Розы для призрака. Роман, часть 6

При прохождении в зал ожидания нас проверили представители службы охраны аэропорта. Как ни странно разуваться не потребовали, зато пришлось снять брючные ремни. Денис смотрелся довольно забавно: составная часть его балахона, брюки, едва не упали, и ему пришлось пройти через металлодетектор, семеня мелкими шажками, и поддерживая брюки обеими руками. Тем не менее мы, а точнее я (поскольку мой спутник не курил), понесли потери. У меня были изъяты две зажигалки – одна моя, другую я вёз в качестве презента Нике. Эх, прощай моя фирменная безотказная «Fireworth», сорри, Ника, за так и не довезенную тебе безделушку, выполненную в виде губной помады. Эх, полинял на сорок долларов. Ну ничего страшного... На дне моей спортивной сумки мирно покоится пакет с двумя милыми футлярчиками, а в них... м-м-м-м... Нике обязательно должны понравиться и этот крестик на цепочке, и этот ажурный браслетик с головой тигрицы (а может и тигра – кто их разберёт). Разумеется все изделия из золота. Я их купил на острове в ювелирном отделе «TJMaх».  Раньше я там покупал подарки для Леры и Дашки, позже для Киры, теперь для... М-да, времена меняются.
Мы присели на свободные места. Денис остался караулить мою сумку, а я, конечно же посетил местный киоск, не избежав соблазна пополнить мою коллекцию брелоков. Я приобрёл два необычных брелока: один позолоченный в виде головы Статуи Свободы,  другой в виде чёртика , изрыгающего бутафорский огонь лучом красного света.
Чрезвычайно довольный я вернулся к Денису, который уже углубился в чтение какого-то цветного журнала, ровным счётом не обращая внимания ни на меня, ни на мою сумку, стоявшую в соседнем кресле. Вздохнув, я присел так, что мой багаж оказался между мной и Денисом, и прикрыл глаза.
До объявления посадки оставалось тридцать минут...

Странно, но я абсолютно не волнуюсь. Можно подумать, что я каждый месяц летаю в Россию с подобной миссией. Кто же меня рекомендовал? Кому так сильно понадобилось вырвать обычного менеджера среднего звена из привычной сферы обитания, своего обособленного мирка? Кому-то я понадобился. Причём «кто-то» - явно «немаленький» человек. Даже Фил не пикнул.
Я посмотрел на Дениса. М-да. К такому «сокровищу» могли приставить кого угодно. Или он приставлен ко мне? Эх, не люблю я, когда меня используют в тёмную. Ох, не люблю. А с другой стороны много будешь знать, скоро состаришься.
Ну вот и посадку объявили. Десять часов лёту – не для моей спины. В нагрудном кармане рубашки лежит спасительная упаковка непросроченного клофелина, купленного с рук на Брайтоне. Одной таблетки вполне хватит...
Салон самолёта вместительный. Три ряда кресел – в центре по четыре, в крайних рядах по два. Мы с Денисом не соседи – он через пару рядов в центре. Ну и ладно. Куда он денется? Ха-ха. Так, а кто моя соседка? У, какая смазливая блондиночка лет двадцати. Студентка? Откуда? Из Казахстана? По студенческому обмену? И где жила? Во Флориде? Ну и как? Что вы говорите?! Много русских, и мало практики на английском... Ах, Ах, Ах... Безобразие какое. Скажи спасибо, что хоть кто-то там по-английски говорит, а не по-казахски. А я вот почти десять лет в США. Да-да, лёгкий американский акцент, говоришь? (это я придуриваюсь от нечего делать). Ну да, ну да... ничего не поделаешь – американизировался. Блин, ну неужели верит, а?
