Анималы и аномалы-2

Анималы и аномалы. Две исповеди: Год 2?07

Продолжение
Начало: http://proza.ru/2010/11/17/1672


2. Само-Исповедь / вектор измерения_КО

(Продолжение 2-го вектора)


«Вся сила, все будущее человечества – в труде, в соединенных усилиях миллионов свободных от угнетения людей в науке и переустройстве жизни на научных началах…»
Иван Ефремов.


1.07. 2?07. 9 часов 00 минут 00 секунд.

Прошедшая ночь была посвящена концентрированному проживанию. Поздно вечером я остановил свой выбор на Дольчине (его также именуют Дольчино и Дульсин). Долго же подбирался я к этой фигуре, еще дольше не мог решиться. Дольчин - одна из самых загадочных, противоречивых и сильных личностей земной истории.

Исследователи времени долго ошибались на его счет. Причина проста: не имеющий и малой доли той же воли, убежденности, веры и силы духа, неспособен судить об уровне этой грандиозной, даже по нашим меркам, личности.

Древние хронисты и историки видели в Дольчине еретика, фанатика, сектанта, безбожника и, самое, пожалуй, лестное: радикального революционера, сокрушителя устоев.
 
Клерикальные ортодоксы, люто ненавидя Дольчина, перечеркивали даже самые импонирующие душевные качества, сводили его гений к шарлатанству и самозванству.
 
А  ЭТО  БЫЛ  ГЕРОЙ
Не все так просто, как хотелось бы ортодоксам и сочинителям. От их узенького приземленного фокуса - все глупые, неблагодарные, недостойные памяти этого Человека мифы. А мифов хватало.
 
Допустим, в прошлом было принято считать, что свою прекрасную Маргариту Дольчин повстречал в женском монастыре. Стало быть, до знакомства с ним она была монашенкой? Салонная версия выводила происхождение Марго из богатого аристократического семейства.

А на деле? Мое концентрированное ночное проживание отловило сюжет, который во времена Скотта и Дюма сочли бы за смелую романтическую находку. Так как же все-таки Дольчин познакомился с Маргаритой?

По выражению автора старинной книги о другой Маргарите, встреча их поразила обоих, как финский нож. Тем более что она случилась и битый час оставалась именно на ножах. Ведь итальянская Маргарита была отчаянная… разбойница. Бесстрашно и неутомимо грабила она богатых сеньоров. Но никто даже не догадывался, что ловкий южный Робин Гуд носит юбку.

Как-то раз, возвращаясь с тайной сходки последователей своего наставника Цегарелли, Дольчин срезал крюк. Через кладбище. Вид он имел импозантный и вполне бы сошел за породистого аристократа.

Время затемно, ни зги, лишь зловещие лунные блики пауками переползают по мрамору обелисков… Вдруг с ближнего постамента на Дольчина молнией-бестией валится статуя могильная. Если бы не завидная реакция бойца, вождь бы пропустил удар кинжалом. Но он увернулся. Через миг плащ превратился в щитовую скрутку, а сам Дольчин с блеском и удивленьем отражал выпад за выпадом опытного фехтовальщика. Не буду  долее скрывать, ожившую статую с кинжалом под плащом изображала Марго. Нескоро, но Дольчин одолел, а нежные проклятья засургучил поцелуем. Маргарита сомлела и сдалась. Так началась их любовь, равной которой в мировой истории стоило бы еще поискать.

Это лишь одно из тысячи открытий прожитой мною подлинной жизни Дольчина. Или вот, у Дольчина в юности был друг, впоследствии тамплиер. Этот рыцарь тайно спрятал доверенное общиной золото в трупе их общего товарища, им же убитого в ссоре. Золото принадлежало вальденсам и должно бы послужить общине Дольчина. Но тамплиер не сознался, что похитил золото.

И получилось так, что незадолго до своего поражения Дольчин случайно выследил друга-тамплиера в тот самый момент, когда тот разрывал скелет убитого товарища, а меж ребер засверкал металл сатаны… Это был удар: неподкупный Дольчин буквально за руку поймал друга своего на краже и забытом убийстве. Бесчестного рыцаря ожидала смерть. Но Дольчин на правах вождя впервые отступился от принципа и освободил тамплиера с условием, что тот никогда не попадется ему на глаза.

