь власть крыс ничем не лучше власти шакалов, нагло называющих себя волками. Хотя я точно знаю, что эти люди не имеют никакого отношения к волкам. В лучшем случае все эти Яндарбиевы-Удуговы могут претендовать на родство с одичавшими собаками.
Итак, полностью разочаровавшись во всей этой антидудаевской комедии, я в очередной раз уехал в Ставрополь, хотя ко мне приходили активные противники дудаевской тирании и сообщали, что планируются крупные антидудаевские выступления. Дело было в мае 93-го года и практически я уверен: разочарование дудаевщиной было полнейшее, и даже не очень сильная, но грамотно поставленная работа могла привести к свержению Дудаевской диктатуры. Но, наученный горьким опытом, я им задал прямой вопрос: "Кто будет возглавлять эту акцию?" Как я и предполагал, снова возглавить были готовы дежурные лидеры оппозиции - вчерашние партократы и бюрократы, по вине и вследствие трусливой и подлой политики которых Дудаев пришел к власти. И самое смешное, все эти лидеры-антидудаевцы находились на службе, и притом на хороших должностях, у Дудаева.
- Нет! сказал я, - ни под каким условием я в этом очередном спектакле участвовать не буду! Ведь все элементарно!- сказал я, - подумайте сами, чьими агентами являются 90% партийно-бюрократического аппарата, во главе с Завгаевым, которые сдали Чечню Дудаеву? Они являются агентами КГБ. Чьими агентами являются Дудаев с Яндарбиевым - КГБ! Власть всегда была в руках КГБ, и неважно, как они себя называют, хозяином и дудаевцев и завгаевцев является кремлевская мафия. И конечно, если бы они, а точнее, хозяева, сидящие в Кремле, решили убрать Дудаева - они просто приказали бы своим агентам Дудаеву, Яндарбиеву и кампании бросить все и прибыть в Москву, и, уверяю вас, они бы этот приказ исполнили и без всяких митингов!
- Исходя из вышесказанного, - закончил я, - я больше в этом спектакле не участвую.
- Конечно, если бы были реальные силы, имеющие в душе бога и обеспокоенные судьбой народа - я пошел бы на все!- добавил я.
Мне так же по большому секрету сообщили, что один из основных Визирей Дудаева, начальник Штаба Обороны и хозяин Грозного Гантемиров тоже исправился и перешел на сторону народа. Конечно хотелось верить в чудеса, но так как меня уже десятки раз предавали, то у меня просто не было возможности верить. "Что ж, - подумал я, - они борются за власть. Хвала Аллаху, Господу миров, убереги меня от пользы и вреда тех, кем ты недоволен!" - и уехал в Ставрополь. А тем временем в Чечне начался закончившийся трагедией митинг на Театральной площади.
Я не знаю почему, но не было у меня спокойствия в душе, и сколько я себя не держал, сколько себе не внушал: "Не лезь туда - это их грязная, очень грязная игра!" - ничего не помогало. "Да! Да! Это так! - говорила моя совесть, - Но там же живут мои единокровные братья! Я же не могу оставаться равнодушным к тому ужасу, к которому толкают мой народ эти прислужники Сатаны! Ведь это очевидно: война, к которой толкает Чечню дудаевщина может привести к страшным, бессмысленным жертвам!"
"Да! Да! - внушал я себе, - Но ты же бессилен! Ты фактически подобен воюющему с ветряными мельницами!"
"Да это так, но ведь уже месяц эти люди стоят на митинге, может быть они поняли, может быть они осознали!"
"Сколько раз эти уже выходили на эти нелепые митинги, но какой смысл в действиях толпы, во главе которой стоят предатели - ведь ты их всех знаешь!"
И все же! И все же я не выдержал. Я не собирался ехать домой, мы с братом поехали в Буденновск по делам, и я вдруг, ни с того, ни с сего отдал приказ брату, сидевшему за рулем: "Курс на город Грозный!"
Итак, приняли меня митингующие хорошо. Еще больше улыбались мне руководители митинга, сидевшие в здании Театра - а там собрался почти весь партхозактив ЧИР, только Завгаева не хватало. Бюрократы сидели в здании, народ уже более месяца круглые сутки стоял на каменных плитах - и ноль результата.
Тактика сексотов, державших пульт управления антидудаевски настроенными народными массами не изменилась: собрать толпу недовольных в кучу, блокировать всякие позитивные шаги и побиваться того, чтобы люди дошли до омерзения от подлой, трусливой тактики бюрократов, технично вставших во главе; чтобы люди выдохлись от пустого, бессмысленного стояния и трусливых убаюкиваний лидеров. Я эту тактику знал хорошо, и на этот раз все повторялось.
При моем появлении на площади ко мне подходили десятки людей, которые меня знали, и почти все, чуть не плача, жаловались мне на подлую, трусливую тактику руководителей митинга. Да, все было так. Я, разумеется, своего мнения не скрывал и отвечал им прямо: "Это измена! Эти люди, сидящие в Драмтеатре и постоянно умудряющиеся встать во главе, имеют общего хозяина с теми, кто сидит в здании Обкома - этим, и только этим объясняется такая странная политика!
-"Но послушайте! - говорил я им, - на каком основании эти бюрократы, сидящие в Театре, должны нами командовать? Они нами командовали до Дудаева и они сдали республику Дудаеву!
- Нет, - говорил я им, - нельзя допускать над нами командиров, которые вечно приводят тех, кто идет за ними, к поражению!"
- Но что нам делать!- отвечали мне ребята, - Если мы слово скажем против этих сидящих в Театре, нас объявят агентами Дудаева!
- Ничего, - говорил я им, - мужчина не должен бояться всяких сплетен и болтовни, главное чтобы он был уверен в своей правоте.
- Хорошо, - говорил я им, - если вы искренне болеете за судьбу нашего народа, и если вы готовы действовать - я готов взять на себя ответственность и руководство, ибо нет сомнения в том, что политика сидящих в Театре ведет к крови, позору и поражению. Ведь раз мы этих лидеров не избирали - значит их, как и лидеров дудаевцев избрали в Москве! Но должна же в конце концов выйти на арену третья сила, которая будет защищать интересы чеченского народа!
Все эти многочисленные митингующие, жаловавшиеся мне на предательскую политику руководства, которое заставляет народ стоять на этих каменных плитах - на мое предложение возглавить народ и изменить эту трусливую предательскую политику вечного плача и унизительных причитаний на политику, достойную чеченцев - не откликнулись. Нет, каждый по отдельности со мной соглашался и меня поддерживание они не были способны собраться вдесятером и избрать меня своим Имамом, хотя я им говорил: Если вы меня таким образом уполномочите, я даю вам слово: всех провокаторов, которые своим подлым поведением мешают нам свергнуть тирана. Дудаева я повыкидываю из Театра! И гарантирую вам, что те из сторонников Дудаева, которые не захотят с нами говорить на достойном чеченцев языке, будут от нас прятаться - ибо причиной того, что эти шакалы ведут себя так нагло является подлая, трусливая политика наших лидеров."
