Использование служебного положения в личных целях

Фото из интернета. Гора Бектау-ата

     Мне всегда нравилось самостоятельное перемещение из точки "А" в точку "Б", даже если речь шла о банальной перегонке к месту работ вертушки "для себя" или для своего коллеги, или - о поездке за тридевятьземель на своей автомашине, вместо... поезда-самолёта.
Нет, я не против служебных полетов на авиалайнерах, но всегда внутренне и интуитивно напряжен, когда "везут меня", а "не еду сам". Можно считать исключением, когда лечу на своих маленьких "Читах-гритах" пассажиром. Своим экипажам я полностью доверяю, вне зависимости от стажа, опыта и возраста.
Есть в этом что-то такое, что роднит с твоей верной вертушкой, а иногда - и меняет мнение у других, о вертолёте как о "типе летательного аппарата".

Я уже рассказывал по моему, на страницах "баек", как судьба свела нас с явным недругом вертушек - руководителем полётов одного "чужого аэродрома". Ему нужно было попасть в город, который значился у нас в маршруте перегонки в авиаремонтный завод как "промежуточный". Рейсы туда из аэропорта где работал наш "герой", "прямые", не ходили, а добираться с пересадками, да ещё и за свои денежки (отпуск был использован уже), оптимизма не добавляло.
Вот и довезли мы товарища в его родной город, да ещё и в замечательную летнюю пору, да на небольшой высоте открывавшей красоты маршрута полета совсем иначе чем с борта лайнера. И так понравился этот полет нашему нечаянному пассажиру, что когда прощался, выйдя в пункте "Б", обнял нас с техником и погладив бок вертушки сказал,... что не помнит за свою жизнь такого же удовольствия от полета.
И обронил: завидую я вам белой завистью, ребята. Потом махнул рукой и, отвернувшись с заблестевшими глазами, быстро пошел к выходу с лётного поля....

Вот об одном из таких перелетов, совмещенных с "добирательством" домой, ещё и в одиночку, и хочу вам рассказать, дорогие читатели.

                ***************************

Я собираю «манатки», так как еду домой сегодня. Командировка закончилась, да и налетал почти шестьдесят часов, что на обслуживании канала «Иртыш-Караганда», просто «бешеный» налёт. А мне - хватит. Как говорил мой учитель - ненамного старше меня, но уже командир вертолета и тоже Витя:
- Витя – "вещал" он профессорским тоном - количество денег не главное. Главное - как ты их будешь тратить и….. будешь ли прятать !?

Вот и я так считаю:.. "Налёт - маленько есть", здоровье пока ещё, тоже радует (можем побороться) Чего ещё надо для счастья, вертолетчику ?
А я отвечу. Свободного полета. Когда не толкается и не смотрит волком, "заказчик", требуя "своего", и когда "времени хватает" - "хоть за пазуху натолкай".
Когда не вздрагиваешь от ложащейся на ноль стрелки топливомера, и "не разворачивает тебя" очередной аэродром, из-за ухудшения погоды или отсутствия топлива....
и т.д. и т.п.

Скрипнула дверь в номер, и дежурная прошелестела томно: Вы такой-то? Вас к телефону, Алма-ата.
В трубке урчит голос Порфирьича - нашего начальника ПДО: ты - говорят, домой собрался ?
– Да – говорю, собрался. А что ?
"Вертушку из Караганды не перегонишь ли домой ? Тебе же всё равно на чём добираться ?" – продолжает гнуть свое «Алма-ата».

Ясно: Конец летнего сезона и...." машины тянутся на юг" – киваю незримому собеседнику.
- Да перегоню канешна, какой разговор – отвечаю. - Только учитывая прошлую клизму, согласуйте с лётным отрядом: пусть позвонят сюда, или одобрительно-распорядительную радиограмму дадут.
"Сделаем" - сказала трубка и, "запикала", короткими гудками.

Не успел я её положить - снова звонок. На этот раз - с нашей вертолетной стоянки.
Лёшка, наш РЭСОСник, с лаской в голосе мурлычит: Кэп, ты меня с грузом не выкинешь по дороге ?
- Да выкину, Лёш. А что за груз-то ? – еле удерживаю, «брови лезущие на лоб».
"Да придёшь на стоянку, увидишь" - отвечает.
- Ладно - говорю.

Звоню в АДП и ставлю "в план дополнительно": Так мол и так. Перелёт на Алма-ату; борт номер такой-то; пункты посадки Балхаш, Баканас, Бурундай». Ну и все остальные «причиндалы» диктую, сопутствующие намерениям.
Поскольку «план пройдёт» где-то часа через два не спеша собираю манатки, степенно и с удовольствием кушаю, в нашем портовском ресторанчике, на первом этаже гостиницы с одинаковым наверно во все Союзе, авиационным названием «Полёт».
И, собрав объёмистую командировочную сумку, решаю отволочь её на вертолетную стоянку, оставив с собой только папку с документами и полетные карты в планшете.

