Мышка

Всю первую неделю отпуска он проспал. Просыпался только для того, чтобы  что-нибудь перехватить, да по естественной надобности. И снова бухался в постель. Телефоны отключил заблаговременно, чтобы никто не позволил нарушить его, наконец-то наступавший покой и сон.
Сегодня проснулся часов в двенадцать, и что удивительно, спать больше не хотелось.

Зеркало отразило опухшую от сна обросшую физиономию.
«Фу-у», - сморщился он, и физиономия в зеркале тоже сморщилась, дразня его….
Прохладный душ привёл в чувство, а выбритые щёки, по которым он ещё и похлопал для верности, вернули ему почти прежний вид. Пригладив взлохмаченные влажные волосы, подумал, что недурно бы посетить парикмахерскую.

Небо за окном было серым, кажется, дождь накрапывал, погода к прогулке вовсе не располагала.
Включил телефоны, просмотрел несколько СМС, пропущенные звонки тоже были, но от неё – ничего…
«Ну, и чёрт с тобой, - беззлобно подумал он, - подумаешь, артистка погорелого театра…»
Пощёлкал было пультом телевизора, задумчиво сказал сам себе:
- Мда…

Делать нечего, придётся идти в парикмахерскую. Да и запасы продуктов уже почти кончились.
Парикмахерская была рядом, в соседнем доме, но его любимой Людмилы Ивановны, которая стригла его всегда так, как он хотел, не было.
- А Людмила Ивановна  где? - Спросил он у черноглазой девчонки, усаживаясь в кресло.
- В отпуске, - равнодушно ответила та, - вам, как бачки косые сделать?
- «Тоже не повезло, в такой-то сезон в отпуск…» - подумал он, а вслух сказал:
- Да точно так же, только чуть короче…
Странно, но новая парикмахерша постригла его именно так, как он всю жизнь мечтал. В зеркале отразилось лицо вполне интересного мужчины, даже с проблесками интеллекта на челе.
- Э-ээ,  простите, как вас зовут? - Поинтересовался он.
- Галя, - девушка ткнула пальцем в бейджик, где было написано, что его обслуживала Галина такая-то.
- Теперь ваш клиент, - улыбнулся он и получил ответную улыбку.

Улица встретила его моросящим дождём, но теперь ничего не могло испортить его радужного настроения.  И от избытка чувств он даже поддал ногой какую-то пустую, намокшую коробку из под известной марки сигарет, которая отлетела недалеко, но перевернулась.
На этой обратной, перевернувшейся стороне было что-то написано, вроде нацарапан какой-то номер телефона.

И ведь не лень же ему было наклониться и посмотреть цифры этого номера. Более того, повинуясь какой-то шутовской энергии, бившей из него ключом, он занёс эти цифры в телефон.
«Ну, и что теперь? Позвонить? А была, не была, если что, скажу, ошибся…»

Телефон отозвался сразу. Дрожащий девичий голос спросил:
- Это вы? («А кто же, - подумал он, - пока я – это я…»)
- Я ждала вашего звонка…. Знаете, ей совсем плохо…  Вы обещали помочь. Вы можете сейчас приехать? Адрес…  Ведь это вы? Вы – доктор?
От неожиданности он секунду молчал. Доктор? Что, печать уже и на голос поставили? Мол, вот, этот голос принадлежит врачу, доктору…
Он прокашлялся и неуверенно спросил:
- А что там у вас?
- Она умирает… - девушка заплакала.- Мы у вас были неделю назад, вы записали телефон… Если совсем плохо будет…
«Молодец , доктор, - зло подумал он, - мало курит… Или дворники так работают? Неделя…»
 - Повторите адрес, - сухо сказал он, - сейчас буду.
Это было недалеко, три остановки метро.

Двери открыла молоденькая девушка, открыла так быстро, словно поджидала его за дверью. Да и ведь и поджидала, наверное…
- Ой… Это не вы… - испуганно отшатнулась она. – Это не вы телефон записывали….
- Разве важно, кто записывал? – Спросил он. – Я  - доктор. Что у вас?
- Вот…-  она провела его единственную небольшую комнатку, где на кресле, не подстилке лежала и тяжело дышала маленькая собачка… Пудель, что ли.
- Я… - он хотел сказать, что он не собачий доктор, не ветеринар, а вполне человеческий хирург-кардиолог, но почему-то не стал этого говорить. Такими умоляющими, огромными, полными слёз глазами смотрела на него девушка.
Он сразу увидел, что собачка умирает. Для этого не надо быть даже ветеринаром.
Но для этой худенькой, прозрачной девочки, он был последней надеждой…

