Зори Галаада. Гл. 32. Плен и побег Иеффая

Гл.32


                Плен и побег Иеффая




Иеффай после гибели отца, не любил оставаться дома.
Он купил тетиву, сделал себе лук,с которым бродил в окрестных горах.
После того как город захватили Аммонитяне, появляться где бы то ни было с любым оружием, было запрещено.
 Проснувшись рано утром, Иеффай, брал с собой кусок лепешки, и уходил охотиться в горы.Приносить в город, застреленную из лука дичь,было также опасно. Аммонитяне, осматривали добычу, на предмет,каким образом она добыта.Если на ней были следы стрел, то таких охотников, потом больше, никто не видел. Их сначала пытали, пока они не отдадут оружие, а затем, либо казнили, либо отправляли, на рудники Аммона.
Иеффа, разводил костер и жарил, и съедал свою добычу в лесу.
 Иногда Иеффай бродил по городу,в надежде встретить, кого ни будь, из знакомых.И если удавалось кого встретить,эти встречи не доставляли Иеффаю радости. В глазах у встречавшихся ему знакомых людей, не было радости, а только уныние и страх. Новости, какие Иеффай узнавал от них,также, были безрадостными.

Погиб, Валам участвуя в вылазке против Аммонитян вместе с отцом Иеффая.
Умер от переедания, возле повозки с едой Дагир.
Вымерла во время голода, вся семья Вениамина.
 Только Алан — пасынок Вениамина проживал теперь в доме, где когда-то жили Малка и Пагиил. Мачеха Иеффая, тоже умерла во время голода, потихоньку отдавая свою еду раненому Иосифу и Иеффаю, дежурившему, днем и ночью на городских стенах.
 В настоящее время, Иосиф уже поправился, но его правая рука, все еще плохо слушалась его.
Он ходил к берегу Иордана, где наемный пастух пас стадо, принадлежавшее Галааду и, перегнал овец, ближе к городу.
Отношения между Иосифом и Иеффаем, после смерти отца, заметно ухудшились.
 Иеффай не понимал причины, но, наталкиваясь на постоянную вражду со стороны брата, однажды сказал ему
- Я вижу, что ты не очень рад, тому, что я живу с тобой под одной крышей. Мне не надо от тебя ничего, Отдай мне рукописи деда и отдели для меня двадцать овец из стада, чтобы мне, было на что жить. После этого, я никогда, не появлюсь в этом доме.
Иосиф, словно ждал, когда Иеффай произнесет эти слова
- Почему, ты решил, что тебе, что-то принадлежит в этом доме. Ты возомнил о себе, что ты старший брат и теперь считаешь себя, главой семьи?
Так знай, я был у старейшин, нашего города. Они хорошо осведомлены о том, кто ты на самом деле. Ты сын блудницы и не имеешь, никаких прав на наследство. Старшим в семье, теперь считаюсь я.
Иеффай молча, выслушал речь брата
- Но, я, ни на что не претендую — спокойно сказал он — Я прошу у тебя, лишь двадцать овец. Ты имеешь около трех сотен овец, я прошу малую часть.
- Ты не получишь ничего — зло выкрикнул Иосиф — если хочешь, можешь судиться со мной.
 Иеффай с болью в глазах, взглянул на брата, развернулся и направился к воротам. Как ему этого не хотелось, он все же решил идти  к старейшинам города.
Войдя к старейшинам, Иеффай обратил внимание, на устремленные на него хмурые взгляды.
Заранее, поняв, что его дело проиграно, Иеффай все-таки, обратился к старейшинам с просьбой, рассудить их с братом
- Но ведь, твоя мать, она действительно была блудницей. Есть свидетели, с той улицы, где она проживала.Ты рожден, вне брака. Где гарантия, что ты сын Галаада?- произнес один из старейшин.
Иеффай покраснел от гнева. Он медленно, обвел взглядом сидящих за столом, старейшин.
Не увидев ни в одном взгляде сочувствия к себе, Иеффай развернувшись, вышел вон.

Придя, домой, Иеффай достал из укромного места, завернутый в кожу, пояс на котором висели, меч и кинжал, подаренные ему Пагиилом в день обрезания.
Укладывая пояс в суму, вместе с рукописями деда, Иеффай услышал голос Иосифа
- Почему ты забираешь меч, кинжал и пояс? Эти вещи тоже принадлежат отцу, я давно искал их.
Иеффай повернувшись, усмехнулся
- Разве ты не знаешь, что за хранение оружия, полагается смертная казнь? Я просто хочу отнести и сдать это Аммонитянам, чтобы они не отрубили тебе голову.
 Иосиф замолчал, поджав губы.
 Иеффай, забросил мешок на плечо и, выйдя со двора, зашагал, вдоль по улице.
Раздумывая о том, где ему переночевать, Иеффай реши, попроситься на ночлег в дом к Алану. Когда Иеффай подходил к дому Алана, то увидел, что ворота его дома, были распахнуты, а Алан сидел на скамье во дворе и плакал.
; Что случилось, — спросил Иеффай, войдя во двор.
 Подросток, поднял на Иеффая мокрые глаза.
; Приходили Аммонитяне, они сказали, чтобы я завтра утром освободил этот дом. Он переходит городской казне и, в нем будет жить, начальник городской стражи Аммонитян. Мне сказали, чтобы я уходил к родственникам и поселился у них. Но у меня никого нет — Алан всхлипывал и размазывал слезы по щекам.
; Не плачь — сказал Иеффай — ты, же мужчина, будущий воин. Возьми из дома, теплое одеяло и пойдем со мной. Будем жить вместе.
Алан перестал плакать
; Ты, возьмешь, меня жить к себе?- успокаиваясь, но, все еще продолжая икать, спросил Алан
; Возьму — кивнул Иеффай — правда, у меня самого нет дома.
; Алан удивленно посмотрел на Иеффая
 — Твой дом, забрали Аммонитяне?
Но где же, мы тогда будем жить?
 Иеффай положил руку Алану на плечо
; Выживем. Господь, послал нам испытание и мы должны его пройти.
 Вдвоем ведь, легче, чем одному?- Алан согласно кивнул — Ну,  раз так, то беги за одеялом.
Алан опустил голову
; В доме ничего нет. Аммонитяне, все погрузили на повозки и увезли.
; Ну  не беда — сказал Иеффай — у меня есть огниво. У костра, мы не замерзнем и без одеяла.
Кивнув Алану, чтобы тот следовал за ним, Иеффай направился к выходу из двора.

Проходя, мимо стражников, у городских ворот, Иеффай, сильно рисковал.
 Вырази стражники, желание досмотреть его суму, и Иеффаю, не миновать смерти.
 Но стражники, видимо решили, что эти подросток и юноша, слишком молоды, чтобы замышлять, что-то опасное для Аммона, и не обратили внимания на их суму.
 
Войдя в лес,  Иеффай разгреб, ворох сухой травы и достал лук и толстую связку боевых стрел с коваными  наконечниками.
 Эти стрелы, Иеффай собрал на месте сражения, на следующий день, после взятия города Аммонитянами.

Они долго шли горными тропами, уходя, все дальше в горы.
По дороге, Иеффай подстрелил, несколько перепелов.
Солнце село и начали сгущаться сумерки, когда Иеффай, решил остановиться на ночлег.
 Он стал разделывать птиц, а Алана, попросил сложить из камней очаг и натаскать дров.

 Иеффай уже заканчивал с приготовлением птиц, когда вдруг услышал удивленный возглас Алана. Повернувшись на возглас, Иеффай увидел, что Алан, приглашает его подойти к нему.
Из-под кучи камней, от которой Алан, таскал камни для очага, виднелись остатки истлевшей кожаной сумы, а рядом на земле, лежали в большом количестве, серебряные монеты.

 Алан восхищенно смотрел на такое большое количество денег.
Когда они раскидали камни и увидели, сколько серебра спрятано под камнями, Иеффай озадаченно сказал
; Здесь столько серебра, что нам не унести его, даже вдвоем.
Позже, когда, они ужинали зажаренными перепелами, Иеффай сказал Алану
; Если человек, находит в себе силы, не обидеться на Бога, какое бы испытание Он ему не посылал. То Господь, всегда найдет способ, вознаградить человека за это.
 Так мне говорил, мой отец, теперь, я увидел это собственными глазами - и, обратившись к Алану, спросил
; Ты ведь не обиделся на Бога, за то, что тебя, Аммонитяне выгнали тебя из дома?
 Алан, отрицательно затряс головой.
; Нет. Я обиделся на Аммонитян, зачем они пришли в наш город? Из-за них погиб мой отец и умерла мама и братья.
Иеффай задумчиво помолчал
; За это, пожалуй, обижаться можно.

На следующее утро, Иеффай и Алан, взяли в суму столько серебра, сколько можно было долго нести не устав при этом. Остальное спрятали, выкопав яму прямо в ручье и заложив серебро сверху большими камнями. После чего, отправились на запад, надеясь переправиться через Иордан к Ефремлянам.

Подойдя к берегу реки, Иеффай заметил на середине реки лодку, где рыбаки, выбирали сеть. Иеффай попросил рыбаков, переправить их с Аланом, на другую сторону, пообещав за это хорошо заплатить.
 На, что рыбаки ответили
; Наш князь, запретил перевозить на наш берег, любых людей с этой стороны реки.
; Но мы, же Израильтяне, как и вы — в отчаянии крикнул Иеффай
; Нет — ответил один из рыбаков — Вы отдали свою землю, какую вам дал Моисей, Аммонитянам. За это, нет вам прощения.
; Они, что не знают, как жители нашего города бились с Аммонитянами,  и если бы не голод, то Аммонитяне до сих пор не смогли бы нас одолеть?- спросил Алан Иеффая.
; Все они знают — ответил Иеффай — но они отвечают, то, что приказал им их князь — Видимо, не суждено нам с тобой спокойно жить в земле Ефрема.
 Иеффай и Алан, пошли от Иордана на Восток в сторону Беф - Нимры.
 Ночуя у костров, охотясь по дороге на перепелов, а иногда покупая еду у встречавшихся на пути пастухов. Иеффай и Алан добрели до Беф - Нимры.

 На базарной площади, Иеффай повел Алана в харчевню, чтобы накормить его и поесть самому.
Серебро и лук со стрелами, они спрятали в лесу, не далеко от города, и собой имели, столько серебра, сколько им надо было, чтобы купить все необходимое.
В харчевне, куда Иеффай привел Алана, За столом сидели три человека с хмурым видом пили из чаш, вино. Они безразлично, окинули взглядом вошедших и отвернулись, продолжая пить вино.

Иеффай стал расплачиваться, за обед.
 Посетители, оживленно переглянулись, после того как Иеффай расплатившись с содержателем, стал привязывать увесистый кошелек к себе на пояс.
 Это не ускользнуло от внимания Иеффая и он, подталкивая впереди себя Алана, пошел к выходу. Посетители мрачного вида, поднялись и двинулись следом.
Иеффай и Алан, стали бродить по рынку, избегая заходить в безлюдные места.
 Но куда бы они, ни сворачивали, всюду Иеффай ощущал на себе, цепкий пристальный взгляд, упрямо идущих за ним людей из харчевни.
 Можно было обратиться к стражникам - Аммонитянам, то тут, то там маячившим на рынке.
Но, что он мог им сказать?  Привлекать к себе внимание Аммонитян, Иеффаю тоже не хотелось.
 Поняв, что от преследователей, никак не отвязаться. Иеффай развернулся и, подойдя к ним, напрямую спросил
; Чего вы хотите от нас? Почему вы всюду ходите за нами?
; Парень, по - моему тебе мешает ходить вот эта штука — сказал один из них и, обнажив в наглой
усмешке, сильно порченые зубы, потянулся рукой к кошельку Иеффая.
 Иеффай с места врезал гнилозубому ногой обутой в крепкий кожаный сандалий меж ног и, крикнув Алану, чтобы тот убегал, сам бросился бежать.
 Грабители бросились следом.
 Шум привлек стражников рынка и скоро как Иеффай с Аланом, так и грабители были схвачены стражниками.

Всех их привели и спустили в ямы находящиеся во дворе городской тюрьмы.
 Иеффай, был в яме с незнакомыми людьми.
 Алана и никого из грабителей в этой яме не было.
Продержав Иеффая в яме неделю на скудной пище, ему и другим людям, бывшим в этой яме, спустили однажды лестницу и потребовали, чтобы все вылезли наверх.
 Им связали за спиной руки и поставили посреди большого тюремного двора. Из других ям, тоже выводили людей и, связывая им руки, сгоняли в одну толпу.
 Иеффай, внимательно рассматривал людей, пытаясь увидеть Алана, но его нигде не было. Скоро, Иеффай, разглядел, троих грабителей. Они стояли вместе и о чем-то разговаривали. Иеффай, медленно, стараясь не привлекать, внимания стражников приблизился к ним.
Грабители, узнав его, устремили на него свои взгляды.
; Что с нами будет?- спросил Иеффай, подойдя к грабителям вплотную?
; Сейчас нас поведут мыть, переодевать, а за тем в блудничный дом, чтобы мы там попили вина и повеселились с женщинами — зло сказал гнилозубый, после чего, наставительно заговорил
— В Израиле, порядочный человек, сначала приветствует другого, затем называет себя и справляется о здоровье, а уж потом спрашивает о том, что его интересует. Из-за твоей не вежливости, все мы теперь здесь.
; Что ты рычишь на него — вмешался другой — по парню видно, что он хотя  и молод, но не робкого десятка, и неплохо дерется. Вон он как тебе врезал, ты до сих пор ходишь на раскоряку.
; Как тебя зовут парень?- обратился он к Иеффаю - Почему мы не видели тебя на рынке Беф-Нимры раньше.
Иеффай рассказал, кто он, откуда и что привело его и Алана в Беф-Нимру.
 Грабители тоже назвали свои имена.
тот, кто был с порчеными зубами, назвался Ахором, тот, кто вмешался в разговор, был Шева и еще один по имени Манасия.
; Мы бывшие стражники Беф - Нимбы — сказал Шева
— Когда старейшины, сдавали город Аммонитянам, то говорили нам, что ничего не изменится. Мы также останемся стражниками и, будем продолжать нести свою службу, на городских воротах и ночных улицах. Но уже через месяц, у нас отняли доспехи и оружие, и освободили от обязанностей.
 А еще через месяц хранение у себя оружия, стало караться смертью.
- Сам посуди, мы с юности умели только обращаться с оружием. Чем нам теперь зарабатывать на хлеб.
- Некоторых счастливцев, наняли Аммонитяне и отправили в Аммон, на границу с Измаильтянами. Им разрешили увезти с собой семьи и поселиться в приграничных селениях.
А нам, кто остался без дела, приходится промышлять грабежом, и грабить своих же соотечественников. Но, мы никогда, не забираем все. Тебе бы мы тоже оставили на жизнь.
; Я думаю крестьянину, который накопил себе на осла и приехал на рынок купить его, мало радости доставят те гроши, какие вы ему оставите. Отчего бы вам было не грабить Аммонитян?
 Шева сделал испуганное лицо
; Ты в своем уме? За Аммонитянина сразу смерть. Аммонитяне не успокоятся, и поднимут на ноги, всех стражников, пока не найдут, того, кто ограбил их соотечественника.
; Поэтому, вы трусливо грабите своих? - иронично произнес Иеффай.
; Не только. Мы с удовольствием вытряхиваем Аморреев и других пришельцев — сказал Шева, не обращая внимания на ироничный тон Иеффая.
; Стражники Аммона смотрят на это сквозь пальцы, лишь бы те не поднимали шума.
; А если, те, кого грабят, поднимают шум, то такие как вы оказываетесь здесь? - Заключил Иеффай.
Шева согласно кивнул.
; Мы всегда осторожно проделывали свою работу. Кто знал, что ты, вдруг захочешь спросить у нас, чего нам от тебя надо.
 Иеффай усмехнулся
; Выходит в том, что вы оказались здесь виноват я?
 Шева  отрицательно замотал головой
; Нет, виноват вот, этот придурок — он кивнул головой на Ахора — Если бы он сделал вид, что нам нет до тебя никакого дела, все бы обошлось. Правда, нам бы пришлось остаться без заработка.
Иеффай рассмеялся, ему стало смешно от того, как Шева назвал награбленное заработком.
; Смейся, смейся — укоризненно покивал головой Шева — Ты знаешь, куда нас всех погонят?
Иеффай вопросительно взглянул на него.
; На рудники Аммона. У них там рабы мрут как мухи, поэтому постоянно не хватает людей.
Иеффай безразлично пожал плечами и отвернулся, высматривая среди толпившихся вокруг людей Алана. За тем, опять повернулся к Шеве
; Ты сказал, что долго служил стражником в Беф-Нимре. Тебе не был знаком стражник, по Имени Вениамин?
 Шева пожал плечами
; Вениамин — имя распространенное. Как звали его отца? Чей он сын? Иеффай задумался. В Массифе Иаировой, Вениамина называли сыном Пагиила. Но в Беф-Нимре он жил под именем своего родного отца — подумал он.
; Он ходил добровольцем освобождать Ароер от Аморреев.
В разговор вмешался Ахор
; Я знал одного Вениамина из Беф-Нимры. Он командовал нами, когда мы сидели в засаде, подкарауливая Аморрейского самозванца.
; Тот Вениамин был геройский парень. Если бы мы тогда не подоспели вовремя на помощь группе, на которую вышел Сигон, им бы был конец.
; Та группа, какой вы пришли на помощь, ей командовал мой отец — сказал Иеффай
; Твой отец? - переспросил Ахор — В битве ему нет равных. Он успевал всюду. Если бы его не было в этой группе, то вряд ли кто из нее остался бы, жив.
; Ты рассказываешь про тот бой, когда здоровенный Аморрей съездил тебе кулаком по зубам, так, что ты вылетел из седла? - вступил в разговор Манасия.
Ахор нехорошо посмотрел на него
; Я тут же вскочил и проткнул его копьем.
; Копьем, его проткнул я — невозмутимо заявил Манасия — Ты достал его своим копьем, когда он уже мертвый падал с мула.
; Нет, ты его, только слегка оцарапал, а убил его я
; Хватит, надоели — прервал спорящих Шева — сколько лет прошло, а вы все никак не выясните, кто убил того Аморрея — и, обратившись к Иеффаю, спросил
; Почему ты спросил о Вениамине, это твой родственник?
; Нет — ответил Иеффай — Подросток, что был со мной — его сын.
; Правда?- удивился Шева — А с виду, похож на Аморрея.
; Жена Вениамина, была Аморреянкой
; Тогда, понятно — кивнул головой Шева и тут же спросил — Она умерла?
; Да, от голода, во время осады.
; Жители Массифы Иаривой молодцы - медленно проговорил Шева — Если бы все города Галаада, давали такой отпор Аммонитянам, их бы сейчас здесь не было.
; А, что с Вениамином?
; Вениамина, уже раненого,  убил Зараут.
Шева тяжело вздохнул
; Зараут забирает в Аммон бездомных подростков, чтобы потом сделать из них наемников, для своего войска
 Шева посмотрел на Иеффая.
 Иеффай, о чем-то думал, не слушая его.
Взглянув на Шеву, он спросил
; Среди этих людей, много таких же, как вы - бывших стражников.
Шева осмотрелся вокруг и кивнул головой
; Есть. По крайней мере, я уже видел, три или четыре человека.
; Их всех надо собрать вместе — сказал Иеффай.
; Ты, что-то задумал?- Шева с интересом посмотрел на Иеффая.
; Скажу позже, а пока ты и твои друзья пройдите по толпе и соберите людей, в которых уверенны.
Бывшие стражники, были уже в достойном возрасте, но, тем не менее, они не пререкаясь, не зная сами почему, пошли исполнять просьбу Иеффая.
 Скоро возле Иеффая собралось четырнадцать человек бывших стражников Беф-Нимры. Некоторые с сомнением смотрели на юного Иеффая. Но, узнав, что он сражался на стенах Массифы Иаировой, и чей он сын, несколько поубавили свое недоверие.
; Расскажи нам, что ты задумал парень? — обратился к Иеффаю один из подошедших,
; Все узнаете позже — ответил Иеффай, а пока просто держитесь рядом друг с другом.
; Ну что же, мудро — сказал спрашивающий — если среди нас окажется предатель, ему не в чем будет нас обвинить.
 Скоро на тюремный двор прибыл отряд стражников и, людей, выстраивая в колонну, стали выводить на улицу.
 Первыми из здания тюрьмы вывели подростков.
Иеффай увидел Алана. У подростков руки были свободны от веревок и шли они свободно.
 Алан, крутил во все стороны головой, пытаясь разглядеть в толпе Иеффая.
Иеффай, видел Алана, но, будучи со связанными руками не мог махнуть ему.
 Алан так и не увидев Иеффая, вышел за ворота тюрьмы вместе с другими подростками.
Стражники, пришедшие во двор, еще принесли с собой веревок.
Они связали арестованных по двенадцать человек, между собой и всех повели вслед за подростками на улицу.
За городом, их поджидала колонна, таких же, как они арестованных, собранных из других городов.
 Колона арестованных, из Беф-Нимры, пристроилась в хвосте и вся процессия, двинулась дальше на Запад.
Все арестованные, были раздеты и имели на себе, лишь набедренные повязки. Это было сделано за тем, чтобы раздетый пленник, если ему удастся сбежать, бросался в глаза своим видом.
А еще для того, чтобы у связанных веревкой арестованных, не было проблем с оправлением нужды.
 Один раз в день, стражник давал им не большой кусок лепешки, сунув его прямо в рот. Другой стражник, обходил арестованных, держа в руках, мех с водой.  Он давал глотнуть из него воды, всем по очереди.
Колонна подходила к Иогбеге и товарищи Иеффая, перестали ждать от него, каких либо действий. После прохождения Иогбеги, Израильских городов нет и сбежать там, будет намного труднее. Поэтому, они уныло ступали босыми ногами по раскаленной солнцем песчаной дороге.
Неожиданно Иеффай, поджал ноги и упал на спину. Но связывающие его с другими пленниками веревки, не давали Иеффаю плотно лечь на землю.
Ничего не понимающие, привязанные к нему его товарищи удивленно уставились на него. Иеффай, попросил их оттянуть его немного назад.
 Увидев замешательство в колонне, к ним уже спешил стражник, зловеще пощелкивая плетью. Подбежав, стражник, стал хлестать плетью Иеффая, и связанных с ним пленников требуя подняться и продолжить движение.
 Иеффай извиваясь, крутился насколько, позволяли связывающие его веревки, елозил спиной по песку, и делал вид, что не может подняться.
Стражник, перенес все удары на него, вкладывая в удары плетью всю силу.
 Удары оставляли на теле Иеффая кровавые полосы.
Наконец Иеффай быстро вскочил. Колонна тронулась, и стражник отошел от них.
 Товарищи Иеффая сочувственно смотрели на него, но Иеффай улыбался, не смотря на кровоточащие раны.
 
К вечеру, колонна подошла к Иогбеге и остановилась на ночлег.
 Ближними, кто привязан к Иеффаю веревкой были Шева и Манасия.
 Когда, сумерки сгустились, Иеффай, отталкиваясь от земли ногами, приблизился спиной к спине Шевы и стал, куском острого кремния, перепиливать тому веревку, связывающую руки.
Шева, когда руки его освободились, понял, что делать дальше. Он развязал руки Иеффаю и Манасии.
Стараясь не привлекать внимания Аммонитян, они все стали развязывать веревки на руках, другим пленникам.
; Мы будем ждать, пока освободятся все? – спросил Шева
; Нет — ответил Иеффай — как только освободятся  наши товарищи, я скажу, что делать. Мы все равно, не успеем освободить всех. Развязывайте, тех, кто рядом с вами.
 Скоро Иеффаю сообщили, что все бывшие стражники свободны.
; Сейчас, мы нападем на стражников Ближайшего костра — сказал Иеффай — отнимем у них копья и все бежим к лесу.
- До леса шагов четыреста, так, что соберите все свои силы. Нам, надо спешить, скоро взойдет луна и тогда шансов убежать и не быть пораженным брошенным копьем, будет мало.
- Пошли — тихо сказал Иеффай, и первый бросился к костру стражников Аммона. Его товарищи,  вскочив, последовали его примеру.

 Стражники ужинали, сидя у костра.
Услышав топот, множества ног, они обернулись. Увидев бегущих в их сторону, освободившихся пленников, Аммонитяне вскочили и бросились к стоявшим в пирамиде копьям.
Иеффай и один из Аммонитян одновременно подбежали к пирамиде с копьями. Но если целью Аммонитянина, было как можно скорее взять в руки копье, то целью Иеффая, был непосредственно Аммонитянин.
Иеффай выставил вперед, правое плече и всем своим весом налетел на Аммонитянина, протянувшего руку к копью.
 Аммонитянин далеко отлетел от пирамиды, а Иеффай быстро схватив, одно из копий, встал на пути у следующего Аммонитянина, поразив его копьем в живот.
 Его подбежавшие товарищи, быстро разбирали упавшие на землю копья. Остальные Аммонитские стражники, увидев, что путь к оружию отрезан, отбежали в сторону и стали, громко крича, звать своих товарищей от других костров.
; За мной — крикнул Иеффай и бросился в направлении леса, его товарищи, не отставая, следовали за ним
Те из пленников, кому посчастливилось быть развязанным, сначала с интересом наблюдали, чем кончиться схватка. Но когда увидели, что Иеффай и его товарищи, вооружились, обрели свободу и благополучно бегут к лесу, бросились за ними следом.
 Но время, было упущено. От других костров уже подбегали Аммонитянские стражники с копьями. Они стали преследовать, поздно спохватившихся беглецов.
 Аммонитяне, на ходу бросая копья, поразили  всех до единого человека, прежде чем кто-либо из них, сумел добежать, до леса. 

 Иеффай и его спутники, тем временем, углубились в лесную чащу. Они сбавили шаг, а за тем остановились, чтобы отдышаться и прислушаться.
 Погони, не было. Как и предположил Иеффай, соваться в ночной лес, Аммонитяне не решились. Немного отдохнув, Иеффай сказал людям, что пора подниматься и идти дальше.
Оставаться в лесу до рассвета, рискованно. Никто не знает, что Аммонитянам взбредет в голову.
 Его товарищи, послушно встали и последовали за ним. Никто, даже не посмел ему возразить. Все единодушно признали в нем лидера, не смотря на юный возраст.
 Два дня, беглецы, брели по горам, обходя стороной селения и держась в стороне от дорог.
 Все они страдали от голода. Время созревания лесных плодов еще не наступило и им, совсем, нечего было есть.
 Они пытались бить копьями рыбу в ручьях и не больших речках, но это у них не получалось, к тому же у них не было огнива, чтобы развести огонь.
 По ночам, они спали лежа на земле, тесно прижавшись, друг к другу.
Беглецы, не могли выспаться. На них не было одежды, и ночью их донимали насекомые.
 Несмотря на все лишения, Иеффай не услышал не одного слова недовольства.
 Радость от обретенной свободы уравновешивала, все невзгоды.
На третий день, когда беглецы остановились на привал и пребывали в унынии, от голода, прибежал радостный Ахор.
; Вставайте горемыки — радостно воскликнул он.
 Ахор тяжело переносил чувство голода, и когда другие на привале уныло сидели и отдыхали, он, взяв копье, всегда бродил вокруг в поисках еды.
; Там на склоне горы, я видел большое стадо овец. Правда, возле пастухов, я видел, четыре или пять огромных псов, но, что они сделают против наших копий.
 Иеффая, мало обрадовало такое предложение, в отношении собак. Он всегда помнил, как Агон спас его ценой своей жизни и даже сильное чувство голода, не смогло подавить его отношения к собакам.
; Мы, не будем нападать, на пастухов — заявил он.
 Это вызвало ропот среди беглецов
; Что же мы, тогда будем жрать! - злобно воскликнул Ахор — Зачем нам тогда, было убегать от Аммонитян?
; Чтобы сдохнуть с голоду?
; Я поговорю с пастухами, и они дадут нам овцу — ответил Иеффай.
 Ахор расхохотался
; Жди от нищего милостыни. С какой стати, они должны тебя кормить?
; Ты никогда не был пастухом — спокойно ответил Иеффай — среди пастухов есть правило — Накорми заблудившегося путника и уступи ему место в своем шатре, чтобы он мог отдохнуть.
Эти пастухи, они наверняка Евреи. Они не оставят нас  голодными.
Ахор, хотел, что-то возразить, но Шева сердито прикрикнул на него и он умолк.
Иеффай передал свое копье Шеве и отправился в ту сторону, где Ахор видел стадо.

