Розы для призрака. Роман, часть 14

Я проснулся, но ещё неоткрыв глаз понял, что кто –то смотрит на меня.
- Еношик,- прошептал я, и погладил Нику по щеке.
- Ага.
- Мааленький.
- Ага.
- Беззащитный.
Ника сделала вид, что задумалась.
- Спорно, но ладно... Что ещё?
- Мягкий и сладкий. Как ватрушка.
- Ну вот,- обиженно протянула Ника. – Ватрушка. Разве я полная?
- Нет. Но сладкая.
Я притянул её к себе и поцеловал в губы.
- Давно созерцаешь спящего Люцифера?
- Да, исследую каждую точку.
- Лихо. И что, есть что-то занимательное?
- Шрамы. На плече, на спине, еле заметный на виске. И два маленьких красных пятнышка на большом пальце правой руки. Когда их потрёшь- они исчезают, а спустя секунды появляются вновь. Так интересно и необычно.
Я улыбнулся.
- Да, они появились, когда мне было года три- четыре. Наверно, результат внутреннего кровоизлияния... Сколько времени?
- Почти восемь.
- Ого! Ничего себе. Я долго дрых. Наверно, это результат воздействия свежего, чистого сочинского воздуха.
-Скорее всего.
- Или на нервной почве.
- Первый вариант мне нравится больше.
- Мне тоже... Пора собираться. К девяти мы должны быть в Центральном парке.
- Успеем!
Я почувствовал, как Ника хочет что-то спросить у меня.
- Ника, ты хочешь спросить меня о чём- то?
 - Да.
Она приблизила своё лицо к моему.
- Скажи: для тебя так важно найти этого парня и зеркало?
- Для меня важно выполнить работу, за которую мне заплатят деньги.
- Значит, для тебя важно победить?
- Для меня важно сделать то, что имеет смысл.
- Для чего?
- Для того, чтобы оставить о себе хорошую память.
- Память?
- Да, память. Смысл человеческой жизни- оставить о себе хорошую память. Иначе зачем жить?!
Я встал. Закурил.
- В Бруклине меня как-то как представителя «русского» бизнеса пригласили на одно мероприятие, посвящённое годовщине уничтожения евреев во Второй Мировой войне. И там выступал один бывший партизан. Он рассказал как он с товарищем пошёл в разведку и подошёл к одному местечку. А там карательный отряд фашистов согнал людей в сарай и поджёг его. И вот они с товарищем слышали крики заживогорящих людей, смотрели на этот огонь и рыдали от бессилия, что не могут помочь этим несчастным. Так вот этот пожилой мужчина сказал всем: «Такой огонь должен всегда гореть у нас перед глазами, чтобы мы никогда не забыли об этом. И праведный огонь должен гореть в наших сердцах, чтобы мы ПОМНИЛИ!».
- Гена, а что будет с этим парнем?
- С  Коломийцем?
- Что? Ах, да. С ним. Какая смешная фамилия.
- Украинские фамилии самые смешные в мире, особенно те, которые идут с Запорожской Сечи: Непейпиво, Загубыбатько, Задуйвитер и так далее.
- А почему ты решил, что это украинская фамилия?
- Коломыйки по- украински ,это частушки . Человек, исполняющий частушки- коломиец.
- Частушечник. Любопытно. Так что же с ним будет?
Я пожал плечами.
- По идее, он должен привести меня к заказчику похищения зеркала Арпо. Хотя, честно говоря, я уже догадываюсь, кто этот человек.
- Ген, скажи мне честно- это опасно? Да?
Я усмехнулся.
 - Опасно?
Я подошёл к окну.
- Полнолуние. Красиво. У вас очень красивые виды, что днём, что ночью.
- Значит, опасно,- прошептала Ника. – Хорошо, что я еду с тобой. Ты хочешь есть?
- Нет.
- Я тоже. Поехали?
- Да, поехали. Я только позову Дениса.
Спустя несколько минут, такси несло нас троих в центр Лазаревского.
Как я и предполагал Центральный парк культуры встретил нас огнями, аттракционами, многоголосицей.
- Шумно тут,- прокричал я Нике.