Кормят в самолётах Аэрофлота хорошо. Молодцы. И даже соки натуральные. А вот вино зря попросил. Если эта крашенная вода – Merlot, то я Папа Римский. Так...можно почитать. Сверху, с мест для ручной клади, из своей спортивной сумки достаю книжку Акунина с увлекательными приключениями господина Фандорина. Читаю... 20 минут... 30 минут... 50... Почирикать с соседкой неудастся – у девушки крепкие нервы, она подло заснула. Читать при таком освещении – себе дороже. Ну что, спасительный допинг? Пора? Можно, конечно, попросить у стюарда (стюардессы) воды, но лучше пройтись самому – лишний повод размяться, успокоить начавшую болеть спину. Пробираясь в конец салона, бросаю взгляд на Дениса. Его соседка восточной наружности рассматривает ярко накрашенные вишнёвые ногти, а он беззаботно спит, приоткрыв рот. Чучело. Если бы я так мог заснуть в самолете...
Моя соседка спит с забавными тёмно-серыми наглазниками на которые ещё прилепила оранжевый стикерс «не беспокоить». М-да, забавно. Я пытаюсь думать о чём-то простом и приятном. Интересно, Ника так же будет рада нашей встрече, как и я, или... Хорошо... дремота... клофелин действует... Никаких стикерсов, никаких «не беспокоить»... Разбудят, когда второй раз будут кормить...
Проснулся от того, что стюардесса попросила заполнить какую-то декларацию. Ага, понятно: одну часть заберут сейчас, а вторую нужно предъявить при выезде из России, и на ней должен стоять штамп регистрации из ОВИРа. Это должны сделать в санатории – я помню. Заполняя форму, отпечатанную на клочке белой бумаги, я рассеянно вспоминал обрывки своего сна. Ну почему умным людям, к коим я самонадеянно себя причисляю, снятся такие дурацкие сны?!
Приснилось, что в Шереметьево-1 приехала Лера с Дашкой... Я целовал Дашку, она плакала, мы обнимались. О чём-то говорили. О чём? Хоть убей не помню!.. Потом я ей что-то купил в торговых рядах аэропорта... Потом мы ели за столиками... Лера что-то говорила мне. Она похорошела: похудела, посвежела, короткая стильная причёска с рыжеватым отливом...О чём-то спрашивала меня, кому-то передала привет... Поинтересовалась с какой целью я лечу в Сочи. Я сказал, что по бизнесу... Дашка играла в Game-boy,  о чём-то переговариваясь с сидящим рядом Денисом. Как они сосредоточены. Прямо братья по разуму... Потом наступила пауза. Я ещё подумал: «Встретились. Столько не виделись, а поговорить не о чем»... Потом объявили регистрацию на Сочинский рейс. Дашка снова заплакала. Неожиданно Лера сказала мне, сузив свои и без того раскосые глаза: « Ты можешь обманывать кого хочешь, Гена. Но я-то знаю, что ты летишь к какой-то девке. Не прошло и года как мы расстались. Ну что ж, удачи тебе. Только помни: Бог всё видит!»
К чему это она?
И вообще, к чему весь этот дурацкий сон?..
Мы с Денисом быстро прошли пограничный и таможенный контроль в Шереметьево-2. Красивый аэропорт. Многолюдно. Поменяли в обменном пункте тысячу долларов на рубли.
На улице солнечно, свежо, но чувствуется, что прошёл дождик. Наняли , не торгуясь , частника до Шереметьево-1. Через пятнадцать минут были там. Экая сосиска. Честно говоря, я думал это аэропорт побольше. Хотя зачем? Это же внутренние рейсы. Да и Внуково рядом... Конечно я мог созвониться с Лерой и она бы приехала с Дашкой. У нас было бы часа три времени , чтобы пообщаться. Но я не стал рисковать.  Не хотел их впутывать. Мало ли... «Пасевича» я не заметил ни в Шереметьево-2, ни в Шереметьево-1. Либо нет, либо профессионально “пасут” нас с Денисом.
Мы заняли свободный столик у окна. Я спросил у буфетчицы можно ли здесь курить. Она в ответ пожала плечами. Понятно – если хочется, и нельзя, то можно. Россия! И вообще: кто сказал нельзя? Если не запрещено, то разрешено. Вот даже пепельницу дала.