 Когда Иеффай подошел к пастухам и приветствовал их, те настороженно стали разглядывать его.  Отец, учил Иеффая, что ничто в разговоре не располагает так к себе человека, как это делает откровенность.
 Поэтому он без утайки, рассказал пастухам свою историю, после того как убедился, что пастухи действительно Евреи.
Напряжение, на лицах пастухов сразу исчезло
; Мы тоже скрываемся здесь от Аммонитян — сказал ему пожилой пастух — Все мы, кто находится здесь, владельцы не больших стад овец.
; Мы объединились и ушли подальше в горы. Те подати, какие с нас требуют Аммонитяне, не посильны для нас.
; Если нас здесь найдут, нас ждет, то же, что ждало вас — рудники Аммона.
Иеффай издал условный свист и, из леса показались его спутники.
Когда они подошли, Шева, радостно обнялся с пожилым пастухом. Они оказались друзьями детства. Все пастухи, жили вблизи Беф-Нимры.
 Беглецы, поев горячей бараньей похлебки, выразили желание остаться с пастухами и помогать им. Тем более что город, где остались их семьи, не так далеко и есть возможность увидеться со своими близкими и родными.
 Иеффай заметил, как поскучнели лица пастухов, когда беглецы заговорили об этом.
Он поднялся со своего места
; Не поздно ли вы собрались менять свое занятие? - спросил Иеффай беглецов
 — Не для того пастухи, спрятали свои небольшие стада от Аммонитян, чтобы потом посадить вас на свою шею и кормить вас и ваши семьи. Чем вы можете, быть им полезны, если всю жизнь, зарабатывали, умея действовать, только копьем и мечем.
-Нет, братья, у нас свой путь, а у пастухов свой.
; Мы сможем защитить их, если сюда придут Аммонитяне — крикнул Ахор.
 Ему не хотелось оставлять такое уютное место. Где есть еда, а рядом дом и семья.
; Не думаю, что если нас здесь не будет, Аммонитяне найдут их.
 А вот если мы останемся, и вы будете шастать в город, чтобы видеться с близкими и родными.
То наверняка, найдется человек, который однажды узнает кого-то из вас и прельщенный вознаграждением донесет Аммонитянам о беглом каторжнике.
 Аммонитяне, выследив его, придут сюда и вам, спасая себя, придется бежать.
 А что делать пастухам? Им придется, бросив свои стада бежать вместе с вами и остаться нищими.
Или если Аммонитяне придут внезапно, пастухам придется идти на каторгу, а вас как беглых рабов, ждет смерть.-
Затем, Иеффай повернулся к Ахору
 — Зачем, ты обещаешь то, чего выполнить не в силах? Где ты видел, чтобы Аммонитяне совались в лес, имея меньше сотни людей?
; Кто этот юноша? - спросил пожилой пастух у своего друга Шевы.
 Тот пожал плечами
; Сын скотовода из Массифы Иаировой. Но в драке, не уступит лучшему бойцу и копьем владеет так, что иному бывалому стражнику следовало бы поучиться у него.
; Ты, береги его — сказал задумчиво пастух
 Парень в этом возрасте имеет такую мудрость, какой иные не имеют, дожив до седой бороды — и помолчав, добавил
 — Может быть, он, когда, ни будь, освободит Галаад.
 Беглецы, пристыженные речью Иеффая, стали подниматься с земли, собираясь идти дальше. Пожилой пастух, отошел со своими товарищами в сторону, что - то, горячо доказывая им.
; Постойте! - крикнул он беглецам, когда те уже отошли на десяток шагов
— Куда вы пойдете в таком виде? Вам ведь нельзя будет выйти из леса, чтобы не привлечь к себе внимание.
 Рано или поздно, вы вынуждены будете, кого ни будь ограбить, чтобы иметь еду и одежду.
 Останьтесь здесь и поживите несколько дней. Мы сходим в город, купим вам одежду и еды на дорогу.
Беглецы повеселели и с веселыми шутками, стали опять располагаться возле костра.
Спустя несколько дней. Иеффай и его люди прощались с пастухами.
 Иеффай обведя пастухов взглядом, сказал
; Теперь мы больше не беглые каторжники — и обратившись к бывшим стражникам Беф-Нимры, произнес
 — С этого дня, мы, отряд воинов Галаада. Так оставайтесь ими и никогда не обнажайте меча на угнетенных Аммонитянами жителей Галаада.
; Интересно, кто же, добровольно, будет снабжать, и кормить эту армию? - пробурчал Ахор.
 Иеффай кивнул на осла, нагруженного едой и палатками, подаренного им пастухами, затем указал на пастухов
 — Эти люди, потратили на нас столько серебра, сколько каждый из них, может заработать за год.
- Я думаю в Галааде они не единственные жители, кто захочет нам помочь
.
 Распрощавшись с пастухами, Иеффай повел своих людей на Север, в сторону Массифы Иаировой.
Пройдя, не большое расстояние, Иеффай объявил привал.
Удивленные люди, не понимая в чем дело, с недоумением посмотрели на него. Но Иеффай ничего им, не объясняя, скрылся в лесной чаще.
 Спутники Иеффая уже начали сомневаться, вернется ли он вообще, когда Иеффай вышел из кустов.
На его поясе, висели меч и кинжал, а в руках он держал лук и толстый пучок боевых стрел.
Отряд двинулся дальше. НА этот раз, они не старались уходить далеко от дорог. По дорогам они передвигались быстрее, чем, петляя горными тропами. Но двигаться предпочитали ночью.
 По дороге, Ахор спросил Иеффая
; Объясни мне, чем мы будем заниматься в дальнейшем? Так или иначе, но чтобы жить, нам придется грабить. Ничего другого я не вижу. Еда, какую нам дали пастухи, скоро закончится. Так чего мы ждем?
; Здесь хорошие места. По дорогам проезжают купцы, а рядом лес и горы.
; Да — ответил Иеффай — другого выхода у нас нет. Но здесь густонаселенная местность. Если мы ограбим купца Аммонитянина. Стражники Аммонитяне, заподозрят в этом местное население, а чтобы отчитаться перед начальством. Возьмут, кого попало, и обвинят в грабеже.
Мы уйдем подальше от селений, где проходит торговый путь.
; Но пока мы доберемся до такого места, мы сдохнем с голоду — возмутился Ахор.
 Иеффай промолчал.

 Не доходя до Массифы Иаировой, Иеффай повел людей от дороги в горы, где они остановились, чтобы переждать день.
Когда готовили еду, Шева подошел к Иеффаю
; У нас почти не осталось еды — сказал он — может, приготовим обед скромнее, чем обычно?
; Готовьте столько, сколько надо, чтобы люди насытились — Ответил Иеффай.
; Конечно, сегодня сожрем все, а завтра будем глазеть друг на друга голодными глазами — проворчал Ахор, слышавший этот разговор.
 Иеффай повернулся к Ахору
; Выброси из ручья, вон те камни — сказал Иеффай, указывая на кучу камней островком торчащую из ручья.
; Ты что о себе возомнил? - возмутился Ахор — Я вдвое старше тебя, кто тебя назначил командовать надо мной?
; Иеффай командует всеми нами — грубо оборвал крик Ахора Шева — и все мы исполняем его приказы.
; Тебе мало того, что благодаря ему мы здесь, а не таскаем камни на рудниках Аммона.
; Если тебе стыдно выполнять его приказы, мы не держим тебя в нашем отряде.
 Ахор сузил глаза, зло, глядя на Шеву
; А, ты выходит его ближайший помощник?
; Он меня им не назначал — ответил Шева — но я знаю твою гнилую натуру. От тебя всегда, только одни неприятности.-
Шева обернулся к  товарищам, молчаливо наблюдавшими за перебранкой
 — Нам пора выбрать командира. Я предлагаю назначить командиром - Иеффая. Кто согласен со мной, пусть подойдет и станет возле меня.
 Стражники один, за другим потянулись к Шеве.
 Скоро Ахор остался в одиночестве. Оглянувшись по сторонам, словно убеждаясь в том, что возле него никого не осталось, Ахор тоже не спеша, подошел к остальным.
На лице Иеффая не дрогнул ни один мускул. Ни радости, ни разочарования, ни восторга, ни испуга, ни даже благодарности за оказанное доверие, ничего не отразилось в глазах Иеффая.
Он смотрел на людей прямо и сосредоточенно. Словно стал командиром, не только, что, а командовал этими людьми  давно. Хотя на самом деле, так оно и было.
; Шева, назначается моим помощником,  по всем вопросам — произнес Иеффай
 — Ну, что Ахор? - спросил Иеффай, обращаясь к Ахору — Ты, будешь вытаскивать камни из ручья?
; А, ты мне можешь объяснить, для чего я это должен делать? - огрызнулся Ахор
Иеффай, молча, шагнул в ручей и стал выбрасывать из него камни на берег.
 Воины, ничего не понимая, наблюдали за Иеффаем, пока он не нагнулся и, зачерпнув пригоршнями серебряные монеты,  швырнул их под ноги воинам.
Воины, оторопело застыли, а Иеффай все выбрасывал и выбрасывал серебро на берег.
Первым опомнился Ахор
; Серебро! - громко крикнул он и, упав на колени, стал быстро собирать монеты и засовывать их за пазуху.
; Воины, наблюдая за действиями Ахора сначала потихоньку, а затем все громче начали смеяться.
Иеффай, собрав на дне последние монеты, выбросив их на берег и увидев  Ахора, ползающего по земле, тоже расхохотался.
 Халат Ахора, на животе разошелся, из него высыпались монеты, а он, ползая по земле, продолжал собирать серебряные монеты и бросать их за пазуху.
 Ахор, придя в себя, поднял глаза на смеющихся  товарищей.
Увидев, что над ним, все смеются, развязал пояс и высыпал все монеты на землю. Затем опять посмотрел на смеющихся товарищей и начал хохотать вместе с ними.
В эту ночь воины не отправились в путь, как обычно, а заночевали здесь же у ручья.
 Когда, все воины улеглись спать и, послышалось их сонное сопение, Шева спросил Иеффая
; Что мы будем делать с Ахором? Он так не надежен и ему опасно, что-либо доверить. Может, дать ему серебра и пусть идет своей дорогой?
 Иеффай отрицательно покачал головой
; Нет Шева, Ахор останется с нами. Мы ведь все вместе вырвались из плена.
; Я не имею, ничего против — произнес Шева — Но, то дело, каким, мы будем заниматься. Здесь нужны надежные люди, на которых можно положиться. А, Ахор? Я не знаю, чего от него можно ожидать.
; Неприятностей — задумчиво ответил Иеффай — Ахор, будет приносить нам неприятности.
; Тогда, зачем он нужен нам? Если мы знаем, что он будет приносить нам, только неприятности?
; Потому, что мы знаем, кто нам неприятности может доставить — улыбаясь, ответил Иеффай. Шева ничего, не понимая, посмотрел на Иеффая
; Я, не понимаю тебя, объясни мне, если можешь.
Иеффай помолчал, затем пошевелил палкой угли в костре
; Господь, создал этот мир правильно. Но люди, не желая понять этот мир, хотят иметь от него, только хорошее. Они разделили мир на добро и зло, не понимая, что все это от Бога. Что добро и зло, всегда идут рука об руку, как две сестры близнеца.
; Если ты будешь, любить только одну из сестер, какая есть добро, то она может обидеться за свою сестру и превратится во зло — Иеффай замолчал.
 Шева ничего, не понимая, продолжал смотреть на него. Иеффай взглянув на Шеву, улыбнулся
; Не забывай, что это две женщины, и обе хотят к себе внимания. Но если добро, хочет, чтобы ты был добр и сам умел творить добро. То зло, хочет, чтобы ты помнил о нем и умел терпеть и переносить его, оставаясь при этом добрым.
Ахор — это наш соблазн и наши неприятности. Соблазн — если мы дадим ему серебра и прогоним от себя, чтобы уйти от неприятностей.
; И неприятности, — какие всегда с нами и будут действовать на нас, как холодная вода из ручья, которой мы умываемся, чтобы взбодрить себя после сна.
; Я удивляюсь — сказал Шева — ты так молод, откуда у тебя такие знания о жизни?
; У меня создается впечатление, что я разговариваю с человеком, старше себя.
 Иеффай пожал плечами
; Мой отец, очень много знал, из того, о чем я тебе сейчас говорю.
Мой дед, будучи начальником городского рынка. Встретил однажды человека, который уговорил его купить рукописи, в которых говорилось об истории Еврейского народа и законах, данных Богом Моисею.
 Но самое главное, это если человек сам обращается к Богу с просьбой ответить на волнующие его вопросы.
 Если каждый день, засыпая, человек забывает об этом мире и обращает свои мысли к Богу. А просыпаясь поутру, вспоминает Бога. Господь будет посылать ему правильные мысли и словно за руку вести по трудным дорогам жизни.
 Ведь, какая мне польза, если я, ложась спать, думаю о том, что мне надо сделать завтра. Если, проснувшись утром, я все равно поменяю свое решение, взглянув на свои проблемы свежим взглядом?
 Или, что толку, сокрушаться и сожалеть о том, что уже произошло и говорить себе
Эх, если бы я знал  что выйдет так худо, то поступил бы по-другому. Ведь все уже произошло, и изменить ничего не возможно. Надо готовить себя, чтобы быть умнее в следующий раз. А для этого надо, чтобы Господь дал тебе правильный совет.
 А Он может дать его лишь тому, кто с любовью направляет к Нему свои мысли. И чаще всего, тогда, когда человек спит и его сознание, не занято мирскими заботами.
 Шева с интересом посмотрел на Иеффая
; И что, во сне ты видишь Бога, и он Он дает тебе советы?
Иеффай улыбнулся
; Бога невозможно увидеть, и он не говорит словами подобно человеку. Но когда ты принимаешь, то или иное решение — Иеффай приложил руку к груди
 — Вот здесь, возникают боль или радость, в зависимости от того правильное оно или нет.
 Шева задумался
; Сегодня, ты выбрасывал серебро из ручья. Ахор, бросился собирать его и, лицо у него радостно сияло. Но все стоящие рядом, понимали, что он поступает не правильно.
 Я опять перестаю понимать тебя.
; Ахор не верит Богу, хотя и называет себя Благоверным Израильтянином.
- Душами таких людей управляют не любовь и здравомыслие, а страсть и страх.
- Я сегодня и так рассказал тебе много — прервал разговор Иеффай — Давай и мы ляжем спать.

На следующий день, встав рано утром, Иеффай разбудил остальных.
- Нам надо, одного человека послать в город, чтобы он купил продуктов - сказал он -  Остальные останутся ждать его здесь, и неожиданно для всех определил для этой цели Ахора.
 Тот радостно засобирался.
 Ахор, взял с собой серебро, для покупки продуктов, осла и скоро скрылся за выступом скалы.
 Как только Ахор пропал из вида, Иеффай взял серебра втрое больше, чем дал Ахору и, сказав Шеве и Манасии, чтобы они следовали за ним, отправился следом за Ахором.
Иеффай и его спутники двигались быстро и скоро нагнали Ахора.
 Тот уже ехал сидя верхом на осле.
 Иеффай знаком показал спутникам, чтобы они не окликали Ахора и осторожно пошли следом.
 После того как Ахор выехал на чистое пространство возле дороги, Иеффай сделал знак, чтобы его спутники остановились.
Они стали наблюдать за Ахором из-за камней.
 Ахор выехав на дорогу, не поехал к городу, а, подстегивая осла, погнал его быстрым шагом в обратную сторону.
; Подлец — возмутился Манасия и, повернувшись к Иеффаю, сказал
 — Дай мне твой кинжал, я догоню и прирежу его.
; Не надо — ответил Иеффай — Вряд ли украденное серебро принесет ему пользу - и, повернувшись, посмотрел на Шеву.
 Тот понимающе кивнул.
; Пойдите в город, купите двух ослов, котел и побольше продуктов — обратился Иеффай к спутникам
— Путь нам предстоит дальний — и, повернувшись в сторону гор, зашагал к лагерю.
Вечером, когда вернулись, Шева и Манасия, воины, которые оставались в лагере, встретили их радостными возгласами.
Они уже знали, что Ахор сбежал, прихватив с собой серебро и осла.
Шева. вместо двух нагруженных провизией ослов, привел трех, и все они были нагружены продуктами.
Кроме того, Шева прикупил еще, несколько шерстяных одеял и у него еще осталось серебро. Он положил его в общую суму с серебром.
; В этом городе — сказал он — все намного дешевле, чем в Беф-Нимре. Я подумал, зачем оставлять серебро, купил еще одного осла и нагрузил его провизией.
; Ты все сделал правильно — ответил Иеффай,
 Он остался доволен поступком Шевы, так как специально дал ему серебра больше, чем нужно для покупок. Чтобы убедиться, что Шева откровенен в своих поступках.
 Сытно поужинав и переночевав еще одну ночь у ручья, Иеффай и его спутники, двинулись на Север горными тропами.
Через день, путники вышли на довольно большое пастбище, где паслось большое стадо овец. Спутники Иеффая удивились, когда увидели, что собаки охранявшие стадо. Сначала бросились на Иеффая с лаем, а затем вдруг стали радостно прыгать вокруг него.
От шатра, стоящего возле ручья, на встречу Иеффаю, робкими шагами, приближались два пастуха. Когда они приблизились, Иеффай приветствовал их.

 Это были Иосиф и Рувим - братья Иеффая.
; Ты пришел, спросить с меня, за то, что я выгнал тебя из дома? - обреченно спросил Иосиф
 — Не трогай Рувима, он не виноват в том, что сделал я.
 Иеффай шагнул навстречу Иосифу
; О чем ты говоришь брат? — Иеффай раскрыл объятья, чтобы обнять брата. Иосиф не смело шагнул на встречу Иеффаю, и они обнялись.
 Обняв Рувима, Иеффай махнул своим людям, чтобы они подошли ближе.
 Пока путники приближались, Иосиф спросил
; Кто эти люди с тобой? Вы разбойники?
 Иеффай усмехнулся
; Для Аммонитян — да, а Израильтянам, не продавшим им свою душу, нас опасаться не зачем. Иосиф понимающе покивал головой.
 Иеффай сказал путникам, чтобы они ставили шатры, и обратился к Иосифу с просьбой, продать ему одного барана на ужин, для его людей.
 Иосиф удивился
; Ты у них за главаря?
; За командира — поправил его Иеффай.
; Конечно, я возвращу тебе, двадцать овец, каких ты просил — ответил Иосиф. В глазах его опять появился испуг.
 Иеффай положил руку Иосифу на плечо
; У меня достаточно серебра, чтобы заплатить тебе. Я ничего не собираюсь себе возвращать. Если Господу, было угодно, чтобы я ушел из дома без ничего, то пусть так и будет.
; Я не имею к тебе никаких претензий. Почему ты не хочешь понять это?
 Иосиф, кликнул Рувима и они, вдвоем выбрав молодую овцу, стали готовить из нее ужин для Иосифа и его людей.
 Иеффай выбрав момент, подошел к Иосифу и протянул ему раскрытую ладонь, на которой лежали монеты по количеству в полтора раза превышающие цену овцы.
Иосиф отрицательно покачал головой
; Я не возьму с тебя денег.
 Иеффай убрал деньги
; Тогда спасибо брат — сказал он — Мне будет приятно сообщить своим друзьям, что этот ужин устроил им мой брат.
 К ужину Иосиф вытащил и принес к костру большой кувшин вина — все запасы, какие были у них с Рувимом.
За ужином, Иеффай спросил Иосифа
; Скажи, что стало с теми стражниками, какие выжили после осады, Массифы Иаировой?
Иосиф перестал жевать и задумался
; В город приезжал Омин — главный военачальник  Зараута.
 Он объявил, что всех бывших стражников Массифы Иаировой, а также тех, кто еще не стар и умеет владеть оружием. Зарааут приглашает жить в Аммон и стать его подданными.
 Все они получат в Аммоне жилье и, будут служить царю Аммонитян.
 Многие согласились и уехали, потому, что служить в Массифе Иаировой им никто не предлагал. Но еще больше осталось, они работают на рынке, перебиваясь случайной работой, а также идут пастухами и на поденную работу, на поля.
 Многие хотели перебраться за Иордан, но Ефремляне, никого не пускают к себе. Они кричат, что Галаадитяне предатели — сами сдали свои города Аммонитянам.
 А, ты -  спросил в свою очередь Иосиф — Можешь рассказать мне, как жил все это время? Иеффай, ничего не скрывая, обо всем рассказал Иосифу.
; Значит, Алана угнали в Аммон — опустил голову Иосиф — Наверное, в этом есть и моя вина. Ты прости меня брат. Если захочешь, можешь опять вернуться в наш дом. Мы с братьями выделим тебе твою долю от стада.
Иеффай положил руку брату на плечо.
; Я не могу этого сделать брат — сказал он — Аммонитяне, если узнают обо мне, не замедлят лишить меня жизни.
 Иосиф, вздохнув, согласно кивнул.
; Ты можешь выполнить мою просьбу? спросил Иеффай.
 Иосиф согласно кивнул.
; Сходи, завтра в город и скажи бывшим стражникам, какие ищут работу на рынке, что для них есть подходящая работа. Тех, кто согласится, приведи сюда.
; Мне говорить им какая работа их ждет? - поинтересовался Иосиф.
; Нет, пока они не придут сюда, этого они знать не должны.

На следующий день, Иосиф сев на осла, отправился в город.
Вернулся Иосиф, только через пять дней. Иеффай и Рувим уже начали беспокоиться, предполагая самое худшее.
 Иосиф вернулся, ведя за собой около четырех десятков человек. Все они, по дороге требовали от Иосифа, чтобы он рассказал, что за работа их ожидает и Иосиф, уступив их просьбам, все- таки рассказал им предположительно род их занятий в будущем.
Стражники Массифы Иаировой, знакомились со стражниками, Беф-Нимры. А Манасия, даже встретил знакомого, с которым ходил в засаду на Сигона и наконец-то смог всем доказать, что самого здорового Аморрея в ночной схватке, убил он, а не Ахор.
В тот же день, Иеффай и его отряд отправились на Север Галаада.
Область, в которую они шли, не была подвластна Аммонитянам, но была редко населена, так, как не была плодородной.
 Когда-то, здесь было царство Васанского царя Ога. Теперь здесь жили Израильтяне в редких и не больших городках и селениях, занимаясь скотоводством. Здесь же пролегали торговые пути в Сирию и Вавилон.

Гл.32


                Плен и побег Иеффая




Иеффай после гибели отца, не любил оставаться дома.
Он купил тетиву, сделал себе лук, который прятал в горах.
После того как город захватили Аммонитяне, появляться в городе с любым оружием, было запрещено.
 Проснувшись рано утром, Иеффай, брал с собой кусок лепешки, и уходил охотиться в горы. Иногда он бродил по городу, надеясь встретить знакомых. Но навстречу ему попадалось очень мало тех, кого он знал раньше.
Эти встречи не доставляли Иеффаю радости. В глазах у встречавшихся ему знакомых людей, не было радости, а только уныние и страх.

Погиб, Валам участвуя в вылазке против Аммонитян вместе с отцом Иеффая.
Умер от переедания, возле повозки с едой Дагир.
Вымерла во время голода, вся семья Вениамина.
 Только Алан — пасынок Вениамина проживал теперь в доме, где когда-то жили Малка и Пагиил. Мачеха Иеффая, тоже умерла во время голода, потихоньку отдавая свою еду раненому Иосифу и Иеффаю, дежурившему днем и ночью на городских стенах.
 В настоящее время, Иосиф уже поправился, но его правая рука, все еще плохо слушалась его.
Он ходил к берегу Иордана, где наемный пастух пас стадо, принадлежавшее Галааду и, перегнал овец, ближе к городу.
Отношения между Иосифом и Иеффаем, после смерти отца, заметно ухудшились.
 Иеффай не понимал причины, но, наталкиваясь на постоянную вражду со стороны брата, однажды сказал ему
; Я вижу, что ты не очень рад, тому, что я живу с тобой под одной крышей. Мне не надо от тебя ничего, Отдай мне рукописи деда и отдели для меня двадцать овец из стада, чтобы мне, было на что жить. После этого, я никогда, не появлюсь в этом доме.
Иосиф, словно ждал, когда Иеффай произнесет эти слова
; Почему, ты решил, что тебе, что-то принадлежит в этом доме. Ты возомнил о себе, что ты старший брат и теперь считаешь себя, главой семьи?
; Так знай, я был у старейшин, нашего города. Они хорошо осведомлены о том, кто ты на самом деле.
; Ты сын блудницы и не имеешь, никаких прав на наследство. Старшим в семье, теперь считаюсь я.
Иеффай молча, выслушал речь брата
; Но, я, ни на что не претендую — спокойно сказал он — Я прошу у тебя, лишь двадцать овец. Ты имеешь около трех сотен овец, я прошу малую часть.
; Ты не получишь не чего — зло выкрикнул Иосиф — если хочешь, можешь судиться со мной.
 Иеффай с болью в глазах, взглянул на брата, развернулся и направился к воротам. Как ему этого не хотелось, он все же решил идти  к старейшинам города.
Войдя к старейшинам, Иеффай обратил внимание, на устремленные на него хмурые взгляды.
Заранее, поняв, что его дело проиграно, Иеффай все-таки, обратился к старейшинам с просьбой, рассудить их с братом
; Но ведь, твоя мать, она действительно была блудницей. Есть свидетели, с той улицы, где она проживала.
; Ты рожден, вне брака. Где гарантия, что ты сын Галаада?- произнес один из старейшин.
Иеффай покраснел от гнева. Он медленно, обвел взглядом сидящих за столом, старейшин.
Не увидев ни в одном взгляде сочувствия к себе, Иеффай развернувшись, вышел вон.

Придя, домой, Иеффай достал из укромного места, завернутый в кожу, пояс на котором висели, меч и кинжал, подаренные ему Пагиилом в день обрезания.
Укладывая пояс в суму, вместе с рукописями деда, Иеффай услышал голос Иосифа
; Почему ты забираешь меч, кинжал и пояс? Эти вещи тоже принадлежат отцу, я давно искал их.
Иеффай повернувшись, усмехнулся
; Разве ты не знаешь, что за хранение оружия, полагается смертная казнь? Я просто хочу отнести и сдать это Аммонитянам, чтобы они не отрубили тебе голову.
 Иосиф замолчал, поджав губы.
 Иеффай, забросил мешок на плечо и, выйдя со двора, зашагал, вдоль по улице.
Раздумывая о том, где ему переночевать, Иеффай реши, попроситься на ночлег в дом к Алану. Когда Иеффай подходил к дому Алана, то увидел, что ворота его дома, были распахнуты, а Алан сидел на скамье во дворе и плакал.
; Что случилось, — спросил Иеффай, войдя во двор.
 Подросток, поднял на Иеффая мокрые глаза.
; Приходили Аммонитяне, они сказали, чтобы я завтра утром освободил этот дом. Он переходит городской казне и, в нем будет жить, начальник городской стражи Аммонитян. Мне сказали, чтобы я уходил к родственникам и поселился у них. Но у меня никого нет — Алан всхлипывал и размазывал слезы по щекам.
; Не плачь — сказал Иеффай — ты, же мужчина, будущий воин. Возьми из дома, теплое одеяло и пойдем со мной. Будем жить вместе.
Алан перестал плакать
; Ты, возьмешь, меня жить к себе?- успокаиваясь, но, все еще продолжая икать, спросил Алан
; Возьму — кивнул Иеффай — правда, у меня самого нет дома.
; Алан удивленно посмотрел на Иеффая
 — Твой дом, забрали Аммонитяне?
Но где же, мы тогда будем жить?
 Иеффай положил руку Алану на плечо
; Выживем. Господь, послал нам испытание и мы должны его пройти.
 Вдвоем ведь, легче, чем одному?- Алан согласно кивнул — Ну,  раз так, то беги за одеялом.
Алан опустил голову
; В доме ничего нет. Аммонитяне, все погрузили на повозки и увезли.
; Ну  не беда — сказал Иеффай — у меня есть огниво. У костра, мы не замерзнем и без одеяла.
Кивнув Алану, чтобы тот следовал за ним, Иеффай направился к выходу из двора.

Проходя, мимо стражников, у городских ворот, Иеффай, сильно рисковал.
 Вырази стражники, желание досмотреть его суму, и Иеффаю, не миновать смерти.
 Но стражники, видимо решили, что эти подросток и юноша, слишком молоды, чтобы замышлять, что-то опасное для Аммона, и не обратили внимания на их суму.
 
Войдя в лес,  Иеффай разгреб, ворох сухой травы и достал лук и толстую связку боевых стрел с коваными  наконечниками.
 Эти стрелы, Иеффай собрал на месте сражения, на следующий день, после взятия города Аммонитянами.

Они долго шли горными тропами, уходя, все дальше в горы.
По дороге, Иеффай подстрелил, несколько перепелов.
Солнце село и начали сгущаться сумерки, когда Иеффай, решил остановиться на ночлег.
 Он стал разделывать птиц, а Алана, попросил сложить из камней очаг и натаскать дров.

 Иеффай уже заканчивал с приготовлением птиц, когда вдруг услышал удивленный возглас Алана. Повернувшись на возглас, Иеффай увидел, что Алан, приглашает его подойти к нему.
Из-под кучи камней, от которой Алан, таскал камни для очага, виднелись остатки истлевшей кожаной сумы, а рядом на земле, лежали в большом количестве, серебряные монеты.

 Алан восхищенно смотрел на такое большое количество денег.
Когда они раскидали камни и увидели, сколько серебра спрятано под камнями, Иеффай озадаченно сказал
; Здесь столько серебра, что нам не унести его, даже вдвоем.
Позже, когда, они ужинали зажаренными перепелами, Иеффай сказал Алану
; Если человек, находит в себе силы, не обидеться на Бога, какое бы испытание Он ему не посылал. То Господь, всегда найдет способ, вознаградить человека за это.
 Так мне говорил, мой отец, теперь, я увидел это собственными глазами - и, обратившись к Алану, спросил
; Ты ведь не обиделся на Бога, за то, что тебя, Аммонитяне выгнали тебя из дома?
 Алан, отрицательно затряс головой.
; Нет. Я обиделся на Аммонитян, зачем они пришли в наш город? Из-за них погиб мой отец и умерла мама и братья.
Иеффай задумчиво помолчал
; За это, пожалуй, обижаться можно.

На следующее утро, Иеффай и Алан, взяли в суму столько серебра, сколько можно было долго нести не устав при этом. Остальное спрятали, выкопав яму прямо в ручье и заложив серебро сверху большими камнями. После чего, отправились на запад, надеясь переправиться через Иордан к Ефремлянам.

Подойдя к берегу реки, Иеффай заметил на середине реки лодку, где рыбаки, выбирали сеть. Иеффай попросил рыбаков, переправить их с Аланом, на другую сторону, пообещав за это хорошо заплатить.
 На, что рыбаки ответили
; Наш князь, запретил перевозить на наш берег, любых людей с этой стороны реки.
; Но мы, же Израильтяне, как и вы — в отчаянии крикнул Иеффай
; Нет — ответил один из рыбаков — Вы отдали свою землю, какую вам дал Моисей, Аммонитянам. За это, нет вам прощения.
; Они, что не знают, как жители нашего города бились с Аммонитянами,  и если бы не голод, то Аммонитяне до сих пор не смогли бы нас одолеть?- спросил Алан Иеффая.
; Все они знают — ответил Иеффай — но они отвечают, то, что приказал им их князь — Видимо, не суждено нам с тобой спокойно жить в земле Ефрема.
 Иеффай и Алан, пошли от Иордана на Восток в сторону Беф - Нимры.
 Ночуя у костров, охотясь по дороге на перепелов, а иногда покупая еду у встречавшихся на пути пастухов. Иеффай и Алан добрели до Беф - Нимры.

 На базарной площади, Иеффай повел Алана в харчевню, чтобы накормить его и поесть самому.
Серебро и лук со стрелами, они спрятали в лесу, не далеко от города, и собой имели, столько серебра, сколько им надо было, чтобы купить все необходимое.
В харчевне, куда Иеффай привел Алана, За столом сидели три человека с хмурым видом пили из чаш, вино. Они безразлично, окинули взглядом вошедших и отвернулись, продолжая пить вино.

Иеффай стал расплачиваться, за обед.
 Посетители, оживленно переглянулись, после того как Иеффай расплатившись с содержателем, стал привязывать увесистый кошелек к себе на пояс.
 Это не ускользнуло от внимания Иеффая и он, подталкивая впереди себя Алана, пошел к выходу. Посетители мрачного вида, поднялись и двинулись следом.
Иеффай и Алан, стали бродить по рынку, избегая заходить в безлюдные места.
 Но куда бы они, ни сворачивали, всюду Иеффай ощущал на себе, цепкий пристальный взгляд, упрямо идущих за ним людей из харчевни.
 Можно было обратиться к стражникам - Аммонитянам, то тут, то там маячившим на рынке.
Но, что он мог им сказать?  Привлекать к себе внимание Аммонитян, Иеффаю тоже не хотелось.
 Поняв, что от преследователей, никак не отвязаться. Иеффай развернулся и, подойдя к ним, напрямую спросил
; Чего вы хотите от нас? Почему вы всюду ходите за нами?
; Парень, по - моему тебе мешает ходить вот эта штука — сказал один из них и, обнажив в наглой
усмешке, сильно порченые зубы, потянулся рукой к кошельку Иеффая.
 Иеффай с места врезал гнилозубому ногой обутой в крепкий кожаный сандалий меж ног и, крикнув Алану, чтобы тот убегал, сам бросился бежать.
 Грабители бросились следом.
 Шум привлек стражников рынка и скоро как Иеффай с Аланом, так и грабители были схвачены стражниками.