«Вован!» – вдруг вспомнил он. Вот кто нужен сейчас и немедленно – Вован.
Вован был его школьным другом, но после школы их пути немного разошлись. Вован стал как раз ветеринаром.
- Вовка, - набрал он номер друга, - ты где? Ах, ещё в лаборатории… Давай-ка по вот этому адресу, срочный вызов! И не говори мне ничего про Томку, подождёт! Ты врач или кто? Возьми свою вакцину… Да знаю я, что пока только для мышей! Здесь тоже… почти мышь…
- Её Мышкой зовут, - робко всхлипнула девушка.
- Мышка говорю! – покосился он на девушку.- Да мало ли что, не все выживают, давай, эта выживет! Всё! Через сорок минут жду! И не говори мне про пробки, доедешь на метро!

Он отключил телефон и спросил:
- Что у неё?
- Сказали, похоже,  онкология…- вновь заплакала девушка, похожая на тонкий глазастый стебелёк.
- Сейчас врач будет… Я тоже, видишь ли, врач, только человеческий. 
- А она выживет?
- Не знаю, - хмуро сказал он. Вот надо ему было пинать ту коробку, а?

Вован позвонил в дверь через полчала. Звонил зло долгим звонком, данный визит не входил в его планы.
В прихожую ввалился шумно, отдуваясь…
- Еле пробился… Где у вас тут руки помыть? Ну, показывайте…
Вован стал солидным, даже брюшко вон обрисовалось… И лысеть начал.

Пока Вован мыл руки и надевал халат, он всё раздумывал, - сколько же они не виделись?  Получается, что года три-четыре… Вот что значит большой город. В селе бы ежедневно здоровались…
- Вакцину привёз?
- Да какая вакцина? – разозлился Вован. – Испытываю только, и то на мышах… Для людей пока не годится.
- А для собак? – повысил голос и он. – Для собак как?
- Для собак? – удивился Вован?
- Не к человеку же я тебя вызвал… Идём.

В комнате Вован сразу подошел к собачке.
- Что с собакой? – сухо, по-деловому, спросил он у девушки.
- Не знаю… Доктор сказал в ветеринарной поликлинике…
- Хорошо, - кивнул головой Вован,  - очень хорошо.
«Что хорошего?» - хотел спросить он, но, взглянув,  на серьёзного, озабоченного Вована, промолчал.
- Так. Сейчас мне поможешь. Он достал фонендоскоп, осторожно выслушал собачку, потом, осторожно извлёк из своего «дипломата» две ампулы с какой-то прозрачной  жидкостью, шприцы.
- Сначала сделаем по четверти кубика. Каждый час! Будете делать с девушкой. Как вас зовут, девушка?
- Анастасия… Ася, - всхлипнула та.
- Плакать поздно, Ася… Четверть кубика каждый час! Два дня… Этого пока хватит…Вот больше-то нет… Не готова ещё…

Ася вновь всхлипнула, а Вован  повернулся в нему:
- Ты, Сивый, всю жизнь меня подставляешь… Знаешь, сколько у меня теперь будет работы? Тамарка меня со свету сживёт… Вакцины этой надо… немеряно. Ещё же и мыши…
На укол собачка никак не отреагировала. Так и лежала пластом, так же дышала тяжело.
- Скоро только… блох ловят, - буркнул Вован. – Ждать надо. Дело небыстрое…
«Плакал мой отпуск», - почему-то весело подумал Сивый, который уже давно не был сивым, а вполне уважаемым пациентами шатеном Алексеем Петровичем.

Вован собрал свой чемоданчик, быстро оделся и сказал:
- Едё раз повторяю, каждый час! Не забыл еще, а, доктор?
- Вали , давай… А то твоя Томка… Только потом что делать-то? Когда кончится?
- Ещё привезу. Потом нужно по кубику  два раза в сутки.  Дальше скажу. Опосля… - съёрничал Вован.
Он  ухмыльнулся и неторопливо вальяжно зашагал к лифту.

Собачка дышала также тяжело, но уже без свиста, и он подумал, что Вован – молодец, хотя и аферист…
- Фонендоскоп есть? – спросил без всякой надежды.
- Есть, -  обрадовалась эта тонкоствольная большеглазая березка, - есть!
Она полезла в шкаф и извлекла вполне современный фонендоскоп.
Он послушал, как мог, не тревожа собачку, её сердце. Сердечко билось, трепыхалось, но работало….

