Рай проклятый и ад благословенный. глава 1

Спешу поблагодарить я Маленькую Мечтательницу, талантливого автора и замечательную художницу, коя помогла мне придумать сюжет этого произведения, главных персонажей и подобрала чудесную иллюстрацию к первой главе.               

Лэу проснулся. Хотя, можно ли считать реальностью жизнь, похожую на сладкий сон? Сон, которым наслаждаешься и… и не знаешь, как из него вырваться.               

Молодой человек поднялся, сел на постели, сладко зевнул и потянулся.               

Судя по солнцу, что ласково улыбалось сквозь шторки, сотканные из паутины, был уже полдень. Довольно рано для молодого человека из народа малъёх, не обременённого необходимостью добывать пропитание.               
Стоило Лэу спустить ноги и сунуть их в шлёпки, из каменного пола вынырнул элементаль земли и протянул молодому человеку белоснежную тогу.               

– Доброе утро, господинус. – Проскрежетал не раб. – Как спалось? Не обеспокоило ли вас чего.               
– Всё нормально. – Молодой человек вежливо улыбнулся элементалю и завернулся в тогу. – Спасибо.               
– Сегодня господинус Димео ждёт вас на свой новый спектакль. – Начал ежедневный доклад не раб. – Ледиус Ре, и её оркестр будут счастливы, наполнить слух ваш божественной музыкой сфер. Кроме того, известная вам молодая особа получила ваш букет и наверняка пожелает одарить вас в ответ…               
- Я помню. – Лэу зевнул, (но не потому, что не выспался). – Я надеялся услышать от тебя что-то новое. Например, ОТТУДА появились ужасные нохри, и пожирают свободных граждан.               
– Надеюсь, вы шутите? – Вежливо поинтересовался элементаль.               

– Шучу, наверное. – Юноша печально вздохнул. – Молю, скажи, пока я спал, не случилось ли хоть что-то необычное?               
- Пока мы, морали, служим народу малъёх, ничего необычного случиться не может. – Торжественно заявил не раб.               
– Вот-вот. – Лэу пожал плечами. – Иногда мне кажется, что вы называетесь не рабами, именно потому, что рабы это мы. Ваши рабы и игрушки. Что-то вроде забавных домашних животных, о которых надо заботиться.               
– Мы предпочитаем считать себя вашими друзьями. – Вежливо возразил элементаль.               

– Я знаю, прости. – Молодой человек потёр лоб. – Сам не знаю, что я несу сегодня.             

– Я могу идти? – Холодно поинтересовался не раб.               

– Конечно-конечно. - Лэу махнул рукой.               

Привычный дружеский жест, за которым не стояло ни-че-го.               

– Совсем, как моя жизнь. – Подумал юноша. – Полное ничего.               

Молодой человек поплёлся в душевую, скинул тогу прямо на пол и залез в мраморную ванну. Не забыв полюбоваться в огромном напольном зеркале на свою ладную мускулистую фигуру, смазливое гладко выбритое лицо, красивые серые глаза и породистый нос, чувственные губы и золотистую шевелюру.               
Тут же из наливной трубы вынырнул водный элементаль, преобразился в очаровательную девушку и принялся мыть тело юноши. Вода, что лилась из его рук, была приятно тёплой.          

Лэу попытался расслабиться, куда там. Хотя «девушка» каждое утро была иной, и работу свою делала умело, сам процесс помывки давно надоел. Изо дня в день, из года в год, од¬но и то же!               
Переодевшись, в выходную тогу, Лэу поспешил на улицу.               

Ровная улочка, очаровательные белые домики с серебряными крышами, утопавшие в зелени. Голубое небо и вечное солнце.               
Тротуар медленно двигался мимо юноши, движимый силой элементалей земли. Одна его (тротуара) половина перемещалась вправо. Вторая, влево.               
При желании, Лэу мог прокатиться до центра Счастливого города, где располагались театр, клубные здания, магазин и прочие заведения или предпочесть пригороды, где можно было поесть в кафе или устроить пикник.               
Вся печаль ситуации состояла в том, что юноша никуда не хотел ехать. Он и на улицу то выбрался, потому что не мог больше находиться дома. Эти знакомые, давно надоевшие стены буквально душили Лэу. Молодой человек полностью менял обстановку в доме чуть ли не каждую неделю, но это не помогало. У юноши имелись дома в каждом из восемнадцати славных городов, а толку?               
- Простите, господинус. – Раздался голос, откуда то из-за спины.               

Юноша  повернулся. Пред ним в воздухе зависал элементаль воздуха.               

– Господинус Зар молит вас посетить его, и прихватить с собой вашу халилит. – Доложил не раб. - Намедни  сочинил он стих чудесный и  жаждет превратить его в песню. Ваш дар музыканта нужен ему, как воздух.               
– Зар! – Молодой человек улыбнулся. – Единственный светлый лучик в идеальном мире счастливой скуки или скучного счастья, как кому больше нравится. Зар, весёлый, словно птичка, беспечный, как юная девушка и надёжный, как гранит.               

Лэу не то, что поспешил, полетел обратно в дом за музыкальным инструментом.               

