Посланник

- Анатолий! – крикнул изо всех сил водитель кареты скорой помощи, едва двигатель заглох. – Живо, иди сюда!
Голос Кирилла резанул слух Демьянова, эхом раздавшись на улице и проникнув в приоткрытое окно пустынной больницы. Дежурный врач выбежал из помещения, уронив при этом сборник кроссвордов, который он беспечно разгадывал несколькими минутами ранее.
- Почему вас двое? – мрачно спросил мужчина, заметив суетившихся возле машины водителя и младшую медсестру. - Разве...
Демьянов осекся. На территории больницы находились еще два автомобиля, один из которых переливался милицейскими огнями. Неужели перестрелка с некой криминальной группировкой?
- Фроликова на свидании, - пролепетала в ответ молоденькая медсестричка, которая поступила на работу всего три дня назад. – Она просила вам не говорить.
- Она... Фроликова что?! – не поверил своим ушам Анатолий. – Да что вы...
- Толя, не сейчас! – резко оборвал его Кирилл и распахнул задние двери машины. – Лучше помоги мне.
Серьезный тон напарника сделал свое дело: без лишних разговоров Демьянов спустился по ступенькам и подбежал к нему. В это время невдалеке хлопнули двери – дежурный врач краем глаза заметил, что к ним направились водитель первого авто – хрупкая девушка лет двадцати - и темноволосый мужчина лет тридцати-тридцати пяти в милицейской форме.
- Вашу ...! – чуть было не выругался Анатолий, взглянув на причину всей неразберихи. – Кто же его так?!!
В салоне автомобиля скорой помощи находился молодой юноша двадцати пяти-двадцати семи лет. Вероятно, некогда красивое лицо теперь было залито кровью, руки исполосованы многочисленными порезами, одежда чуть ли не изодрана в клочья, его тело изредка содрогалось будто бы в предсмертных конвульсиях.
- Вероятно, отморозки какие-то! – зло отреагировал Кирилл. – Подонки, вот бы дотянуться... удавил бы.
- Эту версию мы проработаем, - раздался позади медицинских сотрудников глухой голос. – Однозначно парню повезло, что его подобрали. Сержант Калинин, - представился милиционер, едва кивнув головой.
И словно бы в подтверждение его слов прозвучал еще один голос:
- Как он? – девушка-водитель остановилась, тяжело дыша и взволнованно придерживая растрепанные волосы. – С ним все в порядке?
- По-твоему, дорогуша, с ним все в порядке? – мрачно пророкотал Кирилл, кивнув в сторону пострадавшего.
В это время дежурный врач, светивший маленьким фонариком в глаза потерпевшему, выпрямился и торопливо сказал:
- Судя по всему, сотрясение мозга. Кирилл, помоги отнести его в палату.
- У него еще перелом руки и ожоги в районе левого бедра, - вклинилась в разговор медсестра. – А также глубокая рана на шее, нанесенная режущим предметом.
- Лизонька, не преувеличивай, - нервно махнул головой Анатолий. – Нет там никакого пореза и, тем более, глубокой раны.
- Этого не может быть! Я же видела...
- Я не знаю, что ты видела, - прервал ее Демьянов, помогая Кириллу приподнять пациента. – С шеей у него все в порядке.
- Но...
- У него там действительно была рана, - спокойно заметила девушка-водитель, пытаясь сквозь ночную тьму рассмотреть своего недавнего пассажира. – Во всяком случае, когда я его подобрала.
- Черт возьми, не мешайте мне работать, - раздраженно отреагировал врач. – Лиза, возьми его вещи.
Медики понесли пострадавшего в больницу, и никто не обратил внимания, что из кармана незнакомца на землю выпал небольшой черный предмет квадратной формы.
- Вам с нами нельзя! – решительно произнесла медсестра, отодвигая девушку в сторону. – Это служебное помещение...
- Мария.
- Мария... Маша... вам нельзя. Подождите здесь.
- Я везла его сюда от самого Ближнегорска, чуть не свихнув себе шею по пути. Разрешите...
- Лиза! – донеслось со стороны служебного входа. – Где ты там ходишь?
Медсестра сдалась.
- Маша, двадцать минут! Пусть врачи пока осмотрят его. Вы увидите его через двадцать минут.
Тем временем милиционер заметил некий блеск при лунном свете в двух шагах от себя. Он поднял предмет. Догадавшись, что вещица, вероятно, принадлежит пострадавшему, сержант уже хотел отнести ее в свою машину и положить в целлофановый пакет как вещественное доказательство, как внезапно верхняя панель засветилась. На табло появились следующие надписи:

