Вера Ферро

“Im outta the wasteland
Im into this head man
Im outta the wasteland
No religion at all”
Billy Idol - Wasteland

Когда в особой вакуумной установке рождается младенец, манипуляторы цепляют на его нос очки с тёмными стеклами. И человек видит всё чёрным и серым. Снять очки нельзя, ибо они защёлкиваются намертво особым замочком, на котором стоит единственное слово - "Жизнь".
Чем дальше от центра города, тем больше чёрный цвет сменялся грязно-серым.
Купер жил в старом особняке на окраине 37-21. Дому было лет семьдесят, не меньше. Ферро любил здесь бывать не только потому, что у товарища всегда водилась выпивка. Свой дом – это не ячейка в многоэтажной коробке.
По словам Купера, когда-то дом был зелёного цвета. Однако вечные осадки выкрасили его в почти чёрный цвет.
Подходя к забору из ржавых железных листов, Ферро закурил. В пачке не осталось сигарет, он скомкал её и выбросил за спину, забарабанил кулаком по большому листу на петлях, заменявшему ворота. Через две минуты скрипнула дверь, и показался парень с ярко-рыжими волосами. Купер сразу же накинул капюшон, морщась от моросящего чёрного дождя. В отличие от Ферро, он редко выходил из дома.
Слева и справа от дома Купера стояли почти такие же почерневшие дома, но пустые, с разбитыми окнами и вывалившимися участками стен. Подростками они лазили в них, искали забытые ушедшими хозяевами старинные вещи родом из 20 века. Один раз нашли скелет, обмотанный верёвкой вокруг шеи.
- Не начал ещё? – удивлённо буркнул Ферро, глядя на движения друга, живые и немного нервные.
- Я, по-твоему, алкоголик? – поднял рыжие брови Купер.
- Да! – выпалил парень.
Оба расхохотались. В доме был всё тот же неистребимый запах грязи, копоти и спирта. Войдя, Купер свернул не влево, на кухню, а направился прямо, в холл.
- Садись, - сказал рыжий, кивая на один из диванов с засаленной обивкой.
Ферро ещё более удивился и прямо в кожаных туфлях прыгнул на диван.
- А пить-то будем?? – наконец вырвалось у него.
- Погоди ты! Дело есть. Пить лучше после. Я прихвачу с собой пару литров.
- Какое ещё дело?
Насколько Ферро помнил, Купер в последний раз выбирался наружу вместе с ним месяц назад, чтобы забрать у жившего в центре знакомого какую-то микросхему.
- Я кое-чего достал… Точнее, позаимствовал… Ну, взял себе, хозяину оно уже не нужно.
- Давай хоть покурим! – воскликнул парень. – У меня сигареты закончились.
- Да, это надо, - согласился Купер, подходя к старому шкафу.
Когда он схватился за ручку дверцы, она вырвалась из превратившегося в труху дерева и осталась в пальцах.
- Гадский шкаф! – тщедушный парень ударил в дверцу кулаком и пробил её насквозь, расколов на пять частей.
В ящике оказалась полуразорванная пачка всё того же «Эконом-Люкса». Друзья закурили, сделали пару затяжек. Сумрак, слабо рассеиваемый электрической лампочкой под потолком, стал ещё гуще.
- Машину я добыл… - как бы невзначай выдал Купер, ожидая реакции Ферро.
- Решетку, наверное, - пожал плечами парень.
Решетом все называли примитивное средство движения, похожее на железную решётку с привинченным сзади двигателем, а спереди одним-двумя сидениями. Улучшенный вариант решётки был прозван коробкой, и отличался от решётки лишь подобием корпуса из железных листов. Остатки автопарка начала столетия доживали свой век и только для Инженеров делались чёрные обтекаемые машины, а первые из них владели трифибиями, способными ездить, летать и плавать.
- Неа! Настоящее авто!
Глаза Ферро загорелись. Он спрыгнул с дивана и чуть ли не побежал по направлению к гаражу, всегда пустовавшему. Купер с торжественной улыбкой пошёл за другом.
Скрип открывающейся вверх двери гаража. Купер зажёг лампочку и она осветила массивные бока автомобиля. Позже Ферро так и не смог установить год выпуска. Где-то конец прошлого века. Конечно, за последние лет двадцать корпус был нещадно повреждён погодой и ещё бог весть чем, так что хозяину пришлось дважды обшивать её тонкими листами железа. Последний слой давно заржавел, но всё равно мощная машина производила сильное впечатление. Нечасто такие увидишь на улицах города теперь. …Раритет.
- Чёрт, - восхищённо сказал Ферро. – Где ты её взял?