Всех их привели и спустили в ямы находящиеся во дворе городской тюрьмы.
 Иеффай, был в яме с незнакомыми людьми.
 Алана и никого из грабителей в этой яме не было.
Продержав Иеффая в яме неделю на скудной пище, ему и другим людям, бывшим в этой яме, спустили однажды лестницу и потребовали, чтобы все вылезли наверх.
 Им связали за спиной руки и поставили посреди большого тюремного двора. Из других ям, тоже выводили людей и, связывая им руки, сгоняли в одну толпу.
 Иеффай, внимательно рассматривал людей, пытаясь увидеть Алана, но его нигде не было. Скоро, Иеффай, разглядел, троих грабителей. Они стояли вместе и о чем-то разговаривали. Иеффай, медленно, стараясь не привлекать, внимания стражников приблизился к ним.
Грабители, узнав его, устремили на него свои взгляды.
; Что с нами будет?- спросил Иеффай, подойдя к грабителям вплотную?
; Сейчас нас поведут мыть, переодевать, а за тем в блудничный дом, чтобы мы там попили вина и повеселились с женщинами — зло сказал гнилозубый, после чего, наставительно заговорил
— В Израиле, порядочный человек, сначала приветствует другого, затем называет себя и справляется о здоровье, а уж потом спрашивает о том, что его интересует. Из-за твоей не вежливости, все мы теперь здесь.
; Что ты рычишь на него — вмешался другой — по парню видно, что он хотя  и молод, но не робкого десятка, и неплохо дерется. Вон он как тебе врезал, ты до сих пор ходишь на раскоряку.
; Как тебя зовут парень?- обратился он к Иеффаю - Почему мы не видели тебя на рынке Беф-Нимры раньше.
Иеффай рассказал, кто он, откуда и что привело его и Алана в Беф-Нимру.
 Грабители тоже назвали свои имена.
тот, кто был с порчеными зубами, назвался Ахором, тот, кто вмешался в разговор, был Шева и еще один по имени Манасия.
; Мы бывшие стражники Беф - Нимбы — сказал Шева
— Когда старейшины, сдавали город Аммонитянам, то говорили нам, что ничего не изменится. Мы также останемся стражниками и, будем продолжать нести свою службу, на городских воротах и ночных улицах. Но уже через месяц, у нас отняли доспехи и оружие, и освободили от обязанностей.
 А еще через месяц хранение у себя оружия, стало караться смертью.
- Сам посуди, мы с юности умели только обращаться с оружием. Чем нам теперь зарабатывать на хлеб.
- Некоторых счастливцев, наняли Аммонитяне и отправили в Аммон, на границу с Измаильтянами. Им разрешили увезти с собой семьи и поселиться в приграничных селениях.
А нам, кто остался без дела, приходится промышлять грабежом, и грабить своих же соотечественников. Но, мы никогда, не забираем все. Тебе бы мы тоже оставили на жизнь.
; Я думаю крестьянину, который накопил себе на осла и приехал на рынок купить его, мало радости доставят те гроши, какие вы ему оставите. Отчего бы вам было не грабить Аммонитян?
 Шева сделал испуганное лицо
; Ты в своем уме? За Аммонитянина сразу смерть. Аммонитяне не успокоятся, и поднимут на ноги, всех стражников, пока не найдут, того, кто ограбил их соотечественника.
; Поэтому, вы трусливо грабите своих? - иронично произнес Иеффай.
; Не только. Мы с удовольствием вытряхиваем Аморреев и других пришельцев — сказал Шева, не обращая внимания на ироничный тон Иеффая.
; Стражники Аммона смотрят на это сквозь пальцы, лишь бы те не поднимали шума.
; А если, те, кого грабят, поднимают шум, то такие как вы оказываетесь здесь? - Заключил Иеффай.
Шева согласно кивнул.
; Мы всегда осторожно проделывали свою работу. Кто знал, что ты, вдруг захочешь спросить у нас, чего нам от тебя надо.
 Иеффай усмехнулся
; Выходит в том, что вы оказались здесь виноват я?
 Шева  отрицательно замотал головой
; Нет, виноват вот, этот придурок — он кивнул головой на Ахора — Если бы он сделал вид, что нам нет до тебя никакого дела, все бы обошлось. Правда, нам бы пришлось остаться без заработка.
Иеффай рассмеялся, ему стало смешно от того, как Шева назвал награбленное заработком.
; Смейся, смейся — укоризненно покивал головой Шева — Ты знаешь, куда нас всех погонят?
Иеффай вопросительно взглянул на него.
; На рудники Аммона. У них там рабы мрут как мухи, поэтому постоянно не хватает людей.
Иеффай безразлично пожал плечами и отвернулся, высматривая среди толпившихся вокруг людей Алана. За тем, опять повернулся к Шеве
; Ты сказал, что долго служил стражником в Беф-Нимре. Тебе не был знаком стражник, по Имени Вениамин?
 Шева пожал плечами
; Вениамин — имя распространенное. Как звали его отца? Чей он сын? Иеффай задумался. В Массифе Иаировой, Вениамина называли сыном Пагиила. Но в Беф-Нимре он жил под именем своего родного отца — подумал он.
; Он ходил добровольцем освобождать Ароер от Аморреев.
В разговор вмешался Ахор
; Я знал одного Вениамина из Беф-Нимры. Он командовал нами, когда мы сидели в засаде, подкарауливая Аморрейского самозванца.
; Тот Вениамин был геройский парень. Если бы мы тогда не подоспели вовремя на помощь группе, на которую вышел Сигон, им бы был конец.
; Та группа, какой вы пришли на помощь, ей командовал мой отец — сказал Иеффай
; Твой отец? - переспросил Ахор — В битве ему нет равных. Он успевал всюду. Если бы его не было в этой группе, то вряд ли кто из нее остался бы, жив.
; Ты рассказываешь про тот бой, когда здоровенный Аморрей съездил тебе кулаком по зубам, так, что ты вылетел из седла? - вступил в разговор Манасия.
Ахор нехорошо посмотрел на него
; Я тут же вскочил и проткнул его копьем.
; Копьем, его проткнул я — невозмутимо заявил Манасия — Ты достал его своим копьем, когда он уже мертвый падал с мула.
; Нет, ты его, только слегка оцарапал, а убил его я
; Хватит, надоели — прервал спорящих Шева — сколько лет прошло, а вы все никак не выясните, кто убил того Аморрея — и, обратившись к Иеффаю, спросил
; Почему ты спросил о Вениамине, это твой родственник?
; Нет — ответил Иеффай — Подросток, что был со мной — его сын.
; Правда?- удивился Шева — А с виду, похож на Аморрея.
; Жена Вениамина, была Аморреянкой
; Тогда, понятно — кивнул головой Шева и тут же спросил — Она умерла?
; Да, от голода, во время осады.
; Жители Массифы Иаривой молодцы - медленно проговорил Шева — Если бы все города Галаада, давали такой отпор Аммонитянам, их бы сейчас здесь не было.
; А, что с Вениамином?
; Вениамина, уже раненого,  убил Зараут.
Шева тяжело вздохнул
; Зараут забирает в Аммон бездомных подростков, чтобы потом сделать из них наемников, для своего войска
 Шева посмотрел на Иеффая.
 Иеффай, о чем-то думал, не слушая его.
Взглянув на Шеву, он спросил
; Среди этих людей, много таких же, как вы - бывших стражников.
Шева осмотрелся вокруг и кивнул головой
; Есть. По крайней мере, я уже видел, три или четыре человека.
; Их всех надо собрать вместе — сказал Иеффай.
; Ты, что-то задумал?- Шева с интересом посмотрел на Иеффая.
; Скажу позже, а пока ты и твои друзья пройдите по толпе и соберите людей, в которых уверенны.
Бывшие стражники, были уже в достойном возрасте, но, тем не менее, они не пререкаясь, не зная сами почему, пошли исполнять просьбу Иеффая.
 Скоро возле Иеффая собралось четырнадцать человек бывших стражников Беф-Нимры. Некоторые с сомнением смотрели на юного Иеффая. Но, узнав, что он сражался на стенах Массифы Иаировой, и чей он сын, несколько поубавили свое недоверие.
; Расскажи нам, что ты задумал парень? — обратился к Иеффаю один из подошедших,
; Все узнаете позже — ответил Иеффай, а пока просто держитесь рядом друг с другом.
; Ну что же, мудро — сказал спрашивающий — если среди нас окажется предатель, ему не в чем будет нас обвинить.
 Скоро на тюремный двор прибыл отряд стражников и, людей, выстраивая в колонну, стали выводить на улицу.
 Первыми из здания тюрьмы вывели подростков.
Иеффай увидел Алана. У подростков руки были свободны от веревок и шли они свободно.
 Алан, крутил во все стороны головой, пытаясь разглядеть в толпе Иеффая.
Иеффай, видел Алана, но, будучи со связанными руками не мог махнуть ему.
 Алан так и не увидев Иеффая, вышел за ворота тюрьмы вместе с другими подростками.
Стражники, пришедшие во двор, еще принесли с собой веревок.
Они связали арестованных по двенадцать человек, между собой и всех повели вслед за подростками на улицу.
За городом, их поджидала колонна, таких же, как они арестованных, собранных из других городов.
 Колона арестованных, из Беф-Нимры, пристроилась в хвосте и вся процессия, двинулась дальше на Запад.
Все арестованные, были раздеты и имели на себе, лишь набедренные повязки. Это было сделано за тем, чтобы раздетый пленник, если ему удастся сбежать, бросался в глаза своим видом.
А еще для того, чтобы у связанных веревкой арестованных, не было проблем с оправлением нужды.
 Один раз в день, стражник давал им не большой кусок лепешки, сунув его прямо в рот. Другой стражник, обходил арестованных, держа в руках, мех с водой.  Он давал глотнуть из него воды, всем по очереди.
Колонна подходила к Иогбеге и товарищи Иеффая, перестали ждать от него, каких либо действий. После прохождения Иогбеги, Израильских городов нет и сбежать там, будет намного труднее. Поэтому, они уныло ступали босыми ногами по раскаленной солнцем песчаной дороге.
Неожиданно Иеффай, поджал ноги и упал на спину. Но связывающие его с другими пленниками веревки, не давали Иеффаю плотно лечь на землю.
Ничего не понимающие, привязанные к нему его товарищи удивленно уставились на него. Иеффай, попросил их оттянуть его немного назад.
 Увидев замешательство в колонне, к ним уже спешил стражник, зловеще пощелкивая плетью. Подбежав, стражник, стал хлестать плетью Иеффая, и связанных с ним пленников требуя подняться и продолжить движение.
 Иеффай извиваясь, крутился насколько, позволяли связывающие его веревки, елозил спиной по песку, и делал вид, что не может подняться.
Стражник, перенес все удары на него, вкладывая в удары плетью всю силу.
 Удары оставляли на теле Иеффая кровавые полосы.
Наконец Иеффай быстро вскочил. Колонна тронулась, и стражник отошел от них.
 Товарищи Иеффая сочувственно смотрели на него, но Иеффай улыбался, не смотря на кровоточащие раны.
 
К вечеру, колонна подошла к Иогбеге и остановилась на ночлег.
 Ближними, кто привязан к Иеффаю веревкой были Шева и Манасия.
 Когда, сумерки сгустились, Иеффай, отталкиваясь от земли ногами, приблизился спиной к спине Шевы и стал, куском острого кремния, перепиливать тому веревку, связывающую руки.
Шева, когда руки его освободились, понял, что делать дальше. Он развязал руки Иеффаю и Манасии.
Стараясь не привлекать внимания Аммонитян, они все стали развязывать веревки на руках, другим пленникам.
; Мы будем ждать, пока освободятся все? – спросил Шева
; Нет — ответил Иеффай — как только освободятся  наши товарищи, я скажу, что делать. Мы все равно, не успеем освободить всех. Развязывайте, тех, кто рядом с вами.
 Скоро Иеффаю сообщили, что все бывшие стражники свободны.
; Сейчас, мы нападем на стражников Ближайшего костра — сказал Иеффай — отнимем у них копья и все бежим к лесу.
- До леса шагов четыреста, так, что соберите все свои силы. Нам, надо спешить, скоро взойдет луна и тогда шансов убежать и не быть пораженным брошенным копьем, будет мало.
- Пошли — тихо сказал Иеффай, и первый бросился к костру стражников Аммона. Его товарищи,  вскочив, последовали его примеру.

 Стражники ужинали, сидя у костра.
Услышав топот, множества ног, они обернулись. Увидев бегущих в их сторону, освободившихся пленников, Аммонитяне вскочили и бросились к стоявшим в пирамиде копьям.
Иеффай и один из Аммонитян одновременно подбежали к пирамиде с копьями. Но если целью Аммонитянина, было как можно скорее взять в руки копье, то целью Иеффая, был непосредственно Аммонитянин.
Иеффай выставил вперед, правое плече и всем своим весом налетел на Аммонитянина, протянувшего руку к копью.
 Аммонитянин далеко отлетел от пирамиды, а Иеффай быстро схватив, одно из копий, встал на пути у следующего Аммонитянина, поразив его копьем в живот.
 Его подбежавшие товарищи, быстро разбирали упавшие на землю копья. Остальные Аммонитские стражники, увидев, что путь к оружию отрезан, отбежали в сторону и стали, громко крича, звать своих товарищей от других костров.
; За мной — крикнул Иеффай и бросился в направлении леса, его товарищи, не отставая, следовали за ним
Те из пленников, кому посчастливилось быть развязанным, сначала с интересом наблюдали, чем кончиться схватка. Но когда увидели, что Иеффай и его товарищи, вооружились, обрели свободу и благополучно бегут к лесу, бросились за ними следом.
 Но время, было упущено. От других костров уже подбегали Аммонитянские стражники с копьями. Они стали преследовать, поздно спохватившихся беглецов.
 Аммонитяне, на ходу бросая копья, поразили  всех до единого человека, прежде чем кто-либо из них, сумел добежать, до леса. 

 Иеффай и его спутники, тем временем, углубились в лесную чащу. Они сбавили шаг, а за тем остановились, чтобы отдышаться и прислушаться.
 Погони, не было. Как и предположил Иеффай, соваться в ночной лес, Аммонитяне не решились. Немного отдохнув, Иеффай сказал людям, что пора подниматься и идти дальше.
Оставаться в лесу до рассвета, рискованно. Никто не знает, что Аммонитянам взбредет в голову.
 Его товарищи, послушно встали и последовали за ним. Никто, даже не посмел ему возразить. Все единодушно признали в нем лидера, не смотря на юный возраст.
 Два дня, беглецы, брели по горам, обходя стороной селения и держась в стороне от дорог.
 Все они страдали от голода. Время созревания лесных плодов еще не наступило и им, совсем, нечего было есть.
 Они пытались бить копьями рыбу в ручьях и не больших речках, но это у них не получалось, к тому же у них не было огнива, чтобы развести огонь.
 По ночам, они спали лежа на земле, тесно прижавшись, друг к другу.
Беглецы, не могли выспаться. На них не было одежды, и ночью их донимали насекомые.
 Несмотря на все лишения, Иеффай не услышал не одного слова недовольства.
 Радость от обретенной свободы уравновешивала, все невзгоды.
На третий день, когда беглецы остановились на привал и пребывали в унынии, от голода, прибежал радостный Ахор.
; Вставайте горемыки — радостно воскликнул он.
 Ахор тяжело переносил чувство голода, и когда другие на привале уныло сидели и отдыхали, он, взяв копье, всегда бродил вокруг в поисках еды.
; Там на склоне горы, я видел большое стадо овец. Правда, возле пастухов, я видел, четыре или пять огромных псов, но, что они сделают против наших копий.
 Иеффая, мало обрадовало такое предложение, в отношении собак. Он всегда помнил, как Агон спас его ценой своей жизни и даже сильное чувство голода, не смогло подавить его отношения к собакам.
; Мы, не будем нападать, на пастухов — заявил он.
 Это вызвало ропот среди беглецов
; Что же мы, тогда будем жрать! - злобно воскликнул Ахор — Зачем нам тогда, было убегать от Аммонитян?
; Чтобы сдохнуть с голоду?
; Я поговорю с пастухами, и они дадут нам овцу — ответил Иеффай.
 Ахор расхохотался
; Жди от нищего милостыни. С какой стати, они должны тебя кормить?
; Ты никогда не был пастухом — спокойно ответил Иеффай — среди пастухов есть правило — Накорми заблудившегося путника и уступи ему место в своем шатре, чтобы он мог отдохнуть.
Эти пастухи, они наверняка Евреи. Они не оставят нас  голодными.
Ахор, хотел, что-то возразить, но Шева сердито прикрикнул на него и он умолк.
Иеффай передал свое копье Шеве и отправился в ту сторону, где Ахор видел стадо.

 Когда Иеффай подошел к пастухам и приветствовал их, те настороженно стали разглядывать его.  Отец, учил Иеффая, что ничто в разговоре не располагает так к себе человека, как это делает откровенность.
 Поэтому он без утайки, рассказал пастухам свою историю, после того как убедился, что пастухи действительно Евреи.
Напряжение, на лицах пастухов сразу исчезло
; Мы тоже скрываемся здесь от Аммонитян — сказал ему пожилой пастух — Все мы, кто находится здесь, владельцы не больших стад овец.
; Мы объединились и ушли подальше в горы. Те подати, какие с нас требуют Аммонитяне, не посильны для нас.
; Если нас здесь найдут, нас ждет, то же, что ждало вас — рудники Аммона.
Иеффай издал условный свист и, из леса показались его спутники.
Когда они подошли, Шева, радостно обнялся с пожилым пастухом. Они оказались друзьями детства. Все пастухи, жили вблизи Беф-Нимры.
 Беглецы, поев горячей бараньей похлебки, выразили желание остаться с пастухами и помогать им. Тем более что город, где остались их семьи, не так далеко и есть возможность увидеться со своими близкими и родными.
 Иеффай заметил, как поскучнели лица пастухов, когда беглецы заговорили об этом.
Он поднялся со своего места
; Не поздно ли вы собрались менять свое занятие? - спросил Иеффай беглецов
 — Не для того пастухи, спрятали свои небольшие стада от Аммонитян, чтобы потом посадить вас на свою шею и кормить вас и ваши семьи. Чем вы можете, быть им полезны, если всю жизнь, зарабатывали, умея действовать, только копьем и мечем.
-Нет, братья, у нас свой путь, а у пастухов свой.
; Мы сможем защитить их, если сюда придут Аммонитяне — крикнул Ахор.
 Ему не хотелось оставлять такое уютное место. Где есть еда, а рядом дом и семья.
; Не думаю, что если нас здесь не будет, Аммонитяне найдут их.
 А вот если мы останемся, и вы будете шастать в город, чтобы видеться с близкими и родными.
То наверняка, найдется человек, который однажды узнает кого-то из вас и прельщенный вознаграждением донесет Аммонитянам о беглом каторжнике.
 Аммонитяне, выследив его, придут сюда и вам, спасая себя, придется бежать.
 А что делать пастухам? Им придется, бросив свои стада бежать вместе с вами и остаться нищими.
Или если Аммонитяне придут внезапно, пастухам придется идти на каторгу, а вас как беглых рабов, ждет смерть.-
Затем, Иеффай повернулся к Ахору
 — Зачем, ты обещаешь то, чего выполнить не в силах? Где ты видел, чтобы Аммонитяне совались в лес, имея меньше сотни людей?
; Кто этот юноша? - спросил пожилой пастух у своего друга Шевы.
 Тот пожал плечами
; Сын скотовода из Массифы Иаировой. Но в драке, не уступит лучшему бойцу и копьем владеет так, что иному бывалому стражнику следовало бы поучиться у него.
; Ты, береги его — сказал задумчиво пастух
 Парень в этом возрасте имеет такую мудрость, какой иные не имеют, дожив до седой бороды — и помолчав, добавил
 — Может быть, он, когда, ни будь, освободит Галаад.
 Беглецы, пристыженные речью Иеффая, стали подниматься с земли, собираясь идти дальше. Пожилой пастух, отошел со своими товарищами в сторону, что - то, горячо доказывая им.
; Постойте! - крикнул он беглецам, когда те уже отошли на десяток шагов
— Куда вы пойдете в таком виде? Вам ведь нельзя будет выйти из леса, чтобы не привлечь к себе внимание.
 Рано или поздно, вы вынуждены будете, кого ни будь ограбить, чтобы иметь еду и одежду.
 Останьтесь здесь и поживите несколько дней. Мы сходим в город, купим вам одежду и еды на дорогу.
Беглецы повеселели и с веселыми шутками, стали опять располагаться возле костра.
Спустя несколько дней. Иеффай и его люди прощались с пастухами.
 Иеффай обведя пастухов взглядом, сказал
; Теперь мы больше не беглые каторжники — и обратившись к бывшим стражникам Беф-Нимры, произнес
 — С этого дня, мы, отряд воинов Галаада. Так оставайтесь ими и никогда не обнажайте меча на угнетенных Аммонитянами жителей Галаада.
; Интересно, кто же, добровольно, будет снабжать, и кормить эту армию? - пробурчал Ахор.
 Иеффай кивнул на осла, нагруженного едой и палатками, подаренного им пастухами, затем указал на пастухов
 — Эти люди, потратили на нас столько серебра, сколько каждый из них, может заработать за год.
- Я думаю в Галааде они не единственные жители, кто захочет нам помочь
.
 Распрощавшись с пастухами, Иеффай повел своих людей на Север, в сторону Массифы Иаировой.
Пройдя, не большое расстояние, Иеффай объявил привал.
Удивленные люди, не понимая в чем дело, с недоумением посмотрели на него. Но Иеффай ничего им, не объясняя, скрылся в лесной чаще.
 Спутники Иеффая уже начали сомневаться, вернется ли он вообще, когда Иеффай вышел из кустов.
На его поясе, висели меч и кинжал, а в руках он держал лук и толстый пучок боевых стрел.
Отряд двинулся дальше. НА этот раз, они не старались уходить далеко от дорог. По дорогам они передвигались быстрее, чем, петляя горными тропами. Но двигаться предпочитали ночью.
 По дороге, Ахор спросил Иеффая
; Объясни мне, чем мы будем заниматься в дальнейшем? Так или иначе, но чтобы жить, нам придется грабить. Ничего другого я не вижу. Еда, какую нам дали пастухи, скоро закончится. Так чего мы ждем?
; Здесь хорошие места. По дорогам проезжают купцы, а рядом лес и горы.
; Да — ответил Иеффай — другого выхода у нас нет. Но здесь густонаселенная местность. Если мы ограбим купца Аммонитянина. Стражники Аммонитяне, заподозрят в этом местное население, а чтобы отчитаться перед начальством. Возьмут, кого попало, и обвинят в грабеже.
Мы уйдем подальше от селений, где проходит торговый путь.
; Но пока мы доберемся до такого места, мы сдохнем с голоду — возмутился Ахор.
 Иеффай промолчал.

 Не доходя до Массифы Иаировой, Иеффай повел людей от дороги в горы, где они остановились, чтобы переждать день.
Когда готовили еду, Шева подошел к Иеффаю
; У нас почти не осталось еды — сказал он — может, приготовим обед скромнее, чем обычно?
; Готовьте столько, сколько надо, чтобы люди насытились — Ответил Иеффай.
; Конечно, сегодня сожрем все, а завтра будем глазеть друг на друга голодными глазами — проворчал Ахор, слышавший этот разговор.
 Иеффай повернулся к Ахору
; Выброси из ручья, вон те камни — сказал Иеффай, указывая на кучу камней островком торчащую из ручья.
; Ты что о себе возомнил? - возмутился Ахор — Я вдвое старше тебя, кто тебя назначил командовать надо мной?
; Иеффай командует всеми нами — грубо оборвал крик Ахора Шева — и все мы исполняем его приказы.
; Тебе мало того, что благодаря ему мы здесь, а не таскаем камни на рудниках Аммона.
; Если тебе стыдно выполнять его приказы, мы не держим тебя в нашем отряде.
 Ахор сузил глаза, зло, глядя на Шеву
; А, ты выходит его ближайший помощник?
; Он меня им не назначал — ответил Шева — но я знаю твою гнилую натуру. От тебя всегда, только одни неприятности.-
Шева обернулся к  товарищам, молчаливо наблюдавшими за перебранкой
 — Нам пора выбрать командира. Я предлагаю назначить командиром - Иеффая. Кто согласен со мной, пусть подойдет и станет возле меня.
 Стражники один, за другим потянулись к Шеве.
 Скоро Ахор остался в одиночестве. Оглянувшись по сторонам, словно убеждаясь в том, что возле него никого не осталось, Ахор тоже не спеша, подошел к остальным.
На лице Иеффая не дрогнул ни один мускул. Ни радости, ни разочарования, ни восторга, ни испуга, ни даже благодарности за оказанное доверие, ничего не отразилось в глазах Иеффая.
Он смотрел на людей прямо и сосредоточенно. Словно стал командиром, не только, что, а командовал этими людьми  давно. Хотя на самом деле, так оно и было.
; Шева, назначается моим помощником,  по всем вопросам — произнес Иеффай
 — Ну, что Ахор? - спросил Иеффай, обращаясь к Ахору — Ты, будешь вытаскивать камни из ручья?
; А, ты мне можешь объяснить, для чего я это должен делать? - огрызнулся Ахор
Иеффай, молча, шагнул в ручей и стал выбрасывать из него камни на берег.
 Воины, ничего не понимая, наблюдали за Иеффаем, пока он не нагнулся и, зачерпнув пригоршнями серебряные монеты,  швырнул их под ноги воинам.
Воины, оторопело застыли, а Иеффай все выбрасывал и выбрасывал серебро на берег.
Первым опомнился Ахор
; Серебро! - громко крикнул он и, упав на колени, стал быстро собирать монеты и засовывать их за пазуху.
; Воины, наблюдая за действиями Ахора сначала потихоньку, а затем все громче начали смеяться.
Иеффай, собрав на дне последние монеты, выбросив их на берег и увидев  Ахора, ползающего по земле, тоже расхохотался.
 Халат Ахора, на животе разошелся, из него высыпались монеты, а он, ползая по земле, продолжал собирать серебряные монеты и бросать их за пазуху.
 Ахор, придя в себя, поднял глаза на смеющихся  товарищей.
Увидев, что над ним, все смеются, развязал пояс и высыпал все монеты на землю. Затем опять посмотрел на смеющихся товарищей и начал хохотать вместе с ними.
В эту ночь воины не отправились в путь, как обычно, а заночевали здесь же у ручья.
 Когда, все воины улеглись спать и, послышалось их сонное сопение, Шева спросил Иеффая
; Что мы будем делать с Ахором? Он так не надежен и ему опасно, что-либо доверить. Может, дать ему серебра и пусть идет своей дорогой?
 Иеффай отрицательно покачал головой
; Нет Шева, Ахор останется с нами. Мы ведь все вместе вырвались из плена.
; Я не имею, ничего против — произнес Шева — Но, то дело, каким, мы будем заниматься. Здесь нужны надежные люди, на которых можно положиться. А, Ахор? Я не знаю, чего от него можно ожидать.
; Неприятностей — задумчиво ответил Иеффай — Ахор, будет приносить нам неприятности.
; Тогда, зачем он нужен нам? Если мы знаем, что он будет приносить нам, только неприятности?
; Потому, что мы знаем, кто нам неприятности может доставить — улыбаясь, ответил Иеффай. Шева ничего, не понимая, посмотрел на Иеффая
; Я, не понимаю тебя, объясни мне, если можешь.
Иеффай помолчал, затем пошевелил палкой угли в костре
; Господь, создал этот мир правильно. Но люди, не желая понять этот мир, хотят иметь от него, только хорошее. Они разделили мир на добро и зло, не понимая, что все это от Бога. Что добро и зло, всегда идут рука об руку, как две сестры близнеца.
; Если ты будешь, любить только одну из сестер, какая есть добро, то она может обидеться за свою сестру и превратится во зло — Иеффай замолчал.
 Шева ничего, не понимая, продолжал смотреть на него. Иеффай взглянув на Шеву, улыбнулся
; Не забывай, что это две женщины, и обе хотят к себе внимания. Но если добро, хочет, чтобы ты был добр и сам умел творить добро. То зло, хочет, чтобы ты помнил о нем и умел терпеть и переносить его, оставаясь при этом добрым.
Ахор — это наш соблазн и наши неприятности. Соблазн — если мы дадим ему серебра и прогоним от себя, чтобы уйти от неприятностей.
; И неприятности, — какие всегда с нами и будут действовать на нас, как холодная вода из ручья, которой мы умываемся, чтобы взбодрить себя после сна.
; Я удивляюсь — сказал Шева — ты так молод, откуда у тебя такие знания о жизни?
; У меня создается впечатление, что я разговариваю с человеком, старше себя.
 Иеффай пожал плечами
; Мой отец, очень много знал, из того, о чем я тебе сейчас говорю.
Мой дед, будучи начальником городского рынка. Встретил однажды человека, который уговорил его купить рукописи, в которых говорилось об истории Еврейского народа и законах, данных Богом Моисею.
 Но самое главное, это если человек сам обращается к Богу с просьбой ответить на волнующие его вопросы.
 Если каждый день, засыпая, человек забывает об этом мире и обращает свои мысли к Богу. А просыпаясь поутру, вспоминает Бога. Господь будет посылать ему правильные мысли и словно за руку вести по трудным дорогам жизни.
 Ведь, какая мне польза, если я, ложась спать, думаю о том, что мне надо сделать завтра. Если, проснувшись утром, я все равно поменяю свое решение, взглянув на свои проблемы свежим взглядом?
 Или, что толку, сокрушаться и сожалеть о том, что уже произошло и говорить себе
Эх, если бы я знал  что выйдет так худо, то поступил бы по-другому. Ведь все уже произошло, и изменить ничего не возможно. Надо готовить себя, чтобы быть умнее в следующий раз. А для этого надо, чтобы Господь дал тебе правильный совет.
 А Он может дать его лишь тому, кто с любовью направляет к Нему свои мысли. И чаще всего, тогда, когда человек спит и его сознание, не занято мирскими заботами.
 Шева с интересом посмотрел на Иеффая
; И что, во сне ты видишь Бога, и он Он дает тебе советы?
Иеффай улыбнулся
; Бога невозможно увидеть, и он не говорит словами подобно человеку. Но когда ты принимаешь, то или иное решение — Иеффай приложил руку к груди
 — Вот здесь, возникают боль или радость, в зависимости от того правильное оно или нет.
 Шева задумался
; Сегодня, ты выбрасывал серебро из ручья. Ахор, бросился собирать его и, лицо у него радостно сияло. Но все стоящие рядом, понимали, что он поступает не правильно.
 Я опять перестаю понимать тебя.
; Ахор не верит Богу, хотя и называет себя Благоверным Израильтянином.
- Душами таких людей управляют не любовь и здравомыслие, а страсть и страх.
- Я сегодня и так рассказал тебе много — прервал разговор Иеффай — Давай и мы ляжем спать.