Я коротал время, жуя подобие сендвича и запивая его минералкой. Курил. Денис шатался по аэропорту. Потом сел читать. Я отлучался только в туалет. Наблюдал. Хорошо одеты люди, со вкусом. И говорят все по-русски. О наболевшем, об интересующем, об обыденном. Вот как двое мужчин за соседним столиком горячо обсуждают вчерашнее (или позавчерашнее) поражение «Спартака» от «Торпедо». Я прошёлся по ларькам. Хм, а цены-то почти нашенские, Нью Йорские. Ну что ж, рад за растущее благосостояние и платежеспособность москвичей и гостей столицы. А вот эти серёжки наверняка бы понравились Дашке...
Объявили регистрацию на сочинский рейс. При прохождении  контроля пришлось разбуваться.
В «Ту» подремать не удалось. Во всяком случае мне (на этот раз мы были с Денисом соседями). Три ряда слева, тря ряда справа и узкий проход. Стюардесса, разнося на тачке еду и напитки, задевала мой локоть. Ничего страшного. Спустя два часа мы с Денисом выходили из Адлеровского аэропорта, разминая затёкшие спины и вдыхая свежий вечерний воздух южного города.

Я сразу же заприметил высокого , пожилого , но подтянутого мужчину, державшего перед собой лист картона с надписью «Одиссея Лазаревское». Водителя звали Равиль. Мы познакомились, прошли к его припаркованной неподалёку машине «Ниссан Максима». На вопрос Дениса когда мы будем на месте, Равиль ответил, что часа через два. Ага, значит к полуночи будем в санатории. Мы погрузили сумки в багажник. Денис сел на пассажирское место рядом с водителем, а я сзади. Заснуть не получилось. Глядя, какие виражи выписывает Равиль на ночном горном серпантине,я не мог отделаться от мысли, что было бы до обидного глупо и нелепо погибнуть тут, на Черноморском курорте , в банальной автокатастрофе так и не увидев Нику. Нет, я понимаю, что он знает этот маршрут как свои пять пальцев и ежедневно наматывает десятки километров, но всё-таки... Одним словом, дух захватывает.
Играла приглушённая музыка, Денис переговаривался с Равилем, который узнав, что мы американцы, всё восхищался чистым русским языком Дениса. Хе-хе, услышал бы он мой «американский» акцент. Я слушал музыку, изредка посматривая в окно. Добро пожаловать в Адлер, Хосту, Сочи, Дагомыс...За окном мелькали неизвестные мне и подчас смешные названия населённых пунктов: Верхнее Буу, Нижнее Буу, Уг-Дере, Зубова Щель, Чайные Домики... Денис сказал, что в эти самые Чайные Домики раньше, со всего Советского Союза, возили отдыхающих на дегустацию особых сортов чая, выращиваемых здесь. Интересно... Добро пожаловать в Лазаревское.
Спустя несколько минут, после того, как охранник открыл решётчатые ворота, мы въехали на территорию санатория. У входа я дал чаевые Равилю, и взяв сумки, мы вошли в хол. Вот мы и на месте. Заранее переведённые на Московское время часы показывали без десяти двенадцать ночи.
Портье, симпатичная девушка лет двадцати пяти по имени Жанна, оперативно зарегистрировала нас, приняла оплату, взяла паспорта, выдала карточки-ключи. Наши номера находились рядом. У меня 1308-й, у Дениса - 1310-й.По коридору налево.Двухместные люксы.
Как ни странно, Денис поинтересовался работает ли бар и заказал себе в номер что-то из фруктов и шампанское. Чудак-человек. Я же спросил нет ли в номере минеральной воды, и получив утвердительный ответ, не стал ничего заказывать.
- Я могу идти спать? – спросил меня Денис.
- Конечно, - ответил я.
