Золотопромышленники Асташевы

     Это  было  давно,  несколько  десятилетий  тому  назад.  Я  был  еще  совсем  мальчишкой,  и  по  случаю  большого  любопытства  оказался  на  транспортной  дороге,  идущей  от  деревни  Мотыгино – пристани  на  Ангаре  до  сердцевины  Удерейского  Клондайка,  прииска  Центрального.  Примерно  на  восемнадцатом  километре  машина  вдруг  по  какой – то  надобности  остановилась  у  большого  дома,  добротно  срубленного,  похожего  на  зимовье,  одиноко  стоявшего  на  обочине  дороги,  у  опушки  пушистого  сосняка.  Из  разговора  шофера  с  хозяином  дома  я  узнал,  что  зимовье  носит  название  «асташевское»  по  имени  знаменитых  в  прошлом  золотопромышленников  Асташевых.  И  по  мальчишески  я  не  придал  этому  названию  никакого  значения.  И  только  потом,  через  много  лет,  когда  стал  профессионально  изучать  историю  Сибирской  золотой  промышленности,  в  документах  золотопромышленников часто  встречал  фамилию  Асташевых,  а  на  карте  Южно – Енисейского  горного  округа  конца  ХIХ  века  нашел  и  знакомое  зимовье  с  названием  асташевское,  через  которое  когда – то  пробирался  по  транспотной  дороге.  Асташевское  зимовье  было  построено  еще  в  те  давние  времена,  когда  Асташевы,  посещая  золотые  прииски  за  Нижним  Приангарьем,  останавливались  в  нем  на  ночлег,  и  оно  оказалось  живым  свидетелем  асташевской  золотой  династии.  А,  изучая  как – то  документы  золотопромышленников,  обнаружил,  что  прииск  Ивановский  при  впадении  речки  Большой  Пескиной  в  речку  Удерей,  когда – то  принадлежал  Асташевым,  и  был  удивлен  приятной  неожиданности.  Ведь  в  детстве  я  жил  на  Удерейском  Клондайке  и  часто    приходилось  ходить  по  местности  Ивановского  прииска.  Фамильное  зимовье,  знакомый  прииск  крепко  засели  в  моей  голове,  и  я  многие  годы  собирал  по  крупицам  сведения  о  золотой  династии  Асташевых.  Мне  сильно  хотелось  написать  очерк  об  Асташевых,  но  что – то  не  получалось,  казалось,  что  материал  очень  трудный  и  осилить  его  не  удастся.  Рядом  с  биографией  Асташевых  надо  было  проанализировать  много  сопутствующих  материалов. Проходило  время,  я  постоянно  возвращался  к  мечте  написать  очерк  об  Асташевых.  И  стремление  не  оставлять  работу  не  завершенной  оказалось  сильнее  обстоятельств,  и  исторический  очерк  о  золотопромышленниках  Асташевых  был  написан.  При  работе  над  очерком  основной  целью  было,  не  вырывая  страниц  из  истории,  рассказать  правдиво  о  жизненном  пути  династии  Асташевых,  их  участии  в  государственной,  военной  службе,  золотом  промысле,  их  активном  попечительстве  и  щедром  меценатстве.  Сведения  об  Асташевых,  которые  легли  в  основу  очерка,  были  найдены  в  Государственном  архиве  Красноярского  края,  Красноярской  краевой  научной  библиотеке,  а  также  в   Российском  государственном  историческом  архиве  в  Санкт – Петербурге. 

     Асташевские  корни  и  ветви.  Асташевы  на  государственной  и  военной  службе. 

     В  ХIХ  веке  Российская  золотая  промышленность  прогрессировала,  поставляя  в  казну  сотни  пудов  драгоценного  металла,  укрепляя  экономическое  состояние  России.  Ничего  не  делалось  случайно,  само  по  себе.  Золотым  промыслом  занимались  одержимые,  даровитые  от  природы,  люди,  преданные  своему  Отечеству.  Через  золотой  промысел  они  видели  подъем  экономического  могущества  России.  А  Российское  правительство  всячески  способствовало  развитию  золотодобывающей  промышленности,  издавая  периодически  щадящие  законы  по  золотому  промыслу,  которым  занимались  не  только  состоятельные  купцы,  имевшие  капиталы  на  его  открытие  и  организацию,  но  и  люди,  находившиеся  на  государственной  службе.  К  числу  тех,  кто  положил  свой  «живот»  на  алтарь  российского  «царя  металлов»,  относится  и  династия  русских  Асташевых,  усердно  служивших  на  государственной  ниве,  чьи  корни  берут  свое  начало  в  Сибири.  В  сибирской  необжитой  таежной  глуши,  в  Томской  и  Енисейской  губерниях,  Асташевы  и  сделали  свои  первые  шаги  в  рискованном  золотом  промысле.  Цельного  исторического  очерка,  посвященного  Асташевым  нет,  если  не  считать  небольшой  заметки  в  «Краткой  энциклопедии  по  истории  купечества  и  коммерции  Сибири»,  изданной  в  1994  году  в  Новосибирске.  Правда,  в  Интернете,  под  названием  «Томск  исторический»,  имеется  материал,  посвященный  Ивану  Дмитриевичу  Асташеву,  но  к  сожалению  с  множеством  ошибок,  неточностей. В  частности,  ошибочно  указано,  что  он  родился  в  1856  году.  Когда  он  родился,  будет  сказано  ниже.  Вообще,  за  весь  многолетний  период  советской  истории,  как  историки,  так  и  писатели  не  баловали  своим  вниманием  золотопромышленников,  а  уж  Асташевых  так  и  подавно.  Отсутствие  цельных  сведений  о  жизненном  пути  Асташевых  объясняется  еще  и  тем,  что  информация  о  них  рассеяна  по  материалам,  хранящимся  во  многих  архивах,  по  страницам  необъятной  периодической  печати,  и  собрать  ее – трудоемкое  дело. 
     Мнение  об  Асташевых  разноречивое,  формировалось  в  зависимости  от  времени.  Если  в  ХIХ  веке  об  Асташевых  судили  относительно  объективно,  то  в  ХХ  веке,  в  советский  период,  их  оценивали  только классово – негативно.  Первым  заговорил  об  Асташевых  известный  томский  публицист,  идеолог  сибирского  сепаратизма  Г. Н. Потанин.  Узнать  об  этом  помог  его  величество  случай.  В  начале  1990 – х  годов  выходила  очень  интересная  газета  с  названием  «Северо – Восток».  В  1993  году  в  газете  Н. В. Серебренниковым  было  опубликовано  краткое  содержание  романа  «Тайжане»,  который  еще  в  1872  году  написал  Г. Н. Потанин,  наделив  главного  героя  золотопромышленника Цитронова  чертами, заимствованными  у  Ивана  Дмитриевича  Асташева. Автор  неопубликованного  романа  относит  Цитронова  «к  добрейшему  и  милейшему  типу  людей,  которые  любят  комфорт,  хорошо  понимают  современные  идеи,  чувствуют  свою  отсталость  и  подсмеиваются  над  ней».  Богатый  золотой  промысел  Асташевых,  конечно,  привлекал  внимание  любопытствующих  и  они  старались  воочию  убедиться  в  нем.  Живой  свидетель  тех  времен  путешественник  и  писатель  А. Уманьский  посетил  Южно – Енисейский  горный  округ,  что  находился  за  Нижним  Приангарьем,  и  в  1888  году  в  Санкт – Петербурге  издал  «Очерки  золотопромышленности  в  Енисейской  тайге».  Побывав  на  асташевских  приисках,  автор  очерков  сумел  увидеть  там  самое  главное – применение  Асташевыми  механизированного  способа  добычи  золота,  что  являлось  редкостью  по  тем  временам.  Зато  советские  историки  А. С. Нагаев  из  Енисейска  и  Г. Х. Рабинович  из  Томска,  изучая  архивные  материалы  о  сибирской  золотой  промышленности,  словно  сговорившись,  не  смогли  в  золотом  промысле  Асташевых  найти  ничего  путного,  кроме  того,  что  на  их  приисках  в  1842  году  старатели  намеревались  устроить  стачку.  Авторы  этих  публикаций  пришли  к  одному  единственному  мнению,  что  Асташевы  являлись  представителями  «крупной  буржуазии  Сибири».  Не  приходится  удивляться  такой  исторической  проницательности  авторов,  ведь  «стачечная»  и  «буржуазная»  темы  для  историков  советского  периода  были  главными – хлебными.  Можно  было  бы  приводить  еще  много  разных  мнений  об  Асташевых,  но  следует  ограничиться  и  таким.  Первый  съезд  золотопромышленников  Енисейской губернии,  проходивший  в  1916  году  в  Красноярске,  отметил  выдающийся  вклад  Асташевых  в  развитие  енисейской  золотодобывающей  промышленности.
