Так думал Заратустра

       Александр Рухваров
       ruhvarov@mail.ru
      
      
      
       Так думал Заратустра
      
       (книга не для всех)
      
      
      
       Хотел бы надеяться, что великий дух
       Фридриха Ницше меня не осудит.
      
      
      Зачем я написал эту книгу? Много книг написано людьми за их историю. В них достаточно мудрости, только осваивай. Есть, в конце концов "Так говорил Заратустра". Что-то не заметно, чтобы книжная мудрость предотвращала социальные катаклизмы и личные конфликты, они с успехом продолжаются. Может быть, еще одна книга не принесет людям ничего, кроме лишней пыли на полках? Может быть, но есть надежда на другую ее судьбу, надежда на судьбу капли, долбящей камень.
      В отличие от Ницше, хотелось бы сказать о Сверхчеловеке более доступно, без излишней образности, приводящей к большой неоднозначности понимания, либо вообще к непониманию. Мне кажется, что нужна азбука Сверхчеловека и азбука пути к нему. Ни у кого ведь не вызывает сомнений необходимость каждому научиться читать и писать. Освоив Сверхчеловека хотя бы на уровне знания, человек лучше поймет себя и получит Цель, если не для себя, то для потомков. Разумеется, это цель не для всех, если иметь в виду руководство к действию, но как идеал - это цель всеобщая.
      Я стремился к простоте, но невозможно объяснить каждый образ, разжевать каждый тезис. Да если и разжевать - невозможно донести до души то, что ей не принадлежит.
      
      
       Оглавление
      
      1. Введение в тему
      2. По ту сторону разума
      3. По ту сторону истины и лжи
      4. По ту сторону веры и неверия
      5. О религии
      6. По ту сторону добра и зла
      7. О мудрости
      8. О философии
      9. По ту сторону времени
      10. Об учёных
      11. Об интеллектуалах
      12. Об образовании и воспитании
      13. О черни
      14. Маленький человек в большом обществе
      (патриотический уклон)
      15. О спорте
      16. Окончание
      17. Заключение
      
      
      
      
       ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ

       "Цель человечества лежит в его высших представителях."
      
       "Чем выдает себя знатный человек, по каким
       признакам можно узнать его под этим темным,
       зловещим небом начинающегося господства черни"*.
      
      *Цитаты без указания автора принадлежат Фридриху Ницше
      
      
      
      Заманчивое это звание - "Сверхчеловек". Много желающих примерить его на себя. Всякий мундир, получив власть, начинает тешить себя высоким званием Сверхчеловека. Черный и коричневый мундиры тешат себя даже без подчиненных, только благодаря принадлежности к умопомрачительной "сверхчеловеческой" организации. Всякий интеллектуал, начитавшись книжек, решая задачки лучше соседа по парте, вливается в ряды "сверхчеловеков для себя". Оставьте надежду - это не про вас.
      
      "Чтобы только понять что-либо в моем Заратустре, надо, быть может, находиться в тех же условиях, что и я, - одной ногой стоять по ту сторону жизни".
      
      "Нелегко понять чужую кровь: я ненавижу читающих из праздности".
      
      "Если долго смотреть в бездну, то бездна начинает смотреться в тебя".
      
      "И вот какую тайну поведала мне сама жизнь. "Смотри, - говорила она, - я всегда должна преодолевать самое себя".
      
      Сверхчеловеком может быть каждый. Каждый, кто обладает великой душой. Великой, то есть целостной, страстной душой, включающей доброту, честность, развитый интеллект и потребность в свободе. Каждый, чья доброта неподдельна, но которому хватает мужества не размениваться по мелочам. Каждый, чья честность высшей пробы, так как он способен не лгать самому себе. Каждый, чей интеллект осваивает высшие проявления человеческого разума. Каждый, чья потребность в свободе - это потребность идти своим собственным путем, идти к себе, к истине. Страсть неудовлетворенности приводит доброту, честность, интеллект и потребность в свободе в движение - в движение к Вершине. Вершина для Сверхчеловека - его дело. Его дело не сделает никто другой.
      
      Дело Сверхчеловека - принимать роды будущего, помогать тем, кто рождает это будущее, помогать превращению человека в Сверхчеловека. Это смысл жизни Сверхчеловека, так же как смысл и цель всего общества, который не могут найти философы. Не могут найти потому, что в них самих нет смысла.
      
      Сверхчеловек не разменивается по мелочам, они могут затянуть в свои сети. Он не подает нищим - нищим духом. Заботиться о духовно бедных, - это значит продлевать их убогое существование. Сверхчеловек помогает духовно богатым, тем, кто сам идет к Сверхчеловеку. Сверхчеловек создает аристократию общества - нет большей пользы и ценности для общества. Он знает, зачем живет, поэтому он знает с кем и с чем ему по пути, а также - до какого поворота по пути.
      
      Основная причина развития Сверхчеловека - его вечная неудовлетворенность. Неудовлетворенность не только окружающим (как у обычного человека), а самим собой, которая оказывается психологическим условием вечного самопреодоления. Постепенно само движение самопреодоления показывает условность, временность, ограниченность всех наших представлений, знаний и даже фактов. В конце концов, индивидуум уже не может остановиться в своих представлениях о себе и мире. Он не навязывает себе саморазвитие искусственно - оно естественный продукт свободы, честности, мужества, неудовлетворенности.
      
      То, что мыслители замечают, прежде всего, в развитии человечества, концентрируется в одном Сверхчеловеке. В развивающемся сознании все обычные ценности рушатся, приобретая противоположную окраску, а на их месте вырастают новые, развивающиеся ценности - ценности Сверхчеловека. Лавинообразное движение происходит благодаря разрушению Сверхчеловеком своего внутреннего, подсознательного защитного фильтра. Внутренний цензор уничтожается, и информация начинает поступать и перерабатываться неискаженно. В Сверхчеловеке происходит то же, что и с обществом, у которого снята цензура: общество получает противоположную, противоречивую информацию и не прячет от нее голову в песок, а перерабатывая, начинает развиваться.
      
      Поэтому сверхчеловек гораздо более нормален, гораздо ближе к человеческой природе, да и к самой природе, чем обычный человек. Только в сверхчеловеке полноценно реализуется человеческая природа, а сверхчеловек он только по отношению к обычному, профильтрованному, убогому человеку.
      
      "Остережемся быть более бедными, чем сама природа!"
      
      Движение сверхчеловека - это движение к себе, к обществу и к своему делу.
      
      Истинное развитие ведет к сущности общества и к делу сверхчеловека в обществе - существенному делу. У каждого сверхчеловека свое дело и свой путь. Но дело это - не профессия. В искусстве сверхчеловек так же редок (возможно, еще более редок), как и в жизни, и хорошо показан лишь в "фантастическом" фильме "Сталкер" Тарковского. Сталкер стремится привести людей в зону большей свободы, высшего духа, но простые люди ничего не могут там взять, эта зона не для мелких душ.
      
      "У человека не может быть иной цели, кроме как быть настоящим человеком". - Шефер.
      
      "Я учу вас о сверхчеловеке. Человек есть нечто, что должно превзойти,.. высший человек, в котором дремлет решение известной проблемы..."
      
      "Безошибочным чутьем он улавливает запах ханжеской морали, церковного ладана, неискренности, патриотической фразы, всего, что одурманивает совесть: он обладает исключительно тонким обонянием, исключительной чуткостью к тлетворным, гнилостным, нездоровым запахам, к запаху духовной нищеты; ясность, чистота, чистоплотность - такие же необходимые условия для его интеллекта, как чистый воздух... для его тела". - С. Цвейг.
      
      "Чем свободнее и сильнее индивидуум, тем взыскательнее становится его любовь; наконец, он жаждет стать сверхчеловеком, ибо все прочее не утоляет его любви".
      
      "Все, что он нынче делает, - честно и заурядно, - и все-таки его мучит при этом совесть. Ибо незаурядное - его задача".
      
      "Я давно не стремлюсь к счастью, я стремлюсь к своему делу".
      
      "Ненасытно стремится ваша душа к сокровищам и всему драгоценному, ибо ненасытна ваша душа в желании дарить".
      
      "Быть свободным от счастья рабов, избавленным от богов и поклонения им, бесстрашным и наводящим страх, великим и одиноким: такова воля правдивого".
      
      "Это были ступени для меня, я поднялся выше их - для этого я должен был пройти по ним. Они же думали, что я хотел сесть на них для отдыха".
      
