Глава 6. Вы служите, мы вас подождем!

 

     На вокзале толпился народ, слышались песни, играла гармошка. Женщины утирали слезы, мужики допивали последние, на посошок, чарки, хлопали по спинам сыновей, давали пьяными, растроганными голосами последние наставления . Молодежь лихо отплясывала, вставши в круг, пела песни, обнималась. Проводы. Уходили служить ребята, весенний призыв. Рая и Федор стояли в стороне от общей толпы, прощались на долгие четыри года. Федора забирали во флот. Ребята встречались второй год, матери уже готовились к свадьбе, потихоньку , на свои вдовьи пенсии, по копейкам откладывали на будущее веселье. И теперь они стояли рядом, с жалостью смотрели на детей, утирали слезы. А дети их не могли насмотреться друг на друга. Рая все пыталась сказать Феде, как она его любит, как будет ждать, как будет скучать без него, но голос прерывался, и она захлебывалась слезами. Федор тоже не находил слов, комок стоял в горле, и он только обнимал подружку, и целовал мокрые от слез глаза и распухшие губы.
– Раечка, любимая моя, не  плачь.  Четыри года пройдут не заметно. Ты только жди, не забывай меня. И пиши чаще. И я буду писать тебе. Маму мою навещай, одна она осталась, совсем одна.
Рая говорить не могла, она только кивала головой и смотрела в глаза своего милого, горячо любимого Феденьки.  Как она будет жить без него?! И опять слезы хлынули ручьем, и сердце сжалось от боли. Как пережить эти четыри года?

     На перроне раздалась громкая команда, призывников звали строиться. Крики, причитания, рыдания охватили толпу. Вчерашних мальчишек обнимали, целовали, хлопали по плечам, жали руки. Последние наставления, пожелания, последние поцелуи и объятия, и вот уже звучит команда.
– На пра- а-а-во!!  Шаго-о-ом марш!!
 
     И тронулась с места колонна. Вчерашние мальчишки, чьи-то внуки, сыновья, женихи, и просто любимые, уходили служить отечеству. Широко распахнуты двери вагонов – добро пожаловать, будущие солдаты и   матросы!
До свидания, мальчики, мальчики!  Вы служите – мы вас подождем!
Раздался гудок паровоза, поезд дернулся, и медленно тронулся с места. Толпа двинулась вслед. Поезд набирал скорость, толпа начала отставать, и только ребятишки еще бежали следом и махали руками.

     Три женские фигурки стояли, обнявшись, на краю перрона и махали платками. Федор еще долго видел их, даже когда они уже пропали из вида. Заплаканные дорогие лица, когда он снова будет с ними?

     И началась служба. Федор знал, что будет нелегко, но он и не думал, что служба на корабле отнимает так много сил. Вечером он падал на койку и засыпал мертвым сном. Утром, вскакивая по сигналу, он огорченно вспоминал, что опять не написал письма маме и Рае, и опять давал себе слово сегодня написать, обязательно написать. Но, вечером было одно желание, упасть на койку, закрыть глаза и, слушая, как гудят ноги, как болят натруженные руки, забыться сном, сном без сновидений. Казалось, только что закрыл глаза, а уже звучит сигнал подъема! Вставай, матрос, труба зовет!

     А в Азове, в маленьком домике с соломенной крышей, Рая, вскакивая по утрам, первым делом бежала к почтовому ящику, нет ли писем? Писем не было. По дороге в педагогическое училище, она забегала к Фединой матери, Анне Петровне, спросить, не пришло ли письмо от Федора. Но писем не было. Они тревожно переглядывались, но на словах пытались убедить друг друга, что он напишет, просто ему нет времени, надо подождать. И они ждали, что еще оставалось делать.

    И, наконец, письмо пришло! Утром  Раю разбудил стук в калитку.
    – Раиса! Тебе письмо!
    Надька - почтальонша  держала в руках голубой  конверт, и радостно кричала.
    – Райка! Пляши, от Федора письмо из Одессы! Пляши!
Рая, прямо от дверей дома, начала приплясывать. Знала, что Надька так просто письмо не отдаст. И вот оно в руках. Наконец-то! А мама дергала ее за рукав, торопила прочитать. Что пишет Феденька, будущий  зятек? Рая читала,  и перечитывала.   Слава Богу, жив, здоров, скучает, любит, помнит.   Федя писал о службе, о новых друзьях, об Одессе. Благодарил за письма, просил навещать мать, передавал привет Варваре Терентьевне, своей будущей теще. А будущая теща стояла рядом и утирала слезы, она не меньше дочки переживала, что Федор не пишет. 

По дороге в училище, Рая  забежала к Анне Петровне. И там  радость, сынок прислал долгожданное письмо. Прочитали и то и другое. Слава, Богу, все у него хорошо, и их он не забыл, просто времени не было, теперь будет писать чаще.

