Розы для призрака. Роман, часть 1

                РОЗЫ ДЛЯ ПРИЗРАКА.

                Роман
 
                Посвящается моей любимой и единственной -  Виктории.               









Больше всего на свете я не люблю две вещи: расистов и ранние телефонные звонки.
Одно из величайших изобретений человечества напомнило о себе в половине десятого утра. Надрывающийся телефон вывел меня из блаженного забытья, заставив совершить немыслимое: во-первых, я успел подумать: «Чёрт! Кому я мог понадобиться утром в пятницу?», а во-вторых, я перевернулся на другой бок и героически дотянулся до аппарата, стоящего на тумбочке.
- Алло? – скорее простонал я в трубку сухим, дребезжащим, сонным голосом.
Тишина.
- Алло? – насколько смог я придал голосу твёрдость.
Отбой.
- Ну и суки! – произнёс я в мёртвую трубку.
Ещё одно героическое усилие – и я навис над caller ID, пытаясь определить номер звонившего. Ага, как же. Anonymous call. Надо позвонить в телефонную компанию – в конце концов за что я плачу дополнительно семь долларов в месяц, если подобные звонки всё равно проходят?!
Я откинулся на подушку, прикрыл глаза. Так... не перезванивают. Возможно ошиблись номером. Я прислушался. Даже гардины со светло-коричневыми шторами на двух окнах не спасали от уже яркого утреннего августовского солнца. Всё- теперь не заснуть. Я тихо выругался, с хрустом в конечностях потянулся и открыл глаза.
Итак...
Место и время действия: Соединённые Штаты Америки, Нью Йорк, «город- герой» Бруклин, август, пятница, утро. На двуспальной кровати в одной из спален 2 bedroom apartment  6-ти этажного жилого дома лежу я – белый русскоязычный гражданин США по имени Гена, менеджер продуктовой компании T.L. State, возраст 30+ , разведён, бывший спортсмен, бывший комсомолец, бывший гражданин бывшего Советского Союза, в связях, порочащих меня с Рейхом не замечен... Эко меня занесло. Повернув голову вправо, я с удивлением замечаю, что оказывается я не одинок не только во вселенной, но и в своей кровати в частности. На скомканной простыне, наполовину укрывшись махровым покрывалом, посапывало создание с копной каштановых волос, разметавшихся на подушке. Присмотревшись, я различил на её правом бедре цветную наколку Сатурна – красный шарик и зелёные кольца. Неплохо бы вспомнить её имя.
Я уставился в потолок. Так, вчера был четверг. Я как всегда работал в Квинсе. Обычная рутина. На 108-й стрит, так называемый Брайтон у  бухарских евреев, я посетил пять магазинов, принял заказы. В гастрономе “Dali’s” показал образец недавно прибывшего израильского сока... потом поехал на 63-ю. Еще пара заказов... в магазине «Урал» напомнил хозяйке Лене, что у неё было неоплачено предыдущее delivery… потом несколько звонков по пекарням. Все в восторге от наших замороженных круассанов, турноверов и мини-шруделей из Канады ( немудрено, 14 лет мы практически монополисты на этом рынке)... потом поехал в “Kosher-Pallace” и обменял «баласнувшийся» чек на наличные... потом снова звонки клиентам... и наконец-то  на Lefferts Blv  посетил магазин «Ромашка», где всё-таки уговорил хозяина Диму взять у нас, кроме теста, крекерсов и “Боржоми”, увельские и быстровские каши... Всю кровь он из меня выпил, торгуясь и ставя в пример цены компании «Линда Интернешенел» на такую же продукцию... совсем Людка с ума сошла – продаёт товар почти по себестоимости, ну ничего, с неё станется... Потом я сделал то, что должен был по идее сделать в пятницу – а именно: вернувшись в Бруклин, посетил троих должников  - «Золотой Ключик» , «Sall and Jerry bakery» и «Матрёшку»... забрал чеки, тем самым освободив для себя пятницу. Потом, хозяину нашей компании Филу, скажу, что всю первую половину пятницы ездил по должникам в Бруклине, подкрепив свои слова этими самыми чеками, и поэтому в офис приехал только к двум... или к трём часам.
