Замок Острожских открывает свои тайны. Очерк 14-й

            За нашу и вашу свободу               
       
Начиная с конца XVIII века, в Староконстантинове удивительным образом переплелись исторические судьбы  известных исторических личностей: как тех, кто боролся за освобождение Польши от гнета царизма, так и тех, чьими руками Российская империя фактически провела уничтожение Речи Посполитой как государства.
        Исходной точкой, в определенной мере знаковой,  в этой истории следует считать 1791 год: 3 мая этого года в Варшаве Польский Сейм провозглашает первую в Европе Конституцию. В соответствии с  ней в государстве устанавливается конституционная монархия и уравниваются в правах дворяне  и простые люди. Когда произошло это событие, генерал Тадеуш Костюшко командовал польскими войсками, размещенными в приграничном Староконстантинове и в его окрестностях.  Поэтому неудивительно, что 10 мая  в этом городе он приводит войска к присяге на верность «Конституции 3 мая».
        Польские  магнаты не хотели мириться с условиями новой конституции - они были сторонниками сохранения традиционных прав и свобод шляхты. Одним из  руководителей этого движения  был польный гетьман  коронный Северин Ржевуский. Он специально ездил в Петербург, чтобы заручиться поддержкой Екатирины II в решении вопроса по восстановлению прав польской шляхты, которые раньше существовали в Речи Посполитой.  В мае 1792 года  была провозглашена Тарговицкая конфедерация, бладаря которой российские войска начали российско-польскую войну. Примечательно, что уже 21 июля этого же года в Староконстантинове проходила сессия вышеупомянутой конфедерации под председательством маршала конфедерации Станислава Щенсного Потоцкого. Помимо принятия нескольких малозначительных универсалов также 24 июля был принят цензурный декрет, закрывающий ведущую польскую газету "Gazeta Narodowa i Obca". Основная причина столь строгого наказания печатного издания - опубликование текста новой конституции. После интервенции российских войск в марте 1793 г. Польша снова подверглась очередному разделу: к России отходили значительные территории белорусских и украинских земель, а к Пруссии  –  значительная часть западных земель страны. Большая часть польских дворян отвернулись от Северена Ржевсусского, считая его  одним из главных виновников разыгравшейся трагедии.  Желая, хоть как-то оправдаться от этих обвинений он пишет письмо Российской императрице с просьбой восстановить довоенные границы государства. Письмо вызвало в Петербурге только смех. Семья Ржевуских вынуждена удалиться в Вену к Австрийскому двору – его жена Мария Констанция Ржевуская в то время была фрейлиной австрийской императрицы. Там они построили роскошный дворец, который по-своему великолепию был сравним королевским.
        Но уже в 1794 году в Варшаве вспыхивает восстание (Костюшковская инсурекция) под предводительством Тадеуша Костюшко, не желающего мириться с разделами  Польши. Среди большого числа различных событий восстания хотелось бы отметить два, имеющих непосредсвенное отошение к Староконстантинову. Первое  –  под городом  молодому майору Ксаверию Франциску Вышковскому удалось разбить крупный отряд российских, преградивший ему дорогу, при этом захватить 7 орудий и кассу в 53400 рублей серебром.  Это позволило ему привести к Костюшко около 1500 солдат и  досрочно получить звание генерала.  Второе  – 24 сентября 1794 г. Высший Криминальный суд  повстанцев заочно приговорил Северина Ржевуского как изменника к повешанию, т. е.  in effigie (повесили образ с его изображением).
         После подавления этого восстания Польша  как государство перестало существовать. Через несколько лет Ржевуские смогли вернуться в свои имения на Украине. С этого момента Северин Ржевуский полностью отдалился от политической деятельности, занявшись генеалогией своего рода, и стал  больше внимания уделять  благотворительности и помощи бедным. В 1800 году Изабелла Любомирская уступает  Староконстантинов своей дочери М. Констанции Ржевуской, а с 1802 года семья Ржевуских вступает во владение городом. Сохранились воспоминания, что граф  часто приезжал  молиться в костел Братьев Капуцинов. После молебна, как правило, на главной  площади города устраивался благотворительный обед для бедных мещан. В своем завещании он просил похоронить его без всяких почестей и церемоний, как простого католика.  После смерти 11 декабря 1811 году от апоплексии был  похоронен в подземелье Доминиканского монастыря.  Скорее всего,  в этом была главная причина, почему овдовевшая жена решила поселиться в Староконстантинове.
        Историкам она запомнилась блистательным приемом, который она организовала по случаю приезда российского императора Александра I в г.Староконстантинов.  В Польше дворяне встречали его крайне прохладно. Узнав об этом от своего родственника генерал-адъютанта Станислава Потоцкого о намечавшемся событии,  Констанция Ржевуская решила показать царю, что поляки умеют быть хлебосольными. О размахе мероприятий можно судить из следующего описания деталей приема: дорога, протянувшаяся на несколько километров от города до ее имения в с. Григоровка была покрыта красным сукном, по бокам украшена деревянными перилами. Специально для проведения бала был построен деревянный дворец с декорациями, которые символизировали основные места сражений войны с Наполеоном. Позже она узнала какова императорская благодарность. Когда через несколько лет она, лишившись средств к существованию, просила у императора Николая I назначить ей содержание – ответ был отрицательным. Последние годы жизни она прожила в нищете и похоронена в г. Каменец-Подольский.