     Корнем  асташевской  золотой  династии  и  основателем  золотого  промысла  является  Иван  Дмитриевич  Асташев.  Он  пустил  и  богатые  ветви,  и  его  дело  по  наследству  продолжали  сын  Вениамин  и  внук  Николай – последний  из  династии,  со  смертью  которого  асташевский  золотой  промысел  закончился.  Все,  составлявшие  династию  Асташевых,  были  людьми  русского  православного  вероисповедания.  Иван  Дмитриевич  Асташев  родился  в  1796  году  в  уездном  Нарыме,  который  известен  как  ледяной  и  болотистый  край  Тобольской  губернии,  из  которой  в  1804  году  была  выделена  Томская  провинция,  получившая  самостоятельный  губернский  статус. Одни  авторы  считают, что  он  происходил  из  беднейших  крестьян,  другие – из  семьи  чиновника,  а  третьи – из  дворян.  И. Д. Асташев  не  родился  дворянином,  он  был  возведен  в  дворянство  в  зрелом  возрасте,  а  за  что,  будет  сказано  ниже.  И. Д. Асташева  отличали  ум,  природная  смекалка,  настойчивость  в  достижении  цели.  Об  этом  говорит  его  жизненный  путь.  Эти  качества  от  него  наследственно  перешли  к  его  сыну  и  внуку.  Едва  закончив  местное  уездное  училище,  Иван  Асташев  рано,  в  13 – летном  возрасте,  начинает  самостоятельную  жизнь,  перебравшись  из  Нарыма  в  Томск,  где  был  принят  на  службу  в  качестве  чиновника  в  губернское  правление.  Работая  губернским  чиновником,  И. Д. Асташев  проявил  усердную  исполнительность,  был  замечен  и  приглашен  в  канцелярию  Военного  ведомства,  в  Санкт – Петербург.  В  столичных  военных  коридорах  власти  И. Д. Асташев  приобретает  ценный  жизненный  опыт,  который  впоследствии  поможет  ему  уверенно  преодолевать  сложную  лестницу  государственной  службы  и  добиваться  в  ней  завидных  успехов. До  того,  как  ступить  на  трудную  и  рискованную  тропу  золотого  промысла,  И. Д. Асташев,  возвратясь  из  столицы  в  родную  Сибирь,  успел  поработать  городничим  в  Бийске,  земским  исправником  в  Кузнецке,  начальником  отдела  Томского  губернского  правления,  коллежским  советником  губернского  суда.  В  1842  году  И. Д. Асташев  за  безупречную  государственную  службу  на  пользу  Отечеству  и  за  вклад  в  общеполезную  деятельность  в  новой,  золотопромышленной  сфере  был  возведен  в  дворянское  сословие  с  выдачей  специального  диплома. 
     Как  крупный  предприниматель,  И. Д. Асташев  имел  высокий  авторитет  среди  государственных  чиновников,  золотопромышленников  и купцов,  они  прислушивались  к  его  мнению.  Несмотря  на  запреты  царствующего  двора,  общался  с  декабристами,  представлял  им  свою  богатую  библиотеку,  водил  дружбу  и  с  интеллигенцией,  пользовался  ее  услугами – переводами  газетных  и  журнальных  статей  с  иностранных  языков  на  русский.  По  просьбе  идеолога  анархизма  М. А. Бакунина  дал  будущему  идеологу  сибирского  сепаратизма  Г. Н. Потанину  100  рублей,  когда  у  него  возникла  большая  нужда.  Умер  И. Д. Асташев  5  августа  1869  года,  прожив  73  года,  погребен  на  кладбище  Алексеевского  мужского  монастыря  в  городе  Томске,  где  прожил  большую  часть  своей  жизни.  При  погребении  И. Д. Асташева  как  человека  именитого  и  знатного  присутствовали  священнослужители  Томского  кафедрального  Благовещенского  собора  и  все  архиерейское  духовенство. Эстафету семейной  династии  принял  сын  И. Д. Асташева. 
В свидетельстве,  выданном  Томским  кафедральным  собором,  зафиксировано,  что  сын  И. Д. Асташева,  нареченный  Вениамином,  родился  9  декабря  1836  года  в  Томске.  Из  архивных  материалов  явствует,  что  В. И. Асташев  не  стал  следовать  примеру  отца  и  в  отличие  от  него  начал  свою  карьеру  не  на  гражданской,  а  на  военной  службе,  пройдя  все  ее  ступени – от  юнкера  до  генерала.  Уже,  будучи  представителем  дворянского  сословия,  он  был  направлен  на  воспитание  в  привилегированное  Николаевское  училище  гвардейских  юнкеров,  после  окончания,  которого  в  1855  году  начал  военную  службу  в  звании  корнета  в  лейб – гвардии  конного  полка.  Через  12  лет  службы  назначается  доверенным  порученцем  при  московском  генерал – губернаторе.  В  1868  году  в  звании  полковника  лейб – гвардии  конного  полка  направляется  служить  особым  порученцем  при  Его  Императорском  Высочестве  Великом  князе  Николае  Николаевиче – Главнокомандующем  гвардии  и  Петербургского  военного  округа.  В  1878  году  В. И. Асташев  за  отличие  в  военной  службе  был  произведен  в  генерал – майоры,  а  в  1888 – генерал – лейтенанты.  В. И. Асташев  не  был  штабным  служакой,  а  был  настоящим  боевым  офицером.  За  время  военной  службы  он  участвовал  в  военных  походах  против  турок,  англичан  и  французов.  Интересная  деталь,  характеризующая  бескорыстие  В. И. Асташева.  За  годы  службы  в  армии  он  отказывался  получать  положенное  ему  денежное  довольствие.  Ответственная  и  самоотверженная  военная  служба,  участие  в  рискованном  золотом  промысле,  доставшемся  по  наследству  от  отца,  в  банковском  хлопотном  предпринимательстве  требовали  от  В. И. Асташева  полной  отдачи  сил,  а  крепким  здоровьем  он,  видимо,  не  обладал,  и  часто  находился  на  лечении.  В  конце  своей  жизни  даже  обратился  по  службе  с  просьбой  переехать  в  другой  город,  на  что  и  получил  согласие  своего  начальства.  Умер  В. И. Асташев  16  февраля  1889  года,  не  прожив  и  полных  53  лет  жизни.
     Представитель  третьего  поколения  Асташевых – Николай  Вениаминович  родился  18  декабря  1870  года  в  Санкт – Петербурге.  21  августа  1872  года  Правительствующий  Сенат  подтвердил  Н. В. Асташева  в  потомственном  дворянстве  с  правом  внесения  в  дворянскую  родословную  книгу.  Архивные  материалы  дают  возможность  проследить  этапы  его  военной  и  гражданской  службы.  Молодой  Николай  Асташев  получил  привилегированное  воспитание  сначала  во  2 – ом  Санкт – Петербургском  реальном  училище,  а  потом  в  военном  Николаевском  кавалерийском  училище  по  1– му  разряду. В 1889  году  после  его  окончания  был  зачислен  в  лейб – гвардию  гусарского  Его  Величества  полка  рядовым. По– существу,  в  этой  части  своей  жизни  Николай  Асташев  повторяет  путь  своего  отца  В. И. Асташева.  Через  год  был  произведен  в  офицеры – корнеты  и  выполнял  разные  воинские  обязанности:  командовал  разведкой  эскадрона,  служил  казначеем  полка,  командиром  нестроевой  команды,  заведующим  распорядительного  офицерского  собрания.  Служить  в  привилегированной  гвардии  пришлось  не  долго.  В  1893  году  зачисляется  в  запас  гвардейской  кавалерии  со  званием  поручика.  А  вскоре  и  совсем  увольняется  с  военной  службы.  Получив  чин  коллежского  секретаря  (аналогичен  армейскому  штабс – капитану),  Н. В. Асташев  начинает  работать  в  Московском  совете  детских  приютов  ведомства  благотворительных  учреждений  императрицы  Марии.  В  1895  году  в  чине  титулярного  советника  он  направляется  министерством  иностранных  дел  на  дипломатическую  работу  в   Российскую  дипломатическую  миссию  в  Швейцарии  Н. В. Асташеву  был  пожалован  чин  надворного  советника  (равно  армейскому  подполковнику).  Умер  Н. В. Асташев  на  32  году  жизни  20  января  1902  года  по  российскому  календарю,  3  февраля  1902  года  по  европейскому  календарю  в  Бельгии,  в  Брюсселе,  о  чем  имеется  сообщение  министерства  иностранных  дел  России  в  переводе  с  французского  языка.  В  Енисейской  губернии  не  оставили  этот  факт  без  внимания.  «Енисейские  губернские  ведомости»  уже  на  следующий  день  сообщили  «о  кончине  одного  из  крупнейших  золотопромышленников  Енисейской  губернии  Н. В. Асташева»,  которого  здесь  хорошо  знали.  У  Н. В. Асташева  остались  малолетние  дети – сын  Николай  и  дочь  Александра. Одно интересное примечание.  Российский  Императорский  двор  воспитание  молодого  поколения  из  дворянского  сословия  держал  в поле  своего  зрения.  Не  была  исключением  и  семья  Асташевых.  Перед тем,  как  Н. В. Асташеву  выехать  в  Швейцарию  на  дипломатическую  работу,  он  обратился  к  властям  с  просьбой  позаботиться  о  его  малолетнем  сыне  Николае.  Его  просьба  была  сразу  же  решена.  Николай  Асташев – сын  Н. В. Асташева  в  1894  году  был  зачислен  в  пажи  к  Высочайшему  Двору,  с  внесением  его  в  список  кандидатов  Пажеского  Его  Величества  корпуса.  Об  этом  Н. В. Асташев  21  мая  1894  года  был  уведомлен  Главным  Управлением  Военно – учебных  заведений  Военного  министерства  за  подписью  генерал – майора  Якубовского.   

