Розы для призрака. Роман, часть 11

Утром, после завтрака я пошёл на массаж. После массажа, мы встретились с Никой в бассейне. Я подплыл к бортику.
- Красивый халатик, - кивнул я.
- Купальник не хуже,- подмигнула мне Ника.
Она сбросила халат.
- Вау! – подчёркнуто- восторженно произнёс я.
- Что такое? Мужчина, Вам не нравится синий цвет?
- Нравится. Особенно в свете того, что его такое минимальное количество на Вашем теле, мадмуазель. А Ваша загоревшая фигура- само совершенство.
- Ну наконец-то! Прошедшей ночью я так и не услышала подобных комплиментов.
Я ушёл под воду  и тут же вынырнул.
- Безобразие!- сказал я, отряхивая с волос воду. – Неужели я молчал как рыба?
Ника улыбнулась и присела на корточки.
- Ну,в основном, ты называл меня ласковыми словами.
- Например?
Ника картинно закатила глаза и сложила кулачки у подбородка.
- Звёздочка... Ежевика... Никочка... И Сочинка.
- Нет- нет. Позвольте поправить Вас: не Сочинка, а Ссссочинка. Это несёт несколько другую смысловую нагрузку.
- Как скажите, господин Люцифер. Кстати, пока Вы изволили завтракать и ходить на массаж, я решила кое- какие организационные вопросы. Я договорилась на работе о нескольких днях отпуска, и в санатории я теперь абсолютно легально проживаю в Вашем номере. Есть возражения?
- Возражений нет. Это было трудно?
- Нисколько. В банке у меня свободный режим, а насчёт санатория... хмм... здесь все на виду, все знают друг друга, все знакомы. Никаких проблем. Я поставила свою сумку в шкаф.
- Это стоило дорого?
- Пусть тебя это не волнует. Культурную программу предлагать не стану- ты же здесь по делам. Так что посещение Дендрария, дельфинария и Тюльпанового дерева переносится на неопределённый срок. Надеюсь, тебе будет достаточно моего общества.
- Вполне.
Я поднялся на бортик.
- На перегонки не желаешь сразиться?- сменил я тему.
Ника с иронией посмотрела на меня.
- Ты забыл, что я выросла на море? Не боишься проиграть женщине?
- Такой как Ты- нет!- рассмеялся я.
- Ну хорошо. Тогда- на старт!
Ника командовала. На счёт «три» мы одновременно оттолкнулись от бортика. Поначалу, я отстал, но затем, задержав дыхание, затяжным спуртом опередил Нику и первым завершил заплыв.
Сверху раздались апплодисменты. Я поднял голову. Метис и Денис, оба одетые, иронично улыбались , глядя на нас.
- Поздравляю, - весело произнёс Игорь.- Ты в хорошей, олимпийской форме.
- Спасибо. Что- нибудь ещё? Кстати, познакомтесь. Это- Ника. Ника- это мои приятели Игорь и Денис.
Метис и Денис одновременно кивнули.
- Гена, тебя можно на минуту?- спросил Метис.
Вчетвером мы вышли из бассейна на террасу, где находился кафетерий. Мы присели за круглый, белый столик, предварительно заказав у молоденькой девчушки, стоявшей за стойкой бара, 4 сока и одно мороженое.
- Говори, Игорь, здесь все свои.
Метис пожал плечами.
- После вчерашнего звонка от Дениса, я предпринял некоторые действия, Гена.
- И что? Есть результаты?- поинтересовался я.
- Вот.
Метис протянул мне сложенный вчетверо лист бумаги. Я молча прочитал его, потом отдал Денису.
- Оперативно, Игорь. Ничего не скажешь. Значит, интересующего нас молодого человека зовут Максим Коломиец. И большую часть своей жизни он провёл в Тихорецком интернате для глухонемых.
- Тихорецк?- удивлённо спросила Ника. – Это же недалеко отсюда.
- Да, два с половиной часа на машине, - уточнил Метис.
- Значит, всё сходится? – нерешительно спросил меня Денис.
