Розы для призрака. Роман, часть 13

Спустя полчаса, я сидел в новенькой «девятке» рядом с Метисом.
- Сколько времени прошло?- поинтересовался я.
- Два часа, - бесстрастно ответил Игорь.
Я тоскливо посмотрел на пятиэтажку. Судя по внешнему виду и строительным лесам, ремонт дома был в самом разгаре, хотя жильцов и не выселили. Забавно. Два часа, как господин Коломиец вошёл в этот дом, в подъездах которого, по словам Метиса, отсутствовал чёрный ход.
- Ну что. Я пойду,- равнодушно заметил я.
Метис хмыкнул.
– Дерзай.
Я одел очки, сострил зверскую физиономию.
-Айл  би бэк! – громовым голосом изрёк я.
- Гуд лак, мен, - улыбнулся Метис.
В подЪезде в нос ударили запахи краски и цемента. Свежая побелка, порванные клеёнки, какие-то доски. Я прошёлся по всем этажам. Тихо. Обеденный перерыв что ли? Только на первом этаже моё внимание привлёк шум за одной из входных дверей. Скорее интуитивно, чем осмысленно, я несильно толкнул дверь и вошёл внутрь, ступая по устланным на полу газетам. Меня встретил взрыв хохота. Справа от прихожей, на кухне четверо рабочих травили анекдоты. Кто-то был в строительной каске, кто-то-нет, на половине из них были спецовки, другие- только в майках. При моём появлении все смолкли и озадаченно посмотрели на меня.
- Здравствуйте,- поздоровался я. - А хозяева где?
- На работе,- ответил худой рыжий рабочий.
Почему-то его ответ вызвал всеобщий смех.
- А вы кто сами будете?- тут же спросил меня рыжий.
- Я друг хозяина,- быстро ответил я.
- О... ещё один,- подмигнул высокий здоровяк пожилому мужчине, скорее всего бригадиру.
- Что значит «ещё один»?- удивился я.
Здоровяк хотел было ответить, но пожилой поднялся с табурета и прервал его.
- Господин хороший, а документы у вас при себе?- обратился он ко мне.
- Ну разумеется.
Я полез в задний карман джинс, на ходу обдумывая как выйти из создавшегося положения. Из кармана выпала пачка Marlboro.
- Ого,- присвистнул рыжий,- а  лишней сигаретки не найдётся?- хитро прищурился он.
Я поднял пачку и протянул рабочим. Нестройно потянулись перепачканные руки.
-Э-эх,- крякнув, последним взял сигарету бригадир.
- Вы уж не обижайтесь, молодой человек, - произнёс он, с удовольствием затягиваясь сигаретным дымом,- ходят тут разные...
- Это как?- деланно удивился я.
- А вот так вот, - встрял рыжий, - зашёл тут паренёк часа два назад, стоит, молчит. Я его спрашиваю: «Ты к хозяевам?», он в ответ: «Угу», и в комнату. Ну, мы подумали- ждёт хозяина. А потом пошёл я за лаком, а он...
- Да подожди ты! – остановил его бригадир. – Пошли, я тебе сам покажу, - подмигнул он мне.
В комнате вся мебель, включая диван, была собрана в одном углу и укрыта плёнкой. На полу лежали газеты. Балконная дверь была приоткрыта. Занавесок или гардин на окнах не было.
- Дом приводим в порядок,- объяснил мне бригадир,- а в квартирах потолки-стены только белим, сантехнику кое-где меняем и паркетные полы лаком вскрываем... по желанию заказчика.
Мы вышли на балкон. Высота- ноль.
- Вот сюда он, видно, и выпрыгнул,- объяснили мне. – Мы заняты были. Работа.
- Понимаю, - кивнул я. – Значит, воришка, а вы его спугнули.
- Выходит, что так.
- Ну ладно, - я поправил очки. – Пора мне. Записку оставлять не буду- вечером зайду.
- Ну понятно-понятно,- как мне показалось, с иронией, заметил бригадир. – Сигареткой ещё раз не побалуете старика?
Я отдал всю пачку и быстро покинул квартиру.
- Вычислил он тебя,- бросил я Метису, садясь в машину.
- Не может быть!
- Может, - спокойно подтвердил я.- Где-то ты засветился, Игорь. Он зашёл в квартиру на первом этаже. Там, как во всём доме, ремонт идёт. Пока рабочие были заняты- он с балкона спрыгнул. Балкон с той стороны дома.
 Я заметил, как побелели костяшки пальцев на руках Метиса, сжимавшего руль.
- Значит, он меня засёк,- произнёс он.
- Угум-с. И вероятность того, что сегодня вечером мы увидимся с ним, несколько упала.
- Что-о-о? Сегодня вечером?
