Покупка Дома

 Из книги "Заходер и все-все-все" Галины Заходер,изд. Захаров"2003год 4 000 экз. 256 стр.


                Глава III


                Покупка дома и переезд в Комаровку
                1966 год

Ни опыта, ни денег для покупки дома - одно желание начать новую жизнь.
Опыт жизни в собственном доме у меня был. Летом я часто гостила у бабушки в городе Коврове, стоящем на высоком берегу реки Клязьмы, да и мои родители тоже перед началом Отечественной войны начали строительство собственного дома возле станции Болшево, на той же Клязьме. Я была тогда маленькая, но до сих пор во мне живы ощущения, которые испытала, когда впервые увидела участок земли с колышками, указывающими границы нашего владения. Вскоре появился деревянный сруб, гора свежих древесных стружек, с вершины которых я скатывалась кувырком, предварительно сняв модную шляпку «маленькая мама». К началу войны наш скромный дом, обсаженный рябинами вдоль одной стороны забора и лесными елочками с другой, был достроен.
Возможно, именно поэтому меня не испугала, а скорее обрадовала перспектива стать сельской жительницей.
Однако наш будущий дом должен был быть совсем особенным – дом с двумя «не», как определил сам Борис: недорого и недалеко от Москвы. Пересмотрели несколько вариантов, но все нам не нравилось. Больше других приглянулся финский домик в Снегирях, такой чистенький, похожий, скорее, не на дом, а на квартирку. Не надеясь найти что-нибудь более подходящее, мы начали подумывать о нем, как вдруг одна довольно отдаленная знакомая, Елизавета Владимировна Алексеева, предложила приехать к ней в Комаровку и посмотреть дом по соседству, который как раз продается и отвечает нашим требованиям.
Дополнительным плюсом для меня оказалось то, что деревня Комаровка расположена возле Болшево, недалеко от моей мамы, - это места моего детства и юности. Не теряя времени, мы поехали смотреть дом.
Была поздняя весна, она же раннее лето. Дорога от реки Клязьмы убегала в гору крутым поворотом, и по обе стороны ее бежали домики, утопающие в цветущей сирени. В жизни я не видала столько сирени: и простой, и махровой, и белой, и голубоватой, – и, разумеется, сиреневой.
Внезапно дорожка кончилась, уткнувшись в высокий забор. За ним виднелся довольно большой дом, принадлежавший (как нам уже успела сообщить Елизавета Владимировна) известным математикам - академикам П.С.Александрову и А.Н.Колмогорову.
- Неплохое соседство, - сказал Борис и неожиданно процитировал высказывание Норберта Винера, отца кибернетики, который написал, что основные идеи кибернетики содержались в трудах русского ученого Колмогорова.
Справа, под углом к забору, – полуразрушенные ворота, через которые мы попали в небольшой палисадник, общий для двух домов: слева – калитка к соседям, прямо – в наш будущий дом.
Его мы увидели не сразу – он стоял в глубине цветущих вишен. Дом был неухоженный, давно не крашеный, с выломанными филенками на ставнях, с обломанными «полотенцами» под коньком крыши…
Но все это было не важно. Важно было другое: дом отличала какая-то добротность, от него веяло русской стариной. А самое важное, что мы сразу поняли: это наш дом - и полюбили его с первого взгляда. А полюбив, не стали проверять крепость половиц или венцов, не полезли смотреть крышу, как положено при покупке дома. Просто поверили этому старому дому и на следующий день - 17 июня 1966 года - переехали.
Наша «сваха» (что сосватала нам дом), Елизавета Владимировна, – внучатая племянница того самого «Кости, который своими театрашными затеями давно бы всех нас пустил по миру, кабы не Володя. Он ведь, голубчик, и оперные либретто писал, и фабрикой управлял» (как говаривала одна из ее теток).