        Но эта история была бы неполной без упоминания о сыне четы Ржевуских – Вацлаве Ржевуском, известного под псевдонимом "Эмир". Закончив в Вене одно из лучших военных училищ, он недолго служил в австрийской армии. Его дядя привил ему особый интерес к Востоку: он прекрасно овладевает турецким и арабским языками. Неудивиельно, что далее им было предпринято путешествие по Аравии. В среде бедуинских племен он хотел обрести свободу и особое ощущение жизни, которое давно было утеряно  в цивилизованном западном мире.  О степени уважения его арабами можно судить хотя бы по тому, что он получил титул эмира с именем Тадж аль-фахр, что означает "увенчан славой". Всю его жизнь, часто с элементами авантюризма, можно представить как вечный поиск настоящего идеала красоты и совершенства: лошади, женщины. При чем лошади безусловно  стояли у него на первом месте – летом он жил в палатке, а зимой спал в конюшне. Идеальной женщины он за свою жизнь так и не встретил – она существовала лишь в его воображении.  Даже получив в наследство подольские имения, женившись на  красивой и богатой княжне Розалии-Александре Францисковне Любомирской(1788-1865) он не нашел с ней семейного счастья. Жена не понимала странных увлечений мужа. Через несколько лет такой совместной жизни она подала на развод. В Кузьмине, рядом со Староконстантиновом, он построил каменные конюшни и завез туда из Персии 54 арабских скакуна, потратив на это рискованное мероприятие огромные деньги. Идеальной породой лошадей он считал кохейланов. Тоскуя по Востоку Вацлав Ржевуский построил в Саврани имение на восточный манер. Ему не нравилось, когда его именовали графом, поэтому он просил называть себя атаманом Ревухой.  Находя много общего в жизни свободлюбивых казаков и бедуинов, он одел своих слуг на казацкий манер. Атмосфера, царящая в имении позволила ему объединить вокруг себя небольшую группу единомышленников. Среди них следует особо отметить польско поэта Томаша Падурру(1801-1871), написавшего знаменитую песню "Гей, соколы", и незаслуженно забытого в современной Украине. Т. Падура, как мастер импровизации смог сравнить стремительность арабского скакуна лишь с полетом  сокола парящего над землей.
       Большенству нынешних украинцев сложно представить, как одна из лучших казацких песен о любви к свободе и к Украине могла быть написана польским поэтом. Им гораздо легче вообще не упоминать имя автора или  просто считать песню народной. Особый колорит этой песне придает неповторимое описание местной природы: следует напомнить, что именно под Староконстантиновом леса переходят в дикую степь. Не исключено, что под впечатлением трехсот-километровых  марш-бросков козацкой ватаги из Саврани в Кузьмин (под Староконстантиновом), где было имение Ржевуских, была написана эта песня. И она была далеко не единственной -  ее слова перекликаются со словами "Гей! за ляхом, Черным шляхом" другой песни этого поэта. Эти лирические произведения должны были разбудить  национально-патриотические настрония среди украинцев и поднять их на  совместную борьбу с  российским самодержавием. Сложно сказать насколько удачно ему  удалось воплотить свой замысел, но после написания этой песни он, не без чувства гордости за себя, говорил: "Адам Мицкевич - великий поэт, но кто его знает, а меня поет вся Украина и Польша". Идеализм Т. Падуры в изображении жизни украинского народа не пришелся по душе великому украинскому поэту-реалисту Т. Шевченко, поэтому оба поэта не взлюбили друг друга, хотя каждый по-своему  любил Украину. Еще один интересный исторический факт можно отыскать в дневниках декабристов, описывающих одну из встреч дворянства в Житомире накануне восстания 1825 года. Когда собравшимся сообщили, что в зале собрались представители всех славянских народов для борьбы с российским самодержавием. Т. Падура сразу заявил, что забыли народ на чьей земле проходит это собрание и за отсутствием среди собравшихся украинцев, сам вызвался представлять украинский народ.
        Когда в 1830 году в Варшаве вспыхнуло «ноябрьское восстание» против царизма, то Вацлав Ржевуский, не задумываясь ради свободы, смог  выставить целый  кавалерийский отряд, пожертвовав для этой цели своих элитных скакунов. В 1831 году после разгрома повстанцев в битве под Дашевом он бесследно исчез. Есть версия, что Вацлав смог тайно перебраться в Турцию, опасаясь репрессий со стороны царских властей. Сразу же после полського восстания в Староконстантинове был закрыт Доминиканский монастырь – в наказание за открытую  проповедь духовенством этого ордена идей против царизма. Впервые, во время  восстания на знамени борьбы был поднят слегка видоизмененный  лозунг «За вашу и нашу свободу», которым еще в 1795 году польская шляхта безуспешно пыталась поднять украинский народ на борьбу с российским самодержавием. Польские повстанцы считали, что не может быть свободным  тот народ, который угнетает другие народы.
         Спустя тридцать лет новое поколение польских революционеров снова поднимется на борьбу с тем же лозунгом. Последние бои повстанцев также произойдут под Староконстантиновом. После подавления восстания 1863 года царские власти  решают окончательно закрыть в этом городе костел  Братьев Капуцинов.



         


Рецензии