- Именно. Приходи к 9 вечера в Парк культуры. Найдёшь место, где будет разыгрываться некое подобие чемпионата мира по боулингу. Имей в виду, я, скорее всего, буду не один- местный криминал оказывает мне братскую помощь.
Метис усмехнулся.
- Понятно. Ты в своём репертуаре.
Игорь завёл машину.
- Люц, ты мне ничего не хочешь сказать?
- Нет. А ты?
Метис замялся.
 – Эта женщина.. Ника. Это серьёзно?
- Вполне.
Я зевнул и скрестил руки на груди.
- Я подремаю, хорошо? Отвези меня в санаторий.
- Ладно, поехали.
В полном молчании мы доехали до «Одиссеи».
- До вечера, - попрощался я.

Ника и Денис пили сок, ели фрукты и о чём-то оживлённо говорили за столиком кафетерия. При моём появлении они смолкли.
- О чём разговор?- поинтересовался я, попутно заказав яблочного сока со льдом.
- О зеркалах,- ответила Ника.
Я бросил взгляд на Дениса. Мне показалось, что он несколько смутился.
- И на чём же вы остановились?
- Денис рассказывает мне о Жанне Молине,- Ника сладострастно бросила в рот вишенку. – Он создал поэму, в которой говорилось, что в раю Адам и Ева обладали зеркалом блаженства, в котором отражался лик Господа. В тот день, когда они отведали запретный плод, зеркало потускнело и треснуло. С тех пор это зеркало отражало лишь печали и страхи, зависть и ревность, дурные желания и вожделение. Но тем, кто хранит верность Господу, ангелы-хранители протягивают зеркала святых.
- Печали и страхи,- задумчиво повторил я, глядя на стакан.
- Да,- подхватил Денис. – На протяжении многих веков трактаты по демонологии разоблачали занятия магией, которым предавались мужчины и женщины. Они взывали к дьяволу и использовали для этих целей воду, золу, огонь и стекло.
Денис осёкся под моим взглядом. Я посмотел на Нику.
- А Денис тебе не рассказывал о ясновидящей начала XIX  века мадам Ленорман? Она утверждала, что нашла зеркало знаменитого астролога XVI века, и с помощью его гадала разным влиятельным особам того времени. Например, предсказала Жан- Поль Марату его смерть.
- Да-да, - подхватил Денис, незаметив моей шпильки в его адрес. -  Но самую большую известность Марии Ленорман принесла дружба с Жозефиной Богарне, супругой молодого генерала Бонапарта.
- В самом деле?- несколько удивилась Ника. – Кажется, понимаю. Гадалка напророчила  Жозефине корону. Так?
Денис смахнул волосы со лба.
- Да. И предсказание сбылось спустя почти 10 лет. А придя к власти, Наполеон презентовал прорицательнице миллион франков, и она стала личной гадалкой императрицы Жозефины.
- Как трогательно,- иронично заметил я. – И что же было дальше?
- Ничего хорошего,- Денис опустил глаза. – Мадам Ленорман предсказала Жозефине не только развод с Наполеоном, но даже поражение французкой армии в России. Наполеону быстро надоело увлечение жены «этими глупостями», и в 1808 году он выслал Марию Ленорман вместе с её зеркалом из Парижа.
«И чего я так раздражаюсь?» - подумал я.
Над столом нависла тишина.
- Я пойду  в теннис поиграю,- прервал паузу Денис.
Мы с Никой остались одни.
- Чем ты недоволен? Что-то не так?- спросила меня Ника.
- С чего ты взяла? Всё ОК.
Я побарабанил пальцами по столику.
- Люциферу не понравилось, что кто-то другой проявил эрудицию в его присутствии?- усмехнулась Ника.
- Ерунда. Нельзя быть информированным во всех областях. Дело не в этом.
- А в чём же, Гена?
Я пожал плечами.
- Не знаю, Ежевика моя. Честное слово, не знаю.
Ника внимательно смотрела на меня.
- Ника. Ты подумала насчёт моего предложения?
Она отвела взгляд  в сторону.
- Гена, у меня действующая бизнес виза. Я в любой момент могу приехать к тебе, мы можем видиться...
- Это не то,- перебил я её.
- Я знаю!- Ника резко посмотрела на меня. – Поэтому и говорю тебе: дай мне время!
- Время,- задумчиво повторил я.
- Да. Время. Я выросла в этой стране и мне... мне тяжело даже представить, что я могу так всё сразу изменить в один момент...пусть даже и ради любимого человека.
Я молчал.
- Кстати, о времени. Я надеюсь, ты его проводишь с пользой, даже если не со мной?
Я отпил сок.
- Да, Ника. Масса впечатлений, столько встреч с интересными людьми, и, похоже, я получу искомый результат.
- Вот как? Поздравляю. И что же это за люди?
Я оживился.