- Дед тут жил через два дома. Умер недавно. Никто за ним не пришёл… Я вышел пройтись за едой в маркет, и слышу – вонь жуткая! Явно дед сдох у себя дома. Ну я и подумал, пусть его жрут крысы, а я заберу его машину. Всё равно ни к чему теперь она мертвецу.
- А бензин? Где ты бензин взял? Он по карте выдаётся!
- А вот бензин был у деда в гараже. Правда, когда он закончиться, я не знаю, что будем делать. Разве что вшивать мне в ладонь чью-нибудь бензокарту.
- Чью… а ладно, - отмахнулся Ферро. – Сколько у тебя канистр? Две. Так, тащи сюда выпивку, все пачки, что дома есть. И покатаемся.
- Где?
- Как где? – опешил парень. – По городу.
- И что там?
Ферро смутился. Действительно, а что там? Грязные улицы, мрак, прохожие… Электронное Правительство давно закрыло места массового скопления людей, дабы там не возникали ненужные ему общественные настроения.
- Ну… домой ко мне… там и выпьем.
- Дружище, - неожиданно серьёзно сказал Купер. – Я знаю, что у тебя беда. Поверь, выпьем. Но сначала покатаемся и развеемся.
- Я об этом и говорю.
- Нет. Мы поедем в Пустоши.
- В Пуст… ты спятил? – воскликнул Ферро.
- Нет. Ты там был?
- А что там? Ничего нет… или… Есть?
- Вот и узнаем. Я там не был. Садись внутрь.
- Ладно, - доверился другу Ферро. – Нет, подожди. Я позвоню от тебя!
- Аргенте? – теперь Купер засомневался в адекватности товарища.
- Да ну её… нет.
- Ну, иди. Я тут с машинкой повожусь. Барахлит немного.
«Как бы не издохла в Пустошах, как дед», - подумал Ферро.
Парень убежал обратно в дом, снова зажёг лампочку и нашёл на стене телефонный аппарат. Номер Селены он знал. Да и как не знать, если её номер автоматически был набором координат. Ферро только не помнил, был ли у неё аппарат. У Купера был, древний, как он сам, алюминиевый ящик с западающими кнопками.
37-21-11-48… Селена жила на 11 улице, а дом был сорок восьмой. А вот квартира… С третьей попытки Ферро дозвонился к ней.
- Селена?
- Кто это?
- Ферро.
- Ферро?
- Да, я тебя домой проводил…
- Ох… наверное… но я бы ещё спала дальше…
- Хорошо, - сказал парень. – Я просто узнал, как ты…
- Спать хочу…
- Это я уже знаю, - усмехнулся Ферро.
Он нажал на кнопку отключения звукового приёма, пожал плечами и вернулся к Куперу. Тот уже сидел на месте водителя и занимался тем, что пытался включить сразу две фары – одна издавала скрип и электрическое визжание, мерцала, но не загоралась.
- С одной поедем, - сказал, наконец, рыжий.
В салоне было почти уютно. Мягкие сидения из чёрной кожи, пыльные стёкла, крохотная оранжевая лампочка над головой. В Пустоши не страшно ехать в этом маленьком доме на колёсах.
Двигатель, разъярившись, отправил машину прочь из гаража с неожиданной скоростью. Купер не успел затормозить, сбил наземь ржавый лист забора, проехался по нему с чертыханьем, свернул на дорогу.
На лобовое стекло падали чёрные капли, размазываясь в кляксы. Купер поискал нужный рычажок у основания руля, нажал – дворники заелозили по стеклу, хоть как-то улучшая видимость.
- Ты на отцовской научился?
- Да,- ответил рыжий.
У отца Купера была такая же. Пришлось продать ещё лет двадцать назад.
Справа двигались чёрные мёртвые особняки. Окраины города умирали. Даже фонари горели через один-два. Лишь в одном из мрачных домишек горел красный сквозь штору свет – наверняка какая-нибудь старушка или старик доживали свой век.
Вот и забор, за которым начинались Пустоши. Друзьям стало слегка жутковато. Горожанам не рекомендовалось туда заходить. Над самым ржавым забором – цепью толстых сеток в убого сделанных рамах, покосился на столбе фонарь. С него с жужжанием сыпались вниз искры. Ворота, перекрывающие дорогу, явно не открывали несколько лет. Замок с железной цепью, похоже, стал единым целым.
- Сдай назад. Мы их выбьем, - посоветовал Ферро.
- Хватит уже заборы выбивать. Угробим машинку.
Парни вышли, набросили капюшоны и после двухминутных усилий вернулись в авто, пригнувшись под дождём искр с фонаря. Искры падали в чёрные лужи и выбивали из них струи мутного пара.