Мой спутник взял свою сумку и отправился в указанный номер.
А симпатичная эта Жанна. Правильно. Санаторий большой, судя по холу, чистенький, красивый. И портье под стать антуражу. Всё верно.
- Гена-джан, приветствую тебя! – раздалось у меня за спиной.
Я обернулся.
Расплывшись в улыбке, ко мне быстрым шагом направлялся высокий моложавый кавказец лет сорока.
- Здравствуй, Анзор.
Анзор шутливо крепко обнял меня, обдав запахом дорогого одеколона. Потом он отступил на шаг, демонстративно критично осмотрел меня.
- Хорошо выглядишь, но...
Он щёлкнул пальцами.
- ... усталый какой-то.
- Есть немного, - согласился я.
- Понимаю. Перелёт. Ну может поговорим немного?
Анзор жестом пригласил меня присесть на широкий диван, стоявший рядом с прозрачным  лифтом.
- Что случилось, дорогой? – тут же начал он. – Почему в этот раз тебя прислали? Это как инспекция какая-то! Откуда такое недоверие, а? Что там у Фила происходит? Почему я взмыленный должен приехать сюда ночью, чтобы всё узнать у тебя, а?
Я положил ладонь на руку Анзора.
- Анзор, успокойся. Ты засыпал меня вопросами. Всё нормально. Фил всецело доверяет тебе. Всё как прежде. Просто у нас тут ещё кое-какие дела  возникли. Только и всего.
Анзор прищурился.
- Конкуренты? – спросил он.
Я всплеснул руками.
- Ну о чём ты говоришь?! Какие конкуренты? Нет. Это вобще не по вашей линии... Ты документы привёз?
- Конечно! – Анзор извлёк из дипломата бумаги, помещённые в файл-папку.
- А завтра с утра можем поехать к нам на склад в Курганинск. Там та продукция, о которой мы говорили в последний раз с Филом по телефону. За долги получили «нежинские» консервации. Максимум через три недели контейнер будет у вас. Поедем проверишь срок годности и наличие английских стикерсов. Всё в норме, как положено. Верь мне!
- У тебя бумага при себе, что я осмотрел и удостоверился в наличии этой продукции и сроков годности? – спросил я.
- Да. Вы сбросили нам по факсу. Вот. Целых четыре экземпляра, - рассмеялся Анзор.
Я молча взял протянутые мне листы и подписал их. Половину оставил себе.
Анзор недоумённо посмотрел на меня.
- Да, Анзор. Ты тут не причём. Мы тебе как доверяли, так и доверяем. Ты уж извини, что побеспокоили тебя. Если Фил поинтересуется, скажи, что мы с тобой ездили в Курганинск и я всё проверил на месте.
Анзор пожал плечами и спрятал бумаги в дипломат, затем огляделся.
- Ну а почему в Сочи не остановился, а здесь? И почему в санатории, а не в гостинице?  «Прометей» например – хороша гостиница. Или хочешь ко мне поедем, а? Вы нам тогда, год назад, такой приём устроили в Нью Йорке. Помнишь? Я у вас в долгу.
-Помню - помню, Анзор.
Я улыбнулся.
- А здесь остановились потому что дела тут. В гостинице конечно привычнее, но и здесь я думаю комфортно будет. Август закончился. Сентябрь... с детьми все уже уехали домой. Школа. Нешумно будет. Да и курс лечения принять можно.  Может быть успею спину  подлечить.
- Подлечить – это можно, - подмигнул мне Анзор.- А насчёт нешумно – ты прав. Хотя полного покоя тебе не обещаю.
Я усмехнулся.
- Анзор, а ты можешь сделать так, чтобы меня не беспокоили без надобности? Я конечно понимаю – Сочи, но я, как ни странно, в этот раз со своим самоваром в Тулу приехал.
Анзор понимающе улыбнулся и подошёл к девушке по имени Жанна. Они о чём-то пошептались. Она посмотрела в мою сторону.