На следующий день, встав рано утром, Иеффай разбудил остальных.
- Нам надо, одного человека послать в город, чтобы он купил продуктов - сказал он -  Остальные останутся ждать его здесь, и неожиданно для всех определил для этой цели Ахора.
 Тот радостно засобирался.
 Ахор, взял с собой серебро, для покупки продуктов, осла и скоро скрылся за выступом скалы.
 Как только Ахор пропал из вида, Иеффай взял серебра втрое больше, чем дал Ахору и, сказав Шеве и Манасии, чтобы они следовали за ним, отправился следом за Ахором.
Иеффай и его спутники двигались быстро и скоро нагнали Ахора.
 Тот уже ехал сидя верхом на осле.
 Иеффай знаком показал спутникам, чтобы они не окликали Ахора и осторожно пошли следом.
 После того как Ахор выехал на чистое пространство возле дороги, Иеффай сделал знак, чтобы его спутники остановились.
Они стали наблюдать за Ахором из-за камней.
 Ахор выехав на дорогу, не поехал к городу, а, подстегивая осла, погнал его быстрым шагом в обратную сторону.
; Подлец — возмутился Манасия и, повернувшись к Иеффаю, сказал
 — Дай мне твой кинжал, я догоню и прирежу его.
; Не надо — ответил Иеффай — Вряд ли украденное серебро принесет ему пользу - и, повернувшись, посмотрел на Шеву.
 Тот понимающе кивнул.
; Пойдите в город, купите двух ослов, котел и побольше продуктов — обратился Иеффай к спутникам
— Путь нам предстоит дальний — и, повернувшись в сторону гор, зашагал к лагерю.
Вечером, когда вернулись, Шева и Манасия, воины, которые оставались в лагере, встретили их радостными возгласами.
Они уже знали, что Ахор сбежал, прихватив с собой серебро и осла.
Шева. вместо двух нагруженных провизией ослов, привел трех, и все они были нагружены продуктами.
Кроме того, Шева прикупил еще, несколько шерстяных одеял и у него еще осталось серебро. Он положил его в общую суму с серебром.
; В этом городе — сказал он — все намного дешевле, чем в Беф-Нимре. Я подумал, зачем оставлять серебро, купил еще одного осла и нагрузил его провизией.
; Ты все сделал правильно — ответил Иеффай,
 Он остался доволен поступком Шевы, так как специально дал ему серебра больше, чем нужно для покупок. Чтобы убедиться, что Шева откровенен в своих поступках.
 Сытно поужинав и переночевав еще одну ночь у ручья, Иеффай и его спутники, двинулись на Север горными тропами.
Через день, путники вышли на довольно большое пастбище, где паслось большое стадо овец. Спутники Иеффая удивились, когда увидели, что собаки охранявшие стадо. Сначала бросились на Иеффая с лаем, а затем вдруг стали радостно прыгать вокруг него.
От шатра, стоящего возле ручья, на встречу Иеффаю, робкими шагами, приближались два пастуха. Когда они приблизились, Иеффай приветствовал их.

 Это были Иосиф и Рувим - братья Иеффая.
; Ты пришел, спросить с меня, за то, что я выгнал тебя из дома? - обреченно спросил Иосиф
 — Не трогай Рувима, он не виноват в том, что сделал я.
 Иеффай шагнул навстречу Иосифу
; О чем ты говоришь брат? — Иеффай раскрыл объятья, чтобы обнять брата. Иосиф не смело шагнул на встречу Иеффаю, и они обнялись.
 Обняв Рувима, Иеффай махнул своим людям, чтобы они подошли ближе.
 Пока путники приближались, Иосиф спросил
; Кто эти люди с тобой? Вы разбойники?
 Иеффай усмехнулся
; Для Аммонитян — да, а Израильтянам, не продавшим им свою душу, нас опасаться не зачем. Иосиф понимающе покивал головой.
 Иеффай сказал путникам, чтобы они ставили шатры, и обратился к Иосифу с просьбой, продать ему одного барана на ужин, для его людей.
 Иосиф удивился
; Ты у них за главаря?
; За командира — поправил его Иеффай.
; Конечно, я возвращу тебе, двадцать овец, каких ты просил — ответил Иосиф. В глазах его опять появился испуг.
 Иеффай положил руку Иосифу на плечо
; У меня достаточно серебра, чтобы заплатить тебе. Я ничего не собираюсь себе возвращать. Если Господу, было угодно, чтобы я ушел из дома без ничего, то пусть так и будет.
; Я не имею к тебе никаких претензий. Почему ты не хочешь понять это?
 Иосиф, кликнул Рувима и они, вдвоем выбрав молодую овцу, стали готовить из нее ужин для Иосифа и его людей.
 Иеффай выбрав момент, подошел к Иосифу и протянул ему раскрытую ладонь, на которой лежали монеты по количеству в полтора раза превышающие цену овцы.
Иосиф отрицательно покачал головой
; Я не возьму с тебя денег.
 Иеффай убрал деньги
; Тогда спасибо брат — сказал он — Мне будет приятно сообщить своим друзьям, что этот ужин устроил им мой брат.
 К ужину Иосиф вытащил и принес к костру большой кувшин вина — все запасы, какие были у них с Рувимом.
За ужином, Иеффай спросил Иосифа
; Скажи, что стало с теми стражниками, какие выжили после осады, Массифы Иаировой?
Иосиф перестал жевать и задумался
; В город приезжал Омин — главный военачальник  Зараута.
 Он объявил, что всех бывших стражников Массифы Иаировой, а также тех, кто еще не стар и умеет владеть оружием. Зарааут приглашает жить в Аммон и стать его подданными.
 Все они получат в Аммоне жилье и, будут служить царю Аммонитян.
 Многие согласились и уехали, потому, что служить в Массифе Иаировой им никто не предлагал. Но еще больше осталось, они работают на рынке, перебиваясь случайной работой, а также идут пастухами и на поденную работу, на поля.
 Многие хотели перебраться за Иордан, но Ефремляне, никого не пускают к себе. Они кричат, что Галаадитяне предатели — сами сдали свои города Аммонитянам.
 А, ты -  спросил в свою очередь Иосиф — Можешь рассказать мне, как жил все это время? Иеффай, ничего не скрывая, обо всем рассказал Иосифу.
; Значит, Алана угнали в Аммон — опустил голову Иосиф — Наверное, в этом есть и моя вина. Ты прости меня брат. Если захочешь, можешь опять вернуться в наш дом. Мы с братьями выделим тебе твою долю от стада.
Иеффай положил руку брату на плечо.
; Я не могу этого сделать брат — сказал он — Аммонитяне, если узнают обо мне, не замедлят лишить меня жизни.
 Иосиф, вздохнув, согласно кивнул.
; Ты можешь выполнить мою просьбу? спросил Иеффай.
 Иосиф согласно кивнул.
; Сходи, завтра в город и скажи бывшим стражникам, какие ищут работу на рынке, что для них есть подходящая работа. Тех, кто согласится, приведи сюда.
; Мне говорить им какая работа их ждет? - поинтересовался Иосиф.
; Нет, пока они не придут сюда, этого они знать не должны.

На следующий день, Иосиф сев на осла, отправился в город.
Вернулся Иосиф, только через пять дней. Иеффай и Рувим уже начали беспокоиться, предполагая самое худшее.
 Иосиф вернулся, ведя за собой около четырех десятков человек. Все они, по дороге требовали от Иосифа, чтобы он рассказал, что за работа их ожидает и Иосиф, уступив их просьбам, все- таки рассказал им предположительно род их занятий в будущем.
Стражники Массифы Иаировой, знакомились со стражниками, Беф-Нимры. А Манасия, даже встретил знакомого, с которым ходил в засаду на Сигона и наконец-то смог всем доказать, что самого здорового Аморрея в ночной схватке, убил он, а не Ахор.
В тот же день, Иеффай и его отряд отправились на Север Галаада.
Область, в которую они шли, не была подвластна Аммонитянам, но была редко населена, так, как не была плодородной.
 Когда-то, здесь было царство Васанского царя Ога. Теперь здесь жили Израильтяне в редких и не больших городках и селениях, занимаясь скотоводством. Здесь же пролегали торговые пути в Сирию и Вавилон.

Гл.32


                Плен и побег Иеффая




Иеффай после гибели отца, не любил оставаться дома.
Он купил тетиву, сделал себе лук, который прятал в горах.
После того как город захватили Аммонитяне, появляться в городе с любым оружием, было запрещено.
 Проснувшись рано утром, Иеффай, брал с собой кусок лепешки, и уходил охотиться в горы. Иногда он бродил по городу, надеясь встретить знакомых. Но навстречу ему попадалось очень мало тех, кого он знал раньше.
Эти встречи не доставляли Иеффаю радости. В глазах у встречавшихся ему знакомых людей, не было радости, а только уныние и страх.

Погиб, Валам участвуя в вылазке против Аммонитян вместе с отцом Иеффая.
Умер от переедания, возле повозки с едой Дагир.
Вымерла во время голода, вся семья Вениамина.
 Только Алан — пасынок Вениамина проживал теперь в доме, где когда-то жили Малка и Пагиил. Мачеха Иеффая, тоже умерла во время голода, потихоньку отдавая свою еду раненому Иосифу и Иеффаю, дежурившему днем и ночью на городских стенах.
 В настоящее время, Иосиф уже поправился, но его правая рука, все еще плохо слушалась его.
Он ходил к берегу Иордана, где наемный пастух пас стадо, принадлежавшее Галааду и, перегнал овец, ближе к городу.
Отношения между Иосифом и Иеффаем, после смерти отца, заметно ухудшились.
 Иеффай не понимал причины, но, наталкиваясь на постоянную вражду со стороны брата, однажды сказал ему
; Я вижу, что ты не очень рад, тому, что я живу с тобой под одной крышей. Мне не надо от тебя ничего, Отдай мне рукописи деда и отдели для меня двадцать овец из стада, чтобы мне, было на что жить. После этого, я никогда, не появлюсь в этом доме.
Иосиф, словно ждал, когда Иеффай произнесет эти слова
; Почему, ты решил, что тебе, что-то принадлежит в этом доме. Ты возомнил о себе, что ты старший брат и теперь считаешь себя, главой семьи?
; Так знай, я был у старейшин, нашего города. Они хорошо осведомлены о том, кто ты на самом деле.
; Ты сын блудницы и не имеешь, никаких прав на наследство. Старшим в семье, теперь считаюсь я.
Иеффай молча, выслушал речь брата
; Но, я, ни на что не претендую — спокойно сказал он — Я прошу у тебя, лишь двадцать овец. Ты имеешь около трех сотен овец, я прошу малую часть.
; Ты не получишь не чего — зло выкрикнул Иосиф — если хочешь, можешь судиться со мной.
 Иеффай с болью в глазах, взглянул на брата, развернулся и направился к воротам. Как ему этого не хотелось, он все же решил идти  к старейшинам города.
Войдя к старейшинам, Иеффай обратил внимание, на устремленные на него хмурые взгляды.
Заранее, поняв, что его дело проиграно, Иеффай все-таки, обратился к старейшинам с просьбой, рассудить их с братом
; Но ведь, твоя мать, она действительно была блудницей. Есть свидетели, с той улицы, где она проживала.
; Ты рожден, вне брака. Где гарантия, что ты сын Галаада?- произнес один из старейшин.
Иеффай покраснел от гнева. Он медленно, обвел взглядом сидящих за столом, старейшин.
Не увидев ни в одном взгляде сочувствия к себе, Иеффай развернувшись, вышел вон.

Придя, домой, Иеффай достал из укромного места, завернутый в кожу, пояс на котором висели, меч и кинжал, подаренные ему Пагиилом в день обрезания.
Укладывая пояс в суму, вместе с рукописями деда, Иеффай услышал голос Иосифа
; Почему ты забираешь меч, кинжал и пояс? Эти вещи тоже принадлежат отцу, я давно искал их.
Иеффай повернувшись, усмехнулся
; Разве ты не знаешь, что за хранение оружия, полагается смертная казнь? Я просто хочу отнести и сдать это Аммонитянам, чтобы они не отрубили тебе голову.
 Иосиф замолчал, поджав губы.
 Иеффай, забросил мешок на плечо и, выйдя со двора, зашагал, вдоль по улице.
Раздумывая о том, где ему переночевать, Иеффай реши, попроситься на ночлег в дом к Алану. Когда Иеффай подходил к дому Алана, то увидел, что ворота его дома, были распахнуты, а Алан сидел на скамье во дворе и плакал.
; Что случилось, — спросил Иеффай, войдя во двор.
 Подросток, поднял на Иеффая мокрые глаза.
; Приходили Аммонитяне, они сказали, чтобы я завтра утром освободил этот дом. Он переходит городской казне и, в нем будет жить, начальник городской стражи Аммонитян. Мне сказали, чтобы я уходил к родственникам и поселился у них. Но у меня никого нет — Алан всхлипывал и размазывал слезы по щекам.
; Не плачь — сказал Иеффай — ты, же мужчина, будущий воин. Возьми из дома, теплое одеяло и пойдем со мной. Будем жить вместе.
Алан перестал плакать
; Ты, возьмешь, меня жить к себе?- успокаиваясь, но, все еще продолжая икать, спросил Алан
; Возьму — кивнул Иеффай — правда, у меня самого нет дома.
; Алан удивленно посмотрел на Иеффая
 — Твой дом, забрали Аммонитяне?
Но где же, мы тогда будем жить?
 Иеффай положил руку Алану на плечо
; Выживем. Господь, послал нам испытание и мы должны его пройти.
 Вдвоем ведь, легче, чем одному?- Алан согласно кивнул — Ну,  раз так, то беги за одеялом.
Алан опустил голову
; В доме ничего нет. Аммонитяне, все погрузили на повозки и увезли.
; Ну  не беда — сказал Иеффай — у меня есть огниво. У костра, мы не замерзнем и без одеяла.
Кивнув Алану, чтобы тот следовал за ним, Иеффай направился к выходу из двора.

Проходя, мимо стражников, у городских ворот, Иеффай, сильно рисковал.
 Вырази стражники, желание досмотреть его суму, и Иеффаю, не миновать смерти.
 Но стражники, видимо решили, что эти подросток и юноша, слишком молоды, чтобы замышлять, что-то опасное для Аммона, и не обратили внимания на их суму.
 
Войдя в лес,  Иеффай разгреб, ворох сухой травы и достал лук и толстую связку боевых стрел с коваными  наконечниками.
 Эти стрелы, Иеффай собрал на месте сражения, на следующий день, после взятия города Аммонитянами.

Они долго шли горными тропами, уходя, все дальше в горы.
По дороге, Иеффай подстрелил, несколько перепелов.
Солнце село и начали сгущаться сумерки, когда Иеффай, решил остановиться на ночлег.
 Он стал разделывать птиц, а Алана, попросил сложить из камней очаг и натаскать дров.

 Иеффай уже заканчивал с приготовлением птиц, когда вдруг услышал удивленный возглас Алана. Повернувшись на возглас, Иеффай увидел, что Алан, приглашает его подойти к нему.
Из-под кучи камней, от которой Алан, таскал камни для очага, виднелись остатки истлевшей кожаной сумы, а рядом на земле, лежали в большом количестве, серебряные монеты.

 Алан восхищенно смотрел на такое большое количество денег.
Когда они раскидали камни и увидели, сколько серебра спрятано под камнями, Иеффай озадаченно сказал
; Здесь столько серебра, что нам не унести его, даже вдвоем.
Позже, когда, они ужинали зажаренными перепелами, Иеффай сказал Алану
; Если человек, находит в себе силы, не обидеться на Бога, какое бы испытание Он ему не посылал. То Господь, всегда найдет способ, вознаградить человека за это.
 Так мне говорил, мой отец, теперь, я увидел это собственными глазами - и, обратившись к Алану, спросил
; Ты ведь не обиделся на Бога, за то, что тебя, Аммонитяне выгнали тебя из дома?
 Алан, отрицательно затряс головой.
; Нет. Я обиделся на Аммонитян, зачем они пришли в наш город? Из-за них погиб мой отец и умерла мама и братья.
Иеффай задумчиво помолчал
; За это, пожалуй, обижаться можно.

На следующее утро, Иеффай и Алан, взяли в суму столько серебра, сколько можно было долго нести не устав при этом. Остальное спрятали, выкопав яму прямо в ручье и заложив серебро сверху большими камнями. После чего, отправились на запад, надеясь переправиться через Иордан к Ефремлянам.

Подойдя к берегу реки, Иеффай заметил на середине реки лодку, где рыбаки, выбирали сеть. Иеффай попросил рыбаков, переправить их с Аланом, на другую сторону, пообещав за это хорошо заплатить.
 На, что рыбаки ответили
; Наш князь, запретил перевозить на наш берег, любых людей с этой стороны реки.
; Но мы, же Израильтяне, как и вы — в отчаянии крикнул Иеффай
; Нет — ответил один из рыбаков — Вы отдали свою землю, какую вам дал Моисей, Аммонитянам. За это, нет вам прощения.
; Они, что не знают, как жители нашего города бились с Аммонитянами,  и если бы не голод, то Аммонитяне до сих пор не смогли бы нас одолеть?- спросил Алан Иеффая.
; Все они знают — ответил Иеффай — но они отвечают, то, что приказал им их князь — Видимо, не суждено нам с тобой спокойно жить в земле Ефрема.
 Иеффай и Алан, пошли от Иордана на Восток в сторону Беф - Нимры.
 Ночуя у костров, охотясь по дороге на перепелов, а иногда покупая еду у встречавшихся на пути пастухов. Иеффай и Алан добрели до Беф - Нимры.

 На базарной площади, Иеффай повел Алана в харчевню, чтобы накормить его и поесть самому.
Серебро и лук со стрелами, они спрятали в лесу, не далеко от города, и собой имели, столько серебра, сколько им надо было, чтобы купить все необходимое.
В харчевне, куда Иеффай привел Алана, За столом сидели три человека с хмурым видом пили из чаш, вино. Они безразлично, окинули взглядом вошедших и отвернулись, продолжая пить вино.

Иеффай стал расплачиваться, за обед.
 Посетители, оживленно переглянулись, после того как Иеффай расплатившись с содержателем, стал привязывать увесистый кошелек к себе на пояс.
 Это не ускользнуло от внимания Иеффая и он, подталкивая впереди себя Алана, пошел к выходу. Посетители мрачного вида, поднялись и двинулись следом.
Иеффай и Алан, стали бродить по рынку, избегая заходить в безлюдные места.
 Но куда бы они, ни сворачивали, всюду Иеффай ощущал на себе, цепкий пристальный взгляд, упрямо идущих за ним людей из харчевни.
 Можно было обратиться к стражникам - Аммонитянам, то тут, то там маячившим на рынке.
Но, что он мог им сказать?  Привлекать к себе внимание Аммонитян, Иеффаю тоже не хотелось.
 Поняв, что от преследователей, никак не отвязаться. Иеффай развернулся и, подойдя к ним, напрямую спросил
; Чего вы хотите от нас? Почему вы всюду ходите за нами?
; Парень, по - моему тебе мешает ходить вот эта штука — сказал один из них и, обнажив в наглой
усмешке, сильно порченые зубы, потянулся рукой к кошельку Иеффая.
 Иеффай с места врезал гнилозубому ногой обутой в крепкий кожаный сандалий меж ног и, крикнув Алану, чтобы тот убегал, сам бросился бежать.
 Грабители бросились следом.
 Шум привлек стражников рынка и скоро как Иеффай с Аланом, так и грабители были схвачены стражниками.

Всех их привели и спустили в ямы находящиеся во дворе городской тюрьмы.
 Иеффай, был в яме с незнакомыми людьми.
 Алана и никого из грабителей в этой яме не было.
Продержав Иеффая в яме неделю на скудной пище, ему и другим людям, бывшим в этой яме, спустили однажды лестницу и потребовали, чтобы все вылезли наверх.
 Им связали за спиной руки и поставили посреди большого тюремного двора. Из других ям, тоже выводили людей и, связывая им руки, сгоняли в одну толпу.
 Иеффай, внимательно рассматривал людей, пытаясь увидеть Алана, но его нигде не было. Скоро, Иеффай, разглядел, троих грабителей. Они стояли вместе и о чем-то разговаривали. Иеффай, медленно, стараясь не привлекать, внимания стражников приблизился к ним.
Грабители, узнав его, устремили на него свои взгляды.
; Что с нами будет?- спросил Иеффай, подойдя к грабителям вплотную?
; Сейчас нас поведут мыть, переодевать, а за тем в блудничный дом, чтобы мы там попили вина и повеселились с женщинами — зло сказал гнилозубый, после чего, наставительно заговорил
— В Израиле, порядочный человек, сначала приветствует другого, затем называет себя и справляется о здоровье, а уж потом спрашивает о том, что его интересует. Из-за твоей не вежливости, все мы теперь здесь.
; Что ты рычишь на него — вмешался другой — по парню видно, что он хотя  и молод, но не робкого десятка, и неплохо дерется. Вон он как тебе врезал, ты до сих пор ходишь на раскоряку.
; Как тебя зовут парень?- обратился он к Иеффаю - Почему мы не видели тебя на рынке Беф-Нимры раньше.
Иеффай рассказал, кто он, откуда и что привело его и Алана в Беф-Нимру.
 Грабители тоже назвали свои имена.
тот, кто был с порчеными зубами, назвался Ахором, тот, кто вмешался в разговор, был Шева и еще один по имени Манасия.
; Мы бывшие стражники Беф - Нимбы — сказал Шева
— Когда старейшины, сдавали город Аммонитянам, то говорили нам, что ничего не изменится. Мы также останемся стражниками и, будем продолжать нести свою службу, на городских воротах и ночных улицах. Но уже через месяц, у нас отняли доспехи и оружие, и освободили от обязанностей.
 А еще через месяц хранение у себя оружия, стало караться смертью.
- Сам посуди, мы с юности умели только обращаться с оружием. Чем нам теперь зарабатывать на хлеб.
- Некоторых счастливцев, наняли Аммонитяне и отправили в Аммон, на границу с Измаильтянами. Им разрешили увезти с собой семьи и поселиться в приграничных селениях.
А нам, кто остался без дела, приходится промышлять грабежом, и грабить своих же соотечественников. Но, мы никогда, не забираем все. Тебе бы мы тоже оставили на жизнь.
; Я думаю крестьянину, который накопил себе на осла и приехал на рынок купить его, мало радости доставят те гроши, какие вы ему оставите. Отчего бы вам было не грабить Аммонитян?
 Шева сделал испуганное лицо
; Ты в своем уме? За Аммонитянина сразу смерть. Аммонитяне не успокоятся, и поднимут на ноги, всех стражников, пока не найдут, того, кто ограбил их соотечественника.
; Поэтому, вы трусливо грабите своих? - иронично произнес Иеффай.
; Не только. Мы с удовольствием вытряхиваем Аморреев и других пришельцев — сказал Шева, не обращая внимания на ироничный тон Иеффая.
; Стражники Аммона смотрят на это сквозь пальцы, лишь бы те не поднимали шума.
; А если, те, кого грабят, поднимают шум, то такие как вы оказываетесь здесь? - Заключил Иеффай.
Шева согласно кивнул.
; Мы всегда осторожно проделывали свою работу. Кто знал, что ты, вдруг захочешь спросить у нас, чего нам от тебя надо.
 Иеффай усмехнулся
; Выходит в том, что вы оказались здесь виноват я?
 Шева  отрицательно замотал головой
; Нет, виноват вот, этот придурок — он кивнул головой на Ахора — Если бы он сделал вид, что нам нет до тебя никакого дела, все бы обошлось. Правда, нам бы пришлось остаться без заработка.
Иеффай рассмеялся, ему стало смешно от того, как Шева назвал награбленное заработком.
; Смейся, смейся — укоризненно покивал головой Шева — Ты знаешь, куда нас всех погонят?
Иеффай вопросительно взглянул на него.
; На рудники Аммона. У них там рабы мрут как мухи, поэтому постоянно не хватает людей.
Иеффай безразлично пожал плечами и отвернулся, высматривая среди толпившихся вокруг людей Алана. За тем, опять повернулся к Шеве
; Ты сказал, что долго служил стражником в Беф-Нимре. Тебе не был знаком стражник, по Имени Вениамин?
 Шева пожал плечами
; Вениамин — имя распространенное. Как звали его отца? Чей он сын? Иеффай задумался. В Массифе Иаировой, Вениамина называли сыном Пагиила. Но в Беф-Нимре он жил под именем своего родного отца — подумал он.
; Он ходил добровольцем освобождать Ароер от Аморреев.
В разговор вмешался Ахор
; Я знал одного Вениамина из Беф-Нимры. Он командовал нами, когда мы сидели в засаде, подкарауливая Аморрейского самозванца.
; Тот Вениамин был геройский парень. Если бы мы тогда не подоспели вовремя на помощь группе, на которую вышел Сигон, им бы был конец.
; Та группа, какой вы пришли на помощь, ей командовал мой отец — сказал Иеффай
; Твой отец? - переспросил Ахор — В битве ему нет равных. Он успевал всюду. Если бы его не было в этой группе, то вряд ли кто из нее остался бы, жив.
; Ты рассказываешь про тот бой, когда здоровенный Аморрей съездил тебе кулаком по зубам, так, что ты вылетел из седла? - вступил в разговор Манасия.
Ахор нехорошо посмотрел на него
; Я тут же вскочил и проткнул его копьем.
; Копьем, его проткнул я — невозмутимо заявил Манасия — Ты достал его своим копьем, когда он уже мертвый падал с мула.
; Нет, ты его, только слегка оцарапал, а убил его я
; Хватит, надоели — прервал спорящих Шева — сколько лет прошло, а вы все никак не выясните, кто убил того Аморрея — и, обратившись к Иеффаю, спросил
; Почему ты спросил о Вениамине, это твой родственник?
; Нет — ответил Иеффай — Подросток, что был со мной — его сын.
; Правда?- удивился Шева — А с виду, похож на Аморрея.
; Жена Вениамина, была Аморреянкой
; Тогда, понятно — кивнул головой Шева и тут же спросил — Она умерла?
; Да, от голода, во время осады.
; Жители Массифы Иаривой молодцы - медленно проговорил Шева — Если бы все города Галаада, давали такой отпор Аммонитянам, их бы сейчас здесь не было.
; А, что с Вениамином?
; Вениамина, уже раненого,  убил Зараут.
Шева тяжело вздохнул
; Зараут забирает в Аммон бездомных подростков, чтобы потом сделать из них наемников, для своего войска
 Шева посмотрел на Иеффая.
 Иеффай, о чем-то думал, не слушая его.
Взглянув на Шеву, он спросил
; Среди этих людей, много таких же, как вы - бывших стражников.
Шева осмотрелся вокруг и кивнул головой
; Есть. По крайней мере, я уже видел, три или четыре человека.
; Их всех надо собрать вместе — сказал Иеффай.
; Ты, что-то задумал?- Шева с интересом посмотрел на Иеффая.
; Скажу позже, а пока ты и твои друзья пройдите по толпе и соберите людей, в которых уверенны.
Бывшие стражники, были уже в достойном возрасте, но, тем не менее, они не пререкаясь, не зная сами почему, пошли исполнять просьбу Иеффая.
 Скоро возле Иеффая собралось четырнадцать человек бывших стражников Беф-Нимры. Некоторые с сомнением смотрели на юного Иеффая. Но, узнав, что он сражался на стенах Массифы Иаировой, и чей он сын, несколько поубавили свое недоверие.
; Расскажи нам, что ты задумал парень? — обратился к Иеффаю один из подошедших,
; Все узнаете позже — ответил Иеффай, а пока просто держитесь рядом друг с другом.
; Ну что же, мудро — сказал спрашивающий — если среди нас окажется предатель, ему не в чем будет нас обвинить.
 Скоро на тюремный двор прибыл отряд стражников и, людей, выстраивая в колонну, стали выводить на улицу.
 Первыми из здания тюрьмы вывели подростков.
Иеффай увидел Алана. У подростков руки были свободны от веревок и шли они свободно.
 Алан, крутил во все стороны головой, пытаясь разглядеть в толпе Иеффая.
Иеффай, видел Алана, но, будучи со связанными руками не мог махнуть ему.
 Алан так и не увидев Иеффая, вышел за ворота тюрьмы вместе с другими подростками.
Стражники, пришедшие во двор, еще принесли с собой веревок.
Они связали арестованных по двенадцать человек, между собой и всех повели вслед за подростками на улицу.
За городом, их поджидала колонна, таких же, как они арестованных, собранных из других городов.
 Колона арестованных, из Беф-Нимры, пристроилась в хвосте и вся процессия, двинулась дальше на Запад.
Все арестованные, были раздеты и имели на себе, лишь набедренные повязки. Это было сделано за тем, чтобы раздетый пленник, если ему удастся сбежать, бросался в глаза своим видом.
А еще для того, чтобы у связанных веревкой арестованных, не было проблем с оправлением нужды.
 Один раз в день, стражник давал им не большой кусок лепешки, сунув его прямо в рот. Другой стражник, обходил арестованных, держа в руках, мех с водой.  Он давал глотнуть из него воды, всем по очереди.
Колонна подходила к Иогбеге и товарищи Иеффая, перестали ждать от него, каких либо действий. После прохождения Иогбеги, Израильских городов нет и сбежать там, будет намного труднее. Поэтому, они уныло ступали босыми ногами по раскаленной солнцем песчаной дороге.
Неожиданно Иеффай, поджал ноги и упал на спину. Но связывающие его с другими пленниками веревки, не давали Иеффаю плотно лечь на землю.
Ничего не понимающие, привязанные к нему его товарищи удивленно уставились на него. Иеффай, попросил их оттянуть его немного назад.
 Увидев замешательство в колонне, к ним уже спешил стражник, зловеще пощелкивая плетью. Подбежав, стражник, стал хлестать плетью Иеффая, и связанных с ним пленников требуя подняться и продолжить движение.
 Иеффай извиваясь, крутился насколько, позволяли связывающие его веревки, елозил спиной по песку, и делал вид, что не может подняться.
Стражник, перенес все удары на него, вкладывая в удары плетью всю силу.
 Удары оставляли на теле Иеффая кровавые полосы.
Наконец Иеффай быстро вскочил. Колонна тронулась, и стражник отошел от них.
 Товарищи Иеффая сочувственно смотрели на него, но Иеффай улыбался, не смотря на кровоточащие раны.
 
К вечеру, колонна подошла к Иогбеге и остановилась на ночлег.
 Ближними, кто привязан к Иеффаю веревкой были Шева и Манасия.
 Когда, сумерки сгустились, Иеффай, отталкиваясь от земли ногами, приблизился спиной к спине Шевы и стал, куском острого кремния, перепиливать тому веревку, связывающую руки.
Шева, когда руки его освободились, понял, что делать дальше. Он развязал руки Иеффаю и Манасии.
Стараясь не привлекать внимания Аммонитян, они все стали развязывать веревки на руках, другим пленникам.
; Мы будем ждать, пока освободятся все? – спросил Шева
; Нет — ответил Иеффай — как только освободятся  наши товарищи, я скажу, что делать. Мы все равно, не успеем освободить всех. Развязывайте, тех, кто рядом с вами.
 Скоро Иеффаю сообщили, что все бывшие стражники свободны.
; Сейчас, мы нападем на стражников Ближайшего костра — сказал Иеффай — отнимем у них копья и все бежим к лесу.
- До леса шагов четыреста, так, что соберите все свои силы. Нам, надо спешить, скоро взойдет луна и тогда шансов убежать и не быть пораженным брошенным копьем, будет мало.
- Пошли — тихо сказал Иеффай, и первый бросился к костру стражников Аммона. Его товарищи,  вскочив, последовали его примеру.

 Стражники ужинали, сидя у костра.
Услышав топот, множества ног, они обернулись. Увидев бегущих в их сторону, освободившихся пленников, Аммонитяне вскочили и бросились к стоявшим в пирамиде копьям.
Иеффай и один из Аммонитян одновременно подбежали к пирамиде с копьями. Но если целью Аммонитянина, было как можно скорее взять в руки копье, то целью Иеффая, был непосредственно Аммонитянин.
Иеффай выставил вперед, правое плече и всем своим весом налетел на Аммонитянина, протянувшего руку к копью.
 Аммонитянин далеко отлетел от пирамиды, а Иеффай быстро схватив, одно из копий, встал на пути у следующего Аммонитянина, поразив его копьем в живот.
 Его подбежавшие товарищи, быстро разбирали упавшие на землю копья. Остальные Аммонитские стражники, увидев, что путь к оружию отрезан, отбежали в сторону и стали, громко крича, звать своих товарищей от других костров.
; За мной — крикнул Иеффай и бросился в направлении леса, его товарищи, не отставая, следовали за ним
Те из пленников, кому посчастливилось быть развязанным, сначала с интересом наблюдали, чем кончиться схватка. Но когда увидели, что Иеффай и его товарищи, вооружились, обрели свободу и благополучно бегут к лесу, бросились за ними следом.
 Но время, было упущено. От других костров уже подбегали Аммонитянские стражники с копьями. Они стали преследовать, поздно спохватившихся беглецов.
 Аммонитяне, на ходу бросая копья, поразили  всех до единого человека, прежде чем кто-либо из них, сумел добежать, до леса. 