     Золотой  промысел  Асташевых. 

     История  зарождения  асташевского  золотого  промысла  и  его  дальнейшего  развития  всегда  будет  представлять  большой  интерес.  Вхождение  Асташевых  в  золотой  промысел  падает  на  тот  период,  когда  в  начале  30 – х  годов  ХIХ  века  в  Сибири  были  найдены  крупные  залежи  россыпного  золота.  Слух  о  несметных  богатствах  Сибири  мигом  облетел  всю  Россию.  Тысячи  людей,  заболев  «золотой  лихорадкой»,  хлынули  в  сибирскую  глухую,  необжитую,  непроходимую  тайгу. Кто – то  хотел  из  любопытства  увидеть  «живьем»  таинственного  «царя  металлов»,  а  кто – то  захотел  и  разбогатеть  одним  разом.  Большинство  людей,  заболевших  «золотой  лихорадкой»,  не  было  подготовлено  для  поиска  золота, не  было  у  них  и  необходимых  денег  для  содержания  золотого  промысла.  Хронологически  это  было  так.  В  Государственном  архиве  Красноярского  края  хранится  редкая  рукопись  неизвестного  автора  под  названием  «Открытие  золотых  промыслов  в  Сибири»,  датированная  1843  годом.  В  ней  сказано, что  еще  в  1830  году  велись  поиски  золота  в  саянских  отрогах.  И. Д. Асташев  к  этому  времени  внутренне  уже  был  подготовлен  для  поиска  золота,  но  его  опередили.  И  казус  заключался  в  том,  что  его  опередили  в  этом  очень  интригующем  деле,  как  «чужаки»,  так  и  «свояки».  Чужаком  оказался  Яким  Рязанов,  екатеринбургский  купец  первой  гильдии.  Получив  от  Государя  Императора  Николая I  привилегию  на  промысел  драгоценного  металла, в  1832  году  он  по  ключу  Кундустюлю,  на  Алтае,  по  соседству  с  Томской  губернией,  находит  богатые  россыпи  золота  и  закладывает  свой  первый  прииск  Воскресенский.  Вторым  человеком,  создавшим  тревожную  ситуацию  оказался  свояк  Захарий  Михайлович  Цибульский,  уроженец  села  Балахтинское  Минусинского  уезда,  но  в  данный  момент  проживавший  бок  о  бок  с  И. Д. Асташевым,  в  городе  Томске,  открывший  в  1832  году  на  речках  Белый  и  Черный  Июсы,  на  границе  Ачинского  и  Минусинского  уездов  в  Енисейской  губернии,  золотые  россыпи,  пригодные  под  промышленную  разработку.  Удивительно  было  то,  что  Цибульскому  сразу   же  удалось  получить  от  Комитета  министров  специальное  разрешение  на  добычу  найденного  золота.  Все  это  в  совокупности  сильно  встревожило  И. Д. Асташева.  Но  он  был  не  из  тех  людей,  кто  мог  бы  растеряться,  или  опустить  руки. Вся  его  жизнь  говорит  о  том,  что  он  обладал  огромной  силой  воли  и  умением  ее  мобилизовать.  И  он  начал  решительно  действовать.  В  1833  году  он  оставляет  государственную  службу  и  берется  за  рискованный  золотой  промысел,  быстро  наверстывая  упущенное.  Сколотив  несколько  поисковых  партий,  отправляет  их  непроторенными  тропами  на  поиски  золота  в  томской,  енисейской  и  бирюсинской  глуши.  В  1835  году  в  междуречье  Кана  и  Бирюсы  поисковая  партия  Ивана  Асташева  находит  золото  и  открывает  свой  первый  прииск  Ильинский.  Настойчивость  И. Д. Асташева  в  поисках  золота  вскоре  увенчалась  успехом,  и  через  несколько  лет  он  уже  имел  десяток  приисков,  с  которых  золото  потекло  потоком.  На  бирюсинских  приисках  И. Д. Асташева  за  период  с  1838  по  1845  год  было  добыто,  например,  более  402  пудов  золота  (6  тонн  584  кг).  Этот  промысел  был  очень  крупным,  в  летние  сезоны  здесь  в  добыче  золота  участвовало  до  2000  рабочих.  Южноенисейская  золотая  тайга,  раскинувшаяся  за  Нижним  Приангарьем,  сразу  же  привлекает  внимание  И. Д. Асташева,  и  там  он  разворачивает  неслыханную  по  тем  временам  добычу  золота.  Однако  на  достигнутом  не  останавливается  и  из  южноенисейской  тайги  прокладывает  путь  в североенисейскую.  По  сведениям  известного  золотопромышленика  и  писателя  Н. В. Латкина  на  североенисейских  асташевских  приисках  было  добыто  несколько  сот  пудов  сибирского  золота.  Золотоприисковая  территория  Асташевых  в  России  была  огромна.  Три  поколения  Асташевых  выстраивали  свой  золотой  промысел  так,  что  он  имел  свои  опорные,  географические  пункты.  К  этим  пунктам  можно  отнести  прииски  и  рудники,  расположенные  в  Алтайском  горном  округе.  Бирюсинские  прииски  базировались  на  территориии  Енисейской  и  Иркутской  губерний.  Удерейские  прииски  находились  в   Южно – Енисейском  горном  округе,  Миасские  прииски  и  рудники  относились  к  уральской  местности.  Глубоко  русский  человек,  И. Д. Асташев  для  открытых  им  золотых  приисков  подбирал  истинно  русские  названия.  Для  примера  можно  привести  названия  его  приисков  в  Удерейской  золотоносной  системе,  открытые  в  1939  году.  Это  прииски  Сократовский,  Станиславский,  Степановский,  Воскресенский,  Спасопреображенский. 
     В  истории  асташевского  золотого  промысла  можно  выделить  три  периода,  каждый  из  которых  имеет  свои  особенности.  Первый  период  падает  на  1833 – 1869  годы  и  связан  с  деятельностью  самого  И. Д. Асташева,  который  не  только  создал  золотой  промысел,  но  и  заложил определенный  порядок  его  существования.  Второй – с  1869  по  1889  год,  связан  с  именем  В. И. Асташева.  Отличительной  чертой  асташевского  золотого  промысла  этого  периода  можно  считать  то,  что  он  был  соединен  с  банковским  делом.  И  наконец,  третий  период,  с  1889  по  1902  год,  характерной  особенностью  которого  является  перевод  Н. В. Асташевым  золотого  промысла  с  мускульного  труда  на  новую– машинную  технологию.     Соответственно,  в  своем  существовании  асташевский  золотой  промысел  прошел  эволюционный  путь  своего  развития  через  разные  формы  собственности:  частную,  на  паях  и  акционерную.  Богатый  золотой  промысел  И. Д. Асташева  не  был  секретом  для  чиновников  и  обывателей,  о  нем  периодически  сообщалось  в  прессе.  Уделяла  ему  внимание  и  газета  «Енисейские  губернские  ведомости».  И. Д. Асташев  занимался  золотым  промыслом  умело  и  расчетливо,  нанимая  на  добычу  золота  огромное  количество  рабочих.  В середине  ХIХ  века  на  асташевских  приисках  в  Южно – Енисейском,  Северо Енисейском  горных  округах  и  в  бирюсинской  тайге  в  добыче  золота  ежегодно  участвовало  до  3034  рабочих.  Привлечение  такого  огромного  количества  рабочих  к  добыче  золота  в  непроходимой,  необжитой  тайге,  обеспечение  золотого  промысла  старательским  инвентарем,  харчем  и  фуражем  требовало  от  И. Д. Асташева  большого  напряжения  и  расторопности,  порою  граничащих  с  безумным  риском.  Словом,  надо  было  обладать  недюженными  способностями,  чтобы  осиливать  сибирского  «желтого  дьявола».  И. Д.  Асташев  хорошо  понимал,  что  удерживать  большой  золотой  промысел  в  одних  руках,  в  одиночку,  трудно,  и  он  вступает  пайщиком  в  одну  из  первых  в  России  «Удерейскую  золотопромышленную  компанию»,  которая  20  апреля  1835  года  была  Высочайше  утверждена.  Закладывая  фундамент  своего  золотого  промысла  и  разворачивая  его  перспективу,  И. Д. Асташев  одновременно,  с  большим  знанием  дела,  его  анализирует. О  результатах  своего  золотого  промысла  И. Д. Асташев  еще  в  1835  году  публикует  статью  в  столичном  «Горном  журнале».  Усердие  и  природные  способности  И. Д. Асташева  помогали  неуклонному  расширению  созданного  им  золотопромышленного  дела.  Но  не  следует  понимать  так,  что  становление  и  развитие  асташевского  золотого  промысла  было  легким.  Новизна  дела, с  одной  стороны,  освоение  труднодоступных  территорий  с  другой,  были  не  единственными  препятствиями  для  существования  золотого  промысла.  Надо  было  преодолевать  еще  и  сопротивление  тех,  кто  мешал  осуществлять  жизнь  золотому  промыслу. 