- Ну вот и всё. Тебя не будут беспокоить девушки ночными звонками с предложениями от которых трудно отказаться, - сказал Анзор, подойдя ко мне.
Я поднялся.
- Спасибо, Анзор.
- Да о чём ты,- Анзор по-гусарски покрутил чёрные как смоль усы.
Он снова огляделся по сторонам.
- Хороший санаторий. Года три назад в руинах был. Москвичи выкупили – привели в порядок. Не хуже, чем черырёхзвёздочный отель. Смотри, не заблудись. Тут такие лабиринты. Туда лифт поднимается, туда не опускается. Вроде бы четыре этажа, а с учётом подземелья – все шесть! Прямо как в тюрьме!
Анзор расхохотался, чрезвычайно довольный своей шуткой.
- Гена. Если я тебе понадоблюсь – вот мои координаты.
Он протянул мне свою визитку с телефонами.
- Спасибо, Анзор.
- Ну... Счастливого тебе отдыха.
Мы попрощались.
Я, неторопясь направился в свой номер, отказавшись от помощи Жанны. Ключом-карточкой открыл дверь. Включил свет.
Ну что ж, хороший номер: слева шкаф, справа ванная комната. Что тут у нас в ванной? Ага, халат, хорошо. Огромная двуспальная кровать, тумбочка, торшер, комод, телевизор, кондиционер, телефон. Всё новенькое, коричневый цвет, дерево. Светильники-бра.
Я вышел на лоджию. Столик с двумя стульями. А какой вид? Под самой лоджией каменные плиты, а дальше спуск в парк. Огромный парк. Сейчас плохо видно. Завтра рассмотрю. И море. И луна. А воздух какой чистый. Но душно.
Я вернулся в комнату, закрыв за собой дверь. Вместо гардин с вертикальными жалюзями здесь бы больше подошли шторы под цвет мебели. Ну, да ладно. Я включил кондиционер. Он так бесшумно работал, что поначалу я даже подумал а исправен ли он. Но по быстро распространившейся прохладе понял, что кондиционер работает. Я переоделся, разложил вещи по местам. Присел на кровать. Долго смотрел на телефон. Позвонить Нике или нет? Я тряхнул головой. Ну, во-первых, я ещё не сделал дело, а во-вторых....не будьте эгоистом, Люцифер. На часах пол-первого ночи. Дайте человеку поспать.
Я по карточке позвонил в Нью Йорк родителям и сообщил о своем прибытии в Сочи. После этого выпил стакан воды и пошёл в ванную комнату.
Стоя под тёплым душем, я размышлял о том, когда же на связь со мной выйдет человек, который конкретно введёт меня в курс дела, и который рекомендовал меня и, благодаря которому меня вырвали из моего размеренного ритма жизни в Нью Йорке, и я оказался здесь, в России. Или это два разных человека?
Причесавшись и накинув на себя белый махровый халат, я уже собирался выйти из ванной, как вдруг услышал какой-то звук из комнаты. Я аккуратно приоткрыл дверь. В коридоре и самой комнате свет был потушен. Я готов был поклясться, что не выключал света. Я оглянулся... чёрт, ничего подходящего, - мыло, полотенце, миниатюрный набор ниток с маникюрными ножницами. Я увидел своё растерянное лицо в большом зеркале над умывальником. Кто-то проник в номер. Кто-то, кто имеет дубликат ключа-карточки. Но зачем он потушил свет? Непрофессионал или специально хочет обнаружить себя? Если бы меня хотели убить, то сделали бы это в ванной, а не дожидались бы в комнате, потушив свет и надеясь, что я такой уставший и не замечу этого. Чёрт! Ну не стоять же мне здесь всю ночь!