Машина с лёгкостью прошла ворота, цепь с замком оборвалась, а две половинки просто резко раздались в стороны. Купер притормозил.
- Пустоши… - произнёс он. – А дорога есть дальше.
Он глядел на освещаемый сиротливым светом фары отрезок дороги.
- Ещё бы. Здесь раньше тоже жили, - мрачно заметил Ферро.
Вместо ответа Купер вытащил из бардачка машины открытку. На обратной стороне был год выпуска – 2010, и тираж – 5000 экземпляров. На открытке изображён был нарядный дом в сельской местности, окружённый кустами цветов и обрамлённый по бокам деревьями с пышной зелёной кроной. Стены дома были чистыми и белыми, крыша алая из металлочерепицы. В одном из окон отражалось закатное солнце.
«Последний день мира, - подумалось Ферро. – И последний закат. Рассвета уже не будет».
- Будет таким ещё мир когда-нибудь? – спросил он товарища.
- Никогда. Я так думаю.
- Никогда, - отозвался Ферро. – И я в это верю.
Они поехали, но очень медленно, то и дело объезжая попадающиеся на дороге остовы автомобилей и остатки заборов. Один раз что-то тёмное с рваным краями метнулось прямо перед фарой – большой силуэт. После этого парень вытащил револьвер и направил его вперёд.
Мало-помалу местность светлела. Дождь перестал моросить. Машина шла по каким-то серым полям, взрывала капотом странный сухой пепел. Клубы его разрастались за машиной, а иногда целые облака обдавали их одинокий транспорт.
- Не дыши, - посоветовал Купер не то себе, не то другу.
Парень был прав, пепел опасных осадков, уже прекратившихся за пределами городов из-за низкой влажности, был весьма токсичен.
- Я был здесь, - сказал Ферро странным голосом, точно вернувшись в незапамятные времена раннего детства.
- А я не помню…
- Да, был. Здесь были деревья, живые. И дома. И большие зелёные поля. Мы прошли под мостом и под ним была река, чистая. Подумай только, сто таких деревьев, зелёных, могли обеспечить воздухом целый квартал. Заменяли одну кислородную установку, требующую столько электричества!
Ферро зло скрипнул зубами и вернулся в настоящее.
- А теперь мы едем в Пустошах.
Слой пепла толщиной в несколько метров покрывал всё вокруг. Он смешался с осадками и был теперь не мягче грунта. Странные маленькие пригорки - крыши домов, странные будто бы насыпи вокруг них у самой дороги – заборы. Благодаря им можно было ещё распознать дорогу, вдоль которой высились чёрные скелеты деревьев, пушистые сверху из-за застывшего на них пепла. Ехали точно по мягкой земле.
- Всё мертво. Ничего нет. В городе не так тоскливо, - произнёс Ферро.
- Согласен, - ответил друг, продолжая ехать дальше.
Странный толстенный столб торчал из серой равнины совсем рядом с дорогой. Будто сизой снег, шапка пепла обволокла его.
- Какая-то башня… - выдавил из себя Купер.
- Что за башня… Жил в ней кто-то что ли?
Машина остановилась.
- Идём, зайдём, - предложил Ферро, глядя в тёмный проём в слое пепла, где раньше должно было быть окно.
Они пробрались внутрь, провалившись в трёх местах по колено в пепел. Уткнулись в воротники капюшонов, чтобы не дышать серой гадостью, только одни напряжённые карие глаза внимательно осматривали странное сооружение. Винтовая лестница, точно спиральная детская горка, вела вниз. Друзья достали фонари.
Они вышли из башни в нижнее здание, что было скрыто под слоем пепла. Под потолком, несмотря на слой грязи, угадывались какие-то рисунки со странными сценами. Лохмотья паутины свисали с них, мёртвые пауки вывалились из неё и болтались под лёгким сквозняком, скрючив лапы в предсмертной молитве.
В свалявшемся пепле не было следов, сюда явно никто не заходил лет пятнадцать.
- Глянь, что я нашёл.
Странная картина – безвкусно нарисованные лица, больше похожие на звериные, а всё остальное облицовано тонкой золотой фольгой. Купер содрал фольги, затем разорвал кусок пополам и отдал половину Ферро. С потолка упал на голову рыжего кусок штукатурки с ладонь величиной.
- Что ещё за… - Купер смахнул с волос грязь.
- Идём обратно, - Ферро осмотрел тесное помещение.
Ничего, кроме странного полуистлевшего хлама по углам, здесь больше не было. Друзья закурили по сигарете, глядя на узорчатые витражи, разноцветные когда-то, а теперь чёрные, ибо снаружи был пепел. Потом стали подниматься обратно к выходу.


14.11.2009 – 17.11.2009


Рецензии