Время после перехода: 00:53
Нормированность окружающей среды: 74.2%
ПВП: недоступно
БФХ: недоступно
Рельефное комбинирование: 85%
Информационный ингибитор: 100%
Навигатор

Через несколько секунд надпись исчезла, и пока Калинин рассуждал, что это может значить, на экране появились множество линий, которые к удивлению сержанта быстро сложились в сетку координат.
- Любопытно, - пробормотал представитель правосудия и положил предмет на сидение своего автомобиля.
- Вы узнали, что с ним произошло? – раздался позади него тревожный голос. – Он себя так странно вел, постоянно повторял одни и те же слова.
- Вы не упоминали об этом раньше, Мария Александровна, - заметил Калинин. - Успокойтесь и расскажите мне все по порядку.
Девушка глубоко вздохнула и произнесла:
- Я возвращалась с Днепропетровска домой, чтобы проведать своих родителей. Проезжая мимо одной из лесопосадок я не сразу обратила внимание, как на дорогу вышел этот сумасшедший... Я чуть не сбила его, машину удалось остановить в метре от него. Однако когда я подбежала к нему, то он уже лежал без сознания. Через пару минут пострадавший пришел в себя на несколько мгновений, и мне удалось затянуть его в салон автомобиля. Нужно было везти его в больницу, а... где можно найти лазарет в час ночи? Сельские больницы, вероятно, закрыты, поэтому я и решила мчаться сюда, в Святогорск. На него было просто страшно смотреть...
- Так что он повторял? – спокойно прервал речь Марии сержант.
- Дмитрий Иванович, этот бедняга постоянно говорил: «Он грядет, он грядет», пока не потерял сознание окончательно, - девушка оперлась спиной о капот авто. – Я еще все думала, что же это может значить?
- Галлюцинации, наверное, - задумчиво сказал Калинин. – Может, он сатанист... или наркоман? 
Девушка отпрянула.
- И... у меня еще хватило ума подобрать его? – глаза Марии округлились так быстро, что Дмитрий едва смог сдержать улыбку. – Так, может, в том лесу он проводил кровавые ритуалы? А вы...
- Я уже позвонил в отделение Ближнегорска, - успокаивающе ответил милиционер. – Они направят в ту лесопосадку парочку проверяющих. Скоро мы поймем, что здесь происходит, и кто этот незнакомец.
 
***

- Матерь Божья! – еле-еле промолвил Олег, ступая по выжженной земле и освещая себе дальнейший путь фонариком. – Что же здесь произошло?
Его старший коллега, Холодов Филипп Григорьевич, мельком посмотрел на молодого напарника и перевел взгляд на лес... или, точнее, на то, что от него осталось. Некогда зеленеющая лесопосадка теперь превратилась в черное от сажи выгоревшее поле. В воздухе веяло гарью, с поверхности грунта поднимался неприятный смрад. Кое-где лежали выкорчеванные деревья, но большинство сосен параллельно друг другу наклонили свои верхушки к земле, которые при иных обстоятельствах касались бы травы и низкорослых кустарников. Мерцающая в ночном небе Луна освещала все это непонятное действие с высоты - Филиппу показалось, что только настоящие психи могут находиться в выгоревшем лесу посреди ночи и бродить там, словно призраки по пустынным руинам.
- Да кто его знает! – мрачно отреагировал Холодов. – Поджог, наверное.
- Нет, лес сгорел не по вине человека, - послышался уверенный голос молодого напарника.
Филипп повернулся – Олег внимательно осматривал ближайшую сосну и почему-то исследовал сажу на запах и осязание.
- Что ты сказал, Димитров?
- Я говорю, что вины человека здесь нет. Во всяком случае, умышленного. Понимаете, после пожара должны оставаться косвенные признаки, к примеру, такие как точка возгорания. Под воздействием ветра огонь захватывает все новые и новые деревья, то есть контур дерева должен быть полностью обгоревшим. Без этого обстоятельства невозможно распространение пожара. А здесь мы видим, что обгорела только одна половина, северная, и ту же ситуацию можно наблюдать у всех остальных деревьев. Следовательно, здесь виноват не пожар, а какой-то мгновенный взрыв наподобие падения метеорита. Но и здесь не все гладко: большинство сосен лежат параллельно друг другу, но есть некоторые деревья, спокойно растущие, как и раньше. Они вообще не обгорели и не деформировались, хотя находились в эпицентре взрыва...
Олег запнулся – Филипп смотрел на него довольно-таки странно.
- Ммм, - пробормотал Димитров. – Я любил химию в школе.

