Случайная поездка

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ТОРЖОК.
 
Я искала юбку. С конца июня установилась невиданная в наших краях жара. У меня не было летней юбки. Я который раз тратила выходной на то, чтобы пройтись по магазинам. Юбки не было.
Вернее, юбки были, но мне они совсем не нравились.
Возможно, мне понравились бы юбки в других магазинах – в тех, на которые у меня нет денег. Хотя, - «нет денег» - самообман. Пока я искала и не находила летнюю юбку ценой до полутора тысяч рублей, я несколько раз заходила в кафе, а ещё покупала всякую ерунду, просто потому, что захотелось: журналы, книжки, канцелярию… Я могла сразу пойти в приличный магазин и порадовать себя отличной покупкой, но продолжала глупо экономить.
На третьей шоп-вылазке, выходя из очередного магазинчика, я уткнулась взглядом в вывеску: «Музей Достоевского» и подумала, что чертовски устала, а в музее работает Татьяна, а у меня есть вкусные маковые булочки и, если Татьяна сейчас на работе, можно будет попить чаю с булочками.
Я ещё не успела додумать, как руки сами достали телефон, набрали номер, и Татьяна воскликнула: «Наташа?! Ты где? Конечно, заходи!»
Мы не виделись пару лет. За это время Татьяна побывала в Индии, а я – на Сицилии. Пили чай, делились впечатлениями. Вдруг Татьяна сказала: «У нас тут поездка организуется: Торжок-Селигер-Нило-Столбенская пустынь. Есть место. Поедешь?» - «Поеду!!! Сколько стоит?» - «Полторы тысячи. И 250 рублей за экскурсии» - «Отлично!»
Ну её на фиг, эту юбку.
Поездка началась в 7 утра. Ехали очень долго. Я спала, развалившись на задних сиденьях. Водитель сделал замечание, что так ехать нельзя – при торможении я могу упасть. Я села, а потом снова легла. Двенадцать часов пути, 660 км – сидеть???
Торжок не радовал. На въезде в город, над надписью «ТОРЖОК» размещалась зловещая скульптурная группа: летящие белые и ужасно-жёлтые голуби, с кроваво-красными полосами на шеях. Создавалось впечатление, что птицам кто-то поотрубал головы, а потом приставил обратно. (На выезде обнаружилась похожая композиция, только голуби летели немного по-другому).
Чтобы отвлечься от мёртвых голубей, я стала читать вывески на магазинах. Порадуйтесь вместе со мной: «Вкусное кафе «Бутик» - какой перл!!!
Нас высадили где-то в центре и повели в Музей Пушкина. Велели надеть тапки. Экскурсанты оживились, от тапок все давно отвыкли, а тут такие требования!
Пока экскурсовод рассказывала о пушкинском кольце, я отделилась от группы и начала фотографировать. Толстая смотрительница разозлилась: «За фотографирование надо заплатить отдельно!» Я возразила: «У нас – организованная экскурсия!» Ещё несколько человек достали фотоаппараты. Смотрительница сделала кислое лицо и смолкла. Краснощёкая, с сияющим взором экскурсоводша вещала о тесной духовной связи Торжка с городом Выдропужском.
Я вышла на воздух, решив, что после поездки почитаю об этом городе в Интернете.
В Торжке, на мой взгляд, смотреть было нечего. Но сотрудница музея вошла в автобус вместе с нами и ещё полтора часа мучила нас рассказами о местных достопримечательностях. В Торжке есть какие-то фабрики, и ещё золотошвейная фабрика, и на неё будет экскурсия, когда мы поедем назад (НЕТ!!!), и тут жили интересные люди, и тут останавливались знаменитые люди… И тут сейчас – жара нещадная, духота невыносимая, а мы уже 8 часов в пути, и снова хочется пить, есть и в туалет тоже хочется…
Сотрудница музея, упиваясь своей востребованностью и властью над нами, грузила слушателей по полной программе. Кто-то послушно вылезал на остановках и бродил за ней по улицам, кто-то искал прохлады в тени пыльных кустов, кто-то не выходил из автобуса – в салоне работала вентиляция.
Наконец, исходящие жаром небеса сжалились над нами, гидша объявила, что в Торжке раньше было 40 церквей, сейчас – 25, но действующих – 7. И мы едем в Мужской Борисоглебский монастырь, в котором в настоящее время живут ДВА!!! монаха, затем посетим «ментальное место» - Старовознесенскую деревянную Тихвинскую церковь, построенную без единого гвоздя, и на этом распрощаемся с Торжком до понедельника.
В девятом часу вечера нас привезли на базу отдыха на Селигере.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НА СЕЛИГЕРЕ.
 
