Папам и мамам о наркотиках и наркоманах

ICQ 419-578-110

ПАПАМ И МАМАМ
О
НАРКОТИКАХ   И НАРКОМАНАХ

(пособие для родителей по профилактике наркомании среди детей)

Харьков, изд-во «Титул», 2003, УДК 364.27, ББК 60.56, Ч - 19


Книга написана в соавторстве с А.М. Бандуркой и А.С. Левашовым



Аннотация
.   
 Наркотики. Наркомания. Наркоманы….

     Почему дети и подростки начинают употреблять дурман, а наркомания является глобальной проблемой современности? Какие  из наркотиков наиболее популярны среди молодежи? Каков механизм их воздействия на неокрепший организм? Как уберечь ребенка от беды, а если она   пришла, как помочь ему поскорее избавиться от гибельного  пристрастия? Ответы на эти и многие другие вопросы пытаются дать авторы настоящего пособия – профессиональные педагоги и психологи, имеющие большой стаж практической работы с несовершеннолетними правонарушителями. Книга написана простым и доступным языком на материале реальной жизни. Широко использованы примеры из художественной литературы, письма и интервью наркоманов и их родителей, приведены «ролевые» модели аналогов бесед с детьми, даны конкретные практические рекомендации. Для широкого круга читателей.





СОДЕРЖАНИЕ


НАРКОТИКАМ НЕТ! (вместо предисловия)__________________________________
ВСТУПЛЕНИЕ, Наука побеждать.___________________________________________

ЧАСТЬ I. Глава 1. Три Глава 2. Без Глава 3. Биография зла_____________________________________________________
Глава 4. Арсенал смерти____________________________________________________
Глава 5. Шаг к пропасти: алкоголь и никотин.________________________________
Глава 6. Мишень – мозг_____________________________________________________

ЧАСТЬ II НАРКОМАНИЯ __________________________________________________
Глава 1. Современный мир и наркомания_____________________________________
Глава 2. Наркомания и массовая культура.____________________________________
Глава 3. Наркомания и наркомафия__________________________________________

ЧАСТЬ III. НАРКОМАНЫ
Глава 1. «Не думайте о синих обезьянах:…_____________________________________
Глава2.  «Ломка» воли (из писем и интервью молодых наркоманов и их родителей_
Глава 3.Умейте убеждать, или о роли семьи в профилактике детской наркомании__
Глава 4. Как помочь ребенку сказать: «Нет!»___________________________________
Глава 5. Доверяй, но проверяй!________________________________________________
Глава 6. Если ЭТО все же случилось…_________________________________________
Глава ?. Свет в конце тоннеля_________________________________________________

ЗАКЛЮЧЕНИЕ, Вверх по лестнице, ведущей вниз?_____________________________
РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА___________________________________________





ЛЕЖАТ ТРИ СТРАШНЫХ СЛОВА РЯДОМ
НА ПОЛЕ БОЯ НЕОГЛЯДНОМ.
ТРИ,  НАЧИНЕННЫЕ ЗАРЯДОМ,
В КОТОРЫХ СПИД, «ТБ» И РАК:
ВИНО, НАРКОТИКИ, ТАБАК!
Анатолий Мирошниченко





НАРКОТИКАМ – НЕТ!
(вместо предисловия)

     Сегодня о наркоманах и наркомании говорят и пишут много и по-разному. Социально-негативное явление, относящееся  к разряду наиболее острых глобальных проблем современности, обрело характер вселенского мирового зла и представляет реальную угрозу существованию человечества как биологического вида. Положение усугубляется еще и тем, что, поскольку спрос неизменно рождает предложение, изготовление, транспортировка и сбыт наркотиков является сверхприбыльным  международным  преступным бизнесом. Вот почему вопрос об изыскании эффективных мер противодействия всему, что связано с незаконным   производством и потреблением  наркотических веществ, волнует в одинаковой степени виднейших политиков, общественных деятелей, ученых, медиков, юристов, работников правоохранительных органов.
 
     Особую опасность представляют наркотики для молодежи. Одурманивая сознание молодых людей, они превращают их в человекороботов, живых призраков, единственным смыслом и содержанием жизни которых является очередная доза яда, дающая возможность  и далее пребывать в мире иллюзий, не имеющем ничего общего с  реальной жизнью, с созидательным предназначением  в ней человека. Ослабляя иммунитет растущего организма, наркотики способствуют возникновению массы сопутствующих заболеваний, многие из которых, в первую очередь такие как  СПИД и рак, сегодня неизлечимы. Угнетая репродуктивную функцию, они лишают молодое поколение способности к воспроизводству здорового потомства, к продолжению человеческого  рода. Таким образом, имеются  все основания  к тому, чтобы считать наркотизацию геноцидом против человечества.

     Вместе  с тем, помимо общесоциальных,  проблема имеет еще и ярко выраженный индивидуальный аспект. Результаты научных исследований и практика  со всей убедительностью свидетельствуют, что наиболее действенным способом реального противостояния наркомании является ее профилактика. Любую беду легче предупредить, чем пытаться искоренить после того, как она уже возникла. И, конечно же,  ни один врач, учитель либо милиционер не в состоянии уберечь  ребенка от беды настолько эффективно, насколько это способны сделать педагоги, данные ему самим Богом – его родители, его семья. Родительская любовь, внимание и забота – самый  надежный барьер на пути гибельного дурмана к детскому организму. Заявляю это со всей ответственностью, поскольку сам являюсь, прежде всего, отцом двоих сыновей и дедом четырех внуков, и  уже потом – ученым, милиционером, политиком.

     Однако одной любви здесь, к сожалению, недостаточно, хотя она и является важнейшим залогом успеха. Каждому из родителей совершенно необходимо располагать определенным багажом специальных знаний, пускай не в объёме вузовских курсов, но хотя бы  на уровне элементарных понятий. Невозможно бороться с проникновением наркотиков в ваш дом, не имея понятия о том, как  те или иные  из них воздействуют на человека, о том, какие из них наиболее употребительны в молодежной среде данного региона. Невозможно в полной мере оценить грозящую ребенку опасность, не представляя, сколь великую  угрозу для всего общества в целом являют собой наркотики,  и каким путем доходят они до конкретного потребителя. Наконец, совершенно необходимо знать, как правильно организовать  семейную профилактику таким образом, чтобы сказанное родителями  не прошло мимо ушей подростка как «очередное демагогическое  морализирование», а достигло его сердца и разума. Как убедить  его в том, что все, внушаемое родителями, – единственно возможный и единственно правильный путь.
 
     В Национальном университете внутренних дел  на протяжении многих лет велась большая работа  по исследованию и предупреждению наркомании. Учёными ряда кафедр в сотрудничестве с отечественными и зарубежными специалистами были опубликованы серьёзные научные статьи по ряду аспектов проблемы, изданы фундаментальные монографии. Однако работы эти, имея преимущественно специальную, нежели прикладную направленность, затрагивая области правоведения, социологии, криминалистики, прежде всего, способствуют решению проблемы на государственном уровне.

     Сегодня же, наряду с этим, назрела настоятельная  жизненная потребность в создании цикла научно-популярной литературы  по предупреждению наркомании среди детей и подростков, предназначенной для  широких слоев населения.

     Предлагаемое читателю пособие – практическое руководство для родителей, имеющее целью способствовать  предупреждению подростковой наркомании на уровне семьи. Думается, книга эта, написанная  живым литературным языком, причем на достаточно высоком профессиональном уровне, привлечет внимание каждого  из родителей, займет должное место в каждой семейной библиотеке.

Александр Бандурка –  доктор юридических наук, профессор, академик Национальной Академии правовых наук Украины, генерал-полковник милиции.




ВСТУПЛЕНИЕ

Наука побеждать

     О наркотиках, наркоманах, наркомании, об их опасности мы слышим ежедневно. О серьезности проблемы без устали твердят телекомментаторы, журналисты, медики, юристы, милиционеры. В нашей стране и далеко за её пределами   выходят в свет сотни книг, посвященных исследованию причин и определению путей решения данной проблемы. Все мы, и вместе, и каждый в отдельности, не подвергаем ни малейшему сомнению тот факт, что наркотики и наркомания являются угрозой обществу, в особенности его генофонду – молодым поколениям. Не подвергаем, но все же …

     Вот тут-то, в этом коротеньком «все же…», и таится поразительное  противоречие между тем, что мы думаем «вообще» и «в частности». Потому что в полной мере сознавая степень опасности «вообще», каждый с негодованием отвергает ее «в частности», как реальную  возможность причастия к этому «вообще» своих собственных  детей. «Да,- рассуждаем мы все вместе,- наркомания  наша общая беда». «Ну, нет,- успокаивает  себя каждый в отдельности,- уж с моим-то ребенком этого наверняка не случится». Почему? Да  «нипочему», просто  следуя известной логике, согласно  которой «этого не может быть, потому что этого не может быть  никогда». Не может быть, и всё тут, а значит  и  в рассуждения вдаваться бесссмысленно.

     Между тем, убеждая и успокаивая  себя подобным образом, мы, по сути дела, уподобляемся  страусам, прячущим в случае опасности головы в песок, чтобы если не избежать, то хотя бы  не видеть угрозы. Мы всячески гоним от себя мысль о том, что НАШИ дети подвержены риску в степени никак не меньшей, чем все прочие. И потому, когда беда действительно стучится в НАШУ дверь, - а происходит это всегда неожиданно и внезапно – вдруг обнаруживаем свою полнейшую неготовность, растерянность, неосведомленность и беспомощность. И, как следствие, чаще всего впадаем в панику, что ещё более усугубляет положение дел.

     Говорят: от судьбы не уйдёшь. Так, скажем, каждый из нас в какой-то степени подвержен риску оказаться под колёсами автомобиля. Но всё же, согласитесь, тот, кто хорошо знаком с  правилами дорожного движения и вообще ни на минуту  не теряет бдительности, рискует намного меньше. С опасностью лучше всего бороться, пока беды ещё не случилось, делая всё, чтобы не дать ей произойти: предотвратить, не допустить, избежать. Но даже если непоправимое уже произошло, необходимо быть во всеоружии. Лишь тогда можно быть  уверенным, что потеряно ещё не все, что из любой, даже самой трагической ситуации можно при желании найти выход. Однако одного лишь желания здесь недостаточно. Необходимы знания. Всякий, объявивший войну грозному врагу, может рассчитывать на победу лишь в том случае, когда знает его в лицо. Знать в лицо врага, его сильные и слабые стороны, состояние его позиций и вооружений, и на основе данного знания грамотно построить собственную доктрину, суть которой - выиграть войну ценой как можно меньших потерь, а ещё лучше дипломатическим путем – в этом и заключается  наука побеждать.

     Эта книга - наука побеждать для каждого из родителей, для тех, кому не безразлична судьба своего ребенка. Для всех, кто, реально оценивая степень угрозы и риска, связанных  с наркотиками, предпочитает не  отворачиваться от опасности, а, зная врага в лицо, встретить его во всеоружии.

     Работая над рукописью, авторы - профессиональные педагоги и психологи -  преследовали одну главную цель: простым доходчивым языком довести до широкой читательской аудитории, до всех родителей, сведения, дающие возможность активно противостоять наркотикам. Книга поможет не только реально оценить наркоманию как грандиозное антиобщественное явление, но и понять, какую страшную угрозу несет она нашим семьям, нашим детям. В пособии содержится информация об основных группах наркотических веществ, способах их употребления и механизме воздействия на человека. Но главное - она вмещает целый ряд практических советов и рекомендаций, которые помогли бы уберечь ребенка от   влияний наркосреды. И, в случае, если знакомство с наркотиками уже состоялось, помочь ему как можно скорее покончить с зарождающимся гибельным пристрастием. Конечно, авторы далеки от того, чтобы считать данную работу избавленной от недостатков. Возможно, и даже, скорее всего, взыскательный читатель найдет её в чем-то  полемичной и недостаточно аргументированной. Что ж, не  исключено. Безусловно, многое осталось  вне поля  авторского внимания, ибо проблема столь обширна, что охватить все  её аспекты рамками настоящего пособия попросту невозможно. Поэтому все конструктивные замечания будут  приняты с пониманием и искренней признательностью и учтены при подготовке  следующего издания.

        Наркотики, наркомания, наркоманы… Наступят ли когда-нибудь времена, когда эти пугающие, напоминающие пронзительное воронье карканье, слова  отживут свое и будут за ненадобностью исключены из повседневного лексикона, став ещё одним  мрачным достоянием истории? Несомненно, такое время придет. И настанет оно тем скорее, чем скорее каждый из нас  повернется к проблеме лицом, чем скорее все мы, сплотившись  в едином строю, заслоним наших детей от беды, скажем опасности решительное «нет»! Пусть же эта книга окажется  ещё одним вкладом в святое общее дело. В науку побеждать.


Часть I.  НАРКОТИКИ

Глава 1. Три кита

     Дети – содержание и смысл нашей жизни. Кто из нас, сегодняшних взрослых, не помнит себя в детстве? Воспоминания детства – самые яркие, они никогда не утрачивают своей красочности. Детство - прекрасная пора, когда тебе кажется, что не ты рожден  для мира, а, напротив, мир во всём своем многообразии и великолепии создан единственно для тебя. Для тебя, для одного тебя синеет небо, цветут  сады, поют птицы. И уж, конечно, в замечательном этом мире, созданном лишь для тебя, и ни для кого более, с тобой не может случиться ничего дурного. Мы лазили по деревьям и по крышам, ранней весной переплывали ледяную речку, ради удали перебегали дорогу перед самым носом визжащего тормозами автомобиля, и перепуганное лицо водителя вселяло в наши  не знающие страха души ещё большую  уверенность в себе. Нам всё было нипочем, да и могло ли быть иначе? Хотелось всё изведать, везде успеть, доказать всем и каждому, что ты – Личность.  Самый сильный, самый смелый, самый неуязвимый. В общем, самый-самый.
 
     А досаднее всего, и назойливей всего, и смешнее всего были страхи и опасения за нас наших родителей. Горели ли мы в температурном бреду, являлись ли  с разорванной штаниной либо подбитым глазом, возвращались ли за полночь с первого свидания – всегда в их глазах читались  укор и тревога. Нам это не очень нравилось, мы больше любили, чтобы с  нами соглашались. Чтобы нам потакали, чтобы нас хвалили. Конечно, тогда нам было невдомек, что любовь к ребенку – это одновременно и гордость, и тревога за него.
     И лишь повзрослев, набравшись житейского опыта и сами обзаведясь детьми, мы поняли, наконец, что значит быть родителями. Что значит всю ночь не сомкнуть глаз у постели простывшего на катке сынишки, либо в первом часу ночи ждать со школьной вечеринки дочь. С возрастом всё изменяется: ещё вчера бесшабашные дети, лишь став родителями, мы осознаём, что мир полон опасностей. Дети тонут, гибнут в огне пожаров либо под колёсами автомобилей. А бывает, смертельно рискуют, пытаясь разрядить оставшиеся с войны боеприпасы. Мы, как можем, пытаемся оградить их, таких беспечных и в сущности таких беспомощных, уберечь от опасности, спасти, предотвратить, не дожидаясь беды. Иногда нам это не удается…

     Говорят, что судьбу не выбирают. Мол, как на роду написано, так тому и быть. Действительно, трудно уберечься, скажем, от удара молнии, землетрясения, наводнения либо иного внезапного стихийного бедствия. Но помимо этих, детей наших подстерегают опасности, которых мы можем и должны избежать. И самая безжалостная, самая коварная из них – ядовитый дурман, смерть, таящаяся на кончике иглы, в меленькой таблетке, в набитой наркотиком папиросе, даже в тюбике с клеем либо флаконе лака для ногтей.
 
     Опасность эта – Н А Р К О Т И К И.

     Наркотики – страшное зло. Любой яд опасен для человека. Однако коварство наркотиков – смертельных ядов - в том, что они убивают не сразу, а исподтишка. А перед тем, как убить, разрушают организм и травмируют психику, превращая полного сил человека в жалкую развалину, душевнобольного. Для него всё богатство мироощущения и мировосприятия, все радости земные теперь сводятся к одному: любой ценой продлить «кайф», во что бы то ни стало добыть очередную порцию яда – «дозу», без которой отравленный, попавший в зависимость организм уже не  может существовать. Опасны наркотики ещё и тем, что на том этапе их употребления, когда дело не зашло далеко, ещё не сформировалась мучительная  и стойкая зависимость, когда можно ещё что-то сделать, вырвать ребенка из цепких лап беды, беду эту бывает трудно распознать. И даже распознав либо догадавшись  о чем-то «таком», родители часто  впадают в панику. Они не знают, что предпринять. И беспомощно воздевают руки к небу, уповая на лишь на милость Господню.
 
     Однако «На Бога надейся, а сам не плошай» - говорят в народе. Наркотики – дьявольское наваждение, и уберечь от них детей под силу  в первую очередь родителям. Не врачам, не милиции (поскольку дело первых – лечить, а  вторых – искоренять), а  именно родителям, ибо есть в мире лишь одно волшебное лекарство, способное в самом зародыше исцелить многие недуги, и имя  ему – родительская любовь.

     Любовь – могучая сила. Там, где есть любовь, обязательно рука об руку идут взаимоуважение и взаимопонимание. Вот почему конфликты в семье, как явные, так и скрытые, делают ребёнка еще более беззащитным перед лицом угрозы. Будучи лишен любви и заботы, ребёнок испытывает  душевный дискомфорт, острую потребность в поддержке, в защите, в избавлении от своих бед. И подчас находит все это, правда, в донельзя искаженном виде, в среде таких же, как он сам, обездоленных, сбитых с истинного курса потребителей страшного зелья. Нам могут возразить, что мы не совсем правы, что,  дескать, наркоманами сплошь и рядом  становятся дети из вполне благополучных семей. Да, становятся, однако и такие семьи, по нашему глубокому убеждению, в большинстве нормальны только на первый взгляд. При ближайшем же рассмотрении неизменно оказывается, что где-то обязательно что-то не так. Что в семье, и впрямь вроде бы обеспеченной и благополучной, гармония отношений между её членами нарушена, что из обихода ушла целительная любовь, а её место заняло гибельное равнодушие. Поэтому БЕРЕГИТЕ ЛЮБОВЬ!

     Сохранив в семье любовь друг к другу, заботу друг о друге, гармонию в отношениях,  вы можете быть уверены, что зло  не поселится в вашем доме  и ребенку вашему ничто не будет угрожать.

     ПОМНИТЕ! Уберечь ваших детей от наркотиков  вам, прежде всего, поможет главное и самое действенное из всех средств – любовь.

     Однако для того, чтобы победить врагов, необходимо знать их в лицо, уметь их распознавать, ставить на их пути преграды, бороться с ними в открытую. Ивовым прутиком не перерубить меча. Не имея понятия о том, что представляют из себя наркотики, каковы их многочисленные разновидности, как они воздействуют на человеческий организм, какие существуют меры профилактики, как выглядят первые признаках уже начавшегося употребления и каковы способы борьбы с этой страшной напастью, мы рискуем потерять наших детей.

Цель данной книги – помочь родителям  разобраться в этих вопросах, научить их находить с детьми общий язык, вызвать их на откровенность, вооружить пап и мам  необходимыми знаниями и уверенностью в своих силах.

ПОМНИТЕ! Вы никогда не достигнете цели, не сможете уберечь ребенка от беды, если  в своих действиях не будете опираться на «трёх китов».

Вот эти три кита:
ЛЮБОВЬ;
 ДОВЕРИЕ;
ЗНАНИЕ.


Глава 2. Без прикрас

     Наркотики – путь к гибели. Всякого, кто ступит на эту дорогу в никуда и не найдет в себе сил вовремя выбраться из трясины, ожидает печальный удел. Однако далеко не каждый, особенно в детском и юношеском возрасте, однажды попробовав, а затем,  незаметно для самого себя, втянувшись, осознаёт, что наркотики – это вовсе не какая-то «вещь в себе». Не что-то такое, что существует вне сознания, а значит, в любой момент может быть отвергнуто и забыто навсегда. Вот обычная цепь рассуждений  юного наркомана, не способного оценить  явление достаточно критично, а значит, предвидеть все его последствия и взаимосвязи. Подумаешь,- рассуждает подросток, глотая очередную таблетку, затягиваясь анашой либо вонзая в вену иглу, – что тут такого? Ну, попробую ещё разок, ведь человек должен всё испытать. Что я первый, что ли? Не я ведь один такой! Вон их сколько, парней и девчонок, таких же, как я. Хоть бы один сказал, что это плохо! Так нет же, всем «по кайфу», всем приятно и здорово «прибалдеть», «поймать приход», «оттянуться по полной программе». Да и в самом деле: «кайф» – это сегодня, а всё остальное, все эти «последствия» - когда ещё будет, да и будет ли? А то, что твердят эти взрослые, так это у них так заведено – «лапшу на уши вешать». Вот, скажем, на каждом углу трубят о вреде курения и алкоголя, а  сами не только курят и пьют, а и вовсю, и тоже на каждом углу, рекламируют. Да ещё, словно в насмешку, печатают на каждой пачке, на каждой бутылочной этикетке маленькими буковками, чтобы, значит, незаметней было: «Минздрав предупреждает: опасно для здоровья». Чушь какая – то! Кто такой этот Минздрав, что за фрукт – непонятно. Ясно одно: вас предупредили, но это так, маленькими буковками, только для порядка. А на самом деле, в телерекламе, на огромных придорожных щитах: «Марльборо – вкус наслаждения!» либо «За «Немиров» - во всём мире!» Во всём мире – во как! Где же правда? И есть ли она?