- Возможно, - подтвердил я.
Метис осушил свой бокал.
- Два месяца. Мы потратили свои силы и время впустую,- проговорил он. – А тут за сутки такой результат. Похоже, я догадываюсь кому из Вас двоих пришла в голову мысль о глухонемом парне.
Метис с иронией посмотрел на Дениса. Тот покраснел и отвернулся. Ника,не спеша,смешивала  вишенки с ванильным мороженым.
- Игорь. Мы работаем с Денисом вместе. Главное- результат. Надеюсь, ты поможешь установить местонахождение гражданина Коломийца? Только благодаря ему мы можем выйти на заказчика.
 Метис недовольно посмотрел на Нику. Та, казалось, не прислушивалась к нашему разговору, сосредоточенно уплетая мороженое.
- Обещаю приложить максимум усилий, - пообещал Метис. – Но если этот парень принадлежит к так называемой «глухонемой» мафии, то сделать это будет крайне затруднительно.
- Если он и принадлежит к этой группе, то мне в этом помогут другие люди, не сомневайся, - ослепительно улыбнулся я.
Метис поправил воротник своей джинсовой безрукавки.
- Тогда жди от меня новостей.
Он встал и картинно поклонился Денису и Нике.
- Ника, если Вы свободны сегодня вечером, то я могу навестить вас с Геной и Денисом. Дружеская вечеринка. Гена подтвердит- я прекрасно пою и играю на гитаре.
Ника улыбнулась в ответ и вопросительно посмотрела на меня.
- Как- нибудь в другой раз,- уклончиво ответил я.
Метис пожал плечами и покинул нас. Денис допил свой сок.
-Я чувствую себя лишним,- мрачно произнёс он.
Подул лёгкий ветерок. Его длинные волосы растрепались, и он с раздражением постарался убрать их с лица.
- А напрасно,- сказал я. – Ели бы не ты- мы бы не продвинулись ни на шаг. Так что ты зря считаешь себя лишним.
Денис недоверчиво посмотрел на меня.
- И что теперь? – спросил он.
- Ждать,- ответил я.
- Ждать?!- удивился мой помощник.
- Угум-с, - кивнул я. – Ждать. Я знаю одну вещь наверняка. Вот бывает, когда смотришь видео, а потом быстро, по какой-то причине, начинаешь прокручивать его. И останавливаешься на финальной сцене. Так вот, сейчас и началась такая прокрутка. Быстро, стремительно. Бац! – И финал.
- Ты уверен?- в один голос, но с разной интонацией, спросили Денис и Ника.
Я улыбнулся.
- Абсолютно. Моя интуиция редко меня подводит.
 Мы помолчали.
- Пойду в бассейн...может в настольный теннис сражусь с кем-нибудь,- заявил Денис и попрощался.
Ника сосредоточенно водила ноготком по краю стакана с томатным соком.
- Знаешь... мне грустно.
- Отчего, Ника?
Она вскинула на меня свои красивые глаза.
- От того, что приближается финал.
Я отвернулсял. Затем, я пошёл в бассейн и вернулся с нашими вещами. Мы закурили.
- Хорошие у тебя приятели. Вы давно знакомы?
- С Игорем- да, а с Денисом недавно.
 Я расплатился за соки и мороженое.
- Ника, у меня к тебе просьба.
- Говори.
- Ты бы могла съездить со мной в Сочи на старое кладбище?
- Конечно.. а зачем?
Я замялся.
- Мне нужно сделать снимки одного памятника.
- Ах, вот зачем. 
Лицо Ники стало непроницаемым.
- Это могила отца Киры? Да?
Я затянулся, выпустил кольца дыма.
- Я же помню- ты мне рассказывал о своих похождениях в Нью Йорке. Интернетовская любовь. Ха-ха. Всё никак  не можешь забыть эту ****ь?
Я молчал. Пусть выговорится.
- Она тебя просила сделать эти снимки?
- Это имеет значение?
Ника отмахнулась. Накинула халат.
- Так ты поедешь со мной?