 Иеффай и его спутники, тем временем, углубились в лесную чащу. Они сбавили шаг, а за тем остановились, чтобы отдышаться и прислушаться.
 Погони, не было. Как и предположил Иеффай, соваться в ночной лес, Аммонитяне не решились. Немного отдохнув, Иеффай сказал людям, что пора подниматься и идти дальше.
Оставаться в лесу до рассвета, рискованно. Никто не знает, что Аммонитянам взбредет в голову.
 Его товарищи, послушно встали и последовали за ним. Никто, даже не посмел ему возразить. Все единодушно признали в нем лидера, не смотря на юный возраст.
 Два дня, беглецы, брели по горам, обходя стороной селения и держась в стороне от дорог.
 Все они страдали от голода. Время созревания лесных плодов еще не наступило и им, совсем, нечего было есть.
 Они пытались бить копьями рыбу в ручьях и не больших речках, но это у них не получалось, к тому же у них не было огнива, чтобы развести огонь.
 По ночам, они спали лежа на земле, тесно прижавшись, друг к другу.
Беглецы, не могли выспаться. На них не было одежды, и ночью их донимали насекомые.
 Несмотря на все лишения, Иеффай не услышал не одного слова недовольства.
 Радость от обретенной свободы уравновешивала, все невзгоды.
На третий день, когда беглецы остановились на привал и пребывали в унынии, от голода, прибежал радостный Ахор.
; Вставайте горемыки — радостно воскликнул он.
 Ахор тяжело переносил чувство голода, и когда другие на привале уныло сидели и отдыхали, он, взяв копье, всегда бродил вокруг в поисках еды.
; Там на склоне горы, я видел большое стадо овец. Правда, возле пастухов, я видел, четыре или пять огромных псов, но, что они сделают против наших копий.
 Иеффая, мало обрадовало такое предложение, в отношении собак. Он всегда помнил, как Агон спас его ценой своей жизни и даже сильное чувство голода, не смогло подавить его отношения к собакам.
; Мы, не будем нападать, на пастухов — заявил он.
 Это вызвало ропот среди беглецов
; Что же мы, тогда будем жрать! - злобно воскликнул Ахор — Зачем нам тогда, было убегать от Аммонитян?
; Чтобы сдохнуть с голоду?
; Я поговорю с пастухами, и они дадут нам овцу — ответил Иеффай.
 Ахор расхохотался
; Жди от нищего милостыни. С какой стати, они должны тебя кормить?
; Ты никогда не был пастухом — спокойно ответил Иеффай — среди пастухов есть правило — Накорми заблудившегося путника и уступи ему место в своем шатре, чтобы он мог отдохнуть.
Эти пастухи, они наверняка Евреи. Они не оставят нас  голодными.
Ахор, хотел, что-то возразить, но Шева сердито прикрикнул на него и он умолк.
Иеффай передал свое копье Шеве и отправился в ту сторону, где Ахор видел стадо.

 Когда Иеффай подошел к пастухам и приветствовал их, те настороженно стали разглядывать его.  Отец, учил Иеффая, что ничто в разговоре не располагает так к себе человека, как это делает откровенность.
 Поэтому он без утайки, рассказал пастухам свою историю, после того как убедился, что пастухи действительно Евреи.
Напряжение, на лицах пастухов сразу исчезло
; Мы тоже скрываемся здесь от Аммонитян — сказал ему пожилой пастух — Все мы, кто находится здесь, владельцы не больших стад овец.
; Мы объединились и ушли подальше в горы. Те подати, какие с нас требуют Аммонитяне, не посильны для нас.
; Если нас здесь найдут, нас ждет, то же, что ждало вас — рудники Аммона.
Иеффай издал условный свист и, из леса показались его спутники.
Когда они подошли, Шева, радостно обнялся с пожилым пастухом. Они оказались друзьями детства. Все пастухи, жили вблизи Беф-Нимры.
 Беглецы, поев горячей бараньей похлебки, выразили желание остаться с пастухами и помогать им. Тем более что город, где остались их семьи, не так далеко и есть возможность увидеться со своими близкими и родными.
 Иеффай заметил, как поскучнели лица пастухов, когда беглецы заговорили об этом.
Он поднялся со своего места
; Не поздно ли вы собрались менять свое занятие? - спросил Иеффай беглецов
 — Не для того пастухи, спрятали свои небольшие стада от Аммонитян, чтобы потом посадить вас на свою шею и кормить вас и ваши семьи. Чем вы можете, быть им полезны, если всю жизнь, зарабатывали, умея действовать, только копьем и мечем.
-Нет, братья, у нас свой путь, а у пастухов свой.
; Мы сможем защитить их, если сюда придут Аммонитяне — крикнул Ахор.
 Ему не хотелось оставлять такое уютное место. Где есть еда, а рядом дом и семья.
; Не думаю, что если нас здесь не будет, Аммонитяне найдут их.
 А вот если мы останемся, и вы будете шастать в город, чтобы видеться с близкими и родными.
То наверняка, найдется человек, который однажды узнает кого-то из вас и прельщенный вознаграждением донесет Аммонитянам о беглом каторжнике.
 Аммонитяне, выследив его, придут сюда и вам, спасая себя, придется бежать.
 А что делать пастухам? Им придется, бросив свои стада бежать вместе с вами и остаться нищими.
Или если Аммонитяне придут внезапно, пастухам придется идти на каторгу, а вас как беглых рабов, ждет смерть.-
Затем, Иеффай повернулся к Ахору
 — Зачем, ты обещаешь то, чего выполнить не в силах? Где ты видел, чтобы Аммонитяне совались в лес, имея меньше сотни людей?
; Кто этот юноша? - спросил пожилой пастух у своего друга Шевы.
 Тот пожал плечами
; Сын скотовода из Массифы Иаировой. Но в драке, не уступит лучшему бойцу и копьем владеет так, что иному бывалому стражнику следовало бы поучиться у него.
; Ты, береги его — сказал задумчиво пастух
 Парень в этом возрасте имеет такую мудрость, какой иные не имеют, дожив до седой бороды — и помолчав, добавил
 — Может быть, он, когда, ни будь, освободит Галаад.
 Беглецы, пристыженные речью Иеффая, стали подниматься с земли, собираясь идти дальше. Пожилой пастух, отошел со своими товарищами в сторону, что - то, горячо доказывая им.
; Постойте! - крикнул он беглецам, когда те уже отошли на десяток шагов
— Куда вы пойдете в таком виде? Вам ведь нельзя будет выйти из леса, чтобы не привлечь к себе внимание.
 Рано или поздно, вы вынуждены будете, кого ни будь ограбить, чтобы иметь еду и одежду.
 Останьтесь здесь и поживите несколько дней. Мы сходим в город, купим вам одежду и еды на дорогу.
Беглецы повеселели и с веселыми шутками, стали опять располагаться возле костра.
Спустя несколько дней. Иеффай и его люди прощались с пастухами.
 Иеффай обведя пастухов взглядом, сказал
; Теперь мы больше не беглые каторжники — и обратившись к бывшим стражникам Беф-Нимры, произнес
 — С этого дня, мы, отряд воинов Галаада. Так оставайтесь ими и никогда не обнажайте меча на угнетенных Аммонитянами жителей Галаада.
; Интересно, кто же, добровольно, будет снабжать, и кормить эту армию? - пробурчал Ахор.
 Иеффай кивнул на осла, нагруженного едой и палатками, подаренного им пастухами, затем указал на пастухов
 — Эти люди, потратили на нас столько серебра, сколько каждый из них, может заработать за год.
- Я думаю в Галааде они не единственные жители, кто захочет нам помочь
.
 Распрощавшись с пастухами, Иеффай повел своих людей на Север, в сторону Массифы Иаировой.
Пройдя, не большое расстояние, Иеффай объявил привал.
Удивленные люди, не понимая в чем дело, с недоумением посмотрели на него. Но Иеффай ничего им, не объясняя, скрылся в лесной чаще.
 Спутники Иеффая уже начали сомневаться, вернется ли он вообще, когда Иеффай вышел из кустов.
На его поясе, висели меч и кинжал, а в руках он держал лук и толстый пучок боевых стрел.
Отряд двинулся дальше. НА этот раз, они не старались уходить далеко от дорог. По дорогам они передвигались быстрее, чем, петляя горными тропами. Но двигаться предпочитали ночью.
 По дороге, Ахор спросил Иеффая
; Объясни мне, чем мы будем заниматься в дальнейшем? Так или иначе, но чтобы жить, нам придется грабить. Ничего другого я не вижу. Еда, какую нам дали пастухи, скоро закончится. Так чего мы ждем?
; Здесь хорошие места. По дорогам проезжают купцы, а рядом лес и горы.
; Да — ответил Иеффай — другого выхода у нас нет. Но здесь густонаселенная местность. Если мы ограбим купца Аммонитянина. Стражники Аммонитяне, заподозрят в этом местное население, а чтобы отчитаться перед начальством. Возьмут, кого попало, и обвинят в грабеже.
Мы уйдем подальше от селений, где проходит торговый путь.
; Но пока мы доберемся до такого места, мы сдохнем с голоду — возмутился Ахор.
 Иеффай промолчал.

 Не доходя до Массифы Иаировой, Иеффай повел людей от дороги в горы, где они остановились, чтобы переждать день.
Когда готовили еду, Шева подошел к Иеффаю
; У нас почти не осталось еды — сказал он — может, приготовим обед скромнее, чем обычно?
; Готовьте столько, сколько надо, чтобы люди насытились — Ответил Иеффай.
; Конечно, сегодня сожрем все, а завтра будем глазеть друг на друга голодными глазами — проворчал Ахор, слышавший этот разговор.
 Иеффай повернулся к Ахору
; Выброси из ручья, вон те камни — сказал Иеффай, указывая на кучу камней островком торчащую из ручья.
; Ты что о себе возомнил? - возмутился Ахор — Я вдвое старше тебя, кто тебя назначил командовать надо мной?
; Иеффай командует всеми нами — грубо оборвал крик Ахора Шева — и все мы исполняем его приказы.
; Тебе мало того, что благодаря ему мы здесь, а не таскаем камни на рудниках Аммона.
; Если тебе стыдно выполнять его приказы, мы не держим тебя в нашем отряде.
 Ахор сузил глаза, зло, глядя на Шеву
; А, ты выходит его ближайший помощник?
; Он меня им не назначал — ответил Шева — но я знаю твою гнилую натуру. От тебя всегда, только одни неприятности.-
Шева обернулся к  товарищам, молчаливо наблюдавшими за перебранкой
 — Нам пора выбрать командира. Я предлагаю назначить командиром - Иеффая. Кто согласен со мной, пусть подойдет и станет возле меня.
 Стражники один, за другим потянулись к Шеве.
 Скоро Ахор остался в одиночестве. Оглянувшись по сторонам, словно убеждаясь в том, что возле него никого не осталось, Ахор тоже не спеша, подошел к остальным.
На лице Иеффая не дрогнул ни один мускул. Ни радости, ни разочарования, ни восторга, ни испуга, ни даже благодарности за оказанное доверие, ничего не отразилось в глазах Иеффая.
Он смотрел на людей прямо и сосредоточенно. Словно стал командиром, не только, что, а командовал этими людьми  давно. Хотя на самом деле, так оно и было.
; Шева, назначается моим помощником,  по всем вопросам — произнес Иеффай
 — Ну, что Ахор? - спросил Иеффай, обращаясь к Ахору — Ты, будешь вытаскивать камни из ручья?
; А, ты мне можешь объяснить, для чего я это должен делать? - огрызнулся Ахор
Иеффай, молча, шагнул в ручей и стал выбрасывать из него камни на берег.
 Воины, ничего не понимая, наблюдали за Иеффаем, пока он не нагнулся и, зачерпнув пригоршнями серебряные монеты,  швырнул их под ноги воинам.
Воины, оторопело застыли, а Иеффай все выбрасывал и выбрасывал серебро на берег.
Первым опомнился Ахор
; Серебро! - громко крикнул он и, упав на колени, стал быстро собирать монеты и засовывать их за пазуху.
; Воины, наблюдая за действиями Ахора сначала потихоньку, а затем все громче начали смеяться.
Иеффай, собрав на дне последние монеты, выбросив их на берег и увидев  Ахора, ползающего по земле, тоже расхохотался.
 Халат Ахора, на животе разошелся, из него высыпались монеты, а он, ползая по земле, продолжал собирать серебряные монеты и бросать их за пазуху.
 Ахор, придя в себя, поднял глаза на смеющихся  товарищей.
Увидев, что над ним, все смеются, развязал пояс и высыпал все монеты на землю. Затем опять посмотрел на смеющихся товарищей и начал хохотать вместе с ними.
В эту ночь воины не отправились в путь, как обычно, а заночевали здесь же у ручья.
 Когда, все воины улеглись спать и, послышалось их сонное сопение, Шева спросил Иеффая
; Что мы будем делать с Ахором? Он так не надежен и ему опасно, что-либо доверить. Может, дать ему серебра и пусть идет своей дорогой?
 Иеффай отрицательно покачал головой
; Нет Шева, Ахор останется с нами. Мы ведь все вместе вырвались из плена.
; Я не имею, ничего против — произнес Шева — Но, то дело, каким, мы будем заниматься. Здесь нужны надежные люди, на которых можно положиться. А, Ахор? Я не знаю, чего от него можно ожидать.
; Неприятностей — задумчиво ответил Иеффай — Ахор, будет приносить нам неприятности.
; Тогда, зачем он нужен нам? Если мы знаем, что он будет приносить нам, только неприятности?
; Потому, что мы знаем, кто нам неприятности может доставить — улыбаясь, ответил Иеффай. Шева ничего, не понимая, посмотрел на Иеффая
; Я, не понимаю тебя, объясни мне, если можешь.
Иеффай помолчал, затем пошевелил палкой угли в костре
; Господь, создал этот мир правильно. Но люди, не желая понять этот мир, хотят иметь от него, только хорошее. Они разделили мир на добро и зло, не понимая, что все это от Бога. Что добро и зло, всегда идут рука об руку, как две сестры близнеца.
; Если ты будешь, любить только одну из сестер, какая есть добро, то она может обидеться за свою сестру и превратится во зло — Иеффай замолчал.
 Шева ничего, не понимая, продолжал смотреть на него. Иеффай взглянув на Шеву, улыбнулся
; Не забывай, что это две женщины, и обе хотят к себе внимания. Но если добро, хочет, чтобы ты был добр и сам умел творить добро. То зло, хочет, чтобы ты помнил о нем и умел терпеть и переносить его, оставаясь при этом добрым.
Ахор — это наш соблазн и наши неприятности. Соблазн — если мы дадим ему серебра и прогоним от себя, чтобы уйти от неприятностей.
; И неприятности, — какие всегда с нами и будут действовать на нас, как холодная вода из ручья, которой мы умываемся, чтобы взбодрить себя после сна.
; Я удивляюсь — сказал Шева — ты так молод, откуда у тебя такие знания о жизни?
; У меня создается впечатление, что я разговариваю с человеком, старше себя.
 Иеффай пожал плечами
; Мой отец, очень много знал, из того, о чем я тебе сейчас говорю.
Мой дед, будучи начальником городского рынка. Встретил однажды человека, который уговорил его купить рукописи, в которых говорилось об истории Еврейского народа и законах, данных Богом Моисею.
 Но самое главное, это если человек сам обращается к Богу с просьбой ответить на волнующие его вопросы.
 Если каждый день, засыпая, человек забывает об этом мире и обращает свои мысли к Богу. А просыпаясь поутру, вспоминает Бога. Господь будет посылать ему правильные мысли и словно за руку вести по трудным дорогам жизни.
 Ведь, какая мне польза, если я, ложась спать, думаю о том, что мне надо сделать завтра. Если, проснувшись утром, я все равно поменяю свое решение, взглянув на свои проблемы свежим взглядом?
 Или, что толку, сокрушаться и сожалеть о том, что уже произошло и говорить себе
Эх, если бы я знал  что выйдет так худо, то поступил бы по-другому. Ведь все уже произошло, и изменить ничего не возможно. Надо готовить себя, чтобы быть умнее в следующий раз. А для этого надо, чтобы Господь дал тебе правильный совет.
 А Он может дать его лишь тому, кто с любовью направляет к Нему свои мысли. И чаще всего, тогда, когда человек спит и его сознание, не занято мирскими заботами.
 Шева с интересом посмотрел на Иеффая
; И что, во сне ты видишь Бога, и он Он дает тебе советы?
Иеффай улыбнулся
; Бога невозможно увидеть, и он не говорит словами подобно человеку. Но когда ты принимаешь, то или иное решение — Иеффай приложил руку к груди
 — Вот здесь, возникают боль или радость, в зависимости от того правильное оно или нет.
 Шева задумался
; Сегодня, ты выбрасывал серебро из ручья. Ахор, бросился собирать его и, лицо у него радостно сияло. Но все стоящие рядом, понимали, что он поступает не правильно.
 Я опять перестаю понимать тебя.
; Ахор не верит Богу, хотя и называет себя Благоверным Израильтянином.
- Душами таких людей управляют не любовь и здравомыслие, а страсть и страх.
- Я сегодня и так рассказал тебе много — прервал разговор Иеффай — Давай и мы ляжем спать.

На следующий день, встав рано утром, Иеффай разбудил остальных.
- Нам надо, одного человека послать в город, чтобы он купил продуктов - сказал он -  Остальные останутся ждать его здесь, и неожиданно для всех определил для этой цели Ахора.
 Тот радостно засобирался.
 Ахор, взял с собой серебро, для покупки продуктов, осла и скоро скрылся за выступом скалы.
 Как только Ахор пропал из вида, Иеффай взял серебра втрое больше, чем дал Ахору и, сказав Шеве и Манасии, чтобы они следовали за ним, отправился следом за Ахором.
Иеффай и его спутники двигались быстро и скоро нагнали Ахора.
 Тот уже ехал сидя верхом на осле.
 Иеффай знаком показал спутникам, чтобы они не окликали Ахора и осторожно пошли следом.
 После того как Ахор выехал на чистое пространство возле дороги, Иеффай сделал знак, чтобы его спутники остановились.
Они стали наблюдать за Ахором из-за камней.
 Ахор выехав на дорогу, не поехал к городу, а, подстегивая осла, погнал его быстрым шагом в обратную сторону.
; Подлец — возмутился Манасия и, повернувшись к Иеффаю, сказал
 — Дай мне твой кинжал, я догоню и прирежу его.
; Не надо — ответил Иеффай — Вряд ли украденное серебро принесет ему пользу - и, повернувшись, посмотрел на Шеву.
 Тот понимающе кивнул.
; Пойдите в город, купите двух ослов, котел и побольше продуктов — обратился Иеффай к спутникам
— Путь нам предстоит дальний — и, повернувшись в сторону гор, зашагал к лагерю.
Вечером, когда вернулись, Шева и Манасия, воины, которые оставались в лагере, встретили их радостными возгласами.
Они уже знали, что Ахор сбежал, прихватив с собой серебро и осла.
Шева. вместо двух нагруженных провизией ослов, привел трех, и все они были нагружены продуктами.
Кроме того, Шева прикупил еще, несколько шерстяных одеял и у него еще осталось серебро. Он положил его в общую суму с серебром.
; В этом городе — сказал он — все намного дешевле, чем в Беф-Нимре. Я подумал, зачем оставлять серебро, купил еще одного осла и нагрузил его провизией.
; Ты все сделал правильно — ответил Иеффай,
 Он остался доволен поступком Шевы, так как специально дал ему серебра больше, чем нужно для покупок. Чтобы убедиться, что Шева откровенен в своих поступках.
 Сытно поужинав и переночевав еще одну ночь у ручья, Иеффай и его спутники, двинулись на Север горными тропами.
Через день, путники вышли на довольно большое пастбище, где паслось большое стадо овец. Спутники Иеффая удивились, когда увидели, что собаки охранявшие стадо. Сначала бросились на Иеффая с лаем, а затем вдруг стали радостно прыгать вокруг него.
От шатра, стоящего возле ручья, на встречу Иеффаю, робкими шагами, приближались два пастуха. Когда они приблизились, Иеффай приветствовал их.

 Это были Иосиф и Рувим - братья Иеффая.
; Ты пришел, спросить с меня, за то, что я выгнал тебя из дома? - обреченно спросил Иосиф
 — Не трогай Рувима, он не виноват в том, что сделал я.
 Иеффай шагнул навстречу Иосифу
; О чем ты говоришь брат? — Иеффай раскрыл объятья, чтобы обнять брата. Иосиф не смело шагнул на встречу Иеффаю, и они обнялись.
 Обняв Рувима, Иеффай махнул своим людям, чтобы они подошли ближе.
 Пока путники приближались, Иосиф спросил
; Кто эти люди с тобой? Вы разбойники?
 Иеффай усмехнулся
; Для Аммонитян — да, а Израильтянам, не продавшим им свою душу, нас опасаться не зачем. Иосиф понимающе покивал головой.
 Иеффай сказал путникам, чтобы они ставили шатры, и обратился к Иосифу с просьбой, продать ему одного барана на ужин, для его людей.
 Иосиф удивился
; Ты у них за главаря?
; За командира — поправил его Иеффай.
; Конечно, я возвращу тебе, двадцать овец, каких ты просил — ответил Иосиф. В глазах его опять появился испуг.
 Иеффай положил руку Иосифу на плечо
; У меня достаточно серебра, чтобы заплатить тебе. Я ничего не собираюсь себе возвращать. Если Господу, было угодно, чтобы я ушел из дома без ничего, то пусть так и будет.
; Я не имею к тебе никаких претензий. Почему ты не хочешь понять это?
 Иосиф, кликнул Рувима и они, вдвоем выбрав молодую овцу, стали готовить из нее ужин для Иосифа и его людей.
 Иеффай выбрав момент, подошел к Иосифу и протянул ему раскрытую ладонь, на которой лежали монеты по количеству в полтора раза превышающие цену овцы.
Иосиф отрицательно покачал головой
; Я не возьму с тебя денег.
 Иеффай убрал деньги
; Тогда спасибо брат — сказал он — Мне будет приятно сообщить своим друзьям, что этот ужин устроил им мой брат.
 К ужину Иосиф вытащил и принес к костру большой кувшин вина — все запасы, какие были у них с Рувимом.
За ужином, Иеффай спросил Иосифа
; Скажи, что стало с теми стражниками, какие выжили после осады, Массифы Иаировой?
Иосиф перестал жевать и задумался
; В город приезжал Омин — главный военачальник  Зараута.
 Он объявил, что всех бывших стражников Массифы Иаировой, а также тех, кто еще не стар и умеет владеть оружием. Зарааут приглашает жить в Аммон и стать его подданными.
 Все они получат в Аммоне жилье и, будут служить царю Аммонитян.
 Многие согласились и уехали, потому, что служить в Массифе Иаировой им никто не предлагал. Но еще больше осталось, они работают на рынке, перебиваясь случайной работой, а также идут пастухами и на поденную работу, на поля.
 Многие хотели перебраться за Иордан, но Ефремляне, никого не пускают к себе. Они кричат, что Галаадитяне предатели — сами сдали свои города Аммонитянам.
 А, ты -  спросил в свою очередь Иосиф — Можешь рассказать мне, как жил все это время? Иеффай, ничего не скрывая, обо всем рассказал Иосифу.
; Значит, Алана угнали в Аммон — опустил голову Иосиф — Наверное, в этом есть и моя вина. Ты прости меня брат. Если захочешь, можешь опять вернуться в наш дом. Мы с братьями выделим тебе твою долю от стада.
Иеффай положил руку брату на плечо.
; Я не могу этого сделать брат — сказал он — Аммонитяне, если узнают обо мне, не замедлят лишить меня жизни.
 Иосиф, вздохнув, согласно кивнул.
; Ты можешь выполнить мою просьбу? спросил Иеффай.
 Иосиф согласно кивнул.
; Сходи, завтра в город и скажи бывшим стражникам, какие ищут работу на рынке, что для них есть подходящая работа. Тех, кто согласится, приведи сюда.
; Мне говорить им какая работа их ждет? - поинтересовался Иосиф.
; Нет, пока они не придут сюда, этого они знать не должны.

На следующий день, Иосиф сев на осла, отправился в город.
Вернулся Иосиф, только через пять дней. Иеффай и Рувим уже начали беспокоиться, предполагая самое худшее.
 Иосиф вернулся, ведя за собой около четырех десятков человек. Все они, по дороге требовали от Иосифа, чтобы он рассказал, что за работа их ожидает и Иосиф, уступив их просьбам, все- таки рассказал им предположительно род их занятий в будущем.
Стражники Массифы Иаировой, знакомились со стражниками, Беф-Нимры. А Манасия, даже встретил знакомого, с которым ходил в засаду на Сигона и наконец-то смог всем доказать, что самого здорового Аморрея в ночной схватке, убил он, а не Ахор.
В тот же день, Иеффай и его отряд отправились на Север Галаада.
Область, в которую они шли, не была подвластна Аммонитянам, но была редко населена, так, как не была плодородной.
 Когда-то, здесь было царство Васанского царя Ога. Теперь здесь жили Израильтяне в редких и не больших городках и селениях, занимаясь скотоводством. Здесь же пролегали торговые пути в Сирию и Вавилон.

Гл.32


                Плен и побег Иеффая




Иеффай после гибели отца, не любил оставаться дома.
Он купил тетиву, сделал себе лук, который прятал в горах.
После того как город захватили Аммонитяне, появляться в городе с любым оружием, было запрещено.
 Проснувшись рано утром, Иеффай, брал с собой кусок лепешки, и уходил охотиться в горы. Иногда он бродил по городу, надеясь встретить знакомых. Но навстречу ему попадалось очень мало тех, кого он знал раньше.
Эти встречи не доставляли Иеффаю радости. В глазах у встречавшихся ему знакомых людей, не было радости, а только уныние и страх.

Погиб, Валам участвуя в вылазке против Аммонитян вместе с отцом Иеффая.
Умер от переедания, возле повозки с едой Дагир.
Вымерла во время голода, вся семья Вениамина.
 Только Алан — пасынок Вениамина проживал теперь в доме, где когда-то жили Малка и Пагиил. Мачеха Иеффая, тоже умерла во время голода, потихоньку отдавая свою еду раненому Иосифу и Иеффаю, дежурившему днем и ночью на городских стенах.
 В настоящее время, Иосиф уже поправился, но его правая рука, все еще плохо слушалась его.
Он ходил к берегу Иордана, где наемный пастух пас стадо, принадлежавшее Галааду и, перегнал овец, ближе к городу.
Отношения между Иосифом и Иеффаем, после смерти отца, заметно ухудшились.
 Иеффай не понимал причины, но, наталкиваясь на постоянную вражду со стороны брата, однажды сказал ему
; Я вижу, что ты не очень рад, тому, что я живу с тобой под одной крышей. Мне не надо от тебя ничего, Отдай мне рукописи деда и отдели для меня двадцать овец из стада, чтобы мне, было на что жить. После этого, я никогда, не появлюсь в этом доме.
Иосиф, словно ждал, когда Иеффай произнесет эти слова
; Почему, ты решил, что тебе, что-то принадлежит в этом доме. Ты возомнил о себе, что ты старший брат и теперь считаешь себя, главой семьи?
; Так знай, я был у старейшин, нашего города. Они хорошо осведомлены о том, кто ты на самом деле.
; Ты сын блудницы и не имеешь, никаких прав на наследство. Старшим в семье, теперь считаюсь я.
Иеффай молча, выслушал речь брата
; Но, я, ни на что не претендую — спокойно сказал он — Я прошу у тебя, лишь двадцать овец. Ты имеешь около трех сотен овец, я прошу малую часть.
; Ты не получишь не чего — зло выкрикнул Иосиф — если хочешь, можешь судиться со мной.
 Иеффай с болью в глазах, взглянул на брата, развернулся и направился к воротам. Как ему этого не хотелось, он все же решил идти  к старейшинам города.
Войдя к старейшинам, Иеффай обратил внимание, на устремленные на него хмурые взгляды.
Заранее, поняв, что его дело проиграно, Иеффай все-таки, обратился к старейшинам с просьбой, рассудить их с братом
; Но ведь, твоя мать, она действительно была блудницей. Есть свидетели, с той улицы, где она проживала.
; Ты рожден, вне брака. Где гарантия, что ты сын Галаада?- произнес один из старейшин.
Иеффай покраснел от гнева. Он медленно, обвел взглядом сидящих за столом, старейшин.
Не увидев ни в одном взгляде сочувствия к себе, Иеффай развернувшись, вышел вон.

Придя, домой, Иеффай достал из укромного места, завернутый в кожу, пояс на котором висели, меч и кинжал, подаренные ему Пагиилом в день обрезания.
Укладывая пояс в суму, вместе с рукописями деда, Иеффай услышал голос Иосифа
; Почему ты забираешь меч, кинжал и пояс? Эти вещи тоже принадлежат отцу, я давно искал их.
Иеффай повернувшись, усмехнулся
; Разве ты не знаешь, что за хранение оружия, полагается смертная казнь? Я просто хочу отнести и сдать это Аммонитянам, чтобы они не отрубили тебе голову.
 Иосиф замолчал, поджав губы.
 Иеффай, забросил мешок на плечо и, выйдя со двора, зашагал, вдоль по улице.
Раздумывая о том, где ему переночевать, Иеффай реши, попроситься на ночлег в дом к Алану. Когда Иеффай подходил к дому Алана, то увидел, что ворота его дома, были распахнуты, а Алан сидел на скамье во дворе и плакал.
; Что случилось, — спросил Иеффай, войдя во двор.
 Подросток, поднял на Иеффая мокрые глаза.
; Приходили Аммонитяне, они сказали, чтобы я завтра утром освободил этот дом. Он переходит городской казне и, в нем будет жить, начальник городской стражи Аммонитян. Мне сказали, чтобы я уходил к родственникам и поселился у них. Но у меня никого нет — Алан всхлипывал и размазывал слезы по щекам.
; Не плачь — сказал Иеффай — ты, же мужчина, будущий воин. Возьми из дома, теплое одеяло и пойдем со мной. Будем жить вместе.
Алан перестал плакать
; Ты, возьмешь, меня жить к себе?- успокаиваясь, но, все еще продолжая икать, спросил Алан
; Возьму — кивнул Иеффай — правда, у меня самого нет дома.
; Алан удивленно посмотрел на Иеффая
 — Твой дом, забрали Аммонитяне?
Но где же, мы тогда будем жить?
 Иеффай положил руку Алану на плечо
; Выживем. Господь, послал нам испытание и мы должны его пройти.
 Вдвоем ведь, легче, чем одному?- Алан согласно кивнул — Ну,  раз так, то беги за одеялом.
Алан опустил голову
; В доме ничего нет. Аммонитяне, все погрузили на повозки и увезли.
; Ну  не беда — сказал Иеффай — у меня есть огниво. У костра, мы не замерзнем и без одеяла.
Кивнув Алану, чтобы тот следовал за ним, Иеффай направился к выходу из двора.

Проходя, мимо стражников, у городских ворот, Иеффай, сильно рисковал.
 Вырази стражники, желание досмотреть его суму, и Иеффаю, не миновать смерти.
 Но стражники, видимо решили, что эти подросток и юноша, слишком молоды, чтобы замышлять, что-то опасное для Аммона, и не обратили внимания на их суму.
 
