Розы для призрака. Роман, часть 2

Кафе « У тёщи» - это не из тех заведений, в которых любит бывать Кира. Это не итальянский ресторан с большим выбором дорогих вин, seafood, и услужливыми busboys,  это не турецкий кафетерий со всевозможными сладостями, в числе которых фирменная «баклава», турецкой кухней (с одним из любимых Кирой блюд – code liver), бесподобным кофе и мелодичной восточной музыкой, и даже не ночной или кантри клуб со множеством дринков и нередко прилагающимся кальяном. Это одно из десятка обычных бруклинских кафе, в которые наша компания поставляет замороженное канадское слоёное тесто и прохладительные напитки.Но я назначил здесь  встречу Кире не из желания сделать ей назло.Просто в октябре прошлого года, проводив Леру с Дашкой в аэропорт, я, возвращаясь домой, инстинктивно остановил машину на пустом митере, отметив красивую неоновую вывеску «У тёщи» выделявшуюся на вечернем фоне унылого заката. Мне нужно было побыть одному, но среди чего-то или кого-то... перед тем  как войти в свою пустую квартиру.
Здесь бездарно делали мои любимые вареники с картошкой, но зато великолепно готовили шурпу, лагман и плов по-узбекски. Я что-то ел и размышлял о том... хм? о чём я тогда размышлял? О том, о чём должен думать мужчина, у которого распалась семья в силу объективных и субъективных причин.  И наверно оправдывал себя, и пытался доказать самому себе, что ни в чём не виноват. И прекрасно понимал, что единственном человечком на этом свете, перед которым мне никогда не оправдаться, остается моя дочь Даша. Моросил дождь. И я смотрел в окно... в причудливые отблески света и своё размытое отражение, толком не понимая: то ли это капли дождя скользят по стеклу, то ли катятся мои слёзы.
С тех пор я иногда обедаю в этом кафе.
В ожидании Киры, я не стал перечитывать меню (жёлтый листок с отпечананными с двух сторон названиями блюд и ценами на них на русском и английском языках). Я и так знал, что мне хочется.  Я заказал салат из свежих овощей, шурпу, шашлык из баранины и яблочный сок с трудом удержавшись от пирожных, благоразумно вспомнив, что при своих 87-90 килограммах я уже набрал все 99. «Лучше иметь большой вес в обществе, чем излишний на себе», усмехнувшись, подумал я.
Как ни странно Кира не опаздала и пришла вовремя – ровно в одиннадцать.
Бог ты мой. Что за нелепое чёрное платье в белый горошек, не скрывающее располневшую фигуру, короткая «тифозная» причёска, и стеклянные холодные глаза как у истинных америкосов?! И белая сумочка никак не идёт даже к цвету волос. Может быть она оставила в машине светлый жакет? Кажется, дурным вкусом она никогда не страдала. А вот то, что не на каблуках – это правильно: при её-то росте в 174 сантиметра. Макияжа мало, но шрам на переносице не заметен.
Кира обвела взглядом пустующие остальные пять столиков ( в такое время уже не завтракают и ещё не обедают), передернула плечами, но тем не менее выдавила из себя улыбку и присела напротив меня.
- Привет.
- Привет.
- Почему здесь? У тебя дела в этом районе?
- Угу, - соврал я, поглощая горячий суп и запивая холодным соком.
- Ты что, курить бросила?
- Да... год назад. А как ты догадался?
- Располнела.
- Разве?
- Угумс. Могла бы и похудеть. Стимула нет или окружение виновато? – съязвил я.
Кира отвела глаза.
- Здесь хороший кофе?
- Меня устраивает.
- Закажи мне.
Я подозвал официанта.
- Кофе, капучино- ванилла.
- Помнишь ещё, - усмехнулась Кира.
- Помню.
- А что ещё помнишь? – прищурилась Кира.
Чёрт, ну почему наша природа мужская такая кобелиная? Прищурся она так, да прикуси губку не будучи так подурневшей внешне, я бы... м-да... ну ладно. Стоит женщине постареть и подурнеть, как мужчина тут же задает себе риторический вопрос: «И как я мог любить её?»
- Многое, - продолжая жевать, ответил я.
- Например?
Я вытер салфеткой губы.