Безусловно, они были со мной согласны когда я говорил, что даже если мы 3000 лет будем стоять на этой площади - толку не будет! Но никто не хотел лезть вперед - ведь одно дело, когда ты стоишь в толпе, а другое - когда берешь ответственность на себя. Кто были те, кто сидел в Драмтеатре? На 90% - бывшие начальники-жулики, пившие кровь народа до прихода Дудаева. Кто- были те, кто сидел в Рескоме? Начальники-жулики, пившие кровь народа после прихода Дудаева. Я, милостью Аллаха, не был из них. Я всю свою жизнь был против завгаевцев, и они знали, что я их враг. Да, я старался быть их союзником точно так -же, как Сталин и Рузвельт были союзниками в борьбе против Гитлера, но это вовсе не означает, что мы любим друг друга!
И хотя я сто раз давал себе слово не вмешиваться в эту грязную игру, но в сотый раз я решил попытаться повлиять и не допустить очередной победы дудаевцев над униженным, разграбленным и порабощенным чеченским народом, - а в том, что именно такая договоренность существует между сидящими в Ревкоме и сидящими в Театре я убедился при простейшем анализе ситуации. Да и весь этот механизм был мне хорошо знаком начиная с 91-го года. Что я мог предпринять? В первую очередь найти единомышленников, и я начал говорить.
Конечно меня пасли, за каждым моим шагом следили и обо всем, что я говорил докладывали сидящим в Театре. Я, разумеется, не шел на прямое обострение с ними, но и своего мнения но поводу их политики не скрывал, но в любом случае я признавал, точнее думал, что мы являемся союзниками в вопросе свержения Дудаевской тирании. Правда, без сомнения, мотивы у нас были разные: как я думал, им надо было вернуть власть, которую у них отобрали Дудаев, а мне - спасти народ, который хозяева Дудаева собирались использовать в качестве штрафбата для достижения своих целей; я знал, что им не будет жаль нас. Но в любом случае в своих словах и действиях я не допускал акций, которые могли бы пойти во вред нашему общему делу - делу свержения Дудаевской тирании. До свержения дудаевцев - мы были союзниками, но после этого я вовсе не собирался допустить реставрацию власти партийно-бюрократической номенклатуры, ибо дудаевщина - это гангрена, возникшая вследствие гниения завгаевщины. Но я знал, что Аллах не любит предающих и нарушающих договоры, и поэтому формально я был с ними союзником.
Я также узнал, что у нас появился еще один союзник - один из основных соратников Дудаева, бывший начальник Отдела обороны ОКЧН, а ныне хозяин Грозного Гантемиров. Если учесть, что под командованием Гантемирова находилось несколько тысяч так называемых полицейских, то вообще получался абсурд, тем более ходили упорные слухи о том, что и Мамадаев тоже вроде пошел против Дудаева! Конечно, сразу во всем разобраться было невозможно, но одно было очевидно; и я это буквально на второй день понял: руководство, точнее тактика руководства антидудаевского митинга вело этих людей - сутками, подобно баранам стоявших на каменных плитах, - к поражению, я это ясно видел и признаюсь честно: я был бессилен что-либо сделать. Я во все эти игры с Гантемировым и Мамодаевым не верил - это тоже самое, как если бы сообщили в 37-м году, что Гимлер и Борман перешли на сторону демократической оппозиции - бред, одним словом. Но трагедия состояла в том, что люди, стоявшие на площади, были доведены до нервного срыва вследствие провокаций дудаевцев. Они же, в свою очередь, умело пользовались трусливой и подлой позицией руководителей митинга, которые хотели власти, но не хотели брать на себя малейшую ответственность, связанную с демонстрацией однозначной мужественной позиции. Вместо этого они днем и ночью плакали и причитали о мире, любви и дружбе с дудаевцами, клянясь при этом ни при каких условиях не сойти с принципа не противодействия злу насилием. Дудаевские уголовники Толстого, конечно, не читали, но в результате этой малодушной политики активность дудаевцев с каждым днем возрастала и, следовательно, увеличивались шансы кровавой развязки - впрочем, по всей видимости, именно этого они и добивались. А я этого не хотел, но знал, что эти ничтожества, умудряющиеся оказываться в кресле начальников при любой власти, должны были в этой ситуации отдать приказ своим сторонникам, любого, кто посмеет неуважительно, высокомерно посмотреть в нашу сторону, пристрелить как бешеную собаку, независимо от расовой, социальной и идеологической принадлежности. Именно такой достойный чеченцев приказ и привел бы на практике к миру и предотвратил бы кровопролитие; ведь чеченцы всегда уважали и считались только с теми из людей, кто без плача и нытья способен был убивать любого, кто осмеливался неуважительно к ним отнестись; ведь, без всякого сомнения, те французские дворяне, которые вызывали на дуэль любого, кто осмеливался плюнуть на расстоянии ближе трех шагов, были потомками Аланов-чеченцев. Но к сожаленью, эти сидящие в Театре вожди антидудаевской коалиции от вечного пресмыкания перед очередным начальством растеряли даже косвенные признаки Нахов - увы, времена Нах-Ари, Урарту прошли, и чеченцы, к сожаленью, разделились на две враждующие между собой партии холопов: одни во главе с Завгаевым, а другие во главе с Дудаевым - в результате, как говорится: паны дерутся, а у холопов чубы трещат.
Вспоминаю многочисленные истории, рассказанные мне знакомыми ребятами с площади, которые свидетельствовали о трусливом и подлом поведении бюрократов, сидевших в Театре, и особенно одну из них:
- Ты понимаешь, - с горечью рассказывали мне ребята, - ведь эти сидящие в Театре, своей трусостью - все губят - дудаевцы вообще обнаглели!
Вот однажды нам донесли, что со стороны Совмина на митинг идет БТР.
Видим мы, что наше руководство струсило и уже готовится сдаться в плен, но, мы – ребята - собрались и решили этот БТР уничтожить, - ведь кто его знает - может в нем дудаевцы-наркоманы сидят, а на площади-то тысячи мирных людей стоят.
- Так вот, - продолжали они, - эти, сидящие в Театре бюрократы узнали, что мы пошли туда и послали за нами своего человека с приказом: "Броневик в сторону митинга не пропускать, но оружия не применять!"
- Ты представляешь, - с возмущением говорили они, - какая подлость! Они же, эти гады, все теплые кресла в случае свержения Дудаева захватят, а й брать на себя ответственность не хотят! Ведь знаем, что этот приказ - бред, но дан он специально: Конечно мы. сделали засаду и собирались сжечь броневик, и конечно, люди, сидящие в нем погибли бы, - а сидящие в Театре заявили бы: "Мы тут не причем, мы давали приказ оружия не применять." Но, милостью Аллаха, к нам на помощь подоспели вооруженные до зубов сторонники Гантемирова, и при виде их дудаевцы убежали.
Из многочисленных свидетельских показании и личных наблюдений я сделал вывод: сидящие в Театре предатели своей политикой саботируют назревающее восстание широких народных масс, направленное на свержение диктатуры Агента Кремля - Дудаева; более того, они своей мерзкой и подлой политикой доводят людей до такого состояния, что они говорят: пусть будет Дудаев, лишь бы не эта мерзость. Если дудаевцы ведут пропаганду, импонирующую чеченскому характеру, то эти своим презренным поведением выталкивают из рядов противников Дудаева людей, имеющих честь, мужество и. чеченский характер. Создана своеобразная ловушка: кто против дудаевцев - тот за бюрократов; получается какая-то чертовщина, но мне окончательно ясно одно: и эти, и те, точнее 90% их руководств имеют общего хозяина, по сценарию которого они и работают.