- Так, стоп ! Карты ! – хлопаю себя по лбу. У меня же нет полетных карт, по этому маршруту. Вокруг Караганды, в радиусе триста кэмэ - пжалста.

- Ладно. Что-нибудь сообразим – бормочу под нос и «почесывая репу», плетусь не спеша в "штурманскую комнату", на аэродром.
Набрасываю себе "планчик полёта", выписываю частоты для радиосвязи, а остальное мне всё равно нахрен не нужно: Не раз и даже не два, летал уже по этому несложному маршруту.
Тем более - погода «звенит» сегодня !

Озабоченно думаю себе: Лишь бы дежурный штурман, «на контроле», не попросил полётную карту. Был там один, зануда-занудой.
Но дежурный штурман сегодня - спокойный дядька, и мне удаётся подписать «штурманский предварительный расчёт» заранее, а «задание на полет» подпишу, когда буду вылетать.
И утвердят-ли ещё, "план на перелет" ?

Побрёл на вертолетную стоянку - отпереть "командировочную сумку".
А там, Лёшка ластится: "Вить, нам только за город вылететь. Там, на горочке, меня и выкинешь. С канистрами" – потупил взор Леха.
- А-а, вон в чём дело: Он наполнил несколько банок чистейшим авиационным бензином для своей «шохи». Ясно. Ну как товарищу не помочь ? Ладно грузи.
- Только если нас повяжут с тобой, скажешь, что ты меня в заложники взял  – делаю «зверское лицо».

Лешка благодарно кивает похоже и не слыша уже моих слов, и рысью уносится за вагончик, а я иду, посмотреть винтокрылую машину, да поговорить с техниками: может-быть полетит, кто-нибудь со мной, из них, домой.

...."Никто и не собирается" – как выяснилось.
- Ясно - один пойду. Да и хрен с ним. Лишь бы до захода успеть. А вообще то, можно и заночевать в Балхаше, или - лучше в Баканасе. Там - книжный магазин хороший, а продавец - молодая и симпатичная девушка-казашка. Она любит ребят в форме. Вот и воспользуюсь так сказать, "служебным положением".

Покидав манатки на борт, и попросив Лёшку настроить радиостанцию на частоты записанные в бумажке, иду в гостиницу. 
Пока ходил по делам - "план утвердили", и мне можно вылетать «по готовности».
- Ну не красота-ли ? А готовы мы всегда – как говорится.

Звоню диспетчерАм:  Радиограмма из нашего отряда есть?!
"Есть" - говорят:  "Командиру вертолёта такому-то, перегнать борт в Алма-ату. Подпись КэЛэО".
Ну и хорошо. Выписываю себе «задание на перегонку», «сдаю пульс в медсанчасти» и полез, кряхтя, по крутейшей лесенке на вышку - «в скворечник». Туда перевели диспетчерский пункт, после переезда в «центральный порт» Караганды «большой авиатехники».

Перебрасываемся стандартными фразами с диспетчером. 
"На какой высоте пойдёшь ?" – вопросительно вскидывает лохматой, не по годам седой головой, молодой диспетчер.
- На сто метров истинной, и пойду – грю. Чего в высоту-то лезть ? Ещё голова закружится. (Иначе как я Лёшку то в горушках высажу ? Ведь «засекут» меня). А так - иду себе низэнько и, иду.
- И то – согласно кивает, улыбаясь, диспетчер.
И я ему киваю, улыбаясь и помалкивая, что до Балхаша - "маршрут горный" и надо бы "триста истинной" держать-закладывать. Так это если идти по установленной для больших кораблей, трассе, "ниже нижнего, на безопасной".
А к нам - вертолетчикам, носящимся "вдоль и поперек вне трасс" и по маршрутам - уже привыкли. И если просит командир "сто метров истинной", значит "так надо".   

«Подписал» я бумажки, "запустил" вертушку, и поехали мы с Лешкой, на пару.
Солнышко нам в правый блистер светит, Лёшка - "ориентировку" ведёт выводя на свой «схрон», а я  - иду на двадцати метрах. Пониже, значит.
Выскочили мы на бугорок, возле телевышки - в пяти-шести кэмэ от порта, высадил я Алексея, да и рванул дальше только и зашуршало.