     А через год приехал на побывку матрос. Раиса была своя, не своя от счастья.   Целый год она жила от письма, до письма. Все мысли только о Феденьке. Не ходила ни на танцы, ни на гулянки, подруги звали, но она была непреклонна – я жду Федю. И вот Федор сидит за столом и глаз не сводит с Раисы. А рядом в хате суетится его мать, помолодевшая от радости, ей помогает Варвара Терентьевна, будущая сватья. Счастье то какое! Сынок приехал, единственный, родная  кровинушка! Вот бы отец увидел сыночка, порадовался! А отец ласково смотрит с портрета, улыбается солдат с того света, тоже радуется, глядя на сына. Не довелось солдату дожить до этого времени, не довелось…

     И еще прошел год. Рая окончила училище, и уехала работать воспитателем в детский дом, в большую казачью станицу. Работа ей нравилась, и дети ее полюбили. Бедные дети, сироты прошедшей войны. Каких только рассказов не наслушалась Рая, Раиса Федоровна, как ее теперь называли. Сколько судеб искалечила война. Ведь и ее отец не вернулся с войны, Ушел и сразу пропал без вести. Успел только одно письмо прислать, что их часть стоит под Таганрогом, ждут отправку на фронт. И все, больше ни слуху, ни духу. Только после окончания войны, прислали официальную бумагу, что Москвич Федор Харитонович пропал без вести. Доходили слухи, что часть, где служил отец, попала под массированную бомбардировку, погибли почти все. Вот и осталась  их 34-х летняя мать вдовой с тремя ребятишками. Старшему, Ване 13 лет, Рае 11, а младшей, Любаше 3 годика. Уж как матери досталось в войну, того не пересказать.  Но, все, слава Богу, живы. Ваня служит на флоте, Рая уже работает, Люба еще с мамой, школу кончает.

     Федор писал часто, присылал открытки с видами причерноморских  городов, фотокарточки. На них он был веселый, улыбался, стоял в обнимку с друзьями. О планах на гражданке писал скудно. Как-то написал, что хочет выучиться на юриста.Стал ходить в вечернюю школу, надо было заканчивать десятилетку.  Ну что же, думала Рая, это хорошая специальность, можно учиться заочно, и она поступит в педагогический институт на заочное отделение. Будут оба иметь высшее образование, плохо ли! Еще немного потерпеть, приедет Феденька домой, сыграем свадьбу, и заживем в любви и согласии. А там и деток заведем. Ей представлялись будущие детки. Мальчик похожий на нее, смуглый, черноволосый крепыш, и девочка, похожая на Федю, сероглазая, с ямочками на румяных щеках и светло-русыми кудрями. Пора и ей иметь свою семью. Все подруги уже замужем, одна она все ждет своего Феденьку.

     И вот подошел срок его  возвращения. Рая решила уволиться с работы и возвратиться в Азов. Надо готовиться к свадьбе, сделать ремонт в доме, мама одна не справиться. Брат Иван, вернулся из армии, учится в Ростове в строительном институте, Любаша тоже мечтает поступить туда же, а пока  оканчивает  школу. Отпускать с работы ее не хотели, воспитатель из нее получился хороший, было жаль лишиться такого педагога. Но делать было нечего, девушка выходила замуж, ее отпустили. Дети, прощаясь с ней, плакали, она тоже не могла сдержать слезы, она полюбила всех, как родных. Но впереди, в той новой жизни, ее ждало счастье, она его заслужила. С тем она и вернулась домой.

     К возвращению Федора Рая с матерью сделали ремонт в доме, все побелили, покрасили, помыли. Не стыдно сватов принять. Анна Петровна тоже готовилась, шутки ли, сынок из армии приезжает, свадьбу скоро сыграет, молодую жену в дом приведет. А там и детки пойдут, вот бабке будет радость! Надо будет с Феденькой все обсудить, чтобы было время приготовиться к свадьбе. На октябрьские праздники можно будет и сыграть. Она уже с весны откармливает два десятка  цыплят, и вино стоит в подвале с прошлого года. Все будет, как у людей!

     Федор приехал неожиданно. Анна Петровна шла с базара с Варварой Терентьевной, разговаривали. Ну, о чем им еще говорить! Конечно о предстоящей свадьбе. А тут, вдруг, навстречу идет матрос. Глядят, и глазам своим не верят! Да это же Федя!  Идет, улыбается. Бросились к нему, обнимают, целуют, от радости плачут. Варвара Терентьевна чуть не бегом домой подалась, радостную весть понесла дочери. Та хотела сразу же бежать, но мать не пустила.
– Не прилично невесте бежать к парню, жди, сам придет вечером. Пусть с матерью побудет, мать не меньше твоего ждала, все глаза проглядела.
Пришлось Рае ждать вечера. Еле дождалась. Пришел Федя с букетом, коробкой конфет, бутылкой сладкого вина. Выпили за возвращение, за новую жизнь, за любовь. Рая вся светилась от счастья, наконец, она дождалась своего любимого, четыри  года  верно ждала, это вам не шутка. Четыри года!