На третий день, хотя стократ я зарекался не вмешиваться, я принимаю решение действовать. Почему? Я явно вижу, что этих людей, чеченцев, хитро и подло ведут к крови. Я вижу, что если тенденция не изменит свое направление, чеченцев ждет очередное позорное поражение, что чеченцы, которые больше месяца стоили на этой площади, перенося нравственные, финансовые и физические лишения, будут преданы и проданы; что все их бессмысленные просьбы и требования провести референдум о выходе Чечни из России так и останутся несбывшейся мечтой, а это и дальше усугубит трагедию чеченского народа и все это по одной причине: лидеры оппозиции, лидеры дудаевцев и руководство России находятся в сговоре, и одним из результатов этого сговора будет дальнейшее углубление трагедии чеченского народа, - Я не говорю об их глобальных планах. И чеченец Закриев Руслан готов на все, чтобы не видеть слезы и страдания чеченских женщин и детей, гибель честных и мужественных чеченцев, и таких же любых граждан Чеченской республики независимо от нации, а в том, что политика этих шакалов ведет именно к этому я убежден.
Конечно, решение о глобальных изменениях принимаются на небесах, и я понимаю, что идет передел мира и этому процессу невозможно противостоять, так же как невозможно остановить землетрясение. Но ведь когда происходит землетрясение никто не загоняет народ под рушащиеся стены, а наоборот. Так вот Дудаевцев, упорно разжигающих войну с Россией. и можно сравнить с теми, кто в разгар землетрясения гонит народ к его эпицентру. Чеченский народ превращен в штрафбат, и есть среди чеченцев много людей, за деньги содействующих этой гибельной для народа политике.
Да, я признаюсь, что мучительно переживал, в очередной раз принимая решение вмешаться в эту грязную кашу, но в очередной раз я принял решение бросить все свои дела, работу, и те последние копейки, что у меня накопились потратить на очередную бессмысленную попытку, на то чтобы попробовать помешать провокаторам загнать мой народ в ужас и трагедию войны. Но должен признаться: союзников у меня не было, я в очередной раз приступал к исполнению роли Дон-Кихота к своей трагедии четко осознавая факт своего полного бессилия, - и все же в душе у меня теплилась надежда на милость Аллаха. Конечно, я не мог вести борьбу и против дудаевцев и против завгаевцев одновременно, но мои союзнические отношения с лидерами оппозиции часто обострялись; тем более что мне, всю сознательную жизнь находившемуся в жесткой оппозиции к коммунистической номенклатуре, вообще трудно было иметь дело с этими "кошельками, имеющими уши", навечно пришитыми к креслам. А говорить с ними о чести, о Родине было просто абсурдно, ибо их мозги были забиты мыслями о постах, о взятках, и, по всей видимости, инструкциями спецслужб, агентами которых они являлись. При этом, я допускаю, что среди лидеров оппозиции могли быть люди, искренно озабоченные судьбой народа; как, возможно, таковые могли оказаться и среди лидеров дудаевцев - ведь чудеса в принципе возможны, хотя верится с трудом.
Так вот, несмотря на то что и я - самозваный Президент Шалажинского государства, и все эти самозваные лидеры оппозиции и пытались держать хорошую мину при плохой игре - буквально на третий день моего пребывания на площади у меня произошел серьезный конфликт с этими активистами партхозактива, садящими в Театре. Начало конфликту, положили они, заявив, что мои выступления не совпадают с генеральной линией "Театркома" и поэтому наносят вред долу борьбы против дудаевизма; и вообще, они меня чуть ли не объявили вредителем, политика которого может запятнать их имидж борцов за мир во всем мире и убежденных сторонников принципа:"если тебя дудаевец ударил в правую щеку, срочно подставь ему левую и при этом не забывай интенсивно улыбаться.
- Послушайте!- возмутился я. - Вы подобным образом провалили все предыдущие попытки не допустить узурпации власти Дудаевым, и теперь, в очередной раз, вы той же тактикой содействуете смягчению гнева возмущенного народа и в очередной раз ведете народ к поражению и крови!
- Вы говорите, что вы против крови, но на деле именно наша тактика привела к власти уголовников во главе с Дудаевым! -Ведь я вашу компанию хорошо знаю! Вы говорите, что хотите свергнуть Дудаева, но на практике именно ваше "мудрое" руководство каждый раз приводит к тому, что дудаевцы сохраняют и укрепляют свою власть, а замороченный вами народ с позором расходится по домам, а вы, даже не краснея, приступаете к исполнению служебных обязанностей при администрации Дудаева!
- И вообще, - сказал я, - мне кажется, что вы с дудаевцами - две стороны одной медали! И клянусь вам - на второй же день после свержения Дудаева я всеми силами начну бороться против вашей бригады!
А они при этом стали причитать, что я экстремист и террорист, и что моя политика ведет к крови развязыванию Третьей Мировой войны, в общем, должен признаться: союзниками мы были весьма условными. Дело в том, что эти люди, эти вчерашние инструкторы райкомов комсомола не были способны думать и анализировать, их учили по принципу: "Партия сказала: Надо! Комсомол ответил:
Есть Лидеры без всякого сомнения выхолащивали гнев народа, переводили все на холостые обороты. Заметим, что требования людей были самые простые: провести референдум - и ради этого наидемократичного акта тысячи людей - чеченцев между прочим погибали, терпели лишения.
А что же Москва, где, вроде, сидела власть, заинтересованная в этом референдуме, на котором, я уверен, 30% граждан Чеченской Республики высказались бы против отделения и против Дудаева. Но уверен в этом был не только, я, но и эта самая московская власть, которая отлично знала истинные настроения народа и боялась этого референдума даже больше, чем Дудаев. Именно поэтому центральная власть и ее средства массовой информации делали вид, что ничего не происходит или полностью искажали суть происходящего. Конечно, Кремлевскому филиалу ЦРУ.
К чему было акцентуировать внимание общественности на этом героическом митинге безоружных чеченцев - тысяч простых людей, которым каждый день приходилось терпеть террор дудаевцев, до зубов вооруженных Москвой. Ведь если бы сродства массовой информации показали правду об этом беспрерывном круглосуточном митинге, который проходил под постоянным прессингом и прямыми обстрелами мирных людей - лопнул бы миф, запущенный и тиражируемый подконтрольными ЦРУ средствами массовой информации миф, в соответствии с которым наглый террористический захват целой республики агентами ЦРУ вкупе с уголовниками, предусмотрительно выпущенными из тюрем, выдавался за всенародный единодушный порыв чеченского народа; и тогда все эти известные демократы и по совместительству Агенты ЦРУ из Москвы не смогли бы скрывать истину, которую они несомненно знали, но по привычке и по долгу службы одевали одеждами лжи.
Я это все понимал, как и то, что при полной информационной блокаде Москвы, достаточно вспомнить, что прошла целая неделя с начала многотысячного митинга на Театральной площади прежде чем о нем вскользь упомянули в Информационной программе, стояние на этой площади не имеет смысла, более того, наносит прямой урон, изматывая людей. С каждым днем силы оппозиции таяли, а Дудаев имел свою стабильную гвардию уголовников. Мало того, милиция, которая вначале была готова перейти на сторону народа, поддавалась панике вследствие нерешительных действий этих из Театра - ведь все оружие находилось в здании милиции. Обо всем этом я сказал Хаджиеву и спросил его понимает ли он, что каждый час глупого топтания на этой площади приближает момент позорного поражения антидудаевских сил? Он это понимал.