В  1869  году  после  смерти  И. Д. Асташева  его  отлаженное  и  прибыльное  дело – 32  прииска  с  годовой  добычей  70  пудов  золота  по  наследству  переходит  к  33- летнему  сыну  В. И. Асташеву.  Не  оставляя  военной  службы,  следуя  семейной  традиции,  он  заметно  расширяет  масштабы  доставшегося  ему  золотого  промысла.  За  период  с  1874  по  1879  год  В. И. Асташев  совместно  с  московским  губернатором  П. П. Дурново,  столичным  банкиром  Г. Е. Гигзбургом,  графом  П. А. Шуваловым  и  золотопромышленниками  А. К. Фохтом  и  А. Ф. Переяславцевым  создают  на  паях  такие  крупные  в  России  золотопромышленные  товарищества,  как   «Березовское»  и  «Миасское»,  а  также  компанию  «Алтайская».  Из  1800  паев  этих  компаний  615  или  34 %  принадлежали  В. И. Асташеву.  Основные  золотоносные  опорные  пункты  находились  под  строгим  контролем  верховной  власти.  Ведь  в  те  времена  коррупция  в  российской  золотодобывающей  промышленности  все  же  была.  Особенно  она  процветала  среди  государственных  чиновников  на  приисках  и  рудниках  Нерчинского  горного  округа,  в  Восточной  Сибири  (читай:  Н. П. Матханова.  Генерал – губернаторы  Восточной  Сибири  середины  ХIХ  века,  1998). И  чтобы  в  валютный  фундамент  России  не  попадало  коррупционное  золото,  продажа  на  торгах,  например,  казенного  Березовского  золоторудного  месторождения,  контролировалась  Комитетом  министров.  И  только  после  того,  как  результаты  его  продажи  были  утверждены  Императором  Александром  II,  В. И. Асташев  был  предложен  сообществу  пайщиков для  избрания  распорядителем  Березовского  золотопромышленного  дела.  Сколотив  на  добыче  золота  огромный  капитал,  В. И. Асташев  вкладывает  его  в  прибыльное  дело.  Реформы  1860 –х  годов, - пишет  Б. В. Ананьич  в  книге  «Банкирские  дома  в  России»,  открыли  большие  возможности  для  развития  частного  банкирского  предпринимательства,  стали  играть  важную  роль  в  экономической  жизни  России».  В. И. Асташев  привлекает  на  свою  сторону  группу  крупных  российских  предпринимателей  и  они  в  1872  году  учреждают  Сибирский  торговый  банк.  Первоначально  правление  банка  находилось  в  Екатеринбурге,  а  потом  перекочевало  в  Петербург.  Отделения  Сибирского  торгового  банка  прежде  всего  были  размещены  в  губернских  городах,  имевших  отношение  к  золотодобвающей  промышленности,  в  таких,  как  Красноярск  и  Томск.  Отделение  банка  в  Красноярске  размещалось  в  доме  лесопромышленника  Либмана,  где  сейчас  находится  магазин  «Пассаж».  Сибирский  торговый  банк  сыграл  полезную  роль  в  экономике  Сибири  и  России, финансировал  строительство  железных  дорог,  добычу  золота,  оказывал  влияние  на  финансовую  политику  Российского  правительства.  Красноярские  и  томские  пароходовладельцы,  золотопромышленники  и  купцы  были  его  вкладчиками,  получали  от  него  кредиты.  Красноярские  золотопромышленники  входили  в  состав  управленческих  комитетов  Красноярского  и  Томского  отделений  Сибирского  торгового  банка. 
     В  1889  году  В. И. Асташев  умирает.  Огромное  золотопромышленное  дело  внезапно  сваливается  на  плечи  19 – летнего  сына  Николая,  проходившего  последние  месяцы  воспитания  и  обучения  в  кавалерийском  училище.  Молодому  наследнику,  еще  не  имеющему  жизненного  опыта,  надо  было  не  растеряться,  уверенно  войти  в  сложный  курс  золотого  промысла  и  начать  умело  им  управлять.  Хорошее  воспитание,  военная  закалка,  предпринимательская  жилка  и  семейная  традиция  умения  вести  золотой  промысел  сыграли  свою  роль,  и  Н. В. Асташев  оказался  достойным  приемником  асташевского  золотопромышленного  дела.  Приняв  на  себя  его  тяжелый  груз,  Н. В. Асташев,  не  спеша,  но  уверенно  его  анализирует.  И  убеждается,  что  на  21 – м  асташевском  прииске  в  Южно – Енисейском  горном  округе,  (на  них  имелось  2300  паев,  1725  из  коих,  или  одна  треть,  принадлежали  Н. В. Асташеву),  поверхностное  золото  было  полностью  выработано  и  продолжать  добывать  его  существующими  способами,  в  которых  еще  имел  место  в  основном  ручной  труд,  стало  невыгодно.  Н. В. Асташев  ликвидирует  убыточные  прииски  в  Енисейской  и  Томской  губерниях,  а  инвентарь  и  технические  сооружения,  которые  не  приносили  желаемого  результата  в  добыче  золота,  продает. В  связи  с  таким  поворотом  дела  надо  было  перевести  разработку  имевшихся    приисков  на  новый,  более  эффективный  способ  добычи  золота. Н. В. Асташева  подталкивала  к  этому  еще  и  семейная,  исторически  сложившаяся  традиция.  Дело  в  том.  что  Асташевы  никогда  не  останавливались  на  достигнутом,  а  на  каждом  новом  этапе  добычи  золота   применяли  самые  прогрессивные  технические  сооружения,  какие существовали  в  те  времена,  такие,  как:  бочки,  чаши,  локомобили,  гидравлика.  Геологи,  горные  инженеры,  писатели,  публицисты  и  путешественники,  посещая  прииски  Асташевых  в  разные  годы,  все сходились  в  одном:  асташевский  золотой  промысел  в  отличие  от  других  всегда  был  хорошо  механизирован.  По  сведениям  «Горного  журнала»  за  1844  год  и  «Вестника  золотопромышленности  и  горного  дела»  за  1900  год,  на  приисках  Асташевых  в  Южно – Енисейском  горном  округе  уже  в  1840 – х  годах  для  промывки  золота  использовались  паровые  машины,  а  золотоносная  порода  к  ним  подвозилась  в  специальных  вагонетках  по  конно –железной  дороге.  Путешественник  и  писатель  А. Уманьский,  посетивший  в  начале  1880 – х  асташевские  прииски,  писал,  что  при  подъезде  к  ним  «было  слышно,  как  доносились  прерывистые  свистки  машин.  В  1890 – х  годах  на  приисках  Асташевых  использовалось  10  паровых  машин.  В  зимний  период  добыча  золота  не  прекращалась.  Его  промывали  на  теплых  машинах,  которые  размещались  в  закрытых  деревянных  помещениях.  Тем  не  менее,  для  добычи  золота  требовалась  новая  технология.  К  этому  времени,  когда  Н. В. Асташев  решил  применить  современную  технологию  разработки  приисков,  в  мировой  золотодобыче,  особенно в  Америке,  Австралии  и  Новой  Зеландии,  уже  давно  использовался  машинный – дражный  способ  (драга –  своеобразная  плавучая  золотопромывальная  фабрика,  которая  работает  за  счет  тепловой  энергии,  вырабатываемой  паровым  котлом  при  сжигании  в  топке  древесины).  В  переходе  на  дражный  способ  добычи  золота  был  большой  риск,  но  чтобы  золотой  промысел  не  перестал  существовать,  надо  было  решительно  действовать.  Хотя  время  было  не  самое  подходящее.  Вступление  на  престол  Николая  II  совпало  с  обнажившимся  финансовым  кризисом  в  России.  В  денежное  обращение  вводился  золотой  рубль,  менялась  закупочная  цена  на  золото.  И  к  чему  все  это  приведет,  ни  кто  толком  не  знал.  Однако  Н. В. Асташев  остановиться  в  задуманном  уже  не  мог.  В  1896  году  Н. В. Асташев  для  получения  опыта  добычи  золота  драгами  отправляет  опытного  золотопромышленника,  енисейца  И. А. Хейна  на  один  год  в  Англию,  Новую  Зеландию,  Австралию  и  Америку,  выделив  из  собственных  капиталов  на  его  поездку 20  тысяч  рублей.  В  1898  году  Н. В. Асташев  и  красноярские  золотопромышленники  П. К. Гудков, И. А. Хейн  и  А. А. Саввиных  создают  на  паях  первое  золотопромышленное  товарищество  «Драга»  с  капиталом  150  тысяч  рублей  для  добычи  золота  в  Томском  и  Южно – Енисейском  горных  округах.  В  феврале  1901  года  с  Высочайшего  повеления  товарищество  было  преобразовано  в  Акционерное  золотопромышленное  общество  «Драга»  с  капиталом  500  тысяч  рублей.
