Армия в моей жизни

ТРЕТЬЕ МЕСТО В КОНКУРСЕ «ЛАУРЕАТ 03» МЕЖДУНАРОДНОГО ФОНДА ВЕЛИКИЙ СТРАННИК МОЛОДЫМ

Армия в моей жизни

или  роль  уроков НВП.

В далёкую бытность, когда я ещё училась в девятом классе, у нас появился новый предмет – НВП,  начальная военная подготовка. Прошло уже много лет, но некоторые эпизоды этих увлекательных занятий я помню до сих пор.

Самый первый урок. В рекреации, (так торжественно назывался коридор в нашей школе) в которой беснуется наш класс, появляется мрачный высокий мужчина могучего телосложения.  На его загорелом лице зверское выражение.

-Взвод!!! Строись!! – неожиданно рявкает он громовым голосом.

Мы начинаем бестолково метаться, пытаясь выстроиться в шеренгу по росту, как мы это обычно делали на уроках физкультуры. Сначала мальчики, затем девочки. Самая  высокая девочка в этот день болела, и я с неудовольствием обнаружила, что первое место принадлежит сегодня мне. Справа от меня  оказался  хилый и юморной мальчик из нашего класса, его голова  где-то на уровне моего плеча.

-Дон Кихотина! - шепчет он мне, наверное, желая компенсировать недостаток роста  начитанностью.

-Санчо Пансо недоделанный, - злобно шиплю я в ответ, тоже демонстрируя неплохие знания иностранной литературы.  Для лучшего усвоения, пихаю его локтём.

- Надо военруку прозвище прозвище придумать, - задумчиво говорит слегка пошатнувшийся Саша.  Реально оценив свои физические возможности, он  быстро передумал тягаться со мной в остроумии.

- Может Кирпич? – оживляюсь я, разглядывая бронзовое от загара лицо преподавателя.

-Пиночет ? – предлагает мой мелкий сосед.

В это время военрук громовым голосом обьясняет, что отныне мы не класс, а взвод и на приветствие «здравствуйте, товарищи учащиеся» мы должны громко и чётко проорать в ответ «здравия желаем, товарищ военный руководитель».
 
- Зравствуйте, товарищи учащиеся! – зычно выдаёт военрук.

-Тамбовский волк тебе товарищ! –  весело и громко говорю я,  не ожидая, что мой звонкий выкрик будет услышан не только Сашей и девочкой слева, но и военруком.

-Фамилия! – рявкает он.

Я поняла, что быть мне в «любимых» ученицах до конца года.  Я что-то неразборчиво бормочу.

-Фамилия!! Как твоя фамилия?! – грозно приближается Кирпич ко мне. Оцепенев от ужаса я молчу.

- Останешься после уроков! Будешь стоять здесь, пока не вспомнишь! – выносит он суровый приговор.

На следующий урок я пришла тише воды, ниже травы. Но это не помогло. Моя фамилия звучала весь урок. Строевой шаг не давался не только мне, но все замечания были только в мой адрес.

Мой дневник сначала украсила запись «шевелилась во время гимна», затем «не смогла показать наиболее уязвимые части танка, назвала только ходовую часть». Эти замечания о моём вопиющем поведение и слабых знаниях, почему-то очень веселили папу. Вопреки ожиданиям военрука, он непедагогично хохотал, подписывая мой дневник.

Потом у нас начались занятия по стрельбе из винтовок. В подвале школы был тир. После долгих объяснений, нам выдали по листочку, на которых была нарисована мишень. Задание не отличалось оригинальностью. За пять попаданий в круг, полагалась пятерка, за четыре – четвёрка и так далее. У нас было пять попыток. Потом надо было продемонстрировать листочки преподавателю.

Я стала в очередь самой последней и  тосковала глядя на свой листок. В круг мне попасть не удалось, да и в сам-то лист я попала с трудом. Один выстрел  едва задел уголок бумаги. Я раздумывала, получу ли я двойку или единицу? Единицу достаточно легко переправить в дневнике на четвёрку. Но двойка всё-таки лучше единицы.  Хотя её фиг переделаешь. С другой стороны, вряд ли меня будут ругать дома за двойку по НВП. ..

Пока я предавалсь раздумьям, Саша, который стоял впереди меня, потихоньку выковырял гвоздик со стенда, на котором красовался плакат с интригующей надписью «Обязанности подчаска».

Одноклассник настрелял на тройку, но это его не устраивало. Он стал проковыривать не хватающие до пятёрки дырочки. Был бы он менее амбициозным, может быть этот номер бы и прошёл, но он продырявил в двух местах самый центр мишени.

Затем протянул гвоздик мне. Воспользоваться им я не успела, потому что уже подходила наша с ним очередь.  Мальчик протянул Кирпичу  листочек. Военрук недоверчиво хмыкнул, затем перевернул листок. Конечно, отверствия от пуль отличались от дырок сделанных гвоздём.

Он разразился громогласной тирадой о вранье и поставил ему единицу. Затем выхватил у меня мой листок и стал размахивать им перед лицом перепуганного одноклассника.

- Вот  Свете поставлю тройку за честность! – сказал он. Я от  счастья и неожиданности выронила гвоздь. В результате военрук оставил нас обоих после уроков тренироваться.
На стрельбе мои мучения не закончились, увы.