      "Кто из толпы, тот хочет жить даром; мы же, другие, кому дана жизнь, - мы постоянно размышляем, что могли бы мы дать лучшего в обмен за нее!"
      
      "Кто, общаясь с людьми, не отливает при случае всеми цветами злополучия, зеленея и серея от отвращения, пресыщения, сочувствия, сумрачности, уединенности, тот наверняка не человек с высшими вкусами".
      
      
      
      
      
      
       ПО ТУ СТОРОНУ РАЗУМА
       (происхождение маленького человека)
      
       "Ты принадлежишь к боящимся света... Теперь ты
       должен с каждым днем все глубже засовывать
       голову во тьму и смрад!"
      
      
      По ту сторону разума находится фильтр. Он отфильтровывает информацию, делает ее чистой, чистой от всего, что может помешать крепкому сну души, оттого, что противоречит сложившимся представлениям.
      
      Отбор фильтра определяется страхом. Каждый человек сам для себя центр вселенной, поэтому фильтр закрывает доступ в сознание той информации, которая ставит под сомнение самого человека, требует самоотрицания, требует движения в бесконечность Вселенной, в которой теряется эгоистический центр.
      
      Это самозащита, но она оказывается самозащитой от истины. Страх и фильтр не могут допустить себя на уровень сознания, и они пробиваются туда, облачившись в одеяние веры. Вера - замаскированный страх. Остановка мышления перед ужасом самоотрицания.
      
      Страх воистину преобразователь мира - мира отраженного в сознании и самого сознания. Преобразователь мышления в инструмент доказательства, науки в теологию.
      
      Развитие маленького человека, если оно вообще имеет место, это количественное увеличение знаний и умений, но оно не затрагивает сферу потребностей, ориентиров, которые защищает фильтр подсознания, вера. Поэтому, несмотря на новые знания, человек не меняется, а новые знания только укрепляют старые представления, укрепляют духовный железный занавес. Человек получает возможность тешить себя тем, что развивается, но это всего лишь раздувание. Убогий человек - убогое развитие.
      
      Фильтр маленького человека работает на полную катушку, поэтому не работает разум, ведь мысль - это искра, высекаемая противоречивой информацией, но вот информации, противоречащей сложившимся представлениям, как раз и не поступает. Разум имеет жесткие границы, определяемые страхом подсознания и верой на уровне сознания.
      
      Фильтр хорошо себя зарекомендовал у всех людей, независимо от уровня их интеллекта.
      
      Самооправдание - главная функция фильтра. В этом деле самый глупый всегда достигает полного успеха, а самый умный, по сути, не отличается от самого глупого.
      
      Отфильтровывая разрушительную информацию, нетрудно считать себя культурным, интеллигентом, ученым, великим... да хоть Римским Папой... Социально-психологическая болезнь налицо - болезнь всего человечества!
      
      Народы безумны, но это не приводит их к гибели только благодаря противоположным интересам, благодаря тому, что они двигаются к пропасти не строем, а хаотически перемещаясь, не могут упасть все разом. Хотя находится немало горячих и даже блестящих, но профильтрованных голов, предлагающих стройными рядами двинуть к единой цели.
      
      Люди строят памятники богам и героям; за пределами их разума остается величайшее явление, определяющее жизнь человечества - ГЛУПОСТЬ, и она достойна более величественного памятника, чем статуя Свободы в Нью-Йорке.
      
      Глупость - это главное свойство ума.
      
      Глупость человека проявляется в мыслях, а глупость природы в человеке.
      
      Если ты не замечаешь собственной глупости, то это не значит, что у тебя ее нет, это означает, что тебе недостает разума.
      
      "В старании не познать самих себя обыкновенные люди выказывают больше тонкости и хитрости, чем утонченнейшие мыслители в их противоположном старании - познать себя".
      
      "Безумие единиц - исключение, а безумие целых групп, партий, народов, времен - правило".
      
      Только разум сверхчеловека понимает, что на пятки ему всегда наступает глупость.
      
      
      
      
      
      
      
      
       ПО ТУ СТОРОНУ ИСТИНЫ И ЛЖИ
      
       "Истина - не застывшая "чистая" форма, а
       пламенная воля к ее достижению".
      
      "Истина есть великое слово и еще более великий предмет. Если дух и душа человека еще здоровы, то у него при звуках этого слова должна выше вздыматься грудь". - Гегель
      
      "Пламенная и бескорыстная любовь к истине составляет исключительное достояние очень немногих избранных и богато одаренных личностей. Любить истину и переносить ее ослепительное сияние может только тот человек, для которого святые и великие умственные наслаждения стоят выше всех остальных житейских радостей". - Писарев
      
      Истина и ложь имеют для человека и сверхчеловека противоположный смысл.
      
      Для человека истина то, что в области идей соответствует реальности, Очень уютная, доступная для понимания профессоров философии формула. Можно приниматься за строительство своей философской системы, вместе с которой придет любовь к мудрости... к своей мудрости.
      
      Душа сверхчеловека постоянно движется, развивается, разрушает в самой себе то, что мешает или не соответствует этому движению, и тому новому, что несет жизнь. Для него истина это само развитие, то, что способствует развитию, что разрушает барьеры на пути развития. Это не изобретение сверхчеловека - это сама его душа. Истина в таком виде не может быть принята чуждой душой, душой застывшего в своем развитии человека. В лучшем случае она отложится в памяти, но ни при каких условиях не может быть использована в деятельности.
      
      Этим объясняется догматизм профессиональных философов, несмотря на знание ими гегелевской диалектики. Должность не позволяет им пройти мимо диалектики, и они, опошлив диалектику, выдрав из ее живого организма одну кость, один метод, ну скажем, метод поляризации, успокаивают себя этим: все нормально, Гегель не забыт, диалектика в действии. Для сверхчеловека дело не в Гегеле и его диалектике, ее можно даже не знать, как не знал ее Сократ, дело в диалектике самой жизни.
      
      Ложью для сверхчеловека является именно то, что является истиной для человека: застывшие в своем развитии знания, знания, не замечающие своей ограниченности. Для сверхчеловека знаний, соответствующих реальности, быть не может, нельзя знать бесконечность, но может быть движение познания в бесконечности. Сверхчеловек имеет мужество посмотреть в лицо вселенной и сказать: Я не понимаю тебя, я понимаю, что понять тебя невозможно, но несмотря на это я стремлюсь понять.
      
      "Для того чтобы мы не погибли от ледяного дыхания бесконечности, от истины, нам дано искусство".
      
      "Что требует самых основательных, самых упорных доказательств, так это очевидность. Ибо слишком многим недостаёт глаз, чтобы видеть её. Но доказательства так скучны!"
      
      "Никогда еще истина не держалась за руку безусловного".
      
      "Ужасно смотреть в море от жажды. Уж не хотите ли вы так засолить вашу истину, чтобы она никогда более не утоляла жажды".
      
      "Они даже не подозревают, как далеко философская правда отстоит от правды газетной".
      
      Очевидно, что претендовать на истину можно только тогда, когда ее не имеешь.
      
      Человек, который не ищет истину, существует в мире лжи, - ему ничего не остается кроме лжи, - лжи в форме откровенного вранья и в образе безмозглой правды.
      
      Чаще прав не тот, кто умнее, а тот, кто добрее.
      
      "Истина любит критику, от неё она только выигрывает, ложь боится криќтики, ибо проигрывает от неё". - Дидро
      
      Глубина и тщательность анализа не гарантируют правильных выводов. Истина лежит совсем в другой области - в области свободы.
      
      Истина не познается из книг, она лежит на поверхности (как и в глубине) и открывается свободным.
      
      "Истина - не застывшая "чистая" форма, а пламенная воля к её достижению". - С. Цвейг /о Ницше/
      
      
      
      
      
      
       ПО ТУ СТОРОНУ ВЕРЫ И НЕВЕРИЯ
      
       Вера - крышка на ящике Пандоры.
      
      "Человеческое ничтожество слишком велико, чтобы обходиться без веры". - Гейне
      
      Верующий представляет объект веры, представление закрывает реальность и верующий начинает принимать свое представление за объективную реальность.
      
      Вера - экран, на экране - образ веры, за экраном - объективная реальность.
      
      Вера - любимое кино. Уютно, надежно, приятно.
      
      Вера - хозяин рабской души.
      