     В  1899  году  были  закуплены  первые  три  драги  в  Англии  и  Новой  Зеландии,  которые  обошлись  товариществу  в  193 583  рубля.  В  1900  году  в  Брюсселе  открывается  штаб – квартира  товарищества  «Драга»,  а  в  Лондоне  его  контора.  В  этом  же  году  на  приисках  Георгиевском  и  Ольгинском  в  Мариинской  тайге,  в  Томском  горном  округе,  товарищество  устанавливает  две  драги.  Так  было  положено  началу  добыче  золота  драгами.  «Вестник  золотопромышленности  и  горного  дела»  в  1900  году  сообщал,  что  «драга  на  Георгиевском  прииске  на  речке  Шалтырь –Кожуху  в  Томском  горном  округе  со  штатом  10  человек  за  52  дня  намыла  золота  15  фунтов  54  золотника.  Драга  работала  в  сутки  21  час».  И  хотя  это  была  еще  слабая  добыча  золота  машинным  способом,  но  в  нем  закладывалась  большая  перспектива  на  будущее.  Интересная  история  выбора  места  под  установку  первой  асташевской  драги  в  Южно – Енисейском  горном  округе  и  путь  ее  доставки.  Выбор  места  под  установку,  или  сборку,  первой  асташевской  драги  на  речке  Удерей,  был  тщательно  продуман,  и  даже, видимо, не  обошлось, без  маркшейдерских  рекомендаций.  Дело  в  том,  что  речка  Удерей  летом  питается  водами  горных  ключей  и  речек,  текущих  с  вершин  Удерейского  нагорья.  В  иные  годы  лето  там  бывает  очень  жарким, и  ключи  и  речки  часто  пересыхают.  И  страдает  от  этого,  прежде  всего  добыча  золота. Поэтому,  для  установки  драги  требовалось  выбрать  такой  золотоносный  участок,  чтобы  в  летний  период  на  нем  можно  было  избежать  обезвоживания.  Лучшим  местом  оказался  прииск  Калифорнийский,  принадлежавший  известной  красноярской  купеческой  семье  Крутовских,  с  которой  был  заключен  договор  на  его  аренду.  Почему  выбор  пал  на  этот  прииск?  Прииск  находится  в  выгодном  водоразделе.  С  левой  стороны  в  Удерей  впадает  речка  Мамон,  а  с  правой – речка  Холма.  На  случай  жаркого  лета  и  обезвоживания  прииска,  из  воды,  притекающей  из  этих  речек,  можно  было  сделать  большую  золотопромывальную  запруду,  или  разрез.  И  тогда  добыча  золота  не  пострадает.  Тот,  кто  соприкасался  с  драгой,  дражным  флотом,  знает,  какое  это  трудоемкое  и  рискованное  дело.  Первая  асташевская  драга  на  Калифорнийский  прииск  была  доставлена  из  Новой  Зеландии  морем  через  Англию  и  Петербург,  на  железнодорожную  станцию  Красноярск  на  Енисее.  А  дальше – самый  трудный  путь. Драгу,  весом  5000  пудов, перебрасывали  путем,  длиною  500  верст  из  Красноярска  по  енисейскому  тракту с  переходом на  заснеженную,  глухую  климовскую  дорогу  и  до  конечного  пункта,  прииска  Калифорнийска  на  речке  Удерей.  Для  переброски  драги  требовался  обоз  более,  чем  в  сотню  лошадей.  Драга  была  заброшена  в  конце  зимы,  а  в  наступившие  летние  три – четыре  месяца  мастеровые  рабочие  ее  собрали  и  подготовили  к  добыче  золота.    Пущенная  весной  1901  года  драга  за  летний  сезон  намыла  первые  фунты удерейского  золота.  Прииск  Калифорнийский,  выбранный  Н. В. Асташевым  для  установки  первой  драги  на  Удерее,  сыграл  исключительную  роль  в  истории  енисейской  золотодобывающей  промышленности.  С  установкой  этой  драги  началось  строительство  дражного  флота  за  Нижним  Приангарьем,  самого  крупного  в  России.  А  сам  прииск  Калифорнийский  на  долгие  годы  стал  базовым  Акционерного  золотопромышленного  общества  «Драга».  Загадочность  и  много  неизвестного  в  судьбе  Калифорнийского  прииска  всегда  меня  интриговали,  и  в  разные  годы  жизни  мне  довелось  бывать  на  нем,  о  чем  написал  специальный  очерк  «Прощай,  Калифорния!»,  который  был  опубликован  в  газете  «Красноярский  рабочий»  в  августе  1995  года.  Трудно  сказать,  бывал  ли  Н. В. Асташев  на  Калифорнийском  прииске,  местность  которого  самая  красивая  на  Удерейском  Клондайке.  В  книге  «Доминанта  памяти»  окружение  Калифорнийского  прииска  я  описал  так. «Старый  Калифорнийский  прииск – это  площадь – огромное, удивительно  ровное, как  ладонь,  пространство,  утонувшее  в  зеленой  густоши  разнотравья,  которое  невозможно  было  охватить  взглядом  глаз.  С  левой  стороны  площади  раскинулся  хребет,  поросший  густым  смешанным  лесом.  От  хребта,  прямо  в  речку  Удерей,  спускается  отлогость,  которая  зовется  Калифорнийской  террасой. С  правого  края  площади  приютились  следующие  друг за  другом  три  куполообразных  холма, напоминающие  сторожевые  форпосты,  склоны  которых  поросли  хвойным  лесом. По  низу  леса  расстилается  зеленый  пушистый  мох  вперемежку  с  колючим  зеленеющим  вереском.  С  вершин  холмов  по  склонам  вниз  серым  ковром  тянутся  островки  упругого  ягеля,  и  там  часто  пасутся  олени  кочующих  тунгусов.  На  зеленых  склонах  холмов  еще  одно  чудо – брусничные  курешки  с  пурпурной  ягодой,  похожие  на  маячки  в  природном  безбрежии». 
     Н. В. Асташев  внимательно  следил  за  установкой  драг  на  приисках,  о  чем  свидетельствуют  сообщения  из  Брюсселя  и  Лондона.  По  заданию  Н. В. Асташева  И. В. Щукин – представитель  Акционерного  общества  «Драга»,  находившийся  в  Санкт – Петербурге,  вел  переписку  на  английском  и  французском  языках  с  деловыми  людьми  из  Европы  по  вопросу  установки  драг  и  их  использования  в  добыче  золота,  получая  необходимые  сведения  о  положении  европейской  золотопромышлености  из  Лондона,  Парижа  и  Брюсселя.   
     Н. В. Асташев  пророчески  узрел  перспективу  добычи  золота  дражным  способом.  Известный  в  России  горный  инженер  А. К. Мейстер,  часто  проводивший  геологические  разведки  золота  на  асташевских приисках  в  Южно – Енисейском  горном  округе,  в  одной  из  своих  книг  дал  высокую  оценку  усилиям  Н. В. Асташева  за  его  смелый  шаг  перевести  добычу  золота  с  ручного  способа   на  дражный.  С  благословения  Н. В. Асташева  в  1901  году  в  Енисейской  губернии  начинали  добычу  золота  одной  драгой,  а  в  1909  году  здесь  работало  уже  22  драги,  что  составляло  дражный  фундамент  России,  не  без  гордости  сообщал  журнал  «Золото  и  платина».  Технический  переворот  в  сибирской  золотодобывающей  промышленности,  у  истоков  которого  стоял  дальновидный  Н. В. Асташев,  вскоре  дал  ошеломляющие  результаты.  В  1910  году  в  Южно – Енисейском  горном  округе  92  %  золота  добывалось  машинным – дражным  способом.  Воодушевленный  высокой  эффективностью  дражного  способа  добычи  золота,  Н. В. Асташев  за  год  пред  своей  смертью  успел  учредить  новое  Николаевское  золотопромышленное  акционерное  общество  с  капиталом  300  тысяч  рублей  для  добычи  золота  драгами  в  Енисейской  и  Томской  губерниях.  Н. В. Асташев  хорошо  понимал,  что  начало  добычи  золота  драгами  потребует  значительного  оживления  жизни  в  Южно – Енисейском  горном  округе,  а  для  этого  надо  привлечь  к  работе  на  драгах  как  можно  больше  мастеровых  рабочих.  И  разрабатывая  план  перевода  добычи  золота  на  новую  технологию, он  одновременно  работал  и  над  другими  проектами.  В  1893  году  им  был  разработан  проект  проводки  телеграфа  на  южноенисейские  прииски,  в  Нижнее  Приангарье.  Для  того,  чтобы  механизировать  добычу  золота  в  глухой  тайге,  надо  было  соединить  ее  с  другими  районами,  откуда  можно  было  бы  привозить  строительные  материалы,  фураж  и  продовольствие. И  Н. В. Асташев  разрабатывает  еще  один  большой проект –прокладки  железной  дороги  на  южноенисейские  прииски.  Все  лето  1897  года  по  притокам  рек  Мурожная,  Удерей  и  Удоронга  работали  две  партии  военных  топографов,  изучая  возможности  прокладки  железной  дороги  на  прииски.  Я  хорошо  знаю  таежную  местность  по  речкам  Удерей  и  Удоронга,  часто  приходилось  там  бывать.  Приходиться  удивляться  той  неистребимой  настойчивости,  с  какой  Н. В. Асташев  хотел  обжить  южноенисейские  золотоносные  глухие  места.  После  смерти  Н. В. Асташева  остались:  33  прииска  в  Южно – Енисейском,  Северо –Енисейском,  Минусинском  и  Томском  горных  округах,  а  также  на  речке  Бирюсе,  3  концессии,  заключенные  между  Китайским  правительством  и  Российским  министерством  иностранных  дел  на  право  разведки  и  разработки  золота  в  Маньчжурии.  Судя  по  оценке  наличных  денег  в  банках,  оставшихся  после  смерти  Н. В. Асташева,  которые  тянули  на  45 844  рубля,  он  жил  скромно,  и  все  капиталы  вкладывал  в  свое  золотопромышленное  дело.