- Хорошо, что ты предлагаешь?
- Ладно, - ответил я, - Черт с ним, была не была! Я вам помогу, пусть вам будет власть, а я согласен взять на себя возможные издержки. Я подниму народ у них по селам и районам - надо выбивать у них почву из-под ног! Надо сделать так, чтобы они почувствовали реальную угрозу, тогда они перестанут называть вас курицами и пойдут на переговоры!
Но для того, чтобы начать эту операцию, - сказал я, - мне нужно оружие и я обещаю вам сбить с них спесь!
При слове "оружие" Хаджиев побледнел и стал кричать, что он категорический противник оружия и чтобы я никогда при нем не произносил слово "оружие"! "А впрочем, - сказал он, - единственное, что я могу сделать - это дать тебе дежурную машину." Он подозвал молодого парня и сказал ему: "Поезди с ним!"- заметив при этом, что "этот парень тоже является пламенным революционером как и ты, но в отличие от тебя имеет личную "Волгу." Я спорить не стал -"Волги" у меня действительно не было, как и не осталось никаких сомнений по поводу дальнейших планов сидящих в Театре - они ждали! И я понял, чего они ждали - они ждали уничтожения сторонников Гантемирова и собирались убежать. Ситуация мне очень напоминала факт из истории Вайнахов: - в 12 веке наши предки назывались аланами и контролировали равнину; по соседству с ними жили кипчаки, и вот когда пришел с войной монгольский хан Субудай Багатур - аланы и кипчаки заключили союз и договорились вместе дать бой. Аланы имели свою тяжеловооруженную пехоту, а кипчаки - конницу, которая стала по флангам. Но дело в том, что перед этим боем Субудай Багатур послал секретную делегацию к кипчакам с богатейшими подарками и предложил: "Мы степняки, вы - степняки, зачем вам воевать, покиньте во время боя ряды аланов, - мы их уничтожим и уйдем а вы останетесь хозяевами Кавказа!" На, том и договорились, кипчаки предали алан, а монголы окружили и уничтожили наших предков. После этого монголы захватили Магас и другие города аланов, а оставшиеся в живых чеченцы стали уходить в горы, предпочитая свободу в горах рабству на равнине. И именно тогда началось формирование нынешней тейповой структуры нашего народа.
В общем, я это все увидел, увидел, как погибают чеченцы, занимающие мэрию, и решил предупредить их. Хотя они и были только вчера дудаевцами и моими противниками, но они были наши люди, и я не хотел, чтобы они погибли. Конечно, у меня возникали мысли типа "они правили, воровали, шиковали без тебя, а теперь, когда пришло время расплаты - ты. влезаешь." Да, но человек, который узнал о горе, которое может произойти, должен перед Аллахом сделать все что в его силах, пытаясь предотвратить его. Подчеркиваю: только то, что в его силах, но не больше, ибо после того, как воля Аллаха свершилась и человек увидел, что все его потуги напрасны, - человек должен, не переходя пределы, остановиться и сказать: "Хвала Аллаху, Господу миров!" и все что делает Аллах - правильно!" Но нельзя, предавшись гордыне, пытаться противостоять или насильно остановить волю Творца, но, без гордыни и иллюзий, стараться необходимо до самого предела, надеясь на милость Аллаха. И без сомнения, если люди раскаются и хоть немного пойдут навстречу Аллаху, то и Аллах пойдет навстречу им. Хвала Аллаху, ибо милость его безгранична! Конечно, людям, в сердцах которых болезнь, гордыня, Сатана, все это понять трудно, но я не сомневался и безгранично благодарен Аллаху что он удержал меня на этих позициях, не дал мне соблазниться на деньги, должности и прочий хлам.
Итак, я пошел к Гантемирову. Каждый раз когда я видел Гантемирова мне на ум почему-то приходили оценка, данная. Верховенским князю Ставрогину, а точнее комплимент.
Когда я добрался до Мэрии и попросил секретаршу доложись, что в приемное находится президент Шалажи, Беслан буквально выскочил в приемную и его радости не было предела. Мы поздоровались и зашли в его кабинет. По реакции Беслана было очевидно, что он уже понял что его предали и теперь собираются продать. Он по всей видимости чувствовал, что попал в ловушку и готов был, видимо, ухватиться за любую соломинку. И при всем этом Гантемиров держался мужественно, а на фоне полумертвых от страха лидеров, сидящих в Театре, вообще выглядел героем.
Я решил говорить с Гантемировым конкретно и жестко, так как не забыл, что Беслан был одним из тех, кто сыграл решающую роль в узурпации власти бандой Дудаева. Во так как в данный момент Гантемиров перешел на сторону народа и вроде представлял собой единственно достойную силу, противостоящую дудаевцам, то этот факт отходил на второй план. А что касается сидящих в Театра, то их я вообще не считал силой - одна трусливая болтовня и постыдное нытье.
- Беслан - сказал я, - Ты хорошо знаешь мою позицию, она не изменилась, я как считал так и сегодня считаю, что Дудаев являемся диверсантом, агентом, присланным сюда силой, контролирующей Кремль с заданием погубить наш народ - что он и да лает, если мы его не свергнем. - Но как ты сам видишь; нет реальной силы, способной вести с дудаевщиной священную борьбу. Те, кто сидит в Театре - это вчерашние бюрократы-взяточники, своей подлой и трусливой политикой породившие дудаевщину и, более того, по приказу сидящих в Кремле сдавшие нас всех Дудаеву. И если мы договоримся об общих принципах, я готов был бы стать твоим союзником, на что Беслан ответил, что он полностью согласен с моим мнением и готов бороться и против Дудаева и против реставрации завгаевщины, - на чем мы и договорились.
- Ну, теперь - сказал я Гантемирову, - мы должны согласовать нашу тактику и план-минимум. Во-первых, вы в начале этой акции имели 1000% шансов для свержения диктатуры, но вследствие абсолютно вредительской тактики потеряли все шансы для победы, так как народ полностью разочарован в действиях Театралов и, более того, маятник качнулся в обратную сторону и шансы дудаевцев растут, момент преступно упущен и спасти ситуацию можно только резким изменением тактики, лозунгов и политической платформы. У тебя есть военная сила, но, как ты сам понимаешь, в Чечне, опираясь на чисто военную силу, никого не свергнешь и не воздвигнешь, а надежды на активизацию этих вечно плачущих интеллигентов нет. Да если бы они и захотели - все равно ни на что не способы: пока за их спиной стоишь ты - они будут болтать, но как только ты будешь разбит, они с плачем разойдутся по домам. И я вижу, что психологически они уже давно готовы к этому.
- Да нет же, - возразил Беслан, - мы же союзники!
- Нет, - сказал я, - это иллюзия, это самообман!
- Но там же отряды Авторханова!
- Подумай сам, ты же знаешь, кто отдал оружие Дудаеву! А теперь ответь мне, кто вооружил Авторханова?
- Так вот, - сказал я Беслану, - я как свои пять пальцев вижу, как тебя окружают и уничтожают, и никто не приходит тебе на помощь!
- Пойми, - изо всех сит пытался я раскрыть ему глаза, - не допустят они проведения референдума!
Беслан задумался.