- Поеду, но только с одним условием.
- С каким же?
- По пути мы заедем в Головинку, посмотришь на Тюльпановое дерево. Пофотографируемся там на память.
- Хорошо, - согласился я.
- Тогда пойдём. Надо еще договориться насчёт машины с Равилем.


Когда мы садились в машину, в кармане брюк у меня зазвонил мобильный телефон.
- Алло.
- Привет. Это Метис.
- Привет, давно не виделись, - усмехнулся я. – Есть новости?
- Пока нет. Но я хотел сказать...
Метис замялся. Ника вопросительно посмотрела на меня.
- Что? Что-то случилось?
Я отрицательно покачал головой.
- Мне кажется, - продолжил Метис, - что тебе не стоит распространяться о цели твоего визита в Россию в присутствии твоей девушки. Во всяком случае, я бы не стал этого делать на твоём месте.
Я продолжал смотреть на Нику.
- Игорь, если бы ты был на моём месте, то мне бы не пришлось приезжать сюда.
Я отключил телефон.
– Едем, - спокойно произнёс я.
По пути в Сочи, мы заехали в Головинку посмотреть на мировую достопримечательность в виде знаменитого Тюльпанового дерева. Несколько раз сфотографировались. Я смотрел на это гигантское чудо природы. До меня долетали обрывки монолога гида, обращённые к стоявшей неподалёку экскурсионной группе.
- Всего два дерева в мире... у нас и в Торонто.. обратите внимание на цветы дерева... очень похожи на тюльпаны. Только нежно- зелёного цвета... в 1989 году в дерево ударила молния и расколола пополам,и для его спасения ствол и частично крону скрепили металлическими скобами и обручами...
К нам подошёл фотограф с обезьянкой. Мы сделали ещё несколько фотографий на память. Затем настал черёд другого фотографа, в чьём наборе была одежда горских жителей и сопутствующие аксессуары в виде кинжалов и шашек. По просьбе Ники я облачился в бурку и черкеску. Ещё несколько профессиональных снимков на фоне гор.
- Американский джигит. Горец,- произнёс я.
Ника заразительно засмеялась. Перед тем., как продолжить путь, мы купили у местных торговок несколько сувениров – поделок, а также продегустировали их домашние наливки и вина. Больше всего мне понравилось ежевичное вино (символично); приобрели бутылку.
- Выпьем в номере,- шепнул я на ухо Нике.
Она понимающе улыбнулась.
На кладбище мы приехали примерно через час. Людей было мало. У входа, у седовласой старушки, я купил букетик гвоздик. Могилы непривычно для меня располагались ярусами и практически без оград. Центральная аллея: серые обелиски, преобладание военных, фотографии ветеранов. Нужную могилу нашли быстро. Памятник из чёрного гранита выделялся по сравнению с соседними захоронениями. Фотография человека в военной форме, полковник. Оказывается отец Киры носил очки.
Панков Валерий Борисович. Дата рождения... Дата смерти.
Я положил цветы.
«Если я кого-нибудь и любила на этом свете- то своего отца. Я всегда была похожа на него»- вспомнились мне слова Киры.
Я присмотрелся к изображению на памятнике. В самом деле- по крайней мере внешнее сходство очевидно. Ника перехватила мой взгляд. С каменным, непроницаемым лицом она демонстративно ушла к стоящей неподалеку машине.
« Обиделась» - вздохнул я и молча достал фотоаппарат.
Назад ехали в гробовой тишине. Я попытался взять Нику за руку, но она мягко и в тоже время уверенно высвободила свою ладонь из моей.
Перед самым въездом в Лазаревское, мы попали в пробку.
- Гена, - тихо, одними губами неожиданно произнесла Ника. – Ты по-прежнему что-то испытываешь к Кире. Я же вижу- какие-то чувства у тебя к ней есть: обида, ненависть за предательство, и в тоже время какое-то глубоко запрятанное чувство нежности к ней и благодарности.  Ты сам запутался и сам себя за это ненавидишь. Поэтому, и хочешь так избавиться от неё, чтобы всё сразу отступило.