     Золотой  промысел  крепко  связывал  Н. В. Асташева  с  городом  на  Енисее  Красноярском.  Почти  все  наличные  деньги  его  хранились  на  текущем  счету  в  Красноярском  отделении  Сибирского  торгового  банка,  который  когда – то  создал  его  отец  В. И. Асташев.  По  духовному  завещанию,  составленному  Н. В. Асташевым  30  января  1897  года  в  присутствии  красноярского  золотопромышленника  П. К. Гудкова,  который  являлся  главноуправляющим  асташевских  приисков  в  Южно – Енисейском  горном округе,  все  движимое  и  недвижимое  имущество,  капиталы  по  наследству  переходили  к  его  супруге  Ольге  Алексеевне  Асташевой,  урожденной  Прозоровой.  Выкуп  права  на  наследство  Н. В. Асташева  обошелся  наследникам  не  дешево,  пришлось  уплатить  пошлину  в  сумме  4798  рублей.  Через  2  года  после  смерти  Н. В. Асташева,  в  1904  году,  Ольга  Алексеевна  выходит  замуж  за  князя  А. В. Оболенского,  выпускника  юридического  факультета  Московского  университета,  титулярного  советника,  секретаря  департамента  министерства  внутренних  дел,  акционера  Акционерного  золотопромышленого  общества  «Драга».  Ольга  Алексеевна  и  ее  новый  супруг  А. В. Оболенский  предпринимают  попытку  вникнуть  в  унаследованное  сложное  золотопромышленное  дело,  но  у  них  из  этого  ничего  не  получается.  Прииски,  находившиеся  в  Южно – Енисейском  горном  округе,  пришлось  сдать  в  аренду  Боровинской  золотопромышленной  компании,  главой  которой  был  А. А. Саввиных,  красноярский  торгово – промышленный  деятель,  начинавший  свою  жизнь  в  золотом  промысле  на  асташевских  приисках.  Довольствуясь  доходами  от  Акционерного  общества  «Драга»  и  от  аренды  Боровинских  приисков,  они  на  этом  и  останавливаются.  Так,  со  смертью  Н. В. Асташева  асташевский  золотой  промысел,  который  был  жизнеспособным  почти  70  лет,  прекратил  свое  существование. 
     В  золотопромышленных делах  умершего  Н. В. Асташева  не  обошлось  и  без  «особых»  событий,  связанных  с  концессией,  которую  он  заключал  с  маньчжурским  горнопромышленным  товариществом.  Китайская  сторона  предложила  наследникам  Н. В. Асташева  расторгнуть  концессию  в  обмен  на  25  тысяч  рублей.  По – существу,  китайцы  добивались  лишить  наследников  Н. В. Асташева  концессионного  права  на  поиски  золота  в  Маньчжурии.  После  долгих  неурядиц,  наследники  Н. В. Асташева  согласились  получить  деньги,  которые  были  ими  израсходованы  на  покрытие  затрат  за  безрезультативные  поиски  золота  в  Маньчжурии.  Все  это  сильно  встревожило  наследницу  О. А. Асташеву – Оболенскую,  и  как  только  она  вторично  вышла  замуж,  19  мая  1904  года  передала  все  полномочия  распоряжаться  унаследованным  асташевским  золотопромышленным  делом  своему  отцу  А. Я. Прозорову – действительному  статскому  советнику,  жившему  в  Санкт – Петербурге.  2  мая  1905  года  полномочия  А. Я. Прозорова  распоряжаться  асташевским  золотопромышленным  делом  были  утверждены  указом  Его  Императорского  Величества.  На  южноенисейских  приисках,  сданных  в  аренду  Боровинской  компании,  за  добычей  золота  был  установлен  жесточайший  контроль.  Арендаторов  обязывали  еженедельно  подавать  сведения  о  количестве  намытого  золота  на  приисках.  Такие  завышенные  требования  стали  приводить  к окончательному  распаду  остатков  некогда  мощного  асташевского  золотопромышленого  дела,  управлять  которым  оказалось  не  каждому  по  плечу.
     Возникает  вопрос,  как  оценить  золотой  промысел  асташевской  династии?  Есть,  конечно,  много  способов  оценки  подобных  явлений.  Но  самый  лучший  способ,  пожалуй, - это  показ  количества  добытого  золота.  Систематически  накопленных  сведений  о  количестве  золота,  добытого  Асташевыми,  нет. Есть  отдельные  объемы  золота,  добытого  за  какие – то  периоды. Но  и  они  дают  возможность  представить  каких  объемов  достигал  золотой  промысел  Асташевых.  По  сведениям,  найденным  в  разных  источниках  (в  архивных  материалах,  периодической  печати,  специальных  изданиях),  подсчитано  примерное  количество  золота,  добытого  за  период  с  1841  по  1897  год  на  приисках  Асташевых  в  Южно - Енисейском,  Северо – Енисйском  горных  округах,  на  речке  Бирюсе  и  на  Алтае.  Подсчет  показал,  что  за  этот  период  времени  было  добыто  1435  пудов  золота  (23  тонны  505  кг)  на  общую  сумму,  равную  приблизительно  21  миллиону  рублей.  Благодаря  русским  золотопромышленникам,  в  том  числе  и  Асташевым,  Россия  в  Х;Х  веке  по  добыче  золота  конкурировала  с  крупнейшими  странами  мира,  значительно  укрепляя  свое  экономическое  положение.  На  рубеже  ХIХ – ХХ  веков  Россия  по  добыче  золота  находилась  на  3 – м  месте  после  Австралии  и  США  с  годовой  добычей   2361  пуд. Лживая  история  советского  периода  насаждала  в  сознание  русского  человека  негативное  мнение  о  золотопромышленниках  прошлого.  Не  найти  ни  одного  очерка,  посвященного  золотопромышленнику,  в  котором  было  бы  сказано  теплое  слово  о  нем.  Стоит,  например,  полистать  книгу  красноярского  историка  В. П. Сафронова  «Октябрь  в  Сибири»,  чтобы  легко  убедиться  в  этом. 
     У  читателей  этого  очерка  может  сложиться  превратное  мнение,  что  вот  мол,  повезло  Асташевым,  гребли  лопатой  дармовое  золото.  Золотой  промысел  в  прошлом,  конечно  приносил  доходы  и  немалые,  но  требовал  и  больших  затрат.  На  приисках  Асташевых  в  Южно – Енисейском  горном  округе  в  некоторые  годы  добыча  золота  обходилась  дороже  той  цены,  за  которую  его  закупала  казна.  Источники  свидетельствуют,  что  в  1873 – 1896  годах  Асташевы  израсходовали  на  добычу  золота  около  5  миллионов  рублей,  что  говорит  о  дороговизне  содержания  большого  золотого  промысла.  Надо  было  содержать  приисковые  поселки  и  приисковое  хозяйство,  оплачивать  в  казну  пошлины  за  золотосодержащую  местность,  вносить  поземельный  и  лесной  налоги,  за  количество  добытого  золота  (до 15 %), за  промысловое  занятие, за  прибыль.  Дорого  обходились  содержание  и  использование  технического  оборудования  и  паровых  котлов,  геологические  разведки  золота,  провозка  грузов  на  лошадях. Нельзя  не  учитывать  и  другое.  Асташевы,  занимаясь  золотодобычей  и  вкладывая  в  нее  большие  деньги,  осваивали  и  обживали  за  свой  счет  глухую  сибирскую  тайгу,  обеспечивали  работой  тысячи  людей,  регулярно  выплачивая  им  по  контракту  заработок.  Так  что,  чтобы  иметь  большие  доходы  от  добычи  золота,  надо  было  рисковать,  смело  вкладывая  капиталы  в  разработку  приисков.