- Это ещё нешумно. Посмотрел бы ты, что тут летом творится,- ответила Ника. 
Мимо нас, медленно, рывками, проследовал открытый милицейский «газик». Я с интересом смотрел на ухмыляющиеся лица четырёх нетрезвых милиционеров.
- Безобразие, - произнесла рядомстоящая женщина средних лет. – Совсем менты стыд потеряли.
- Действительно, - поддакнул я. – Выпившие... за рулём.
Женщина смерила меня негодующим взглядом.
- Да пускай пьяные! Но могли бы и до полуночи потерпеть, как обычно!
Мы втроём, неспеша, продвигались к боулинг клубу. По пути я не сдержался и погладил попавшегося мне серого мопсика. Ника демонстративно хмыкнула и отвернулась. Времени ещё хватало, и мы, купив мороженое, прокатились на чёртовом колесе. Денис остался внизу, и я сверху обозревал его фигуру, одетую в белый балахон. Потом мы постреляли в тире, я азартно сыграл с Никой в пневмотический хоккей.
Вообще, в парке было много аттракцинов, некоторые весьма курьёзные. Так, например, я увидел, как африканские студенты вузов подрабатывают в период летних каникул. В одних набедренных повязках, с бутафорским троном и пальмовыми ветвями, они за умеренную плату предлагали сфотографироваться с ними в стиле «Повелитель в окружении верных слуг». В роли «Повелителей» , как правило, выступали довольные, улыбающиеся молодые девушки, преимущественно блондинки. Аттракцион пользовался успехом.
Перед дорожками игры в боулинг было многолюдно. Человек с микрофоном зазывал на последние две вакансии желающих. Взнос- 300 рублей. Я огляделся по сторонам. Коломийца я не увидел, зато заметил стоящего в толпе в неизменных очках Тортилу. Интересно, он хоть когда-нибудь снимает очки? Я посмотрел на электронное табло. Так. Шесть дорожек по три участника на каждой. Три игры по десять попыток каждая, состоящая из двух бросков, если потребуется. В финал выходят трое, набравшие наибольшее количество очков.
- Ну а теперь смотрите и болейте,- крикнул я Нике и Денису, и зажав деньги, пошёл к распорядителю соревнований.
Мне досталась 5-ая дорожка, вторая справа. Со мной вместе играли подросток лет 16-ти, и высоченный здоровяк с солидным животиком лет сорока. Я выбрал два шара и поискал глазами знакомые лица. Ника и Денис стояли за спиной, Тортилу я потерял из вида, зато боковым зрением я заметил стоящего чуть поодаль Метиса в тёмной безрукавке и джинсах. Неужели главный «герой» так и не появится сегодня?
Я отмечал броски участников чемпионата. Сразу выделил игравшего на третьей дорожке узкоглазого парня, профессионально бросавшего шар. Когда до меня дошла очередь, я с первого же раза выбил «страйк», снискав одобрительные возгласы и даже апплодисменты болельщиков. Играя, я продолжал посматривать по сторонам и перебрасывался репликами с Никой и Денисом. Про себя же я отметил, что если и дальше буду играть, выполняя все технические требования, то с непривычки, завтра утром моя левая ягодица будет гореть синим пламенем.
Последующие мои попытки были не столь успешными, как первая, но в пятой и шестой, я вновь выбил «страйки». Коломийца нигде не было. Видимо, Метис спугнул его. Я откровенно заскучал. Каждые попытки игроков сопровождались проигрышами электронной музыки; благодаря болельщикам и игрокам стоял гвалт. Неожиданно, музыка смолкла, и  зазвучал голос распорядителя, усиленный динамиком.
- Напоминаем участникам соревнования о новой схеме чемпионата. По итогам двух игр, лучшие трое участников сыграют в финале с прошлогодним чемпионом. Приз за первое место- 1500 рублей!
«Ах вот оно что!».Я огляделся по сторонам. Хорошо. Подождём. В первой игре я набрал 156 очков и занял общее второе место, пропустив вперёд только узкоглазого с третьей дорожки. В коротком  перерыве ко мне подошла Ника.
- Что ты так сияешь? Ты же, кажется, не первый пока?