Я намотал полотенце на левую руку и тихо открыл дверь. Выскользнул в коридор. Сердце колотилось так, что казалось заложит уши. А как в висках стучит. Спокойно...в коридорчике никого. Если конечно не в шкафу спрятался. Я продвинулся дальше. Правой рукой пошарил вдоль стены. Дальний выключатель в комнате. Из-за жалюзей лунный свет не проникает в комнату. Жаль. Но вот по-моему какое-то движение у окна. Я чуть пригнулся, выставил вперёд левую руку, а правой нащупал тумблер выключателя. Ну!
Щелчок!
Неяркий свет охватил комнату. Спиной ко мне у двери на лоджию стоял мужчина моего роста в клетчатой шведке, синих джинсах и белых кроссовках.
Я услышал подобие смешка. После чего раздался голос:
- Напугал?
Чёрт!
- Что б ты сдох! – осевшим голосом прохрипел я.
- С приездом, -  произнёс поздний гость, располагаясь в кресле.
Я сбросил с руки полотенце и быстро переоделся.
- Здравствуй, Игорь.
Я присел на кровать.
- Здравствуй-здравствуй, Гена. Как доехал? – Игорь прищурился.
- Спасибо, хорошо. А по-нормальному нельзя было попасть в мой номер?
- А чем плох этот способ? – усмехнулся Игорь. – По-моему встреча господ Люцифера и Метиса должна была быть столь ...
Мой собеседник запнулся, подыскивая нужное слово; щёлкнул пальцами.
- ... необычной, - закончил он. – Сколько мы не виделись, Гена?
- Два года, Метис. Последний раз мы виделись в Нью Йорке.
Игорь качнул головой.
- Я несколько иначе представлял себе нашу встречу. Встречу друзей, - я выразительно посмотрел на Метиса.
Он подался вперёд.
- Ну чего ты кипятишься? Приехал на курорт. Ну, пускай не Флорида. Зато время будет отдохнуть. Ну, в чём дело–то?
Я встал, закурил. Странно, что он не упомянул возможность увидеть Нику. Не знает или только делает вид?
- Дело в том, Игорь, что я не люблю, когда меня используют втёмную. Даже друзья. А я голову ломаю: кто же меня рекомендовал для такого мероприятия?! Мог бы и предупредить.
Игорь пожал плечами.
- Это было нецелесообразно, - не совсем твёрдо произнес он.
- Нецелесообразно, - перекривил я его.
- А как Лерка с Дашкой? В Москве? – неожиданно спросил он.
- Да, - ответил я. – А как твоя жена? Как здоровье Костика?
- Спасибо. Всё хорошо. И сынишка тоже радует. Скоро у него появится сестрёнка.
- Вот как? Поздравляю.
- Спасибо.
Я затянулся. За два года Игорь практически не изменился. Всё так же подтянут, атлетичен, только кажется глаза потемнели и седина на висках появилась. Или я не заметил этого в нашу прошлую встречу? А бородка ему к лицу.
- Ну, хорошо, - произнёс я,  давя недокуренную сигарету в пепельнице. – Лирическая часть окончена. Перейдем к делу.
Игорь покачал головой.
- М-да. Всё-таки ты обиделся.
- Да, брось, - отмахнулся я. – На обиженных воду возят. Тем более, я думаю твой визит продиктован необходимостью побыстрее ввести меня в курс дела. Так что, как говорится, вернёмся к нашим баранам.
Метис убрал со лба прядь тёмных волос.
- Хорошо. Ты прав. Ознакомься, - он кивнул на тумбочку.
Там лежал файл, в котором я обнаружил лист машинописного текста и несколько фотографий. Это были фотографии зеркала в старинной раме. Разные ракурсы. Ещё две фотографии каких-то мужчин. Я посмотрел на обороте. Так, значит, этот пожилой – Смирнов Виталий Петрович, а этот импозантный, что помоложе - Орлов Александр Владимирович.
Я медленно прочёл текст, боковым зрением отмечая как внимательно за мной наблюдает Метис.
-Ну, хорошо, - я отложил лист в сторону.
- Есть вопросы?
- Пока нет.