- Ну, например, как после загадочной смерти твоего отца ты приехала с его похорон из Сочи, и позвала меня в Downtown Brooklyn, где мы остановились с тобой рядом с каким-то собором и ты восхищалась его готической архитектурой. Там ещё такие львы были на башенках, и на деревьях лежал снег, как вата. Поздний вечер, тишина, и только был слышен ветер. А ещё было холодно и ты ко мне прижалась. И мы молчали. Я помню, когда Лера с Дашкой уехали на пять дней в Дисней Ленд в Орландо, и твой четвёртый или пятый муж как всегда отсутствовал, ты приехала ко мне домой. Это было в конце апреля, шёл жуткий ливень, и несмотря на то, что я выбежал встречать тебя с зонтиком, - ты сильно намокла. Потом... после всего, что было в тот вечер, мы поехали в ночной клуб «Табу». Я не догадался предложить тебе Леркину одежду, тем более у вас разные размеры,и ты одела мои джинсы, с трудом удержав их поясом на себе, мои кроссовки, свитер, короткую кожаную куртку и чёрную кожаную фуражку. В этом прикиде и выбивавшимися из-под фуражки белыми кудряшками, ты была похожа на юную «металлистку». В «Табу» мы пили, курили кальян. Потом мы перешли в клуб напротив, по-моему «Майами». Там ты всё время задирала компанию из семи грузин, а я всё время думал: «Они прямо в клубе начнут разборки или подождут пока мы выйдем на улицу?». Но всё обошлось. Я был за рулём и поэтому пил мало, а ты хорошо накачалась, и когда мы уходили ты погавкалась с хозяином клуба по поводу house drinks.
- Я не гавкалась, - уточнила Кира. – Просто в приличных ночных клубах принято на прощание выставлять house drinks за счёт заведения. Я думаю от одного шота водки они не обеднеют.
Я кивнул.
- Я не заметил, как в «Майами» в тот вечер гулял мой знакомый. Спустя два дня мы увиделись и он меня укорял, что дескать девочки девочками, гулянки гулянками, но где же ты, Гена, подцепил эту двадцатилетнюю шалаву?! Я конечно был польщён, но всё-таки уточнил, что ты не двадцатилетняя шалава, а тридцатитрёхлетняя оторва. И как мы смеялись с тобой, когда я тебе рассказал об этом... А ещё я помню, как я пришёл к тебе на работу в Банк (в который ты бы никогда не устроилась, если бы не я), и тебе было облом обслуживать клиентов, которых была целая очередь, и ты их оставила на одну кассиршу, а сама придумала историю, что я якобы важный клиент и хочу арендовать сейф  в вашем хранилище. И как мы спустились в хранилище банка, и вошли в помещение, закрыв за собой дверь-решётку, и что произошло дальше... Ну и конечно же я помню как мы познакомились с тобой пять лет назад. Я имею ввиду не интернетовский чат, где пересеклись пути «Люцифера» (он же Гена) и «Таньки» (она же Кира), а первый контакт в реале, и всё, что случилось потом.
- А что? У нас сегодня день воспоминаний? – прищурившись, холодно произнесла Кира.
Лихо! Получил? Один - Один. Нечего сопли распускать. Наверняка не за тем позвали.
Я встряхнул головой.
- Сорри, Кира. Ты сама спросила что я помню. Поэтому я и вспомнил кое-что.
- Но не следует так углубляться. Это ни к чему, - потеплел её голос.
Кира отпила кофе, слегка скривилась.
- Когда мы последний раз виделись с тобой? – спросила она.
Я принялся за салат.
- Если быть точным, то две недели назад, когда я был на Staten Island. Я забрал долг у наших клиентов – они соседи с Банком,  где ты работаешь. Я зашел в Банк (мне как раз надо было задепозировать один чек) и увидел тебя. Ты разговаривала с каким-то мексиканцем, мы поздоровались. Ты ещё попросила меня задержаться, но я сказал, что тороплюсь и быстро слинял.
Кира пристально посмотрела на меня.
- А ты действительно торопился?
- Да, - не моргнув, соврал я.
С таким же успехом я мог задепозировать чек и в Бруклине. Просто, пользуясь случаем, я решил увидеть Киру. Точнее взглянуть...просто взглянуть.
- Но я не это имела ввиду, - уточнила она. -  Я спросила о том, когда мы последний раз... виделись в другой обстановке.
Я усмехнулся.