- А теперь слушай дальше! - сказал я Беслану, - Я всегда был противником вашей власти, а ты был хозяином Грозного и я к тебе ни разу не подходил и ни о чем не просил. И сегодня я пришел не ради себя, а ради вас, потому что не хочу вашей гибели, не хочу, чтобы враги нашего народа радовались.
И я ставлю условие своего участия: вы должны мне выделить оружие на 50 человек, для того чтобы я мог вооружить своих сторонников. И я немедленно начну операцию по свержению дудаевских ставленников в селах и районах, и тем самым открыв второй фронт, я отвлеку их силы от митинга и от тебя, Я уверен: в этом случае они не посмеют начать кровопролитие.
- В том случае, если ты не примешь мое предложение, - продолжал я, - я уеду в Ставрополь, где работаю и зарабатываю на жизнь, так как в деле разграбления нашей республики участия не принимал. Но в этом случае, - сказал я Беслану, - вы вспомните меня, но будет поздно!
Тут Беслан призадумался и сказал:
- Мне нужно посоветоваться, прежде чем я дам ответ.
- Хорошо, - сказал я, - завтра в 9 утра я приду за ответом.
Затем Беслан сказал, что премьер Дудаева Мамодаев тоже может перейти на пашу сторону.
- Я ему не верю! сказал я, - Пока я вижу единственно твоих товарищей, которые заняли открытую, достойную чеченцев позицию. А тех кто болтает впустую и бледнеет при одном упоминании оружия, я не признаю. То, что Мамодаев объявил о своем переходе только вредит делу, ведь пропаганда так поставлена, что Дудаев – ничего не ведающий ангел, а Мамодаев - черт, И есть опасность, что если Мамодаев встанет против Дудаева, то народ может встать на сторону Дудаева.
- Милиция тоже на нашей стороне, - сообщил мне Гантемиров.
- Я во все это не верю, - сказал я, - я специально разговаривал с твоими товарищами, и я доверяю только им! А всем остальным я не доверяю.
В общем, договорились, что завтра в 9 я получу ответ. - Мне импонировала в Беслане его молодость, его вроде бы не связанная с когортой партхозактива Чеченской Республики биография; и я надеялся через Гантемирова выйти на молодых патриотично настроенных чеченцев, понимающих гибельность и дудаевщины и завгаевщины, я лихорадочно искал третью силу, но к моему огромному сожалению, во главе чеченцев, стоящих и перед Рескомом, и перед Театром, находились сексоты. И особенно интересным было руководство оппозиции, которое чем-то напоминало хроническую болезнь, ведь эти руководители своим руководством посадили на шею народа Дудаева, а теперь своим руководством постоянно приводили - к поражению оппозицию. Эти горе-руководители не добились ни одной победы, и тем не менее, продолжали руководить. На мое весьма актуальное предложение выкинуть из окна сначала руководителей оппозиции, а потом и лидеров дудаевцев никто не откликался, хотя для осуществления этой акции мне требовалось лишь десять добровольцев. Зато сидящие в Театре здорово на меня обиделись и уже прямо говорили, что я пытаюсь разжечь гражданскую войну, которая приведет к морям крови, и от этих своих фантазий чуть не падали в обморок, - на что я отвечал: "Хорошо, допустим я - Дракула, а вы - прямо лесные феи, но объясните мне, пожалуйста, в чем смысл вашего здесь стояния? Ведь даже если вы здесь миллион лет будете стоять, Дудаев, открыто называющий вас курицами, и глазом не моргнет!"
"Да нет же, нет! - кричали мне они, - Мы люди культурные, законопослушные! Мы сначала проведем мирный референдум, потом добьемся решения Конституционного суда, а потом, на основании постановления Парламента сделаем импичмент!"
Мне лично слушать этот бред было противно, и на ум всегда приходила сцена из романа Джека Лондона "Морской волк". Многие наверно видели фильм, снятый го этому роману, и помнят, как издевался кок с пиратского корабля над интеллигентом, попавшим на их корабль. Все уговоры интеллигента, все его призывы к совести, к человечности, к морали, к закону и праву были напрасны, и когда доведенный до отчаяния и ужаса интеллигент обратился за помощью к Волку Ларсену, который, как мы помним, был капитаном этого пиратского судна, тот ему дал совет: "Если ты не хочешь кровопролития и продолжения издевательств, возьми большой нож и начни его точить на глазах у кока, и предупреди его, что если он еще раз пикнет, ты его зарежешь!"
Перед чеченцами стояла точно такая же проблема, и иного решения у этой проблемы не было и нет. Конечно, бедный народ, во главе которого стояли нечистоплотные и при малейшей опасности бледнеющие от страха бюрократы, не мог добиться освобождения от банды диверсантов-дудаевцев, которые вовсю его грабили чтобы затем, в интересах своих хозяев из Кремля, бросить под бомбы и танки Российской Армии, которая, заодно, и заметет следы их преступлений.
В связи с этим встает вопрос: почему дудаевцы, которых было не более 2000 человек, смогли разграбить и, более того, бросать в пекло бессмысленной войны миллионный народ? Ответ один - во главе недовольного народа всегда оказывались сексоты и предатели, которые все и губили. Но самое странное: несмотря на то, что люди уже поименно знали этих сексотов, - каждый раз, когда доведенный до отчаяния народ выходил на улицу, эти провокаторы как по мановению волшебной палочки оказывались во главе его. И любого, кто осмеливался сказать, что политика лидеров оппозиции неправильна, объявляли агентом Дудаева. Мои отношения с союзниками обострились до предела и чаша дискуссии нередко чуть не доходили до драки. Я понимал, что если я открыто выступлю и против этих, меня просто объявят сумасшедшим, да и на самом деле я буду подобен Дон-Кихоту, но всем, кто спрашивал мое мнение, я говорил прямо: "Мне ваш митинг очень напоминает стадо баранов, которых ведут на бойню. Ваши лидеры - просто гении в деле достижения поражения там, где, проиграть невозможно."
Но самое удивительное: эти люди как будто зачарованные, как будто загипнотизированные, признавали над собой лидерство этих в лучшем случае сереньких людишек. Почему? В чем дело? Ведь десятки раз эти же бюрократы приводили этих же людей к поражению! Но все забывалось. Я долго и внимательно всматривался в лица людей, стоявших на площади, в их глаза, и не Мог отделаться от мысли, что чего-то им на хватает. Ведь эти серьезные, мирные люди, имеющие свои хозяйства, в принципе бедные, уже более месяца, сменяя друг друга, стояли на этих каменных плитах сутками, подвергаясь постоянным угрозам и оскорблениям дудаевцев и прямым нападениям и обстрелам с их стороны, переносили нечеловеческие лишения, погибали, но не могли понять элементарного, а именно, что все их мучения бессмысленны, так как во главе их стоят, а точнее сидят, в лучшем случае трусливые и мелочные сексоты. Но к моему глубокому удивлению, все мои упорные попытки вывести этих людей из под руководства тех, кто ведет их к позорной горечи поражения, закончились безрезультатно. Они все жаловались мне на лидеров, они чувствовали, что политика их вождей, желавших, чтобы и волки были сыты, и овцы целы - абсурдна, но воли принять решение не имели. Казалось, они были готовы идти не только к поражению, но даже в ад, лишь бы не высовываться из толпы, лишь бы кто-нибудь другой стоял во главе, на виду. Там, внутри толпы, они чувствовали себя уютно, лишь бы не высовываться, лишь бы не вперед - подальше вглубь, на дно! В чем же тут дело? Почему они так странно ведут себя? Причиной такого поведения народа был страх террора тридцатых, ужас 44-го года, и это все сидело там, в подсознаний и диктовало стиль поведения в 90-х.
