Двойка бубей

 по картине Андрея Белле "Двойка бубей"
http://andreybelle.com/drowings/21/010.html


При рождении мама назвала ее Фейга. Маме хотелось, чтобы ее доченька, ее птичка, была счастливой! Отчиму не составило труда уговорить маму в смутные времена покинуть крымскую Ялту и поселиться в Польше.

Общительная  и радостная девочка любила маму,  музыку и море. А к своим двадцати годам в Польше маршала Пилсудского обворожительная, красивая, эмоциональная Фанни Йофе стала довольно популярным композитором с творческим псевдонимом Фанни Гордон. Ее произведения исполнялись оркестрами, о ней писали газеты, ее внимания добивались многие достойные мужчины.  Жизнь радовала! Музыка рождалась легко, в ритме танцев, и была наполнена безудержной радостью жизни, которою светилась сама  Фанни.

В 1931 году Фанни написала мелодии - настроения, любимые и исполняемые до сих пор: танго «Аргентина» и фокстрот «Море». Одним из первых фокстрот  услышал  за домашним чаепитием в доме Квятковских  Анджей Власт (Густав Баумриттер).  Тот самый, что писал громадное количество песенных текстов и утверждал, что хрустальную вазу мелодии можно заполнить любым содержанием, достаточно найти несколько ударных слов для припева, которые дадут песне силу и привлекательность. Песенка была названа «У самовара» и включена Анджеем в программу театра-кабаре «Морское дно».

Солисты  Зуля Погожельская и Тадеуш Ольша исполнили «У самовара» на сцене театра,  и вся Польша с удовольствием запела: «Pod samowarem siedzi moja Masza. Ja mowi “tak”, a ona mowi “nie”». В успехе была и немалая заслуга популярной танцевальной  пары - балетмейстера Феликса Парнеля и его партнерши Зи-Зи Халяма. Песенка звучала всюду,  и простенький  текст не мешал ее  огромной популярности. В том же году  под названием «русский фокстрот «Новые бублички»  фокстрот записан польской фирмой «Syrena Electro».

Казалось, счастью Фанни не будет предела. Песенку подхватили всюду. Когда
представители фирмы "Polydor Records" обратились к Фанни с предложением сделать запись для русской эмиграции в Прибалтике, она согласилась и сама написала  текст песни,  в котором осталось всего две строфы:

У самовара я и моя Маша,
А на дворе совсем уже темно.
Как в самоваре, так кипит страсть наша,
Смеется хитро месяц нам в окно.
.
Маша чай мне наливает,
А взор её так много обещает.
У самовара я и моя Маша,
Вприкуску чай пить будем до утра.

Дополнил строфы ее текста Петр Лещенко, включивший «У самовара» в свою программу в 1933 году и записавший фокстрот на пластинку. Песня стала известна всему миру.

Леонид  Осипович Утёсов включил эту песню в свой репертуар, когда пластинка из Риги попала ему в руки.  В феврале 1934 года его джаз-оркестр также выпустил пластинку с этой песней, где были указаны данные: «Обработка Л. Дидерихса (был такой музыкант в оркестре), слова В. Лебедева-Кумача».  Песня стала очень популярна в Советском Союзе.

Фокстрот Фанни  с литовским текстом  исполнял в Каунасе  Даниелюс Дольскис. Текст «Palangos j;roj» по содержанию ничего общего с текстом Гордон не имел, но, по сути, фокстрот вернулся к первоначальной задумке композитора,  к морю:
В Паланге в море утонула любовь моя,
И холодные волны не вернут её...

Перед  войной  песенка была «гвоздем программы» всех танцплощадок, кафе, ресторанов, клубов, репродукторов на вокзалах, в парикмахерских. Каждая семья, где был патефон, радовала гостей душевной музыкой…  Но в один миг рухнул мир. Война, плен, лишения, Варшавское гетто. Там, где в 1943 году  немец застрелил на улице  Густава Баумриттера. Там, где родился страх. 

Фанни удалось избежать смерти, и она считала это чудом. После освобождения  Варшавы всем, кто родился в России, было предложено вернуться на родину, и испуганная птичка, вместе с мамой, вернулась жить в страну  победителей, где стала Фаиной Марковной Квятковской. 

Родина встретила неласково, да это Фаине было  понятно, тогда всем было нелегко. Непонятно было другое: как одной подписью в министерстве культуры можно было ликвидировать джаз - ансамбли, в том числе Калининской  областной филармонии, которым Квятковская некоторое время руководила.

Скитания по Союзу,   какие угодно работы, денег едва хватало на еду. Но и тогда Фаина Марковна не стала бороться за свое авторство в популярной песне. В душе все еще жил страх, посеянный войной;  вступать в борьбу с орденоносцем Лебедевым-Кумачом она считала для себя нелепым и нереальным . Только после его смерти Квятковская рискнула  настаивать на встрече с Леонидом Утесовым. Тот обещал разобраться и восстановить справедливость.

Лишь в 1979 году, когда пришло письмо от фирмы «Мелодия», авторство Фаины Марковны было признано. И выплатили гонорар  9 рублей 50 копеек. Газеты сообщили, что песня  «У самовара» нашла своего автора, но не сообщили о том, кто именно этот автор. Как не сообщили и о том, что долгие – долгие годы Фаина Марковна Квятковская жила в нужде в комнате громадной коммунальной квартиры в Ленинграде. А когда ее спросили, почему она не доказывала своего авторства раньше, маленькая сухонькая старушка с  грустными – грустными глазами честно призналась, что боялась.

Двойка бубей – это самая маленькая карта в колоде.


http://www.youtube.com/watch?v=x73x2GtD_SQ  Леонид Утесов «У самовара»


Рецензии
На это произведение написаны 33 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.