***

- Можете навестить пациента. Врачи его осмотрели. Ваш парень будет жить, - сообщила медсестра, подойдя к Марии.
- Он мне не парень, - ответила Мария, переведя взгляд на собеседницу. – Я его вообще не знаю.
Лиза выглядела сконфуженной. Он достала что-то из кармана и протянула девушке.
- Но у него ваша фотография. Вот, посмотрите.
Теперь недоумение передалось и Калинину. Он заметил растерянный взгляд свидетельницы событий, которая несмелым движением руки взяла снимок.
- Фото находилось у него в кармане, - спокойно заметила Лиза. – Выходит, вы знаете этого человека: вы изображены рядом с ним в Париже возле Эйфелевой башни.
- Но я действительно не знаю этого пострадавшего, - Мария вздрогнула, когда посмотрела на снимок. – И я... никогда не была в Париже и уж точно никогда не видела Эйфелеву башню вживую.
Неподдельная искренность, с которой Мария произнесла эти слова, заставила заволноваться Лизу по-настоящему.

***

- О мой Бог, Толя! Какие к черту галлюцинации?! Ты же только что сам был свидетелем невероятного. Говорю тебе в сотый раз: Лиза и я действительно видели рану на шее этого молодчика, а когда мы его привезли сюда, она исчезла. Взгляни на этот рентген-снимок. Что ты видишь? Верно, ничего. У него нет ни малейших признаков перелома, хотя они были два часа назад. Говорю тебе: у него потрясающая регенерация. Можно сказать, что на нем мгновенно заживают раны. То, на что человеку уходит месяцы, ему требуются считанные минуты.
- Хорошо, Кирилл. Мы друг друга знаем еще с университета. Как ты объяснишь его бредни – «Он грядет, помогите, я должен, я должен»?
- Психиатрия – это не по моей части, - развел руками водитель. – На твоем бы месте я лучше бы занялся тем препаратом «Нитродолом».
- Что за препарат? – вклинился в разговор Калинин, который бросал на пострадавшего редкие взгляды.
- Нашли у него в кармане, - отмахнулся Демьянов. – Документы отсутствуют, паспорта нет...
Калинин сделал пометку в блокноте.
- Этот... «Нитродол»... – сержант посмотрел на дежурного врача. – Это наркотик или лекарство?
- Не знаю, - пожал плечами Анатолий. – Вероятно, ни то, ни другое. Во всяком случае, мне это название ничего не говорит.

Тем временем, пока мужчины выясняли детали происшествия и пытались сложить картину случившегося в единое целое, Мария стояла возле медсестры, которая следила за состоянием пострадавшего.
- Как он? – тихо спросила она Елизавету, глядя на безмятежное лицо незнакомца.
- С ним все в порядке. Можно сказать, что он родился в рубашке, - спокойно ответила последняя, убрав стетофонендоскоп в сторону. – Сердцебиение в норме, давление стабилизировалось. Единственное, что меня настораживает, так это то, что все его внешние раны - порезы, царапины, ушибы – исчезли и зажили. Чудеса, да и только. Он словно ящерица какая-то. А вы?.. Вспомнили что-нибудь?
Мария посмотрела на снимок в своей руке.
- Я его не знаю. Но фото говорит об обратном. Как же мы можем быть знакомы, если до теперешней ночи я его никогда не видела?