    Так и с наркотиками: ничего-то в них страшного нет, если разобраться. Конечно, везде бывают неудачники, которым «по жизни не фартит». Случается, что и «откидывают копыта» от передозировки. Что ж, и алкаши гибнут от белой горячки, и курильщики, бывает, умирают от рака.  Что с того? «Кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет». У всёх один конец. Да и потом: уж я-то не всем остальным чета. Уж я-то в любой момент брошу, «соскочу»! Я сильный, не то, что все остальные. Я…Я… Ну , если даже не «соскочу», если и суждено мне загнуться от «наркоты», то во-первых, это когда ещё, до этого ещё дожить надо. Ну, а во–вторых, моя жизнь – это моя жизнь, и никому до нее дела нет и не должно быть. Я – свободный человек: что хочу, то и делаю. Поэтому идите вы куда подальше со своими советами! Видели мы перевидели таких «советчиков». О себе лучше позаботьтесь, а я уж как-нибудь и без вас проживу. Ну, глотнул, курнул, укололся, кому от этого вред, кроме меня самого? Что я, трогаю кого? Вот и меня не трогайте.

     Что ж, выслушав подобную трактовку жизненной позиции, можно с горечью признаться самим себе, что умозаключения маленьких философов во многом логичны и достаточно обоснованы. Подросток органически не  приемлет лжи, он во всём максималист. Законы коммерции и рекламы  ему пока что неведомы, впрочем, как и вся психология двойных стандартов. Всякая неправда, сказанная ли в узком семейном кругу, увиденная ли по телевизору, травмирует врожденное чувство справедливости. Чаще всего вынуждая искать ее, поруганную справедливость, на улице, в кругу таких же бескомпромиссных правдоборцев– сверстников. И диво ли, что не найдя истины в реальном мире, многие, очень многие, стремясь обрести ее во что бы то ни стало и где бы то ни было, находят искомое в мире иллюзий, навеянных сладким дурманом. И благо, если бы этот самый дурман был недоступен, сокрыт за семью замками и семью печатями! Не сокрыт, не запечатан – доступен! Сегодня многие вещества, способные вызвать наркотическую зависимость, можно свободно приобрести у полулегальных торговцев, а то и просто в аптеке либо иной розничной торговой точке. Более того, иные из них, как, к примеру, ЛСД или «экстази», всё чаще можно увидеть в форме ярких многоцветных таблеток либо жвачек, упакованных в красочные обертки, на которых, вдобавок, вовсю резвятся персонажи любимых «мультиков». Мол, веселитесь, детки!

     Куда деться от правды? Похоже, сегодня в сошедшем с ума мире законы чистогана подменили здравый смысл. Однако, не ставя здесь себе целью особо  вдаваться  в излишние философские изыскания на тему «что есть хорошо, а что плохо» (хотя стоило бы!), констатируем лишь, что в своих оценках подростки во многом  по-своему правы, что весьма затрудняет поиск действенных средств убеждения. И главная задача родителей – несмотря ни на что, суметь найти нужные аргументы, разрушить начинающую формироваться порочную систему ценностей и стереотипов мышления. Как это сделать?  На наш взгляд, прежде всего убедив сына или дочь в том, что употребление наркотиков опасно не просто для них самих, но и для окружающих. Чувство гражданственности, принадлежности себя к обществу очень сильно у подростков, для которых важнейшей мотивационной составляющей, определяющей поведение и поступки, является стремление к самоутверждению, определение своего места и своей роли  в окружающем мире. Поэтому краеугольным камнем всей цепи контраргументов должна являться именно социальная  составляющая. Постараемся наметить примерную логическую последовательность такой аргументации:

«Наркотики – страшное зло. Они разрушают здоровье и психику, превращая молодого человека в инвалида. Но самое главное – в том, что люди, употребляющие наркотики, опасны для окружающих, для общества. И не только потому, что в лице наркоманов общество подчас теряет талантливых музыкантов, поэтов, инженеров, рабочих - полезных для себя специалистов. В конце-концов без наркоманов, будь они просто людьми-призраками, не причиняющими  вреда никому, кроме себя самих, общество вполне могло бы обойтись, Но в том то и дело, что наркоманы представляют опасность прежде всёго для окружающих. Зелье дорого стоит, а тяга к наркотикам непреодолима. Впавший в наркотическую зависимость стремится добыть всё новые, всё возрастающие дозы любой ценой, не останавливаясь ни перед чем. «Обычный» потенциальный преступник, собираясь совершить правонарушение, всегда задумывается о возможных последствиях и, взвесив все «за» и «против», иногда отказывается от злого умысла. Не то с наркоманами. Для наркомана преград не существует – доза  необходима ему, как воздух. Ради дозы он не задумываясь украдет, ограбит, убьёт. В сознании такого человека отсутствует сдерживающее начало, «кондуктор» (вспомним песенку из известного кинофильма), способный вовремя «нажать на тормоза». Поэтому пребывающему в состоянии наркотического опьянения, а особенно мучительной «ломки», ничего не стоит совершить  самое страшное, бессмысленное злодейство, причем делается это подчас с изощрённой, зверской жестокостью. И вполне закономерно, что, покушаясь на общественное спокойствие, на общественные устои, наркоманы вызывают со стороны общества стойкое противодействие, вследствие чего знаменательной вехой на пути в пропасть для большинства наркоманов оказываются тюремные нары.

     Одному из авторов данного пособия, педагогу с большим стажем, много лет довелось проработать с «трудными» детьми и подростками сначала в спецшколе, а затем в воспитательно-трудовой колонии для несовершеннолетних, специализирующейся, к тому, же на лечении наркоманов. В процессе работы приходилось изобретать и практиковать много методов поиска доверительных взаимоотношений с подростками. При этом одним из наиболее эффективных оказалась «переписка с учителем», когда подросток в форме письма-исповеди делился  с педагогом самым сокровенным, неизменно получая ответ в письменной, причем конфиденциальной, форме.

     Говорят, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Поэтому предлагаем вашему вниманию лишь два из таких писем, где не изменено ни строчки. Писем-исповедей, в которых подростки, ничего не приукрашивая, описывают постигшую их  трагедию. Пусть же письма эти послужат предостережением вам и вашим детям. Итак, без прикрас! Без прикрас!




Письмо первое

    «Раз уж я начал писать это вам, так, наверное, нужно начинать  с самого начала, ещё со свободы. Жил я с матерью, старой бабушкой и двумя младшими сестричками, Оксаной и Олечкой, которых любил больше всего на свете. Отца своего не помню. Я и маму-то хорошо не помню. Она работала нянечкой в больнице и вечно была на каких-то дежурствах, зарабатывала на хлеб.

     Выпивать я начал лет с двенадцати, в дворовой компании друзей-приятелей, и в этом же возрасте впервые попробовал, что такое анаша, по-нашему план, драп, дурь – как вам больше нравится. Курил я ее года два, покупал у цыган, которые жили в соседнем районе и продавали не только траву, но и «ширево» - мак,  а также различные «колеса», это таблетки, от которых тоже «ловят кайф». Деньги на траву я тайком брал у мамы, крал всякие мелочи дома, выкапывал картошку с чужих огородов. Весь «хабар» таскал  к цыганам, продавал за один-два спичечных коробка сушёной травы.

     Как-то солнечным весенним утром я шёл по улочке, застроенной частными домами, озабоченный всегдашним вопросом: где взять денег? Подойдя к одному из давно облюбованных мною дворов (там не было собаки, и хозяев, я знал, в это время дня не было) я перемахнул через забор, подошел к дому и, на всякий случай, постучал в окно. Как я и ожидал, в доме никого не оказалось. Пошарив пальцами под подоконником окна, что ближе к двери, я нашёл ключ. Дальше проблем и вовсе не было. Я просто открыл дверь и вошел, словно к себе домой. Тут, пошерудив как следует по шкафчикам и полочкам, в шифоньере, под бельём, нашел пятьсот рублей и забрал их. Опыта воровского у меня хватало, и, поскольку «жадность фраера губит», я больше ничего не тронул. Привел всё в первоначальный порядок и незаметно покинул дом и двор.

     Теперь деньги у меня были, и ближе к вечеру я решил поехать за травой  к цыганам.  Спичечный коробок анаши стоил 25 рублей. Недалеко от ворот цыганского подворья  я встретил двух знакомых пацанов. Они шли туда же, куда и я. Только не за травой, а за «ширевом» из мака. Чтобы уколоться. Уже когда подходили к воротам, мне в голову пришла мысль, о которой я буду жалеть до конца своих дней: «А может и мне разочек уколоться», - подумал я. Подумал - и пропал.

     Итак, я дал пацанам деньги, попросив, чтобы заодно и мне купили «кубик», всего-то один «кубик», и, не входя во двор, остался ждать у ворот. Минут через пятнадцать они вышли, и по их раскрасневшимся лицам, по покрасневшим белкам глаз я понял, что поход  оказался удачным.  Пацаны подошли, и один из них достал шприц, в котором находилось немного мутной, неприятной  на вид тёмно-коричневой жидкости. Я закатил рукав и, перекрыв пальцами вену у локтя, уселся на корточки. Тот, у которого был шприц, вонзил мне в вену иглу и ввел наркотик. Очень скоро я почувствовал во всём теле приятное тепло. Кожа начала слегка зудеть. Мне сделалось хорошо.  Встал, захотелось пить. Я хлебнул воды из крана, и вдруг меня неудержимо затошнило и тут же вырвало. Помню, я был удивлен, что рвота не вызвала неприятных ощущений, какие, например, испытываешь с перепою.  Вот так и началось. Я кололся каждый день, пока не кончились украденные деньги. А хватило-то их всего на десять уколов. Ведь уколы были намного дороже анаши: каждый «кубик» зелья стоил пятьдесят рублей. А дальше завертелось, закрутилось. Чтобы  добыть денег, я теперь не брезговал ничем. Начал  выносить из дому вещи уже не таясь, иногда  даже угрожая матери и бабушке физической расправой. Через пару месяцев я почувствовал зависимость от наркотика: если не кололся во-время, то начинал испытывать лёгкое недомогание, тошноту, понос, насморк, на глаза без всякой причины наворачивались слёзы. Нарушался сон. Со временем эта зависимость становилась всё сильнее и сильнее. Начало «крутить» суставы, очень болели спина и шея, сон стал без «ширева» вообще невозможен. Теперь уже наркотик мне приходилось принимать по нескольку раз в день. А это, как известно, огромные деньги, которые я добывал, как уже говорил, продавая вещи из дома, а затем, когда продавать стало нечего, путем попрошайничества, грабежа, воровства. Отравленный организм настойчиво требовал: давай, давай, еще, еще, еще больше! Не было сил и возможности думать ни о чем, кроме проклятого «ширева». Через год после столь памятного мне укола я почти каждый день вынужден был совершать квартирные кражи или грабить прохожих. Преимущественно женщин. Ведь они слабые, а я к тому времени тоже стал слабым, как мышь. Я давно уже стал «своим» человеком  в милиции, неоднократно арестовывался и выпускался «на подписку», ходил отмечаться  к участковому. Состоял на учете в наркологическом диспансере, раза три лечился в стационаре, но все это было, как говорится, «до одного места», не принося ничего, кроме физических страданий. Стоило выйти за ворота клиники -  и всё начиналось сначала. Организм лихорадочно требовал наркотика, и каждые две недели мне приходилось немного увеличивать дозу.

     Закончилось всё так, как и должно было рано или поздно закончиться: в конце-концов, меня «закрыли», то есть попросту посадили. Сначала в следственный изолятор, где я, пока тянулось следствие (ведь кражам не было числа), провел около года. Затем, после суда, который приговорил меня к семи годам лишения свободы, меня перевели в колонию.

     Невозможно человеческим языком  описать страдания, которые я, внезапно лишенный  привычных уколов, испытал в период так называемой «ломки». Скажу одно: если я, умерев, попаду в ад, то вряд ли там будет страшнее. Испытывая дикие, ни с чем не сравнимые  боли в каждой клеточке тела, будучи не в силах заснуть, я много суток, слившихся в одно страшное, непрекращающееся ничто, кричал. Плакал, бредил, ползал, словно червяк, по цементному полу камеры, отправляя естественные надобности «под себя». Я грыз железные брусья нар. Пробовал разбить голову о стену. Несколько раз пытался перегрызть себе вены, лишь бы покончить с этим кошмаром. Когда мне становилось особенно плохо, и я терял сознание, приходила медсестра, делала какие–то уколы. Уколы приносили некоторое облегчение, но ненадолго, всего на несколько минут – потом всё начиналось сызнова.

     «Ломка» продолжалась больше месяца. Но вот  я понемногу начал приходить в себя. Физической зависимости сейчас у меня нет, хотя депрессия, психическое расстройство и ночные кошмары, сопровождающиеся внезапным пробуждением и криками, преследуют меня до сих пор и будут преследовать ещё долгие годы, если не всю жизнь. Скверная вещь «ширево»!

     Теперь я осуждённый, у меня семь лет  лишения свободы и всех гражданских прав. Нет, вру, вру. Уже не семь, а четыре. Ведь пока то, да сё – три года как сквозь пальцы просочились. За это время от сердечного приступа умерла  мама (бабушки не стало ещё при мне). Сестрички мои любимые, Оксана и Олечка, теперь, верно, в детском доме. Уж кто-кто, а я-то знаю наверняка, что ожидает их нелёгкая судьба. Я каждый день за них молю Бога. А больше помочь им ничем не могу. Не могу, как не смогу помочь и себе. Потому что каждым нервом, каждой клеточкой тела ощущаю желание «уколоться». Нет, это не физическая потребность, ведь «ломка» давно позади. Скорее именно навязчивое желание, которое мой  рассудок не в силах преодолеть. Скажу откровенно: если бы сейчас, в данный момент, у меня вдруг появилась бы возможность «ширнуться», сделал бы это, не задумываясь, инстинктивно. Нет спасения шагнувшему в пропасть.

     В своей судьбе я никого не виню. Ведь каждый сам строит свою хижину. Только вот никак не могу представить: кем я буду, выйдя на свободу? Если честно, то хорошо знаю своё будущее. Только думать об этом страшно. Наверное, лучше было бы меня сразу расстрелять».
Леонид.
               


Письмо второе.

«Опес жизни  воспетаника зоны Маркози Иштвана»

«В опчем, я цыган и зват мине Маркози Иштван. Хачу расказат про сибе етат раскас. Мине читат и  писат навчили в зони. А ранш я ф школи не бил. Начнем здали. Я родом з Данецку. Я жил с радителями очин хороша. У нас был балшой дом. Два итажи. Атес бил очен багаты. Иво усе наши роствиники и знакоми ошин уважали.

Ошин он любил детей, И мине любил.  И я иво тож любил. Атес таргавал наркотекам. Анаша, мак, калёса. Фсе таргавал. В опчим мы жили харашо.

Кагда мине стала 12 лет атес мине тож стал  учит наркотекам таргават. Я памагал ацу и патом сам начил наркотек упатриблять. Мине тада била ошин харашо. Нравились курить и калоца. А са мной били маи друзи Андриш и Таганёк.

Черес год  атес и мат скора узнали пра мине што я начал занемаца наркотекам. И  мине атес гаварит. Синок ты у нас саамы старши в симя. Как ты можеш этим занимаца? И павес меня в балницу дурдом. Я месис прасидел на дурдом с дурным людям. Мине кололи серой, давали таблетка. И када я вышал с дурдому и фстретился с друзям и апат начал наркотек «упатреблят».

Маи радитили атес и мама начили парасит мине. Сыночик ни занимайс глупастам. Начили пакупат мини фирмови фсяки шмотки. Залата сеп и калцо били у мини. Били бапки многа. Но я фсе равно стал калоца. А ни мог уже пиристат. Атес што тока мини не придлагал  и машину но я ни послушал иво. Тагда атес мине гаварит. Синок ти нас не слушаися. Тебе уже скора 14 лет. Ты уже балшой давай ми тибе найдем невесту. Ти будеш жаница и перестанеш делат всяки глупасти. Атес нашол мини невесту. Эта били наши роствиники. Ани жили на саседний улицы. Нивеста мая била Наташа и ей била скора 14 лет.

Патом атес повез мини в Москву там тож жили многа наши роствиники. Атес миня устроел в главну балницу наркатичиску и два месяца лечил и полнастю вилечился. Патом ми жили немношко у наших роствиников и мине била ни па сибе и я сказал Атес паехали дамой. Атес сказал синок дай слово што никагда не будиш калоца. Я дал слова и ми паехали. А дома скора атметили мае денражденя и апать стала хатеца найти кайф.И я понял што не магу. Я пашол к атсу и сказал што не магу выдержать свои  слова и уже больше не магу. Атес мине начал казат спасибо синок што ти сам сказал и повес мине апат в дурдом. Мучился я хател павесица но жалка стало атес и мат били одни. Вишел я 7 марта, а 8 марта я привел сибе парадак и силна апкурился планам. Пашо на базар и купил  многа цвити и духи и памад и начал дарит всём роствиникам. А самий балшой букет падарил маме  и духи «Деалог». Падарил духи тож сестрам.

А патом я Пашо к сваей нивесте Наташе. Но сначала я сделал сибе укол наркотик и многа апкурился анашу. И я стал ошен пьяны.

Када я пришов Наташа дома била на дваре и дома нихто не бил. Я ошин апкумарини бил и увидил у нея на палце два залатих калцо. Я сказал Наташа дай мине колца я пасматру. Ана дала а патом стала гаварит дай назад. А мине колца ни нада а я всё равно сказал я тибе ни дам. Ана стала за мной бегат и плакат: адай! А двор ошин балшой и ана взяла палку у забора штахетник и бросила и папала мине на галави. Я ошин растроелся  и ошин пьяни и взял штахет и дагнал Наташу, павалил на землю и начал бить. Ошен сильно бил и долга а патом заташил ее  вкусти и Пашо дамой. Как дашол не знаю. А утром рана праснулся и сматрю у мине в насках 1000 рублей денги по 25 рублей. Я достал денги пащитал и пашол калоца. Мине тагда била ошен плоха. А када чирис час я пришов дамой мине била харашо. Я укалолся харашо и чуствовал ошин сибе . А дома уже атес и мама. И дядя – Наташею атес.Ани ошен плачут гаварят где Наташа я ни видил. Я гаварю ни видил я ни помни патамушто ничиво. Дисвитилна я ни помни . Чирис час я пашо за наркотекам а дядя паехал искат Наташу. А када я пришов через час дамой атес мине габарит синочок знаєш што случилась. Я гаварю не знаю. Он сказал мине убили тваю нивесту. Наши нашли в кустах мертвую. И пака тибе не била уже искала тибе мелиция и спрашивала где ты. Атес мой понял што дело не чиста  и на мине смотрит. А я ничиво ни помню кобуто ничиво не била. Атес гаварит. Синочок ти там не замешан если замешан смотри я тибе увезу в другой горад и тибе никто не найдет.  А я гавару. Атес я клянуся на фсе святое я Наташу ни убивал. Атес сказал слава богу. Если ни ты ничего не бойся. И сразу к нам приехал Бобек и вишли мицинери и надели наручнеки. А када ани уже надели наручники я вспомнел как я бил силна Наташу. А я атсу гаварю тиха Атес, эта я,  я вспомнил. Ета я убил. И атес снова стал плакат и мама тоже стала плакат ошен силна. И мине увизли в турму и пригаварили к 9 лет калонии. И в калонию патом приехал атес и мат и атес габарит. Синок атес Наташи паклялся навсё што када ти асвабадишся он тибе зарежет. Я ему предлагал многа денег а он гаварит не нада. Твой син убил маю доч а я тваго сина тож убиват буду. А я ошен растроелся ее атес по циганським закон мине зарежит и найдет мине на дни моря. А нидавна я узнал што мой атес умир. У ниго бил инфарт серца. И я не знаю типер што мине делат ошен боюсь.