      Бесполезно предлагать человеку отказаться от веры. Вера - естественное состояние человека, одно из фундаментальных его свойств, и он не может от нее просто так освободиться. Так же как не может вдруг стать честным и свободным. Этот груз слишком велик для человека, и поднять его может только история.
      
      Развитие цивилизации разрушает культуру Табу и открывает путь к культуре свободы. Верующим же кажется, что гибнет сама КУЛЬТУРА, ибо культура Табу - их культура.
      
      Сверхчеловек не верит ни в бога, ни в черта. Он вообще ни во что не верит. Он не умеет верить. Он разучился верить. Его развивающийся дух говорит, что не существует абсолютно достоверной информации, есть лишь этапы на пути движения. ПО ТУ СТОРОНУ - понятия "веры" и "неверия" не приемлемы. Здесь область "доверия" и "недоверия" - область диалектических понятий, несущих в себе свою противоположность. Любая информация воспринимается с той или иной степенью доверия или недоверия, но ничего не отвергается и не принимается как абсолют. И это не метод - это требование души.
      
      Кто верит в Магомета, кто в Аллаха, кто в Иисуса, кто в свою культуру, кто в величие народа, кто в профессорское право вещать истину, кто в гадание на кофейной гуще, но все смачно хрюкают каждый у своего корыта. Аргументы ученого неоспоримы: У меня факты. Даже хоровод фактов!
      
      Убеждения - заповедник дурака. Если кто спросит: "Что же, по-твоему, не надо иметь убеждений?" Тем, кто это спросит - надо иметь.
      
      "Чему толпа научилась верить без оснований, кто мог бы у неё это опроќвергнуть основаниями?"
      
      "Убеждения - суть более опасные враги истины, чем ложь".
      
      "Заблуждение (вера в идеал) не есть слепота, заблуждение есть трусость..."
      
      Нельзя доверять тому, во что предлагают верить.
      
      Приобретая свободу, сверхчеловек теряет веру, а вместе с ней и некоторые потенциальные возможности. Он, например, не сможет пройти босиком по углям.
      
      
      
      
      
      
       О РЕЛИГИИ
      
       Миром правит Бог - его имя Абсурд.
      
      "Религия - дело черни".
      
      Детям и маленьким людям необходима вера в Деда Мороза.
      
      Религия - лишь один из бесчисленных типов веры - мировоззрение убогих.
      
      Верующий в бога человек - это человек, душа которого у Бога. Убогий человек. То есть увечный (см. словарь). Человек с увечной душой. Это не Бог нанес душе увечье, а увечная душа опирается на Бога, как тело на костыль. В увечной душе отсутствует важнейший элемент, но благодаря Богу она об этом не узнает.
      
      Атеист не верит в бога - он верит в то, что бога нет. Вера в бога - лишь один из видов веры. Верят люди во что угодно, но всегда вера это увечье, а объект веры - костыль.
      
      Ради бога, не причисляйте сверхчеловека к лагерю атеистов. Он не любит атеистов почти также как и верующих. Он не любит бога как представителя верующих. Он не любит любых представителей глупости.
      
      "Святой, угодный богу, есть идеальный кастрат... Жизнь кончается там, где начинается "Царствие Божие".
      
      "Христианство есть метафизика палача".
      
      "Во все времена хотели "исправлять" людей - это прежде всего называлось моралью... церковь испортила человека, она ослабила его, - но она заявила претензию на то, что "исправила" его".
      
      "Не будем же низко ценить христианина; христианин, фальшивый до невинности, высоко поднимается над обезьяной; по отношению к христианину знаменитая теория происхождения - только учтивость..."
      
      "Чтобы каждый, как "бессмертная душа", был равен каждому, чтобы в совокупности всего живущего "спасение" каждой отдельной единицы смело претендовать на вечность, чтобы маленькие святоши и на три четверти чокнутые смели воображать, что ради них постоянно нарушаются законы природы, такое беззастенчивое возведение всякого рода эгоизма в бесконечное, в бесстыдное, надо клеймить презрением в полной мере".
      
      "Совершенно обманулись бы, если бы предположили недостаток ума у вождей христианского движения: о, они умны, умны до святости, эти господа отцы церкви! Им недостает совсем иного. Природа ими пренебрегла, - она забыла уделить им скромное приданое честных, приличных, чистоплотных инстинктов... Между нами будь сказано, это не мужчины..."
      
      Если даже предположить, что бог реален, то реальность бога вовсе не означает необходимости веры в него и подчинения ему своей жизни. Логичнее предъявить счет богу о его долге перед человеком. Создатель наградил человека такими качествами (по образу и подобию своему), что история человечества стала, в основном, трагедией человечества.
      
      Какого человека бог создал по образу и подобию своему: дебила или гения? доброго или злого? Может быть, доброго дебила? Распустил слюни,.. а дьявол в это время подсунул злого гения.
      
      Бог создал человека по образу и подобию своему - получилось ничтожество.
      
      При создании мира прибегал ли бог к помощи дьявола? Если да, то они вместе делают общее дело. Если нет, то бог сам создал злую, дьявольскую сторону мира, т. е. дьявол в самом боге. Если дьявол помешал богу создать идеальный мир, то наш бог - убогий, увечный, ограниченный - не смог договориться с дьяволом. Уж лучше бы не брался за дело, а то результатом своей работы разоблачил свое убожество.
      
      Бог готов простить любые преступления против человека, в обмен за веру, но не прощает сомнения в вере.
      
      Сегодня ночью я проснулся от шуршания клопов, они благодарили бога за создание человека.
      
      Вчера на кухне под образами, я услышал молитву тараканов, - они благодарили бога за то, что он создал их по образу и подобию своему.
      
      На суде Справедливости человек и бог должны предстать как равные.
      
      Чтобы совратить человека, дьявол принял образ бога.
      
      Боже! Дай мне силы выносить твою глупость!
      
      Философия есть любовь к мудрости; религия - любовь к глупости.
      
      Религия - философия любви к глупости.
      
      Религия - философия глупости.
      
      Религия - философия черни.
      
      Сверхчеловек посылает бога к черту; они давно перепутались между собой.
      
      Сверхчеловек сам создает себе мировоззрение и мораль; объедки чужих мыслей - религиозный моральный бред - он оставляет убогим.
      
      
      
      
      
      
      
       ПО ТУ СТОРОНУ ДОБРА И ЗЛА
      
       "Свою узду называют они добродетелью!"
      
       "Но тот открыл себя самого, кто говорит:
       это мое добро и мое зло".
      
      Ни у кого из простых людей (разве что у самых злонамеренных) не вызывает сомнения необходимость доброты, и они считают себя добрыми. Для не развивающегося человека это совершенно естественно. Но сверхчеловек начинает задавать себе вопросы: могу ли я быть добрым, могу ли я всегда быть добрым, к кому быть добрым, или быть добрым ко всем, каков будет результат, если я буду добрым. И эти вопросы не от желания уйти от добра, а наоборот, от желания большого добра, самого главного добра, истинного добра. Отвечая на эти вопросы, он не может дать себе однозначных ответов. К примеру: быть ли добрым к негодяю? Если не быть к нему добрым, то что - быть злым? А если не злым, то каким? И т. д. до бесконечности.
      
      Сверхчеловек вынужден отвергнуть для себя обычное понятие доброты, как неприемлемое для развивающегося организма и выработать свой собственный нравственный принцип. Таким принципом для развивающегося индивидуума может быть только общий ориентир, при необходимости уточняемый на ухабах дороги - доброжелательность. При движении сверхчеловек не может гарантировать, что не нанесет ущерба другому человеку, хотя бы случайно, но естественно будет стремиться избежать этого. К тому же истинное добро для сверхчеловека гораздо глубже. Оно в том, чтобы стать самим собой и помогать в этом другим людям, в своем деле.
      
      Критика зла - дело разума; призыв к добру - дело глупости.
      
      Надо помогать людям. Надо помочь дешевому человеку обрести неуверенность.
      
      Отвечать добром на зло - утонченнейший садизм, садизм, достойный гуманизма.
      
      Любовь к людям - это глупость, которая прикидывается добротой. Истинная доброта людей не любит, но им сочувствует.
      
      "Горе всем любящим, у которых нет более высокой вершины, чем жалость их!"
      
      "Когда морализируют добрые, они вызывают отвращение; когда морализируют злые, они вызывают страх".
      
      "Добрые отстаивают свое существование за счет истины, равно как и за счет будущего".
      