- Пойдёмте чаю попьём… - робко предложила «берёзка» Ася,  - ещё успеем…
- Ты что, одна живёшь? – спросил он, оглядывая крохотную кухоньку.
- Теперь, да…. Одна.
- Что так?  Или не то спросил, извини…
- Нет, все в порядке… Меня долго ждали, понимаете? – Сказала она, заваривая чай. – Сестре уже было восемнадцать,  но родителям так хотелось…. У мамы какие-то осложнения начались… Короче говоря – я родилась, а мама… Мамы не стало. Отец умер через полгода, я их не помню совсем…  Сестра взяла опеку.
Она помолчала.

- Все думали, что я её ребёнок, я её мамой звала… Жизнь у неё не сложилась. Замуж не вышла. Так и жили вдвоём…  Полтора года назад сестра умерла. Это её собачка, понимаете? Её Мышка…
Она опять всхлипнула, а он, взглянув на часы, сказал: - Пора инъекцию делать. Ты знаешь, что такое инъекция?
- Конечно, - слабо улыбнулась она. – Я умею. Я ведь и сестре делала… Вообще-то я в аптеке работаю…

К утру они пересмотрели все возможные телепередачи, съели салат и куриный суп, приготовленный Асей, выпили море кофе… Но спать всё равно страшно хотелось. Ему. Он тёр красные глаза и думал, как же он влип, дурак, с этой коробкой…
- Вы поспите, - робко предложила Ася, - я подежурю…
Он с удовольствием вытянулся на узеньком диванчике и мгновенно уснул.

Проснулся он от того, что Ася с кем-то разговаривала.
- Ты моё солнышко, ты моя хорошая… Хочешь кушать?
«Мне бы хоть раз кто так сказал», - подумал он, потягиваясь.
- Ну, что там у нас?
В окно уже давно светило солнце, туч как не бывало.
- Она глазки открыла! Она мне хвостиком вильнула! Может, ей покушать дать?

- Сейчас узнаем… Вован? Собачке получше. Поесть-то ей можно дать? Так… Понял. Ага… Ещё нужна вакцина. Что-о?!  Ну, ты даё-ёшь, Вован… Ладушки… Ладно, будь, -  покачал он головой .
- Я сейчас! – сказал  девушке. – Только за... вакциной сбегаю. Дай ей суп куриный, лучше  бульон…

К клинике, где работал Вован, он подъехал удивительно быстро. И таксист слупил немного, повезло. Только вот  к Вовану прорваться оказалось непросто. Пришлось звонить.
- Некогда мне, правда, Лёшка, - сказал Вован.- Сейчас сестричку пришлю.
Минут через пять к Алексею спустилась девушка с рецептом.
- Наша аптека рядом, за углом, - приветливо сказала она.

К Асе он вернулся приблизительно через полтора часа.
- Я думала, Вы не придёте…. – робко сказала она.
- Я обещания выполняю, - ответил он сухо, доставая ампулы.  – Сегодня ещё по четверть кубика каждый час, а завтра и всю неделю полкубика дважды в день. Кормить можно, гулять нельзя. Пока нельзя. Потом – одеваться. Есть у неё, ну… комбинезончик какой-то?
- Да, да, конечно, - ответила она почему-то грустно… - А …Вы ещё придёте?
- Приду. Запиши мой телефон. А твой у меня есть... Если что, звони. Ну, пока?
- Пока… - так же грустно ответила она…

Весь оставшийся отпуск он посвятил статье, которую давно обещал в их научный журнал, но всё вот как-то не собрался. Теперь он по полдня проводил за компьютером,статья пошла хорошо, он был доволен собой. Иногда он вспоминал большеглазую Асю с её собачкой и тогда отчего-то щемило сердце, и он старался думать о них реже.

Как-то вечером позвонил Вован.
- Слушай, тут моя Томка борща наготовила, настоящего, украинского, как ты любишь… Котлет нажарила… Давай-ка подъезжай.
Дети – Костик и Верочка уже спали, и они отлично устроились на кухне.

- Я тебя уж сто лет не видела, - смеялась Тамара. – Говорю, давай хоть борщом заманим… Ты так и не женился? А собирался ведь… Как твоя эта… актрисулька, Оленька, что ли?
- Оленьку звали Митькой, – серьёзно сказал Вован. – Ну, не поняла, что ли? Когда человек внезапно исчезает, говорят, всё, Митькой звали… А ещё учительница… Слушай, а как та твоя, глазастенькая?
- Не знаю, - грустно ответил он. – Она не звонила, а я …
- Тоже не собрался,- резюмировал Вован. – Ты позвони, она на тебя та-ак смотрела…. Словно не я ветеринар, а ты.
- Ладно, - апатично сказал он.
- Слушай, вот что значит, узкая специализация… Ты воспалением лёгких болел когда-нибудь? Нет? Повезло… А простудой, ну этой ОРВИ? Болел? Помнишь, голова горячая, дышать трудно и нос сухой и горячий… Хотя что это я про нос, ты же не собака…

- Всё! – подала голос Тамара. – Коньяк убираю, а то у него уже все носы станут  собачьими…
- У неё просто воспаление лёгких было. Интересно, к какому врачу, к какому коновалу она водила собаку? – задумчиво спросил Вован. – Онкология, говорит… Да не видел он онкологий-то….
- А ты тоже там – вакцина, вакцина… Кстати как дела с вакциной?
- Да никак… Дохнут все, паршивцы…  Да и не собирался я брать тогда вакцину… Одна-две живыми остаются, видно иммунитет мощный… Вот с ними потом и работаю… - вздохнул Вован.