Тротуар был слишком медленным средством передвижения, потому юноша свистнул, подзывая воздушного рикшу, которым управлял очередной элементаль воздуха.      

                ***               
Дом поэта мало отличался от жилища Лэу, разве что сад был обширнее. Зар обожал растения и даже иногда сам о них «заботился».               
Вот и сейчас он вдыхал аромат бутона релоэ, который аккуратно срезал садовыми ножницами.               
– Зар, За-а-ар, ты где? – По тропинке к поэту спешил сам Лэу.               

– Я здесь. – Поэт ещё раз вдохнул божественный аромат. – Иди на голос.               

Музыкант вздёрнул руку в традиционном приветствии.               

Зар ответил тем же и друзья обнялись.               
– Где расположимся мы в доме или в беседке? – Уточнил поэт.               
– Давай в беседке. – Улыбнулся юноша. – Я не успел перекусить…               

- Ни слова больше, - Зар хлопнул друга по спине своей могучей лапищей. – Сейчас всё устроим. Мне прислали недавно славных головитов из нефритовой лагуны. Они так и тают во рту. А к ним я закажу Калабре прошлого урожая и фруктов.               

                ***                -
Друг мой, - Музыкант отхлебнул из бокала, - упомянул ты о неком стихотворении, я жажду услышать его.               
– Ах, стих. – Зар равнодушно пожал плечами. – Неужели ты думаешь, что я стал бы беспокоить тебя ради подобного пустяка? Я призвал тебя, дабы сообщить – мы близки.               

– Б-близки, к чему? – Лэу едва не подавился закуской.               

– Ты что забыл? -  Огненно рыжие брови поэта поползли вверх. – Ты уже забыл, о чём мы вчера говорили?  О СВОБОДЕ! Я всё подготовил, скоро мы покинем сей скучный мирок, ради…               
- Вчера? – Музыкант нервно сглотнул и дрожащей рукой поставил бокал на стол. – Вчера я был пьян, как обычно и не соображал, что говорю. Ты ведь не…               

- Мы же говорили о мечте, о нашей мечте. - Зар хлопнул рукой по столу. – Ты сам говорил, что готов покончить с собой, только бы внести какое то разнообразие в беспросветную нашу жизнь. Ты был готов последовать за мной ТУДА, клялся…               

- Я БЫЛ ПЬЯН! – Лэу вскочил. – Да, я ненавижу наше беспросветное существование, но отправиться ТУДА, копаться в костях проклятых нохри и безумцев, кои свершили непотребство и были наказаны. Что мы есть, будем и пить. Кто будет за нами ухаживать? Я ничего не умею, кроме как играть на моей дурацкой дудке. Ты тоже в жизни  ничем не занимался, клепал свои вирши и всё. Да мы и часа не протянем!               

- Зачем же так шуметь. – Поэт откусил кусок белого мяса сильными зубами и проглотил. – Я уверен, всё будет в порядке. Садись и закуси по плотнее. Выпей. Кто знает, когда мы сможем поесть в следующий раз.               
– Что ты натворил. – Взвыл музыкант. – Я хочу знать!               

- Да ничего особенного. – Зар улыбнулся и достал из поясного кошеля маленький свёрток. – Ты помнишь Идеальный кристалл?               
Поэт развернул ткань.               
На огромной ладони лежал крошечный кристалл, солнечные блики заиграли на гранях совершенной огранки.               
Лэу рухнул на стул. Бедняга был в таком шоке, что не мог произнести не слова. Только не кристалл! Только не святыня, не символ договора с элементалями. Идеальный кристалл, за который морали готовы служить, как верные слуги, помогать людям. Если драгоценность не вернётся в зал дружбы до вечера, малъёх останутся без нянек, беззащитные пред внешними угрозами, не способные ни прокормить себя, ни обеспечить. Если бы существовало более кошмарное наказание, чем путь ТУДА в одну сторону, безумный поэт, несомненно, заслужил бы его. Безумный поэт и его сообщник, некий музыкант…               
- Господинусы Лэу и Зар? – Пред друзьями предстал Элементаль земли, судя по значку на груди, мастер порядка. За его спиной маячили ещё элементали земли. Четверо. В воздухе зависли восемь элементалей воздуха.               
– Несомненно. – Поэт поднял бокал. – Приветствую вас, мастер, полагаю, вы за нами? Сейчас мы закончим трапезу и будем в полном вашем распоряжении.               

– Нет. – Прохрипел Лэу. – Не-е-е-ет!               
Юноша сиганул через перила беседки и рванул сквозь кусты.               

Элементали воздуха плавно спикировали следом и подхватили беднягу…               


Рецензии
Интересное начало . Приятно входить в необычный и волшебный мир. Будем потихоньку изучать дальше. Прекрасная иллюстрация. Хорошего Вам дня!

Нина Лесина   24.04.2018 14:47     Заявить о нарушении
Спасибо:-)))Рад вам:-)))Надеюсь и дальше не разочарую:-)))с уважением:-))

Александр Михельман   24.04.2018 20:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 47 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.