      "Стыдиться своей безнравственности - это одна из ступеней той лестницы, на вершине которой стыдятся также и своей нравственности".
      
      "Мы предполагаем всегда вырождение там, где нет дарящей души".
      
      "Наибольшей щедростью при раздаче милостыни отличается малодушие".
      
      "Когда большой человек кричит, маленький человек тотчас подбегает, и язык его высунут наружу от удовольствия. Он называет это "состраданием".
      
      "Человек, представляющий собою прирожденного господина, - если такой человек обладает состраданием, ну, тогда это сострадание имеет цену! Но какой прок в сострадании тех, которые страдают! Или тех, которые даже проповедуют сострадание".
      
      Сверхчеловек не против доброты - он против убогой доброты.
      
      Сверхчеловек не против человека - он против убожества человека.
      
      Сверхчеловек не против современного общества - он против того, что мешает обществу свободно развиваться.
      
      Сверхчеловек за настоящего человека, за разумную доброту, за свободное общество, а все это возможно только в развитии.
      
      
      
      
      
      
      
      
       О МУДРОСТИ
      
       "Существует ли такая вещь, как мудрость, или
       же то, что представляется таковой, просто
       максимально рафинированная глупость?"-
       Бертран Рассел
      
      "Народу служили вы и народному суеверию, вы все, знаменитые мудрецы! - а не истине! И потому только платили вам дань уважения.
      И поистине, вы, знаменитые мудрецы, слуги народа! Вы сами росли вместе с духом и добродетелью народа - а народ через вас! К вашей чести говорю я это!
      Но народом остаетесь вы для меня даже в своих добродетелях, близоруким народом, - который не знает, что такое дух!
      Вот стоите вы, чтимые, строгие, с прямыми спинами, вы, знаменитые мудрецы! - вами не движет могучий ветер и сильная воля.
      Видели ли вы когда-нибудь парус на море, надутый ветром и дрожащий от бури.
      Подобно парусу, дрожащему от бури духа, проходит по морю моя мудрость - моя дикая мудрость!"
      
      "Мудрость: это кажется черни чем-то вроде бегства, средством и искусством выходить сухим из воды; но истый философ - так кажется нам, друзья мои? - живет не "по-философски" и "не мудро", прежде всего не умно, и чувствует бремя и обязанность подвергаться многим испытаниям и искушениям жизни: он постоянно рискует собою, он ведет скверную игру..."
      
      "Народ чтит совершенно иной сорт человека, когда со своей стороны составляет себе идеал "мудреца", и тысячекратно в этом прав, осыпая лучшими словами и почестями как раз этого сорта людей: кроткие, серьезно-глуповатые и непорочные священнические натуры и все им родственные - им воздается хвала в народном благоговении перед мудростью. И кому же еще следовало бы народу быть более благодарным, как не этим людям, которые принадлежат к нему и из него выходят, но в качестве посвященных, избранных, принесенных в жертву ради его блага.... Народ воспринимает таких принесенных в жертву, притихших, серьезных людей "веры" как мудрых, т. е. ставших знающими, как "надежных в сравнении с собственной его ненадежностью"".
      
      "Гордость разума в том, чтобы - не быть уже индивидуальным".
      
      "Человек принадлежит к толпе, пока сваливает вину на других; он на пути к мудрости, когда считает только себя ответственным; мудрец же не считает виновным ни себя, ни других".
      
      "Мудрость - это разговор одинокого с самим собою на многолюдном базаре".
      
      "Снисходительно, как царь, невольно относится мудрец к другим людям и держится одинаково со всеми, несмотря на различие дарований, положений и нравов".
 
      Здравый смысл компенсирует любой недостаток, но не одно достоинство не компенсирует недостатка здравого смысла.
      
      Люби истину, и мудрость тебя полюбит.
      
      Знание - сила; знание о незнании - мудрость.
      
      Мудрость - след времени в душе разума.
      
      Мудрость - это груз боли от глупости.
      
      Мудрость - это такая глубина, из которой лучше видна пустота и суета.
      
      Разум ведет к опасным мыслям, но останавливает от опасных действий. Глупость наоборот.
      
      "Сомнение есть начало мудрости". - Аристотель.
      
      "Я презираю всей душой тот сорт мудрости, к которому приходят через душевную усталость и охлаждение". - А. Жид.
      
      "Мудрость людей измеряется не их опытом, а их способностью к опыту". - Б. Шоу.
      
      "Лучше с разумом быть несчастным, чем без разума быть счастливым". - Эпикур.
      
      "Мудрый человек никогда не бывает менее одинок, чем когда он один". - Д. Свифт.
      
      "Только мудрость может познать мудрость". - Т. Карлейль.
      
      "...но во многой мудрости много печали, и кто умножает познание, умножает скорбь". - Екклезиаст.
      
      "Мудрость, подобно черепаховому супу, не всякому доступна". - Козьма Прутков.
      
      "Пусть не заблуждаются: великие умы - скептики, Заратустра - скептик".
      
      
      
      
      
      
      
       О ФИЛОСОФИИ
      
      Вершины человеческого ума открывают границы
      человеческого разума.

      Философия - это мыслящее, теоретизирующее мировоззрение.

      Философия - ориентир по жизни. 
      
      "Мне все более и более кажется, что философ, как необходимый человек завтрашнего и послезавтрашнего дня, во все времена находился и должен был находиться в разладе со своим "сегодня": его врагом был всегда сегодняшний идеал. До сих пор все эти выдающиеся споспешествователи человечества, которых называют философами и которые редко чувствовали себя любителями мудрости, а скорее неприятными безумцами и опасными вопросительными знаками, находили свою задачу, свою суровую, непреднамеренную, неустранимую задачу, а, в конце концов, и величие ее в том, чтобы быть злой совестью своего времени".
      
      "Научиться понимать, что такое философ, трудно оттого, что этому нельзя выучить: это нужно "знать" из опыта - или нужно иметь гордость не знать этого".
      
      "В самом деле, толпа долгое время не узнавала философа и смешивала его то с человеком науки и идеальным ученым, то с религиозно-вдохновенным, умертвившим в себе все плотское, "отрекшимся от мира" фанатиком и пьянчугой Божьим".
      
      "Во всей истории философии нельзя найти никакой интеллектуальной добросовестности, а только "любовь к добру..."
      
      "Вера в мораль еще не доказательство морали. Бывают случаи - и философы представляют именно такой случай - когда подобная вера просто безнравственна".
      
      "...Диоген возразил, когда при нем хвалили некоего философа: "Чем же он может гордиться, если он так давно занимается философией и еще никого не огорчил". Да, так должна была бы гласить надгробная надпись университетской философии: "Она никого не огорчила"".
      
      "Человек науки зачастую встречает во время своих скромных и трудных странствий по пустыне блестящие воздушные явления, называемые "философскими системами". С волшебною силою обмана они указывают на находящееся вблизи разрешение всех загадок и на самый свежий источник истинной жизненной воды".
      
      "Предположив, что истина есть женщина, - как? Разве мы не вправе подозревать. что все философы, поскольку они были догматиками, плохо понимали женщин? Что ужасающая серьезность, неуклюжая назойливость, с которой они до сих пор относились к истине, были непригодным и непристойным средством для того, чтобы расположить к себе именно женщину".
      
      "Бывают ли трагические ослы? Погибающие под тяжестью ноши, которую они не могли ни бросить, ни тащить?.. Это философы".

      "Но справедливости ради надо сказать, что многие недооценивают всю мощь и достоинства западной официальной философии, более того, взирают на неё со спокойным презрением бушмена, волей случая занесенного в стеклобетонные джунгли европейского мегаполиса. Это очень обидно, потому как, чтобы нагородить такую кучу всего, понадобилось угробить не одно столетие и не одну жизнь сгноить в застенках пыльного рабочего кабинета. Это во-первых. А во-вторых, от меткого обывательского взгляда совершенно сокрыт весь тот свинячий кайф (не в плохом смысле свинячий, а в смысле, что это кайф до поросячьего визга), который испытывает философ, генерирующий стройные и красивые мысли. Обывателю скучна западная философия точно так же, как сосредоточенным грибникам, пинающим мухоморы, скучны эти самые мухоморы. Но стоит только попробовать… в общем, я не буду развивать эту тему, дабы мне не впаяли срок за пропаганду западной философии." - Сурат

      Я частица Вселенной и Вселенная у моих ног.
      
      Научное мировоззрение такой же миф, как и религиозное.
      