Вечером в четверг я пошёл в «Казу» ( ночной клуб «Казанова») на 65-й стрит, где в основном собирается «русская» публика. По-моему там, за стойкой бара,ко мне и подсела эта девчонка.  И мы  пили ( я – пиво и коктейли, а она ... нет, не помню), и танцевали, и общались.  И судя по всему общение было плодотворным, если в конце концов утром я её обнаружил в своей постели.
Чёрт, ну как же её зовут? Юля? Катя? Лена? Лора? Нет, не так... Надо побриться.
Я встал и накинул на себя только чёрную футболку. «Есть всё-таки  преимущества в холостой жизни, - подумал я, плетясь в одну из двух ванных комнат, - можно ходить голым или полуголым по квартире – и никто тебе не сделает замечание. А второй раз женюсь – и придётся ходить одетым... Кошмар!»
Из зеркала на меня смотрело лицо со следами вчерашнего вечера: растрёпан, седина лезет вовсю (с короткой стрижкой ещё заметнее),под глазами – коньюктивитные мешки, небрит. Причём сильно небрит – не та двухдневная щетина, которая иногда возбуждает женщин.
Так как же её зовут? Люда? Оксана? Люба? Ч-чёрт!! Надо заставить себя залезть в ванную и принять контрастный душ... да, вот так... мммм... так значительно лучше... Но всё равно не могу вспомнить её имя и вообще что я ей обещал... И обещал ли?
Я бреюсь станком. Намылил кремом всё , что можно, кроме подбородка... небольшое раздражение... там потом побрею, дня через три. Ну и рожа.  Видела б меня сейчас моя бывшая жена. Вот тебе и бывший примерный семьянин.  Да и примерный ли? Ну отцом-то я точно идеальным был. Я знаю. Да и Дашка, доченька моя, любит меня. И скучает. Хотя и стараюсь звонить им каждую неделю. Последние три года у нас с Лерой совсем всё разладилось. Отдалились как-то, жили каждый своей жизью, интима почти не было. Я всё пытался спасти наш брак, а как только мне всё надоело – наш брак распался как карточный домик, исчерпав себя.  Дом продали, хороший навар ( вот что значит недвижимость в Америке) от продажи дома я поделил пополам, предварительно закрыв все долги по нашим кредитным картам. Конечно неожиданностью для меня стало решение Леры уехать с дочкой в Москву. Дизайнер, хороший долгосрочный контракт. Чепуха! По-моему это она назло мне сделала, а впрочем... по телефону она так радостно говорит о работе и жизни в столице, что чёрт его знает. Может и впрямь ей там лучше?  Все девять лет в Америке она чувствовала себя дискомфортно. Я как мог помогал ей преодолеть это чувство.  Но, значит не смог. «Нельзя привить дерево из земли в песок» - любила она говорить. Кому как. Дашка учится в английской спецшколе, делает успехи. Подружек полно. В двенадцать лет ребёнок легко приспосабливается. Я не противился её отъезду. Как бы мне не было больно, но в таком возрасте девочка должна быть с мамой. Тем более, что Лера – хорошая мать. Я знаю. И вообще, обе они гражданки США. Захочет Дашка вернуться, поступить в колледж – я всегда помогу. Да и не вечный же у Леры этот чёртов конракт!
Десятого октября, за неделю да отъезда, я принёс документы от адвоката – договор о разводе. Лера всё подписала. Была слегка удивлена, наверно думала, что будем так и жить на два дома, на две страны. Лихо! Как бы не так. Сумму алиментов оговорили заранее – каждую первую неделю месяца регулярно отсылаю. Ну, и посылки конечно дочери. После продажи дома сняли эту квартиру. Когда они уехали, то уже лень стало снимать новую, меньшую. Расходы на переезд, хлопоты. Так и живу один в трёх комнатах. Ну не всегда один. Не монах же. Были бы силы и желание.
            Сертификат о разводе я получил в марте этого года. Наш брак продлился ровно 12 лет и 7 месяцев.
Ну как же её зовут-то? А?!
Я улыбнулся.

