Дорога на Одессу. Гл-2 Отрывки из романа

 2.
 Они проговорили до серой зорьки. Вскоре они заснули. Сначала они спали отдельно, словно близость смущала их, но ближе к утру началось движение, и проснулись уже в объятиях друг друга.
 Пробудившись, Петька не выразил ни удивления, ни беспокойства, и, прежде чем заговорить, начал ласкать руку Николаши между своих ладоней. Прикоснувшись влажными губами к его ладони, он всё ещё не отпускал его руку и не отходил от него. Затем его руки скользнули под китель, накрывая тело Николаши волной ласк, одновременно заботливых и нежных, и таких назойливых. Не пытаясь ускользнуть, Николаша смаковал каждое прикосновение. В следующую минуту он почувствовал, как тёплая ладонь накрыла уже твердеющий столбик его плоти. Он только переживал, как бы на форме не появилось случайное пятно, но все же наслаждался этой сладкой пыткой.
 Петька глубоко вздохнул, пытаясь унять сумасшедшее сердцебиение и дрожание рук. Но его фантазии только усиливали дрожь.
Опустошительный восторг заставил Николашу вздрогнуть всем телом.
 Петьку охватило чувство вины и стыда. Незнакомец  оказался не только красивым и умным парнем, но и самым благородным и щедрым человеком из всех, кого он знал. Если бы только у него был шанс выразить свою благодарность, и не только в стенах пыльного чердака.
     - Не знаю, что на меня нашло, Николаша. Я не хотел сделать вам ничего плохого, ваше благородие.
 Николаша провёл ладонью по его лицу в неясном стремлении поймать, остановить внезапно возникшее, тревожное, непонятное ему состояние мира.
     - Петя, ты замечательный парень, мне с тобой было очень хорошо.
     - Поспите еще, вам некуда торопиться. Мы с отцом с утра едем на базар, а потом я к вам загляну.
 Пока Петька спускался, лестница подрагивала на фоне рассветного неба, затем замерла. Послышался едва уловимый скрип двери сарая и абсолютная тишина снова заполнила двор, пока не пришло время нарушить её звукам нового дня.
 Ради ночи, которая кончалась, ради сна и пробуждения, грубоватости и нежности, смешанных в одно, ради ласкового нрава этого, ещё вчера неизвестного парня, Николка готов был на всё. Возникало чувство, о происхождении которого он старался не задумываться.
 Невозможно было отказать этим глазам, живым, как ртуть, светлым, то и дело меняющим своё выражение и всегда таким чистым, что, казалось, сквозь них можно заглянуть прямо в эту юную душу.
 Уже слышались хуторские петушиные переклики. Набирающий силу рассвет,  делал утро нереальным.

  Боль в ступне не давала покоя. Внезапно возникая, острая колючая судорога гнула, крючила пальцы левой стопы, изуверски крутя жилы, поднимаясь по всему телу.
  Петька появился на чердаке, когда солнце стояло высоко.
     - Петя, помоги мне снять сапог. Нет никаких сил терпеть боль,- почти простонал Николка.
Петька сел напротив левой ноги Николаши и потихоньку стянул сапог. Картина была неприглядная. Опухшая стопа синюшного цвета.
     - Да, Николаша, дела плохи. Надо тебя показать отцу. Он делает хорошие растирки. Сам страдает от болей в суставах.
     - Петь, я три дня не мылся. Мне бы на речку искупаться.
     - Давай я тебя вечером отведу на Дон, а завтра всё расскажу отцу.

 У реки пахло илом, прелой хвоей и пресным бархатисто-мягким запахом дождя.
Он тихо плыл вдоль крутых берегов в поисках места, где он мог выбраться из воды. Собрав его одежду, Петька шёл берегом к тому месту, где Николка должен был выйти на берег..
  Выйдя на пологий берег, он присел на корточки, пристально озираясь по сторонам и напряжённо прислушиваясь, инстинктивно чувствуя незримую опасность.
 Поздно возвращались они в усадьбу. Надышавшись росой, свежестью степи, полевых цветов и трав, осторожно поднялись они по лестнице в темноту чердака. Мухи сонно и недовольно гудели под крышей.
 По их лицам видно было, что они мучаются своей блаженной мукой. В Петьке, в его казацкой простоте, во всей его прекрасной и жалкой душе, было очарование и редкий шарм.
 Сладостно прихлынули к сердцу Николаши все его прежние переживания, радости, нежность, ожидание стыда и счастья, запах сена, вечерняя зоря... Но все чувства, все помыслы затаив, подавлял он в себе. Дворянская кровь текла в нём.
     - Николаша, зачем люди друг с другом спят?- спросил Петька, устраиваясь на сене.
     - Наверное, затем, чтобы получить сексуальное удовлетворение.
     - А тебе не бывает после этого стыдно?
     - А ты думаешь, что лучше, когда два человека любят друг друга и сами же как будто этого стыдятся?  Ведь это же так здорово, когда не только занимаешься с любимым человеком любовью, но и просыпаешься с ним рядом утром. Открыть глаза и увидеть рядом с собой любимое лицо.
     - Если быть откровенным, то мне ужасно хотелось остаться с тобой на ночь. Ты даже представить не можешь, как сильно я этого хотел,- прошептал Петька, в чём до этого не смел признаться ни одной живой душе.
  Всё, что случилось дальше, произошло слишком быстро. Петька сел рядом на корточки, наклонил голову друга к себе и поцеловал в губы. Это был долгий и упоительный поцелуй, от которого по всей спине пробежали мурашки. Он не смог, а может быть, даже не хотел его отталкивать.  Ему показалось, что от волнения он перестал даже дышать. Николаша чувствовал знакомые влажные губы и слышал знакомые, ласковые слова. Его тело дрожало и требовало всё больше и больше ласк...

  В голубоватом полусвете ночи  Николка смотрел на спящего Петьку и никак не мог привести свои мысли в порядок, потому что они были слишком сумбурными и их было слишком много. Атмосфера привнесённая Петькой, помогала ему забыть про своё недомогание. Ощущение, что он застрял между прошлым и будущим не покидало его. С тем благоразумием, которое у него всегда прекрасно уживалось с безумной отвагой, он обдумывал, как ему действовать дальше.

* * *

http://www.proza.ru/2011/02/08/959


Рецензии
Хотел добавить автора в список избранных авторов, но при полном прочтении этой главы передумал. Мой идеал, возможно, я старомоден, любовь платоническая, не чувственная, скорее мистическая. Писателей, описывающих физическое влечение,и прочее, понимаю, но не принимаю в мой мир,это противоречит моему душевному укладу. Успехов!

Виталий Малхасянц   10.08.2016 22:54     Заявить о нарушении
Это замечательно, что Вы не скептик и не циник. Я пишу в разных жанрах и нетривиальную прозу в том числе, которую банально воруют. Классики тоже не обходили эту тему.
Спасибо за прочтение, с уважением,

Александр Голенко   11.08.2016 09:49   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.