- Мне кажется, я поставил точку в моих отношениях с ней.
Ника покачала головой.
- Ты поставил запятую. Запятая, потому что ты ещё её не раз вспомнишь. А вот когда ставят точку- человека забывают. Значит, все счета оплачены и он не нужен тебе в этой жизни.
- Ты обиделась, что я внимательно всматривался в лицо её отца? – спросил я.
- Угадал. Тебе так хотелось увидеть её черты? Кстати, как ты собираешься отдать ей эти фотки? Ещё один повод встретиться с ней?
- Не говори глупостей. И вообще ты лучше. Во сто крат. И ты рядом со мной. И я хочу, чтобы ты всегда была рядом со мной.
- А я хочу, что бы ты мне ничего не обещал. И не сравнивал, тем более с другими женщинами.
- Хорошо. Обещаю,- произнёс я и тут же осёкся под насмешливым взглядом Ники.

Ужинать решили в санаторском ресторане. Ника без аппетита ела маслины. Я больше налегал на салат.
- Ген, скажи мне: а что Вы сделаете с тем парнем, когда найдёте его?
Ника сделала упор на местоимении «Вы». Я пожал плечами.
- Сначала нужно найти его.
Я продолжал есть. Ника внимательно смотрела на меня, ожидая ответа. Прожевав, я отложил вилку в сторону.
- Ну хорошо, он взял одну вещь, которая не принадлежала ему. Думаю, не для себя. Наша задача (нажим на слове «Наша»)- забрать эту вещь...
-... и вернуть законному владельцу, - насмешливо добавила Ника.
Я посмотрел в сторону.
- Боюсь, что владельцу она больше не понадобится. Поэтому, вернуть эту вещь нужно тем людям, которые мне за это заплатили.
- Какая интересная вещь.
 Ника задумчиво провела языком по маслине, не торопясь отправить её в рот.
- Аха. Свет мой, зеркальце, скажи.
- Зеркало? – удивлённо взмылись вверх брови.
 Маслина замерла у чуть приоткрытых губ.
- Да. Всего- навсего.
Ника лукаво прищурилась.
- Господин  Люцифер, позвольте поинтересоваться- о чём Вы думаете?
-Уважаемая Ежевика, а не настало ли время продегустировать ежевичное вино?
Облизнув маслину, Ника наконец-то отправила её в рот.
- Пройдёмте на дегустацию. По-моему, прошедшей ночью мы не распробовали всё как следует.  Я права, Гена?
Я не знаю как это назвать. Ещё в коридоре, недоходя до номера, мы начали целоваться, жадно, ненасытно, неистово. Покачивались, прижимались к стене. Я долго, как мне казалось, пробывал попасть карточкой в щель, пытаясь открыть дверь... чертыхался... Ника шептала что-то успокаювающее. Наконец-то дверь распахнулась, и мы, буквально, ввалились в номер. На ходу срывая одежды, мы набросились друг на друга, как будто не виделись целую вечность, как будто и не было предыдущей ночи.
Вновь я ощутил на себе Никины ласковые и всепроникающие руки, её раскрытые нежные губы и гибкое, поддатливое тело. Она тихо стонала, чуть откидывая голову назад, её волосы растрепались по подушке. Мы двигались всё быстрее, кровать издавала характерные, поскрипывающие звуки. Ника впилась ногтями мне в спину. Я не чувствовал боли на фоне всенарастающего желания и приближающегося оргазма. 
- Демон... любимый мой...
- Ежевилочка моя... сссочинка...
Капельки пота выступили на лбу у Ники, она закусила губу, на мгновение задержала меня бёдрами в себе и закричала.   Я издал звук, напоминающий рычание. Мы закончили одновременно.

Тишина. Спокойствие. Ника положила голову на мою грудь, я обнял её. На потолке мечутся причудливые тени. Чуть шевелится штора за открытой балконной дверью. Состояние покоя.
- О чём ты сейчас думаешь?- расслабленно спрашивает меня Ника.