- Ничего страшного. Есть повод.
- Принести тебе жареной картошки или попкорн с пепси?
- Принеси. Но лучше с пивом.
- С пивом?- удивилась  Ника. 
-Да. Вот за что я люблю боулинг, так это за то, что и пивка можно выпить и сказать, что спортом занялся.
Ника рассмеялась.
Тем временем, началась вторая игра. И вновь, в первом броске я выбил «страйк». Подросток и здоровяк, игравшие со мной на одной дорожке, пытались подражать мне, копируя технику, но результаты оставляли желать лучшего. Я играл и продолжал следить и за игроками и за болельщиками. Мой основной соперник с третьей дорожки пока лидировал, но начал сдавать, что было характерно для всех азиатов- начало бодрое, а потом по нисходящей.
Я отошёл сделать глоток пива.
- Ты импозантно выглядишь,- заметила Ника. – Жаль нет фотоаппарата.
Я деланно поцеловал свой лоснившийся от пота правый бицепс.
- Денис здесь?
- Да. Кстати, я кое-кого заметила из наших общих знакомых.
- Я тоже, - произнёс я, подмигивая Нике.
На последний бросок я настраивался дольше, зная результат соперников. Первым шаром я выбил 9 из 10 кеглей, а вторым добил десятую. Во второй игре я набрал 188 очков, в сумме опередив ближайшего конкурента на 7 очков.
Распорядитель, глядя на трёхбуквенные аббревиатуры имён игроков на электронном табло, торжественно объявил трёх финалистов.
-Лют, Тим и Сур.
Третьим оказался парень с кавказской внешностью, судя по всему армянин. Я посмотрел на ликующих Нику и Дениса и мне показалось, что за их спинами мелькнула фигура Графа. Присмотреться мне не удалось, поскольку я отвлёкся на голос распорядителя.
- Как было объявленно раннее, к нашим трём финалистам присоединяется прошлогодний чемпион... Мак!
Апплодисменты, крики, свист. Наконец-то, я увидел его вживую. Синяя куртка от спортивного костюма была небрежно брошена на стул. Сам чемпион был одет в жёлтую футболку с надписью по-английски, синии спортивные брюки и белые кроссовки. Ростом он был чуть ниже меня, коротко стрижен, глаза зелёные, чуть раскосые, слегка заметный шрам на подбородке, телосложение мускулистое, пропорциональное, на правой руке золотой браслет, часы на левой. Сходство с фотороботом очевидное. Молодец, Денис. Ну что ж, добро пожаловать, Максим Коломиец.
- Гена!
Я обернулся. Побледневший Денис глазами показывал на Коломийца. Я незаметно поднёс палец к губам и глазами показал: «вижу, вижу, спокойно».
Нас развели по разным дорожкам. На второй играл азиат, на третьей- я, на четвёртой- чемпион и на пятой армянин.
Мне показалось, что перед первым броском Коломиец внимательно посмотрел на меня. Я досчитал до десяти и бросил...
Первая попытка прошла без сюрпризов, а во второй и третьей армянин неожиданно сделал «дабл страйк». К концу четвёртой попытки у меня было 60 очков, у азиата 45, у Коломийца 66 и у армянина 75. Меня поразила техника чемпиона. Он бросал шар, не вставляя пальцы в лунки, а просто с ладони. При этом траектории, которые он закручивал, просто поражали своей замысловатостью.
В пятой попытке я сделал «страйк», и неожиданно встретился взглядом с Коломийцем. Он одобрительно качнул головой и показал мне большой палец руки. Я в ответ улыбнулся. В ту же секунду я увидел Тортилу, он подал кому-то знак, и оттесняя болельщиков, вплотную к игрокам начали приближаться несколько качков. Я беспомощно озирался по сторонам, Метиса нигде не было. По большому счёту, мне было начхать на болельщиков и судьбу первого места, на прерванную игру, но задерживать сейчас и здесь глухонемого было бы верхом идиотизма. Коломиец выбил очередной «страйк» и отошёл поправить кожанную повязку на руке. Вытирая лицо полотенцем, он исподволь рассматривал болельщиков, обратив внимание на приближавшихся качков.
Чёрт! Ну так же нельзя!