И я прашу всёх пацаноф штоп никада  ни калоца  .Патамушта толка горе ат наркотека и анаши. И напешите ети залатые слава во всёх журналах и книги»*.
Маркози Иштван.

________________________________
*Вскоре после отбытия срока и освобождения автор этого письма был убит

Глава 3.Биография зла

История наркотиков исчисляется не одной тысячей лет. Существует научная  гипотеза о том, что уже в раннем палеолите человеку было известно о наркотиках и их свойствах.
     Наркотик лишает человека разума, а умалишённые, одержимые буйством и видениями-галлюцинациями, издревле  у многих народностей приравнивались к богам, считались их посланцами. Вот почему на протяжении многих веков употребление наркотических веществ являлось почти исключительно привилегией касты священнослужителей. В сочинениях античных историков и философов упоминается  некий божественный напиток Сома, дающий вкусившему его мудрость богов и полную власть  над людьми и природой. Рецепт изготовления  Сомы был известен лишь  избранным, особо посвященным из высокопоставленных жрецов-священнослужителей. Однако, невзирая на все  покровы тайн, не вызывает  сомнения тот факт, что, воздействуя на человеческую психику, по своей природе это вещество являлось наркотическим. Обычай принимать наркотические вещества перед отправлением религиозных обрядовых действ сохранился и поныне во многих религиозных культах малоразвитых народностей: африканских, австралийских, южноамериканских племен, эскимосов крайнего Севера и т.д.

     Наряду с этим, способность наркотических веществ воздействовать на центральную нервную систему, притупляя чувство страдания и физическую боль, была издревле  известна медицине. С древнейших времен и поныне наркотические вещества используются при обезболивании, их лекарственное применение заложило основу целой медицинской науки – анестезиологии. Известно, например, что «злак радости» (так прозвали на Востоке опиумный мак)  ещё 7000 лет назад использовался на Ближнем Востоке в медицинских целях. А в третьем тысячелетии до нашей эры древнекитайский император Шен Гунг  специальным указом предписывал больным принимать настой опия в качестве  лекарства от подагры и невнимательности.  В том же Китае широко использовался и гашиш, как лекарство от кашля  и желудочных колик, а также как общее обезболивающее  при хирургических операциях.

В «Атхарве» и «Лигведе» - древнеиндийском эпосе второго тысячелетия до н.э. - упоминается  гашиш как основная составляющая целительного снадобья, «способного залечивать раны, научить слепца, как прозреть, хромого - как ходить, бедняка - как стать богатым».

     Год 1499. Известный мореплаватель  Васко да Гама открывает  морской путь в Индию. Всё здесь поражает воображение европейца, в особенности же  восточная медицина. Так, в заметках  о Калькутте он пишет: «У калькуттских аптекарей были и другие товары – бхонг (каннабис или индийская конопля), дурман, коробочки мака, на которых выступали темные капли - «слезы радости». Великое множество  имелось у них  лекарственных средств – перечислить их невозможно».

     Индусы не были первооткрывателями наркотиков. Ещё за 3-5 тыс. лет до н.э. шумеры, проживавшие в Месопотамии (территория современного Ирака),  использовали в лечебных целях сок мака. Знакомы они были  и с психофармакологическими свойствами  иных лекарственных растений.


     От шумеров знания о свойствах  наркотиков перешли  в Персию и Египет. Позже  они стали достоянием греков, а затем и арабов. В гомеровской «Одиссее» Елена Прекрасная, дочь Зевса, подливает в вино солдатам некий сок, при этом те, кто его выпивает, становятся нечувствительными к боли и страху. По своей симптоматике действие данного зелья сопоставимо с описанием действия гашиша  на воинов в «Легенде о Хасане  ибн Ас-Саббахе», которую рассказали Марко Поло на Востоке.

     Развитие торговли, великие географические открытия эпохи средневековья, научные исследования  в области медицины – всё это не могло не способствовать  распространению  и всё большей популяризации наркотиков. Так, в результате крестовых походов и путешествий  Марко Поло европейцы  узнали об опиуме и гашише, до того широко распространенных лишь на Востоке. Путешествия  европейцев (главным образом англичан, французов, испанцев и португальцев) в Америку и ее последующая колонизация повлекли за собой  новые открытия, в том числе  в области наркотиков. В Европу  из Америки были привезены кокаин (из Южной Америки), разнообразные галлюциногены (из Центральной Америки) и табак (из Северной Америки). Этот обмен между различными культурами не был односторонним. Так, например, родиной кофейного дерева является Эфиопия. Европейцы узнали вкус кофе в ХVIII в., а отсюда он был морским путем завезен в южную Америку, которая сегодня является основным  мировым производителем и экспортером этой сельскохозяйственной культуры. Из Европы в Америку пришли и крепкие алкогольные напитки, получаемые в результате возгонки спирта.  А в Чили в середине ХVI в. появилась азиатская конопля. До конца ХIХ века каких-либо специальных ограничений на производство  и употребление наркотиков не существовало. Лишь  время от времени предпринимались попытки  сократить либо вообще запретить использование наркотических веществ, но  практически все они оказались неудачными. Например, табак, кофе и чай Европа встретила в штыки. Первым европейцем, закурившим табак, явился спутник Колумба Родриго де Херес. По прибытии в Испанию он был осуждён, поскольку власть решила, что в него всёлился дьявол. Известны случаи, когда государство не запрещало наркотики, а, напротив, содействовало расширению торговли ими. Примером борьбы за рынки сбыта наркотиков на государственном уровне могут служить вооружённые конфликты между Великобританией и Китаем в середине ХIХ в., которые вошли в историю под названием опиумных войн.

     Европа с наркотиками лицом к лицу столкнулась в ХVIII в. В их  распространении и культивировании решающую роль сыграли несколько факторов: медицина, фармакология, развитие торговли и интеллектуальный авантюризм. Ещё в ХVI в. доктор Парацельс использовал в своей лечебной практике препараты на основе опиума. С его «благословения» опиум, а позднее морфий и кофеин  вплоть до ХIХ в. широко  использовались  для лечения множества самых различных заболеваний – от желудочных колик до белой горячки. Опиаты служили для обезболивания при хирургических операциях. К сожалению, столь широкое их применение  привело  к увеличению количества людей, попавших в физическую зависимость от этих веществ.

       Середина ХIХ века - время познания многих тайн природы и человека. То, что в результате многих физических и географических открытий собиралось и накапливалось, теперь стало старательно изучаться и систематизироваться.

   В середине ХIХ века исследовалось действие хлороформа и эфира как анестезирующих препаратов, но и их коснулось использование не по назначению. В истории кокаина также был период, когда  его использовали для лечения депрессий и снятия болевых ощущений. Более того, этот наркотик даже пытались  использовать как лекарство от опиумной зависимости. Во второй половине ХIХ в. в лечебных целях  пробовали использовать и марихуану (производное от конопли) как средство  от  бессонницы и нервных расстройств.
     В Южной Америке произрастает невысокий куст, называемый кустом коки (Eryhoxylum coca), из листьев которого получают сильнейший стимулятор  центральной нервной системы – кокаин. История этого наркотика уходит корнями в глубокую древность.  Местные жители – инки - столетиями жевали листья коки. Неизвестно точно, когда началось употребление кокаина. Данные археологии позволяют назвать лишь приблизительную  цифру – несколько тысяч лет тому назад. Испанские завоеватели установили  контроль над  потреблением листьев коки  местными жителями, используя  эти листья в качестве платежного средства. Однако  сами они считали жевание коки грехом и  поэтому не распространяли её среди европейцев. Таким образом, до середины ХIX в Европе практически не знали о существовании  кустов коки.

     В исторических исследованиях рост научного интереса к коке связывается с именем итальянского  биолога Мантегаццы. Следствием научного интереса  стало появление листьев коки в химических лабораториях, и в 50-х годах ХIX в. европейским химикам удалось  выделить из них сильнодействующее вещество, названное кокаином. Это открыло  новую эпоху в истории употребления стимулирующих наркотиков. Дело в том, что  в чистом виде кокаин очень эффективен, а в самих листьях количество  этого наркотика весьма незначительно. Кроме того, он по-другому и намного сильнее действует, если вводить его внутривенно или нюхать, что возможно лишь при наличии экстракта.

     Дальнейшая история распространения кокаина весьма интересна, поскольку связана с именем Зигмунда Фрейда – пока ещё молодого венского врача, жаждущего признания и славы. Фрейд попробовал кокаин в 1884 году и скоро понял, что обнаружил вещество с поразительными свойствами. В своей первой значительной публикации «О коке» он пропагандирует кокаин как местное обезболивающее и лекарство от депрессий, несварения желудка, астмы, различных неврозов, сифилиса, наркомании, алкоголизма. Вывод об обезболивающих свойствах подсказал З.Фрейду его  коллега Карл Коллер. При случайном прикосновении  загрязненными порошком пальцами ко рту  он обнаружил, что язык и губы на некоторое время немеют и совершенно теряют чувствительность. Коллер сориентировался мгновенно, он использовал кокаин как местную анестезию при операциях на глазах. Кокаин действительно имеет одно ценное свойство – он является прекрасным средством местной анестезии. Кокаин стал  первым местным обезболивающим, и это явилось подлинной революцией  в хирургии. В наше время, конечно, более широко используются производные от кокаина медикаменты – такие, как прокаин и новокаин. Но и сам кокаин по сегодняшний день применяется в хирургии, особенно при операциях на лице.

     Ранние мысли Фрейда по поводу кокаина были ошибочны и принесли за собой волну злоупотреблений этим наркотиком. Забавно, что первым, кто  продемонстрировал то, что ожидает кокаинистов в будущем, был друг Фрейда Эрнст фон Флейшель. Его мучили хронические боли, и это привело к тому, что он стал морфинистом. Фрейд взялся  его вылечить и прописал кокаин. Флейшель начал употреблять его во всё больших  и больших дозах и действительно избавился от  пристрастия  к морфию. Но зато его ежедневная доза  кокаина вскоре составила один грамм. У него  стали наблюдаться галлюцинации  по типу шизофренических и зуд кожи - так называемые «мурашки по телу», когда человек чувствует, словно под кожей у него ползают букашки или черви. Эти симптомы – первые признаки необратимых изменений, наступающих при нарушениях нервной системы вследствие употребления кокаина. Фрейда удивило разрушительное действие кокаина на организм человека, и в последующих  его статьях энтузиазма значительно поубавилось.  Но вред был уже непоправим. 80-е годы ХIX в. навсегда войдут в историю как первая кокаиновая эпидемия. В эти годы кокаин направо и налево прописывали врачи, в аптеках совершенно свободно, даже без рецепта, продавались содержащие его патентованные средства. Например, вино  из коки - «Мариани» - было рекордсменом по объему продаж в Европе. И,  конечно же, «Кока-кола»! В старых рекламных пленках говорили, что этот чудо-напиток содержит тоник и стимулирующие вещества из листьев коки. Кокаин  занял свое место в музыке  и литературе. Его пропагандировали устами своих литературных героев Конан Дойль и Стивенсон. Хвалебно отзывались о кокаине Жюль Верн, Томас Эдисон, Эмиль Золя и даже президент США Грант.     Конечно, с такой авторитетной рекламой кокаин просто не мог не стать популярным: количество его поклонников росло в геометрической прогрессии. И диво ли, что столь же стремительными темпами  стало увеличиваться число пострадавших от кокаина, образуя печальную статистику психических  и физических отклонений? Закономерным следствием, реакцией на кокаиновые психозы, многочисленные смертельные случаи от передозировки и непреодолимую наркотическую зависимость явилось общественное мнение, осуждающее кокаин и кокаинизм. Одной из печатных работ, наиболее поразивших обывательские массы и видных представителей общественности, явилась журнальная статья некоей Анни Мейер, в которой она, «бывшая счастливой деловой женщиной и уравновешенной христианкой до тех пор, пока не стала приятельницей кокаина», с поразительной убедительностью показала коварство и пагубность кокаиновой наркотической зависимости. Это был период, когда у нее окончились деньги. «Я взяла ножницы и расшатала ими свой золотой зуб. Потом я выдернула его, расплющила и помчалась в ближайший ломбард (кровь текла у меня по лицу, юбка и блуза были мокры от крови), где я продала зуб за 80 центов. Кажется, не только зуб, но и душу я отдала бы за жалкие гроши, чтобы купить на них щепотку вожделенного белого порошка».

После этого отношение к кокаину начало изменяться от оптимизма к пессимизму. К драматическим описаниям наркотической зависимости прибавились многочисленные сообщения об изнасилованиях, совершенных под воздействием кокаина, и общественное мнение взорвалось. Кульминацией всеобщего возмущения явилось принятие в 1914 году нового федерального закона США о контроле над наркотиками – «Акта Гаррисона о наркотиках». Поначалу закон был призван контролировать распространение лишь опиатов, таких, как морфий и героин, однако последующее внесение кокаина в список опасных наркотиков было совсем не случайным. США шли своим путем, но повторяли ошибки Европы в оценке кокаина. До 1985 года некая фармацевтическая компания в США продавала кокаин и продукты из коки в виде 15 различных лекарственных форм и медицинских препаратов. Джон Перберотон, фармацевт из Атланты, создал в 1886 году напиток, содержащий кокаин и экстракт ореха колы. Этот напиток, известный как Кока-Кола, содержал кокаин в качестве активного ингредиента вплоть до 1906 года (до принятия Акта о чистой еде и медицинских препаратах). Между 1847 и 1914 годом 46 штатов приняли закон, регулирующий потребление и распространение кокаина. Постепенно употребление кокаина пошло на спад. «Акт Гаррисона о наркотиках» требовал «учета всех лиц, которые имеют дело с  изготовлением и распространением кокаина,  его солей, производных или полуфабрикатов». Акт Джоунза-Миллера (1922 год) усилил репрессивные меры, установленные актом Гаррисона, но тоже не назвал кокаин наркотиком, поскольку для соответствия термину «наркотик» необходимо два условия: снотворное и болеуспокаивающее действие.  И все же кокаин был официально признан наркотиком, правда … лишь в 1970 году.

     В начале ХХ столетия кокаин стал менее доступен и возрос в цене. С признанием и осознанием вреда от его побочных эффектов исследователи стали искать более дешевое и менее вредное вещество. В 20-х годах были синтезированы амфетамины, которые на долгое время заменили кокаин. Это продолжалось до конца 60-х – начала 70-х годов, когда кокаин был «открыт наново», теперь уже как замена амфетаминам, вызывающим серьезные побочные эффекты. Возник новый «кокаиновый миф», пропагандирующий безвредность зелья.

     Кокаин, особенно в США и развитых странах Западной Европы, стал наркотиком 70-х – 80-х годов. В начале 70-х кокаин было непросто достать, и стоил он больших денег, вследствие чего его стали считать «наркотиком богатых и знаменитых»: кинозвезд, спортсменов, богатых плейбоев из числа «золотой молодежи».

     В начале 80-х годов в Сан-Франциско был синтезирован дешевый синтетический аналог кокаина под названием «крек», получивший широкое распространение вследствие сравнительной простоты изготовления. По силе воздействие крек многократно превосходит кокаин, вызывая почти мгновенную сильнейшую наркозависимость. При употреблении крека наркотик быстро попадает в мозг, вызывая сильнейший, правда недолгий, приступ эйфории. А уже через 10-20 минут организм жаждет новой дозы.

     1938 год вошел в историю наркомании как год открытия принципиально нового наркотика. Альберт Хофманн, синтезировавший диэтиламин лизергиновой кислоты (ЛСД), преследовал сугубо медицинские цели, пытаясь создать препарат для лечения шизофрении. После ряда исследований была подтверждена способность ЛСД вызывать у человека необычное психическое состояние, напоминающее психоз. Затем интерес психиатров к ЛСД угас вплоть до 1953 года, когда известный писатель А.Хаксли совместно со своим другом, известным ученым Хэмфри Осмондом, провели эксперимент с ЛСД на себе, описав свои ощущения в художественных произведениях и научно-популярной литературе. Молодежь стала зачитываться переживаниями Хаксли и Осмонда, основанными на собственных ощущениях от наркотика.

     60-е годы были ознаменованы молодежным движением «хиппи», которые также увлекались ЛСД и широко пропагандировали его в молодежной среде. Его восхваляли популярнейшие рок-музыканты, участники таких известных групп, как “Birds”, “The Beatles” и другие. В то время наркотик получил широкое распространение среди студентов, интеллигенции, артистической богемы. Однако, как и в случае употребления всех наркотиков, применение ЛСД вело к печальным последствиям. В психике людей происходили необратимые изменения по типу маниакальных состояний, когда периоды эйфории сменяются тяжелыми депрессиями. Употребляющим ЛСД начинало, например, казаться, что они могут самолично остановить поезд либо воспарить в небеса, бросившись с крыши небоскреба. Вскоре эти состояния сменялись откровенной жаждой самоубийства. Часто фатальные последствия возникали под влиянием  целой гаммы красочных галлюцинаций, наводящих ужас. Именно поэтому ЛСД и сходные с ним наркотики получили название галлюциногенов.  Особенно опасны галлюциногены для детей и подростков, чья психика неустойчива и лишь формируется .

     Употребление наркотиков данной группы делает поведение молодых людей совершенно непредсказуемым: от крайней агрессивности до непреодолимой жажды саморазрушения. Под воздействием ЛСД и ему подобных веществ подростки могут нанести окружающим либо самим себе тяжелые увечья, а кульминацией опьянения может стать убийство или самоубийство.

     В бывшем СССР ЛСД был известен с 80-х годов главным образом столичной богеме. Однако его распространение и употребление были ограничены.

    
В последние годы, в связи с открытостью границ, наблюдается опасная тенденция широкого распространения ЛСД на постсоветских территориях, особенно среди молодежи крупных мегаполисов.


Глава 4. Арсенал смерти

     Врага необходимо знать в лицо. Для того, чтобы исключить возможность употребления детьми наркотиков, уметь эффективно противостоять злу, надо иметь представление  о том, что это за вещества  и как они воздействуют на человеческий организм.

     Не секрет, что в малых дозах многие  наркотические вещества используются в лечебных целях. В зависимости от своего химического состава они воздействуют на человека  по-разному. Одни, называемые депрессантами, оказывают на центральную нервную систему угнетающее воздействие. Обладая успокаивающим действием, депрессанты устраняют излишнюю возбудимость, бессонницу, используются для обезболивания. Другие, напротив, возбуждают центральную нервную систему, за что их называют антидепрессантами, либо стимуляторами. Их используют  при лечении депрессий, угнетённых состояний, сонливости. Они придают человеку ощущение прилива жизненной энергии, бодрости, на время увеличивают работоспособность. Вещества, причисляемые к группе галлюциногенов, применяют  при лечении некоторых видов психических расстройств.  Однако использование наркотических веществ в качестве лекарств возможно лишь  в малых, терапевтических дозах. В больших же количествах эти вещества опасны  для человека, и главная опасность заключается в том, что все они, безотносительно к механизму воздействия, вызывают привыкание - более или менее стойкую наркотическую зависимость, характеризующуюся двумя основными признаками: толерантностью и абстиненцией.

     Толерантность. Сущность этого явления заключается в том, что для достижения  эффекта наркотического опьянения и связанной с  ним эйфории («кайфа») прежней дозы вскоре начинает  не хватать. Организм привыкает, претерпевается к ней (толерантность от лат. tolerantio – терпение) и требует увеличивать дозу ещё и ещё, что рано или поздно заканчивается передозировкой  и ведет к тяжелым последствиям и даже к смерти.

     Абстинентный синдром или синдром воздержания (от лат. аbstinentia – воздержание) больше известен в народе как похмелье. Резкий отказ  (или воздержание  в силу каких-либо причин) от употребления спиртного у алкоголиков, особенно в период запоя, может вызвать белую горячку (делириум тременс) - смертельно опасный психоз, а у наркоманов так называемую «ломку». «Ломка» может быть физической  или психической, а чаще всего складывается из этих двух составляющих. В первом случае, особенно вначале, наркоманы испытывают сильнейшие боли  во всём теле, ломоту  в суставах (кажется, что выкручивают ноги, руки, пальцы и т. д.), тошноту, понос, жжение во рту, резь в глазах, ослабление слуха. У них может подниматься, или, напротив, резко падать температура тела  и кровяное давление, учащаться пульс, развивается стойкий тремор (судороги и дрожание) конечностей.