- Почти два года назад. Ты согласилась помочь мне с моим другом в одном деле. Это было в горах. Потом ты уехала с ним. Он в России сейчас.  Мы изредка созваниваемся. Я у него на сей счёт ничего не спрашивал. Надеюсь, Игорь остался доволен?
- Не сомневайся, - одними губами шепнула Кира.
Чёрт! Ну кто же ей посоветовал сделать такую дурацкую причёску?!
- Два года назад, - задумчиво- удивлённо произнесла она. – Ты знаешь, я не зря напомнила тебе о той истории. Я бы хотела, чтобы ты мне оказал аналогичную услугу.
Я сглотнул. Тягостное предчувствие подтверждалось. В моей голове включился счётчик, начавший просчитывать всевозможные варианты.
- Я ведь тебе рассказывала о странных обстоятельствах смерти моего отца, - начала Кира. 
- Да. Я всё помню. Он занимался недвижимостью. В Москву он приехал с большой суммой наличных. Какой-то откат за коттеджи, построенные в Сочи. Потом его нашли на скамейке. Сердечный приступ. Странный синяк на лбу. Охранника почему-то не оказалось с ним рядом в тот вечер. Деньги исчезли. В Сочи тебе не давали побыть с ним наедине перед похоронами. Вскрытие не производилось. Масса других вопросов и нестыковок. Невразумительные объяснения  его охранника. В фирме твоего отца, где в основном трудились, как и он, бывшие кегебисты, тебе настоятельно и недвусмысленно посоветовали не лезть не в своё дело. Тем более там намечался контракт на поставку оборудования из США для строительства завода по переработке отходов. Лакомый кусок. Прочие неувязки. И всё это на фоне хамского отношения семьи твоей старшей сестры. По-моему её муж, подполковник ФСБ, продемонстрировал тебе некие доверенности, где ты отдавала им во временное пользование свою трёхкомнатную квартиру, машину, земельный участок в Дагомысе; исчезли ордена твоего отца. И даже потом в квартире твоей мамы муж твоей сестры забрал какое-то ценное ружьё твоего отца, мотивировав тем, что у него оно будет в сохранности...
- Ага. Взял подмышку ружьё и слинял... Как ёжик. Ещё за столом, когда выпили, вдруг ни с того , ни с сего сказал мне: «Будь ты проклята!»
Кира смотрела в сторону стеклянными глазами.
- Как будто не за мои деньги хоронили отца. И этот брат его ещё... идиот. В аэропорту, когда я улетала, всё повторял какой он молодец, что купил отцу бельё, в которое его переодели... Я запустила в него стаканчиком с лимонадом, - добавила, усмехнувшись Кира.
Кира поёжилась и продолжила.
- А этот охранничек? Валера. Не постеснялся подойти ко мне на похоронах и заявить: «Я знал и уважал твоего отца и много слышал о тебе. Я хотел бы быть тебе, как братом».Ублюдок! Интересно, во сколько он оценил жизнь моего отца? Сколько ему заплатили за то, чтобы он в тот вечер не оказался рядом с ним?! При нынешнем прогрессе, средства отравления такие разнообразные. Отцу могли сделать просто укол и всё... летальный исход. Ведь так же?
- Возможно, - кинул я.
- Я даже не имею фотографий с могилы отца. Сестра не прислала, а я не хочу просить.
- Я помню ты говорила, что на поминки не поехала, а сама сидела и плакала четыре часа с бутылкой водки на могиле отца... А фамилия мужа твоей старшей сестры, ну того, фээсбешника, кажется Белов?
- Беликов... Миша, - поправила меня Кира.
Потом удивлённо взглянула на меня.
- У тебя потрясающая память, Гена. Ты всё так хорошо помнишь или только то, что тебе рассказывают близкие люди?
- Близкие люди не предают! – с нажимом на слово «предают» произнёс я.
- Ох, какие слова, - рассмеялась Кира. – What are you talking about? У нас с тобой были чисто классические любовные отношения. А то, что они стали известны другим людям – твоя вина. Наверно ты меня не так уважал, раз не стал держать язык за зубами.
- Да брось ты, - перебил я её. – Ты сама прекрасно понимаешь, что это чушь! Мы верим в то, во что хотим верить. Ты захотела или тебе было выгодно поверить этой мерзости – ты это и сделала... Ну хорошо. Так что  же ты хочешь от меня?