Но я видел среди них личности и не знал, как их объединить, не знал, что делать. Но так же не мог и не хотел бездействовать, ясно осознавая то зло, те несчастья и ту трагедию, к которой ведут народ эти сексоты всех мастей. А циничные уверения этих подонков: "Да успокойся ты, все будет хорошо! Еще чуть-чуть, и мы скинем этого диктатора" - я вообще не мог спокойно слушать, ведь то же самое они говорили и в сентябре 91-ro года. Верить одной и той же басне, повторяемой в десятый раз - не просто глупо, это значительно серьезней! Иногда в жизни бывают ситуации, которые, несмотря на все твои усилия неумолимо развиваются в худшую сторону, как в кошмарном сне, - так было и на этот раз. Люди с непостижимым упрямством не желали понимать, что ими управляют Сусанины, они находились в плену иллюзий и с готовностью верили в сказки, которые распространились в толпе рядовыми сексотами и шли по течению. И в то же время, несомненно это были умные, смелые, решительные люди, озабоченные очевидной трагедией, которая неотвратимо надвигалась. Но что-то мешало им, что-то не давало победить, даже имея очевидное стократное превосходство. Но что? Я не мог понять в чем дело, почему эти люди всегда терпят поражение? И я понял, а помог мне в этом один из наиболее ярких эпизодов наших митинговых будней:
Должен признаться, Хаджиева я всегда считал человеком умным, и именно  он был человеком, на которого уповал замученный дудаевским грабежом и тиранией народ. Дело было вечером, площадь была полна, люди - хмурые уставшие, - на грани полной апатии. Шли выступления, - в основном, пустая болтовня, которую мало кто из стоящих слушал. И вдруг пронесся слух: Хаджиев! и вся площадь словно ожила и хлынула в сторону трибуны, как бы спрашивая: "Ну что! Когда закончится это стояние, это бездействие под аккомпанемент с каждым днем усиливающегося потока оскорблений со стороны дудаевцев?"
Люди непременно хотели услышать решительное слово, ибо слово может сделать больше оружия, слово вождя многого стоит! Но по мере того, как Хаджиев говорил, - на лицах людей исчезала надежда и появлялась апатия, растерянность и даже разочарование. О чем говорил Хаджиев людям, которые с надеждой на победу - без элементарных условий, тратя свои кровные последние копейки, - уже больше месяца простояли на этой площади, охраняя Хаджиева и всю эту компанию бюрократов, засевших в уютных кабинетах Театра, по старой привычке поставив швейцаров и всячески демонстрируя свое наплевательское отношение к людям, дневавшим и ночевавшим на каменных плитах? Когда же я предложил руководителям митинга послать камаз и привезти дешевый лимонад, организовать подвоз дешевых пирожков и прогнать с площади спекулянтов, которые лимонад продавали по цене шампанского, а пирожки - как будто их привозили из ресторана "Седьмое небо", и вообще ночью открывать театр и давать людям, которые мерзли на улице, отдыхать - на меня смотрели как на бунтовщика.
- И вообще, - сказал я, - вы тут сидите, и много кабинетов пустует, дайте их использовать!
- Ты что!!! - взревели они хором, - А вдруг что-нибудь украдут - нам же отвечать!
- А вы что же, - говорю я, - уже готовитесь в плен сдаваться?
- Нет, нет! - спохватились они, подозрительно бледнея.
- Ну тогда все в порядке!- успокоил я их, - Если мы победим - спишем на победу, а если проиграем - дудаевцы все равно все разграбят!
- Нет, - ныли они, - ты нас доведешь до каторги!
А впрочем, эти бюрократы как относились к народу когда сидели в Ревкоме и Совмине, так относились и теперь. Они конечно помнили про мою антикоммунистическую деятельность и нам очень трудно было терпеть друг друга. Так вот, из всех этих деятелей самым положительным считался Хаджиев, при полном и странном бездействии Хасбулатова. Так вот, этот лучший из них начал с общей для них песни о том, что они фанатичные сторонники мирного, законного, в строгом соответствии с Дудаевской конституции и т. д. и т. п. Вообще, по тону сидящих в Театре было видно, что в душе они уже капитулировали и теперь с нетерпением ждали повода для того, чтобы сдаться. И вот когда самый, казалось, решительный из них - Хаджиев - запел эту абсурдную песню готовых капитулировать, один старик уже не выдержал и сказал: "Послушай, Саламбек, то что ты говоришь - это нам непонятно и долго и бессмысленно - давай оставим этот пустой разговор и, ради Аллаха, найдите для этого Дудаева уголовную статью - и давайте арестуем его!"
В ответ на это Хаджиев прямо залился соловьем и прочитал целую лекцию на тему: "Механизм конституционного отстранения Президента от должности", где он долго и нудно говорил о Референдуме, о решении Конституционного Суда, решении Парламента и после всего этого, об импичменте Президенту. Более того, всю эту академическую туфту он закончил шикарной апологией в адрес Дудаева, где называл его чуть ли не святым, и первым президентом, и что мы, конечно, никогда не допустим, чтобы его посадили и так далее в том же духе. И это - после всего, что вынесли и выстрадали эти люди, которые в буквальной смысле рискуя жизнью, выстояли здесь целый месяц с лишним! Получался абсурд: если Дудаев - Президент, если мы это признаем, то зачем мы здесь стоим А если он бандит, подобно Флинту захвативший Чечню - причем тут Закон и Конституция? Бред какой-то, тем более если наши вожди в таком восторге от главаря банды, убившей стольких чеченцев и разграбившей наш народ. Что вообще происходит? Если они признают Дудаева президентом, тогда все кто против него - получаются бунтовщиками! - Но самое страшное: я видел как люди мрачнели, как , в людях буквально что-то гасло и они меркли на глазах, но я не видел в этих людях протеста, не видел возмущения и гнева, - почему? А потому, что Хаджиев был кумиром этой толпы, а кумиру все прощается, кумиру все можно - даже предательство.
Можно было убить меня в этот момент - но остановить было нельзя, хотя должен признаться, тяжело высказать иное, не совпадающее с мнением кумира, мнение. Но я ринулся к микрофону и прямо около трибуны столкнулся с Хаджиевым - он был бледен и, как мне показалось, когда наши глаза встретились что-то в Хаджиеве вздрогнуло. Казалось бы, что я мог сказать после Хаджиева - академика, блестящего и мужественного депутата и самое главное, кумира; кто я такой и что я могу сказать умнее, лучше - тем более против? Я помню этот момент и всю нелепость той враждебной настороженности, с какой была встречена моя экспрессивная оккупация микрофона, но я не мог молчать, потому что мне нечего терять, и я не такой умный и не могу предать, простить всего того, что сделали с моей Родиной, с моим народом, с теми кто уже лежит в могиле; потому что не хотел, не умел так бессовестно и цинично менять свои позиции, предавать и продаваться, прятаться за чужие спины когда опасно - для того, чтобы бесстыже стоять первыми в очередях за должностями как все эти трусливые и подленькие выродки, это порождение ехидны, этой марксистско-сатаннинской,  Я не мог молчать, и в то же время понимал, что говорить мне некому: мы думаем, что десятилетия коммунистического зомбирования прошли даром - нет, это сказки!