     Пошли прогуляться на свое заветное место, на берег Дона  Долго сидели на скамейке, целовались, смотрели на звезды. Потом Федя сказал.
– Я решил поступать учиться  в Ростовский юридический институт. Завтра поеду, сдам документы и запишусь на подготовительные курсы. Для демобилизованных есть льготы при поступлении, и общежитие дадут, я узнавал.
Рая опешила.
     – А я? Как-же я? Мы ведь собирались пожениться?
     – Ну, дорогая, со свадьбой придется повременить. Какая свадьба, надо сначала твердо на ноги стать, хорошую специальность получить. Это безрассудно заводить семью, не имея ничего  за  душей. А дети пойдут, как жить? Нет, я решил сначала образование получить, а потом семью заводить.
     – Но ведь можно учиться заочно, работать и учиться. –  Робко проговорила Рая. Но Федор категорично сказал, как отрезал.
     – Нет, это не для меня. Я буду учиться, как нормальные люди. В дневное время и получать за это стипендию, а не будет хватать на жизнь, можно и подработать. Так, что пока о свадьбе говорить не будем. Пойми меня правильно, мне пора добиваться твердого положения в жизни. Будешь меня ждать, хорошо. Не захочешь, я тебя судить не буду.
 Рае казалось, что ей вылили ведро ледяной воды за ворот. А как же ее мечты? Свадьба, муж, дети? А четыри года, что она провела, как монашка, зачем это было надо? А как же их договор, его просьба ждать его, ее клятва, которую она выполнила честно? Зачем все это надо было? Но ничего говорить она не стала, да и не могла, горло сжала судорога. Было обидно и… стыдно. Стыдно своих надежд, стыдно маминых  хлопот, стыдно разговоров о предстоящей свадьбе, стыдно соседей, которые поздравляли ее с приездом жениха. Стыдно, что она бросила работу, ради этой свадьбы. Хорошо, что было темно, и он не видел ее лица.  Рая собралась с силами и сказала:
     – Пошли домой, уже очень поздно, мама волнуется, – она встала и взяла его под руку, как ни в чем не бывало.

     Шли молча. Рая изо всех сил сжимала зубы, что бы, не зарыдать в голос. Около калитки она поднялась на цыпочки, и поцеловала Федора в щеку.
     – Удачи тебе завтра! Прощай!
И она стремительно влетела во двор. Рая слышала, что Федор  что то сказал ей вслед, но она уже входила в дом. Все, что надо, он уже сказал. Мама не спала, она подняла голову с подушки и спросила:
     – Ну, как прошло свидание? Обо всем поговорили? Когда ждать сватов?
     – Мама, какие сваты?! Он не хочет жениться, он уезжает в Ростов учиться.
И залилась слезами, сквозь рыдания она повторяла маме слова Федора, его доводы, его оправдания. Мать слушала и не могла поверить. Неужели Федор мог так поступить с ее девочкой? Зачем же он заставил ее ждать четыри года, не предупредил заранее, что жениться он раздумал? Как же теперь смотреть людям в глаза? Это ведь оскорбление, девушка ждала, а он не женился. Нет, так порядочные люди не поступают. И она решила завтра же пойти к Анне Петровне поговорить, пусть вразумит сына, не позорит девушку.

     Всю ночь мать глаз не сомкнула, все повторяла слова, которые скажет Петровне. Она слышала, что и Рая не спит, но молчала. Утешения тут бесполезны. Она понимала, что Федор в чем - то прав, теперешняя молодежь живет по другим понятиям. Вот и ее Ваня, старшенький, пришел из армии и поступил учиться. Правда, его девушка не дождалась, уже через год вышла замуж, уже и сына няньчит. Но Раечка ведь ждала четыри года! И опять обида сжимала сердце.

     Когда улеглась первая радость от встречи, мать спросила Федора, как и когда они пойдут сватать Раечку. И тут ее, как из ушата облили.
     – Мама, я пока не собираюсь жениться. Буду поступать учиться  в институт. Завтра еду в Ростов сдавать документы. Я решил получить высшее образование. Буду юристом. Так что  со свадьбой придется подождать. Какие мои годы! Еще успею хомут себе на шею надеть.
     – А как же  Рая? Она ведь ждала тебя ?
     – Ну, подождет еще, если захочет. Рая девушка хорошая, мы еще успеем пожениться. А не захочет ждать, другую найду, вокруг девушек полно. Ну, что ты мамочка плачешь, успеешь еще меня женить!
     Мать не находила слов, которые могли бы убедить сына. А может и не надо убеждать? Какае то правда была и в его словах. Другие времена настали, дети выросли и хотят жить по своим законам. Вишь, высшее образование ему понадобилось. А она об этом и не думала никогда. Юристом будет, это судьей  что ли? Не понятно. Но ему виднее. Был бы жив отец, он бы разобрался, а она не знает, прав сын, или нет. Но девочку жаль, такая хорошая девочка, так любит ее сына, так ждала его! А что скажет Терентьевна? Перед ней как стыдно! Вроде обманули они с сыном ее. Да, есть  о чем подумать матери.