Войдя в лес,  Иеффай разгреб, ворох сухой травы и достал лук и толстую связку боевых стрел с коваными  наконечниками.
 Эти стрелы, Иеффай собрал на месте сражения, на следующий день, после взятия города Аммонитянами.

Они долго шли горными тропами, уходя, все дальше в горы.
По дороге, Иеффай подстрелил, несколько перепелов.
Солнце село и начали сгущаться сумерки, когда Иеффай, решил остановиться на ночлег.
 Он стал разделывать птиц, а Алана, попросил сложить из камней очаг и натаскать дров.

 Иеффай уже заканчивал с приготовлением птиц, когда вдруг услышал удивленный возглас Алана. Повернувшись на возглас, Иеффай увидел, что Алан, приглашает его подойти к нему.
Из-под кучи камней, от которой Алан, таскал камни для очага, виднелись остатки истлевшей кожаной сумы, а рядом на земле, лежали в большом количестве, серебряные монеты.

 Алан восхищенно смотрел на такое большое количество денег.
Когда они раскидали камни и увидели, сколько серебра спрятано под камнями, Иеффай озадаченно сказал
; Здесь столько серебра, что нам не унести его, даже вдвоем.
Позже, когда, они ужинали зажаренными перепелами, Иеффай сказал Алану
; Если человек, находит в себе силы, не обидеться на Бога, какое бы испытание Он ему не посылал. То Господь, всегда найдет способ, вознаградить человека за это.
 Так мне говорил, мой отец, теперь, я увидел это собственными глазами - и, обратившись к Алану, спросил
; Ты ведь не обиделся на Бога, за то, что тебя, Аммонитяне выгнали тебя из дома?
 Алан, отрицательно затряс головой.
; Нет. Я обиделся на Аммонитян, зачем они пришли в наш город? Из-за них погиб мой отец и умерла мама и братья.
Иеффай задумчиво помолчал
; За это, пожалуй, обижаться можно.

На следующее утро, Иеффай и Алан, взяли в суму столько серебра, сколько можно было долго нести не устав при этом. Остальное спрятали, выкопав яму прямо в ручье и заложив серебро сверху большими камнями. После чего, отправились на запад, надеясь переправиться через Иордан к Ефремлянам.

Подойдя к берегу реки, Иеффай заметил на середине реки лодку, где рыбаки, выбирали сеть. Иеффай попросил рыбаков, переправить их с Аланом, на другую сторону, пообещав за это хорошо заплатить.
 На, что рыбаки ответили
; Наш князь, запретил перевозить на наш берег, любых людей с этой стороны реки.
; Но мы, же Израильтяне, как и вы — в отчаянии крикнул Иеффай
; Нет — ответил один из рыбаков — Вы отдали свою землю, какую вам дал Моисей, Аммонитянам. За это, нет вам прощения.
; Они, что не знают, как жители нашего города бились с Аммонитянами,  и если бы не голод, то Аммонитяне до сих пор не смогли бы нас одолеть?- спросил Алан Иеффая.
; Все они знают — ответил Иеффай — но они отвечают, то, что приказал им их князь — Видимо, не суждено нам с тобой спокойно жить в земле Ефрема.
 Иеффай и Алан, пошли от Иордана на Восток в сторону Беф - Нимры.
 Ночуя у костров, охотясь по дороге на перепелов, а иногда покупая еду у встречавшихся на пути пастухов. Иеффай и Алан добрели до Беф - Нимры.

 На базарной площади, Иеффай повел Алана в харчевню, чтобы накормить его и поесть самому.
Серебро и лук со стрелами, они спрятали в лесу, не далеко от города, и собой имели, столько серебра, сколько им надо было, чтобы купить все необходимое.
В харчевне, куда Иеффай привел Алана, За столом сидели три человека с хмурым видом пили из чаш, вино. Они безразлично, окинули взглядом вошедших и отвернулись, продолжая пить вино.

Иеффай стал расплачиваться, за обед.
 Посетители, оживленно переглянулись, после того как Иеффай расплатившись с содержателем, стал привязывать увесистый кошелек к себе на пояс.
 Это не ускользнуло от внимания Иеффая и он, подталкивая впереди себя Алана, пошел к выходу. Посетители мрачного вида, поднялись и двинулись следом.
Иеффай и Алан, стали бродить по рынку, избегая заходить в безлюдные места.
 Но куда бы они, ни сворачивали, всюду Иеффай ощущал на себе, цепкий пристальный взгляд, упрямо идущих за ним людей из харчевни.
 Можно было обратиться к стражникам - Аммонитянам, то тут, то там маячившим на рынке.
Но, что он мог им сказать?  Привлекать к себе внимание Аммонитян, Иеффаю тоже не хотелось.
 Поняв, что от преследователей, никак не отвязаться. Иеффай развернулся и, подойдя к ним, напрямую спросил
; Чего вы хотите от нас? Почему вы всюду ходите за нами?
; Парень, по - моему тебе мешает ходить вот эта штука — сказал один из них и, обнажив в наглой
усмешке, сильно порченые зубы, потянулся рукой к кошельку Иеффая.
 Иеффай с места врезал гнилозубому ногой обутой в крепкий кожаный сандалий меж ног и, крикнув Алану, чтобы тот убегал, сам бросился бежать.
 Грабители бросились следом.
 Шум привлек стражников рынка и скоро как Иеффай с Аланом, так и грабители были схвачены стражниками.

Всех их привели и спустили в ямы находящиеся во дворе городской тюрьмы.
 Иеффай, был в яме с незнакомыми людьми.
 Алана и никого из грабителей в этой яме не было.
Продержав Иеффая в яме неделю на скудной пище, ему и другим людям, бывшим в этой яме, спустили однажды лестницу и потребовали, чтобы все вылезли наверх.
 Им связали за спиной руки и поставили посреди большого тюремного двора. Из других ям, тоже выводили людей и, связывая им руки, сгоняли в одну толпу.
 Иеффай, внимательно рассматривал людей, пытаясь увидеть Алана, но его нигде не было. Скоро, Иеффай, разглядел, троих грабителей. Они стояли вместе и о чем-то разговаривали. Иеффай, медленно, стараясь не привлекать, внимания стражников приблизился к ним.
Грабители, узнав его, устремили на него свои взгляды.
; Что с нами будет?- спросил Иеффай, подойдя к грабителям вплотную?
; Сейчас нас поведут мыть, переодевать, а за тем в блудничный дом, чтобы мы там попили вина и повеселились с женщинами — зло сказал гнилозубый, после чего, наставительно заговорил
— В Израиле, порядочный человек, сначала приветствует другого, затем называет себя и справляется о здоровье, а уж потом спрашивает о том, что его интересует. Из-за твоей не вежливости, все мы теперь здесь.
; Что ты рычишь на него — вмешался другой — по парню видно, что он хотя  и молод, но не робкого десятка, и неплохо дерется. Вон он как тебе врезал, ты до сих пор ходишь на раскоряку.
; Как тебя зовут парень?- обратился он к Иеффаю - Почему мы не видели тебя на рынке Беф-Нимры раньше.
Иеффай рассказал, кто он, откуда и что привело его и Алана в Беф-Нимру.
 Грабители тоже назвали свои имена.
тот, кто был с порчеными зубами, назвался Ахором, тот, кто вмешался в разговор, был Шева и еще один по имени Манасия.
; Мы бывшие стражники Беф - Нимбы — сказал Шева
— Когда старейшины, сдавали город Аммонитянам, то говорили нам, что ничего не изменится. Мы также останемся стражниками и, будем продолжать нести свою службу, на городских воротах и ночных улицах. Но уже через месяц, у нас отняли доспехи и оружие, и освободили от обязанностей.
 А еще через месяц хранение у себя оружия, стало караться смертью.
- Сам посуди, мы с юности умели только обращаться с оружием. Чем нам теперь зарабатывать на хлеб.
- Некоторых счастливцев, наняли Аммонитяне и отправили в Аммон, на границу с Измаильтянами. Им разрешили увезти с собой семьи и поселиться в приграничных селениях.
А нам, кто остался без дела, приходится промышлять грабежом, и грабить своих же соотечественников. Но, мы никогда, не забираем все. Тебе бы мы тоже оставили на жизнь.
; Я думаю крестьянину, который накопил себе на осла и приехал на рынок купить его, мало радости доставят те гроши, какие вы ему оставите. Отчего бы вам было не грабить Аммонитян?
 Шева сделал испуганное лицо
; Ты в своем уме? За Аммонитянина сразу смерть. Аммонитяне не успокоятся, и поднимут на ноги, всех стражников, пока не найдут, того, кто ограбил их соотечественника.
; Поэтому, вы трусливо грабите своих? - иронично произнес Иеффай.
; Не только. Мы с удовольствием вытряхиваем Аморреев и других пришельцев — сказал Шева, не обращая внимания на ироничный тон Иеффая.
; Стражники Аммона смотрят на это сквозь пальцы, лишь бы те не поднимали шума.
; А если, те, кого грабят, поднимают шум, то такие как вы оказываетесь здесь? - Заключил Иеффай.
Шева согласно кивнул.
; Мы всегда осторожно проделывали свою работу. Кто знал, что ты, вдруг захочешь спросить у нас, чего нам от тебя надо.
 Иеффай усмехнулся
; Выходит в том, что вы оказались здесь виноват я?
 Шева  отрицательно замотал головой
; Нет, виноват вот, этот придурок — он кивнул головой на Ахора — Если бы он сделал вид, что нам нет до тебя никакого дела, все бы обошлось. Правда, нам бы пришлось остаться без заработка.
Иеффай рассмеялся, ему стало смешно от того, как Шева назвал награбленное заработком.
; Смейся, смейся — укоризненно покивал головой Шева — Ты знаешь, куда нас всех погонят?
Иеффай вопросительно взглянул на него.
; На рудники Аммона. У них там рабы мрут как мухи, поэтому постоянно не хватает людей.
Иеффай безразлично пожал плечами и отвернулся, высматривая среди толпившихся вокруг людей Алана. За тем, опять повернулся к Шеве
; Ты сказал, что долго служил стражником в Беф-Нимре. Тебе не был знаком стражник, по Имени Вениамин?
 Шева пожал плечами
; Вениамин — имя распространенное. Как звали его отца? Чей он сын? Иеффай задумался. В Массифе Иаировой, Вениамина называли сыном Пагиила. Но в Беф-Нимре он жил под именем своего родного отца — подумал он.
; Он ходил добровольцем освобождать Ароер от Аморреев.
В разговор вмешался Ахор
; Я знал одного Вениамина из Беф-Нимры. Он командовал нами, когда мы сидели в засаде, подкарауливая Аморрейского самозванца.
; Тот Вениамин был геройский парень. Если бы мы тогда не подоспели вовремя на помощь группе, на которую вышел Сигон, им бы был конец.
; Та группа, какой вы пришли на помощь, ей командовал мой отец — сказал Иеффай
; Твой отец? - переспросил Ахор — В битве ему нет равных. Он успевал всюду. Если бы его не было в этой группе, то вряд ли кто из нее остался бы, жив.
; Ты рассказываешь про тот бой, когда здоровенный Аморрей съездил тебе кулаком по зубам, так, что ты вылетел из седла? - вступил в разговор Манасия.
Ахор нехорошо посмотрел на него
; Я тут же вскочил и проткнул его копьем.
; Копьем, его проткнул я — невозмутимо заявил Манасия — Ты достал его своим копьем, когда он уже мертвый падал с мула.
; Нет, ты его, только слегка оцарапал, а убил его я
; Хватит, надоели — прервал спорящих Шева — сколько лет прошло, а вы все никак не выясните, кто убил того Аморрея — и, обратившись к Иеффаю, спросил
; Почему ты спросил о Вениамине, это твой родственник?
; Нет — ответил Иеффай — Подросток, что был со мной — его сын.
; Правда?- удивился Шева — А с виду, похож на Аморрея.
; Жена Вениамина, была Аморреянкой
; Тогда, понятно — кивнул головой Шева и тут же спросил — Она умерла?
; Да, от голода, во время осады.
; Жители Массифы Иаривой молодцы - медленно проговорил Шева — Если бы все города Галаада, давали такой отпор Аммонитянам, их бы сейчас здесь не было.
; А, что с Вениамином?
; Вениамина, уже раненого,  убил Зараут.
Шева тяжело вздохнул
; Зараут забирает в Аммон бездомных подростков, чтобы потом сделать из них наемников, для своего войска
 Шева посмотрел на Иеффая.
 Иеффай, о чем-то думал, не слушая его.
Взглянув на Шеву, он спросил
; Среди этих людей, много таких же, как вы - бывших стражников.
Шева осмотрелся вокруг и кивнул головой
; Есть. По крайней мере, я уже видел, три или четыре человека.
; Их всех надо собрать вместе — сказал Иеффай.
; Ты, что-то задумал?- Шева с интересом посмотрел на Иеффая.
; Скажу позже, а пока ты и твои друзья пройдите по толпе и соберите людей, в которых уверенны.
Бывшие стражники, были уже в достойном возрасте, но, тем не менее, они не пререкаясь, не зная сами почему, пошли исполнять просьбу Иеффая.
 Скоро возле Иеффая собралось четырнадцать человек бывших стражников Беф-Нимры. Некоторые с сомнением смотрели на юного Иеффая. Но, узнав, что он сражался на стенах Массифы Иаировой, и чей он сын, несколько поубавили свое недоверие.
; Расскажи нам, что ты задумал парень? — обратился к Иеффаю один из подошедших,
; Все узнаете позже — ответил Иеффай, а пока просто держитесь рядом друг с другом.
; Ну что же, мудро — сказал спрашивающий — если среди нас окажется предатель, ему не в чем будет нас обвинить.
 Скоро на тюремный двор прибыл отряд стражников и, людей, выстраивая в колонну, стали выводить на улицу.
 Первыми из здания тюрьмы вывели подростков.
Иеффай увидел Алана. У подростков руки были свободны от веревок и шли они свободно.
 Алан, крутил во все стороны головой, пытаясь разглядеть в толпе Иеффая.
Иеффай, видел Алана, но, будучи со связанными руками не мог махнуть ему.
 Алан так и не увидев Иеффая, вышел за ворота тюрьмы вместе с другими подростками.
Стражники, пришедшие во двор, еще принесли с собой веревок.
Они связали арестованных по двенадцать человек, между собой и всех повели вслед за подростками на улицу.
За городом, их поджидала колонна, таких же, как они арестованных, собранных из других городов.
 Колона арестованных, из Беф-Нимры, пристроилась в хвосте и вся процессия, двинулась дальше на Запад.
Все арестованные, были раздеты и имели на себе, лишь набедренные повязки. Это было сделано за тем, чтобы раздетый пленник, если ему удастся сбежать, бросался в глаза своим видом.
А еще для того, чтобы у связанных веревкой арестованных, не было проблем с оправлением нужды.
 Один раз в день, стражник давал им не большой кусок лепешки, сунув его прямо в рот. Другой стражник, обходил арестованных, держа в руках, мех с водой.  Он давал глотнуть из него воды, всем по очереди.
Колонна подходила к Иогбеге и товарищи Иеффая, перестали ждать от него, каких либо действий. После прохождения Иогбеги, Израильских городов нет и сбежать там, будет намного труднее. Поэтому, они уныло ступали босыми ногами по раскаленной солнцем песчаной дороге.
Неожиданно Иеффай, поджал ноги и упал на спину. Но связывающие его с другими пленниками веревки, не давали Иеффаю плотно лечь на землю.
Ничего не понимающие, привязанные к нему его товарищи удивленно уставились на него. Иеффай, попросил их оттянуть его немного назад.
 Увидев замешательство в колонне, к ним уже спешил стражник, зловеще пощелкивая плетью. Подбежав, стражник, стал хлестать плетью Иеффая, и связанных с ним пленников требуя подняться и продолжить движение.
 Иеффай извиваясь, крутился насколько, позволяли связывающие его веревки, елозил спиной по песку, и делал вид, что не может подняться.
Стражник, перенес все удары на него, вкладывая в удары плетью всю силу.
 Удары оставляли на теле Иеффая кровавые полосы.
Наконец Иеффай быстро вскочил. Колонна тронулась, и стражник отошел от них.
 Товарищи Иеффая сочувственно смотрели на него, но Иеффай улыбался, не смотря на кровоточащие раны.
 
К вечеру, колонна подошла к Иогбеге и остановилась на ночлег.
 Ближними, кто привязан к Иеффаю веревкой были Шева и Манасия.
 Когда, сумерки сгустились, Иеффай, отталкиваясь от земли ногами, приблизился спиной к спине Шевы и стал, куском острого кремния, перепиливать тому веревку, связывающую руки.
Шева, когда руки его освободились, понял, что делать дальше. Он развязал руки Иеффаю и Манасии.
Стараясь не привлекать внимания Аммонитян, они все стали развязывать веревки на руках, другим пленникам.
; Мы будем ждать, пока освободятся все? – спросил Шева
; Нет — ответил Иеффай — как только освободятся  наши товарищи, я скажу, что делать. Мы все равно, не успеем освободить всех. Развязывайте, тех, кто рядом с вами.
 Скоро Иеффаю сообщили, что все бывшие стражники свободны.
; Сейчас, мы нападем на стражников Ближайшего костра — сказал Иеффай — отнимем у них копья и все бежим к лесу.
- До леса шагов четыреста, так, что соберите все свои силы. Нам, надо спешить, скоро взойдет луна и тогда шансов убежать и не быть пораженным брошенным копьем, будет мало.
- Пошли — тихо сказал Иеффай, и первый бросился к костру стражников Аммона. Его товарищи,  вскочив, последовали его примеру.

 Стражники ужинали, сидя у костра.
Услышав топот, множества ног, они обернулись. Увидев бегущих в их сторону, освободившихся пленников, Аммонитяне вскочили и бросились к стоявшим в пирамиде копьям.
Иеффай и один из Аммонитян одновременно подбежали к пирамиде с копьями. Но если целью Аммонитянина, было как можно скорее взять в руки копье, то целью Иеффая, был непосредственно Аммонитянин.
Иеффай выставил вперед, правое плече и всем своим весом налетел на Аммонитянина, протянувшего руку к копью.
 Аммонитянин далеко отлетел от пирамиды, а Иеффай быстро схватив, одно из копий, встал на пути у следующего Аммонитянина, поразив его копьем в живот.
 Его подбежавшие товарищи, быстро разбирали упавшие на землю копья. Остальные Аммонитские стражники, увидев, что путь к оружию отрезан, отбежали в сторону и стали, громко крича, звать своих товарищей от других костров.
; За мной — крикнул Иеффай и бросился в направлении леса, его товарищи, не отставая, следовали за ним
Те из пленников, кому посчастливилось быть развязанным, сначала с интересом наблюдали, чем кончиться схватка. Но когда увидели, что Иеффай и его товарищи, вооружились, обрели свободу и благополучно бегут к лесу, бросились за ними следом.
 Но время, было упущено. От других костров уже подбегали Аммонитянские стражники с копьями. Они стали преследовать, поздно спохватившихся беглецов.
 Аммонитяне, на ходу бросая копья, поразили  всех до единого человека, прежде чем кто-либо из них, сумел добежать, до леса. 

 Иеффай и его спутники, тем временем, углубились в лесную чащу. Они сбавили шаг, а за тем остановились, чтобы отдышаться и прислушаться.
 Погони, не было. Как и предположил Иеффай, соваться в ночной лес, Аммонитяне не решились. Немного отдохнув, Иеффай сказал людям, что пора подниматься и идти дальше.
Оставаться в лесу до рассвета, рискованно. Никто не знает, что Аммонитянам взбредет в голову.
 Его товарищи, послушно встали и последовали за ним. Никто, даже не посмел ему возразить. Все единодушно признали в нем лидера, не смотря на юный возраст.
 Два дня, беглецы, брели по горам, обходя стороной селения и держась в стороне от дорог.
 Все они страдали от голода. Время созревания лесных плодов еще не наступило и им, совсем, нечего было есть.
 Они пытались бить копьями рыбу в ручьях и не больших речках, но это у них не получалось, к тому же у них не было огнива, чтобы развести огонь.
 По ночам, они спали лежа на земле, тесно прижавшись, друг к другу.
Беглецы, не могли выспаться. На них не было одежды, и ночью их донимали насекомые.
 Несмотря на все лишения, Иеффай не услышал не одного слова недовольства.
 Радость от обретенной свободы уравновешивала, все невзгоды.
На третий день, когда беглецы остановились на привал и пребывали в унынии, от голода, прибежал радостный Ахор.
; Вставайте горемыки — радостно воскликнул он.
 Ахор тяжело переносил чувство голода, и когда другие на привале уныло сидели и отдыхали, он, взяв копье, всегда бродил вокруг в поисках еды.
; Там на склоне горы, я видел большое стадо овец. Правда, возле пастухов, я видел, четыре или пять огромных псов, но, что они сделают против наших копий.
 Иеффая, мало обрадовало такое предложение, в отношении собак. Он всегда помнил, как Агон спас его ценой своей жизни и даже сильное чувство голода, не смогло подавить его отношения к собакам.
; Мы, не будем нападать, на пастухов — заявил он.
 Это вызвало ропот среди беглецов
; Что же мы, тогда будем жрать! - злобно воскликнул Ахор — Зачем нам тогда, было убегать от Аммонитян?
; Чтобы сдохнуть с голоду?
; Я поговорю с пастухами, и они дадут нам овцу — ответил Иеффай.
 Ахор расхохотался
; Жди от нищего милостыни. С какой стати, они должны тебя кормить?
; Ты никогда не был пастухом — спокойно ответил Иеффай — среди пастухов есть правило — Накорми заблудившегося путника и уступи ему место в своем шатре, чтобы он мог отдохнуть.
Эти пастухи, они наверняка Евреи. Они не оставят нас  голодными.
Ахор, хотел, что-то возразить, но Шева сердито прикрикнул на него и он умолк.
Иеффай передал свое копье Шеве и отправился в ту сторону, где Ахор видел стадо.

 Когда Иеффай подошел к пастухам и приветствовал их, те настороженно стали разглядывать его.  Отец, учил Иеффая, что ничто в разговоре не располагает так к себе человека, как это делает откровенность.
 Поэтому он без утайки, рассказал пастухам свою историю, после того как убедился, что пастухи действительно Евреи.
Напряжение, на лицах пастухов сразу исчезло
; Мы тоже скрываемся здесь от Аммонитян — сказал ему пожилой пастух — Все мы, кто находится здесь, владельцы не больших стад овец.
; Мы объединились и ушли подальше в горы. Те подати, какие с нас требуют Аммонитяне, не посильны для нас.
; Если нас здесь найдут, нас ждет, то же, что ждало вас — рудники Аммона.
Иеффай издал условный свист и, из леса показались его спутники.
Когда они подошли, Шева, радостно обнялся с пожилым пастухом. Они оказались друзьями детства. Все пастухи, жили вблизи Беф-Нимры.
 Беглецы, поев горячей бараньей похлебки, выразили желание остаться с пастухами и помогать им. Тем более что город, где остались их семьи, не так далеко и есть возможность увидеться со своими близкими и родными.
 Иеффай заметил, как поскучнели лица пастухов, когда беглецы заговорили об этом.
Он поднялся со своего места
; Не поздно ли вы собрались менять свое занятие? - спросил Иеффай беглецов
 — Не для того пастухи, спрятали свои небольшие стада от Аммонитян, чтобы потом посадить вас на свою шею и кормить вас и ваши семьи. Чем вы можете, быть им полезны, если всю жизнь, зарабатывали, умея действовать, только копьем и мечем.
-Нет, братья, у нас свой путь, а у пастухов свой.
; Мы сможем защитить их, если сюда придут Аммонитяне — крикнул Ахор.
 Ему не хотелось оставлять такое уютное место. Где есть еда, а рядом дом и семья.
; Не думаю, что если нас здесь не будет, Аммонитяне найдут их.
 А вот если мы останемся, и вы будете шастать в город, чтобы видеться с близкими и родными.
То наверняка, найдется человек, который однажды узнает кого-то из вас и прельщенный вознаграждением донесет Аммонитянам о беглом каторжнике.
 Аммонитяне, выследив его, придут сюда и вам, спасая себя, придется бежать.
 А что делать пастухам? Им придется, бросив свои стада бежать вместе с вами и остаться нищими.
Или если Аммонитяне придут внезапно, пастухам придется идти на каторгу, а вас как беглых рабов, ждет смерть.-
Затем, Иеффай повернулся к Ахору
 — Зачем, ты обещаешь то, чего выполнить не в силах? Где ты видел, чтобы Аммонитяне совались в лес, имея меньше сотни людей?
; Кто этот юноша? - спросил пожилой пастух у своего друга Шевы.
 Тот пожал плечами
; Сын скотовода из Массифы Иаировой. Но в драке, не уступит лучшему бойцу и копьем владеет так, что иному бывалому стражнику следовало бы поучиться у него.
; Ты, береги его — сказал задумчиво пастух
 Парень в этом возрасте имеет такую мудрость, какой иные не имеют, дожив до седой бороды — и помолчав, добавил
 — Может быть, он, когда, ни будь, освободит Галаад.
 Беглецы, пристыженные речью Иеффая, стали подниматься с земли, собираясь идти дальше. Пожилой пастух, отошел со своими товарищами в сторону, что - то, горячо доказывая им.
; Постойте! - крикнул он беглецам, когда те уже отошли на десяток шагов
— Куда вы пойдете в таком виде? Вам ведь нельзя будет выйти из леса, чтобы не привлечь к себе внимание.
 Рано или поздно, вы вынуждены будете, кого ни будь ограбить, чтобы иметь еду и одежду.
 Останьтесь здесь и поживите несколько дней. Мы сходим в город, купим вам одежду и еды на дорогу.
Беглецы повеселели и с веселыми шутками, стали опять располагаться возле костра.
Спустя несколько дней. Иеффай и его люди прощались с пастухами.
 Иеффай обведя пастухов взглядом, сказал
; Теперь мы больше не беглые каторжники — и обратившись к бывшим стражникам Беф-Нимры, произнес
 — С этого дня, мы, отряд воинов Галаада. Так оставайтесь ими и никогда не обнажайте меча на угнетенных Аммонитянами жителей Галаада.
; Интересно, кто же, добровольно, будет снабжать, и кормить эту армию? - пробурчал Ахор.
 Иеффай кивнул на осла, нагруженного едой и палатками, подаренного им пастухами, затем указал на пастухов
 — Эти люди, потратили на нас столько серебра, сколько каждый из них, может заработать за год.
- Я думаю в Галааде они не единственные жители, кто захочет нам помочь
.
 Распрощавшись с пастухами, Иеффай повел своих людей на Север, в сторону Массифы Иаировой.
Пройдя, не большое расстояние, Иеффай объявил привал.
Удивленные люди, не понимая в чем дело, с недоумением посмотрели на него. Но Иеффай ничего им, не объясняя, скрылся в лесной чаще.
 Спутники Иеффая уже начали сомневаться, вернется ли он вообще, когда Иеффай вышел из кустов.
На его поясе, висели меч и кинжал, а в руках он держал лук и толстый пучок боевых стрел.
Отряд двинулся дальше. НА этот раз, они не старались уходить далеко от дорог. По дорогам они передвигались быстрее, чем, петляя горными тропами. Но двигаться предпочитали ночью.
 По дороге, Ахор спросил Иеффая
; Объясни мне, чем мы будем заниматься в дальнейшем? Так или иначе, но чтобы жить, нам придется грабить. Ничего другого я не вижу. Еда, какую нам дали пастухи, скоро закончится. Так чего мы ждем?
; Здесь хорошие места. По дорогам проезжают купцы, а рядом лес и горы.
; Да — ответил Иеффай — другого выхода у нас нет. Но здесь густонаселенная местность. Если мы ограбим купца Аммонитянина. Стражники Аммонитяне, заподозрят в этом местное население, а чтобы отчитаться перед начальством. Возьмут, кого попало, и обвинят в грабеже.
Мы уйдем подальше от селений, где проходит торговый путь.
; Но пока мы доберемся до такого места, мы сдохнем с голоду — возмутился Ахор.
 Иеффай промолчал.