Мы опоздали на ужин, но в столовой нас подождали. Сначала накормили, потом заселили.
На территории базы отдыха имелись апартаменты на все вкусы – от до чёрной зависти шикарных благоустроенных деревянных коттеджей до трейлеров и палаток.
Нашей группе достался обычный корпус, с комнатами на двоих. Мебель в комнатах осталась с брежневских времён, зато при каждом номере имелся туалет с умывальником.
Я попала в комнату к бизнес-вумен Наталье. Всё свободное время Наталья работала над бумагами и чертежами, названивала в Питер и согласовывала какие-то встречи.
Мы разложили вещички, заправили постели и собрались купаться. Здесь меня ждало неприятное открытие: я забыла купальник. «Как же ты теперь?» - озабоченно спросила Наталья. Я отмахнулась: «Буду купаться в футболке!»
Мы спустились к озеру, взяли лодку напрокат на сутки, уплыли провожать закат. Не буду ничего описывать, эта заметка – сопровождение к альбому «Селигер». Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. И, чем сто раз увидеть чьи-то снимки, - лучше хоть один раз там побывать.
Стемнело не сразу. После того, как солнце скрылось за лесом на дальнем берегу, ещё долго было светло.
Мы пошли купаться. Я натянула длинную белую футболку, белые трусы и  шагнула в воду. Я уплывала подальше, Наталья строго требовала, чтобы я держалась поближе к ней.
Устали. Вышли на берег. И тут я поняла, что я – практически голая! Тонкая ткань футболки намокла до прозрачности, прилипла к телу, и я выглядела раздетее любой девушки в самом смелом бикини. Однако, сделав вид, что всё нормально, с непроницаемым лицом пошла через пляж к шлёпанцам и пончо, в которое сразу же наглухо завернулась.
Народ пил и гулял. Комнаты в корпусах словно не имели стен, соседи со всех сторон бурно общались. Я вставила в розетку фумигатор (Наталья сказала: «А я не догадалась купить!»), в уши – беруши (Наталья сказала: «А я не догадалась купить!») и рухнула в койку. Будильник завела на 4 часа, чтобы встретить рассвет на лодке посреди озера.
На завтра были запланированы две экскурсии. Наталья хотела ехать и звала меня. Я не хотела ехать и её отговаривала.
Будильник зазвонил в 4. Я отключила звонок, перезавела на 5. В пять он тоже звонил. Мы проснулись в восьмом часу. Народ уже тянулся на завтрак.
После завтрака нам объявили, что экскурсий не будет – у водителя перепел, и продемонстрировали шофёра, который, с опухшей мордой, стыдливо отмокал в озере.
Народ грянул дружное «Ура!» и рванул к корпусам, за купальниками и вёслами.
Мы с Натальей решили до обеда покататься на лодке. С собой за компанию заманили бухгалтера Диму, потрясающе стеснительного 25-летнего паренька, выглядящего как старшеклассник.
После обеда немного отдохнули от физических упражнений и принятия пищи. Проснулись в шестом часу. Купаться!
Я надела под футболку лифчик и отказалась идти на общий пляж.
Верхнюю одежду оставили в своей лодке. Стали фотографировать друг друга в воде.
Понаблюдав за нами, ко мне обратился упитанный дядечка с золотым крестом на золотой цепи: «Мой друг – профессиональный фотограф. Вон, он тоже идёт купаться. Он вас сфотографирует!» Я крикнула: «Наталья! Отдай фотоаппарат вот тому молодому человеку!»
Молодой человек с воловьим взором взял фотик. Я подплыла, встала из воды, чтобы объяснить, как правильно обращаться с моей недоразбитой и держущейся на честном слове камерой. У молодого человека отвисла челюсть. Он зажмурился, открыл глаза и выдохнул: «Какой у Вас эротичный купальник!» Я захохотала: «Сегодня – эротичный, вчера был порнографичный! Видели бы Вы меня вечером, когда я не додумалась надеть лифчик!» Парень закашлялся и сказал: «Я – Иван. А Вас как зовут?» - «Наташа».
Иван несколько раз щёлкнул камерой и вернул фотоаппарат: «Наташа, можно на ты?» - «Конечно» - «Пойдём, поплаваем?» - «Пойдём».
Я лежала на спине (лентяйка во всём, и, если вода держит, зачем трепыхаться? Вода в Селигере упругая и плотная, лежать на ней удобно). Иван бродил вокруг: «Какие ножки! Какие зубки! Какая улыбка!» Я хмыкала: «Что ж ты меня, как лошадь, оцениваешь?» - «Почему как лошадь?» - «Какие ноги… Какие зубы…» - «Я тебя оцениваю не как лошадь, я тебя оцениваю как фотограф! Если бы у меня в глазах была камера, я бы тебя каждую секунду фотографировал! У тебя фигура, как у подростка. У тебя есть дети?» - «Трое» - «У меня двое» - «Дети – это хорошо» - «Сколько лет твоему старшему?» - «29». Иван подумал и сказал: «Мне нравятся такие женщины, как ты. А я тебе нравлюсь?» - «Нравишься. А тебе сколько лет?» - «Сорок». (А выглядит значительно моложе, наверное, потому, что не курит и спортзала, явно, не избегает).