Как бы не так. Доблестный рыцарь Храма, зная все тайные тропы и лазейки, тем же вечером навел крестоносцев на место укрытия своего друга и спасителя. Обессиленным дульсинистам ничего не осталось как сдаться.

Так в роковой час пленения горе Дольчина усугубилось крушением идеала дружбы. Выходило, что где есть друзья, там непременно есть порука, там обязательна особая приближенность, предпочтительность выбора и, стало быть, уже не остается места для справедливости. Уже узником в веригах Дольчин накрепко усомнился: а возможна ли полная беспристрастность в этом мире своих и чужих, ближних и дальних? Еще одна неизвестная страничка жизни Дольчина…

Как все-таки трудно даже современному сознанию вместить всю информацию о маленьком куске биографии «средневекового еретика», прожитом за одну лишь ночь!

На фоне факельного горения Дольчина, его Марго и верного их друга Лонжина до чего же сухими и пресными кажутся факты официальной истории! Но факты эти, когда они верны, полезно знать, помнить и уважать. Ведь как не относись к ним, но пока Человечество продиралось сквозь дебри неизвестности к эре Справедливости, не было у него ничего, кроме таких фактов. А без этих вот крупинок скудного и сухого знания никогда бы не взросло великое дерево мудрости, блага и добродетели.
 
Предыстория мученической судьбы Дольчина открывается 1254 годом. Именно тогда в Париже выходит книга «Вечное Евангелие» - свод крамольных сочинений цистерцианского монаха-богослова Иоахима Калабрийского-Флорского. 11 последних лет своей жизни Иоахим был главой им же основанной  в Калабрийских горах обители. Тот монастырь по праву считался оплотом флоренсов - самого строгого течения внутри цистерцианского ордена. И хотя сам автор умер за полвека до издания своего евангелия, оно неожиданно пришлось по душе секте спиритуалов.

Что же привлекало в учении цистерцианца? Идеи! И, прежде всего, революционная идея хилиазма, классическим зачинателем которого Иоахим и был признан. Флорский монах предсказывал близкое наступление тысячелетнего царства справедливости, предварять которое должен был «страшный суд» над выродившейся, погрязшей в пороках католической церковью и развращенным миром. Учение отца Иоахима не было пассивной проповедью справедливости, оно воинственно взывало к решительной борьбе со злом.

Другим важным пунктом «евангелия от Иоахима» было отрицание громоздкой обрядности культов и, особенно, церковных таинств. Считая их бесполезными, паразитическими, он проповедовал истинно христианскую простоту и апостольскую бедность.

Всю земную историю лидер флоренсов поделил на три части. Первая - эра Отца - простиралась от Авраама до Иоанна Крестителя. Вторая – Сына – обнимала эпоху от Крестителя до современности (середина 13 века). Третьей стала эра Святого Духа, точкой отсчета коей он выбрал 1260 год. И если влияние католичества, по хронологии Флорского, распространялось на весь второй период, то в третьем Иоахим ожидал воцарения церкви обновлённой - избавленной от грехов, пороков и недостатков предыдущей. Это и была долгожданная эра тысячелетнего царства Божьего на земле.

Кроме францисканских спиритуалов, идеи Иоахима увлекли многие движениям так называемых еретиков и, особенно, Апостольских братьев - Апостоликов.

Характерно, что сама секта Апостоликов была основана в самом что ни на есть переломном и судьбоносном, согласно Иоахиму, 1260 году. Организовал ее францисканский монах Герардо Цегарелли из Пармы. Вслед за Иоахимом Апостолики боролись против обмирщения церкви, звали вернуться к апостольской простоте, раскаянию в грехах, отказу от имущества.

Вызверившееся на последователей «Вечного Евангелия» папство осудило все книги калабрийского богослова. А в 1286 году папа Гонорий IV приказал ликвидировать еретиков, к которым отнесли любые общины, существующие без папского благословения. В ответ Апостолики призвали к полному отказу от папства. Однако в 1294 году их духовный вождь Цегарелли был арестован, а спустя шесть лет сожжен. Папство и не ведало, что, предав огню старого лидера, оно тем самым породило еще более доблестного вожака. В том же году движение Апостоликов возглавил Дольчин Торньелли из города Новары, обладавший редчайшей силой воздействия на массы. В своих апокалипсических пророчествах Дольчин отрицал любые мирские блага, а вместо брака прославлял свободный духовный союз двух сердец.