- Ну, например, некто Ленин. Судя по всему, Смотрящий вашего района. Или господин Орлов, торговец антиквариатом, по прозвищу Граф.
- Действительно, интересные собеседники, - усмехнулась Ника. – Ленина я знаю. Бывший боксёр, он муж моей подруги. И Графа я знаю.
- Давно?
- Давно... Я спала с ним одно время,- с вызовом добавила Ника.
Я почувствовал лёгкий укол в сердце.
- Он интересный человек,- продолжила Ника. – Много знает. Вдовец. Кроме бизнеса, занимается, если можно так сказать, просветительской работой. Ездит по городам, школам, институтам, читает лекции. Его часто приглашают. Он владеет несколькими иностранными языками, знает Эспиранто. Даже на языке глухонемых может общаться. Показывал как-то мне.
- А книги для слепых он не читает?- сьязвил я.
- Нет. Я не знаю.
- А замуж не звал?
Ника деланно рассмеялась.
- Звал.
- И почему не согласилась?
-Потому что не люблю его.
Ника с характерным звуком поставила стакан на стол. Интересно, кто из нас больше обидился?
- Ника. Мне нужно позвонить кое-куда...
- Не оправдывайся. Я поняла- ты будешь занят. Не волнуйся- я пока почитаю на пляже. Денис дал мне интересную книжку. И заметь: не Дарью Донцову.
Я засмеялся.
 – Почему ты так её не любишь?
Ника поднялась.
 - Потому, что все сюжеты высосаны из пальца, а её героям всегда везёт- по странному стечению обстоятельств, они постоянно угадывают все шифры и пароли.
Я поиграл льдинками в ладони.
- Может ты и права, Ника. Только жизнь иногда такие сюрпризы подкидывает. И везение. Иной раз и Донцова отдыхает.
Спустя 5 минут я рассыпался в комплиментах перед портье по имени Леночка.
- ... и если Вы мне, Леночка, всё-таки достанете  телефон этого интерната, а главное, имя директора или его заместителя, я Вам буду обязан до самой гробовой доски.
Леночка, некраснея, бросая на меня бесстыжие взгляды, с таинственным видом барабанила по клавиатуре компьютера, ища нужную мне информацию в просторах интернета. (интернет- зло!)
- Держите, - протянула она мне выведенный на печать листок, и, улыбаясь, добавила: - и живите долго.
Я послал ей воздушный поцелуй и помчался в свой номер.
Мне крупно повезло- по одному из телефонов удалось застать замдиректора Тихорецкого интерната для глухонемых. Представившись помощником режиссёра с краевого телевидения, я задал ряд интересующих меня вопросов перед предполагаемым визитом сьёмочной группы в интернат, на которые любезно получил обстоятельные ответы замдиректора интерната. Поблагодарив своего невидимого собеседника,  я повесил трубку и посмотрел на лист бумаги с изображением Максима Коломийца. Эскиз, набросок, рисунок, картина...Картина, картина, картина...Эскиз моих предположений окреп и приобрёл очертание портрета. Вполне законченного. Так –так... Любопытная получается картина. Я почувствовал угрызения совести- наплёл замдиректору, что едем снимать передачу об интернате, о достижениях воспитанников, о выдающихся воспитателях, о тех, кто помогает интернату, о проблемах. Будут ждать, наверное. Лихо. Ну ничего, дай бог, сегодня лично познакомлюсь с одним из «выдающихся» воспитанников этого учреждения.
Я закурил. Вышел на балкон. Красота. Жёлтый солнечный блин завис на фоне ватных белых облаков и голубого безмятежного неба. Птицы в парке издавали пускай не столь звонкие как утром, но громкие звуки, и благостную картину довершал смешанный запах цветов, аромат, который невозможно описать, его можно только почувствовать. Самое время задаться вопросом: «Почему люди не летают?» и безрезультатно попытаться вспомнить автора этой фразы, как впрочем, и автора её шутливого продолжения: « Потому что, они нажираются как свиньи».
«Если сегодня вечером всё завершится, то завтра или максимум послезавтра, мне придётся уехать»- с тоской подумал я.
Спустившись к бассейну, я обнаружил на втором этаже играющих в настольный теннис Дениса и Нику. Раскрытая книга лежала рядом в кресле. Ника, одетая в облегающую блузку и короткие голубые шорты, играла азартно, переодически выкрикивая что-то. Я улыбнулся и вернулся в номер. Часы показывали 3 часа дня. «Ещё 6 часов»- автоматически отметил я. Я побродил по номеру. Принял душ. Выкурил сигарету. Есть не хотелось. Я, не сняв футболку, прилёг на кровать и... уснул.


Рецензии
не, ну а ничего ушел-то! использовал балкон и ремонт. В креативе парню не откажешь, противник непростой.

Марк Яровой   12.10.2019 16:47     Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.