- Угощайся, чемпион!
У меня потемнело в глазах. Ника протянула Коломийцу руку с пластиковой бутылкой воды. Он замялся и благодарно принял её. Тем временем армянин выбил всего лишь 7 очков, а второй шар послал в «молоко». Гул болельщиков отвлёк внимание остальных игроков в его сторону. Позднее, безнадёжно отставший азиат выполнил свои броски, а я всё пытался встретиться взглядом с Тортилой.
 «Не сейчас! Подожди!».
 « Не лезь! Сам знаю!».
Мне показалось, что глухонемой заметил наш бессловесный, мысленный диалог. Где же Метис?! Я нервно обтёр шар. Руки дрожали. Спокуха! Ну! Я задержал дыхание... бросок... 9 из 10 кеглей упали на паркетный пол. Пока я готовился ко второму броску, то заметил, как двое ребят Тортилы почти вышли к игровым дорожкам, один из-за моей спины слева, и другой из-за спины Коломийца чуть правее. Дурачьё. Они что, прямо здесь, на людях решили повязать глухонемого? Ясно, что ждут, когда он бросит. Бардак, свалка. Вдруг менты подъедут? И что тогда? Ну что же делать?
Я посмотрел на чемпиона. Он усмехнулся. Я бросил без подготовки, шар ушёл вправо. Молоко! Я повернул голову вправо. Наши взгляды встретились. Две холодных зелёных льдинки в упор смотрели на меня. Я отвернулся.
Когда я вновь посмотрел на него, Коломиец демонстративно медленно обвёл взглядом меня, качка за моей спиной, через плечо кинул взгляд на другого качка, потом неспеша, как в замедленной сьёмке взял шар, потёр его, и следуя своей технике, с правой ладони замахнулся и... киноплёнка разорвалась. Я чудом успел присесть- увернуться, и шар с пугающим свистом пролетел надо мной, врезавшись в лицо незадачливого качка. Шар срикошетил об пол, а человек Тортилы, не издав ни звука, упал на спину как подкошенный, глухо ударившись головой об паркетный пол. Пауза. И вдруг пронзивший эту холодную шоковую тишину рёв глухонемого и его рывок к болельщикам. Толпа расступилась, кто-то отскочил, кто не успел – был сбит тут же с ног. За Коломийцем рванулись несколько человек и Тортила. Я побежал, перескакивая через лежавших людей, мельком увидев искажённое лицо Ники, замершее в беззвучном крике. Никто не кричал, все бежали в полной тишине, под звуки бьющихся сердец и неровного дыхания. С моря дул сильный встречный ветер, начинался раннее обьявленный шторм. Я бежал, задыхаясь, и как всегда проклиная тот день и час, когда я начал курить. Ориентиром для меня была спина бегущего впереди парня, его белая майка. Я не задумывался куда мы бежим, я не знал этого города, его укромных мест, я не имел времени вникнуть в логику Максима Коломийца, я был лишь одним из преследователей, и я упорно проодолжал бежать, понимая, что ещё две, максимум три минуты и я выдохнусь. Судя по нарастающему холоду и усиливавшемуся ветру, мы приближались к морскому берегу. Впереди слышались голоса, я уловил слова: «Загоняем! К причалу его!»... Впереди бегущий в очередной раз изменил маршрут, перепрыгнув через невысокое металлическое ограждение. Я сбил дыхание, бессильно сознавая, что отстаю. В боку нестерпимо кололо. Мной слышалось чьё- то дыхание, кто-то догонял меня. К чёрту! Только б не отстать. Проклятый ветер. В голове стучала одна мысль, вернее, непонятно откуда пришедшее слово: «Неизбежность! Неизбежность!». Тем временем, я выбежал на набережную и увидел Коломийца. Жёлтая футболка- прекрасная мишень. Не отставая, его преследовали трое человек. Я увидел, как наперерез ему бежит четвёртый, вынуждая его спрыгнуть с парапета на галечный пляж, где бежать с приличной скоростью было практически невозможно. Коломиец так и сделал. На его пути я разглядел причал. Это было массивное сооружение на бетонных сваях, возвышавшееся над пляжем, об которое с силой бились волны, белевшие пеной в лунном свете. Коломиец вбежал на причал, прихрамывая то ли от усталости, то ли, быть может, подвернув ногу. Из последних сил, задыхаясь и сплёвывая слюну, я подковылял к причалу. Передо мной на него взбежали четверо мужчин, один из которых  жестикулировал и  что-то кричал. Я узнал Тортилу. Коломиец подбежал к краю причала. Четверо преследователей сгрудились вместе, они уже не бежали, они шли, экономя силы, надвигаясь на попавшего в ловушку беглеца. Я остановился, согнувшись пополам и уперевшись руками в дрожащие колени. Я не мог говорить. Я задыхался. Я судорожно хватал ртом воздух, ощущая, как рвутся мои лёгкие от недостатка кислорода. «Неизбежность! Какая к чёрту неизбежность?!».