Дольчин утверждал, что как только на земле будет уничтожена всякая власть, в том числе церковная, так сразу восторжествует царство социальной справедливости с всеобщим равенством и общностью имущества. Развивая идеи Иоахима, брат Дольчин выступал против частной собственности и бедности, утверждая, что отвоевать народную правду и царство справедливости можно только с оружием в руках.

Дульсинисты, его последователи, сочли брата Дольчина небесным посланцем, принесшим людям весть о царстве благодати, и нарекли главой Царства Святого Духа.

Уже во втором своём послании Дольчин провозгласил себя ректором ордена апостольского, а в ряд равных себе сподвижников и настоятелей поставил любимую свою Маргариту, братьев Лонжина из Бергамо, Фредерика Новарского, Альберта Карентского и Вальдерика Брешианского.

Что? Женщина – настоятель ордена? Столь неслыханная дерзость и крамола вздыбила ураган свирепой ярости и ненависти к опальному движению. Отныне все сильные мира сего - все богатеи, все ростовщики, вся знать, вся  власть - выстроились в бесконечную колонну непримиримых врагов дульсинизма. Но Дольчин был отважен и непреклонен. В начале 1304 года он  поднимает восстание крестьян близ города Верчелли в Ломбардии. Лозунги мятежников радикальны: «долой феодальные повинности, долой кабалу городской власти». По плану вожака следовало захватить долину реки Сезия и создать там крестьянскую общину, как образец для всего мира. Землю предполагалось честно поделить.

В том же 1304 году силы вооруженных дульсинистов возрастают до 5 тысяч! Удивительная вещь: в апостольском братстве даже женщины брались за оружие, сражаясь в отдельном отряде под командой Маргариты. Сильных мира сего охватила паника. До чего дошло? Сам папа Климент V в 1306 году объявляет крестовый поход против крестьян, а еще через год осуждает учение Дольчина на Вселенском соборе! Трижды собирались Крестовые походы против Дольчина! Такой ужас внушил толстосумам решительный пример крестьян одной лишь области на севере Италии!

В результате истребительной войны восставшие были оттеснены в горы – на рубежи Савойи, Новары и Верчелли. Здесь их ждали голод и чудовищный холод. Морозная зима окончательно подорвала силы дульсинистов. Окруженные превосходящими силами рыцарей во главе с епископом Верчельским они уже не могли оказывать достойного сопротивления. 23 марта 1307 года у реки Карнаскио крестоносцы нанесли поражение Дольчину. В рубке было перебито и сожжено до 1000 еретиков.

Сам Дольчин, укрывшись в неприступных горах, до последнего оказывал упорное сопротивление папской армии. Схватить крамольников удалось лишь после их полного физического истощения.

История мучений и казни Дольчина, Марго и Лонжина известна во всех чудовищных подробностях. Но даже людей нашего времени не может не тронуть их беспримерное мужество, несгибаемая воля и вера в свои силы – силы ЧЕЛОВЕКА, в светлые идеалы правды и справедливости.

Невольно задумаешься: если сразу три человека из Мракобесных веков проявили такую силу духа, умно ли и достойно сводить причины ее к убогому фанатизму? Нет, эту троицу озарял Свет, который убоялись выпустить. Свет, который не захотели увидеть - тогда и не сумели до него дорасти - потом… И так длилось век за веком. Век за веком... Мелки мы, люди…

Продолжение следует


Рецензии
здорово написано!!! прочел с большим интересом. Пол

Пол Унольв   07.02.2011 20:20     Заявить о нарушении
Добью в 2-3 подачи. По идее можно в одну, ибо вторая часть просто больше первой, но больно длинно.
С признательностю, Владимир.
Завтра приступлю к чтению. На выходные ездил в Тольятти, а на работе опять зрение перенапряг.
Привет!

Владимир Плотников-Самарский   07.02.2011 20:26   Заявить о нарушении
привет!

Пол Унольв   19.09.2011 17:22   Заявить о нарушении