     Утром Рая  встала бледная, как после болезни, но уже не плакала. Видно приняла какое то решение, но сама не заговаривала. Только, когда мать собиралась уходить из дома, подозрительно спросила, куда она идет. Мать также односложно ответила, что по делам. И ушла. А шла она к Анне Петровне, решила все же поговорить с ней, пока Федора нет дома. Все же они матери, поймут друг друга.

     Анна Петровна была дома и, увидев на пороге Варвару Терентьевну, растерялась, засуетилась, вроде, как виноватая.
     – Ну, что Петровна, сыграли мы с тобой свадьбу? Веселая свадебка получилась. Зря ты на цыплят потратилась. Вот как твой  Феденька нас вокруг пальца обвел. Сам тишком, да молчком все решил. А мы с тобой, как дуры, планы строили, все за него решили, только людей насмешили. То-то разговоров теперь будет! Ославили девчонку на весь мир! Невеста без места!
     – Терентьевна, дорогая ты моя, да я сама, как мешком пыльным трахнутая. Сама до сих пор очухаться не могу. Думала ли я, что так все обернется? Уж не знаю, что и делать. Уехал в Ростов устраиваться на учебу. Сказал, что от Раисы не отказывается, но надо подождать.
     – Петровна, что говоришь то! Куда ж еще ждать, это ж на пять лет, учеба то его! За что измывается он над  девкой? Нужна она ему будет, перестарок, через пять лет! Нет, напрасно она его ждала, напрасно. Вон Валентина, Вани моего подружка, через год замуж выскочила, да сына родила, и  развестись успела. Опять толкнулась было к Ванюшке, а он уже и смотреть на нее не хочет. Тоже подался в ученые. Что их всех тянет на учебы эти? Другие времена настали, нам их не понять.
     – Вот и я о том же, Терентьевна. Ты во сколько замуж  то  выходила?
     – В 19 годочков, и моему Федору то же 19 было. Да тогда все родители решали, нас и не спрашивали.
     – Вот и мы с тобой, Терентьевна, как в старые времена, решили детей поженить, а они сами теперь решают. Ничего тут не поделаешь. Ты уж прости меня, Федьку мне не переубедить. Пусть уж сам свою жизнь строит, как знает.

     И они обнялись, две пожилые женщины, две матери. Их вины не было, что не сложилась жизнь их детей, как им мечталось. Такая была судьба.


     А через год Рая вышла замуж за хорошего парня Алексея и прожила с ним 30 лет. Леша женился до армии, когда он служил, жена его загуляла, завела себе любовника. А пришел Леша домой, все узнал, «добрые люди» доложили. И оставил жену, а уж и сынок подрастал. И вот встретилась ему Рая, поженились, сына родили, и прожили в любви и согласии.

     Как в песне поется  «… вы служите, мы вас подождем». Я думаю, что это ожидание, большой риск. Когда уходил служить мой сын, я имела с ним такую беседу.
     – Костя, сынок, не принуждай свою Таню давать тебе клятвы в верности, обещать дождаться тебя. Это все  иллюзии, судьба сама решит, как сложится твоя жизнь. Дождется тебя Таня, прекрасно! Не дождется, как поется в песне «…не известно,  кому повезло». Не связывайте себя клятвами. Два года, большей срок, а искушений вокруг много.  Жизнь все расставит по своим местам.
     – Я учту это, мама. Наверно ты права.
Таня не дождалась возвращения Кости
 

     Вот на какие воспоминания навела меня эта песня.
            

    *** Фото из семейного архива. Справа Федя и Рая,слева Ваня и его девушка.


Рецензии
Ну, что ж, весьма поучительно. Но, это с нашей точки зрения, а молодые... Им кажется сегодня и сейчас, что увидел и нашел ту единственную, а пройдет время (которое все лечит) и единственная начинает размножаться, появляются другие и другие. И хорошо, если мать имеет влияние и сын может послушаться, а может быть хорошим сыном (как Федя), но поступить по-своему. Это и есть тот АД, который каждый должен пройти сам.
Мне очень понравилось. Хороший рассказ

Валентина Майдурова 2   14.12.2010 12:27     Заявить о нарушении