     Однако если физическая абстиненция рано или поздно (но относительно быстро) проходит, то психологическая зависимость в форме  подсознательной тяги к употреблению наркотиков может сохраняться на протяжении всей жизни. Именно  психологическую зависимость медики считают основным «фактором риска», наиболее труднопреодолимым препятствием на пути лечения  наркомании (кстати, мания – от греч. mania  - безумие, страсть, влечение).  Человек, по принуждению либо добровольно отказавшись от зелья, может не  употреблять его несколько лет. Однако он постоянно рискует в любой момент возобновить пагубное пристрастие. В повседневной жизни мы сплошь и рядом наблюдаем данное явление в случаях с пьянством и табакокурением, привести к возобновлению которых может встреча с приятелем (приятелями), реклама, красочно оформленная витрина магазина, телепередача или даже  музыка. Не следует забывать, что алкоголь и никотин, как, впрочем, и  кофеин официально причислены к разряду наркотических веществ. Кофе, спиртные напитки, табачные изделия - это тоже наркотики, которые, правда, официально не запрещены.

     ПОМНИТЕ! Наркотики – это вещества, по-разному воздействующие на  организм, но общие  негативные черты – толерантность и абстинентный  синдром (физические и психические страдания в случае отказа от пагубного пристрастия) – неизменные спутники каждого из наркоманов.

     Как классифицируются наркотики?

     Как уже отмечалось, в зависимости от механизма воздействия на  центральную нервную систему  человека, эти вещества подразделяются на несколько основных групп:  депрессанты, стимуляторы-антидепрессанты, галлюциногены и некоторые другие. Кроме того, с развитием научно-технического прогресса, в т. ч. химической и фармакологической промышленности, каждая из групп стала подразделяться на две подгруппы - вещества  натурального и синтетического происхождения. Первые имеют преимущественно  растительную природу, вторые -искусственные и синтезируются в химических лабораториях. При этом синтетические наркотики намного более опасны, так как концентрация в них  собственно наркотических химических соединений многократно превышает их содержание в наркотиках растительного происхождения.

     Все наркотики достаточно дороги, поэтому уровень их социальной опасности зависит от степени доступности широким слоям населения и прежде всего молодёжи. Доступность, в свою очередь, определяется как уровнем благосостояния общества, так и тем, какие наркосодержащие растения  произрастают в данном регионе. В этом смысле для Украины наиболее характерными являются  производство конопли и мака, а также  некоторых лекарственных препаратов, выпускаемых отечественной фармацевтической промышленностью, имеющих сравнительно невысокую цену и отпускаемых населению  на достаточно либеральных условиях (т. е. не состоящие на строгом  учете и не требующие для приобретения специальных рецептов). В последние годы в нашей стране, особенно среди педагогически запущенных детей младшего и среднего возраста, довольно широкое распространение  приобрела так называемая токсикомания – вдыхание ингалянтов, в качестве  которых используются пары, выделяемые продуктами химической промышленности. Это - содержащие ацетон клеи, толуоловые лаки и краски, различные растворители, пятновыводители и т. п.  Весьма распространены у малолетних токсикоманов такие продукты переработки нефти, как бензин, керосин, дизельное топливо и т. д. Главная опасность этих веществ состоит  в том, что их пары оказывают на организм  ребёнка разрушительное токсическое воздействие и вызывают стойкую зависимость. При этом  сами вещества общедоступны вследствие  низкой цены и широкой распространенности в розничной торговой сети. Рассмотрим основные наркотики, наиболее популярные среди широких слоев молодежи нашей страны.


I. Каннабис (конопля, марихуана, «план», «дурь», «драп», анаша, гашиш)

     Основным психоактивным ингредиентом, содержащимся в конопле, среди многих других, является  ТГК (дельта-9тетрагидро-каннабинол). Именно ТГК вызывает ощущение наркотической  эйфории - «кайф». В различных видах конопли содержится разное количество ТГК. Наиболее  высокую концентрацию ТГК имеет индийская конопля, из которой, собственно, и производятся наиболее дорогостоящие и чистые наркотики данной группы: гашиш (внешне напоминающий смолу или пластилин) и  гашишевое масло. Гашиш по силе воздействия в 8-10 раз превышает обычную анашу, а гашишевое  или «медное» масло - в 30-40 раз. Содержание  ТГК в гашишевом масле может достигать  60%.

     Однако в Украине гашиш и гашишевое масло малоупотребительны вследствие нераспространённости соответствующих сортов конопли, а значит дороговизны. Подлинным бичом здесь является дикорастущая конопля, с давних пор  культивируемая на Украине в качестве технической культуры для нужд текстильной (волокно из стеблей) и  лакокрасочной (олифа, конопляное масло из семян) промышленности. О распространённости конопли свидетельствует  частое упоминание этого растения в  народных песнях и других фольклорных  жанрах. Из пыльцы, соцветий, а частью и листьев дикорастущей  конопли кустарным способом производится  собственно наркотик (анаша, «план» «дурь» и др. жаргонные названия). Наиболее употребительны для курения  «плана» папиросы, поскольку устройство этого вида табачных изделий делает их  удобными для набивки наркотиком. Курят анашу, как правило,  компанией, пуская папиросу по кругу и затягиваясь по очереди. Часто курению анаши сопутствует  употребление алкоголя, что усиливает опьяняющий эффект.

     Проявления опьянения у подростков очень разнообразны и зависят от дозы ТГК, попавшего в организм, индивидуальных особенностей, способа введения в организм и других факторов, включая поведение и общий настрой компании курящих. В медицинской литературе  описаны следующие стадии курения конопли:

Первая - очень короткая, начинается сразу через 5-10 минут после курения и столько же продолжается. Возникает тревога, чувство неопределенного страха, окружающее кажется каким-то подозрительным.

Вторая - включает эйфорию, возрастание  психочувствительных расстройств и постепенное притупление сознания, от его сужения до оглушения и обморочного состояния.

Третья - представляет собой психотическое состояние со спутанными мыслями и бредовыми видениями.

Четвертая - выход из состояния опьянения.  Проявляется в ощущении физической и психической слабости, сопровождаемой чувством сильного голода и жажды. Наевшись и напившись, употребившие наркотик обычно засыпают. Сон продолжительный (до нескольких часов), но неспокойный. У подростков при курении гашиша интоксикация чаще всего ограничивается субпсихотическим временным опьянением. Однако при передозировке либо повышенной чувствительности могут развиваться тяжёлые психические расстройства, а также возникать иные картины интоксикации организма, иногда приводящей к смерти. В последнее время в средствах массовой информации всё чаще стали появляться материалы, призывающие к реабилитации в глазах  общественного мнения, и даже полной легализации «лёгких» наркотиков, в частности, производных конопли. Дескать, курение гашиша не вызывает привыкания, так почему бы не начать продавать набитые этим зельем сигареты просто  в табачных киосках.
Подобные инсинуации сразу же рождают  два закономерных вопроса.

1. Кому это выгодно?
2. Быть может, наркотики, содержащие коноплю,  не более вредны, чем, скажем, табак?

     Ответ на первый вопрос мы постараемся дать в отдельной главе. Что же до «безвредности» гашиша, то, по нашему глубокому убеждению, основанному на  результатах многих исследований, в разные годы проводившихся учеными–медиками разных стран мира, двух мнений здесь нет и быть не может.

ПОМНИТЕ! Конопля – опаснейший и коварный  наркотик! Именно наркотик!

     И хотя необратимые изменения  в организме, как и непреодолимая наркотическая зависимость, возникают  у гашишеманов иногда спустя месяцы  либо даже годы после  регулярного и всё возрастающего  употребления зелья, гашишевая наркомания – факт достоверный и хорошо изученный медициной.
 
И всё же главная опасность гашиша либо других  разновидностей  производных конопли – в их коварстве!

ПОМНИТЕ! Конопля - не просто  злейший враг, это - коварный враг. Он всегда действует исподтишка, норовя нанести удар в спину. Главная  опасность этой разновидности наркотиков в том, что, ослабляя волю подростков, они вызывают всё более возрастающую склонность к переходу на «тяжелые» наркотики. Специальные исследования, проведенные во многих странах, показали, что почти в 90 % (вдумайтесь!) случаев употребления опиатов и других тяжелых наркотиков им предшествовало  курение «безобидной» травки.

II. Опиаты

     Основой для производства этой группы наркотиков, которые по механизму воздействия  на центральную нервную систему (ЦНС) относятся к депрессантам, является  PARAVER SOMNIFERUM  - опиумный мак. Существует множество сортов мака, однако лишь  данная разновидность содержит опиат. Опиумный мак произрастает преимущественно в странах  Центральной, Восточной и Юго-Восточной Азии,  являющихся традиционными  экспортёрами  опия на мировой фармакологический и, в особенности, наркорынок. Однако не редкость он и в Украине, поскольку климатические условия нашей страны позволяют  культивировать  данное растение. Кто не пробовал вкуснейших «пиріжків із маком» либо булочек, усыпанных черными зёрнышками! С давних пор во многих подворьях Украины можно было видеть  красивые ярко-красные либо лиловые цветы на крепких высоких стеблях. Хозяйки выращивали мак как декоративную культуру, дающую, вдобавок, семена, широко употребляемые при выпечке кондитерских изделий. Думали ли наши предки, что со временем за удовлетворение гастрономических и эстетических запросов  таким вот способом можно будет «схлопотать» внушительный тюремный срок?

     И, тем не менее, то и дело находятся смельчаки–любители, сеющие и выращивающие  опиумный мак, невзирая на  возможные негативные последствия. Что ими движет: любовь  к прекрасному либо жажда наживы, либо и то, и другое? Думается, делать это их побуждает всё же  не желание усладить свой взор  маковым цветом, либо потешить себя и гостей  сахарными маковниками. То и дело на автомобильных либо железных дорогах задерживают правоохранители  подобных горе-«ботаников», перевозящих  либо пытающихся перевезти засушенные  и мелко посеченные маковые стебли и коробочки - так называемую «маковую соломку» – предмет вожделения многих отечественных несовершеннолетних наркоманов. Конечно, в мире существует развитая индустрия  производства опиатосодержащих  наркотиков, первое место среди которых прочно удерживает героин. Однако наркотики эти весьма дороги и большинству недоступны. Удел этого большинства - «маковый чай», т.е. настой на кипятке маковой соломки, исполняющей роль заварки, либо «ширево» – более концентрированная наркосодержащая субстанция, которую, однако, довольно легко можно изготовить кустарным способом и в домашних условиях. Начав обычно с «безобидной»  анаши, подросток вскоре в поисках более сильных ощущений приближается к «чайной церемонии», после чего, поскольку дозы наркотика, содержащейся в чае, начинает всё более недоставать (толерантность), «садится  на иглу», вводя себе в вену из «баяна» (так наркоманы называют шприц) густую, грязно-бурого цвета жидкость – «ширево». А уж после этого, в силу всё той же закономерности, тяга становится всё более непреодолимой. Петля затягивается всё туже: теперь наркомана не удовлетворяет даже «ширево». Развивается  потребность  в употреблении более концентрированных (и конечно, более дорогих) опиатов. И вот уже и героин – «белая смерть»!      

     Говорят, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Не эта ли мудрость побудила известного русского живописца Василия  Верещагина, много путешествовавшего по Азии, создать известное полотно с красноречивым названием «Опиумоеды» (1868)? Опиум причисляют к разряду древнейших наркотиков. Собственно опиум или опий сырец – это загустевший маковый сок, выделяемый специальным образом подрезанной коробочкой мака. Много столетий, даже тысячелетий подряд, мак именно в этом виде употребляется наркоманами. Опиум курили, пили в виде настоев, даже подмешивали в пищу (отсюда и сюжет  картины «Опиумоеды»).

     Лишь в начале Х1Х в. ученым стало известно, что собственно опиум – это смесь многих             (сегодня их известно 25) алкалоидов, среди которых наиболее сильный  наркотический эффект  оказывают два: морфин и кодеин.

     С древнейших времён опиум использовался  медициной в качестве сильнейшего анальгетика – болеутоляющего средства. Сегодня  известно, что он, действуя  на головной мозг, блокирует передачу сигналов к центрам боли и одновременно активирует нервные пути, участвующие в возбуждении  центров удовольствия.

     В мозгу человека в необходимых  для организма количествах содержатся т. н. эндорфины – вещества, сходные по действию с  морфином. Именно благодаря им человек легче переносит болевой шок или  нервный стресс. Эндорфины, когда в этом возникает необходимость, стимулируют и центры удовольствия. Однако эндорфины действуют гораздо более избирательно и медленно, нежели морфин, особенно при его введении непосредственно в кровь. Когда морфин вводят в вену в больших количествах, он блокирует выработку организмом эндорфинов, как бы выключая их из  саморегуляции. Так возникает наркотическая зависимость. Морфин как самостоятельный  алкалоид был выведен в чистом виде из состава  опия сырца  в 1805г. Фредериком Сентурнером. Оказалось, что по силе воздействия это вещество чуть ли не в 10 раз сильнее опиума. В конце Х1Х в.  было открыто производное морфина, способное, как полагали, не  вызывать зависимости от наркотика, и за  такую «героическую» роль оно получило название  героина.

     Введенный внутривенно,  героин поначалу вызывает вспышку острого наслаждения, которая длится самое долгое 10 секунд (на языке наркоманов - «приход») и затем на несколько часов сменяется ощущением полного благополучия и отрешенности от всего земного («кайф»). Наркоман, «уколовшись», словно впадает в транс -  своеобразную эйфорическую полудрёму; в его мозгу мелькают сладостные видения-миражи. Спустя несколько приемов возникает навязчивая  и всё более усиливающаяся тяга к повторным инъекциям. Надежды, связанные с героином,  рухнули очень быстро, когда было замечено, что он в течение двух-трёх недель порождает сильнейшую наркотическую зависимость.  В конце  70-х годов учёные возлагали большие надежды на искусственно синтезированные  эндорфины. Однако вскоре выяснилось, что они  вызывают даже ещё большую зависимость, чем героин.

     Фармакологические эффекты, вызываемые всеми опиатами, схожи между собой. Так, сильнейший из опиатов, героин, вызывает сокращение зрачков (до 2,9 мм либо менее), затрудняет дыхание, что ведёт к кислородному голоданию. Кровеносные сосуды расширяются, увеличивается  потоотделение, замедляется пищеварение, что приводит к  запорам; часто возникает тошнота и рвота, особенно у новичков. Наиболее популярный способ употребления героина – инъекции  в вену, преимущественно на руках. Многие  начинают с подкожных инъекций, стараясь вводить героин в тех местах, которые малозаметны для окружающих (между пальцами рук и ног, в паховые и подмышечные впадины). Однако «подкожники», как правило, рано или поздно ради усиления эффекта переходят на внутривенные впрыскивания. Уколы вызывают появление рубцов и нарывов, а далее  наступает венозный  кризис («вены горят»).

     В настоящее время  довольно широкое распространение  получило так называемое                «выслеживание  дракона» – способ курения либо вдыхания героина. Некоторые из наркоманов и наркодельцов пытаются  даже культивировать  миф о том, что такой способ употребления наркотика не вызывает наркозависимости. Поверившие в эти «сказки» совершают роковую ошибку!

     Сопротивляемость организма опиатных наркоманов к внешним воздействиям крайне низка: составляя основную «группу риска», они подвержены разнообразным инфекциям. Эндокардит, септицемия (заражение крови), гепатит, СПИД, отёк легких - вот далеко не полный «букет», которым обычно  жизнь «вознаграждает» наркоманов за их «труды». Смерть от употребления  героина может наступить не только в результате передозировки, но и от медицинских осложнений.


III. Кокаин.

        Кокаин – третий из наиболее распространенных в мире наркотиков растительного происхождения.
       В отличие от морфина, это вещество, возбуждая психику, по механизму своего  воздействия является антидепрессантом или стимулятором ЦНС (центральной нервной системы).

     Кокаин вызывает эйфорию, выражающуюся во внезапном приливе сил и жизненной энергии, напоминающую  маниакальную стадию в  маниакально-депрессивном психозе. Налицо переоценка  своих возможностей: кокаиновый кайф проявляется в том, что употребивший наркотик чувствует себя необычайно, сверхсильным, «ясно» видит жизненную перспективу, радужные цели, достичь которых ничего не стоит мановением одного пальца. Чувствуя крайнюю уверенность в себе и своих поступках, он их попросту перестаёт критически оценивать. Однако, как и в случае  употребления других наркотиков, эйфория вскоре  сменяется абстиненцией, проявляющейся  в беспокойстве, возникновении галлюцинаций, вызывающих чувство страха и, конечно же,  в неуёмной потребности употребить наркотик  снова и снова. Бич  кокаинистов - не столько  физическая, (которая наступает спустя довольно долгое время), сколько сильнейшая психическая  зависимость, возникающая уже после  второго-третьего приёмов. Весьма показательно, что при  экспериментах на животных в лабораторных условиях самец, поставленный перед выбором: еда, самка или кокаин, неизменно выбирает последний. Животное теряет интерес к самому необходимому для жизнедеятельности и продолжения рода. Выбирает кокаин до тех пор, пока не умирает от голода! Употребление кокаина может происходить по-разному. Наиболее классический способ, известный многим по литературе и особенно по кинофильмам –вдыхание белого порошка через нос. При этом действие наркотика  начинается после всасывания через слизистую оболочку носоглотки в кровь спустя 3-5 минут, достигает  пика через 15-20 минут и продолжается  час-полтора. Однако возможны и внутривенные  инъекции, после которых кокаин начинает действовать  уже через 15-30 секунд, а пиковый, очень недолгий период, наступает через 5 мин. С изобретением синтетического кокаина – крека, который несравнимо  сильнее по действию, чем  натуральный кокаин, наркотик стали употреблять путём курения. В этом случае действие начинается через считанные секунды и продолжается 10-20 минут, после чего ощущается острая потребность в повторном употреблении. Крек – наиболее опасная из всех разновидностей кокаина, поскольку дешевле их и уже после нескольких приемов вызывает НЕПРЕОДОЛИМУЮ наркозависимость.

     Употребление кокаина изменяет нервные окончания и ведёт к онемению конечностей. Изменяется электрическая активность мозга, в результате чего возрастает частота дыхания  и сердцебиения. Хроническое  употребление наркотика вызывает разрушение  зрачков, раздражительность, мучительную  бессонницу, потерю веса, нарушения в пищеварении, тошноту, припадки по типу эпилепсии, стойкие психозы. Длительное вдыхание кокаина ведёт к  разрушению слизистой,  носовых мембран и даже дефектам носовой перегородки. Употребление кокаина вызывает необратимые изменения в поведении и психике, в особенности у несовершеннолетних. Очень распространены так называемые «кокаиновые» психозы, последствиями  которых являются тяжёлые психические расстройства либо смерть в результате самоубийства.

     Под влиянием кокаина пытались «творить» многие служители муз, в особенности представители авангардистских направлений. «Творчество» это, какие бы сферы искусства оно не затрагивало (литературу, живопись, музыку и т. д.), во многом  навеянное больной психикой самих «творцов», по единодушному мнению  многих искусствоведов и психиатров, является воплощением бредовых параноидальных  видений и галлюцинаций.

IV.Галлюциногены (ЛСД, мескалин, псилоцибин и другие)

     Термин «галлюциногены» относят к  группе медицинских препаратов, которые влияют на ЦНС, вызывая отклонения в  самосознании: восприятии окружающего пространства, времени, физического мира. Такие отклонения в психике называются  галлюцинациями. (от слова hallucinatio – бред) или  бредовыми видениями (на сленге наркоманов «галюны», «глюки» и т.п.).

     Галлюциногены – наркотические вещества, способные при приеме даже ничтожно малых доз (нередко миллионных долей грамма)  вызывать галлюцинации. Галлюциногены чаще всего синтезируются  из натуральных  химических веществ, встречающихся  в растениях, хотя само растение может быть абсолютно безвредным.

     Самым характерным воздействием данной группы наркотиков является выраженное нарушение мировосприятия человека, сопряжённое  с тяжёлыми, нередко необратимыми, расстройствами психики. Чувства могут варьироваться от грусти, тревоги, тоски («плохого путешествия») до экстаза («хорошего путешествия»). Однако оба вида «путешествий» оканчиваются одинаково плохо – тяжёлыми расстройствами сознания - психозами. Во многих случаях психозы продолжаются ещё долго после прекращения употребления препаратов, а иногда принимают необратимое, хроническое течение. Самым  же неприятным  последствием употребления галлюциногенов является  непредсказуемость их влияния на сознание.

     Галлюцинации начинаются с того, что  окраска окружающих предметов начинает казаться неимоверно яркой, звуки громкими, густыми и насыщенными, возникает субъективное ощущение обострения всех органов  чувств. Появляются синестезии: звуки сопровождаются зрительными (цветовыми) ощущениями, музыка воспринимается  как цветомузыка. К этому вскоре присоединяются звуковые и  зрительные иллюзии, а в ряде случаев – явления дереализации и деперсонализации. Эмоциональные ощущения при этом различны. Иногда пересиливает эйфория, духовный подъём, иногда, причем намного чаще, страх, растерянность либо приступы агрессивности.