      На природной почве вырастает мироощущение, которое дает плоды мировоззрения.
      
      История философии - это бесконечная претензия на истину, в попытке на вечные вопросы дать однозначные ответы.
      
      Философия претендует на истинное мировоззрение как религия, сочиняет его как литература и пытается использовать логику как наука.
      
      Философия без здравого смысла ничто, - здравый смысл без философии - нечто.
      
      Философы слишком серьезно относятся к своим мыслям, чтобы быть мудрыми.
      
      Если философ ищет бога, на нем можно ставить крест.
      
      Религиозная философия - это глупость, влюбленная в мудрость.
      
      Неизменно успешным решением мировых проблем, философ вызывает энтузиазм... психиатров.
      
      "Даже их академические сотоварищи относились к профессорам философии с любезно замаскированным презрением."
      
      Профессор философии - профессиональный мудрец.
      
      Профессиональная философия - это призвание стоять в очереди у кормушки с томиком Канта под мышкой.
      
      Профессиональная философия - это ограниченность, предъявляющая права на мудрость.
      
      Профессиональная философия - продажная любовь к мудрости.
      
      Профессиональная философия - безответная любовь к мудрости.
      
      Любовь к профессии заменила философии любовь к мудрости.
      
      Вопреки известному теоретическому закону, на практике часто все иначе: количество знаний профессионального философа не переходит в качества настоящего философа.
      
      Профессия - нормальное положение человека в обществе, и если одни профессионально гоняют мяч, другие профессионально гоняют шайбу, то в такой компании ничуть не менее естественно выглядит и профессиональный любитель мудрости.
      
      Трепология - общефилософская идеология.
      
      Вопрос о познаваемости мира веками запускается в оборот философской посредственностью. Гения не мучает проблема познания, он не познает мир, а ВИДИТ и создает его.
      
      Талант является украшением любой человеческой деятельности, и только в философии талант - это ее унижающая посредственность. Философия - это такая духовная вершина, которую украшает только гений.
      
      Философ - это специалист, который в мировоззренческих вопросах не разбирается профессионально, а во всех остальных разбирается как дилетант.
      
      Биографами совершенно достоверно установлено, что количество перешло у Гегеля в качество, когда он выпил лишнего. Протрезвев, Гегель спохватился, но было поздно, пьяный бред завладел умами философствующих тупиц.
      
       Три закона диалектики- это смесь банальности и глупости, причем глупости в трех законах хватит и на четыре.
      
      Диалектика скептически относится к законам, и прежде всего к своим собственным.
      
      С тремя законами диалектика обрела статус научности, а всякого рода научные и философские догматики приобрели способность "понимать" диалектику.
      
      В теоретической философии известна формальная логика и диалектическая логика, а в реальной практике философии живет еще и формальная диалектика - это диалектическая логика, перешедшая в ограниченные формы мозгов профессоров философии.
      
      "Если бы требовалось назвать царский путь к науке, нельзя было бы указать пути более удобного, чем путь, заключающийся в том, чтобы положиться на здравый человеческий смысл и - дабы, впрочем, не отстать от времени и философии - читать рецензии на философские произведения, да, пожалуй, предисловия и первые параграфы этих произведений. Ибо... в рецензиях - критика, которая, именно потому, что она критика, - стоит даже выше критикуемого". - Гегель.
      
      
      
      
      
      
      
       ПО ТУ СТОРОНУ ВРЕМЕНИ
      
       "У нас еще нет времени для Заратустры" - так
       возражают они, но что толку во времени, у
       которого "нет времени" для Заратустры?"
      
      Время - это количественная характеристика процесса изменений. Время- это чистая условность. Никакого абсолютного времени не существует. У каждого процесса свое внутреннее время - это количество изменений в системе, а скорость изменений можно определить только по отношению к другим системам.
      
      Биологическая жизнь у людей примерно одинакова, а вот социальная зависит от количества дел, интеллектуальное время имеет еще большую разницу. У дебила нет никаких изменений в голове, его интеллектуальное время отсутствует. Интеллектуальное же время гения движется вместе с его духом. Всем известно, что у стариков дни проходят очень быстро и незаметно, а у детей день очень длинный: причина только в количестве новых событий.
      
      Невозможно создание машины времени, т. к. само время - условность, необходимая людям для ориентации в мире.
      
      Эйнштейн ошибся, связав время с пространством, время непосредственно связано с процессом, время - сам процесс. Разумеется, процессы происходят в пространстве, все находится в пространстве, но связь с пространством вторична и не раскрывает содержания времени.
      
      Время - дело.
      
      Время течет из пустого в порожнее.
      
      Время текуче, как вода, и легко уходит в песок.
      
      Время дается людям даром, потому и проходит даром.
      
      Время рождено людьми и умирает вместе с ними.
      
      Протекая сквозь человека, время уносит молодость, но оставляет осадок опыта.
      
      Человек балансирует на грани между прошлым и будущим; ветер времени дует всегда в одну сторону и в итоге сдувает человека.
      
      Время идет, но для кого-то оно летит, для кого-то ползет, и, несмотря на это, почти для всех одновременно наступит завтра.
      
      Мы идем по дороге времени в будущее, но уходим в прошлое.
      
      У него нет настоящего, потому что в его прошлом не было будущего.
      
      Он ничего не сделал для будущего и бесследно исчез в прошлом.
      
      Дела уходят в прошлое, а результаты переходят в будущее.
      
      Будущее уходит в прошлое, но прошлое живет в настоящем и даже переходит в будущее.
      
      Будущего мы не знаем, в настоящем не успеваем разобраться, а прошлое забываем.
      
      Время легко измеряется, но ничем не определяется.
      
      Время это миф, но необходимость в нем реальна.
      
      Время - это условная реальность.
      
      Люди жалуются на нехватку времени. Очевидно, это надо понимать так, что у них есть то, что в реальности не существует! Но им и этого мало.
      
      Время - это очень просто: это то, что завтра превращается в сегодня, а сегодня во вчера.
      
      Если будущее переходит в настоящее, то настоящее это прошлое будущего.
      
      Если будущего в реальности нет, то будущее нереально.
      
      Пространство разделяет людей, а время размножает.
      
      Эйнштейн теоретически высчитывал время как реальную характеристику пространства, но здравый смысл борется за время как условную характеристику процесса.
      
      Эйнштейн опроверг укоренившееся представление об абсолютности времени; теперь можно идти дальше и опровергнуть укоренившееся представление о реальности времени.
      
      В пространстве своей теории Эйнштейн споткнулся относительно времени.
      
      Естествоиспытатель ищет время как неизменное свойство мира, и не находит, потому что время - это свойство мира изменяться.
      
      Настоящее - это мгновение перехода из будущего в прошлое - мгновение, существующее вечно.
      
      Время - это движение, а вечность не покой, а беспокойство.
      
      Время - это обращенное к нам лицо вечности.
      
      Время - это жизнь; вечность - это смерть.
      
      Вечность так длинна, что выходит за пределы времени.
      
      Вечность - это пропасть времени.
      
      Все подвержено влиянию времени, кроме вечности.
      
      Лицо вечности без морщин.
      
      
      
      
      
       ОБ УЧЕНЫХ
      
       "Тому, кто не постиг науки добра, всякая иная
       наука приносит лишь вред".- Монтень
      
      "Ученый никогда не может стать философом, ибо философ - не только великий мыслитель, но и настоящий человек; а когда же ученый мог стать настоящим человеком?"
      
      "Рассмотрим подробнее: что такое человек науки? Прежде всего это человек незнатной породы, с добродетелями незнатной, т. е. не господствующей, не обладающей авторитетом, а также лишенной самодостаточности породы людей: он трудолюбив, умеет терпеливо стоять в строю, его способности и потребности равномерны и умеренны, у него есть инстинкт чуять себе подобных и то, что потребно ему подобным, - например, та частица независимости и клочок зеленого пастбища. без которых не может быть спокойной работы, то притязание на почет и признание (которое предполагает, прежде всего и главным образом, что его можно узнать, что он заметен), тот ореол доброго имени, то постоянное скрепление печатью своей ценности и полезности, которому непрерывно приходится побеждать внутреннее недоверие, составляющее коренную черту зависимого человека и стадного животного. Ученому, как и подобает, свойственны также болезни и дурные привычки незнатной породы: он богат мелкой завистью и обладает рысьими глазами для низменных качеств таких натур, до высоты которых не может подняться".
      