Костя – это был, разумеется, К. С. Станиславский, чей первый театр создавался в полутора верстах от Комаровки, в имении Алексеевых – Любимовке. А Володя – его брат Владимир Сергеевич Алексеев, родной дед Елизаветы Владимировны.
Она, как главный историограф Комаровки, познакомила нас с ее новейшей историей. По ее словам, оба дома – и академический, и наш - построены в 1863 году, хотя имеется утверждение еще одного старожила, что построены они еще раньше и принадлежали семье графини Нарышкиной. Позднее несколько домов Комаровки, в том числе и наш, принадлежали семье Алексеевых.
В писцовой книге Московского государства за 1584 год упоминается деревня Комаровка на реке Клязьма. Это была вотчина Троице-Сергиева монастыря до 1764 года.
По преданию, которое поведала нам Елизавета Владимировна, дому академиков особенно повезло: в нем водятся привидения. Ночью на втором этаже можно слышать, будто кто-то ходит, вздыхает, скрипят половицы. Это нераскаявшаяся душа старухи Нарышкиной, которая отравила свою невестку беленой, растущей в здешнем саду. Конечно, это всего лишь легенда, неоднократно инсценированная сыном одной из теток Елизаветы Владимировны - тогдашней владелицы комаровского дома Анны Сергеевны Штекер (Алексеевой), - но как приятно иметь если уж не собственное привидение, то хотя бы по соседству!
Наши дома сложены из добротного «английского» леса, то есть такого, который экспортировался в Англию. Место для постройки было выбрано недалеко от реки, но высокое и сухое. Река Клязьма в те времена была широкой и чистой.
Антон Павлович Чехов, гостивший в 1902 году в Любимовке, писал 21 июля своей сестре: «Живу на даче у Алексеева. Хорошо, но только вот беда: неистовствуют дожди. Сегодня с утра дождь. Рыба ловится недурно. Река здесь глубокая, в 10-20 шагах от дома; целые дни сижу с удочкой. <…> Едим белые грибы, окуней, хорошее молоко. Право, не купить ли здесь где-нибудь дачу? А то, что в Крыму, продать бы…»
Известно, что в Любимовке А. П. Чехов собирался писать «Вишневый сад». Исследователь истории семьи Алексеевых и их имения О. Ремез в своей книге «Голоса Любимовки» утверждает, что есть одно лицо, первое в перечне действующих лиц пьесы, которое ведет свое происхождение из Комаровки. Это Раневская, многими чертами напоминающая Анну Сергеевну Штекер, сестру К. С. Станиславского. Не исключено, что А. П. Чехов посетил Комаровку.
Уцелел и третий дом былого владения семьи Алексеевых. Когда-то - легкий летний домик («шале», по выражению его тогдашней хозяйки), построенный по проекту художника Васнецова. Мы еще застали это строение в первозданном виде, но, к сожалению, после его перестройки от прежнего проекта ничего не осталось.
Вот таков дом, история которого не менее интересна, чем жизнь его хозяев, одними из которых теперь оказались мы.

След. глава " Как хорошо!"  http://www.proza.ru/2011/01/08/1396


Рецензии
Созвездие имен, от которых становится тепло на сердце. И веет чем-то бесконечно родным. Читатель и зритель в моем лице благоговеет и наслаждается причастностью к этим именам. В моем сердце их соединила любовь: к театру, к литературе. Любимый Чехов, любимая детская книга... Но оказалось, что и без меня этих людей причудливо сводила и разводила жизнь. Как же все взаимосвязано в этом мире. Порой, очень неожиданно.)))

А фамилия Борис Владимировича для меня в детстве звучала так загадочно, так таинственно, совершенно не похоже на другие фамилии. Волшебник! И это тоже придавало очарование книге.)))

Нина Роженко Верба   16.09.2015 15:05     Заявить о нарушении
Удивительно с восприятием фамилии, а ведь были моменты в биографии поэта,когда, чтобы его могли печатать, просили, чтобы он сменил фамилию, но
Б.В, рискуя остаться без работы, не выполнил этого пожелания. И, правильно!

Кенга   16.09.2015 22:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.