     Соответственно этому варьируется и поведение во время галлюцинаций: от пассивного наблюдения без утраты самосознания до  активных оборонных либо агрессивных действий при полном отсутствии критического осмысления  своих поступков и поведения. Галлюцинации чаще всего развиваются через 0,5 – 1 час после приёма наркотиков. Длительность  действия зависит как от характера употребленного  вещества, так и от дозы – от 2 часов до суток  и более.

     Наиболее сильнодействующим веществом в  группе галлюциногенов считается ЛСД (LSD). Поэтому эффекты всех других препаратов сравнивают с ним.

     ЛСД был впервые обнаружен в 1938 году в лаборатории  швейцарской фармакологической фирмы САНДОЗ доктором Альбертом Хоффманом. В то время Хоффман  экспериментировал с  производным от алкалоидов  стручков спорыньи (разновидность  плесени). Спорынья паразитирует на  различных злаковых и травянистых культурах. В исторических хрониках упоминаются  факты появления  «Огня Святого  Антония» или, проще, «антонова огня» - заболевания, возникающего  в результате употребления хлеба из зараженного зерна и часто сопровождающегося  гангреной конечностей, выкидышами у беременных, психопатическим поведением.

     Стручки спорыньи содержат ряд химических  вещёств, среди которых ведущее место занимает  диэтиламин лизергиновой кислоты – собственно галлюциноген, каковой, будучи выделен в чистом виде, и получил название ЛСД.

     В 1943 г. Хоффман решил продолжить исследования ЛСД, в ходе которых, в частности, провёл эксперимент на себе, приняв перорально (путем глотания) небольшую дозу вещества. Он ощутил ряд зрительных галлюцинаций, продолжавшихся несколько часов.  Это состояние показалось ему приятным, и несколько дней спустя исследователь принял 250 микрограммов ЛСД – дозу впятеро выше первоначальной. Позже он описывал, что  видел цветные звуки  и фантастические образы. Они сливались, преобразовываясь в нераздельные единые объекты, изменяющие форму и цвет.

В 1949 г. в США ЛСД в качестве активного психотерапевтического вещества был представлен как экспериментальное медицинское средство для лечения умственных и эмоциональных расстройств. Препарат себя не оправдал, и вскоре о нём забыли. Но ненадолго. В 1965 г. в США ЛСД  был  официально запрещён, однако  в стране к этому времени действовало множество химических лабораторий, насыщавших своей  продукцией  наркорынок.

     ЛСД - сильнейший из всех галлюциногенных препаратов. Это бесцветное вещество, без вкуса и запаха. Одного грамма вещества  достаточно на  10-11 тыс. доз  при средней  дозе в 50 – 100 микрограммов. При приеме  перорально (через рот) доза ЛСД  начинает действовать  через 45 минут, и это действие  продолжается  6-12 часов. Физические эффекты  подобны действию стимуляторов ЦНС и проявляются в расширении зрачков, приливе крови к лицу, повышении артериального давления, сердцебиениях, нарушениях сердечного ритма, потливости и тошноты.

Установлено, что ЛСД негативно влияет на механизм наследственности. Даже одноразовое употребление галлюциногенов, особенно ЛСД, может привести  к нарушению генетического кода и рождению неполноценных детей.

     Употребление ЛСД и других галлюциногенов чревато необратимыми изменениями в головном мозге. Возникают стойкие психические нарушения  разной степени тяжести вплоть до  деградации личности и её полного распада. Употребление ЛСД и других галлюциногенов влечет за собой  раздвоение личности, распад индивидуального «Я»  на два «Я», где одно «Я»  испытывает непосредственное ощущение, а второе «Я» как бы наблюдает за первым со стороны и тоже испытывает эмоции, но  уже опосредованные (жалеет «себя первого» либо ненавидит и т. п.). Каждое из «Я» функционирует  и само по себе, и неразрывно друг с другом, что означает невозможность объединить  впечатления в единое целое. Раздвоение личности – опаснейшее психическое состояние. Пребывая в нём, человек полностью теряет способность оценивать  свои действия и может совершенно неожиданно для окружающих совершить любой безрассудный поступок, в том числе убийство или самоубийство. У многих, употребляющих ЛСД, с первых же приёмов пробуждается сильная тяга к повторению интоксикаций. Формируется сильнейшая психическая зависимость,  в результате которой вызов у себя галлюцинаций становится основным и единственным смыслом жизни вплоть до смерти или самоубийства в результате приёма наркотика.

     К галлюциногенам, кроме ЛСД, относят и некоторые  другие вещества растительного происхождения. Мескалин – основной психоактивный  ингредиент кактуса пейота, произрастающего в Северной Мексике и на Юго-западе  США. Кактус пейот издревле использовался индейскими племенами Центральной Америки при отправлении религиозных церемоний.  Мескалин содержит лишь верхняя часть кактуса.  Особо ценятся  почки пейота, похожие на сухой гриб.  Химически мескалин – один из галлюциногенных аминов, которые могут производиться  и производятся в секретных подпольных лабораториях.

     Псилоцибин и псилоцин – ингредиенты некоторых видов грибов (в частности, красного  мухомора), которые столетиями использовались жрецами и шаманами различных племён по всему миру. Эти вещества не были широко известны до получения их в 1958 г. лабораторным путем в чистом виде.

     Дурман или «Ангельская труба» - семейство растений, насчитывающее около 20 видов. Их листья, семена, цветы и корни содержат атропин, скополамин и  гиосциамин – галлюциногенные ингредиенты. Употребление растения  приводит к тяжёлым отравлениям, симптомами  которых являются помутнение рассудка, галлюцинации, бред, амнезия, (потеря памяти). Опасность употребления  дурмана упоминалась ещё со времён средневековья.

     Эффекты, возникающие в результате  употребления вышеназванных  и некоторых других веществ, сопоставимы с действием ЛСД и зависят от дозы, содержание которой во всех случаях для достижения  сходного эффекта во много раз превышает ЛСД.
 
V. Синтетические  наркотики («колёса»)

     Вообще-то, «колёсами», в традиционном понимании этого сленгового термина, наркоманы называют наркосодержащие таблетки и капсулы, выпускаемые фармацевтической промышленностью. Мы позволим себе  объединить данным термином  все синтетические  наркотики. Поскольку, хотя некоторые из  них имеют вид порошков либо жидкостей, порой кустарно изготовленных, подавляющее большинство всё же выпускается в форме таблеток и предназначено для  медицинских нужд.

     Синтетические наркотики – это вещества, полученные не из натурального сырья, а искусственно синтезированные в химических лабораториях. Многие из них, когда-то внесённые в реестры общедоступных лекарственных средств, были впоследствии исключены из них  и официально признаны наркотиками. Доступ к  ним крайне ограничен, аптеками они отпускаются лишь  по специальным  рецептам строгой отчетности. Однако в употреблении  у наркоманов они всё же не переводятся, поступая к ним  не из аптек, а из нелегальных лабораторий через сеть наркодилеров.

     Синтетические наркотики сходны по воздействию с натуральными, но обычно многократно  превосходят их по концентрации и так же,  как и натуральное наркотики, подразделяются на  депрессанты ЦНС, стимуляторы ЦНС и галлюциногены.

     Рассмотрим наиболее  известные из них.

     А) Депрессанты ЦНС – аналоги морфина. Эти синтетические наркотики по своему составу складываются из химических вариаций фентанила и демерола. Фентанил -  анальгетик краткосрочного действия, который, в зависимости от  химической структуры по силе  действия в 6000 (!) раз превышает морфин.  Составляющие фентанила, скажем, и поныне используются  в 70% хирургических операций. Действие фентанила напоминает  действие героина и продолжается до 1часа.  Один грамм вещества можно разделить на 50 000 доз. Дозы героина измеряются  в миллиграммах (1/1000 грамма), а дозы фентанила в микрограммах (1/1000000грамма).

     Для достижения  состояния эйфории достаточно  40-80 микрограмм, для хирургических операций необходимо 2000 мкг, а 3000 мкг – смертельная доза. Для сравнения: обычная  таблетка аспирина весит 300 000 мкг. Эти  аналоги продаются наркодилерами под названием «Белый китаец», что ассоциируется  с азиатским героином. С употреблением  фентанила связано огромное количество смертельных случаев. В подпольных лабораториях пытаются создать аналоги синтетического героина, что привело к получению производных демерола, известных как «МРРР» и «РЕРАР», по силе  действия превосходящих  демерол (мелеридин) в 10 раз.  Однако в процессе производства выяснилось, что это вещество содержит  токсическую добавку (МРТР), вследствие чего человек  заболевает болезнью Паркинсона – неизлечимым психическим заболеванием. Даже если симптомы болезни не  проявились сразу, вред, причинённый мозгу, обязательно приведёт к ней позже.

Кроме этих существуют и другие синтетические опиаты.

     Дилаудид  (гидроморфон) . Изготавливается  как в виде таблеток, так и в виде инъекций. В 2-3 раза сильнее морфина, хотя имеет  меньшее время действия. Обычно приписывается при сильных болях обречённым пациентам.

     Перкодан (оксикодон) Подобен по действию кодеину, но более сильнодействующий и быстрее  вызывает привыкание.

     Метадон (долфин) (Синтетический препарат, полученный в Германии во время II Мировой войны, когда были перекрыты каналы поступления  в Европу азиатского опиума. Химически не похож ни на героин, ни на морфин, но сходен эффектом воздействия.

     Пропоксифен (дарвон). По химической  структуре сходен с метадоном, хотя имеет  меньший потенциал привыкания.
 
     Бензодиаззипины. Вещества по воздействию много  слабее опиатов и относятся к так называемым  общеуспокаивающим снотворным средствам. Выпускаются под названием «либриум» и «валиум».Входят в число наиболее прописываемых препаратов, главным образом  благодаря способности снимать волнение и вызывать состояние покоя. Эти «колёса» очень популярны среди учащейся молодёжи. Обычно употребляются с алкоголем.

     Метаквалон. Был синтезирован в1950–х годах в Индии как средство против малярии, но оказался  и весьма эффективным успокаивающим средством. Вскоре появился в Англии под названием «Мандракс». В 60-70  годах широко распространился по всему миру, особенно в Германии, Японии и США. В 1985 году актом о контроле над медпрепаратами был отнесён к 1-й категории веществ с высоким потенциалом зависимости и был запрещён в медицине.

     Барбитураты. Впервые вещество этой группы было открыто  и синтезировано в лабораториях Байэра  в Мюнхене в 1862 году. О популярности этих снотворно-успокаивающих веществ свидетельствует то, что сегодня насчитывается более 3 тысяч их разновидностей (хотя в медицине активно используются лишь около 50).

     Барбитураты классифицируются в зависимости от срока начала и продолжительности действия. Злоупотребление ими возникает даже при приёме нормальных доз. Длительное же употребление больших доз барбитуратов обязательно приводит к злоупотреблению. Злоупотребление большими дозами барбитуратов, особенно в сочетании с  алкоголем, часто оканчивается летально. Барбитураты  - излюбленное средство самоубийц, в особенности женщин. Смерть наступает в результате паралича дыхания на фоне уменьшения сердцебиения, падения кровяного давления и нарушения деятельности органов пищеварения.

     Б) Стимуляторы (антидепрессанты ЦНС). Их действие, в отличие от депрессантов, возбуждает ЦНС и этим напоминает кокаиновый эффект. Синтетические стимуляторы включают амфетамины и некоторые близкие по химическому составу аналоги, такие, как  меткатинон. Химическая структура  этих веществ может различаться, однако по механизму воздействия они сходны, вызывая общий  подъем настроения и жизненных сил на фоне  ощущения благополучия и эйфории.

     Амфетамины. Группа химических  веществ с таким названием  была синтезирована в 80 гг Х1Х века, но до 20 гг.  ХХ в.в медицине не использовалась. Лишь в 1927 г.  амфетамины пытаются применять  в качестве эффективной замены эфедрину – известнейшему антиастматическому веществу, обладающему, однако,  рядом побочных эффектов. В процессе этих экспериментов  и было установлено сильнейшее стимулирующее действие амфетаминов. Вплоть до начала  60-х амфетамины продавались в аптеках совершенно свободно, даже без рецептов. С 1935 года, вследствие  стимулирующего воздействия на ЦНС, амфетамины стали использовать для лечения патологической сонливости – нарколепсии.

     Поначалу считалось, что амфетамины не вызывают наркозависимости, но вскоре выяснилось, что это мнение ошибочно. Обычно выпускаются в форме таблеток. Действие  амфетамина как субстанции, влияющей на ЦНС, наступает примерно через полчаса  после приёма и продолжается от 2 до 8 часов. Имеет высокий потенциал психологической зависимости, однако у многих вызывает и физическую абстиненцию.

     Наиболее широко распространены следующие разновидности амфетаминов:

     Метамфетамин (МЭТ) - метиленовая форма  амфетамина, часто называемая «кокаином для бедных». Очень токсичен. У людей, употребляющих этот наркотик, часты поражения кожи и зубов. Большой уровень метамфетамина в крови неизбежно ведёт к паранойе.

     Кристаллический метамфетамин («лёд»). В отличие от всёх прочих разновидностей амфетаминов, имеющих консистенцию порошка или таблеток, это кристаллическое, твёрдое вещество, похожее на лёд или стекло. Употребляется путем вдыхания («холодного курения»). В отличие от «МЭТ» менее токсичен, но более опасен как «провокатор» паранойи.


     Меткатинон («кот», «вдох» «звезда» и др.) В 30-40  ХХ в. был широко распространён в бывшем СССР, где использовался в качестве средства для лечения депрессии. В 1,5 раза сильнее амфетамина. Одним из побочных эффектов вдыхания (обычного способа употребления) являются носовые кровотечения. По развитию зависимости и течения абстинентного синдрома подобен прочим стимуляторам.

     Амфетаминовые стимуляторы в среде наркоманов имеют общее название – экстази.

     Эфедрон – стимулятор  неамфетаминовой группы. Получают кустарно путём переработки легкодоступного лекарства эфедрина – обычного лекарственного вещества, прописываемого  при кашле, бронхите и астме. При изготовлении используются марганцовокислый калий и уксусная кислота, так что наличие этих веществ служит  ещё одним показателем существования подпольной лаборатории. Примесь марганца делает  препарат особенно токсичным.

     Среди наркоманов эфедрон известен под названием «марцефаль», «мурцовка»,  «мулька».

Эфедроновая наркомания отличается особой силой привыкания. Бывает достаточно 2-3 внутривенных инъекций, чтобы вызвать непреодолимую психическую зависимость. Через 2-3 недели налицо тяжёлый абстинентный синдром и физическая зависимость. Абстиненция характеризуется кроме всего тяжёлой дисфорией – расстройством настроения, характеризующимся раздражительностью, злобностью, агрессивностью. Сонливость чередуется с  беспокойством.

Очень быстро формируется социальная деградация на фоне:
- отказа от учёбы, нежелания трудиться;
- ведения паразитического образа жизни, попрошайничества, нищенствования;
- утраты интересов и увлечений;
- личной неаккуратности и нечистоплотности.

Признаки хронического отравления марганцем (примеси в кустарно изготовленном эфедроне) сводятся к  появлению разгонистых движений руками и парезу (потере чувствительности) мягкого нёба, языка и мышц лица.

      Перветин – также принадлежит к неамфетаминовым стимуляторам. В середине 80-х годов прошлого века в некоторых республиках бывшего СССР было распространено  употребление  самодельного наркотика перветиновой группы (альфа–йод–перветин), именуемого «ширкой» (не путать с «ширевом») и вводимого внутривенно. При перветиновой  наркомании разовая доза быстро возрастает  с 1-2 мл до  10-12 мл.  При передозировке развиваются острые психозы. Возможны смертельные случаи. Длительность опьянения 6-8 часов. Абстинентные состояния (выходы) характерны тем,  что на фоне общей дисфории появляется апатия, астения. Зависимость развивается молниеносно. После первых же приёмов  в постинтоксикозном состоянии возникает неискоренимое желание употреблять наркотик ещё и ещё. Перветиновая наркомания формируется на фоне общей деградации и психоза личности, ослабления внимания  и памяти. Она возникает  уже через 3 недели употребления, а 2-3 месяцев  бывает достаточно  для развития крайне тяжелых соматических и психических осложнений вплоть до смерти либо полного разрушения личности и идиотизма.

VI . Ингалянты

     Это летучие вещества, которые  вдыхают в основном дети младшего и среднего школьного  возраста с целью ощутить токсическое опьянение. К ним относятся клеи типа «Момент», эфир, испарения пятновыводителей, ацетона, разнообразных технических растворителей, лаков, красок, крема для обуви и т. д. Очень популярны и нефтепродукты (бензин, керосин и т.п.)
     В разнообразных средствах бытовой химии и технических жидкостях, используемых в качестве ингалянтов, действующими веществами в основном являются летучие алифатические и ароматические углеводороды. Среди них - бензол, ксилолы, толуол, ацетон, этиловый и амиловый эфиры и др. Действие ингредиентов в разных случаях варьируется, однако общими признаками  токсического опьянения  можно считать эйфорию, возникновение бредовых видений и галлюцинаций, часто имеющих  вид «лилипутских мультиков», чувство отрешённости  от окружающего  мира, иногда тревога, страхи.

     Постинтоксикационные состояния  характеризуются оглушённостью, общей слабостью, апатией, астенией, нередко головной болью и тошнотой. Часто формируется  психическая зависимость, которая  со временем может привести к употреблению алкоголя и наркотиков. Доказано, что ингалянты оказывают общее разрушающее  действие на детский организм, приостанавливая физическое развитие, ослабляют иммунную систему, способствуют обострению  хронических и возникновению новых заболеваний.

Глава V. Шаг к пропасти: алкоголь и никотин.

     Просто констатировать факт, что пить спиртное и курить вредно для здоровья, было бы скучно.  Ведь это давным-давно доказано медициной и известно всем.

     - Да, вредно, - заметит с улыбкой тот или иной из родителей. - Да, грамм никотина убивает лошадь. Ну и что? Ведь мы же не лошади, а люди. А люди - это совсем другое дело. У людей так уж принято: «Чарка та цигарка – і на душі ні хмарки”.

     И вообще, если  уж говорить пословицами, то вспомним ещё одну: «Кто не курит и не пьёт, тот здоровеньким помрёт». Из века в век миллиарды людей употребляли и употребляют алкоголь, благодушно попыхивают  папиросами, сигаретами, а то и трубками, как к примеру  известные и любимые всеми литературные герои - Шерлок Холмс и Бравый солдат Швейк.

     В самом деле: ну какое застолье, какой праздник обходится без рюмки-другой, а то и пятой–десятой? И так ли уж страшно, скажем, во время беседы с приятелем выкурить по сигарете? Так стоит ли вообще бить тревогу по поводу того, что давно вошло в привычку у миллионов и миллионов людей, став во многих странах народной традицией?

     - Да, стоит, - ответим мы, - И не просто стоит, а  жизненно необходимо. Необходимо прежде всего потому, что,  по нашему глубокому убеждению, именно традиционность здесь представляет главную опасность.

     В упомянутых уже «Похождениях бравого солдата Швейка»  Ярослав Гашек – блестящий мыслитель и сатирик – описывает следующий эпизод, безусловно подсказанный самой жизнью. Будучи арестован и препровожден в камеру полицейского комиссариата,  Швейк встречает там вполне респектабельного господина, чьё лицо, правда, опухло от пьянства и бессонной ночи. Спросив у товарища по несчастью, что с ним приключилось, Швейк слышит в ответ следующую «душещипательную» исповедь: «Трудно сказать, - тяжко вздохнул господин приличной наружности. Дело в том, что я сам не помню, что я такого натворил.  А началось всё так хорошо. Видите ли, начальник нашего отдела справлял свои именины и позвал нас в погребок, потом мы попали в другой, третий, четвертый, в пятый, в шестой, в седьмой, в восьмой, в девятый … Словом, - продолжал несчастный подчинённый начальника, который столь великолепно справлял свои именины, - когда мы обошли с дюжину кабачков, то обнаружили, что начальник-то у нас пропал, хотя мы заранее привязали его на верёвочку и водили за собой, как собачонку. Тогда мы отправились его искать и под конец растеряли друг друга. В конце концов я очутился в одном из  ночных кафе, в очень приличном заведении, где пил ликер прямо из горлышка бутылки. Что я делал потом, не помню. Знаю только, что когда меня доставили сюда, два полицейских отрапортовали, что я вёл себя неприлично, отколотил двух дам, разрезал перочинным ножиком чужую шляпу, разогнал оркестр, публично обвинил кельнера в краже двенадцати крон, разбил кулаком мраморную доску столика, за которым сидел, и умышленно  плюнул незнакомому господину за соседним столиком в чёрный кофе. Больше я ничего не делал, по крайней мере не помню, чтобы я ещё что-либо натворил. Поверьте мне, я порядочный, интеллигентный человек, и ни о чём другом не думаю, как о своей семье, о своих деточках. Ведь я же не скандалист какой-нибудь!»