      "Моя память изобилует наивными выходками высокомерия со стороны молодых естествоиспытателей и старых врачей по отношению к философии и философам. То это был специалист и поденщик, инстинктивно обороняющийся вообще от всяких синтетических задач и способностей; то прилежный работник, почуявший запах аристократической роскоши в духовном мире философа и почувствовавший себя при этом обиженным и униженным. То это был дальтонизм утилитариста, не видящего в философии ничего, кроме ряда опровергнутых систем и расточительной роскоши, которая никому "не приносит пользы". Чаще же всего я находил у молодых ученых за высокомерным неуважением к философии дурное влияние какого-нибудь философа, которого они хотя в общем и не признавали, но тем не менее подчинялись его презрительным оценкам других философов, следствием чего явилось общее отрицательное отношение ко всей философии".
      
      
      "Причиной самого дурного и опасного, на что способен ученый, является инстинкт посредственности, свойственный его породе: тот иезуитизм посредственности, который инстинктивно работает над уничтожением необыкновенного человека и старается сломать или - еще лучше! - ослабить каждый натянутый лук. Именно ослабить - осмотрительно, осторожной рукой, конечно, ослабить с доверчивым состраданием: это подлинное искусство иезуитизма. который всегда умел рекомендовать себя в качестве религии сострадания".
      
      "По сравнению с гением, т. е. с существом, которое производит или рождает, беря оба слова в самом обширном смысле, - ученый, средний человек науки всегда имеет сходство со старой девой: ибо ему, как и последней, незнакомы два самых ценных отправления человека".
      
      "Вы - карлики бытия с похотливыми тельцами. И вы называете это наукой и потеете над ней. Только детям можно играть в такую игру: и если она смешна, я, пожалуй, еще одобрю вашу веселую науку".
      
      Несмотря на развитие науки, сохраняется ненаучное понимание мира и научное непонимание мира.
      
      Встречая нужный факт, идея становится гипотезой. Подбирая выгодные факты и выстраивая их, гипотеза объявляет себя теорией. Теория ничего не встречает и не подбирает, но следит, чтобы ее не потревожили.
      
      Вы замечали, как раздуты карманы всех профессоров? У них истина в кармане.
      
      В своем движении к истине наука несет бремя человеческой глупости.
      
      Факт говорит сам за себя, но ученый пытается говорить за факт.
      
      Основа науки - точное знание, основа точного знания - ограниченность.
      
      Чем меньше мыслей возникает у ученого, тем больше у него остается времени для строительства теорий.
      
      Вскрытие показало прямолинейность мозговых извилин ученого.
      
      Посредственность замусолила науку.
      
      Выступают на научных конференциях ученые, а итоги подводят уборщицы.
      
      "Вред, приносимый наукой людям, состоит главным образом в том, что огромное большинство тех, кто хочет себя в ней проявить, достигает не усовершенствования рассудка, а только его извращения, не говоря уже о том, что для большинства наука служит лишь орудием для удовлетворения тщеславия". - Кант.
      
      "Учёная книга всегда отражает покалеченную душу: всякое ремесло калечит".
      
      "Я наслаждаюсь фантазией, что люди как-нибудь вскоре пресытятся чтением, а вдобавок и писателями, что ученый однажды опомнится, составит свое завещание и распорядится в нем, чтобы его труп был сожжен вместе с его книгами, и в особенности с его собственными произведениями. И если говорят, что леса все редеют, то не может ли когда-нибудь настать пора обращаться с библиотеками как с дровами, соломой и хворостом? Ведь большинство книг родилось из головного дыма и пара; так пусть же они снова обратятся в дым и пар! И если в них не было огня, то пусть огонь накажет их за это".
      
      "Пока я спал, овца принялась объедать венок из плюща на моей голове, - и, объедая, она говорила: "Заратустра не ученый больше".
      
      
      
      
      
      
      
      
       ОБ ИНТЕЛЛЕКТУАЛАХ
      
       "Ты умеешь измерить круг, называешь расстоянья
       между звездами... Но если ты такой знаток,
       измерь человеческую душу! Скажи, велика она
       или ничтожна!".- Сенека
      
      Самый опасный для жизни человек - интеллектуал. Его ограниченность непробиваема. Она защищена не только фильтром подсознания, но еще знаниями и логикой сознания, обычно привилегированным социальным статусом.
      
      "Все интеллектуалы дружно притворяются людьми, якобы дошедшими до своих мнений и открывшими их путем саморазвития холодной, чистой, божественно беззаботной диалектики... - между тем как в сущности они с помощью подтасованных оснований защищают какое-нибудь предвзятое положение, внезапную мысль, "внушение", большей частью абстрагированное сердечное желание. - Все они адвокаты, не желающие называться этим именем, и даже в большинстве пронырливые ходатаи своих предрассудков, называемых ими "истинами" - очень далекие от мужества совести, которая признается себе именно в этом".
      
      "Трудно представить себе более невыносимый (и более иррациональный) мир. чем тот. где интеллектуалам - крупнейшим специалистам в различных областях, позволено беспрепятственно осуществлять свои идеалы". - Хайек.
      
      "Они не могут ждать милости от природы. Она уже их обделила. Поэтому переделать ее - их задача. Ибо они вши, претендующие на роль Бога, и хотят перекроить мир и человека по своему образу и подобию". - Эрнст Неизвестный.
      
      "Чтобы умно поступать, одного ума - мало". - Достоевский.
      
      "Простого, неотесанного человека можно перевоспитать, но человек, мнящий себя утонченным, неисправим". - Гэзлитт.
      
      "...мы предполагаем всегда вырождение там, где нет дарящей души".
      
      "...недостаток духовного благородства, признак которого всегда один и тот же - холодный взгляд".
      
      "Противна эта образованная чернь, которая стыдится сказать: "Здесь я ничего не чувствую!", "Здесь я ничего не знаю".
      
      "Ничто не возбуждает большего отвращения к так называемым интеллигентам, исповедующим современные идеи, как отсутствие у них стыда, спокойная наглость взора и рук, с которой они все трогают, лижут и ощупывают".
      
      "Нынешний человек! Я задыхаюсь от его нечистого дыхания!"
      
      Интеллектуал навязывает свои представления, сформированные под влиянием психологического фильтра (т. е. убогие) обществу. Потому и навязывает, что убогие. Человек насилует цивилизацию. У кретина насилие проявляется в разрушении, у интеллектуала - в созидании... абсурда.
      
      Интеллектуал считает, что ему доступна любая проблема, и он с успехом опошляет все, что выходит за рамки его ограниченной души.
      
      Интеллектуал так быстро соображает, что никогда не успевает поговорить с никуда не спешащей истиной.
      
      Чтобы быть по настоящему умным, ему не хватало только честности и доброты.
      
      Самая небольшая скрытность, на которую способен любой человек, возвысившийся над уровнем попугая, вызыќвает у него ощущение собственного духовного богатства, неоцененной полноты, и богатство это - превосходство над другими. - Тихое интеллигентское счастье, стоящее так мало, что доступно каждому.
      
      Умственное превосходство - основание для интеллектуала, чтобы презирать людей, но ему, похоже, еще не достает умственного превосходства, чтобы презирать животных.
      
      Образованная чернь питается чужими идеями, но упивается собой!
      
      Интеллектуал не подозревает об ограниченности своего интеллекта.
      
      Интеллектуал, насилующий жизнь и науку, считает себя интеллигентом.
      
      
      
      
      
      
      
       ОБ ОБРАЗОВАНИИ И ВОСПИТАНИИ
      
       "Мы не хотим отвадить любознательных от
       учёных книг... Пусть читают, если 
       воспримут их как чистый вымысел".-
       Сирил Н. Паркинсон
      
      "Мечтающие о торжестве новых идей посредством школы, упускают из виду только одно крошечное обстоятельство, именно то, что школа везде и всегда составляет самую крепкую и неприступную цитадель всевозможных традиций и предрассудков, мешающих обществу мыслить и жить". - Писарев.
      
      "Все наши "высшие" школы рассчитаны на самую двусмысленную посредственность, с их учителями, учебными планами, учебными целями. И всюду царит неприличная торопливость, точно будет что-нибудь упущено, если молодой человек в 23 года еще не "готов", еще не знает, что ответить на "главный вопрос": какое призвание? - Высшая порода людей, с позволения сказать, не любит "призваний", именно потому, что сознает себя призванной..." - Ницше.
      