Как тогда было хорошо, когда приехала Аллочка из Чикаго. Эх! Какие три вечера. М-м-м... Черновицкая красуня. В семнадцать лет выиграла городской конкурс красоты. Спустя полгода с родителями по Грин Карте переехала в США. А еще спустя полгода вышла замуж за своего земляка Эдика, который был старше её на семь лет, хорошо зарабатывал, будучи строителем, и являлся поклонником Бахуса. Алла родила ему двух чудных малышей – Карине на момент развода исполнилось семь, а Дэвиду два года. Да- да, и она не избежала сей участи. Эдик распускал руки, всё чаще отдавал предпочтение Бахусу в противовес Эросу... короче, Алла подала на развод. На мой вопрос: «Зачем нужно было рожать второго ребенка?» последовал стандартный ответ: «Я думала так сохранить семью».
Увы, не раз я сталкивался с подобным заблуждением. При том, что женщины объективно умнее и хитрее мужчин, всё-таки ошибки, совершаемые ими, более масштабнее и глупее, оттого и бросаются в глаза, отсюда все эти анекдоты и шутки о блондинках, тёщах, толстушках и женщинах за рулём.
Я познакомился с Аллой на интернетовском нью-йоркском чате. Никогда не признавал сайтов знакомств – только живое общение, или в крайнем случае – чат. Это с моим-то  опытом. Хе-хе. Иногда созванивались.... когда моя жена отсутствовала или спала. Алла тяжело переживала развод, процесс в суде отнимал много сил и времени. Да и не только это. В общем, мы находили темы для разговора. Годы замужества заставили её быстро повзрослеть. Я абсолютно не замечал разницы в девять лет.
В один из дней она позвонила и огорошила меня известием, что находится в Нью Йорке – прилетела к своей близкой подружке в гости на пять дней.
Так и встречались три вечера подряд. А ближе к ночи я ехал домой, а она, порядком измотанная, с подружкой отправлялась в ночные клубы.
Ей Богу, идя первый раз на встречу с ней, я даже не задумывался чем это закончится. Но едва она сняла солнцезащитные очки, и я увидел её серо-голубые глаза, менявшие оттенок от времени суток, как я понял – не сдержаться мне. Не сдержаться, чтобы не захотеть, не возжелать увидеть, что скрывается под этой облегающей её грудь блузкой, под светло-коричневыми бриджами, чётко показывающими наличие стрингов . Она была идеально сложена. Загоревшая для уже тёплого, но пока всё-таки весеннего апреля (вероятно посещение солярия), роскошные белые волосы, правильные черты лица. Приятный голос, манеры, ум. Она оказалась хорошим слушателем. И мне повезло. Повезло, что удалось понравиться ей. Я даже не вникал в её плавный речитатив, произнесённый немного смущённым голосом, относительно моей ямочки на подбородке и выразительным взгляде моих глаз. Когда она трогательно краснела или хмурилась, то она мне напоминала пупса, милого мягкого пупсика. И всё равно в голову лезли бесовские мысли. Как без них, господин Люцифер, а?
После ужина в ресторане я покатал её на машине. Мы оказались на Канале. Вышли. Прошлись по набережной. Я видел какими взглядами её сопровождают прохожие.Прогуливаясь, я ей рассказывал о местных достопримечательностях.  Неожиданно я запнулся.
- А это что? – невинным голосом спросила она.
- А это мотель, - произнёс я. – Его недавно отремонтировали. Расширили, обновили все номера.
Она передёрнула плечиками под лёгкой небесно –голубой ветровкой. Потом сняла очки и озадаченно прикусила губками одну дужку.
-  А что, Гена, наша культурная программа предусматривает посещение этой «достопримечательности»? 
Я отвернулся в сторону океана.
-Это всё зависит от вас, мисс, - с недвусмысленной интонацией произнёс я и резко повернул голову, прямо посмотрев ей в глаза.
И тут я увидел, что она тоже не может скрыть своего желания.
Она одела очки, сложила руки на груди.
- Ну пойдёмте... сэр!
В первый раз я даже не дал ей сходить в душ. Набросился, как только зашли в номер. И она поддержала. Спонтанные, резкие движения, срывающиеся дыхание, летящая одежда, скоротечные поцелуи с лёгкой болью от стука зубов...
По части ласк и по по части угадывания того, что каждому из нас нужно – мы стоили друг друга. Даже когда я почувствовал на губах солоноватый привкус, и отпрянул, увидев капельку крови на её соске, она, закусив губу,и впившись мне ногтями в плечо, почти прохрипела:
- Don’t stop, babe, don’t stop!
В интернетовском чате она имела ник нэйм Ванда ( как потом выяснилось сокращённо от слово “wonderful”. Так я её и называл в постели – Вандочка, растягивая до бесконечности первое  «а». Ну не пупсиком же её называть в самом  деле? А она меня звала бесом, и что–то шептала, трогательно мешая русские слова с английскими и украинскими. 