Красота вокруг: Горушки синеют вдали, небушко лазоревое вверху сияет, без единого облачка, в эфире - "ни гугу", движки надежно поют над головой, свою мелодию.

Проходим "Спасский завод" и нас переводят, под управление "Районного диспетчера".
«Оттараторив» обычную в этих случаях информацию, несусь над дорогой, на десяти-пятнадцати метрах, как-будто на гоночной машине еду.
Довольно пустынная трасса, несётся петляя, внизу, и редкие машины приветливо-вопросительно мигают фарами.

Эту трассу, как и другие междугородние, мы изредка "штудируем" с представителями ГАИ на борту. Поэтому-то наш маленький вертолет над ней в таком отдалении от города - явление обычное. Кручу головой с любопытством по сторонам - хоть этот район и облазили мы вдоль и поперек, но сейчас вижу ближе обычного.
Вот пронёсся магазинчик, на перекрёстке дорог, с указателем - «на Ульяновское и, на Балхаш». Мужик под нами, заслонив солнышко ладонью, провожает взмахнув рукой.
Качаем ему и мы винтом. Бывай, мол!

Вот стоит, тяжеленная фура "Зил 131", с огромным фургоном сзади. Ребята-«поливальщики» - как их называют - везут фрукты-овощи, куда-то на север. Сели перекусить, и мне машут - садись братишка!
- Не! - покачиваюсь с боку на бок. Спасибо ребята! У вас своя дорога, у меня - своя. Мне - домой, ещё бежать и бежать.

Дорога плавно изгибается, то поднимаясь кверху, то сбегая в долину и огибая невысоконькие, старые, горы не горы - сопки не сопки. Повторяем и мы, изгибы.
Приткнувшись на горушке возле дороги, быстро делаю "облегчение", пардон - чайку перебрал, на обеде.

Через пару часов, из дымки слева показалась горушка. "Бектау-ата" зовут. Был один сильный духом человек по имени Бектау в этих местах, он давно исчез, но дух его дал имя горе.
Ну и хорошо: до Балхаша рукой подать!  Там и подзаправимся.

"Балхашцы" передают:  "Ветер у земли двенадцать, порывы пятнадцать; температура плюс двадцать четыре, посадку на пересечение ВПП и РД разрешаем".

Послушно садимся куда сказали. А как же? Порядок есть порядок, и мы несемся, руля по бетонной, выветренной свирепыми ветрами, выжженной яростным солнцем и выхлопными газами военных самолетов, аэродрома совместного базирования, рулежной дорожке, на гражданский перрон. Отсюда - поближе к "столовке-ресторану" и "диспетчерскому пункту".

- Прям "Ташкент", однако, во всегда продуваемом всеми ветрами, Балхаше, сегодня!- киваю удовлетворенно. 

Быстро и коротко «делаю необходимые дела»: перекусываю чем «шеф-повар послал», подписываю «задание на продолжение полета» у диспетчера, и вскоре мы уже «висим» над Сары-Исеком – длинным полуостровом, тянущимся от южного берега к северному, создавая неширокий проливчик через который мы и чешем сию.
Мы - это «сухопутная, мелкая техника».

Иногда в жару, я лезу повыше прячась в прохладе небес.
Но сегодня, у меня другие планы: хочу нырнуть в светло-зелёную водицу озера, солёную с этой стороны.

Шлёп, "молча"! - на узенькую песчаную косу, заросшую с трёх сторон камышом.
Выключил «движки» и затормозил несущий винт.
Прыг! - из вертолёта.
Вокруг - ти-ши-на-аа. Только ветерок–проныра, посвистывает в антенне радиостанции, да постукивает покачиваясь противопожарная перегородка «силовой установки» наверху.
Наушники «радио» висят на ручке сдвижного блистера и выключенный шумоподавитель даёт возможность слышать переговоры в эфире, находясь и вне вертолета.

Я - "Службе Движения Балхаша" пока что не нужен. И минут десять-пятнадцать у меня есть, так как время полета до выхода из "зоны аэродрома Балхаш" дал «с запасом».
Диспетчер не вникает скорей всего в эти «цифири»: Ну дала и дала вертушка "какое то время". Главное - "в него" уложиться.
А мне - можно и поплавать немного в одиночестве.

Всё-таки хороша моя работа - что бы там ни говорили.
Где ещё можно вот так - выбрав понравившееся местечко «прислониться», пуская пузыри и «показывая задницу» солнышку ? Отдыхать душой и телом, причем - как на необитаемом острове... Редко где - прямо скажем. В наш то век скоростей, машин и самолетов.