- Во-первых, я хочу, чтобы когда я буду излагалать свою просьбу, ты перестал жевать.
Я демонстративно отложил вилку.
- Я слушаю тебя, Кира.
- В общем так. Я предприняла кое-какие шаги. Я не могу оставить всё, как есть. Мне нужно знать: умер ли мой отец естесственной смертью или его убрали. И если его убили, я хочу знать кто и почему.
- Ну и какая роль отводится мне?
- Я хочу, чтобы ты поехал в Сочи. Нужно уточнить кое-то. Я подробно объясню тебе. Это не займет много времени. Надеюсь ты не откажешь мне?
- Не надейся, - быстро ответил я.
- Почему же? -смущённо произнесла Кира.
- Потому что ты обратилась не по адресу. Я забыл о своём героическом прошлом, живу размеренным настоящим и с надеждой на спокойное будущее.
Кира поднесла ко рту чашку кофе, но потом досадливо поставила на стол.
- А я тебе не отказала тогда, два года назад.
- За деньги, Кира, за деньги, - напомнил я.
- Хм. Хорошо. Я тоже могу заплатить тебе. Сколько ты хочешь?
- Нисколько. У меня нет материальных затруднений.
- Тогда может что-нибудь другое?
Кира подалась вперёд.
Лихо! Ну и намёки у неё. Неужели не смотрелась сегодня в зеркало?
- Поцелуй меня, - попросила она.
Я покачал головой.
Кира опустила глаза.
- Ты в курсе как поживают наши общие знакомые? – спросила она.
- Я редко сейчас захожу в интернетовские чаты. А в реале у меня нет никакого желания их видеть.
- Толстушка вышла замуж за какого-то ветеринара, - продолжила Кира. – Правда у него проблемы по мужской части.
- Какая жалость, - вздохнул я. – Но мне наплевать на Светку...
- У Лёши был сердечный приступ.
- Мне плевать на Лёшу...
- У Игоря проблемы с документами и работой.
- Мне плевать на Игоря...
- Ты прям как верблюд, - выпалила Кира. – А ведь ты меня любишь, Чебурашка. Скажешь нет?
- Любил, - поправил я её, кивнув головой. – Было дело.
Кира улыбнулась.
- Это же замечательно. Состояние влюблённости. Что же может быть лучше?
- Вероятно только ответное чувство, - парировал я.
Кира устало улыбнулась.
- Так значит ты отказываешь мне? Окончательно?
- Да, Кира. Повторяю: ты обратилась не по адресу. Я сожалею о случившемся, сочувствую тебе, но...
Я развёл руками.
Кира встала из-за столика.
- Надеюсь ты заплатишь за кофе? – спросила она, одевая сумочку на плечо.
- Разумеется.
Уже в дверях она бросила мне:
- Пока. Сегодня ты был не в ударе.
«Ты тоже», - мысленно добавил я.
Я посмотрел на еду. Чернели углями кусочки остывшего шашлыка. Либо наелся, либо аппетит пропал.
Козероги... в пятницу не ввязывайтесь в авантюрные и сомнительные истории.
- Вам не понравилось? – раздался голос официанта.
- А?.. Нет, всё ОК. Просто мне надо идти.
Я расплатился.
- Тогда может быть вам завернуть шашлык с собой? Вы его почти не ели, - участливо заметил официант.
- Заверните.
На улице, по пути к машине, я остановился у урны. Посмотрел по сторонам – не видно ли меня из кафе «У тёщи». Выбросил пакет. Шашлык, конечно, хорош, но я представил как буду есть его вечером дома, и вспоминать разговор с Кирой – а мне этого так не хочется...

                *                *                *



Рецензии
Видимо, герой любил Киру по-настоящему.
С она, видимо, только использует людей всвоих корыстных целях.

Любовь Кирсанова   18.09.2019 14:12     Заявить о нарушении
Потрясающе, Любовь!
Вот это проницательность.
Дело в том, что своеобразной предтечей романа "Розы для Призрака" была повесть "Бросок Люцифера", где главными действующими лицами были Люцифер и Кира.
Те, кто читал эту повесть, в подавляющем большинстве считали именно так, как Вы.
С Уважением,

Геннадий Стальнич   18.09.2019 14:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 45 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.