            А после всего, потягиваясь как кошка, говорила вслух: «Как хорошо. М-м-м... хорошо быть рядом с мужчиной с Большой буквы.» А я добавлял, теснясь к ней и поглаживая рукой по загорелому бедру:
- Жаль только, что мало. Может продолжим?
На что она притворчески делала испуганно-округлые глаза и восклицала:
- А разве мало?! Нееет! На сегодня хва-а-атит!..
Второй раз был ничуть не хуже первого.
Третий раз получился скомканным, нас прервал звонок на её cell phone.  Звонила её подруга. Что-то там случилось... Я её подвёз. Алла категорически запретила мне приехать провожать её в аэропорт. Удивило, что отказалась от презента, с трудом уговорил принять от меня подарки для её детей. На прощание на мой вопрос: « Мы ещё увидимся?» ответила:
- Всё зависит от тебя.
Больше мы не виделись. Звонки, разговоры... Тогда я ещё пытался спасти семью. Испугался ли я? Не помню. Но я почувствовал, что меня засасывает. Алла была в курсе моих семейных проблем и как никто другой чувствовала к чему идёт дело. И всё-таки в последний наш телефонный разговор я ей сказал, что нужно прервать отношения.
- Почему? - тихо спросила она.
Я знал как обидеть женщину. Я знал как сделать, чтобы она раз и навсегда возненавидела меня.
- Потому что если я разведусь и захочу создать новую семью, то я хочу иметь своих собственных детей, Алла.
- Ах вот как?! Значит тебе мои детки помешали?!..
Я угадал. Пускай я чувствовал себя последней сволочью, но я угадал.
- Я не навязываюсь, Гена, но... Значит если бы я не имела детей, ты бы захотел жениться на мне?
- Да, Алла.
- И мы были бы вместе?
- Да, Алла.
- И я бы родила тебе детей?
- Да.
Молчание в минуту показалось мне вечностью.
- Дурак ты, Гена. Предпочитаешь казаться гадом, чем показать свой страх и взять ответственность. Считай, что я тебе поверила если тебе будет легче от этого. Прощай.
Я не успел ответить. Она положила трубку.
С тех пор, если мы и пересекались в интернете, то ограничивались дежурными «привет», «как  дела», «пока».
Я внимательно вгляделся в своё отражение. М-да, с глазами надо что-то делать. Придётся сходить к врачу. И к родителям заскочить – у мамы снова давление скачет...
Чёрт!!! Вспомнил! Настя её зовут! Настя!!!
Я сделал резкое движение и поранил щёку.
Самодовольное выражение лица сменилось недовольной миной.
Урод ты, Гена. Моральный урод.
Я закончил бриться, вышел в коридор, заглянул в спальню. Создание по имени Настя мирно посапывало на кровати.
Я полил цветы, покормил в клетке  Тутсика, морскую свинку, доставшуюся мне в «наследство» от дочери (перевоз животных в самолётах компании «Австрийские Авиалинии», которой они улетали был запрещён), посмотрел на фотографию Дашки, стоящей на телевизоре. Потом открыл нижний ящик книжного шкафа, раскрыл фиолетовую папку, где хранились письма от Ники.
«Геночка... любимый... родной...».
Я знал всё, что  там написано наизусть. Выучил. Ника- Ника. Вот уж кого бы я хотел сейчас увидеть. Её и Дашку. Я захлопнул папку.
Нет. Сейчас не смогу. Скотство... Скотство думать о любимой женщине, когда в кровати у тебя лежит другая.
Я пролистал газету, просмотрел гороскоп.
Козероги.
Могут усложниться отношения на работе... придётся искать компромисс между профессиональными и семейными обязанностями... в начале недели уладите конфликт с родителями... ха, если б он имелся...в среду... ага... ок... В пятницу не  ввязывайтесь в авантюрные сомнительные истории... В целом сопутствует удача... Перед вами раскроются интересные перспективы и новые горизонты...
Я отложил газету. Всё ясно – и нашим, и вашим.