Метис замялся.
- Я уверен, у тебя есть вопросы не по тексту. Я даже догадываюсь какие.
- Серьёзно? – наигранно-удивлённо спросил я. – Ну, так может быть ты мне их озвучишь? А заодно и ответишь?
Игорь подобрался, встал, прошёлся по комнате. Затем остановился у двери на лоджию, посмотрел на меня.
- Хорошо. Я попробую. Итак. Ты наверняка хочешь знать почему именно тебя я рекомендовал.
- Теряюсь в догадках, Игорь.
Метис усмехнулся.
- Очень просто. Ты мне помог в подобном деле в Нью Йорке. Небесплатно поможешь и сейчас. И ещё... ты – американец. На этом можно сыграть.
- Поясни, - попросил я, наливая себе минеральную воду.
- Ты ознакомился с предысторией. Как удалось выяснить, зеркало находилось у пенсионера Смирнова. Как оно к нему попало, к человеку, не имеющему никакого отношения к антиквариату – опустим. Неожиданно он умирает. Очень странное самоубийство. Бритвой режет себе горло в гостинной. Зеркало исчезает. И всё это происходит буквально за два дня до его продажи тем людям, которые нас собственно говоря и наняли. Менты ничего не накопали – дескать, зеркало он мог продать и раньше.
- А разве этого не могло получиться? – спросил я.
Метис энергично замотал головой.
- Там такая сумма была предложена за него, что никто  бы не перебил. Зеркало исчезло. Версия первая : его похитил другой коллекционер или тот, кому оно нужно. Кстати, ты имеешь фотографию соседа умершего – господина Орлова. Он коллекционер антиквариата. Есть даже информация, что он знал о зеркале и даже пытался купить его у старика Смирнова. Мы проверили эту версию. И менты проверяли. Да, что там... Прошерстили всё, что можно. Глухо. Версия вторая: просто ограбление. «Помогли» старику отправиться на тот свет, за одно прихватили и зеркало. Смирнов жил один. Толком никто не знает были у него сбережения или нет. Но версия отметается. За целый месяц оно не засветилось среди скупщиков краденного.
- Есть ещё одна версия. Зеркало попало в руки случайного человека,- произнёс я.
Метис щёлкнул пальцами.
- Точно! Скорей всего так и произошло.
- Тогда это безнадежно, - заметил я.
- Наоборот, - оживился Игорь. – Как  раз в этом случае это играет нам на руку. Используем, что ты американец.
- Ах, да, - вспомнил я. – Ты говорил об этом. Так что ты имел ввиду?
Игорь улыбнулся и заговорчески подмигнул мне.
- Лазаревское – не Москва и не Нью Йорк. Мы распространили слух, что приезжает американский коллекционер, который хочет приобрести пропавшее зеркало. Американец – значит , при деньгах. Ты ж знаешь – у вас там говорят деньги на деревьях растут. Может быть и сработает. В этом плане в санатории у тебя возможность манёвра будет больше, чем скажем в гостинице. Сейчас здесь от силы сорок номеров из ста заняты.
Я скептически покачал головой.
- Подсадная утка. Детский сад.
Я потёр подбородок и засмеялся. Метис удивлённо посмотрел на меня.
- Ты что? – спросил он.
- Да, так. А ты не боишься, что разного рода аферисты или душевнобольные, узнав о моём приезде, закидают меня телефонными звонками с предложением купить псевдо-зеркало «Арпо»? И мне это разгребать?
Метис развёл руками.
- А ты бы хотел, чтобы тебе звонили только девицы лёгкого поведения?
Я вспомнил Анзора и улыбнулся.
- Даже, если это не сработает, с тобой прибыл такой помощник.
- Да-да. «Секретное оружие», - усмехнулся я. – Ну, а как мы проникнем в квартиру усопшего? Она же наверняка опечатана.
