Море

       Купалась в бриллиантах и жемчуге. В бирюзе и сини, в прозрачной солнечной зелени. Хрустальные россыпи по телу. Окунаться, плескаться,улыбаться до боли в скулах, отдаться волнам и в них болтаться у берега, как поплавок.
        Необозримое сущее, живая масса, колышущаяся в тверди, как в безмерных ладонях, рвущаяся в небо и ниспадающая.Огромное простёртое живое тело, мятущееся, вдохновенное,  величественное, страстное, равнодушное, безразличное, угрюмое, грозное, бушующее, разъярённое, устрашающее, мстительное, карающее, уставшее, нежное, ласковое.
         Не доброе и не злое. Это я могу быть доброй и злой.Тело моё в теле моря.Нежится, наслаждается, запоминает летнюю радость на зимнее небытиё.
         С севера на юг километры песчанного берега, хорда окружности, как тетива лука. Я крошечной статуэткой на вертикали раствора гигантской ракушки, створки которой: небо и море, сужаясь вдали, смыкаются овалом горизонта. Голубое с белым неба и густое синее моря излучают энергию и играют ею в какой - то космический футбол.

         Уловив пульс этой игры, ноги окунаются в тёплую нежность, попеременно отталкиваясь от податливого песка, шаги ускоряются, и ступни вдруг вспоминают что-то давным давно забытое: закатную просёлочную дорогу с толстым слоем пыли-пудры, толчки-шаги по округлости земли, и вдруг ощущение, что она, земля, - шар, и от шагов этих потихоньку трогается и раскручивается, и ты уже не просто идёшь по дороге, а вертишь ногами Землю и работа твоя бесконечна, как её вращение.

         Не то юность, не то детство, и пятки пытаются сохранить это всплывшее из времён и задержать, и почувствовать вновь, и вот оно - берег под ногами выгибается лёгкой выпуклостью, приходит в движение и ты уже только чуть шлёпаешь этот разгоняющийся уносящийся шар, и солнце пришпоривает оранжевым и на всём ходу сбегаешь в спасительную воду погасить эти невыносимые кванты.   

         Вода принимает, перекатываясь салатовыми тоннами, вздымаясь и опадая, низвергаясь с высоты. Страсть воды, обузданная твердью и подстрекаемая ветром,страстью воздушных масс. Две стихии соприкасаясь, смешиваются и косяки с белыми гребнями воздушно - водяной пены мчатся к загорелому телу берега и кружевами растекаются по песку.

         На песке отражение страстей. Блестяшая тающая водяная плёнка, пятна матового, сырые залысины. Здесь, на берегу, происходит непрерывный акт любви. Море накатывется на податливую твердь, уходящую под его волнующееся трепетное тело. Подкрадывается, сворачиваясь в длинную трубочку, и обрушивается играючи.Обнимает и гладит, прижимается и пластается, соскальзывает и целует, целует, целует. Оно набрасывается, лижет и слизывает, просачивается, уносит и тут же теряет массы его песчинок, ласкается и ласкает, и соединяется.

          Воздух, третий лишний, вмешивается в их идиллию, наполняет белыми пузырьками длинные вздыбленные валы с золотыми подборами поднятого песка, сверкающие зелёными выпуклостями под солнцем.
          Прыгать на волнах. Держаться за руки.Замирать от ужаса, завидя вдали вал воды, надеяться, что он, докатившись, ослабеет достаточно, и даст себя оседлать, подпрыгнуть вовремя, не попасть под рушащийся накрывающий козырёк, вылететь на его загривок и, уже расслабившись, ухватить порцию счастья в невесомом скольжении  на водяной спине морского чудища.

           И снова брызгами из памяти.Другое море, другое время. Мы прыгаем с папой на волнах. Он, двухметрового роста, соразмерен волне, держит нас с братишкой за руки. Волны поднимаются стеной.Нас троих поднимает к небу, тянет водяной силой и плавно опускает ближе к берегу.Главное и обязательное - вовремя подпрыгнуть.Но папа знал, когда. Ему я безоговорочно доверяла.Он тогда был самый умный, самый любимый, самый надёжный. А сейчас надо самой рассчитывать время прыжка.
          На песке, подальше от воды, лежит выброшенная морем медуза. Огромная. Царственная. Её полупрозрачное тело - из материи, чуть более спресованной, чем жижа моря.Зонтик её сразу обмяк по краям, завернувшись с одного боку, приоткрыл тайное, откуда, мощно сплетаясь и растопыриваясь, выходит гроздь кистей-щупалец, они шевелятся.
          Сколько ещё эпитетов для описания этого мира, этой среды обитания, этой долгоиграющей Жизни.
          И звуки. Как же оно звучит? Совсем нет слов. Не нахожу. Шум моря.Шипение.Шелестение.Шуршание.Звук лопающихся воздушных пузырьков, тающей пены, скользящего песка. Шлепки воды по воде. Нарастающий гул водяного вала. Грохот и гул.Шум.Звуки, не воспроизводимые человеческой гортанью, не описанные, не обозначенные.Шум моря.
          Я не пытаюсь удивить вас описанием моря, которое вы знаете и которым наслаждались. Я ухожу  и оглядываюсь. Белые лохматые буруны, бутылочные завороты, фистоны, кружавчики, оборочки. Гладь без конца и края. Оно остаётся, простёртое. Гигантская непрерывная симфония красок, звуков, форм и образов, со своими аккордами, гармониями, диссонансами, тайфунами, ураганами, трясениями и штилем.Бессмертное.

          А чувства, эмоции, ощущения -это всё нам, смертным.


Рецензии
Букет эмоций, нанизанных, как жемчуг, на нить. Получилось красивое сказочное ожерелье! Браво, Зиночка!
Особенно тронули воспоминания моря из детства о папе:"Папа, знал когда можно..." подпрыгнуть.."...Ему я безоговорочно доверяла"
"А сейчас надо самой рассчитывать время прыжка"
И всё-таки как это здОрово, что нас, смертных, Господь наделил умением чувствовать, любить, восхищаться!
Спасибо за поэзию души, Зина.

Людмила Гулькина   31.08.2018 16:05     Заявить о нарушении
Какой красочный отзыв!
Спасибо,Людочка!
Мыслить и чувствовать - наше достояние.
Вам во всём удачи и благополучия.

Зинаида Синявская   31.08.2018 19:30   Заявить о нарушении
Спасибо большое, Зиночка.

Людмила Гулькина   31.08.2018 22:02   Заявить о нарушении
На это произведение написано 55 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.