     Гашек смеётся сквозь слезы. Действительно: что, вроде бы, плохого в том, чтобы справить именины начальника? Как будто бы ничего, вопрос лишь, как это сделать, чтобы не очутиться в подобном положении.

     Справлять именины – традиция, существующая у множества народов и народностей. Точно так же, как  отмечать свадьбы, новоселья и даже поминки. Традиционными обрядами насквозь пропитана повседневная жизнь каждого народа, они составляют неотъемлемую часть его культуры, которая и делает народ народом, придавая ему черты неповторимого своеобразия. У каждого народа свои национальные традиции, праздники и обряды. И лишь  только обычай сопровождать их винопитием  интернационален и не знает границ, зачастую низводя не только горьких пьяниц, но и порядочных, в общем-то,  людей до уровня животных.

     Что же касается молодёжи, наших детей, то, убеждая их в том, что пьянство и курение наносят непоправимый ущерб здоровью и репутации молодого человека, и будучи сами в этом убеждены, мы чаще  всего лишь этим и ограничиваемся. При этом мы, правда, разнообразим методы убеждения от бесед до «отцовского ремня» включительно. И как-то не задумываемся о том, что  наиболее непоправимый вред табакокурения и пьянства - не в уроне физическому здоровью, поскольку подавляющее большинство детей и подростков всё же  не склонны к подобным злоупотреблениям. Главный вред - в полуснисходительном отношении общества к данному явлению, повсеместно ставшему традиционным. Говоря о вреде пьянства и курения для организма конкретного человека и в то же время попустительствуя им на общесоциальном уровне, мы ставим под угрозу не столько физическое здоровье нации, сколько здоровье нравственное, приучая молодых людей, даже тех из них, кто ещё не  выпил ни одной рюмки и не сделал ни одной затяжки, мыслить  двойными стандартами. Когда на словах - так, а на  деле - совсем иначе! Когда известный афоризм Козьмы Пруткова: «Если нельзя, но очень хочется, то можно» возводится в ранг аксиомы, не требующей доказательств. Вот это-то и есть самое страшное. Поскольку совершенно очевидно, что если нельзя, но всё-таки можно одно, то, стало быть, хотя и нельзя, но, тем не менее, можно (чуть-чуть, самую капельку, чтобы только попробовать, что же это за таинственный «кайф», о котором столько твердят) и другое. И это другое -  наркотики уже не в полуаллегорическом (когда речь идет о вине и сигаретах), а в общеупотребительном значении этого слова.

     И в самом деле: медициной неопровержимо доказан и официально констатирован тот факт, что алкоголь и  табак тоже наркотики. Постольку, во-первых, воздействуют на  человеческую психику (алкоголь - как депрессант, табак  - как стимулятор ЦНС), а во-вторых, влекут за собой  привыкание, психологическую, а часто и физическую  зависимость. Правда, наркотики  эти легальны, узаконены (ведь то, что не запрещено, автоматически разрешено), а их  употребление возведено в разряд общественной морально- нравственной нормы, поскольку обществом хотя и осуждается, но активно не отвергается. Однако сегодня всё чаще и чаще, всё громче и громче в средствах массовой информации, находящихся на содержании определенных финансово-политических кругов, раздаются призывы помимо алкоголя и табака узаконить  уже и многие, пока что официально нелегальные, наркотики. До героина и кокаина дело, правда, ещё не дошло      (они считаются «тяжелыми»), но вот в том, что  гашиш и нейростимуляторы типа «экстази» не вреднее, а то и полезнее рюмки либо сигаретки - в этом вовсю пытаются убедить. О том, кому это выгодно и какими последствиями для общества может быть чревато, мы будем говорить далее и более предметно. Здесь же достаточно констатировать это на уровне факта. Страшного факта.  Страшного прежде всего тем, что налицо атака на иммунитет общественного сознания, явная попытка разрушить, подавить  сопротивляемость общества и прежде всего регенерирующей его части - молодежи – пагубным явлениям и их последствиям.

     Слава Богу, наркотики пока ещё  под запретом,  а наркомания обществом осуждается, а не приветствуется, хотя количество наркоманов год от года возрастает. Слава Богу, сегодня  пока ещё трудно вообразить, к примеру, рабочего, спешащего к заводской проходной и при этом  попыхивающего набитой гашишем папиросой. Либо, скажем, свадебного тамаду, закатившего  левый рукав сорочки, а в правой вместо традиционной стопки элегантно держащего шприц и восклицающего: «Давайте, дорогие гости, «уколемся» за здоровье молодых!». Слава Богу, сегодня наркоманы, во всяком случае, у нас в Украине, пока вне закона и вне морали, что вынуждает их искать забвения вдали от людских глаз.

     Но, как известно, вода камень точит. «Что будет завтра с нашими детьми?» - именно этот вопрос должен задать самому себе  каждый из родителей, чтобы не частично, а в полной мере осмыслить вред пьянства и табакокурения именно как общественного явления.

     Всё, как известно, начинается с малого. Об алкоголе и табакокурении сложены песни. Так, фронтовое поколение хорошо помнит строки: «Мы выпьем раз, мы выпьем два за наши славные  «У-2», да так, чтоб завтра не болела голова…». Либо знаменитое шульженковское: «Давай закурим, товарищ, по одной…». На киноэкранах и на книжных страницах герои фильмов и романов сплошь и рядом угощают друг друга  водкой, вином и виски, причем не только в праздничных застольях, но и во время деловых встреч. О табаке и говорить нечего: дымят  по поводу и без, мужчины – чтобы подчеркнуть мужественность, а женщины, понятное дело, женственность, грациозно держа сигаретку двумя пальчиками и кокетливо оттопырив мизинчик.

     А дети? Чего уж там: и дети туда же! Ещё лет десять – пятнадцать назад увидеть в нашей стране девушку с сигаретой на городских улицах  либо троллейбусной остановке было явлением чрезвычайным. Покуривали, конечно, девчонки, не без того, но лишь некоторые, да и то тайком, в укромных уголках, сознавая, что совершают недозволенное и осуждаемое.

     А кто не видел сидящих за праздничным столом рядом с папами и мамами малышей чуть не ясельного возраста, которые, вызывая восторг на уже порозовевших от первых выпитых стопок лицах окружающих взрослых, наравне со всеми чокаются рюмочками! Конечно, налита в них пока не водка, а всего лишь сок либо лимонад, но что с того? Для них, несмышленых, это покамест игра, но ведь хорошо известно, что игра – подражание взрослым, моделирование и закрепление в сознании реальных ситуаций будущей жизни!

     Все без исключения мальчики играют «в войну», а девочки «в куклы» либо «в дочки-матери», готовя себя к выполнению в будущей взрослой  жизни заложенных в подсознании на генетическом  уровне социально-полезных функций защищать  отечество, создавать семьи, растить детей. К чему, к какому будущему готовят себя дети, поднимая за праздничным столом рюмки с пока ещё «игрушечной» водкой? И, главное, поднимая вместе со взрослыми эти самые рюмки, и в то же время слыша от них частые морализирования о вреде пьянства, привыкая к двойным стандартам мышления, когда «нельзя,  … но можно»?

     Говорят: коготок увяз – всей птичке пропасть. Застольная рюмка с соком под снисходительные взоры окружающих – это и есть коготок. А дальше - простая последовательность «можно»: рюмка сока – рюмка вина и сигарета – таблетка легального экстази либо  самокрутка с легальной же марихуаной - …? Как знать, не уготована ли нами самими в скором будущем нашим внукам и правнукам судьба гордо держать в неокрепшей ручонке уже не игрушечную рюмку с соком, а игрушечный шприц?

ПОМНИТЕ! Алкоголь и никотин вредны для вашего ребенка. Но ещё больший вред причиняете ему вы, подавая пример для подражания. Серьёзными медико-социологическими исследованиями, проводившимися  не раз и не тысячу раз во многих странах мира, доказано, как дважды два: в семьях некурящих и непьющих дети не подвержены риску стать в будущем любителями стопки или сигареты, а впоследствии – риску стать наркоманами. АЛКОГОЛЬ И ТАБАК – ПЕРВЫЙ ШАГ К ПРОПАСТИ.

Глава 6. Мишень – мозг.

     Почему наркотики вредны? Почему,  воздействуя на организм по-разному, вызывая то подавленность и сонливость, то эйфорию и подъём жизненных сил, они имеют общие свойства, выражающиеся в привыкании и растущей  потребности в увеличении доз? К сожалению,  исчерпывающих ответов на эти и многие другие «почему» у медицины пока  нет.

     Существуют различные научные школы, по-разному подходящие к исследованию этих явлений и по-разному их объясняющие. Однако все они сходятся в одном.

     Человеческий организм - сложнейшая система, где всё тончайшим образом взаимосвязано и обусловлено. Малейшее расстройство влечет за собой сбои в работе системы в целом, но одновременно является мощным стимулятором для мобилизации защитных сил, поскольку организм – система саморегулирующаяся. В нем  имеются специальные «фармацевтические фабрики», которые при малейшем сигнале мозга о наличии неблагоприятных  воздействий, как извне, так и изнутри, сразу же начинают вырабатывать в нужном количестве полный набор необходимых в данный момент и в конкретной ситуации «лекарств». Причем, действие этих природных лекарств самодостаточно и не вызывает нежелательных побочных эффектов, коими неизбежно чревато употребление  того или иного препарата – продукта практической фармакологии. Не случайно поэтому сегодня всё большую популярность приобретает так называемая «нетрадиционная» медицина, и в  первую очередь – психотерапия, пытающаяся  воздействовать на организм больного человека путем  внушения. По сути, внушение - это не собственно лечение, а отдание команд мозгу с целью усилить поступающие к нему от самого организма сигналы на исцеление. Смысл внушения в том, чтобы стимулировать процессы саморегуляции без введения извне медпрепаратов, полный спектр  и возможные последствия  которых на организм не изучены и изучены быть не могут, поскольку каждый организм сугубо индивидуален.

     Человеческие эмоции также являются реакцией организма, мозга, на внешние раздражители, по сути своей не отличающейся, скажем, от реакции на укол острым предметом либо на воздействие инъекции. Различие лишь в том, что происходит оно не на физическом, а на психическом уровне. Так, определенные события-раздражители либо вызывают у нас радость, либо умиротворённость, либо гнев. Гамма человеческих  эмоций отличается бесконечным разнообразием. Пожалуй, наиболее показательна реакция человека на музыку. Никто не может дать точного определения тому, что такое музыка. Принято считать, что это набор мелодичных звуков, подчиняющихся законам гармонии, однако единого научного определения гармонии не существует. Не подлежит сомнению лишь  то,  что, в зависимости от мотива, та или иная мелодия может заставить нас плакать, ритмично  маршировать либо извиваться в зажигательном танце. Подобное же воздействие оказывает на нашу психику и слово. Говорят, и не без оснований, что словом можно и убить, и воскресить. И тут опять возникает  вопрос: ПОЧЕМУ? Очевидно, определенные сочетания музыкальных звуков, цветов (если речь идет о живописи)  или слов побуждают наш мозг по-разному реагировать на каждое из них, отдавая «химическим фабрикам» организма соответствующие  команды–установки на выработку  тех или иных веществ, реакции на воздействие которых и являются эмоциями. Однако как это происходит, что заставляет организм по-разному откликаться на подаваемые мозгом команды – пока загадка. Правда, многими современными исследованиями было установлено и даже экспериментально доказано, что в числе прочих веществ, необходимых для саморегуляции и самоисцеления организма, в нём вырабатываются и даже постоянно присутствуют в строго определённых концентрациях такие вещества, которые по своему составу аналогичны наркотикам. При этом их количество строго сбалансировано, и баланс этот по командам мозга  может смещаться в ту или иную сторону, в зависимости от характера раздражителя. Так, грустная мелодия либо печальное известие стимулирует выделение  в несколько больших, чем обычно, количествах  эндорфина – аналога морфина – вызывая у человека подавленность, а раздражители «противоположного» полюса – повышенное выделение природных нейростимуляторов, наиболее известный из которых – адреналин.


     По-видимому, именно дисбаланс этой системы, её разрегулирование в силу неких, неведомых пока, деструктивных факторов, являются первопричиной психозов – так называемых  душевных болезней. Что же происходит при искусственном введении  в организм наркотиков? Да то же самое, что и при искусственном введении любого другого медицинского химпрепарата, когда большая, чем это необходимо, доза может привести к отравлению организма либо даже к его гибели. Мозг, который сам по себе является «дозатором», игнорируется, подавляется, выключается насильственно из регуляционных процессов и в результате не прощает обмана. Наркотик, каждый из которых является психотропным веществом, будучи  введен извне, «обманывает мозг», в результате чего природный баланс между веществами-психорегуляторами нарушается, и уже не естественным путем, а насильственно смещается в ту или иную сторону в зависимости от химического состава наркотика, содержание которого в организме искусственно повышено. Эмоции в виде «кайфа» возникают уже не по чёткой  команде мозга, а вызываются искусственно. Характер «кайфа», в зависимости от  наркотика, проявляется либо  в подавленности, заторможенности (депрессанты  типа опиатов), либо в эйфории (стимуляторы типа кокаина), либо в общем расстройстве мозговой деятельности и бредовых видениях (галлюциногены  типа ЛСД). При этом искусственное превышение  концентрации одного из наркотиков, «обманывая» мозг, по-видимому, побуждает его к отдаче  организму команд на восстановление утраченного равновесия. В результате начинает более интенсивно, в количествах, адекватных принятой «дозе», вырабатываться вся прочая гамма психотропных веществ. «Кайф» продолжается до восстановления баланса. Когда  же наступает равновесие (уже не природное, а искусственное псевдоравновесие) в виде нейтрализации введенной извне  «дозы», у наркомана возникает потребность в ее увеличении, обусловленная стремлением к сохранению эффекта «кайфа»,  и вслед за этим – соответственное увеличение «естественной» гаммы и т. д. При отказе же от «искусственной» дозы, как полагают, организму, мозгу дать «полный назад» гораздо сложнее, чем «полный вперед». То есть, концентрация «природных наркотиков» так и остается повышенной. Всех, кроме того, который вводился искусственным путем и который в повышенных количествах, необходимых  организму для восполнения утраченного равновесия, самопроизвольно не вырабатывается.

     В результате возникает теперь уже «обратный» дисбаланс, рождающий мучительный абстинентный синдром – так называемую «ломку». Примерно  то же происходит в случаях употребления табака (никотин) и спиртного (алкоголь), внезапный отказ от которых рождает у курильщиков  и пьяниц состояние, именуемое в народе похмельем.

     ПОМНИТЕ! Употребляя наркотик, наркоман прежде всего ставит под удар собственный мозг, обманывая его, вынуждая  отдавать организму ложные команды, в результате чего происходит самоотравление, часто заканчивающееся психическим заболеванием или смертью.

     МОЗГ – ГЛАВНАЯ МИШЕНЬ НАРКОТИКОВ!

     Эмоции наркомана уже не зависят от воздействия внешнего мира, от происходящих событий. Он живет в искусственно созданном, виртуальном мире иллюзий, равнодушный к окружающему миру и окружающим людям. Наркотик заменяет  ему весь мир во всём многообразии и красоте.  Мозг наркомана - генератор ложных ощущений и эмоций.



Часть II. НАРКОМАНИЯ.

Глава 1. Современный мир и наркомания.

     Наркомания – явление столь же древнее, как и само человечество. На протяжении долгих  тысячелетий в среде многих, если не всех населяющих земной шар народов и народностей, всегда имелись любители грёз, навеянных сладким дурманом. Однако в течение тысячелетий же их количество было столь  незначительно, а нравственный иммунитет общества столь силен, что, за  редчайшими исключениями, извечным уделом наркоманов  являлась их принадлежность к касте социальных париев – презираемых и гонимых всеми отщепенцев. Таким образом, какой либо серьезной угрозы обществу они не представляли, и, стало быть, не возникало необходимости бить тревогу, возводя  наркоманию в ранг социального бедствия.

     Ситуация стала коренным образом изменяться с конца 50-х начала 60–х годов ХХ в. А к его завершению, т.е. к началу ХХIв., окончательно приобрела характер глобального массового явления, подобно раковой опухоли пускающего губительные метастазы  во всё новые и новые регионы земного шара.

     Что же произошло? Почему за каких-то 50-60 лет - ничтожный срок на исторической шкале времени – волна наркомании принесла человечеству бед во много крат более, нежели за последние пять тысячелетий его существования?

     Сегодня многие ученые – представители  различных областей прикладных и общественных наук – пытаясь найти ответ на этот  волнующий человечество вопрос, зачастую подменяют  причины следствиями, изучая феномен наркомании  не как общественное явление во всех взаимосвязях,  а подходя к проблеме с позиций узкой специализации. Так, химиков, медиков и фармакологов волнуют в первую очередь вопросы определения химического состава наркотических веществ и их антагонистов, изыскания путей и методов  лечения наркозависимости и разработки необходимых  для этого лекарственных препаратов. Социологов – выявление «группы риска». Юристов и полицейских – вопросы  правового и силового противодействия распространению негативной тенденции. Педагогов – воспитание  у молодежи  негативного отношения к наркотикам и т. д.

     Всё это, вне всякого сомнения, необходимо. Однако факты – вещь упрямая, а они неопровержимо свидетельствуют, что, несмотря на все усилия и многомиллионные  затраты, реально противостоять распространению  феномена наркомании в мировом масштабе пока, к сожалению, не удается. Не следует ли из этого со всей очевидностью, что старая медицинская истина, согласно которой бесполезно лечить  болезнь, не выявив и не локализовав её очаг, не изучив  первопричину, – истина эта в полной мере применима к наркомании как заболеванию общественному? И что наркомания – прежде всего социальная болезнь, поразившая  не просто некую совокупность конкретных  индивидуумов, а человечество в целом? И что  питают эту болезнь не просто жажда любопытствующей молодежи к познанию новых, не ведомых доселе сладостных субъективных ощущений, не просто безудержное стремление к обогащению наркоторговцев, чья преступная деятельность  также приобрела международный размах, а корни  куда более глубокие?

     «Зри в корень», – говаривал Козьма Прутков. Следуя мудрому совету, попытаемся проанализировать глубинную первопричину наркомании как общественного явления, как  общемирового процесса, опираясь на то, что общеизвестно и не нуждается в специальных дополнительных подтверждениях и цитировании первоисточников. Тем  более, что данная работа не носит характера  научного исследования, а имеет  целью, основываясь на реальных фактах, ознакомить массового читателя с проблемой в ее общем виде.

Итак: «Кто виноват?» Или иными словами, где искать истоки явления?

Наиболее характерной особенностью современного мира является глобализация человеческого сообщества. Что такое глобализация? Вторая половина ХХ века в жизни человечества была ознаменована особенно бурным ростом  научно-технического прогресса, развитием средств транспорта и связи, электронных коммуникаций, что уже само по себе способствовало  сокращению расстояний и стирало границы. При этом  наиболее симптоматичным здесь явилось зарождение и стремительное развитие информатизации и информационных технологий. К концу  истекшего столетия это привело к радикальному изменению как геополитической карты мира, так и  самого образа мышления в первую очередь  молодых поколений, способствовало его примитивизации. Казалось бы, какая здесь может быть взаимосвязь? Да и вообще, уместно ли с точки зрения элементарной этики увязывать в единое целое то, что,  расширяя  научный кругозор человечества, предоставляя все новые возможности  в познании окружающего мира, открывая  перед ним доселе невиданные перспективы и увлекая его к звездам, с тем, что толкает его в пропасть, низводя людей, общество до уровня стада, рождая безразличие к прогрессивным веяниям, а то и стойкое их неприятие?

    Однако то, что выглядит парадоксом, противоречиво лишь на первый взгляд. При  ближайшем же рассмотрении между двумя несопоставимыми  крайностями просматривается довольно чёткая взаимосвязь. Согласно известному  физическому закону, всякому действию неизбежно сопутствует противодействие. Причем  зависимость эта пропорциональна: чем сильнее действие, тем  более стойкое противодействие оно порождает. Давно доказано, что  революционный рост научно-технического прогресса - палка о двух концах, поскольку, расширяя  практические возможности человека и человечества, не изменяет человеческую сущность. За тысячелетия человеческое сознание  и поведение не претерпели особых метаморфоз, стереотипы общественного поведения и нравственно-этические нормы, обуславливающие поведение, его регламентацию на бесчисленные «можно» и «нельзя», «хорошо» и «плохо» -  всё то, что принято называть духовностью или ценностной ориентацией,  чрезвычайно устойчиво к внешним воздействиям.  В чужеродности же этих воздействий не приходится сомневаться: глобализация  в сфере науки и техники неизбежно влечёт за собой глобализацию общественного сознания. А это означает утрату народами черт национального своеобразия, национальной духовности и национальной культуры, их «стирание» и нивелирование. Что, в свою очередь, порождает на свет уродливые «массовые», а вернее, стадные заменители – суррогаты, поскольку природа всё же не терпит вакуума. Стремление же к удовлетворению эстетических потребностей и духовных запросов является неотъемлемым свойством человеческой натуры.    И особенно беззащитна, а значит, подвержена негативным воздействиям «массовости», лишенная влияния вековых национально-духовных устоев и испытывающая острую потребность  в преодолении духовного дискомфорта молодёжь.