Как раз когда мы должны были осваивать противогазы, я обзавелась серьгами. Проколотые уши заживали почему-то долго, даже дотрагиваться до них было больно. А уж как можно было натянуть на мои опухшие и красные лопухи противогаз, я представляла плохо.

К счастью, противогазы мы должны были выбирать сами. К огромной моей радости я накопала огромный противогаз, который можно было натянуть совершенно не задевая раненые уши.

Радовалась я недолго. Оказалось, что это был личный противогаз самого военрука. Кирпич его конечно, у меня  отобрал, невзирая на мои уверения, что это единственный подходящий мне экземпляр.

Что ж, красота требует жертв, как заметил кто-то очень мудрый. Свежепроколотые уши не способствовали быстроте натягивания противогаза, поэтому я опять была оставлена после уроков на дополнительные занятия.

Настоящий кошмар настал, когда мы стали учиться разбирать и собирать автомат Калашникова. Названия деталей я до сих пор могу назвать хоть среди ночи. Потому что, правильно, я сидела после уроков и зубрила их до посинения.

Потом мы тренировались разбирать автоматы с завязанными шарфом глазами. Через энное часов внеплановых занятий (конечно, после уроков) я наловчилась укладываться в норматив.
 
Помню, как мы четверо криворуких школьниц, мучились с этим автоматом. Он никак не хотел собираться, и мы вчетвером, поднатужившись, слегка погнули эту самую «газовую трубку со ствольной накладкой». Испугавшись, всучили её в руки самой маленькой и худенькой ученицы  и подтолкнули её  к военруку.

- А мы, кажется, автомат сломали, - глядя на него снизу вверх честными детскими глазами застенчиво призналась наша Дюймовочка. Её худенькая ручка с тонкими обкусанными пальчиками с трудом удерживала тяжёлую железяку.

Эффект превзошёл все наши ожидания.

- Как вы смогли погнуть стальную деталь?! Мне, здоровому мужику, это не под силу, а тут девочки-припевочки, своими слабенькими ручонками смогли, а?!

Я изо всех сил сутулилась, мечтая уменьшиться до  1.50 вместо  1.70 , чтобы тоже подойти под описании девочки-припевочки .  Две другие девицы, тоже с большой натяжкой подходящие под образ вышеупомянутой девочки,  тоже старались скукожиться.

- Даже не знаю, как это у МЕНЯ получилось, - благородно сказала наша малышка нежным голоском. Я мысленно пообещала, писать вместо неё все  сочинения до конца школы.  Она это дело не любила, а я обожала.

В конце концов, военрук с вызванным на подмогу физруком, разогнули эту трубку, и мы благополучно продолжили занятия.

На записи в моём дневнике «пыталась сломать автомат Калашникова», папино чувство юмора закончилось. Но вместо того, чтобы меня ругать, он сходил в школу. Не знаю, о чём он поговорил с Кирпичём, но после этой беседы мои занятия во внеурочное время закончились.

Спустя много лет, когда я уже жила в Норвегии, мне удалось сразить норвежцев наповал. Дело в том, что отслужившие в местной армии парни, определенные в автоматчики, в течении нескольких лет после прохождения службы, хранят автоматы дома!! Конечно, храниться они должны в разобранном виде и тщательно спрятанными.

Однажды, разбирая шкаф в нашей квартире, я обнаружила автомат завёрнутый в плед! Мыслей, о возможной криминальной деятельности моего мужа, у меня почему-то не возникло.  Как запрограмированный робот, я закрыла глаза и бормоча «газовая трубка со ствольной накладкой...» за пару минут разобрала автомат на части. За этим занятием меня и застал  мой супруг и его брат, который на удачу зашёл к нам в гости.

Открыв глаза, я обнаружила два безмолвных изваяния с выпученными глазами. Мой вопрос и вопрос моего мужа прозвучал в унисон.

-Откуда?? – выкрикнули мы хором. Но я интересовалась, откуда у него автомат, а он откуда я знаю, как обращаться с оружием.

Когда все вопросы были выяснены, они заинтересовались, а смогу ли я его обратно собрать. Это был не Калашников, а норвежский (или не знаю чей он там)  AG3,  но я смогла!  Даже с шарфом на глазах!

После этого родственники мужа долго относились ко мне с опаской и с уважением. Особенно глуховатый норвежский дедушка. Ещё мы с ним как-то беседовали о войне и я поделилась  своими скудными знаниями про наиболее уязвимые части танков.  Этого хватило, чтобы он просидел с приоткрытым ртом до конца вечера.

А я тут подумала, а может, не конфликтность и уступчивость моего мужа объясняется просто? А попробуй, поругайся или не согласись с женой, которая шутя разбирает и собирает автомат. А вдруг она  так же хорошо, не дай норвежский бог, владеет техникой рукопашного боя?

Так что спасибо НВП за моё семейное счастье! И нашему военруку тоже!


Рецензии
Чудесный рассказ, Светлана.
Спасибо!"

Петров Сергей Петрович   07.03.2019 22:12     Заявить о нарушении
Спасибо большое за добрые слова!
С уважением

Светлана

Светлана Морк   12.03.2019 01:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 208 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.