- О том, как мне хорошо, - отвечаю я.
Она ворочается, трётся об меня носом как ребёнок.
- Мне тоже хорошо... с тобой, - добавляет она.
Я молчу. Хорошо-то как.
- Жалко, что ты так далеко. Не люблю я твою Америку.
Я улыбаюсь.
- Ну не смейся- не смейся, - капризно говорит Ника, даже не открыв глаз. – Мне многое понравилось, но я бы там не смогла жить. Не моё. Страна роботов. А ты привык, да?
Я прикрываю глаза в знак согласия. Интересно. А теперь она определит с закрытыми глазами,что я сделал или нет?
Ника поглаживает меня по груди.
- Значит, привык. А вот скажи мне, что тебя больше всего поразило, когда ты приехал в США? Ну кроме сервиса, конечно,и  отсутствия хамства?
Я смеюсь в голос.
Ника приподнимается на локте. Удивлённо смотрит на меня большими красивыми глазами. Вылитый «крошка- Енот».
- Что? Что ты смеёшься?
-На такой вопрос отвечать- что кружкой пытаться океан вычерпать. Но я просто запомнил, что действительно меня поразило впервые в США. Местные тинейджеры, как правило, не выбрасывают стоптаные кроссовки, а связывают их шнурками и забрасывают на линии электропередач. Весьма любопытная картина получается. Я когда первый раз увидел это, то долго раздумывал: может это какое- то техническое новшество?

Ника засмеялась. Я завернулся в простынь, встал и закурил.
- Будешь?
Ника отрицательно покачала головой.
- Дай лучше минералки,- попросила она.
Я протянул ей стакан.
- А скажи мне, Ежевика, - начал я после очередной затяжки, - ты сказала, что не смогла бы жить в Америке. А ради любимого человека согласилась бы переехать в США? 
- Хм... Это можно расценивать как предложение?
Я потушил сигарету в пепельнице.
- Вполне.
Ника поправила волосы. Поудобнее облокотилась на подушки, ладонью подперев щеку.
- Время и место выбраны оригинально,- с иронией произнесла она.
- А по- моему, в самый раз. Кстати...
 Я назидательно поднял палец. В сочетании с белой простынёй в виде одеяния, я был, наверно, похож на римского  консула.
- Сейчас моё предложение будет подкреплено соответствующими атрибутами,- многозначительно произнёс я, подмигивая в темноту.
- Закрой глаза.
 - Я и так ничего не вижу.
- Всё равно закрой.
Ника послушно зажмурилась.
- Ой... наручники?- вскрикнула она.
Присмотревшись к запястью и вытянув руку, она серьёзно произнесла:
- Спасибо, Гена. Красивый браслет.
- А как насчёт моего предложения?
Ника молчала.
- Ты должна подумать?
- Ген. Давай потом поговорим об этом. Мне нужно время.
- ОК.
Я присел рядом с Никой, обнял её, незаметно застегнув на шее замок цепочки.
- Надеюсь, это ускорит процесс?- смеясь поинтересовался я.
Ника нащупала цепочку, крестик.
- Ты прямо как фокусник.. Демон.
- Угум-с. Собственной персоной.
Ника улыбнулась.
- У тебя глаза горят, Ген. О чём ты сейчас думаешь?
- Честно? У тебя на левой груди родинка. Имею непреодолимое желание поцеловать её.
Ника, чуть помедлив, откинула простынь.
- Приступайте, господин Люцифер.


Рецензии
Вкусно описано! Вот что смущает - здоровые и умные мужики, рискуя жизнью, гоняются за каким-то допотопным зеркалом. Не лучше ли заняться чем-то полезным?

Нина Джос   02.02.2019 12:05     Заявить о нарушении
Так ведь зеркало с секретом, Нина.
Плюс инстинкт охотника.
Когда "берёшь след" уже трудно остановиться.Азарт.Благо, главный герой склонен к авантюрным поступкам.

Геннадий Стальнич   04.02.2019 16:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.