 Не доходя до Массифы Иаировой, Иеффай повел людей от дороги в горы, где они остановились, чтобы переждать день.
Когда готовили еду, Шева подошел к Иеффаю
; У нас почти не осталось еды — сказал он — может, приготовим обед скромнее, чем обычно?
; Готовьте столько, сколько надо, чтобы люди насытились — Ответил Иеффай.
; Конечно, сегодня сожрем все, а завтра будем глазеть друг на друга голодными глазами — проворчал Ахор, слышавший этот разговор.
 Иеффай повернулся к Ахору
; Выброси из ручья, вон те камни — сказал Иеффай, указывая на кучу камней островком торчащую из ручья.
; Ты что о себе возомнил? - возмутился Ахор — Я вдвое старше тебя, кто тебя назначил командовать надо мной?
; Иеффай командует всеми нами — грубо оборвал крик Ахора Шева — и все мы исполняем его приказы.
; Тебе мало того, что благодаря ему мы здесь, а не таскаем камни на рудниках Аммона.
; Если тебе стыдно выполнять его приказы, мы не держим тебя в нашем отряде.
 Ахор сузил глаза, зло, глядя на Шеву
; А, ты выходит его ближайший помощник?
; Он меня им не назначал — ответил Шева — но я знаю твою гнилую натуру. От тебя всегда, только одни неприятности.-
Шева обернулся к  товарищам, молчаливо наблюдавшими за перебранкой
 — Нам пора выбрать командира. Я предлагаю назначить командиром - Иеффая. Кто согласен со мной, пусть подойдет и станет возле меня.
 Стражники один, за другим потянулись к Шеве.
 Скоро Ахор остался в одиночестве. Оглянувшись по сторонам, словно убеждаясь в том, что возле него никого не осталось, Ахор тоже не спеша, подошел к остальным.
На лице Иеффая не дрогнул ни один мускул. Ни радости, ни разочарования, ни восторга, ни испуга, ни даже благодарности за оказанное доверие, ничего не отразилось в глазах Иеффая.
Он смотрел на людей прямо и сосредоточенно. Словно стал командиром, не только, что, а командовал этими людьми  давно. Хотя на самом деле, так оно и было.
; Шева, назначается моим помощником,  по всем вопросам — произнес Иеффай
 — Ну, что Ахор? - спросил Иеффай, обращаясь к Ахору — Ты, будешь вытаскивать камни из ручья?
; А, ты мне можешь объяснить, для чего я это должен делать? - огрызнулся Ахор
Иеффай, молча, шагнул в ручей и стал выбрасывать из него камни на берег.
 Воины, ничего не понимая, наблюдали за Иеффаем, пока он не нагнулся и, зачерпнув пригоршнями серебряные монеты,  швырнул их под ноги воинам.
Воины, оторопело застыли, а Иеффай все выбрасывал и выбрасывал серебро на берег.
Первым опомнился Ахор
; Серебро! - громко крикнул он и, упав на колени, стал быстро собирать монеты и засовывать их за пазуху.
; Воины, наблюдая за действиями Ахора сначала потихоньку, а затем все громче начали смеяться.
Иеффай, собрав на дне последние монеты, выбросив их на берег и увидев  Ахора, ползающего по земле, тоже расхохотался.
 Халат Ахора, на животе разошелся, из него высыпались монеты, а он, ползая по земле, продолжал собирать серебряные монеты и бросать их за пазуху.
 Ахор, придя в себя, поднял глаза на смеющихся  товарищей.
Увидев, что над ним, все смеются, развязал пояс и высыпал все монеты на землю. Затем опять посмотрел на смеющихся товарищей и начал хохотать вместе с ними.
В эту ночь воины не отправились в путь, как обычно, а заночевали здесь же у ручья.
 Когда, все воины улеглись спать и, послышалось их сонное сопение, Шева спросил Иеффая
; Что мы будем делать с Ахором? Он так не надежен и ему опасно, что-либо доверить. Может, дать ему серебра и пусть идет своей дорогой?
 Иеффай отрицательно покачал головой
; Нет Шева, Ахор останется с нами. Мы ведь все вместе вырвались из плена.
; Я не имею, ничего против — произнес Шева — Но, то дело, каким, мы будем заниматься. Здесь нужны надежные люди, на которых можно положиться. А, Ахор? Я не знаю, чего от него можно ожидать.
; Неприятностей — задумчиво ответил Иеффай — Ахор, будет приносить нам неприятности.
; Тогда, зачем он нужен нам? Если мы знаем, что он будет приносить нам, только неприятности?
; Потому, что мы знаем, кто нам неприятности может доставить — улыбаясь, ответил Иеффай. Шева ничего, не понимая, посмотрел на Иеффая
; Я, не понимаю тебя, объясни мне, если можешь.
Иеффай помолчал, затем пошевелил палкой угли в костре
; Господь, создал этот мир правильно. Но люди, не желая понять этот мир, хотят иметь от него, только хорошее. Они разделили мир на добро и зло, не понимая, что все это от Бога. Что добро и зло, всегда идут рука об руку, как две сестры близнеца.
; Если ты будешь, любить только одну из сестер, какая есть добро, то она может обидеться за свою сестру и превратится во зло — Иеффай замолчал.
 Шева ничего, не понимая, продолжал смотреть на него. Иеффай взглянув на Шеву, улыбнулся
; Не забывай, что это две женщины, и обе хотят к себе внимания. Но если добро, хочет, чтобы ты был добр и сам умел творить добро. То зло, хочет, чтобы ты помнил о нем и умел терпеть и переносить его, оставаясь при этом добрым.
Ахор — это наш соблазн и наши неприятности. Соблазн — если мы дадим ему серебра и прогоним от себя, чтобы уйти от неприятностей.
; И неприятности, — какие всегда с нами и будут действовать на нас, как холодная вода из ручья, которой мы умываемся, чтобы взбодрить себя после сна.
; Я удивляюсь — сказал Шева — ты так молод, откуда у тебя такие знания о жизни?
; У меня создается впечатление, что я разговариваю с человеком, старше себя.
 Иеффай пожал плечами
; Мой отец, очень много знал, из того, о чем я тебе сейчас говорю.
Мой дед, будучи начальником городского рынка. Встретил однажды человека, который уговорил его купить рукописи, в которых говорилось об истории Еврейского народа и законах, данных Богом Моисею.
 Но самое главное, это если человек сам обращается к Богу с просьбой ответить на волнующие его вопросы.
 Если каждый день, засыпая, человек забывает об этом мире и обращает свои мысли к Богу. А просыпаясь поутру, вспоминает Бога. Господь будет посылать ему правильные мысли и словно за руку вести по трудным дорогам жизни.
 Ведь, какая мне польза, если я, ложась спать, думаю о том, что мне надо сделать завтра. Если, проснувшись утром, я все равно поменяю свое решение, взглянув на свои проблемы свежим взглядом?
 Или, что толку, сокрушаться и сожалеть о том, что уже произошло и говорить себе
Эх, если бы я знал  что выйдет так худо, то поступил бы по-другому. Ведь все уже произошло, и изменить ничего не возможно. Надо готовить себя, чтобы быть умнее в следующий раз. А для этого надо, чтобы Господь дал тебе правильный совет.
 А Он может дать его лишь тому, кто с любовью направляет к Нему свои мысли. И чаще всего, тогда, когда человек спит и его сознание, не занято мирскими заботами.
 Шева с интересом посмотрел на Иеффая
; И что, во сне ты видишь Бога, и он Он дает тебе советы?
Иеффай улыбнулся
; Бога невозможно увидеть, и он не говорит словами подобно человеку. Но когда ты принимаешь, то или иное решение — Иеффай приложил руку к груди
 — Вот здесь, возникают боль или радость, в зависимости от того правильное оно или нет.
 Шева задумался
; Сегодня, ты выбрасывал серебро из ручья. Ахор, бросился собирать его и, лицо у него радостно сияло. Но все стоящие рядом, понимали, что он поступает не правильно.
 Я опять перестаю понимать тебя.
; Ахор не верит Богу, хотя и называет себя Благоверным Израильтянином.
- Душами таких людей управляют не любовь и здравомыслие, а страсть и страх.
- Я сегодня и так рассказал тебе много — прервал разговор Иеффай — Давай и мы ляжем спать.

На следующий день, встав рано утром, Иеффай разбудил остальных.
- Нам надо, одного человека послать в город, чтобы он купил продуктов - сказал он -  Остальные останутся ждать его здесь, и неожиданно для всех определил для этой цели Ахора.
 Тот радостно засобирался.
 Ахор, взял с собой серебро, для покупки продуктов, осла и скоро скрылся за выступом скалы.
 Как только Ахор пропал из вида, Иеффай взял серебра втрое больше, чем дал Ахору и, сказав Шеве и Манасии, чтобы они следовали за ним, отправился следом за Ахором.
Иеффай и его спутники двигались быстро и скоро нагнали Ахора.
 Тот уже ехал сидя верхом на осле.
 Иеффай знаком показал спутникам, чтобы они не окликали Ахора и осторожно пошли следом.
 После того как Ахор выехал на чистое пространство возле дороги, Иеффай сделал знак, чтобы его спутники остановились.
Они стали наблюдать за Ахором из-за камней.
 Ахор выехав на дорогу, не поехал к городу, а, подстегивая осла, погнал его быстрым шагом в обратную сторону.
; Подлец — возмутился Манасия и, повернувшись к Иеффаю, сказал
 — Дай мне твой кинжал, я догоню и прирежу его.
; Не надо — ответил Иеффай — Вряд ли украденное серебро принесет ему пользу - и, повернувшись, посмотрел на Шеву.
 Тот понимающе кивнул.
; Пойдите в город, купите двух ослов, котел и побольше продуктов — обратился Иеффай к спутникам
— Путь нам предстоит дальний — и, повернувшись в сторону гор, зашагал к лагерю.
Вечером, когда вернулись, Шева и Манасия, воины, которые оставались в лагере, встретили их радостными возгласами.
Они уже знали, что Ахор сбежал, прихватив с собой серебро и осла.
Шева. вместо двух нагруженных провизией ослов, привел трех, и все они были нагружены продуктами.
Кроме того, Шева прикупил еще, несколько шерстяных одеял и у него еще осталось серебро. Он положил его в общую суму с серебром.
; В этом городе — сказал он — все намного дешевле, чем в Беф-Нимре. Я подумал, зачем оставлять серебро, купил еще одного осла и нагрузил его провизией.
; Ты все сделал правильно — ответил Иеффай,
 Он остался доволен поступком Шевы, так как специально дал ему серебра больше, чем нужно для покупок. Чтобы убедиться, что Шева откровенен в своих поступках.
 Сытно поужинав и переночевав еще одну ночь у ручья, Иеффай и его спутники, двинулись на Север горными тропами.
Через день, путники вышли на довольно большое пастбище, где паслось большое стадо овец. Спутники Иеффая удивились, когда увидели, что собаки охранявшие стадо. Сначала бросились на Иеффая с лаем, а затем вдруг стали радостно прыгать вокруг него.
От шатра, стоящего возле ручья, на встречу Иеффаю, робкими шагами, приближались два пастуха. Когда они приблизились, Иеффай приветствовал их.

 Это были Иосиф и Рувим - братья Иеффая.
; Ты пришел, спросить с меня, за то, что я выгнал тебя из дома? - обреченно спросил Иосиф
 — Не трогай Рувима, он не виноват в том, что сделал я.
 Иеффай шагнул навстречу Иосифу
; О чем ты говоришь брат? — Иеффай раскрыл объятья, чтобы обнять брата. Иосиф не смело шагнул на встречу Иеффаю, и они обнялись.
 Обняв Рувима, Иеффай махнул своим людям, чтобы они подошли ближе.
 Пока путники приближались, Иосиф спросил
; Кто эти люди с тобой? Вы разбойники?
 Иеффай усмехнулся
; Для Аммонитян — да, а Израильтянам, не продавшим им свою душу, нас опасаться не зачем. Иосиф понимающе покивал головой.
 Иеффай сказал путникам, чтобы они ставили шатры, и обратился к Иосифу с просьбой, продать ему одного барана на ужин, для его людей.
 Иосиф удивился
; Ты у них за главаря?
; За командира — поправил его Иеффай.
; Конечно, я возвращу тебе, двадцать овец, каких ты просил — ответил Иосиф. В глазах его опять появился испуг.
 Иеффай положил руку Иосифу на плечо
; У меня достаточно серебра, чтобы заплатить тебе. Я ничего не собираюсь себе возвращать. Если Господу, было угодно, чтобы я ушел из дома без ничего, то пусть так и будет.
; Я не имею к тебе никаких претензий. Почему ты не хочешь понять это?
 Иосиф, кликнул Рувима и они, вдвоем выбрав молодую овцу, стали готовить из нее ужин для Иосифа и его людей.
 Иеффай выбрав момент, подошел к Иосифу и протянул ему раскрытую ладонь, на которой лежали монеты по количеству в полтора раза превышающие цену овцы.
Иосиф отрицательно покачал головой
; Я не возьму с тебя денег.
 Иеффай убрал деньги
; Тогда спасибо брат — сказал он — Мне будет приятно сообщить своим друзьям, что этот ужин устроил им мой брат.
 К ужину Иосиф вытащил и принес к костру большой кувшин вина — все запасы, какие были у них с Рувимом.
За ужином, Иеффай спросил Иосифа
; Скажи, что стало с теми стражниками, какие выжили после осады, Массифы Иаировой?
Иосиф перестал жевать и задумался
; В город приезжал Омин — главный военачальник  Зараута.
 Он объявил, что всех бывших стражников Массифы Иаировой, а также тех, кто еще не стар и умеет владеть оружием. Зарааут приглашает жить в Аммон и стать его подданными.
 Все они получат в Аммоне жилье и, будут служить царю Аммонитян.
 Многие согласились и уехали, потому, что служить в Массифе Иаировой им никто не предлагал. Но еще больше осталось, они работают на рынке, перебиваясь случайной работой, а также идут пастухами и на поденную работу, на поля.
 Многие хотели перебраться за Иордан, но Ефремляне, никого не пускают к себе. Они кричат, что Галаадитяне предатели — сами сдали свои города Аммонитянам.
 А, ты -  спросил в свою очередь Иосиф — Можешь рассказать мне, как жил все это время? Иеффай, ничего не скрывая, обо всем рассказал Иосифу.
; Значит, Алана угнали в Аммон — опустил голову Иосиф — Наверное, в этом есть и моя вина. Ты прости меня брат. Если захочешь, можешь опять вернуться в наш дом. Мы с братьями выделим тебе твою долю от стада.
Иеффай положил руку брату на плечо.
; Я не могу этого сделать брат — сказал он — Аммонитяне, если узнают обо мне, не замедлят лишить меня жизни.
 Иосиф, вздохнув, согласно кивнул.
; Ты можешь выполнить мою просьбу? спросил Иеффай.
 Иосиф согласно кивнул.
; Сходи, завтра в город и скажи бывшим стражникам, какие ищут работу на рынке, что для них есть подходящая работа. Тех, кто согласится, приведи сюда.
; Мне говорить им какая работа их ждет? - поинтересовался Иосиф.
; Нет, пока они не придут сюда, этого они знать не должны.

На следующий день, Иосиф сев на осла, отправился в город.
Вернулся Иосиф, только через пять дней. Иеффай и Рувим уже начали беспокоиться, предполагая самое худшее.
 Иосиф вернулся, ведя за собой около четырех десятков человек. Все они, по дороге требовали от Иосифа, чтобы он рассказал, что за работа их ожидает и Иосиф, уступив их просьбам, все- таки рассказал им предположительно род их занятий в будущем.
Стражники Массифы Иаировой, знакомились со стражниками, Беф-Нимры. А Манасия, даже встретил знакомого, с которым ходил в засаду на Сигона и наконец-то смог всем доказать, что самого здорового Аморрея в ночной схватке, убил он, а не Ахор.
В тот же день, Иеффай и его отряд отправились на Север Галаада.
Область, в которую они шли, не была подвластна Аммонитянам, но была редко населена, так, как не была плодородной.
 Когда-то, здесь было царство Васанского царя Ога. Теперь здесь жили Израильтяне в редких и не больших городках и селениях, занимаясь скотоводством. Здесь же пролегали торговые пути в Сирию и Вавилон.

Гл.32


                Плен и побег Иеффая




Иеффай после гибели отца, не любил оставаться дома.
Он купил тетиву, сделал себе лук, который прятал в горах.
После того как город захватили Аммонитяне, появляться в городе с любым оружием, было запрещено.
 Проснувшись рано утром, Иеффай, брал с собой кусок лепешки, и уходил охотиться в горы. Иногда он бродил по городу, надеясь встретить знакомых. Но навстречу ему попадалось очень мало тех, кого он знал раньше.
Эти встречи не доставляли Иеффаю радости. В глазах у встречавшихся ему знакомых людей, не было радости, а только уныние и страх.

Погиб, Валам участвуя в вылазке против Аммонитян вместе с отцом Иеффая.
Умер от переедания, возле повозки с едой Дагир.
Вымерла во время голода, вся семья Вениамина.
 Только Алан — пасынок Вениамина проживал теперь в доме, где когда-то жили Малка и Пагиил. Мачеха Иеффая, тоже умерла во время голода, потихоньку отдавая свою еду раненому Иосифу и Иеффаю, дежурившему днем и ночью на городских стенах.
 В настоящее время, Иосиф уже поправился, но его правая рука, все еще плохо слушалась его.
Он ходил к берегу Иордана, где наемный пастух пас стадо, принадлежавшее Галааду и, перегнал овец, ближе к городу.
Отношения между Иосифом и Иеффаем, после смерти отца, заметно ухудшились.
 Иеффай не понимал причины, но, наталкиваясь на постоянную вражду со стороны брата, однажды сказал ему
; Я вижу, что ты не очень рад, тому, что я живу с тобой под одной крышей. Мне не надо от тебя ничего, Отдай мне рукописи деда и отдели для меня двадцать овец из стада, чтобы мне, было на что жить. После этого, я никогда, не появлюсь в этом доме.
Иосиф, словно ждал, когда Иеффай произнесет эти слова
; Почему, ты решил, что тебе, что-то принадлежит в этом доме. Ты возомнил о себе, что ты старший брат и теперь считаешь себя, главой семьи?
; Так знай, я был у старейшин, нашего города. Они хорошо осведомлены о том, кто ты на самом деле.
; Ты сын блудницы и не имеешь, никаких прав на наследство. Старшим в семье, теперь считаюсь я.
Иеффай молча, выслушал речь брата
; Но, я, ни на что не претендую — спокойно сказал он — Я прошу у тебя, лишь двадцать овец. Ты имеешь около трех сотен овец, я прошу малую часть.
; Ты не получишь не чего — зло выкрикнул Иосиф — если хочешь, можешь судиться со мной.
 Иеффай с болью в глазах, взглянул на брата, развернулся и направился к воротам. Как ему этого не хотелось, он все же решил идти  к старейшинам города.
Войдя к старейшинам, Иеффай обратил внимание, на устремленные на него хмурые взгляды.
Заранее, поняв, что его дело проиграно, Иеффай все-таки, обратился к старейшинам с просьбой, рассудить их с братом
; Но ведь, твоя мать, она действительно была блудницей. Есть свидетели, с той улицы, где она проживала.
; Ты рожден, вне брака. Где гарантия, что ты сын Галаада?- произнес один из старейшин.
Иеффай покраснел от гнева. Он медленно, обвел взглядом сидящих за столом, старейшин.
Не увидев ни в одном взгляде сочувствия к себе, Иеффай развернувшись, вышел вон.

Придя, домой, Иеффай достал из укромного места, завернутый в кожу, пояс на котором висели, меч и кинжал, подаренные ему Пагиилом в день обрезания.
Укладывая пояс в суму, вместе с рукописями деда, Иеффай услышал голос Иосифа
; Почему ты забираешь меч, кинжал и пояс? Эти вещи тоже принадлежат отцу, я давно искал их.
Иеффай повернувшись, усмехнулся
; Разве ты не знаешь, что за хранение оружия, полагается смертная казнь? Я просто хочу отнести и сдать это Аммонитянам, чтобы они не отрубили тебе голову.
 Иосиф замолчал, поджав губы.
 Иеффай, забросил мешок на плечо и, выйдя со двора, зашагал, вдоль по улице.
Раздумывая о том, где ему переночевать, Иеффай реши, попроситься на ночлег в дом к Алану. Когда Иеффай подходил к дому Алана, то увидел, что ворота его дома, были распахнуты, а Алан сидел на скамье во дворе и плакал.
; Что случилось, — спросил Иеффай, войдя во двор.
 Подросток, поднял на Иеффая мокрые глаза.
; Приходили Аммонитяне, они сказали, чтобы я завтра утром освободил этот дом. Он переходит городской казне и, в нем будет жить, начальник городской стражи Аммонитян. Мне сказали, чтобы я уходил к родственникам и поселился у них. Но у меня никого нет — Алан всхлипывал и размазывал слезы по щекам.
; Не плачь — сказал Иеффай — ты, же мужчина, будущий воин. Возьми из дома, теплое одеяло и пойдем со мной. Будем жить вместе.
Алан перестал плакать
; Ты, возьмешь, меня жить к себе?- успокаиваясь, но, все еще продолжая икать, спросил Алан
; Возьму — кивнул Иеффай — правда, у меня самого нет дома.
; Алан удивленно посмотрел на Иеффая
 — Твой дом, забрали Аммонитяне?
Но где же, мы тогда будем жить?
 Иеффай положил руку Алану на плечо
; Выживем. Господь, послал нам испытание и мы должны его пройти.
 Вдвоем ведь, легче, чем одному?- Алан согласно кивнул — Ну,  раз так, то беги за одеялом.
Алан опустил голову
; В доме ничего нет. Аммонитяне, все погрузили на повозки и увезли.
; Ну  не беда — сказал Иеффай — у меня есть огниво. У костра, мы не замерзнем и без одеяла.
Кивнув Алану, чтобы тот следовал за ним, Иеффай направился к выходу из двора.

Проходя, мимо стражников, у городских ворот, Иеффай, сильно рисковал.
 Вырази стражники, желание досмотреть его суму, и Иеффаю, не миновать смерти.
 Но стражники, видимо решили, что эти подросток и юноша, слишком молоды, чтобы замышлять, что-то опасное для Аммона, и не обратили внимания на их суму.
 
Войдя в лес,  Иеффай разгреб, ворох сухой травы и достал лук и толстую связку боевых стрел с коваными  наконечниками.
 Эти стрелы, Иеффай собрал на месте сражения, на следующий день, после взятия города Аммонитянами.

Они долго шли горными тропами, уходя, все дальше в горы.
По дороге, Иеффай подстрелил, несколько перепелов.
Солнце село и начали сгущаться сумерки, когда Иеффай, решил остановиться на ночлег.
 Он стал разделывать птиц, а Алана, попросил сложить из камней очаг и натаскать дров.

 Иеффай уже заканчивал с приготовлением птиц, когда вдруг услышал удивленный возглас Алана. Повернувшись на возглас, Иеффай увидел, что Алан, приглашает его подойти к нему.
Из-под кучи камней, от которой Алан, таскал камни для очага, виднелись остатки истлевшей кожаной сумы, а рядом на земле, лежали в большом количестве, серебряные монеты.

 Алан восхищенно смотрел на такое большое количество денег.
Когда они раскидали камни и увидели, сколько серебра спрятано под камнями, Иеффай озадаченно сказал
; Здесь столько серебра, что нам не унести его, даже вдвоем.
Позже, когда, они ужинали зажаренными перепелами, Иеффай сказал Алану
; Если человек, находит в себе силы, не обидеться на Бога, какое бы испытание Он ему не посылал. То Господь, всегда найдет способ, вознаградить человека за это.
 Так мне говорил, мой отец, теперь, я увидел это собственными глазами - и, обратившись к Алану, спросил
; Ты ведь не обиделся на Бога, за то, что тебя, Аммонитяне выгнали тебя из дома?
 Алан, отрицательно затряс головой.
; Нет. Я обиделся на Аммонитян, зачем они пришли в наш город? Из-за них погиб мой отец и умерла мама и братья.
Иеффай задумчиво помолчал
; За это, пожалуй, обижаться можно.

На следующее утро, Иеффай и Алан, взяли в суму столько серебра, сколько можно было долго нести не устав при этом. Остальное спрятали, выкопав яму прямо в ручье и заложив серебро сверху большими камнями. После чего, отправились на запад, надеясь переправиться через Иордан к Ефремлянам.

Подойдя к берегу реки, Иеффай заметил на середине реки лодку, где рыбаки, выбирали сеть. Иеффай попросил рыбаков, переправить их с Аланом, на другую сторону, пообещав за это хорошо заплатить.
 На, что рыбаки ответили
; Наш князь, запретил перевозить на наш берег, любых людей с этой стороны реки.
; Но мы, же Израильтяне, как и вы — в отчаянии крикнул Иеффай
; Нет — ответил один из рыбаков — Вы отдали свою землю, какую вам дал Моисей, Аммонитянам. За это, нет вам прощения.
; Они, что не знают, как жители нашего города бились с Аммонитянами,  и если бы не голод, то Аммонитяне до сих пор не смогли бы нас одолеть?- спросил Алан Иеффая.
; Все они знают — ответил Иеффай — но они отвечают, то, что приказал им их князь — Видимо, не суждено нам с тобой спокойно жить в земле Ефрема.
 Иеффай и Алан, пошли от Иордана на Восток в сторону Беф - Нимры.
 Ночуя у костров, охотясь по дороге на перепелов, а иногда покупая еду у встречавшихся на пути пастухов. Иеффай и Алан добрели до Беф - Нимры.

 На базарной площади, Иеффай повел Алана в харчевню, чтобы накормить его и поесть самому.
Серебро и лук со стрелами, они спрятали в лесу, не далеко от города, и собой имели, столько серебра, сколько им надо было, чтобы купить все необходимое.
В харчевне, куда Иеффай привел Алана, За столом сидели три человека с хмурым видом пили из чаш, вино. Они безразлично, окинули взглядом вошедших и отвернулись, продолжая пить вино.

Иеффай стал расплачиваться, за обед.
 Посетители, оживленно переглянулись, после того как Иеффай расплатившись с содержателем, стал привязывать увесистый кошелек к себе на пояс.
 Это не ускользнуло от внимания Иеффая и он, подталкивая впереди себя Алана, пошел к выходу. Посетители мрачного вида, поднялись и двинулись следом.
Иеффай и Алан, стали бродить по рынку, избегая заходить в безлюдные места.
 Но куда бы они, ни сворачивали, всюду Иеффай ощущал на себе, цепкий пристальный взгляд, упрямо идущих за ним людей из харчевни.
 Можно было обратиться к стражникам - Аммонитянам, то тут, то там маячившим на рынке.
Но, что он мог им сказать?  Привлекать к себе внимание Аммонитян, Иеффаю тоже не хотелось.
 Поняв, что от преследователей, никак не отвязаться. Иеффай развернулся и, подойдя к ним, напрямую спросил
; Чего вы хотите от нас? Почему вы всюду ходите за нами?
; Парень, по - моему тебе мешает ходить вот эта штука — сказал один из них и, обнажив в наглой
усмешке, сильно порченые зубы, потянулся рукой к кошельку Иеффая.
 Иеффай с места врезал гнилозубому ногой обутой в крепкий кожаный сандалий меж ног и, крикнув Алану, чтобы тот убегал, сам бросился бежать.
 Грабители бросились следом.
 Шум привлек стражников рынка и скоро как Иеффай с Аланом, так и грабители были схвачены стражниками.

Всех их привели и спустили в ямы находящиеся во дворе городской тюрьмы.
 Иеффай, был в яме с незнакомыми людьми.
 Алана и никого из грабителей в этой яме не было.
Продержав Иеффая в яме неделю на скудной пище, ему и другим людям, бывшим в этой яме, спустили однажды лестницу и потребовали, чтобы все вылезли наверх.
 Им связали за спиной руки и поставили посреди большого тюремного двора. Из других ям, тоже выводили людей и, связывая им руки, сгоняли в одну толпу.
 Иеффай, внимательно рассматривал людей, пытаясь увидеть Алана, но его нигде не было. Скоро, Иеффай, разглядел, троих грабителей. Они стояли вместе и о чем-то разговаривали. Иеффай, медленно, стараясь не привлекать, внимания стражников приблизился к ним.
Грабители, узнав его, устремили на него свои взгляды.
; Что с нами будет?- спросил Иеффай, подойдя к грабителям вплотную?
; Сейчас нас поведут мыть, переодевать, а за тем в блудничный дом, чтобы мы там попили вина и повеселились с женщинами — зло сказал гнилозубый, после чего, наставительно заговорил
— В Израиле, порядочный человек, сначала приветствует другого, затем называет себя и справляется о здоровье, а уж потом спрашивает о том, что его интересует. Из-за твоей не вежливости, все мы теперь здесь.
; Что ты рычишь на него — вмешался другой — по парню видно, что он хотя  и молод, но не робкого десятка, и неплохо дерется. Вон он как тебе врезал, ты до сих пор ходишь на раскоряку.
; Как тебя зовут парень?- обратился он к Иеффаю - Почему мы не видели тебя на рынке Беф-Нимры раньше.
Иеффай рассказал, кто он, откуда и что привело его и Алана в Беф-Нимру.
 Грабители тоже назвали свои имена.
тот, кто был с порчеными зубами, назвался Ахором, тот, кто вмешался в разговор, был Шева и еще один по имени Манасия.
; Мы бывшие стражники Беф - Нимбы — сказал Шева
— Когда старейшины, сдавали город Аммонитянам, то говорили нам, что ничего не изменится. Мы также останемся стражниками и, будем продолжать нести свою службу, на городских воротах и ночных улицах. Но уже через месяц, у нас отняли доспехи и оружие, и освободили от обязанностей.
 А еще через месяц хранение у себя оружия, стало караться смертью.
- Сам посуди, мы с юности умели только обращаться с оружием. Чем нам теперь зарабатывать на хлеб.
- Некоторых счастливцев, наняли Аммонитяне и отправили в Аммон, на границу с Измаильтянами. Им разрешили увезти с собой семьи и поселиться в приграничных селениях.
А нам, кто остался без дела, приходится промышлять грабежом, и грабить своих же соотечественников. Но, мы никогда, не забираем все. Тебе бы мы тоже оставили на жизнь.
; Я думаю крестьянину, который накопил себе на осла и приехал на рынок купить его, мало радости доставят те гроши, какие вы ему оставите. Отчего бы вам было не грабить Аммонитян?
 Шева сделал испуганное лицо
; Ты в своем уме? За Аммонитянина сразу смерть. Аммонитяне не успокоятся, и поднимут на ноги, всех стражников, пока не найдут, того, кто ограбил их соотечественника.
; Поэтому, вы трусливо грабите своих? - иронично произнес Иеффай.
; Не только. Мы с удовольствием вытряхиваем Аморреев и других пришельцев — сказал Шева, не обращая внимания на ироничный тон Иеффая.
; Стражники Аммона смотрят на это сквозь пальцы, лишь бы те не поднимали шума.
; А если, те, кого грабят, поднимают шум, то такие как вы оказываетесь здесь? - Заключил Иеффай.
Шева согласно кивнул.
; Мы всегда осторожно проделывали свою работу. Кто знал, что ты, вдруг захочешь спросить у нас, чего нам от тебя надо.
 Иеффай усмехнулся
; Выходит в том, что вы оказались здесь виноват я?
 Шева  отрицательно замотал головой
; Нет, виноват вот, этот придурок — он кивнул головой на Ахора — Если бы он сделал вид, что нам нет до тебя никакого дела, все бы обошлось. Правда, нам бы пришлось остаться без заработка.
Иеффай рассмеялся, ему стало смешно от того, как Шева назвал награбленное заработком.
; Смейся, смейся — укоризненно покивал головой Шева — Ты знаешь, куда нас всех погонят?
Иеффай вопросительно взглянул на него.
; На рудники Аммона. У них там рабы мрут как мухи, поэтому постоянно не хватает людей.
Иеффай безразлично пожал плечами и отвернулся, высматривая среди толпившихся вокруг людей Алана. За тем, опять повернулся к Шеве
; Ты сказал, что долго служил стражником в Беф-Нимре. Тебе не был знаком стражник, по Имени Вениамин?
 Шева пожал плечами
; Вениамин — имя распространенное. Как звали его отца? Чей он сын? Иеффай задумался. В Массифе Иаировой, Вениамина называли сыном Пагиила. Но в Беф-Нимре он жил под именем своего родного отца — подумал он.
; Он ходил добровольцем освобождать Ароер от Аморреев.
В разговор вмешался Ахор
; Я знал одного Вениамина из Беф-Нимры. Он командовал нами, когда мы сидели в засаде, подкарауливая Аморрейского самозванца.
; Тот Вениамин был геройский парень. Если бы мы тогда не подоспели вовремя на помощь группе, на которую вышел Сигон, им бы был конец.
; Та группа, какой вы пришли на помощь, ей командовал мой отец — сказал Иеффай
; Твой отец? - переспросил Ахор — В битве ему нет равных. Он успевал всюду. Если бы его не было в этой группе, то вряд ли кто из нее остался бы, жив.
; Ты рассказываешь про тот бой, когда здоровенный Аморрей съездил тебе кулаком по зубам, так, что ты вылетел из седла? - вступил в разговор Манасия.
Ахор нехорошо посмотрел на него
; Я тут же вскочил и проткнул его копьем.
; Копьем, его проткнул я — невозмутимо заявил Манасия — Ты достал его своим копьем, когда он уже мертвый падал с мула.
; Нет, ты его, только слегка оцарапал, а убил его я
; Хватит, надоели — прервал спорящих Шева — сколько лет прошло, а вы все никак не выясните, кто убил того Аморрея — и, обратившись к Иеффаю, спросил
; Почему ты спросил о Вениамине, это твой родственник?
; Нет — ответил Иеффай — Подросток, что был со мной — его сын.
; Правда?- удивился Шева — А с виду, похож на Аморрея.
; Жена Вениамина, была Аморреянкой
; Тогда, понятно — кивнул головой Шева и тут же спросил — Она умерла?
; Да, от голода, во время осады.
; Жители Массифы Иаривой молодцы - медленно проговорил Шева — Если бы все города Галаада, давали такой отпор Аммонитянам, их бы сейчас здесь не было.
; А, что с Вениамином?
; Вениамина, уже раненого,  убил Зараут.
Шева тяжело вздохнул
; Зараут забирает в Аммон бездомных подростков, чтобы потом сделать из них наемников, для своего войска
 Шева посмотрел на Иеффая.
 Иеффай, о чем-то думал, не слушая его.
Взглянув на Шеву, он спросил
; Среди этих людей, много таких же, как вы - бывших стражников.
Шева осмотрелся вокруг и кивнул головой
; Есть. По крайней мере, я уже видел, три или четыре человека.
; Их всех надо собрать вместе — сказал Иеффай.
; Ты, что-то задумал?- Шева с интересом посмотрел на Иеффая.
; Скажу позже, а пока ты и твои друзья пройдите по толпе и соберите людей, в которых уверенны.
Бывшие стражники, были уже в достойном возрасте, но, тем не менее, они не пререкаясь, не зная сами почему, пошли исполнять просьбу Иеффая.
 Скоро возле Иеффая собралось четырнадцать человек бывших стражников Беф-Нимры. Некоторые с сомнением смотрели на юного Иеффая. Но, узнав, что он сражался на стенах Массифы Иаировой, и чей он сын, несколько поубавили свое недоверие.
; Расскажи нам, что ты задумал парень? — обратился к Иеффаю один из подошедших,
; Все узнаете позже — ответил Иеффай, а пока просто держитесь рядом друг с другом.
; Ну что же, мудро — сказал спрашивающий — если среди нас окажется предатель, ему не в чем будет нас обвинить.
 Скоро на тюремный двор прибыл отряд стражников и, людей, выстраивая в колонну, стали выводить на улицу.
 Первыми из здания тюрьмы вывели подростков.
Иеффай увидел Алана. У подростков руки были свободны от веревок и шли они свободно.
 Алан, крутил во все стороны головой, пытаясь разглядеть в толпе Иеффая.
Иеффай, видел Алана, но, будучи со связанными руками не мог махнуть ему.
 Алан так и не увидев Иеффая, вышел за ворота тюрьмы вместе с другими подростками.
Стражники, пришедшие во двор, еще принесли с собой веревок.
Они связали арестованных по двенадцать человек, между собой и всех повели вслед за подростками на улицу.
За городом, их поджидала колонна, таких же, как они арестованных, собранных из других городов.
 Колона арестованных, из Беф-Нимры, пристроилась в хвосте и вся процессия, двинулась дальше на Запад.
Все арестованные, были раздеты и имели на себе, лишь набедренные повязки. Это было сделано за тем, чтобы раздетый пленник, если ему удастся сбежать, бросался в глаза своим видом.
А еще для того, чтобы у связанных веревкой арестованных, не было проблем с оправлением нужды.
 Один раз в день, стражник давал им не большой кусок лепешки, сунув его прямо в рот. Другой стражник, обходил арестованных, держа в руках, мех с водой.  Он давал глотнуть из него воды, всем по очереди.
Колонна подходила к Иогбеге и товарищи Иеффая, перестали ждать от него, каких либо действий. После прохождения Иогбеги, Израильских городов нет и сбежать там, будет намного труднее. Поэтому, они уныло ступали босыми ногами по раскаленной солнцем песчаной дороге.
Неожиданно Иеффай, поджал ноги и упал на спину. Но связывающие его с другими пленниками веревки, не давали Иеффаю плотно лечь на землю.
Ничего не понимающие, привязанные к нему его товарищи удивленно уставились на него. Иеффай, попросил их оттянуть его немного назад.
 Увидев замешательство в колонне, к ним уже спешил стражник, зловеще пощелкивая плетью. Подбежав, стражник, стал хлестать плетью Иеффая, и связанных с ним пленников требуя подняться и продолжить движение.
 Иеффай извиваясь, крутился насколько, позволяли связывающие его веревки, елозил спиной по песку, и делал вид, что не может подняться.
Стражник, перенес все удары на него, вкладывая в удары плетью всю силу.
 Удары оставляли на теле Иеффая кровавые полосы.
Наконец Иеффай быстро вскочил. Колонна тронулась, и стражник отошел от них.
 Товарищи Иеффая сочувственно смотрели на него, но Иеффай улыбался, не смотря на кровоточащие раны.
 