***

Сержант отложил блокнот в сторону. На улице начинало светать. Милиционер с невозмутимым спокойствием прислушался к комментариям водителя и дежурного врача.
- Значит, что мы имеем? – бормотал себе под нос Кирилл. – Посреди ночи случайная девушка-водитель находит недалеко от лесопосадки сильно изуродованного юношу, у которого налицо все симптомы избиения. Встретив по дороге карету скорой помощи, то есть меня с Елизаветой, отдает пострадавшего нам и по дороге в больницу сообщает о происшествии в милицию, которая высылает своего сотрудника. Дежурный врач  не обращает внимания на странности, указанные ему медицинскими сотрудниками, в частности, чрезвычайно активную регенерацию, которая позволяет больному быстро исцелить самого себя...
- Я все слышу, - мрачно прогудел Анатолий, оторвав взгляд от флакона с «Нитродолом», и посмотрел на коллегу.
- ... К прочим особенностям можно отнести: препарат неизвестного происхождения под названием «Нитродол», отсутствие документов у потерпевшего, странную одежду. Что из всего этого следует? Во-первых, незнакомец определенно знаком с Марией. Об этом говорит фотография, где они изображены вместе. Следовательно, его появление на ночной дороге могло быть не случайным, а преднамеренным. Во-вторых, юноша – не иностранец хотя бы по тем причинам, что он знает русский и у него славянская внешность. В-третьих, следует обратить внимание на разнообразие его ран – ожоги, глубокие порезы, царапины. В-четвертых, наличие странного прибора, подобранного сержантом, и «Нитродола». И все в совокупности нам дает...
«Нет, ну вылитый Шерлок Холмс!» - восхищенно подумал сержант, хотя и не подал виду. Выводы водителя существенно не отличались от выводов сотрудника правоохранительных органов.
- Кстати, Толя, - ехидно поинтересовался Кирилл. – Как ты объяснишь фотографию?
- Простой фотомонтаж, - снова отмахнулся Анатолий. - Раз девушка говорит, что видит пострадавшего в первый раз, то так оно и есть. Подделка.
- Нет! – прохрипел кто-то с койки. – Не подделка.
Никто так сразу и не заметил, как пострадавший пришел в себя: пока Мария задумчиво рассматривала фотографию, Елизавета пристально искала на теле потерпевшего следы ран, больной уже вот как пару минут рассматривал палату и присутствующих в ней. Все перевели взгляд на пациента. Калинин подошел к столику и взял бутылку воды, чувствуя, что он скоро окажется в своей стихии. Но, чего и следовало ожидать, первым к раненому подошел Демьянов.
- Эй, эй, молодой человек, не спешите, - Анатолий прервал попытку незнакомца подняться. – У вас серьезные травмы.
- «Нитродол» со всем справиться, - тихо ответил юноша. - Мне нужно идти.
Сильные руки врача заставили «раненого» снова лечь в койку.
- Так, значит, это препарат сотворил такие чудеса? – без особого энтузиазма отреагировал дежурный врач, прослушивая сердечный ритм в стетофонендоскоп. – Никогда о таком не слышал.
- Это потому, что его еще не изобрели, - тяжелым тоном промолвил незнакомец.
Калинин замер на несколько мгновений, а потом протянул воду:
- То есть, как еще не изобрели? – удивленно переспросил он – другие присутствующие кроме, разве что, Демьянова были удивлены не менее.
- Где мой дешифратор? – внезапно незнакомец напряженно начал оглядываться по сторонам. – Назовите сегодняшнюю дату!
- Спокойно, - сделал попытку Демьянов утихомирить больного жестом руки, убрав стетофонендоскоп в сторону. – Июнь 2013. Попробуй...
Глаза незнакомца остановились на одной точке – все перевели взгляд туда и увидели, как прибор, ранее подобранный сержантом милиции, засветился и, медленно поднявшись в воздухе, стремительно преодолел всю комнату, соприкоснувшись с ладонью незнакомца.
- Это еще что такое? – прогремел Калинин, заметив, как все отшатнулись от койки как минимум на несколько метров.
- Я никому не причиню вреда, капитан! – юноша сделал пару шагов к милиционеру, обнаружив, что тот быстро потянулся к кобуре. – Опустите пистолет! Мне нужно срочно идти. У нас очень мало времени.
Однако Калинин был иного мнения. Сержант сразу же прицелился в незнакомца.
- Во-первых, я сержант, а не капитан. А, во-вторых, подними руки вверх, чтобы я их хорошо видел. И назовись.
- Александр. Ошибаетесь, пока что вы сержант, но во время операции «Возмездие» через пару лет вы станете капитаном.
- Я... Что-что? – рявкнул Дмитрий. - Ну-ка, клоун, руки за голову и марш к стене! Или я стреляю!
- Плохая идея! – покачал головой Александр. – Если вы начнете пальбу, то единственным человеком, кто не пострадает, буду я. Дешифратор всегда активирует защитное поле при соприкосновении с хозяином.
- Что здесь происходит? – не выдержал дежурный врач. – Я не потерплю стрельбы в больничной палате. Опустите пистолет, сержант. А вы, Александр, кто вы вообще такой?
- И откуда у тебя этот снимок? – наконец подала голос Мария, которая все это время вместе с Елизаветой стояла неподвижно в стороне.
Похоже, оказавшись меж двух огней, Александр решил пойти более легкой дорогой.
- Я из будущего!
- Чего-чего? – невнятно переспросил Демьянов, придя к выводу, что его пациент - настоящий псих.
- А вот этого я не предусмотрел, - пробормотал Кирилл.
- Я должен идти! – продолжал гнуть свое «гость из будущего». – У нас всех осталось очень мало времени. Я еле смог выбраться оттуда.
- Думаю, все остальное может подождать, - продолжая целиться в незнакомца, хмуро заметил Калинин. – А тебе все-таки придется проехаться со мной в участок. Должна быть действительно серьезная причина, чтобы отпустить тебя.
- Черт возьми! Вы не понимаете! Только я смогу все изменить! – голос Александра дрогнул. – Он грядет! Конец света! Он скоро наступит!


Рецензии