Но мы сейчас вдалеке и от машин и от самолетов, и от берега. Пусть ненадолго, но эти минуты бесценны и целебны - как ни балдежно звучит. И «они» - своеобразны и разнообразны в жизни любого вертолетчика своей непредсказуемостью и неповторимостью:
- То ты сидишь где-нибудь, на громадной скале в горах, и перед тобой - потрясающий вид на долину внизу. Бывает и покрытую белыми пятнами "небесных скитальцев" облаков.
То лежишь, на горячей земле отдыхая в тени вертушки, в бескрайней степи, и полынь щекочет обоняние пряным запахом, а ковыль «ласкает» глаз «шёлковой волной».
А то, просто слушаешь обычную тишину да свист ветра в проводах антенны.
А вокруг, на сотни и сотни километров - ни-ко-го.
- Такие минуты братцы, дорогого стоили. А теперь, ещё дороже - думаю.

Очередная волна, набежав от порыва ветра, шлёпнула легонько по пузу прерывая одиночество и подталкивая к продолжению пути.

- Ну что шеф, в путь? - спрашиваю отражение, в лужице спавшей воды…
"Вперёд!" - отвечает смешная рожица - от ряби поднятой Балхашским, очень даже «норовистым» ветерком.

Мы ввинтились ввысь, резво накрутив на высотомере требуемую высоту, и вскоре уже «целимся», на площадку в большом поселке, на берегу реки Или с интересным названием «Баканас».  Что сие означает - мне толком, даже сами сельчане не могут сказать.

Захожу на посадку, предварительно сделав пару виражей, над центром: «Нам ведь сверху, видно всё». Но, двери книжного магазина закрыты, а значит - предстоит дорога дальше сегодня.

Плюхаемся на бетонную, небольшую, вертолетную «разлётно-заправочную» площадку.
Воткнув «заправочный пистолет» в горловину основного бака, сам лечу вприпрыжку, к девчонкам на «стартовую вышку».

"Ты откуда взялся?" - смеются там. В плане не было, вроде.
- Не было, значит будет - отвечаю, зачерпнув щепотку семечек из кулька на столе.
"Как дела, как здоровье, как на личном фронте ?" – наседают пересмешницы.
Киваю улыбаясь - на все вопросы башкой: Мол, всё - окей!
Смеются и девчонки. Значит - на самом деле, всё хорошо.
"Может заночуешь" - спрашивает диспетчер, заговорщицки подмигивая и улыбаясь.
- Не, девочки. Я - домой. Нафиг вам теоретики ? Вам чего, своих не хватает ?
"Вот так всегда, вы, пацаны, только о себе думаете" – насмехаются "бестии".
- Ну простите засранца – грю, скорчив виноватую мину.
"Да ладно уж! Лети Витька. После захода придёшь, если не будешь шевелить задницей" – советуют мне назидательно и дружно.

-...."Не будешь шевелить задницей, замёрзнешь" - отвечаю сам себе поговоркой, пролетая над КДП - небольшим двухэтажным домиком на краю аэродрома и покачиваю винтом, переваливаясь с боку на бок: 
- Пока  девочки!  Через час, я буду дома…


Примечания:
РП - Руководитель полетов
ПДО - Производственно-диспетчерский отдел
АДП - Аэродромно-диспетчерский пункт
РЭСОС- Радио-электро-системного оборудования служба


Рецензии
Да, Степаныч, я прямо с тобой понаслаждался непредсказуемостью момента, и как непередаваемо прекрасной может быть работа лётчика! Всех Благ!!! Докладывают, на Урале с утра было солнце, после обеда дождь, а вечером комары. Будем жить!!!

С уважением, жму кисть, полковник Чечелъ.

Полковник Чечель   13.05.2019 15:41     Заявить о нарушении
Это точно, Васильич. Работа гражданского вертолетчика, в прошлом, была очень и очень интересной. Мы делали нужную государству и людям работу. Иногда, что-нибудь и для себя конечно, в пределах законного. Грустно блин, что всё это так быстро закончилось. Спасибо Васильич, что заглянул. Счастливо вам, странники! И да пребудет с вами Удача и благоприятное стечение обстоятельств! Ире - поклон и всемерная благодарность.

Жму.
Виктор

Степаныч Казахский   13.05.2019 15:58   Заявить о нарушении
Степаныч, у нас пошли дожди,но я все равно балдею. После полётов в Уфе живём в дачном домике в Белорецке на опушке соснового леса. С утра будят соловьи, а глаза целый день не могут насладиться панорамой гор...

Полковник Чечель   14.05.2019 20:46   Заявить о нарушении
Представляю.....
Сто лет не был на Природе, в лесу, на реке.
Отдыхайте друзья, на здоровье!

Степаныч Казахский   15.05.2019 07:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.