      "Учитель изливает море слов и, убаюканный его величественным шумом, перестает понимать то, что он делает, перестает чувствовать подавляющую нелепость своего занятия". - Писарев.
      
      "Учитель не спрашивает об умственных потребностях ребенка, не старается их пробудить и не заботится об удовлетворении тех потребностей, которые уже пробудились сами собою. Ученье не отвечает на вопросы ребенка и никогда не бывает расположено так, чтобы ребенок сам понимал его необходимость, ребенку говорится с самого начала, что он должен учиться для своей же пользы". - Писарев.
      
      "У нас принято измерять и взвешивать плоды учения, а так как умственное развитие нельзя прикинуть ни на аршин, ни на безмен, то оно и считается мифом и роскошью. Нам подавай знания, чтоб ученик говорил на экзамене полчаса, не переводя духа, и чтоб он мог проговорить два или три часа, если только его не остановят. Это мы любим, и этого мы достигаем". - Писарев.
      
      "Чем невежественнее преподаватель, тем менее имеет он средств сделать учение привлекательным для учеников; а чем скучнее и несноснее учение, тем сильнее должен быть педагогический террор, потому что, разумеется, только боль и страх могут сколько-нибудь противодействовать тому естественному отвращению, которое внушают отрокам и юношам бессмысленные уроки, непонятные даже самому преподавателю". - Писарев.
      
      "Вколачивать в человека ненужную ему премудрость так же вредно, как кормить его опилками". - Б. Шоу
      
      Инстинкт разрушения - это в большинстве случаев, разрушенный воспитанием инстинкт созидания.
      
      С серьезным видом тупицы школа пускает на ветер десять лет жизни ребенка.
      
      Школа - дешевая игра за жалкие гроши, где главное правило - закрывать глаза на бессмыслицу происходящего.
      
      Освободить родителей от детей для работы - хорошо упрятанный смысл школы.
      
      Больно видеть детей серых людей не потому, что им трудно живется, а потому, что в них прорастает грязь.
      
      Воспитание обычно заключается в том, что на словах ребенка учат тому, что опровергают на деле.
      
      Социализация - главная теоретическая декларация школы и побочный продукт ее практики.
      
      Всеобщее образование коренным образом преобразило мир: мир дураков превратился в мир образованных дураков.
      
      Разделение труда превратило школу жизни в школу - профессию детства.
      
      Нос преподавателя запачкан мелом, а голова знанием.
      
      "Уже достигнуто многое, если большому количеству людей /всех сортов туќпицам и быстро срабатывающим кишкам/ наконец привито это чувство, говорящее им, что они не ко всему могут прикасаться, что есть священные события, перед которыми они должны снимать обувь и держать подальше свои нечистые руки, - это почти высшая степень, которой они могут достигнуть в сфере человечности".
      
      "Отвратительная невоздержанность, затаенная зависть, грубое самооправдывание - три качества, служившие во все времена неотъемлемой принадлежностью плебейского типа, - все это должно перейти к детям столь же неизбежно, как испорченная кровь; и с помощью самого лучшего воспитания и образования можно достигнуть лишь обманчивой маскировки такого наследия. А к чему же иному стремится нынче воспитание и образование! В наш слишком народный, лучше сказать плебейский век "воспитание" и "образование" должно быть по существу своему искусством обманывать - обманывать насчет происхождения, обманчиво скрывать унаследованное душой и телом плебейство".
      
      
      
      
      
      
      
      
       О ЧЕРНИ
      
       Все хотят жить как аристократы, без труда
       быть аристократами.
      
      
      "Заратустра снова посмотрел на народ и умолк. "Вот стоят они, - говорил он в сердце своем, - вот смеются они: они не понимают меня, мои речи не для этих ушей".
      
      "Самые заботливые вопрошают теперь: "Как сохраниться человеку?" Заратустра же спрашивает, единственный и первый: "Как превзойти человека?"
      
      "Их пропитание - вот настоящая пища для их разговоров и пусть оно трудно достается им!"
      
      "Свиньи валяются в наслаждениях: кто проповедует наслаждения, тот, заметьте, непременно носит свиное рыло".
      
      "Ты стал выше их: но чем выше ты поднимаешься, тем меньше кажешься в глазах зависти. А больше всех ненавидят того, кто летает".
      
      "Перед тобою чувствуют они себя маленькими, и их низость тлеет и разгорается против тебя в невидимое мщение".
      
      "Вы высшие люди, - так моргает толпа, - не существует высших людей, мы все равны, человек есть человек, перед богом - мы все равны!"
      
      "Толпа не знает, что велико, что мало, что прямо и правдиво: она криводушна по невинности, она лжет всегда".
      
      "Ваши общественные мнения страдают болезнями еще больше, чем ваши публичные женщины: вот ваша наиболее секретная болезнь".
      
      "Не за то был я пригвожден к древу мучений, что я знаю, что человек зол, - но за то, что я кричал: "Ах, его самое злое так ничтожно! Ах, его самое лучшее так ничтожно!"
      
      "Чудовищная подвижность людей в великой земной пустыне, их создание городов и государств, их ведение войн, их неустанное подражание, их умение перехитрить и уничтожить друг друга, их крик в нужде, их радостный рев в победе - все это есть продолжение животного состояния".
      
      "Отвратительная невоздержанность, затаенная зависть, грубое самооправдывание - три качества, служившие во все времена неотъемлемой принадлежностью плебейского типа".
      
      "Вся духовная неразвитость, вся пошлость зиждется на неспособности сопротивляться раздражению: человек должен реагировать, он следует каждому импульсу".
      
      "Пошлая натура отличается тем, что она никогда не упустит из виду своей выгоды: свою мудрость и свое чувство собственного достоинства она полагает в том, чтобы не дозволить своим стремлениям увлечь себя на нецелесообразные поступки".
      
      "Цинизм - есть единственная форма, в которой пошлые души соприкасаются с тем, что называется искренностью".
      
      "Ремесло, торговля, земледелие, наука, большая часть искусств, одним словом, все, что содержится в понятии специальной деятельности, согласуется только с посредственным... Чтобы иметь общественную полезность, быть колесом, функцией, для этого должно быть естественное призвание: не общество, а род счастья, к которому способно только большинство, делает из них интеллектуальные машины. Для посредственностей быть посредственностью есть счастье; мастерство в одном, специальность - это естественный инстинкт".
      
      "Они думают, что у них есть гораздо более серьезные занятия (чем философия) - заботы о себе и своих близких. Но эту жизненную мудрость свою они разделяют с животными, которые тоже живут себе, пекутся о себе и своем потомстве, не заботясь о сущности мира и его значении". - Шопенгауэр.
      
      Мелка душа человека. Лужа грязной воды. Не может утолить она жажду страждущего, да и знать не хочет чужой жажды.
      
      Внешнее человекообразие вводит в заблуждение.
      
      Ложь - это правда грязных душ.
      
      Хитрость - это ум грязных душ.
      
      Каждая скотина оправдывает свое скотское отношение к людям тем, что люди - скоты.
      
      Зависть открыто заявляет о себе под ширмой справедливости.
      
      Человек, испытывающий зависть, находится в ожидании возможности заменить ее надменностью.
      
      Зависть - это талант, позволяющий серости стать ближе к одаренности.
      
      Зависть - вдохновение серости.
      
      Без аристократии чернь становится еще чернее, а ночь длиннее.
      
      Интеллигенция презирает народ как своего кормильца, а народ любит интеллигенцию как свою нахлебницу.
      
      Религия - философия черни.
      
      Месть - дело черни.
      
      Зависть - душа черни.
      
      "Хлеба и зрелищ" - свобода черни.
      
      Убийство времени - жизнь черни.
      
      Высокомерие- сытая низость.
      
      Благополучная чернь считает нормой чужое неблагополучие.
      
      Сытое быдло омерзительно, зато не так опасно, как голодное.
      
      Образованная чернь омерзительна, зато не так опасна как необразованная.
      
      Встречаешь интеллигента с уважением, а расстаешься с сожалением...
      
      Равноправие попирает права человека.
      
      Каждому дешёвому человеку хотелось бы подарить что-нибудь дорогое.
      
      "О филейные части человечества! Разве вы чем-нибудь отличаетесь от среды, жизни и обстоятельств, на которые вы так бессмысленно жалуетесь? И разве может какая-нибудь сила в мире заесть, изломать или погубить то, что рыхло, мягко, дрябло и жирно, подобно вам". - Писарев.
      