Стоит ли говорить, что обратной стороной духовности всегда была и будет лжедуховность - ложная, искаженная  до неузнаваемости система ценностей, где всё, что «нельзя», на самом деле можно и даже должно? Вот и становятся легализованными, а зачастую усердно пропагандируемыми в средствах массовой информации  нормами молодёжного общественного сознания такие разрушительные как для отдельно взятой личности, так и для общества  в целом «общественные», а на самом деле антиобщественные, глубоко противоречащие человеческому естеству явления, как проституция, гомосексуализм, порнография и т. п. Наркомания же в их числе занимает ведущее место, поскольку позволяет, не  прилагая усилий, отрешиться от окружающей действительности, обрести  желанный духовный комфорт в  мире грёз. Наглядным тому подтверждением может служить молодёжное движение «хиппи», охватившее в 60-е годы высокоразвитые в техническом отношении страны Северной Америки и  Западной Европы. Своеобразной формой протеста хиппи, среди которых было немало выходцев из вполне обеспеченных семей, являлось  полное неприятие ими окружающей действительности в виде  отказа от материальных благ и нравственных запретов, что побудило в их среде массовую наркоманию.

     География наркомании неоднородна. Тут прослеживаются интересные тенденции и закономерности, также наглядно иллюстрирующие вышесказанное. В этой связи весьма характерно, что наиболее наркопотребляющими являются общества высокотехнологичных, но одновременно в наибольшей степени утративших духовные устои стран Северной Америки  (в первую очередь США)  и западной Европы. При этом в Нидерландах вообще предприняты попытки официально узаконить «лёгкие» наркотики, что превратило страну художников, цветоводов и корабелов в «мекку» наркоманов всего мира, привело не к сокращению, а к увеличению  потребления наркотиков, в том числе и «тяжёлых». Большинство  жителей Нидерландов от цветоводства перешли к гораздо более рентабельному выращиванию в домашних условиях, в гаражах и даже квартирах  искусственно выведенных путем селекции высокотоксичных сортов конопли. Сегодня страна является ведущим экспортером гашиша на европейском рынке *.      С другой стороны, достойно удивления то, что  население стран Центральной и Юго-восточной Азии,  а также Южной Америки, являющихся традиционными производителями и экспортерами на мировой рынок  основной массы «тяжёлых» наркотиков растительного происхождения, в неизмеримо меньшей степени подвержены влиянию наркомании.

     Впрочем, ничего особо удивительного здесь нет: ведь общеизвестно, что на фоне относительно слабой  технологической развитости население этих стран более консервативно в ментальном отношении, а значит  здесь пока сильно воздействие сдерживающих факторов: традиций, обычаев, религиозного самосознания, духовности, национальной культуры.

     Вот как писал об этом известный американский журналист и исследователь проблемы наркомании Элвин Москоу в нашумевшем в свое время  документальном бестселлере «Тайная тропа через полмира»: «Считают, что в Турции выращиванием опийных сортов мака занимается 150 тыс. крестьян. Среди этих 150 тыс.  нет ни одного (!) наркомана. К опиуму здесь относятся как к чудесному эликсиру, дару Аллаха, который утоляет  боль, если пользоваться им в малых дозах. В больших дозах опиум хуже алкоголя, запрещённого  для мусульман Кораном и народными традициями. Как бы ни был доходен опиум, ни один крестьянин не засевает им всю свою  землю Он знает, что нельзя злоупотреблять щедростью Аллаха. К тому же выращивать опиум рискованно  в силу его ядовитости. Размер урожая определяется не тем, сколько засеют, а тем, сколько удается собрать в течение  одного-единственного дня в году.

     Как только крестьянин решил, что нужный момент настал, он, его жена и дети выходят в поле. Детей моложе 16 лет не допускают к работе. Созревшие маки достигают 3-4 футов в высоту (около 1м.) Когда коробочку надрезают, опиум  в   виде    сока начинает    просачиваться наружу и медленно окисляться, загустевать. Образующиеся при этом  испарения.*


 ________________________________
*Более подробно об этом см. статью: «Голландский эксперимент по легализации наркотиков и его последствия»; ж-л «Уголовное право» №4 /2001 г. с. 110-113.]

могут быть губительными. Они тяжелее воздуха и стелятся по земле. Поэтому  во время работы голову держат как можно выше  или надевают  маску. Крестьяне рассказывают страшные истории о задохнувшихся  в поле маленьких детях. Да и взрослый человек, если бы он вдруг рискнул улечься  на поле  во время сбора опиума, скорее всего, уже больше не встал бы. 

     Потом крестьяне срезают коробочки. Высушенные, они пойдут на топливо. Часть семян продается для использования в хлебопекарной и кондитерской  промышленности. Основная же масса семян идет на приготовление масла, на котором турецкие хозяйки готовят уже в течение многих веков. Это последнее обстоятельство стало в Турции едва ли не главной причиной, мешающей запретить выращивание опиума.

     Согласно турецким законам крестьянин обязан продать государству весь свой опиум. Однако никто не знает, сколько его уходит на сторону, в нелегальный бизнес».

     Украина, как по производству, так и по растущему употреблению наркотиков,  является одной из наиболее неблагополучных стран на территории постсоветского пространства. Обусловлено это несколькими ключевыми факторами. Во-первых, Украина – страна традиционно наркосеющая, а значит, недостатка в относительно дешевых «дури» и «ширеве» местного производства отечественные наркоманы не ощущают. Во-вторых, геополитическое расположение нашей страны таково, что,  являясь своеобразным «буфером» между Востоком и Западом, она представляет собой как бы «узловую станцию», перевалочную базу мировой наркомафии, через которую  как с Востока на Запад, так и с Запада на Восток (кокаин, ЛСД, «синтетика») транзитом направляются основные экспортные потоки дурмана. А в-третьих, и, видимо, данный фактор является не третьестепенным, а определяющим, в Украине, в силу особенностей исторического развития, среди широких слоев населения, особенно на юго-востоке, пока достаточно низок престиж национальной духовности, что лишает его ментального иммунитета и делает подверженным влиянию чужеродных культур. И, в первую очередь, американо-западной массовой антикультуры, столь популярной в молодежной среде. В Украине много делают для борьбы с наркоманией, не жалея столь дефицитных в общекризисной ситуации материальных и денежных средств. Однако все меры останутся полумерами, пока не будет кардинальным образом  решен вопрос подъема национальной  духовности  и национальной культуры, привития  молодежи системы  истинных нравственных ценностей и нравственных  ориентиров. И ведущая роль в этом нелегком процессе должна быть  отведена родителям, семейному воспитанию.

ПОМНИТЕ! Риск вашего ребенка приобщиться к наркотикам и к среде наркоманов  будет сведен практически к нулю, если  в семье он будет жить полноценной духовной жизнью, замыкая на ней основной круг своих  интересов. 

Глава 2. Наркомания и массовая культура.

     Ещё с советских времен мы как-то  привыкли к тому, что термин «массовая культура» в нашем традиционном понимании имеет устойчиво негативный окрас. А потому особо не задумываемся о причинах, побуждающих нас к выработке именно такого, отрицательного стереотипа общественного сознания. При этом понятие «массовая культура» неизменно ассоциируется в нашем  восприятии с бездуховностью, а вернее, псевдодуховностью, во всех её проявлениях преимущественно в молодежной среде. Это и примитивные телесериалы, и телешоу (одни названия чего стоят: «Как стать миллионером», «Алчность», «Слабое звено» и т. д.) и столь же низкопробные литература, и бесконечная оболванивающая реклама. Это и многотысячные стадные «рок-тусовки»,  и уводящие сознание из мира реальности, примитивные по смыслу компьютерные игры. И даже бесчисленное множество как бы религиозных, а на самом деле разрушающих традиционную религиозную ориентацию сект.

     Характерно, что в последние десятилетия всё более распространенным и  даже обиходным становится такое, напрямую связанное со сферой псевдодуховности, понятие, как «наркокультура» - дальше идти уже некуда!

     Между тем, массовая культура в ее истинном  осмыслении – явление древнее, являющееся неотъемлемой  составляющей духовной культуры любого народа.  И, что самое важное, она отнюдь не способствует превращению народов  в единое безликое стадо, лишенное национальных устоев.

     Культура – седая кухарка цивилизации – испокон веков была призвана угождать духовным вкусам общества, насыщая патрициев изысканными деликатесами и тонкими винами, а народные массы – яствами и питиями попроще, зато пообильнее и покрепче. Исключительно потребностями широких слоев населения тех или иных стран, неизменно жаждущих «хлеба и зрелищ», обусловлены общие признаки культуры на ее массовом (в отличие от элитарного) уровне: незамысловатость, зрелищность, развлекательность, острота подачи и восприятия и, как следствие, «низкопробность», рассчитанная на  относительно невысокий уровень интеллекта масс. Спортивные игрища, помпезные религиозные обряды (по типу крестных  ходов), балаганное ярмарочное лицедейство, даже  публичные казни – вот лишь некоторые древнейшие формы  массовой культуры, многие из которых пребывают во здравии и поныне.

     На протяжении столетий наличие двух  составных «этажей» культуры было явлением очевидным и само собой разумеющимся. Однако всем было ясно, как Божий день: любая культура любой страны, о каких её социальных срезах, родах и видах ни шла бы речь, всегда  самобытна и национальна, всегда является важнейшей составляющей духовности народа, основанной на эстетико-философской и религиозно-нравственной системе общественных взглядов и ценностей. Самобытная культура, в её традиционном понимании, всегда оставалась прогрессивным началом и залогом поступательной духовной эволюции народов и цивилизаций. Тем не менее, ближе к середине ХХ столетия понятие массовой культуры, к которому, всё чаще стали приплюсовывать слово «западная», устойчиво обособилось, обретя личину совершенно уникального общественного феномена с рядом отличительных  признаков, выводящих  его далеко за пределы традиционных понятийных рамок. 

     К чему усложнять? Конечно, небывалый взлет массовой культуры в глобальных масштабах во многом объясним последствиями взрывной волны научно-технического прогресса и количественным ростом населения планеты.

     Однако не следует  и упрощать, сводя  суть явления  (а по существу - уводя явление от сути) лишь  к причинам технократического свойства: дескать, в США и странах Запада темпы научно-технического прогресса  на порядок  интенсивнее, а стало быть …

     В данном случае и упрощение, и усложнение - два синонима вульгаризации, сколь бы взаимоисключающе это ни звучало на первый взгляд. Западная массовая культура с её «родимыми пятнами» - коммерциализацией, развитием рекламного и шоу-бизнеса, ростом технического совершенства электронных средств коммуникации, безусловно, является вундеркиндом. Однако из чрева старухи-кухарки  миру явилось не сосущее розовый мизинец  юное дарование, а омерзительный мутант с  подпорченным генетическим кодом. Ближе к  концу столетия  всем стало окончательно ясно:  налицо элементарная  подмена понятий, а проще говоря, явное мошенничество, когда белый кролик, врученный благодушным фокусником простаку-обывателю, в руках последнего, к его немалому изумлению и ужасу, вдруг неожиданно оборачивается змеей.

     И здесь необходимо отдать должное  как  мастерству чародеев, так и хитрой «изюминке» самого фокуса. Естественное эволюционное стремление общества, и, прежде всего, прогрессивно мыслящей ее части, к самообновлению, к совершенствованию как норм государственной жизни, так и институтов государственности, называемое «здоровым» либерализмом, стремление к подлинному народовластию, не разрушающему, а цементирующему социальные устои, шарлатански и сознательно подменяется «гнилым» либерализмом, призывами к вседозволенности и нигилистическому отрицанию духовности и народности – системы  сдерживающих начал, вековых традиций, преемственности  и верований. Это и служит средством подавления  иммунитета, подавления антител, препятствующих внедрению в организм чужеродных  генов.

     Суть мошенничества – в манипулировании общественным сознанием «со стороны»,  в искусственном  создании и насаждении мифа о «свободе личности» в форме полнейшей вседозволенности,  в отрицании роли  осознанной необходимости  подчинения интересов одного  интересам многих, мифа, формирующего в народном сознании  устойчивый, изначально ложный стереотип: «будучи  рабом, считай себя господином». Именно миф о вседозволенности, заложенный в основу явления, именуемого «западной  массовой культурой», собственно,  и делает его феноменом, антиподом понятия  «культура», поскольку способствует не духовному развитию, а как раз наоборот, нравственному вырождению, деградации в человеке человеческого и высвобождению низменных животных инстинктов, возводящихся в ранг культа.

     И не западной массовой культурой правильнее было бы назвать  в этой связи мутировавший феномен, а искусственно клонированным в лабораторных условиях культивированием стадности, имеющим западный генезис в силу исторических причин, не обусловленных  развитием средств коммуникации. «Не средства  массовой коммуникации определяют характер тиражируемого материала,  - отмечает  исследователь  феномена массовой культуры А. Кукаркин, - а люди, которые распоряжаются этими средствами».
 
 « Кто платит деньги, тот заказывает музыку»… Не правда ли, в данном контексте крылатая фраза обретает особо зловещий смысл? Тот, кто сегодня платит огромные деньги, прекрасно знает цену «музыке». Низведение понятий о добре и зле до уровня детской сказки, культ оружия и физического насилия, извращенное толкование любви лишь как совокупительного начала – несть числа поражающим факторам оружия массового  уничтожения духовности и общественного самосознания. На наших глазах общество стремительно преобразуется отнюдь не в суперцивилизацию, а в суперстадо запрограммированных на взаимо- и   самоуничтожение бездумных двуногих роботов,  слепо повинующихся щелканью бичей тех, кто, считая себя избранниками Божьими, до поры скрывается под масками пастырей-«чародеев».

     Наркомания и современная массовая  антикультура – две стороны одной и той же медали. Две не мыслимых одна без другой и теснейшим  образом взаимосвязанных составляющих одного и того же явления, именуемого духовным  выхолащиванием общества и искусственно насаждаемого путем культивирования в молодежном общественном сознании мифа о вседозволенности. Порочного по самой своей сути и изначально лживого принципа: «Будучи  рабом, считай себя господином».

     Культура есть не что иное, как удовлетворение  неизбывной потребности любого человека, любой социальной группы в заполнении духовного вакуума. В сообществах, отрицающих общечеловеческие духовные ценности, живущих по своим, хотя бы даже  противоречащим общепринятым нравственно-этическим нормам, канонам и установлениям, обязательно возникают  подобия культуры, так называемые субкультуры. Так, своей специфической субкультурой отличается  преступный мир, где есть свои «понятия»: свои «нельзя» и «можно» своя символика ( что особенно проявляется  в расшифровках  татуировок), даже  свой языковый сленг и свой фольклор (блатные песни, пословицы, поговорки и пр).

     У наркоманов, поскольку они практически изолированы от общества, в последние десятилетия, с тех пор как наркомания,  став социальным явлением, обрела широкий размах, тоже начинает складываться своеобразное подобие субкультуры – «наркокультура» со своим языком-сленгом и даже подобием специфических традиций. И хотя  специальные труды, посвященные исследованию этой  стороны жизни любителей «кайфа»,  пока что редкость, совершенно очевидно, что крайне ограниченные потребности наркоманов сводятся в основном  лишь к стремлению получить всё новые, ранее не изведанные оттенки  «кайфа». Это подобие культуры не имеет ничего общего  со сводом каких бы то ни было, пускай даже искаженных, моральных норм, поскольку потребности в них  сообщества наркоманов не испытывают. Не имеет оно и каких-либо внешних проявлений в форме фольклора. Ощущения и эмоции наркомана – «вещи в себе». Они сугубо индивидуальны и не нуждаются в наружных проявлениях. Вся  наркокультура  сводится, в сущности, к взаимному словесному  обмену ощущениями, испытанными тем или иным  из наркоманов в результате употребления того или иного наркотика либо их сочетания, а также к обмену опытом в составлении таких сочетаний, опытом вхождения в «систему» регулярного употребления наркотиков, либо, что крайне редко, выхода из нее. И, тем не менее, как массовая, так и наркотическая субкультура - составляющие единого целого. Не случайно поэтому наиболее часто наркотики употребляются молодежью во время массовых «рок-тусовок» либо в уличных компаниях, где  не смолкают «блатные песни», распеваемые под гитару либо несущиеся из  радиоприемников. Не удивительно, что и многие из представителей  «поп-арта» - художники музыканты, поэты - склонны к злоупотреблению  наркотиками. Для иллюстрации достаточно вспомнить  хотя бы поэта Шарля Бодлера, певца Элвиса Пресли, членов рок-квартета  «Битлз» и многих-многих  других.

     «Кто платит деньги, тот заказывает музыку»… Похоже, и жизнь всё более в этом убеждает, что в мире существуют реальные силы,  напрямую заинтересованные в том, чтобы, разлагая молодежь духовно и физически, отвлечь её от  насущных социальных проблем, сделать неспособной как осознать зло, так и активно противостоять ему. И они не жалеют для этого средств. Ибо, по выражению М.Кукаркина, «не средства определяют характер творимого зла, а те, кто этими средствами владеет».
.

Глава 3. Наркомания и наркомафия

 «… Первым отозвался на речь дона Корлеоне  дон из Лос-Анджелеса, Френк Фальконе:  «Не существует способа удержать наших людей  от участия в сбыте наркотиков… Слишком  выгодное дело – невозможно устоять… Я сам - противник наркотиков… Из года в год я платил своим  людям надбавку, лишь бы не связывались с наркотиками. И всё напрасно, это не помогло. Представьте сами: приходит кто-то и предлагает: «У меня есть порошок – вложи в дело тысячи три – четыре  и мы заработаем пятьдесят тысяч на его сбыте».  Кто не польстится на такие проценты? Начинают подрабатывать, а потом втягиваются. Потому что  наркотики в сотни раз выгоднее всего остального. Спрос на них растет день ото дня. Воспрепятствовать  этому мы не можем, стало быть, остается одно: взяться за дело самим и поставить его на широкую ногу, иначе придут другие. У себя в городе я постараюсь главным образом сбывать товар нищим эмигрантам. В первую очередь цветным: метисам и неграм. Это самые лучшие клиенты. С ними меньше  неприятностей, да и потом они всё равно животные. Таким всё трын-трава: жена, дети, они и себя-то не уважают. Вот пусть  и травят себе душу дурманом. Но устраниться  от этого дела, пустить его на самотёк, допустить  к нему других нельзя – нам же хуже будет…»

     В этом высказывании из знаменитого  бестселлера М. Пьюзо «Крестный отец» (кстати, снискавшего широчайшую популярность не в последнюю очередь  потому, что  в нем, пускай своеобразно, но пропагандируются семейные ценности) как в капле воды отражена вся суть и вся глубинная «нравственная подоплека» проблемы распространения и сбыта наркотиков. Ибо нет спроса без предложения, а значит нет и не может  быть наркомании без наркомафии.

     Что есть наркомафия? И почему  в течение долгих десятилетий, несмотря на титанические усилия полиций всего мира, этому явлению и поныне не удается противостоять достаточно эффективно?

     Преступность, как известно, бывает индивидуальная и групповая. К «индивидуалам» незаконной наживы принадлежат, к примеру, взломщики сейфов - «медвежатники», воры-«домушники», «майданщики», «чемоданщики», аферисты всех мастей и прочие  представители «классики одиночного жанра». Впрочем, эти воровские «профессии» сегодня всё более изживают себя. Либо их представители, в подавляющем большинстве, стараются сгруппироваться в небольшие               «шайки» - преступные группировки по цеховому признаку. Так, трамвайным карманникам легче и безопаснее «работать»  по двое или по трое, когда украденный кошелек  моментально  передается находящемуся рядом  сообщнику и непосредственного вора-исполнителя бывает очень трудно уличить. Сообщников имеют квартирные воры: им помогают «наводчики», те,  кто стоит на «шухере», а также сбытчики краденого. Однако существуют преступления, которые просто невозможно  было бы совершить в одиночку. К наиболее древним разновидностям групповой преступности относятся, пожалуй, разбойники - грабители на больших дорогах и караванных тропах, а также пираты, когда шайка – экипаж всего пиратского судна.