Так вот, в тот день я понял в чем причина постоянных поражений и разочарований: люди забыли Бога! Люди научились жить и, как им кажется, быть счастливыми без Бога в душе - вот в чем причина всех этих трагедий и страданий, ибо в душу, из которой ушел Бог, приходит Дьявол со своими неизменными спутниками: страхом, завистью и злобой, и не дает видеть очевидного, - и становятся люди слепыми и глухими, и падают в пропасть. Но все же, несмотря на их глухую враждебность, я им сказал:
- Я тот, кого вы называете Президентом Шалажинским, и уверяю вас, понимаю цену этой должности! Но в любом случае, я человек, верующий в то, что без всякого сомнения Великий Аллах через своего Пророка послал Священный Коран, и уверяю вас, что за все богатства мира я не посмел бы дать клятву на Священном Коране даже зная, что я прав. Hо, сегодня я клянусь Священным Кораном в том, что Дудаев не является нашим Президентом, а является бандитом! И все те, кто его называет Президентом, являются преступниками!
Я сказал им это и всем своим сердцем почувствовал холод неприятия того, что я говорю им, ибо они боялись и им была ближе трусливая, двуличная позиция их кумиров, сидящих в Театре с очень умным лозунгом: "Вся прибыль, и вся власть и слава от этой акции мне, а весь вред, убыток и возможная кровная месть - соседу!" Как ни крути, был в ихних сердцах страх, потому что не было в их сердцах веры в Аллаха! Ведь я знаю, они думали: "Какой умный, какой хитрый Хаджиев: пользу всю себе возьмет и при этом и с Дудаевым в мире!"
"А Закриев, - думали они, - он, конечно, дурак! Скоро, наверное, убьют этого дурака!" - но при этом забывали они, что и живем мы и умираем, постигают нас удачи и несчастья исключительно но воле Великого Аллаха, а Аллах не любит предающих, Аллах не любит трусов и лицемеров - да простит и помилует он нас, ибо знает Он явное и скрытое, и милость Его безгранична!
Я имел право желать удачи и победы тем, кого я считал правым, но я не имел права быть пособником тех, кто хоть на миллиметр отклонился от верного пути. Не важно, как они себя называют - главное, чтобы дела их и слова их были угодны Аллаху, и даже если ты видишь, что партия находится на вершине славы и удачи и в то же время видишь, что они на сантиметр отклонились от прямого пути, - беги от них и проси Аллаха уберечь себя от богатства, славы и удачи, которыми они владеют!
"Ну что ж!- решил я, - Мне здесь делать нечего! Здесь все вакантные должности заняты, а играть роль барана, которого к тому же их родной Президент называет курицей, не для меня! Остается союз с Гантемировым и его сторонниками, - придется на время забыть о чересчур активной роли Беслана при захвате власти дудаевцами, и вообще, может он понял и исправился! Ребята из мэрии мне понравились, в отличие от трусливых хамелеонов, сидящих в театре, это были настоящие парни и их дудаевцы боялись, - а, значит они нанесут коварный удар но ним, театралы не помогут, и тем самым тирания еще больше окрепнет и усилится, - а этого допускать нельзя, при условии, разумеется, что от моей помощи не откажутся. А если откажутся - тем лучше для меня: вместе пили - вместе пусть и похмеляются! Насильно не поможешь! Глупо забываться, увлекаться и думать, что ты - центр всего, что можешь что-то переделать или изменить, - это мечтания, которыми человека искушает Сатана. Не надо суетиться, и тем более, предаваться эмоциям и переживаниям - будет так, как сделает Аллах, точнее: все это уже было и прошло, и повторяется, подобно вновь включаемой компьютерной игре, твоя задача: правильно реагировать в мыслях, в словах, в делах, ни на йоту не отходить от ясного руководства, изложенного в Коране - и быть спокойным, не терять душевного равновесия, ибо истинно верующий в Аллаха никогда не будет суетиться - все находится под жестким, абсолютно надежным контролем, и процесс будет продолжаться по оптимальному курсу. Мы можем желать иного, но не надо забывать, что истину мы не знаем - Аллах знает, хвала Ему, ибо не понесет ни одна душа чужого груза, свой бы вытянуть!
Видит Аллах, я искренне не хочу гибели этих мужественных и сильных парней, сидящих в мэрии, но я вижу эту гибель, а они мне не верят. Конечно, в реальной жизни очень трудно оставаться спокойным в душе, очень трудно. Я не могу понять, но я вижу тенденцию, и я вижу победу дудаевцев; и все мои попытки спасти от поражения этих ребят напрасны. Да и дудаевцы - дураки, какая может быть победа когда брат убивает брата? Ведь не было в истории чеченцев такого, чтобы мы, поставив над собой баев, по их прихоти убивали друг друга! Все говорят, что тейпы - плохо, это зло. Нет. Тейповая структура - это тот механизм, который позволил нашему народу веками оставаться свободным. А теперь коммунисты уничтожили эту структуру, для того чтобы сексоты во главе с коммунистом Дудаевым могли узурпировать власть; уничтожив нашу тейповую структуру и институт Совета глав тейпов, они превратили наш народ в толпу, на шею которой садятся всякие проходимцы и агенты, которые, в свою очередь, по заданию и в интересах своих Хозяев, сидящих в Кремле, губят наш народ, Наша трагедия заключается в том, что мы перестали быть чеченцами и еще не стали мусульманами - и в этот переходный момент наши враги нанесли нам этот страшный удар.
Выход один: дороги назад нет, спасение только в одном: в решительном рывке, в прорыве вперед к Исламу, ибо варианта только два: либо мы будем покорными Аллаху рабами, либо нас поработит и погубит Сатана в лице своих агентов - и дудаевцев, и завгаевцев, и любых других, кто хоть на миллиметр отклонился от прямого пути, изложенного Великим Аллахом в Священном Коране. И не будут опечалены полагающиеся на Аллаха, искренне покорные ясному руководству. Но горе тем, кто, соблюдая внешнюю форму, в сердце не имеет истинной веры; тем, которые, на словах говоря о Великом Аллахе, в сердце своем мечтают о власти и деньгах, в душе хранят зависть и злобу, тщеславие и алчность. И я свидетельствую: все, что происходит сегодня в Чечне - это доказательство истинности всего, что изложено в Коране, и горе тем, кто думает, что своим лицемерием и артистическими одеждами обманет людей и Аллаха. Людей, может быть они и обманут, но Аллаха никогда.
Итак, наступил день, когда должно было все решиться, и я должен был фактически влезть в бойню и притом на стороне тех, которые были обречены, на стороне Армии, которая терпела сокрушительное поражение. Но они почти два года гуляли, нахапали миллионы, шиковали, были начальниками, а я все это время был на положении врага народа, лишенный фактически всех прав, с ними не грабил, не воровал. Что я, не понимал всю невыгодность и даже глупость своего шага? Отлично понимал, но я думал не о личных выгодах и убытках - я их не считал, я думал об интересах своей Родины, своего народа, врагом которого меня объявили дудаевцы, и заявляю, что действительно являюсь врагом того народа, который признал над собой гегемонию этих шакалов, бесстыже осмеливающихся порочить имя волка. Хотя даже беглого взгляда на плебейские, хамские морды Дудаева, Яндарбиева, Удугова, Абумуслимова достаточно, чтобы понять: к волку эта кампания не имеет никакого отношения.
