Картинки из троллейбуса

                ПАРТИЗАНЫ.

   В одна тысяча девятьсот семьдесят седьмом году едем с дочкой в гости. Воскресное
   летнее утро. Народ в троллейбусе дремлет.
   Окраина города. Поездка подходит к концу.

   Навстречу, по обочине дороги идет рота солдат. Звание солдат, вообще-то им
   не  подходит.
   Партизаны? Лесные братья?  Откуда, в наше мирное время? Может фильм какой снимают?
   В голове сто вопросов сразу.
   
   Лица у служивых опухшие, помятые и небритые, как будто от Берлина пешком шли.
   Шинель только троим по размеру, остальным -или велика, или мала. Следом за невысоким
   парнем в шинели до пят, в строю стоит верзила в мини шинели, как будто поменялись.
   В конце строя, единственный солдат у которого есть ремень. Есть в строю солдат с
   распахнутой шинелью, грудь которого прикрыта тельняшкой.
   Вместо галифе, на некоторых одеты гражданские брюки. Обувь описанию не подлежит:
   сапоги, флотские ботинки, гражданские лодочки.

   Не дай бог военный патруль увидит эту кампанию! Приглядываюсь, а солдатикам уже
   под сорок лет.
   Дочка тоже заинтересовалась этим, пусть будет остатком войска...
   
   - Мама, эти солдаты с войны идут?
   - Да, доченька.
   - С кем они воевали?
   - С Зеленым змием!
   - Со змеем Горынычем?
   - Можно и так сказать.

    Троллейбус, во время нашего диалога, уже стоял. Почти все пассажиры прилипли к окну.
    После дочкиной фразы, проснулись последние.
    Все пассажиры сотрясались от хохота.
    Солдатики плелись не оглядываясь, видно силы были на исходе.

    Знающие люди сказали, что это мужики возвращаются с переподготовки.
    Да, такую переподготовку мало кто выдержит.

       
                СОВЕСТЛИВЫЙ  ПАССАЖИР.
   
     Еду поздно вечером с работы, на одной из остановок подсел выпивший пассажир.
     Сел напротив меня. С координацией были проблемы, все время что-то падало.
     Поднимет носовой платок, упадут ключи, поднимет ключи, падают денежные купюры.
     Многие смотрели с интересом на  борьбу его рук с содержимым карманов.
    
     Но мужчина понял эти взгляды по своему.
     - Ну? Чего уставились? Думаете я зайцем поеду?
     Я сижу напротив, улыбаюсь, потому что вижу его мимику. Он от старания
      высовывал язык, морщил брови, шмыгал носом, кряхтел. Видно было что такое
      состояние для него редкость.

      Моя улыбка выводит мужчину из себя.
     Совесть, тоже не дает покоя. Он достает бумажный рубль, пробивает его
     компостером, и отдает купюру мне.

      - Спасибо, не нужно!- отказываюсь я.
     Теперь на него смотрят все пассажиры. Тогда он достает три рубля,
     и проделывает ту же операцию.
     - Ну? Теперь я могу ехать? -спрашивает он у общества.
    
     С задней площадки протискивается мужичок потрепанного вида, и обращается
     к совестливому мужчине с грозной интонацией:
     - Ты зачем государственную валюту портишь? За  это статью получить можно!
       Там же портрет вождя! Ну ка отдай мне испорченные деньги, а я тебе талон
      пробитый дам. Будешь ехать спокойно.

      Совестливый мужчина беспрекословно выполнил обмен, и задремал.
      "Грозный" товарищ, быстренько вышел из троллейбуса, радуясь своей смекалке .
      За минуту заработал на бутылку. Все довольны. Все смеются.
      
       
               

    


Рецензии
Смешные зарисовки.
Но им далеко до "стою у ресторана".

Григорий Родственников   04.06.2012 22:32     Заявить о нарушении
Не то читал,"Ох уж эти культурные" картинки из автобуса.

Людмила Зрелик   04.06.2012 22:38   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.