      "Несокрушимое доверие друг к другу нисколько не мешает людям толпы считаться друг с другом в каждой копейке и грызться между собою из-за каждой мельчайшей частицы житейских выгод и грошовых удовольствий. Это несокрушимое доверие состоит только в том, что каждый из людей толпы старается перебросить на соседа труд размышления о всяких нравственных и житейских вопросах". - Писарев.
      
      "Как калека, ставший глухим, слепым и немым: так жил я долго, чтобы не жить вместе с властвующей, пишущей и веселящейся чернью".
      
      
      
      
      
      
      
      
       МАЛЕНЬКИЙ ЧЕЛОВЕК В БОЛЬШОМ ОБЩЕСТВЕ
       (патриотический уклон)
      
       Чувство юмора кончается там,
       где начинаются убеждения.
      
      "Патриотизм в национальном смысле есть то же, что эгоизм в смысле индивидуальном". - Герберт Спенсер.
      
      Патриотизм вызывает уважение. У меня всегда вызывает уважение то, что опасно.
      
      Маленький человек стремится сохранить себя в ценностях прошлого, его ценности - это стабильные ценности, помогающие человеку защититься от развития, от самоотрицания. Для патриота, это всегда миф о великом прошлом великого народа. Работа над созданием лучшей жизни сегодня, подменяется борьбой с неотвратимо надвигающимся будущим, разрушающим старые ценности. Неотвратимость будущего приводит к бешенству и насилию, как единственному реальному средству остановить это будущее.
      
      Маленькому человеку требуется внешняя защита, и он находит ее среди таких же маленьких, убогих - у народа. Но чтобы компенсировать неполноценность и найти защиту, которую можно получить только от сильного, сформированное фильтром подсознание выдает удобный миф о величии народа, о вечных национальных ценностях. Убожество приобщается к священной войне ислама за великие ценности. Великие ценности всегда в противоречии с сомнением, со свободой мысли, которая всегда сомневается, со свободой. Борцы за вечные ценности не имеют представления о свободе, для них это абстракция, туман.
      
      Патриоты компенсируют свою неполноценность, приобщаясь к "великому" народу. Но для этого необходима общая деятельность, и они находят ее в коллективной борьбе с врагом вечных ценностей. Враг необходим - он основа сплочения черни, и делает компенсацию неполноценности завершенной.
      
      Патриотизм рождается в грязи, как потребность грязных душ защититься от попыток очищения. Ведь очищение - это разрушение уюта родной, привычной грязи.
      
      Маленький человек не способен понять, что: "Независимость существует всегда только в личности, в единственном числе, она не поддается размножению, не вырастает из книг и знаний: "Нет героических эпох, есть только героические личности".
      
      Народ не может сам защитить себя - его защищает патриот.
      
      На пути патриота почему-то всегда оказывается сторонник свободы.
      
      Если рядом патриот - не шути: он занят серьезным делом.
      
      Патриот - рыцарь прекрасного образа; все, кроме него, продажны, погрязли в воровстве и разврате.
      
      Начищенный мундир патриота отражает блеск его ума.
      
      Приоткрыв мрачную душу патриота, увидишь светлый идеал.
      
      У патриотов очень много работы: сначала вешать противников, потом строить сторонников. Патриот - новый инквизитор.
      
      Патриоты чуют бурю, слетаются в стаю, дружно машут крыльями и... буря действительно начинается. Патриот - современный буревестник.
      
      Патриот дальше видит, глубже слышит, слышит шорох шагов разрушителей ценностей.
      
      Сила дремучих убеждений и чистота идеала выдают происхождение патриота от медведя и Красной Шапочки.
      
      Патриотическая струна очень нежная и тонкая, ее тщательно оберегают от грубого вмешательства разума. Рушди поплатился за это жизнью, и правильно: иллюзии народных ценностей вечны, а доводы разума преходящи.
      
      Верующий патриот поклоняется представителю той нации, которую ненавидит.
      
      Нынешние патриоты скромны и не высказывают вслух своей самой глубокой идеи: "Бей жидов - спасай Россию".
      
      Только патриотам удалось раскрыть великую тайну истории: жидомасонский империалистический заговор.
      
      Сила - это аргумент, доступный пониманию патриота.
      
      Не судите его слишком строго - он патриот...
      
      "Не там, где он родился (рождение- это прошлое, "история"), а там, где он зачинает, где он сам рождает - вот где для Ницше духовная отчизна". - С. Цвейг.
      
      "Приходится мириться с тем, что если какой-нибудь народ страдает и хочет страдать национальной горячкой и политическим честолюбием, то его постигает порою некоторое умственное расстройство, ум его заволакивают тучи, словом, он испытывает небольшие приступы одурения".
      
      "Люди, с которыми мы вступаем во взаимно приятное общение, и есть то, что я называю родиной". - Гете.
      
      "Мудрому человеку вся земля открыта. Ибо ХОРОШЕЙ ДУШЕ ОТЕЧЕСТВО - ВЕСЬ МИР". - Демокрит.
      
      
      
      
      
      
      
       О СПОРТЕ
      
       Спорт - удел черни.
      
      
      Если патриоты - это болельщики за страну, то спортивные болельщики - это патриоты за спортивную команду. И те, и другие относятся к одному стадному типу активных духовных инвалидов.
      
      Спорт - это зрелище недозрелых.
      
      Спорт - это увлекательное дело, которое избавляет мысли от проблем о смысле.
      
      Спорт - явное обнаружение умственного банкротства. Не будучи в состоянии производить мысли, люди с тупым упорством имитируют работу мышцами. - (Перефразирован Шопенгауэр).
      
      Спорт - это тараканьи бега, в которых люди не только организаторы, но и участники.
      
      Эта толпа стремится к спортивному результату от глупости, или она стремится к глупости спортивного результата?
 
      Пульс спортивной жизни сотрясает слаборазвитые народы, цель спортивной жизни ничтожна, а смысл даже не прощупывается.
      
      Интерес к спорту проявляют те, у кого спинной мозг развит лучше головного.
      
      Для участия в соревнованиях ему удалось быстро согнать вес своего мозга.
      
      В спорте формируются стальные тела и дубовые головы.
      
      Тренер боксеру: работай головой.
      
      Штанга весит больше книги, но штангисту книга дается тяжелее.
      
      В спорте всю душу вкладывают в результат, поэтому результат получается ярким, а спортсмен бездушным.
      
      В уверенном взгляде спортсмена победа, а в глазах пустота.
      
      Разделение труда в спорте: народу зрелища, спортсменам хлеба.
      
      Тупую, эгоистическую агрессивность спортсменов компенсирует массовая, бескорыстная любовь болельщиков.
      
      Герой спорта: доказывает, что он сильнее, побеждая тех, кто слабее.
      
      Надо дать балбесам возможность стать спортсменами, иначе они потребуют жертв, став бандитами.
      
      Пользы от талантливого спортсмена безусловно ничуть не меньше, чем от бездарного ученого.
      
      Спортивные успехи повышают престиж нации, удойность и урожайность.
      
      Спорт играет жизнью, превращая игру в жизнь, а жизнь в игру.
      
      Он отдал жизнь спорту, но потерпел поражение.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       ОКОНЧАНИЕ
      
      "Из свободы нет пути назад тому, кто ее достиг".
      
      На вершине, где царствует ледяной ветер свободы, не объясняют, не доказывают, не спорят.
      
      Сверхчеловек - это всего лишь нормальный человек, и если вы признаете, что сверхчеловек для вас слишком абстрактен, слишком далек и недоступен, то вы также должны признать, что вы убогий, духовно нечистоплотный человек. Третьего не дано.
      
      Возникают мысли благодаря противникам, посвящаешь их противникам, а доходят они только до сторонников.
      
      "Для того чтобы выносить мои произведения, надо иметь великую душу. Я очень счастлив, что восстановил против себя все слабое..."
      
      "Прикосновения критики боится только то, что гнило". - Писарев.
      
      
      
       ЗАКЛЮЧЕНИЕ
      
      Приходит то, чего не ждешь, а то, что ждешь, то не приходит, а также не приходит многое другое.
      


Рецензии
Aлександр, оcилив что-то около тpети вашeго текcта, я тaк и не cмог понять cчитаете ли Вы лично пcиxологию Cвеpхчеловека гумaнной?

Ььььь   31.01.2015 19:33     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.