Коломиец обернулся. Луна нависла над ним. Мокрый от брызг бьюшихся об причал волн, он стоял лицом к своим преследователям. Неожиданно кто-то толкнул меня, чуть не сбив с ног. Денис. Переводя дыхание, он расширенными от ужаса глазами, следил за происходящим на причале.
- Что? Что там?! - кричал он,пытаясь перекричать звук ветра и шум волн.- Так нельзя! Нужно вмешаться!
Тем временем, Коломиец сделал шаг к берегу, потом ещё один, дёрнулся как боксёр, демонстрируя ложное движение. Четверо, во главе с Тортилой, никак не отреагировали на это. После чего, мне показалось, как глухонемой кивнул, как бы соглашаясь с чем - то, и повернулся спиной.
- Ну задержи их! Вмешайся! Они же убьют его!- тормошил меня за плечо Денис.
Я молчал.
- Ну что ты молчишь?!- орал Денис под свист ветра и солёные брызи, долетавшие даже до нас.
- Сваи причала обросли мидиями. Это как лезвия бритвы!
Я обернулся на голос. Метис. Судя по дыханию, он тоже бежал. Мне стал понятен смысл его последней фразы. Я резко сбросил с плеча руку Дениса.
- Не ори! Они не убьют его.
Я знал что говорю. И я знал, чем всё сейчас закончится.
Коломиец медленно, как бы неуверенно, шёл к краю причала, потом разогнался, оттолкнулся, и под крики находившихся на причале, прыгнул ласточкой в воду.
Я отвернулся. Метис кинулся вниз на пляж. Денис ошарашенно смотрел на волны.
- Видишь, Денис, они не убили его. Он сам...
Денис непонимающе посмотрел на меня, затем перевёл взгляд на море.
- Смотри! Смотри!- закричал он, указывая рукой.
Я посмотрел на волны. На миг, над их поверхностью взметнулась рука и голова Коломийца. Мне показалось, что он кричит. Он смотрел на берег, и не видел как сзади на него надвигалась волна. Большая исполинская волна. Секунда, и взболтнув чёрным пенящимся холодцом поверхности, она бросила его под причал на бетонные сваи.
Денис закрыл рот руками, упав на колени. Спустя минуту к нам, спотыкаясь о гальку, подошёл Метис.
- П...ц! Даже в темноте кровь на воде видно. Тела нет, но в сваю впечатало его будь здоров!
 Метис осёкся , глядя на меня и стонущего Дениса. 
- Ладно, мужики, сваливаем отсюда. Быстрее, быстрее, пока менты не нагрянули.
 Взбираясь на набережную, я бессмысленно повторял про себя: «Неизбежность... Неизбежность... Неизбежность.».

                *                *                *


Рецензии
Никогда не играла в боулинг, потому многое мне не понятно. Но глава очень яркая, много экшн, как будто фильм смотрю.

Нина Джос   03.02.2019 21:33     Заявить о нарушении
Нина, и снова Вы правы.Чисто экшн в этой главе.Стремительно, жёстко.Своеобразная встряска для читателя.
А боулинг весьма интересаный вид спорта.
Особенно, когда параллельно с игрой можно и жаренную картошку поесть и колу выпить.Совместить полезное с приятным)).

Геннадий Стальнич   04.02.2019 16:19   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.