- А вот это уже твои проблемы. Вспомни свои навыки, приобретённые в период каникул в институте, когда ты подрабатывал в Доме  Быта изготовлением ключей. Набор отмычек в тумбочке.
- Лихо!
Я усмехнулся.
- А скажи мне, Игорь. Неужели нельзя было найти неместного человека, хорошо владеющего английским языком, который бы сюда приехал с нашим американским феноменом Денисом и всё сделал? Откуда такая потребность тащить меня через океан?
- А зачем? Раз Денис едет из Нью Йорка, почему же с ним не может поехать такой специалист как ты? Тем более я тебя хорошо знаю.
- Специалист... Льстец, - буркнул я.
- Ничего. Так вернее. Всё должно выглядеть натурально.
- Из меня такой коллекционер антиквариата, как из тебя Мать Тереза. Ладно. Ещё такой вопрос: кто те люди, которых ты представляешь? Для чего им это зеркало?
Метис повернулся в профиль. Задумчиво посмотрел в сторону.
- Ты хочешь услышать от меня, что это порядочные люди и зеркало, возможно обладающее какими–то особыми свойствами, не будет использовано во зло?
Я кивнул. И тут же почувствовал как мы оба лицемерим в этот момент. Игорь пристально посмотрел мне в глаза.
- Считай, что ты это услышал от меня.
Мы помолчали. Каждый думал о своём.
- Да, вот. Если понадобится помощь – звони.
Метис протянул мне мобильный телефон «Моторолла» и бумажку с телефонными  номерами.
- Первый номер – твой, а второй – мой. Если не возьму трубку, оставь сообщение.
- ОК. Игорь, если я найду это зеркало, я должен буду ввезти его в США?
- Скорее всего. А что?
- Проблем с вывозом не будет?
- Не думай об этом. Если понадобится – вы улетите отсюда чартерным рейсом.
- Хорошо.
Я потёр переносицу.
- Устал я, Игорь.
- Да. Пока. Удачи.
Я встал. Метис подошёл к входной двери и замешкался. Обернулся. Я догадался о чём он хочет спросить меня.
- Гена. Послушай. А ты не в курсе... ну... как там Кира?
Я угадал. История двухлетней давности, Нью Йорк. Они тогда ушли из моего дома вместе. Игоря на родине ждала жена, Кирин муж пребывал в командировке в Лондоне.
- Давно её не видел и не слышал, - соврал я.
Как можно более безразличным тоном я продолжил:
- Как вы с ней тогда отдохнули? Сильно полинял?
Игорь вздрогнул.
- Н-нет. Всё было хорошо. Даже очень.
Он попытался изобразить самодовольную улыбку, смутился, суетливо пожал мне руку и вышел из номера.
Я ещё налил  себе минералки. Эх, слабый народ, мужики. То ли дело мы, демоны. Я улыбнулся. Присел. Несмотря на накатившую усталость, ещё раз прочитал текст.
Так. Завтрак в девять утра. Кое-что  надо узнать у Дениса. Придётся разбудить его.
Я вышел в коридор и постучал в дверь  номера Дениса. Мне показалось, что я слышу чьи-то голоса, но дверь не открывали. Я постучал ещё раз. Дверь открылась. На пороге, в одних трусах, с бутылкой шампанского, красный, растрёпанный, разгорячённый стоял Денис. За его спиной я увидел двух смеющихся полуголых девиц: блондинку и брюнетку.
- А-а... это... что-то случилось? – озадаченно спросил он.
- Нет, ничего... Спокойной ночи.
Усмехнувшись, я ушёл в свой номер. Вот тебе раз. В тихом омуте черти водятся. Лихо!


Рецензии
Лихие дела предстоят герою, реально лихие.
Читаем дальше. И что интересно, ведь и у меня про зеркало есть)))

Марк Яровой   24.02.2019 09:34     Заявить о нарушении
Абсолютно правы, Марк.
Тем более, если соприкасались с такой темой.

Геннадий Стальнич   24.02.2019 19:00   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.