Жив-здоров, лежу в больнице,
Сыт по горло – есть хочу,
Приезжайте мама с папой,
Я вас видеть не хочу.

И всё-таки Ника.
Я прикрыл глаза.
Редкие вечера, проведенные в интернете. Чатовское общение. Ника- Ника-Ежевика. Именно под этим ник-нэйм она появилась в интернетовском чате «Кому за 30» три года назад. Менеджер Сочинского интернет-клуба, в последствии ставшая экспертом по защите компьютерной базы данных в Югбанке. В семнадцать лет она осталась фактически одна, а с четырнадцати лет она с компьютером. Симпозиум в Нью Йорке с заумной темой, связанной с противодействием хакеров и так далее. Лучшие умы, разработчики супер-бупер программ, съехались на свой пятидневный шабаш, как сказала сама Ника, себя показать и других посмотреть. От России, само собой разумеется, приехало несколько человек. В том числе и такой эксперт в своей области, как мисс Раевская (Ника). Чёрт возьми, наверно крутой этот Югбанк, если посылает своего человека на такое мероприятие. Или это всё за счет организаторов? Ника так и не сказала мне. В любом случае её знают, если пригласили. Она и приехала, предварительно сообщив мне о своей командировке.
Симпозиум проходил в Манхеттане, в конференц-зале отеля «Шератон», в котором и проживало большинство участников. Там же мы и встретились с ней. График был напряжённым, но мы успели погулять по Бродвею, зайти в кафе, съездить на Wall Street , сфотографироваться у знаменитого Быка. Как только я увидел её первый раз, мне показалось, что мы знакомы сто лет. У неё такие большие карие глаза. Открытые, беззащитные, что никак не  сочеталось ни с её уверенным поведением, голосом, и даже спортивным телосложением. Восточная красота подчёркивалась смуглостью кожи и длинными, чёрными как смоль волосами. Мы так легко говорили... много... обо всём и ни о чём. Как два человека, встретившиеся после долгой разлуки.  Она замыкалась только тогда, когда я случайно касался её личной жизни, или когда разговор шёл о наших «общих» американских знакомых по интернетовскому чату. Она кое-что знала о моих любовных приключениях. Наверно ей было неприятно.
Мы ещё несколько раз говорили по телефону. Второй, и последний раз я ее увидел в аэропорту JFK... когда она улетала. Разговор двух глухонемых.... жесты... взгляды...она не решалась что-то сказать, я ничего не мог обещать.
- До встречи, Еношик (из-за её глаз).
- Пока, Демон ( из-за моего прозвища Люцифер).
Ника поёжилась в своем лёгком чёрном плаще, несмотря на то, что в здании аэропорта было тепло, даже жарко.
Она улыбнулась, чмокнула меня в щёку.
- Иди, Гена. И не жди пока я пройду регистрацию. Я всё равно не оглянусь.
Цок-цок –цок... каблучки...
А я смотрел. Смотрел, как она уходит и молчал. Я видел как вздрагивают её плечи. Как она подошла к металлодетектору, положила свою сумку. Как высокий чернокожий сотрудник охраны внимательно посмотрел на неё... мне показалось, что он спросил её:
- Are you OK, miss?
Хотя я конечно не мог расслышать этого. Она что-то ответила. Охранник недоумённо посмотрел в мою сторону.Я пожал плечами и вышел на улицу. Ника так и не обернулась, а я промолчал.
Вспомнил, о чём я тогда подумал: «Я её так и не поцеловал».
Телефон...
Я вздрогнул и поднял трубку.
- Алло?
- Привет, Чебурашка.
О, ноу! Только не это.
             Голос принадлежал Кире. Ещё один интернетовский персонаж, имевший «счастье» надолго войти в мою жизнь. Женщина, с которой мы были близки на протяжении четырнадцати месяцев, и к которой я даже что-то испытывал, и которая «сдала» меня, поверив в мерзости, которые обо мне распускал разный сброд. Или сделала вид, что поверила. Как известно, мы верим в то, во что хотим верить. Правда мы потом участвовали с ней  в одном авантюрном предприятии, но это уже был своего рода бизнес. Призрачная надежда восстановить отношения, с моей стороны натолкнулась на равнодушие с её стороны.
Давненько она мне не звонила. Значит ей что-то нужно.
- Ты мне звонила минут десять назад?
- Угумс. Что-то не сработало.
- Зато меня разбудила,- недовольно буркнул я.
- Не ворчи, Чебурашка. Тебе не идёт, - примирительно сказала она и засмеялась. – Я звонила тебе на селлар. Но он отключён. Ты сейчас можешь говорить?
Могу ли я говорить? А почему бы и нет? Ах, да, она по-моему и не знает, что я развёлся. И слава Богу.
- Могу, Кира.