К вечеру, колонна подошла к Иогбеге и остановилась на ночлег.
 Ближними, кто привязан к Иеффаю веревкой были Шева и Манасия.
 Когда, сумерки сгустились, Иеффай, отталкиваясь от земли ногами, приблизился спиной к спине Шевы и стал, куском острого кремния, перепиливать тому веревку, связывающую руки.
Шева, когда руки его освободились, понял, что делать дальше. Он развязал руки Иеффаю и Манасии.
Стараясь не привлекать внимания Аммонитян, они все стали развязывать веревки на руках, другим пленникам.
; Мы будем ждать, пока освободятся все? – спросил Шева
; Нет — ответил Иеффай — как только освободятся  наши товарищи, я скажу, что делать. Мы все равно, не успеем освободить всех. Развязывайте, тех, кто рядом с вами.
 Скоро Иеффаю сообщили, что все бывшие стражники свободны.
; Сейчас, мы нападем на стражников Ближайшего костра — сказал Иеффай — отнимем у них копья и все бежим к лесу.
- До леса шагов четыреста, так, что соберите все свои силы. Нам, надо спешить, скоро взойдет луна и тогда шансов убежать и не быть пораженным брошенным копьем, будет мало.
- Пошли — тихо сказал Иеффай, и первый бросился к костру стражников Аммона. Его товарищи,  вскочив, последовали его примеру.

 Стражники ужинали, сидя у костра.
Услышав топот, множества ног, они обернулись. Увидев бегущих в их сторону, освободившихся пленников, Аммонитяне вскочили и бросились к стоявшим в пирамиде копьям.
Иеффай и один из Аммонитян одновременно подбежали к пирамиде с копьями. Но если целью Аммонитянина, было как можно скорее взять в руки копье, то целью Иеффая, был непосредственно Аммонитянин.
Иеффай выставил вперед, правое плече и всем своим весом налетел на Аммонитянина, протянувшего руку к копью.
 Аммонитянин далеко отлетел от пирамиды, а Иеффай быстро схватив, одно из копий, встал на пути у следующего Аммонитянина, поразив его копьем в живот.
 Его подбежавшие товарищи, быстро разбирали упавшие на землю копья. Остальные Аммонитские стражники, увидев, что путь к оружию отрезан, отбежали в сторону и стали, громко крича, звать своих товарищей от других костров.
; За мной — крикнул Иеффай и бросился в направлении леса, его товарищи, не отставая, следовали за ним
Те из пленников, кому посчастливилось быть развязанным, сначала с интересом наблюдали, чем кончиться схватка. Но когда увидели, что Иеффай и его товарищи, вооружились, обрели свободу и благополучно бегут к лесу, бросились за ними следом.
 Но время, было упущено. От других костров уже подбегали Аммонитянские стражники с копьями. Они стали преследовать, поздно спохватившихся беглецов.
 Аммонитяне, на ходу бросая копья, поразили  всех до единого человека, прежде чем кто-либо из них, сумел добежать, до леса. 

 Иеффай и его спутники, тем временем, углубились в лесную чащу. Они сбавили шаг, а за тем остановились, чтобы отдышаться и прислушаться.
 Погони, не было. Как и предположил Иеффай, соваться в ночной лес, Аммонитяне не решились. Немного отдохнув, Иеффай сказал людям, что пора подниматься и идти дальше.
Оставаться в лесу до рассвета, рискованно. Никто не знает, что Аммонитянам взбредет в голову.
 Его товарищи, послушно встали и последовали за ним. Никто, даже не посмел ему возразить. Все единодушно признали в нем лидера, не смотря на юный возраст.
 Два дня, беглецы, брели по горам, обходя стороной селения и держась в стороне от дорог.
 Все они страдали от голода. Время созревания лесных плодов еще не наступило и им, совсем, нечего было есть.
 Они пытались бить копьями рыбу в ручьях и не больших речках, но это у них не получалось, к тому же у них не было огнива, чтобы развести огонь.
 По ночам, они спали лежа на земле, тесно прижавшись, друг к другу.
Беглецы, не могли выспаться. На них не было одежды, и ночью их донимали насекомые.
 Несмотря на все лишения, Иеффай не услышал не одного слова недовольства.
 Радость от обретенной свободы уравновешивала, все невзгоды.
На третий день, когда беглецы остановились на привал и пребывали в унынии, от голода, прибежал радостный Ахор.
; Вставайте горемыки — радостно воскликнул он.
 Ахор тяжело переносил чувство голода, и когда другие на привале уныло сидели и отдыхали, он, взяв копье, всегда бродил вокруг в поисках еды.
; Там на склоне горы, я видел большое стадо овец. Правда, возле пастухов, я видел, четыре или пять огромных псов, но, что они сделают против наших копий.
 Иеффая, мало обрадовало такое предложение, в отношении собак. Он всегда помнил, как Агон спас его ценой своей жизни и даже сильное чувство голода, не смогло подавить его отношения к собакам.
; Мы, не будем нападать, на пастухов — заявил он.
 Это вызвало ропот среди беглецов
; Что же мы, тогда будем жрать! - злобно воскликнул Ахор — Зачем нам тогда, было убегать от Аммонитян?
; Чтобы сдохнуть с голоду?
; Я поговорю с пастухами, и они дадут нам овцу — ответил Иеффай.
 Ахор расхохотался
; Жди от нищего милостыни. С какой стати, они должны тебя кормить?
; Ты никогда не был пастухом — спокойно ответил Иеффай — среди пастухов есть правило — Накорми заблудившегося путника и уступи ему место в своем шатре, чтобы он мог отдохнуть.
Эти пастухи, они наверняка Евреи. Они не оставят нас  голодными.
Ахор, хотел, что-то возразить, но Шева сердито прикрикнул на него и он умолк.
Иеффай передал свое копье Шеве и отправился в ту сторону, где Ахор видел стадо.

 Когда Иеффай подошел к пастухам и приветствовал их, те настороженно стали разглядывать его.  Отец, учил Иеффая, что ничто в разговоре не располагает так к себе человека, как это делает откровенность.
 Поэтому он без утайки, рассказал пастухам свою историю, после того как убедился, что пастухи действительно Евреи.
Напряжение, на лицах пастухов сразу исчезло
; Мы тоже скрываемся здесь от Аммонитян — сказал ему пожилой пастух — Все мы, кто находится здесь, владельцы не больших стад овец.
; Мы объединились и ушли подальше в горы. Те подати, какие с нас требуют Аммонитяне, не посильны для нас.
; Если нас здесь найдут, нас ждет, то же, что ждало вас — рудники Аммона.
Иеффай издал условный свист и, из леса показались его спутники.
Когда они подошли, Шева, радостно обнялся с пожилым пастухом. Они оказались друзьями детства. Все пастухи, жили вблизи Беф-Нимры.
 Беглецы, поев горячей бараньей похлебки, выразили желание остаться с пастухами и помогать им. Тем более что город, где остались их семьи, не так далеко и есть возможность увидеться со своими близкими и родными.
 Иеффай заметил, как поскучнели лица пастухов, когда беглецы заговорили об этом.
Он поднялся со своего места
; Не поздно ли вы собрались менять свое занятие? - спросил Иеффай беглецов
 — Не для того пастухи, спрятали свои небольшие стада от Аммонитян, чтобы потом посадить вас на свою шею и кормить вас и ваши семьи. Чем вы можете, быть им полезны, если всю жизнь, зарабатывали, умея действовать, только копьем и мечем.
-Нет, братья, у нас свой путь, а у пастухов свой.
; Мы сможем защитить их, если сюда придут Аммонитяне — крикнул Ахор.
 Ему не хотелось оставлять такое уютное место. Где есть еда, а рядом дом и семья.
; Не думаю, что если нас здесь не будет, Аммонитяне найдут их.
 А вот если мы останемся, и вы будете шастать в город, чтобы видеться с близкими и родными.
То наверняка, найдется человек, который однажды узнает кого-то из вас и прельщенный вознаграждением донесет Аммонитянам о беглом каторжнике.
 Аммонитяне, выследив его, придут сюда и вам, спасая себя, придется бежать.
 А что делать пастухам? Им придется, бросив свои стада бежать вместе с вами и остаться нищими.
Или если Аммонитяне придут внезапно, пастухам придется идти на каторгу, а вас как беглых рабов, ждет смерть.-
Затем, Иеффай повернулся к Ахору
 — Зачем, ты обещаешь то, чего выполнить не в силах? Где ты видел, чтобы Аммонитяне совались в лес, имея меньше сотни людей?
; Кто этот юноша? - спросил пожилой пастух у своего друга Шевы.
 Тот пожал плечами
; Сын скотовода из Массифы Иаировой. Но в драке, не уступит лучшему бойцу и копьем владеет так, что иному бывалому стражнику следовало бы поучиться у него.
; Ты, береги его — сказал задумчиво пастух
 Парень в этом возрасте имеет такую мудрость, какой иные не имеют, дожив до седой бороды — и помолчав, добавил
 — Может быть, он, когда, ни будь, освободит Галаад.
 Беглецы, пристыженные речью Иеффая, стали подниматься с земли, собираясь идти дальше. Пожилой пастух, отошел со своими товарищами в сторону, что - то, горячо доказывая им.
; Постойте! - крикнул он беглецам, когда те уже отошли на десяток шагов
— Куда вы пойдете в таком виде? Вам ведь нельзя будет выйти из леса, чтобы не привлечь к себе внимание.
 Рано или поздно, вы вынуждены будете, кого ни будь ограбить, чтобы иметь еду и одежду.
 Останьтесь здесь и поживите несколько дней. Мы сходим в город, купим вам одежду и еды на дорогу.
Беглецы повеселели и с веселыми шутками, стали опять располагаться возле костра.
Спустя несколько дней. Иеффай и его люди прощались с пастухами.
 Иеффай обведя пастухов взглядом, сказал
; Теперь мы больше не беглые каторжники — и обратившись к бывшим стражникам Беф-Нимры, произнес
 — С этого дня, мы, отряд воинов Галаада. Так оставайтесь ими и никогда не обнажайте меча на угнетенных Аммонитянами жителей Галаада.
; Интересно, кто же, добровольно, будет снабжать, и кормить эту армию? - пробурчал Ахор.
 Иеффай кивнул на осла, нагруженного едой и палатками, подаренного им пастухами, затем указал на пастухов
 — Эти люди, потратили на нас столько серебра, сколько каждый из них, может заработать за год.
- Я думаю в Галааде они не единственные жители, кто захочет нам помочь
.
 Распрощавшись с пастухами, Иеффай повел своих людей на Север, в сторону Массифы Иаировой.
Пройдя, не большое расстояние, Иеффай объявил привал.
Удивленные люди, не понимая в чем дело, с недоумением посмотрели на него. Но Иеффай ничего им, не объясняя, скрылся в лесной чаще.
 Спутники Иеффая уже начали сомневаться, вернется ли он вообще, когда Иеффай вышел из кустов.
На его поясе, висели меч и кинжал, а в руках он держал лук и толстый пучок боевых стрел.
Отряд двинулся дальше. НА этот раз, они не старались уходить далеко от дорог. По дорогам они передвигались быстрее, чем, петляя горными тропами. Но двигаться предпочитали ночью.
 По дороге, Ахор спросил Иеффая
; Объясни мне, чем мы будем заниматься в дальнейшем? Так или иначе, но чтобы жить, нам придется грабить. Ничего другого я не вижу. Еда, какую нам дали пастухи, скоро закончится. Так чего мы ждем?
; Здесь хорошие места. По дорогам проезжают купцы, а рядом лес и горы.
; Да — ответил Иеффай — другого выхода у нас нет. Но здесь густонаселенная местность. Если мы ограбим купца Аммонитянина. Стражники Аммонитяне, заподозрят в этом местное население, а чтобы отчитаться перед начальством. Возьмут, кого попало, и обвинят в грабеже.
Мы уйдем подальше от селений, где проходит торговый путь.
; Но пока мы доберемся до такого места, мы сдохнем с голоду — возмутился Ахор.
 Иеффай промолчал.

 Не доходя до Массифы Иаировой, Иеффай повел людей от дороги в горы, где они остановились, чтобы переждать день.
Когда готовили еду, Шева подошел к Иеффаю
; У нас почти не осталось еды — сказал он — может, приготовим обед скромнее, чем обычно?
; Готовьте столько, сколько надо, чтобы люди насытились — Ответил Иеффай.
; Конечно, сегодня сожрем все, а завтра будем глазеть друг на друга голодными глазами — проворчал Ахор, слышавший этот разговор.
 Иеффай повернулся к Ахору
; Выброси из ручья, вон те камни — сказал Иеффай, указывая на кучу камней островком торчащую из ручья.
; Ты что о себе возомнил? - возмутился Ахор — Я вдвое старше тебя, кто тебя назначил командовать надо мной?
; Иеффай командует всеми нами — грубо оборвал крик Ахора Шева — и все мы исполняем его приказы.
; Тебе мало того, что благодаря ему мы здесь, а не таскаем камни на рудниках Аммона.
; Если тебе стыдно выполнять его приказы, мы не держим тебя в нашем отряде.
 Ахор сузил глаза, зло, глядя на Шеву
; А, ты выходит его ближайший помощник?
; Он меня им не назначал — ответил Шева — но я знаю твою гнилую натуру. От тебя всегда, только одни неприятности.-
Шева обернулся к  товарищам, молчаливо наблюдавшими за перебранкой
 — Нам пора выбрать командира. Я предлагаю назначить командиром - Иеффая. Кто согласен со мной, пусть подойдет и станет возле меня.
 Стражники один, за другим потянулись к Шеве.
 Скоро Ахор остался в одиночестве. Оглянувшись по сторонам, словно убеждаясь в том, что возле него никого не осталось, Ахор тоже не спеша, подошел к остальным.
На лице Иеффая не дрогнул ни один мускул. Ни радости, ни разочарования, ни восторга, ни испуга, ни даже благодарности за оказанное доверие, ничего не отразилось в глазах Иеффая.
Он смотрел на людей прямо и сосредоточенно. Словно стал командиром, не только, что, а командовал этими людьми  давно. Хотя на самом деле, так оно и было.
; Шева, назначается моим помощником,  по всем вопросам — произнес Иеффай
 — Ну, что Ахор? - спросил Иеффай, обращаясь к Ахору — Ты, будешь вытаскивать камни из ручья?
; А, ты мне можешь объяснить, для чего я это должен делать? - огрызнулся Ахор
Иеффай, молча, шагнул в ручей и стал выбрасывать из него камни на берег.
 Воины, ничего не понимая, наблюдали за Иеффаем, пока он не нагнулся и, зачерпнув пригоршнями серебряные монеты,  швырнул их под ноги воинам.
Воины, оторопело застыли, а Иеффай все выбрасывал и выбрасывал серебро на берег.
Первым опомнился Ахор
; Серебро! - громко крикнул он и, упав на колени, стал быстро собирать монеты и засовывать их за пазуху.
; Воины, наблюдая за действиями Ахора сначала потихоньку, а затем все громче начали смеяться.
Иеффай, собрав на дне последние монеты, выбросив их на берег и увидев  Ахора, ползающего по земле, тоже расхохотался.
 Халат Ахора, на животе разошелся, из него высыпались монеты, а он, ползая по земле, продолжал собирать серебряные монеты и бросать их за пазуху.
 Ахор, придя в себя, поднял глаза на смеющихся  товарищей.
Увидев, что над ним, все смеются, развязал пояс и высыпал все монеты на землю. Затем опять посмотрел на смеющихся товарищей и начал хохотать вместе с ними.
В эту ночь воины не отправились в путь, как обычно, а заночевали здесь же у ручья.
 Когда, все воины улеглись спать и, послышалось их сонное сопение, Шева спросил Иеффая
; Что мы будем делать с Ахором? Он так не надежен и ему опасно, что-либо доверить. Может, дать ему серебра и пусть идет своей дорогой?
 Иеффай отрицательно покачал головой
; Нет Шева, Ахор останется с нами. Мы ведь все вместе вырвались из плена.
; Я не имею, ничего против — произнес Шева — Но, то дело, каким, мы будем заниматься. Здесь нужны надежные люди, на которых можно положиться. А, Ахор? Я не знаю, чего от него можно ожидать.
; Неприятностей — задумчиво ответил Иеффай — Ахор, будет приносить нам неприятности.
; Тогда, зачем он нужен нам? Если мы знаем, что он будет приносить нам, только неприятности?
; Потому, что мы знаем, кто нам неприятности может доставить — улыбаясь, ответил Иеффай. Шева ничего, не понимая, посмотрел на Иеффая
; Я, не понимаю тебя, объясни мне, если можешь.
Иеффай помолчал, затем пошевелил палкой угли в костре
; Господь, создал этот мир правильно. Но люди, не желая понять этот мир, хотят иметь от него, только хорошее. Они разделили мир на добро и зло, не понимая, что все это от Бога. Что добро и зло, всегда идут рука об руку, как две сестры близнеца.
; Если ты будешь, любить только одну из сестер, какая есть добро, то она может обидеться за свою сестру и превратится во зло — Иеффай замолчал.
 Шева ничего, не понимая, продолжал смотреть на него. Иеффай взглянув на Шеву, улыбнулся
; Не забывай, что это две женщины, и обе хотят к себе внимания. Но если добро, хочет, чтобы ты был добр и сам умел творить добро. То зло, хочет, чтобы ты помнил о нем и умел терпеть и переносить его, оставаясь при этом добрым.
Ахор — это наш соблазн и наши неприятности. Соблазн — если мы дадим ему серебра и прогоним от себя, чтобы уйти от неприятностей.
; И неприятности, — какие всегда с нами и будут действовать на нас, как холодная вода из ручья, которой мы умываемся, чтобы взбодрить себя после сна.
; Я удивляюсь — сказал Шева — ты так молод, откуда у тебя такие знания о жизни?
; У меня создается впечатление, что я разговариваю с человеком, старше себя.
 Иеффай пожал плечами
; Мой отец, очень много знал, из того, о чем я тебе сейчас говорю.
Мой дед, будучи начальником городского рынка. Встретил однажды человека, который уговорил его купить рукописи, в которых говорилось об истории Еврейского народа и законах, данных Богом Моисею.
 Но самое главное, это если человек сам обращается к Богу с просьбой ответить на волнующие его вопросы.
 Если каждый день, засыпая, человек забывает об этом мире и обращает свои мысли к Богу. А просыпаясь поутру, вспоминает Бога. Господь будет посылать ему правильные мысли и словно за руку вести по трудным дорогам жизни.
 Ведь, какая мне польза, если я, ложась спать, думаю о том, что мне надо сделать завтра. Если, проснувшись утром, я все равно поменяю свое решение, взглянув на свои проблемы свежим взглядом?
 Или, что толку, сокрушаться и сожалеть о том, что уже произошло и говорить себе
Эх, если бы я знал  что выйдет так худо, то поступил бы по-другому. Ведь все уже произошло, и изменить ничего не возможно. Надо готовить себя, чтобы быть умнее в следующий раз. А для этого надо, чтобы Господь дал тебе правильный совет.
 А Он может дать его лишь тому, кто с любовью направляет к Нему свои мысли. И чаще всего, тогда, когда человек спит и его сознание, не занято мирскими заботами.
 Шева с интересом посмотрел на Иеффая
; И что, во сне ты видишь Бога, и он Он дает тебе советы?
Иеффай улыбнулся
; Бога невозможно увидеть, и он не говорит словами подобно человеку. Но когда ты принимаешь, то или иное решение — Иеффай приложил руку к груди
 — Вот здесь, возникают боль или радость, в зависимости от того правильное оно или нет.
 Шева задумался
; Сегодня, ты выбрасывал серебро из ручья. Ахор, бросился собирать его и, лицо у него радостно сияло. Но все стоящие рядом, понимали, что он поступает не правильно.
 Я опять перестаю понимать тебя.
; Ахор не верит Богу, хотя и называет себя Благоверным Израильтянином.
- Душами таких людей управляют не любовь и здравомыслие, а страсть и страх.
- Я сегодня и так рассказал тебе много — прервал разговор Иеффай — Давай и мы ляжем спать.

На следующий день, встав рано утром, Иеффай разбудил остальных.
- Нам надо, одного человека послать в город, чтобы он купил продуктов - сказал он -  Остальные останутся ждать его здесь, и неожиданно для всех определил для этой цели Ахора.
 Тот радостно засобирался.
 Ахор, взял с собой серебро, для покупки продуктов, осла и скоро скрылся за выступом скалы.
 Как только Ахор пропал из вида, Иеффай взял серебра втрое больше, чем дал Ахору и, сказав Шеве и Манасии, чтобы они следовали за ним, отправился следом за Ахором.
Иеффай и его спутники двигались быстро и скоро нагнали Ахора.
 Тот уже ехал сидя верхом на осле.
 Иеффай знаком показал спутникам, чтобы они не окликали Ахора и осторожно пошли следом.
 После того как Ахор выехал на чистое пространство возле дороги, Иеффай сделал знак, чтобы его спутники остановились.
Они стали наблюдать за Ахором из-за камней.
 Ахор выехав на дорогу, не поехал к городу, а, подстегивая осла, погнал его быстрым шагом в обратную сторону.
; Подлец — возмутился Манасия и, повернувшись к Иеффаю, сказал
 — Дай мне твой кинжал, я догоню и прирежу его.
; Не надо — ответил Иеффай — Вряд ли украденное серебро принесет ему пользу - и, повернувшись, посмотрел на Шеву.
 Тот понимающе кивнул.
; Пойдите в город, купите двух ослов, котел и побольше продуктов — обратился Иеффай к спутникам
— Путь нам предстоит дальний — и, повернувшись в сторону гор, зашагал к лагерю.
Вечером, когда вернулись, Шева и Манасия, воины, которые оставались в лагере, встретили их радостными возгласами.
Они уже знали, что Ахор сбежал, прихватив с собой серебро и осла.
Шева. вместо двух нагруженных провизией ослов, привел трех, и все они были нагружены продуктами.
Кроме того, Шева прикупил еще, несколько шерстяных одеял и у него еще осталось серебро. Он положил его в общую суму с серебром.
; В этом городе — сказал он — все намного дешевле, чем в Беф-Нимре. Я подумал, зачем оставлять серебро, купил еще одного осла и нагрузил его провизией.
; Ты все сделал правильно — ответил Иеффай,
 Он остался доволен поступком Шевы, так как специально дал ему серебра больше, чем нужно для покупок. Чтобы убедиться, что Шева откровенен в своих поступках.
 Сытно поужинав и переночевав еще одну ночь у ручья, Иеффай и его спутники, двинулись на Север горными тропами.
Через день, путники вышли на довольно большое пастбище, где паслось большое стадо овец. Спутники Иеффая удивились, когда увидели, что собаки охранявшие стадо. Сначала бросились на Иеффая с лаем, а затем вдруг стали радостно прыгать вокруг него.
От шатра, стоящего возле ручья, на встречу Иеффаю, робкими шагами, приближались два пастуха. Когда они приблизились, Иеффай приветствовал их.

 Это были Иосиф и Рувим - братья Иеффая.
; Ты пришел, спросить с меня, за то, что я выгнал тебя из дома? - обреченно спросил Иосиф
 — Не трогай Рувима, он не виноват в том, что сделал я.
 Иеффай шагнул навстречу Иосифу
; О чем ты говоришь брат? — Иеффай раскрыл объятья, чтобы обнять брата. Иосиф не смело шагнул на встречу Иеффаю, и они обнялись.
 Обняв Рувима, Иеффай махнул своим людям, чтобы они подошли ближе.
 Пока путники приближались, Иосиф спросил
; Кто эти люди с тобой? Вы разбойники?
 Иеффай усмехнулся
; Для Аммонитян — да, а Израильтянам, не продавшим им свою душу, нас опасаться не зачем. Иосиф понимающе покивал головой.
 Иеффай сказал путникам, чтобы они ставили шатры, и обратился к Иосифу с просьбой, продать ему одного барана на ужин, для его людей.
 Иосиф удивился
; Ты у них за главаря?
; За командира — поправил его Иеффай.
; Конечно, я возвращу тебе, двадцать овец, каких ты просил — ответил Иосиф. В глазах его опять появился испуг.
 Иеффай положил руку Иосифу на плечо
; У меня достаточно серебра, чтобы заплатить тебе. Я ничего не собираюсь себе возвращать. Если Господу, было угодно, чтобы я ушел из дома без ничего, то пусть так и будет.
; Я не имею к тебе никаких претензий. Почему ты не хочешь понять это?
 Иосиф, кликнул Рувима и они, вдвоем выбрав молодую овцу, стали готовить из нее ужин для Иосифа и его людей.
 Иеффай выбрав момент, подошел к Иосифу и протянул ему раскрытую ладонь, на которой лежали монеты по количеству в полтора раза превышающие цену овцы.
Иосиф отрицательно покачал головой
; Я не возьму с тебя денег.
 Иеффай убрал деньги
; Тогда спасибо брат — сказал он — Мне будет приятно сообщить своим друзьям, что этот ужин устроил им мой брат.
 К ужину Иосиф вытащил и принес к костру большой кувшин вина — все запасы, какие были у них с Рувимом.
За ужином, Иеффай спросил Иосифа
; Скажи, что стало с теми стражниками, какие выжили после осады, Массифы Иаировой?
Иосиф перестал жевать и задумался
; В город приезжал Омин — главный военачальник  Зараута.
 Он объявил, что всех бывших стражников Массифы Иаировой, а также тех, кто еще не стар и умеет владеть оружием. Зарааут приглашает жить в Аммон и стать его подданными.
 Все они получат в Аммоне жилье и, будут служить царю Аммонитян.
 Многие согласились и уехали, потому, что служить в Массифе Иаировой им никто не предлагал. Но еще больше осталось, они работают на рынке, перебиваясь случайной работой, а также идут пастухами и на поденную работу, на поля.
 Многие хотели перебраться за Иордан, но Ефремляне, никого не пускают к себе. Они кричат, что Галаадитяне предатели — сами сдали свои города Аммонитянам.
 А, ты -  спросил в свою очередь Иосиф — Можешь рассказать мне, как жил все это время? Иеффай, ничего не скрывая, обо всем рассказал Иосифу.
; Значит, Алана угнали в Аммон — опустил голову Иосиф — Наверное, в этом есть и моя вина. Ты прости меня брат. Если захочешь, можешь опять вернуться в наш дом. Мы с братьями выделим тебе твою долю от стада.
Иеффай положил руку брату на плечо.
; Я не могу этого сделать брат — сказал он — Аммонитяне, если узнают обо мне, не замедлят лишить меня жизни.
 Иосиф, вздохнув, согласно кивнул.
; Ты можешь выполнить мою просьбу? спросил Иеффай.
 Иосиф согласно кивнул.
; Сходи, завтра в город и скажи бывшим стражникам, какие ищут работу на рынке, что для них есть подходящая работа. Тех, кто согласится, приведи сюда.
; Мне говорить им какая работа их ждет? - поинтересовался Иосиф.
; Нет, пока они не придут сюда, этого они знать не должны.

На следующий день, Иосиф сев на осла, отправился в город.
Вернулся Иосиф, только через пять дней. Иеффай и Рувим уже начали беспокоиться, предполагая самое худшее.
 Иосиф вернулся, ведя за собой около четырех десятков человек. Все они, по дороге требовали от Иосифа, чтобы он рассказал, что за работа их ожидает и Иосиф, уступив их просьбам, все- таки рассказал им предположительно род их занятий в будущем.
Стражники Массифы Иаировой, знакомились со стражниками, Беф-Нимры. А Манасия, даже встретил знакомого, с которым ходил в засаду на Сигона и наконец-то смог всем доказать, что самого здорового Аморрея в ночной схватке, убил он, а не Ахор.
В тот же день, Иеффай и его отряд отправились на Север Галаада.
Область, в которую они шли, не была подвластна Аммонитянам, но была редко населена, так, как не была плодородной.
 Когда-то, здесь было царство Васанского царя Ога. Теперь здесь жили Израильтяне в редких и не больших городках и селениях, занимаясь скотоводством. Здесь же пролегали торговые пути в Сирию и Вавилон.


Рецензии