…Справившись, наконец, со статьёй и сдав её в редакцию журнала, он, не торопясь, шёл по улице. Реклама заманивала – зайди сюда, зайти туда… На одну вывеску он обратил внимание: «Товары для домашних любимцев». «Ишь ты, для любимцев…» - усмехнулся он. У него никогда не было никаких домашних любимцев. В деревне, где они жили летом, были коты, но никто их любимцами не считал… Просто, чтоб мышей не было. А собаку он хотел, он просил собаку, но где было в их однокомнатной квартирке держать ещё и собаку….

В магазин он зашёл. И растерялся… Огромные пакеты с кормами для животных, какие-то экзотические наряды, корзинки, мягкие домики, игрушки…
- Что бы Вы хотели? – приветливо обратилась к нему тоненькая продавщица, так похожая на… Впрочем, теперь ему все девушки казались похожими на Асю.

Он купил каучуковый ботиночек и косточку из свиных жил.
По пути зашёл в цветочный киоск. Цветов он тоже не покупал давно, не считать же цветами жалкие розочки подаренные артистке, ещё в той, прошлой, как ему казалось, жизни.
- Самый красивый букет, - сказал он продавщице, - и самый свежий!

С этим букетом и оттопыренным карманом с игрушками, он почему-то робко позвонил в знакомую дверь…
- Кто там? – спросил испуганный знакомый голосок и тут же раздался заливистый лай.
- Доктор... К собачке… - Ничего лучшего он не придумал.
Дверь распахнулась. Она была такой же, в стареньких джинсах и маечке, и русые с золотистым отливом волосы собраны в хвостик на затылке, и те же большие, ставшие огромными  и радостными глаза…

- Ой… Мышка, фу!  Это доктор… Я… я думала, что ты... ой, что вы уже никогда больше не придёте…
Он протянул ей букет, который она не знала куда деть, куда положить.
- Мне ещё никогда не дарили цветов просто так…
- Давай поставим их в вазу.
Она устраивала его букет в простой стеклянной вазе и такими трогательными показались ему худенькие её лопатки, что он подошёл и обнял её вместе с цветами.
- Мне кажется…
- Мне тоже, - почти прошептала она, прикрывая ладошкой его губы. – Только пока… не будем об этом, ладно? Я хочу сегодня побыть хотя бы чуточку счастливой…

Рядом раздался ревнивый, громкий и тоненько-заливистый лай Мышки.
- О, тебе тоже есть подарки…
Он пытался достать из кармана игрушки, но они не доставались и тогда он просто вывернул карман и бросил собачке ботиночек, за которым она тут же умчалась и немедленно принесла ему снова.
- Теперь заставит тебя с ней играть, - засмеялась Ася.

- А вот ещё, - он бросил собачке косточку. Косточку Мышка обнюхала внимательно, не торопясь унесла её в угол, и там принялась с урчанием её грызть, поглядывая на них – не отнимут?
- Вот это ей надолго, - улыбнулась Ася.

Он ещё раз обнял её, вдыхая запах её волос, её кожи и глухо спросил:
- А в какую ветеринарку ты тогда её носила?
- Тут, рядом, а что, - удивилась она, подняв на него глаза.
- А как врача звали, не помнишь?
- Гена, кажется… Геннадий Михайлович, а  зачем тебе?
- Хочу позвонить ему. Спасибо сказать. Я тебе потом расскажу, - прошептал он, склоняясь к ней….


Рецензии
Здравствуйте, Елена.
Коробка из-под сигарет - случайность, а все последующее - судьба. Светлая. Удачная. Жданная.
Поведана история мастером рассказа. Читать интересно. Переживать. И радоваться хорошему завершению истории.
Спасибо.
С благодарностью,

Александр Васильевич Стародубцев   16.04.2017 17:25     Заявить о нарушении
Александр Васильевич, спасибо! От всей души! Здоровья Вам и благополучия, радости!
С уважением,

Елена Полякова 2   17.04.2017 01:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.