Иван заводился. Он ловил меня за ноги, я переворачивалась на живот и уплывала. Иван не отставал: «Ты такая беленькая, незагорелая совсем» - «Загар вреден для здоровья. В солнечные дни я гуляю под зонтиком» - «Это так необычно! В разгар июля, на общем фоне, такие белые ноги, белые руки… Так романтично! Ты вся светишься! И словно излучаешь энергию!» - «Я знаю, я – изотроп!»
Я смеялась и уплывала. Иван догонял, удерживал меня за руки: «Наташа, как называются наши отношения?» - «Наши отношения? Мы купаемся вместе полчаса. Я что, как порядочная женщина, должна выйти за тебя замуж?» - «Я женат» - «Слава богу!» - «Но развожусь» - «Какое несчастье!» - «У нас курортный роман?» - «С кем?» - «С тобой!» - «У вас? И сколько вас?» - «Я один. У меня отдельный номер. Ты ничего не имеешь против курортного романа?» - «Не знаю» - «Как это?» - «У меня никогда не было курортного романа».
Я снова ложилась на спину, а он, стоя рядом, по грудь в воде, массировал мои ступни, перебирал напедикюренные пальчики: «Тебе не щекотно?» - «Нет. Я не боюсь щекотки. И обожаю, когда мне чешут пятки» - «Это наваждение! Я поссорился с женой, бросил любовницу и уже так давно не хотел женщину, что решил, что стал импотентом… Мне от твоих ног не оторваться!.. Не уходи!» - «Пора на ужин» - «Мы встретимся после ужина?» - «Да».
Он зашёл за мной после ужина. Мы сидели на высокой скамейке на берегу Селигера. Я устроилась в позе васнецовской Алёнушки. Иван, не стесняясь отдыхающих, прогуливающихся в негустых ещё сумерках, трепетно целовал мои ладони и колени и звал «в нумера». Я, как маленького, гладила его по голове и уговаривала не разводиться.
Совсем стемнело. Мы пошли к корпусам. Я держала его под руку и вела светскую беседу. Возле своего номера Иван галантно поклонился: «Я приглашаю тебя к себе!» - «Зачем?» Он опешил: «Э-э… Ну, посидим, музыку послушаем, телевизор посмотрим, выпьем водочки…» - «Зачем?» - «Э-э… Я тебя хочу!» - «Я не хочу водки» - «Я куплю вина. Тебе не нравится крепкий алкоголь?» - «Мне нравится крепкий алкоголь. Но не водка, покрепче» - «Покрепче водки? Что же это?» - «Абсент» - «Абсент? Что это? Сколько в нём градусов?» - «Абсент – это настойка полыни. В нём 70 градусов, бывает и 85» - «Вкусная?» - «Очень!»
Я направилась к себе. Иван растерялся: «Ну, почему ты уходишь?! Я один в номере! Ты можешь остаться у меня!» - «Нет» - «Почему?!» - «Спать хочу. Давай, встретимся утром» - «Утром? Во сколько?» - «Во сколько?» - «В три!!!»
(Мама дорогая!)
Я погладила Ивана по спине: «В три – рано. Давай, в четыре?» «Почему в четыре?» - «В 4 утра началась война, а все спали. В 4 утра все будут спать, а ты готовься к боевым действиям! Будь во всеоружии!» - «Ты придёшь ко мне?» - «Договоримся так: ты пришлёшь сообщение, и я выйду» - «Правда?» - «Правда» - «О! Это будет незабываемое утро!» Ага.
Мы обменялись номерами телефонов. Причём, Иван мне не поверил и тут же позвонил, чтобы удостовериться, что я его не обманула.
Мы с Натальей поболтали немного перед сном, потом я поставила будильник на семь часов и телефон отключила.
Утром подключила мобилу. Иван звонил пять раз. Звонил, а не прислал сообщение, как мы договаривались. Значит, я ни в чём не виновата.
Через час мы позавтракали, а ещё через час уехали с базы отдыха в Нилову пустынь.
Иван позвонил, когда я, обмотав поверх бридж (бриджей?) пеструю юбку и накинув на голову павловопосадский палантин, позировала на фоне неработающей церкви на берегу озера. Иван спросил: «Ты где?» - «В Ниловой пустыни» - «Позвони мне, когда приедешь?» - «Хорошо».
Когда я снова приеду на Селигер? Никогда.

Но на другой день меня замучила совесть. Поздно вечером, с работы отправила смску: «Привет, Иван! Извини, что не простилась. Желаю тебе любви и удачи. Наташа».



Этот рассказ с фотографиями в ЖЖ: http://lazasim.livejournal.com/8240.html


Рецензии
Хорошо написано. Бывал на Селигере только зимой, ещё при СССР, поэтому никаких пустыней. Зато свозили к истоку Волги.
А Вы ещё и успели побороться за сохранение чужой семьи :)
Удач и успехов, с предновогодними! :)

Сергей Лузан   30.12.2018 21:22     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.