Итак, наступил урочный день, я сказал брату, чтобы он уехал на работу один и пошел на площадь, а там настоящее ликование, все праздновали победу.
"Что это- сон?"- подумал я. Нет, это был не сон, а даже еще интереснее - оказывается Парламент перешел на сторону Театра, Конституционный Суд тоже перешел и более того - на сторону Театралов перешел всемогущий Мамодаев! и теперь уже сформировано новое правительство. Дудаев, по решению Конституционного суда отстранен и "все хорошо, прекрасная маркиза!"
"Вот те на! - подумал я, - оказывается все так просто - небольшой бюрократический переворот - и нет проблемы!" Сидящие в Театре вообще были на грани безумия от радости и со слезами на глазах поздравляли друг друга с постами. Оказывается, пока люди стояли на площади, эти, сидящие в Театре, занимались в уютной тиши кабинетов тем, что делили посты!
Должен признаться, что даже усилием воли я не мог заставить себя разделить эту радость - чем очень огорчал их. А когда я осторожно попытался выразить сомнение, они вообще бледнели и со скрежетом зубов отбегали от меня, а некоторые в порыве общего ликования подобрели и утешали меня: "Ты не огорчайся, хоть ты и много нашей крови выпил!" Я благодарил их за доброе ко мне отношение, но подобно Фоме неверующему, говорил: не верю! И не поверю, пока не увижу Дудаева, Мамодаева и Яндарбиева повешенными, а всех кто грабил воровал - на скамье подсудимых."
- Да ты что!- возражали мне, - Ты весь кайф портишь! Мамодаев то теперь хорошим стал, он на нашей стороне! Мы же его премьер-министром назначили!
-Да неужели! - Ну простите! Ну не верю я в этот хэппи энд! - Мне искренне жаль было их огорчать, но честно говорю; заставить себя поверить в эту чудотворную победу был не в силах.
Когда я вышел из Театра, меня обступили стоявшие на площади, и должен заметить, что у них я не заметил столь буйного восторга по поводу происшедшего. А на прямой вопрос: как я отношусь ко всем этим кульбитам, - я так же прямо ответил: "Во-первых, я против этого дворцового переворота, против того, чтобы Мамодаев стал премьер-министром после свержения Дудаева - это цинизм. Ну а самое главное: я не верю во все эти рождественские сказки - Все эти сказки имеют одну цель - внушить нам мысль о легкой победе, для того чтобы мы расслабились, а после нанести удар. Нас в очередной раз дурачат, - сказал я, - при активном соучастии наших лидеров, - это ловушка! Это усыпление нашей бдительности, - чем больше видимость скорой легкой победы, тем сильнее надо готовиться к крови. Если мы поверим им и расслабимся - они нападут!"
- О-о-о! - начали кричать сексоты, - Ты хочешь кровопролития! Ты против мира и добра! Ты экстремист! Ты против нашей победы!
- Нет, - сказал я, - путем тайного, нечистоплотного сговора не может быть достигнута Аллаху угодная победа!
Конечно, трудно говорить про Аллаха людям, в чьих карманах лежат билеты членов КПСС! Я помню как неистово выступал в поддержку этого коварного, гибельного для противников Дудаевской тирании сговора между "Парламентом", Конституционным Судом и Мамодаевым - с одной стороны и бюрократами, сидевшими в Театре - с другой, - один из инициаторов того рокового "съезда чеченского народа", а ныне и начальник коммунального хозяйства при администрации Дудаева, и один из лидеров оппозиции по совмести, экономист Медуев и прочие. Получился скандал, еще чуть-чуть - и была бы драка, но вмешались люди и растащили нас. Один из министров при администрации Дудаева и, по совместительству, один из лидеров оппозиции, кричал на меня чтобы я убирался и своими бреднями не омрачал радость столь чудесной победы.
Я знал, что про меня и сексотами, называвшими себя дудаевцами, и сексотами, называвшими себя оппозиционерами распускались слухи как о буйно-помешанном. Должен признать: я имел слабость заехать по зубам одному обнаглевшему хаму, хотя не могу точно сказать, что было тому причиной: буйное помешательство или трудная юность, ведь начиная с 18 лет кулаки заменяли мне и родных и близких, ибо ни в армии, ни в диких степях Оренбуржья и Сибири иного аргумента не существовало. Правда, приехав в Чечню и ввязавшись в политику, я понял: здесь самое главное - это иметь терпение и выдержку - чего мне не хватало. И я делал все, чтобы искоренить этот дефект. И теперь я стоял на этой площади, посреди толпы, разгневанной на меня и молящейся на нового кумира Мамодаева, и благодарил Аллаха, так как он мне дал силы удержаться и не заехать по морде гранатой Ф-1 одному чересчур ликующему от желания угодить сидящим в Театре бюрократам, которых он считал победителями. "Хвала Аллаху! - думал я, - Если даже я и помешанный, то точно не буйный, ибо разве смог бы буйный проявить столь великую выдержку и терпение!"
Я убежден, что многие из стоявших на площади разделяли мое мнение, что Мамодаева - главного продавца нефти и грабителя - безнравственно назначать премьер-министром, но они молчали, ибо поверили, что сидящие в Театре победили, а значит могут и наградить, и наказать. Они опять же забыли, что на самом деле и наказывает и награждает только Аллах, и не власть имущим надо стремиться угождать, а исключительно одному Аллаху, и никому более.
"Ничего, - решил я, - я вам покажу где раки зимуют! Собрать 50 чеченцев под лозунгом " Бей дудаевцев, пока не признаются, что они завгаевцы; бей завгаевцев пока не признаются, что они дудаевцы" и "Грабь награбленное" не составляло труда, так как я собирался львиную долю отдавать сиротам и бедным. Я был уверен в успехе, хотя осознавал, что мне придется взять на себя кровь, но я надеялся на милость Аллаха, - он же видит то, что в сердце человека.
Когда я пришел к Гантемирову. я понял, что ситуация изменилась: , в мэрии царило ликование, Гантемиров радовался как ребенок.
- Послушай меня, - сказал я Беслану, - все это не победа, это ловушка - вас окружат и будут уничтожать и никто вам не придет на помощь!
Но меня никто не хотел слушать, потом я обратился к ребятам, находившимся в мэрии, я им говорил, что это обман, хитрость, целью которой является ваше уничтожение. Но от меня все отмахивались, как от назойливой мухи. "Ну что же, подумал я, - очевидно Аллах решил не утруждать меня этой грязной и неблагодарной работой!"- и попрощавшись с теми, кого встретил и заодно отказавшись от своей доли от победы, я уехал в Ставрополь, где у меня был небольшой домик типа землянки.


Рецензии
Работа заслуживает высокого внимания и уважения. Впервые читаю такой взгляд на времена лихолетья. Но сложно читать сразу такой большой объём.
Необходима разбивка на главы. Но даю слово, что дочитаю.

Лев Фадеев   07.02.2017 18:23     Заявить о нарушении
Спасибо Лев!

Руслан Закриев   07.02.2017 18:36   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.