     Долгие  годы  советские  историки  сочиняли  байки  о  мизерном  заработке  рабочих  золотых  приисков. Н. В. Латкин,  побывавший  на  енисейских  приисках, и  на  асташевских  тоже,  писал,  что  в  186 0 – х  годах  сезонный  заработок  приискового  рабочего  составлял  250  рублей  серебром  (875  рублей  бумажными  ассигнациями).  Из  публикаций  известно,  что  в  начале  1890 – х  годов  заработок  промывальщика  золотого  песка на  южноенисейских  приисках  доходил  до  20  рублей  серебром  в  месяц  или  до  120  рублей  за  6 –месячный  сезон,  (что  соответствовало  420  рублям бумажных  ассигнаций.  Снижение  величины  заработка  старателя  за  30  лет   объясняется  изменением  курса  рубля).  Нельзя   считать,  что  при  тех  ценах  на  основные  продукты  питания,  какие  были  в  те  годы,  этого  заработка  не  хватало  на  проживание  семьи  старателя.  По  сведениям  красноярских  газет  и  энциклопедического  словаря  Брокгауза – Ефрона,  в  1890 – х  годах  цены  на  продукты  за  1  килограмм  были  такими:  мясо –17  копеек,  осетр – 35  копеек,  масло  сливочное – 54  копейки,  сыр – 30  копеек,  яйцо  десяток –11  копеек,  сахар – 41  копейку,  мука  пшеничная – 0, 03  копейки.  В  жизни  приискателей,  конечно,  не  обходилось  без  трудностей,  но  они  чаще  всего  возникали  не  по  вине  властей  и  золотопромышленников,  а  вследствие  грубой  невежественности  и  низкой  культуры  русского  человека. Для  Асташевых  жизнь  приискателей  была  не  безразличной,  По  сведениям  «Вестника  золотопромышленности  и  горного  дела»  за  1893  год,  для  стимулирования  работы  служащих  и  рабочих  на  южноенисейских  приисках,  улучшения  их  жизни,  Асташевы  ежегодно  выплачивали  в  качестве  премиальных  7  тысяч  рублей,  чего  еще  ни  кто  не  применял  в  золотодобывающей  промышленности.  В  1890 –годах  на  асташевских  приисках  работало  400  служащих  и  рабочих,  и  каждый  их  них  ежегодно  получал  в  среднем  по  17  рублей  50  копеек  премиальных.  А  учитывая,  что  в  эти  годы  цены  на  основные  продукты  питания  были  низкими,  то  эта  прибавка  к  заработку  была  не  так  уж  и  мала.
Асташевское  золотопромышленное  дело  было  хорошей  школой  для  многих,  кто  потом  стал  видным  деятелем  Красноярска,  Енисейской  губернии.  Н. К. Переплетчиков,  П. К. Гудков  и  А. А. Саввиных,  поработав  управляющими  асташевских  приисков,  в  разные  годы  были  городскими  головами  Красноярска,  руководителями  Совета  золотопромышленников  Южно – Енисейского  горного  округа,  учредителями  и  директорами  акционерных  компаний  и  обществ,  активными  попечителями  и  меценатами. 

     Асташевы – меценаты. 

     И. Д. Асташев  как  только  ступил  на  путь  рискованного  золотого  промысла  и  стал  получать  от  него  большие  доходы,  так  сразу  же  заложил  семейную  традицию  участия  в  попечительстве  и  меценатстве.  В  лучших  традициях  российской  благотворительности  Асташевы  активно  занимались  попечительством  и  меценатством  и  оставили  о  себе  добрую  историческую  память.  Интересно  то,  что  И. Д. Асташев  получил  толчок  к  занятиям  благотворительностью  и    меценатством  в  Красноярске.  История  этого  необычного  случая  описанна  в  редком  историческом  документе,  опубликованном  в  конце ХIХ  века  в  известной  красноярской  газете  «Енисей».  А  происходило  это  так.  В  1843  году  по  Высочайшему  повелению  в  Сибирь  прибыл  сенатор,  тайный  советник  Иван  Николаевич  Толстой  для  ревизии  административных  учреждений.  По  этому  случаю,  красноярский  золотопромышленник  Никита  Мясников  в  своем  шикарном  доме  на  улице  Воскресенской  (ныне  угол  Мира – Вейнбаума)  устроил  большой  вечер,  на  котором  присутствовали  крупные  енисейские  золотопромышленники  Тит  Зотов,  Иван  Кузнецов,  Исидор  Щеголев,  Г. Машаров.  На  эту  встречу  был  приглашен  и  томский  золотопромышленник  И. Д. Асташев. На  вечере  сенатор  И. Н. Толстой  обратился  к  золотопромышленникам  с  просьбой  употребить  их  капиталы  на  благотворительные  цели. Золотопромышленники,  выслушав  сенатора,   хорошо  поняли,  что  они  стоят  у  истоков  нового  исторического  события,  начала  сибирской  благотворительности  и  меценатства, и  живо откликнулись  на  его  призыв,  выложив  серебряными  деньгами  в  пересчете  на  бумажные  ассигнации  458.796  рублей.  Щедро  раскошелился  и  И. Д. Асташев,  пожертвовав  30  тысяч  рублей.  Для  него  этот  случай  был  большим  испытанием,  он  проверял  себя,  получится  ли  из  него  меценат?  И  не  ошибся.  В  1844 – 1867  годах  И. Д. Асташев  попечительствовал  Мариинский  детский  приют,  в  котором  находилось  до  100  детей,  и  Томскую  губернскую  гимназию.  На  их  содержание,  а  также  на  открытие  детского  приюта  и  устройство  казачьего  училища  в  Иркутске,  постройку  собора  в  Томске  он  пожертвовал  в  совокупности  169 600  рублей.  Русский  историк  А. А. Корнилов  в  книге  «Курс  истории  России   ХIХ  века»  пишет  о  тех  трудностях  в  российском  обществе  в  середине  1850 – х  годов,  какие  сложились  при  разработке  реформы  по  отмене  крепостного  права.  Однако  И. Д. Асташев,  как  бывший  государственный  чиновник,  занимавшийся  крупным  золотым  промыслом,  конечно  понимал,  что  крепостному праву  приходит  конец.  И  он  принимает  непопулярное,  но  смелое  по  тем  временам  решение.  Задолго  до  отмены  крепостного  права  он  освобождает  от  крепостной  зависимости  80  своих  крестьян  деревни  Петровой  Усть – Тарской  волости  Каинского  уезда,  выделив  им  2370  десятин  земли  без  всякого  выкупа. 
     В. И. Асташев  не  остался  в  стороне  от  благотворительности,  начатой  его  отцом  И. Д. Асташевым.  После  смерти  отца,  в  1869 – 1874  годах,  попечительствовал  Мариинский  детский  приют,  пожертвовал  на  его  содержание  единовременно  10  тысяч  рублей.  В  1872  году  подарил  Томской  гимназии  библиотеку  отца,  состоявшую  из  2154  томов  книг.  В  1880 – е  годы  в  группе  енисейских  и  сибирских  купцов  и  золотопромышленников  состоял  членом  распорядительного  комитета  Общества  содействия  сибирским  учащимся  в  Санкт –Петербурге,  выделяя  деньги  на  создание  студенческого  стипендиального  фонда.
     Н. В. Асташев,  как  человек  обязательный  по  своей  натуре,  инициативно  следовал  семейной  традиции,  участвуя  в  попечительстве,  благотворительности  и  меценатстве.  Прииск  Тальский  в  Южно – Енисейском  горном  округе,  принадлежавший  Асташевым,  считался  образцовым,  там  проживал  главноуправляющий  асташевского  золотого  промысла  П. К. Гудков,  будущий  городской  голова  Красноярска.  Прииск  Тальский  Н. В. Асташев  взял  под  свое  благотворительное  покровительство  и  в  его  времена  там  имелись  лучшие  в  горном  округе  больница  и  аптека.  Лечение  рабочих  и  служащих  в  них  производилось  бесплатно.  По  проекту,  разработанному  П. К. Гудковым,  Н. В. Асташев  на  прииске  построил  церковь,  открыл  церковно – приходскую  школу  и  детский  пансион,  в  которых  учились  и  проживали  дети  приискателей.  Открыл  и  библиотеку,  подарив  для  нее  700  томов  книг.  Венчал  постройку  приискового  комплекса  театр,  в  котором  для  приискателей  ставились  спектакли  из  классического  репертуара.  «Енисейский  листок»  26  февраля  1892  года  сообщал,  что  на  прииске  Тальском  Асташевых  любителям  сценического  искусства  был  дан  спектакль  комедии  А. Н. Островского  «На  бойком  месте».  По – существу,  с  этого  времени  и  началось  создание  так  называемого  «Удерейского   приискового  театра»,  сыгравшего  огромную  роль  в  становлении  культуры  золотодобытчиков  на  Удерейском  Клондайке,  чему  я  посвятил  большой  исторический  очерк  «Театра  немеркнущий  свет»,  опубликованный  в  газете  «Красноярский  рабочий»  23  августа  1997  года. Зная  о  большом  пристрастии  Н. В. Асташева  к  попечительству  и  благотворительности,  14  июля  1893  года  по  Всемилостивейшему  соизволению  ее  Величества  Государыни  императрицы  он  был  утвержден  в  должности  Почетного  члена  Московского  Совета  детских  приютов,  где  и  продолжил  эту  активную,  очень  важную  и  нужную  работу.  Однако  Н. В. Асташев  не  останавливается  на  достигнутом  и  берет  под  свое  попечительство  еще  и  Охтинское  ремесленное  училище  под  Петербургом.  Асташевы  были  людьми  образованными  и  понимали  толк  в  книгах,  зная,  что  с  их  помощью  можно  получать  знания. В  1896  году  Н. В. Асташев  дарит  библиотеке  Петербургского  горного  института  большое  количество  книг,  за  что  его  директор  по  решению  совета  письменным  уведомлением
выразил  ему  искреннюю  благодарность.