В это время из спальни появилась Настя, слегка прикрывшаяся простынёй. Протирая заспанные глаза, она произнесла капризным голосом:
- Я от звонка проснулась. Можно я приму душ?
Я прижал трубку к груди и недовольно, жестом показал где ванная комната. Настя обернулась, чтобы я мог лицезреть её упругую попку, и прошаркала в указанную сторону.
- Ну так я слушаю тебя, - поспешно произнёс я в трубку.
- Ты один?
- Один- один... Так что случилось?
Казалось, Кира раздумывала.
- Нам нужно встретиться, Гена.
- Нам? – притворно удивился я.
Я услышал подобие смешка.
- Балда. Не придирайся. Нужно встретиться и обсудить кое-что. Сегодня.
- Вот как? Кира, у меня бизи лайф и плотный распорядок дня. Даже не знаю...
Она молчала. Я представил, как она закусила нижнюю губу. Она всегда так делала в ожидании чего –либо или когда смущалась.
- Ну, хорошо. Ты работаешь?
- Нет, я свободна сегодня.
- Тогда через час, в кафешке «У тёщи». Это угол 19-й Авеню и 86-й Стрит в Бенсонхёрсте.
- Хм. А разве ты не можешь приехать ко мне на остров?
Лихо! Ей надо, пусть и приезжает в Бруклин. Мне, конечно, не жалко девяти долларов за въезд на Стейтен Айланд, но тут дело принципа. В конце концов это она во мне заинтересована.
- Нет, не получится. Не успею по своим делам.
- А если их отложить?
- Нет, Кира. Ну так как? За час управишься?
- Попробую. Как туда добраться?..
Я ей дал direction, после чего  мы попрощались.
Кира. В интернетовском чате «Кому за 30» у неё был ник «Танька». Коротко- стриженная, высокая, сероглазая блондинка. Бывшая спортсменка, сочинка, моя ровесница, дочь полковника КГБ, четырежды замужняя. Детей нет. И судя по всему при её эгоизме, уже не будет.
Любопытно, что ей понадобилось от меня?
«Козероги... открываются новые горизонты...»
Я обратил внимание, что Настя, приняв душ, хозяйничает на кухне. Чтобы увидеть её, я из living room переместился в dinning room,  где обычно я ел за столиком. Она разогревала вторую пару тостов, параллельно поглощая первую и, обжигаясь, отхлёбывала из чашки кофе. Из одежды на ней было банное полотенце и Леркины тапочки. Грудь у неё маленькая. Вчера я не заметил. Я вчера вообще мало чего заметил. С ума сошёл – как я в таком состоянии вообще сел за руль?!
Настя обернулась, и с переполненным ртом издала нечто похожее на «Привет».
- Настя, - неуверенно начал я.
Она кивнула.
Ага, значит всё-таки Настя.
- Какие у нас планы были на сегодня?
Она судорожно сглотнула, запив глотком кофе.
- Ну ты меня обещал в Манхеттан свозить.
Я потёр подбородок.
- Настя. Планы изменились. Мне срочно нужно уехать.
- Мне тебя подождать? – удивлённо моргнули зелёные глаза.
- Нет. Боюсь это надолго.
Она обиженно поджала губки и демонстративно сбросила полотенце. Хороша, хороша деваха. Только «сорри», сейчас не до тебя.
Я молча выдержал её взгляд. После чего она надменно продефилировала мимо, обдав меня запахом молодого женского тела и шампуня от её мокрых растрёпанных волос. Я накинул на себя халат.
Спустя несколько минут она появилась в коридоре. Молча обулась и подошла к входной двери. Я положил в карманчик её чёрной кожаной мини-юбки 200  долларов, она это видела, но никак не отреагировала. Я открыл дверь.
- Пока, дружочек...
... И легко шлёпнул её по попке.
Закрывая дверь, я услышал, как она буркнула себе под нос нечто вроде «козёл старый».
Я улыбнулся. Хорошо, хоть не мудак.
Я посмотрел на себя в зеркало. Потом перевел взгляд на настенные часы. У меня оставалось чуть более получаса чтобы привести себя в порядок перед встречей с Кирой.

                *                *                *


Рецензии
Здравствуйте, Геннадий!

Похоже, что литгерой поставил своей целью переспать со всеми молодухами интернета!
Но это заведомо неподъёмный вариант!
Не представляю, как автор разберётся хотя бы с тем полувзводом женщин,
что уже объявились в первой главе.

Легко и с интересом читается!
Спасибо!

С уважением

Юрий Фукс   20.03.2019 01:50     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Юрий!
Главное, чтобы сам герой разобрался в этом хитросплетении))).
Как известно, подобное случается либо от всплеска гормонов, либо(по мнению одной из читательниц моего романа) от отсутствия цели в жизни.
Рад Вашему вниманию.
С признательностью,

Геннадий Стальнич   20.03.2019 22:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 97 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.