     Читая  про  Асташевых,  можно  задуматься  над  тем,  что  их  заставляло  заниматься  попечительством  и  благотворительностью,  вкладывать  в  это  дело  свои  усилия  и  деньги.  И  ответ,  если  подумать,  напрашивается  сам  собой.  В  народе  есть  такая  поговорка:  кто  не  испытал  своего  горя,  тот  не  способен  понять  чужого,  оказать  посильную  помощь  другому.  Асташевых часто  посещало  горе.  В  1853  году,  в  самый  расцвет  золотого  промысла,  у  И. Д. Асташева  умирает  супруга – Александра  Павловна,  которая  активно  занималась  попечительством  приютских  детей.  В  1874  году  на  чужбине,  в  Германии,  в  городе  Карлсруэ,  скончалась  от  чахотки  супруга  В. И. Асташева  Софья  Матвеевна,  урожденная  Глинская,  прожив  всего  33  года.  Сын  Николай  в  возрасте  4 – х  лет  остался  сиротой,  без  материнской  ласки.  Наверное,  потеря  близких  родных  и  накладывала  свой  отпечаток  на  Асташевых  и  они  бескорыстно,  по  велению  души,  занимались  благотворительностью.

     Награды  Асташевым – по  заслугам. 

     В  советский  период  было  не  принято  говорить  о  государственных  наградах  прошлой  России.  Новейшая  история  считает,  что  «государственные  награды  являлись  и  являются  по  сей  день  социальными  феноменами,  в  них  отражено  «социальное  лицо»  эпохи,  конкретного  исторического  времени»  (Мурашев  Г. А. Титулы,  чины,  награды.  2002).  «Награда  - это  признание  заслуг  человека,  его  полезной  деятельности,  благородных  поступков.  Это  знак  отваги  и  мужества,  проявленных  в  интересах  государства»  (Кузнецов  А. А. Награды.  1999).  Поначалу  казалось,  что  заключительную  часть  очерка  написать  не  удастся,  совокупных,  обобщающих  сведений  о  наградах  Асташевых  не  существует,  и  очерк  не  получится  цельным.  Листаю  потускневшие,  пожелтевшие  от  времени  архивные  материалы  и,  наконец,  нахожу  то,  что  надо – разрозненные  сведения  о  государственных  наградах  Асташевых.  Изученный  жизненный  путь  династии  Асташевых,  анализ  архивных  материалов,  позволяет,  с  очевидной  достоверностью  сказать,  что  они  получали  высокие  привилегии  и  были  награждены  правительственными  наградами  не  случайно.  А  награждены  они  были  за  безупречную  и  усердную  государственную  и  военную  службу  Российскому  Отечеству,  за  настойчивый  вклад  в  развитие  золотодобывающей  промышленности – экономическое  могущество  России,  за  активное  попечительство  и  жертвенное  меценатство.  Повторяясь,  отмечу,  что  прежде  всего  одной  из  главных  привилегий  для  И. Д. Асташева  являлась  возведение  его  в  1842  году  в  дворянское  сословие.  В  1864  году  он  был  пожалован  в  статские  советники,  в  1865 – Камергеры  Двора  Его  Императорского  Величества,  в  1867 – Действительные  статские  советники  (гражданский  генерал).  И. Д. Асташев  был  награжден  самыми  высокими  орденами  Российского  Отечества.  В  1848  году – орденом  Св.  Анны  2 – й  степени,  1859 – 1862 – орденом  Св. Владимира  4 – й  и  3- й  степеней,  1868 – звездой  ордена  Св. Станислава.  Но  самой  дорогой  наградой  для  И. Д. Асташева,  было,  пожалуй,  государственное  признание  его  «общеполезной  деятельности  в  золотой  промышленности  Сибири»,  за  что  ему  Кабинетом  Его  Императорского  Величества  был  подарен  бриллиантовый  перстень.    
     В. И. Асташев  не  раз  отличался на военной службе, за что был удостоен  многих  отечественных  и  иностранных наград.  Он  был  истинным  военным  кавалером  многих,  прежде  всего  российских  орденов  и  медалей:  Св. Анны  1 – й  и  2 – й  степеней,  Св.  Станислава  с  императорской  короной  2 – й  и  1- й  степеней,  Св.  Владимира  3 – й  и  4 – й  степеней,  бронзовой  медали  на  Андреевской  ленте  в  память  войны  1853 – 1856  годов,  бронзовой  медали  в  память  священного  коронования  их  Императорских  Высочеств. Имел  и  иностранные  награды: орден  Персидского  Льва  и Солнца  со  звездами  2 – степени,  орден  Черноморского  князя  Даниила 1 – й  степени,  орден  Прусского  Красного  Орла  со  звездой  2 – й  степени,  Австрийский  орден  Железной  короны  2 – й  степени,  орден  Виртембергского Фридриха  1 – й  степени, Болгарский  орден  Св. Александра  со  звездой  2 – й  степени.
     Н. В. Асташев  за  свою  короткую,  но  усердную  службу  на  пользу  дела  и  Отечества  также  был  удостоен  многих  наград.  Государь  Император  пожаловал  Н. В. Асташеву  ордена Св. Станислава 3 - й степени  и  Св.  Анны  3 – й  степени.
Являлся  кавалером офицерского креста Большого  ордена Леопольда за усердие и особые заслуги по делам детских приютов,  Персидского  ордена  Льва  и  Солнца  со  звездами   2– й  степени,  Болгарской  звезды  3 – й  степени.  Был  удостоен  вензельного  золотого  знака  в  память  100 – летия  ведомств  благотворительных  учреждений  императрицы  Марии. 
Вот  и  перевернута  еще  одна  невырванная  страница  истории. На  этот  раз  о  золотой  династии  Асташевых,  оставивших  глубокий,  но  неизвестный  след  не  только  в  истории  Сибири, но  и  России. Проходили  годы,  время  от  времени  мне  приходилось  бывать  на  Удерейском  Клондайке,  проезжать  по  единственной  дороге  из  деревни  Мотыгино  на  прииск  Центральный.  И  каждый  раз  я  бросал  свой  взор  на  то  место,  где  хотелось  видеть  старый  асташевский  дом.  Но  дом,  к  сожалению,  за  давностью  времени  не  сохранился,  и  только  высотка,  на  которой  он  когда – то  стоял  вдоль  обочины  дороги, напоминала  о  давно  минувших  временах.  Я  хорошо  знал,  что  от  того  места,  где,  когда – то  стояло  асташевское  зимовье,  вглубь  таежной  местности,  на  речках  Большая  Мурожная  и  Боровая,  на  бывшем    Крестовоздвиженском  прииске,  ныне  Партизанске,  когда – то  находился  центр  асташевской  золотодобычи.  Асташевский  золотой  промысел  гремел  на  всю  Сибирь,  Россию,  о  нем  знали  даже  в  Европе.  Асташевский  дом  на  транспортной  дороге  и  центр  асташевской  золотодобычи – это  знаки  истории,  помня  которые,  не  забывалось  бы  главное – сами  Асташевы.               
     Любой  исторический  материал,  и  этот  очерк  тоже,  должен  заканчиваться  оценкой  жизни  и  деятельности  тех,  кому  он  посвящен.  Чтобы  не  утонуть  в  долгих  суждениях  по  оценке Асташевых,  достаточно  сослаться  на  короткие,  но  яркие  мнения  сибирской  прессы  конца  ХIХ  века. «Сибирский  вестник»  уважительно  сообщал, что  «Асташевы  являлись образцом  крупных  золотопромышленников,  интересы  которых  были  не  только  в  добыче  золота  на  своих  приисках,  но  и  в  упорном  труде  с  большими  затратами.  Асташевы  довели  свое  дело  до  блестящего  результата  и  в  награду  за  все  это  получали  крупные  дивиденды».
 
     На фотографиях слева направо:  Асташев И.Д.,  фамильный герб Асташевых,   Асташев В.И.

     Россия – Южно–Енисейск – Красноярск – Новосибирск. 1990-2010 г.г.


Рецензии