     Наркопреступность – одна из самых развитых  и разветвлённых разновидностей групповой преступности, которую, скорее всего, правильнее было бы назвать  преступной индустрией. Иначе  говоря, наркобизнес попросту немыслим без участия в нём  специалистов в самых разных областях, связанных  с незаконным производством, транспортировкой, сбытом, а также «отмыванием» грязных денег, т. е  легализацией преступных доходов. Преступниками являются  и те, кто в нарушение существующего законодательства собирает урожай наркотического зелья либо, имея в кармане диплом химика-профессионала, предпочитает реализовывать  свои способности в подпольных нарколабораториях. И те, кто, являясь одновременно и контрабандистами и наркокурьерами, доставляют товар от места производства к «точкам» переработки и сбыта. И те, кто, покупая  наркотики оптом, перепродает их мелкими партиями, т. е. непосредственно наркоторговцы. А поскольку любая  индустрия не может обойтись без специалистов-«смежников», то в нее вовлекаются представители профессий, хотя и не имеющих прямого отношения к производству, транспортировке и сбыту, но прямо или косвенно способствующих преступному бизнесу. Это и  респектабельные политики, и коррумпированные  работники  силовых и прочих контролирующих структур: полицейские, пограничники, таможенники, служащие банковских и налоговых органов, средств транспорта и связи, а часто и медико-фармацевтический персонал. При этом действия всех  звеньев должны быть четко скоординированы и  контролируемы, что предусматривает обязательное наличие собственных административных и силовых  структур. Помимо контролирующих и охранных,  они выполняют также «внутриведомственные» карательные  функции, осуществляют разведывательную и контрразведывательную  деятельность, борются за  пополнение и «чистоту рядов» иными средствами и способами.

     Таким образом, современный наркобизнес вершится, как правило, международными синдикатами, именуемыми наркокартелями, прибыли которых фантастичны, а деятельность осуществляется поточно-конвеерным способом с максимальной эффективностью. Средства наркокартелей несопоставимы с материальными  возможностями полиции, в том числе и с официальными доходами  самих стражей закона, что нередко побуждает их,  поддаваясь искушению, изменять профессиональному долгу и позволять наркодельцам себя перевербовывать. Именно  наличие мощной и разветвлённой инфраструктуры, а также то, что доходы наркомафии колоссальны, а значит, колоссальны  и расходы на  совершенствование всех сфер её деятельности, и делают наркомафию  могущественной и бессмертной.

Из книги Э. Москоу «Тайная тропа  через полмира» («Вокруг  света, 1969,№3, с. 43-48):

«…Однажды поздним вечером по дороге, проходящей  по тем самым местам, где, по преданию, две тысячи лет назад хаживал апостол Павел, ехала  большая новая американская легковая машина. В Бейруте за эту машину была уплачена сумма, почти втрое превышающая годовое жалование человека, сидевшего за рулём – одного из инспекторов уголовного розыска ливанской полиции. Рядом с водителем сидел наркокурьер-француз.

     Существует много способов перевозки наркотиков из Сирии в Ливан. Поначалу для этих целей использовали караваны верблюдов. Морфий-сырец запечатывали в металлические цилиндры, которые  затем проталкивали в горло верблюдов, и те спокойно переходили границу. Когда таможенники пронюхали про эту хитрость контрабандистов, на заставах  появились рентгеновские аппараты. Тогда пошла в ход  резиновая тара, которая рентгеном не обнаруживается. Случалось, однако, что резиновые мешочки лопались в желудке верблюдов. И одурманенные  животные подходили к границе, шатаясь, словно пьяные. К  тому же таможенники часто  давали верблюдам слабительное или даже, в целях проверки, убивали животных. И вот уже вместо верблюдов  стали использовать детей – дети нищих крестьян стоили дешевле.

     Сейчас наркотики чаще всего прячут в автомашинах. Если мешочки с морфием спрятать, к примеру, среди сотен, а то и тысяч корзин с овощами или фруктами, то даже самый добросовестный пограничник  десять раз подумает, стоит ли ему  терять столько времени на обыск. Очень часто используют  герметические сосуды, которые кладут в цистерны грузовика, перевозящего горючее.

… В данном случае был выбран лучший из всех способов – и самый дорогой. Инспектору была уплачена внушительная сумма за то, чтобы тот ехал в Сирию на своей машине и на обратном пути перевёз через границу 50 кг морфия. Для инспектора, как, впрочем,  и для многих его коллег, это не было случайным падением на поприще праведного служения закону. Испорчен он был давно и основательно: часто посещал  злачные места Бейрута, развлекался вволю и не скрывал, что живёт не только на одно жалованье. Машину инспектора легко пропустили на сирийском пограничном контрольном пункте, лишь попросив предъявить документы. На втором контрольном пункте – ливанском, где охрана знала инспектора, солдаты залихватски отдали честь…

     Из Турции через Сирию и Ливан, сначала на  ослах и  автомашине, затем на борту корабля, морфий попадает  в Марсель – один из крупнейших  перевалочных пунктов  мировой наркомафии. Здесь, в подпольной лаборатории, сырец был переработан в готовый к употреблению героин. Теперь путь наркотика лежал через океан, в Нью-Йорк. Здесь, расфасованный в пакетики по 1/8 унции в каждом (максимальная допустимая доза) он разойдется непосредственно по розничным наркоторговцам  и уже из их рук попадёт к потребителю.

     Пройдя по всем ступеням «иерархической лестницы» синдиката наркотиков, «конечный» героин разительно отличается от опиума, купленного у турецких крестьян по 350 долларов за килограмм, как по внешнему виду, так и по цене. Теперь каждый килограмм зелья стоит ни много, ни мало – 80 тысяч долларов».

     Книга Элвина Москоу была написана во второй половине 60-х годов ХХ века – почти сорок лет назад, а это целая эпоха с точки зрения научно-технического прогресса, оборотной стороной которого является усовершенствование средств и методов преступной деятельности.

     К началу третьего тысячелетия наркобизнес претерпел значительные изменения, если иметь в виду географию распространения наркотиков, пути и способы их транспортировки, выработку многих новых разновидностей синтетических наркотиков, порой в сотни и даже тысячи раз превосходящих по силе воздействия те, которые являлись традиционными в 60-70-е годы. Неизменным осталось одно, самое главное:  безудержное стремление наркомафии к обогащению, помноженное теперь на многократно возросшие возможности.   
         
     Наркотрассами (или, по-современному, наркотрафиками) сегодня опутана вся планета. Из стран Центральной и Юго-Восточной Азии  в Европу и Америку везут опиаты и гашиш. Южная  Америка, в свою очередь, является мировым экспортером кокаина. Ну, а сами главные потребители этих наркотиков -  высокотехнологичные  богатые США и Западная Европа -  тоже, в свою очередь, не остаются в долгу, изобретая, совершенствуя и подпольно вырабатывая  как высокоочищенные  наркотики из экспортного натурального сырья, так и  синтетическую продукцию собственного производства, пользующуюся спросом  на внутреннем и внешнем  рынках. При этом отмечается неуклонная тенденция к повышению степени чистоты, т.е. улучшению качества ряда наркотиков при одновременном снижении их розничной цены.

     На протяжении 60-х – первой половины 70-х годов прошлого века основным поставщиком героинового сырья – опиума и морфина – в Европу и США являлась Турция, причем перевалочной базой на пути этого потока являлся французский порт Марсель, где были сосредоточены основные нелегальные лаборатории по выработке героина.

     Однако крупнейшая транснациональная операция Интерпола, в ходе которой были разгромлены десятки нарколабораторий, а сотни наркодельцов на долгие годы упрятаны за решетку, привели к тому, что к середине 70-х годов данный канал перестал быть основным. С этого времени основными поставщиками героинового сырья на европейский и североамериканский рынки стали страны Юго-Восточной Азии, в особенности государства так называемого «золотого треугольника»: Бирма, Лаос и Таиланд. Контролировалась же торговля героином на этом стратегическом направлении в основном китайскими криминальными группами – «триадами». Основной страной – перевалочной базой на пути героина в Европу и далее - становятся Нидерланды.

     И всё же с начала 80-х годов ситуация вновь меняется, что опять таки явилось результатом усилий правоохранительных органов. Голландская полиция нанесла сокрушительный удар по штаб-квартирам и нарколабораториям крупнейших китайских наркокартелей, сосредоточенных в Нидерландах. Теперь центр тяжести производства и экспорта героинового сырья смещается с юго-востока на запад Азии, и главными экспортерами становятся Афганистан и Пакистан. На протяжении 80-х годов путь транзита наркотика лежит через Пакистан в Индию, а оттуда – морем и по воздуху – в Европу.

     С конца 80-х годов западноазиатский, главным образом, афганский опиум, морфин и героин начинают переправлять в Европу сухопутным путем, а странами транзита становятся Иран и Турция. Афганистан по-прежнему является одним из главнейших производителей и поставщиков нелегального опиума в мире.  По данным аналитической информации правоохранительных органов стран Западной Азии, в Афганистане, начиная с 1994 года, незаконно производится приблизительно от 2,5 до 3,5 тысяч тонн опиума в год. В разоренной войной стране наркотики и сегодня являются основным источником дохода крестьян в 8 из 21 провинции.

     В настоящее время известны три основных маршрута – «героиновых моста» - между Азией и Европой: пакистанский, турецкий и связанный с последним и в последнее время все более популярный – балканский (через Турцию, Болгарию, Македонию, Хорватию, Словению, Албанию, Грецию). Как правило, наркотик транспортируется в тайниках, оборудованных в автомобилях. Особенно популярны в этом смысле автопоезда, принадлежащие странам, вошедшим в Европейский таможенный союз и имеющим соответствующий опознавательный знак TIR. Процедура таможенного досмотра таких автомобилей максимально упрощена, чем и пользуются нынешние наркодельцы. По информации Генерального секретариата Интерпола 80 -90% героина, изъятого в странах Западной Европы, поступило именно через Балканы. При этом наибольшее количество автопоездов TIR принадлежит турецким компаниям.

     Однако автомобили TIR – далеко не единственное средство контрабандной транспортировки «белой смерти». Во многих случаях для этого используются частные легковые автомобили и микроавтобусы, которыми управляют граждане стран Центральной и Западной Европы. По данным Интерпола в одном только 1995 году было задержано 112 таких автомобилей, из тайников которых изъято 1,2 тонны героина.

     Для того чтобы избежать проверки на пограничных таможенных пунктах, грузовые автомобили с наркотиками часто переправляются из Греции, Турции или Албании морскими паромами в Италию. При этом сами водители обычно, доставив автомобили в морской порт одной из балканских стран, к месту прибытия парома следуют самолётом.

     Довольно распространенным способом транспортировки героина из Азии в Европу, помимо автомобильного, является также «индивидуальный», когда относительно небольшие количества наркотика перевозят отдельные наркокурьеры. При этом наиболее излюбленными методами сокрытия является использование чемоданов с двойным дном либо стенками, каблуков и подошв обуви, сувениров, детских игрушек, промышленных запчастей и т.п.  Часто наркотики прячут среди пищевых продуктов (среди цитрусовых, когда на тысячу обычных лимонов, апельсинов либо грейпфрутов приходится пять-шесть пластиковых, начинённых героином, в банках с консервами, в мешках с мукой, сахаром, крупами и т.д.).

     Существует, причем весьма распространён и такой смертельно опасный для наркокурьеров способ транспортировки героина, как глотание мягких контейнеров, а проще 10-20 граммовых порций героина, заключенных в тонкую резиновую оболочку. Такие мини-контейнеры, а каждый наркокурьер глотает их сразу несколько, не обнаруживаются при рентген-контроле, зато, в случае разрыва оболочки хотя бы одного из них, неизбежно ведет к смерти курьера, который погибает в страшных мучениях.

     Вообще, способы транспортировки наркотиков столь разнообразны и порой неожиданны, что их описанию можно было посвятить солидную монографию. Фантазия и изобретательность наркомафии воистину не знают границ.

     Наркотики – товар особый, и особенность эта заключается в том, что как товар (в экономическом  разумении) они «выпадают» из общей рыночной  закономерности, когда «спрос рождает предложение». Человек не может обойтись без пищи и одежды, чем обусловлен устойчивый спрос на продукты питания и предметы гардероба; отсюда и предложение производителей как того, так и другого. Здесь мы имеем дело с «классической»  схемой. Не то с наркотиками. Тут закономерность иная, и «классическая» схема имеет место лишь на верхнем этаже рыночного здания, когда у наркомана сформировалась устойчивая зависимость от зелья: да, тут именно спрос рождает предложение. Но в том-то и дело: дабы обеспечить устойчивое предложение, спрос должен быть  постоянно растущим, в то время, как человек в отличие от пищи и еды, не испытывает  врожденной потребности в ядовитом дурмане. А стало быть, возникает настоятельная необходимость эту потребность искусственно сформировать. Сформировать, используя для данной цели  все возможные средства  убеждения и рекламы: от полупредложения-полупросьбы уличного наркоторговца попробовать две-три первые дозы бесплатно (всё окупится  с лихвой, когда клиент-«лох» «войдёт в систему» и прочно «сядет на иглу») до финансирования массовых эстрадных шоу и пропаганды «легких» наркотиков СМИ, а в последнее время – даже предложений легализовать наркотики на государственном уровне, исходящие из уст некоторых  авторитетных (но всегда ли бескорыстных?) политиков и общественных деятелей. Вот и получается, что к наркобизнесу, пускай не напрямую, а косвенно, оказываются причастными всё более широкие слои специалистов. Ситуация напоминает круги, расходящиеся от брошенного в грязную лужу камня. Дело дошло до того, и это становится уже невозможно скрыть, что наркоторговля в некоторых странах как евроазиатского, так и  американского континентов стала весьма  ощутимой статьёй пополнения  не только бюджетов международных террористических организаций  и незаконных военных формирований, но и госбюджетов!

     Тревожная обстановка в этом смысле сложилась в странах СНГ, в том числе  и на Украине. На территории бывшего СССР, где, как известно, таких социально-негативных явлений, как организованная преступность, проституция, наркоторговля и прочее  «не было, потому что не могло быть никогда», цветы порока нынче зацвели буйным цветом. Это наглядно убеждает  всех и каждого в том, что  далеко не всегда  желаемое является действительным, и почва была взрыхлена и удобрена  совсем не сегодня и даже не вчера.

     Начиная с 60-х годов минувшего столетия в Украину проникает всё больше наркотиков, увеличивается их местное подпольное производство. Возрастает количество наркоманов. Соответственно, мужает и крепнет наркомафия. Положение усугубляется тем, что в Украине  начинают стабильно увеличиваться незаконные посевы наркосодержащих растений, в первую очередь мака и конопли, основная часть которых используется для подпольного производства наркотиков. И хотя  как наркомания, так и торговля наркотиками  были весьма распространены  в бывшей Украинской ССР, этой проблеме на протяжении многих десятилетий не уделялось должного внимания. Как можно бороться с  тем, чего официально  не существует? Ведь считалось, что эти негативные пагубные явления присущи  лишь капиталистическому строю, «загнивающему  империализму», в первую очередь США.

      И ныне  постоянно  растёт количество нелегальных плантаций мака, конопли, других наркосодержащих растений (блекота, дурман, красавка и др.) Особенно тревожная ситуация сложилась на юге Украины. Благодатные  почвы и тёплый климат Херсонской, Николаевской, Одесской, Донецкой, Днепропетровской, Запорожской областей позволяют выращивать здесь высокие урожаи конопли и мака – сырья для производства гашиша и опиума.

     «При этом  необходимо помнить, - предупреждает один из ведущих экспертов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков,  генерал–майор СБУ В.Тимошенко, - о трагическом опыте Чуйской долины в Казахстане  и Кыргызстане. Семена индийской конопли  в своё время занесли туда люди, а бесконтрольно разрастаться она стала уже без участия  крестьян, самопроизвольно. Вследствие этого дикая  индийская конопля, получившая название  чуйской, заполонила территорию в сотни квадратных километров. Нельзя исключить подобной перспективы и для южных регионов Украины. В этом случае нас ожидала бы катастрофа: стремительный рост наркомании и одновременно превращение нашей страны в огромную по масштабам базу производства и сбыта наркотиков в страны СНГ и Западной Европы, особенно  с учетом выгодного геополитического месторасположения – в рай и мекку для наркомафии».      Не меньшую опасность представляет  и стабильный рост  производства на Украине синтетических или «лабораторных» наркотиков. По данным  органов МВД Украины, ежегодно  разоблачаются сотни правонарушителей, использующих государственные  химические, биологические, медицинские лаборатории для производства наркосырья. К уголовной ответственности часто привлекаются лица, которые, работая в аптеках, больницах, других медучреждениях, используют своё служебное положение для спекуляции наркотиками  и психотропными препаратами.

     На стремительный рост наркомании и наркоторговли в нашей стране, несомненно, оказывает влияние сложная политическая и социально-экономическая ситуация: бесконечные политические шоу в верхних эшелонах власти, «разборки политиков» на фоне тотального обнищания  населения, увеличения количества социально незащищённых людей. Даёт себя знать и негативное влияние массовой культуры, в первую очередь средств массовой информации, которые открыто пропагандируют насилие, вседозволенность, неуважение к законопослушному гражданину. Ещё  один ряд причин распространения наркотиков – обвальный рост преступности, неуважение к правопорядку и представителям власти, правовой нигилизм. И уже как результат всего этого – увеличение сбыта наркотиков и психотропных веществ, их доступность даже для подростков, школьников и студентов.

     Наркотизация в Украине чревата тяжкими и необратимыми последствиями. Достаточно сказать, что количество лиц, склонных к немедицинскому употреблению наркотиков и состоящих на учёте, составляет свыше 90 тыс. человек (по данным 2000 г., при ежегодном росте на 22-25 %) . По оценке экспертов, реальное количество жителей страны, больных  наркоманиями, к началу 2000 года  достигло 600 тыс. человек.

     Особо тревожит то, что, по данным МВД Украины, 80% наркоманов – молодые люди в возрасте до 30 лет, 75 % лиц, употребляющих наркотики, нигде не работают и не учатся. Результаты исследований доктора медицинских наук В.М.Полтавца (Киево-Могилянская академия) свидетельствуют: ежегодно в связи с употреблением наркотиков в Украине умирает свыше 1000  человек.

     Возрастание производства наркотиков непосредственно в Украине и резкое увеличение их ввоза из-за границы привели к опасному росту употребления наркотиков  населением  нашей страны. В частности, по данным медицинских  и социологических исследований, значительно увеличилось количество наркоманов  среди женщин, в первую очередь безработных и домохозяек. Это вселяет особую  тревогу: ведь под угрозой генофонд нации!     Если до 1990 г. наркомания была распространена  почти исключительно в промышленных  регионах и больших городах, то сегодня она стала обычным явлением в сельской местности. Опасной тенденцией становится распространение наркомании в рядах Вооруженных сил Украины. Об осложнении ситуации свидетельствуют и выводы Министерства здравоохранения Украины. Если ещё в начале 90-х годов  ежегодно на учет в наркодиспансерах ставилось 6-8 тыс. лиц, постоянно употребляющих наркотики, то к 2000 г. эта цифра составляла уже  более 25 тыс. человек, 40% из которых  несовершеннолетние. Учитывая же фактор латентности (скрытости) наркотизации, сегодня эти данные уже  можно  с уверенностью  увеличить в 5-6 раз.  Так, анонимный опрос студентов киевских вузов показал, что каждый  третий (!) из них употреблял либо употребляет наркотики. В школах города эта цифра хотя и  несколько ниже, но тоже весьма  внушительна: до 30% старшеклассников при тех или иных обстоятельствах уже успели близко познакомиться с наркотическим зельем.

     Оценивая ситуацию, сложившуюся на Украине в последние годы, можно без труда прийти к выводу о дальнейшем и всё более стремительном сползании населения, особенно нашей молодежи,  наших детей,  в пропасть глобальной наркотизации. А это может привести к тяжелейшим и необратимым последствиям для страны в целом, к реальной угрозе физического вырождения целого поколения нашего народа, генофонда нации. И задача правоохранителей, медиков, педагогов, государственных и общественных деятелей, а в  первую очередь нас, родителей,  в том, чтобы как можно скорее дать решительный отпор этому гибельному процессу,  положить конец производству и распространению наркотического дурмана – положить конец наркомафии.


Часть III. НАРКОМАНЫ

Глава 1. «Не думайте о синих обезьянах»…

В уходящие всё дальше в прошлое, но такие ещё недавние и памятные старшим поколениям советские  времена в «Союзе нерушимом» бытовал следующий анекдот.

Мама, вернувшись с работы раньше обычного, звонит в дверь, зная, что сын-девятиклассник должен быть дома, поскольку занятия в школе давно закончились. Однако на многочисленные звонки никто не  отвечает. Встревоженная и исполненная  мрачных предположений, женщина лихорадочно шарит рукой в сумочке в поисках ключей, ожидая, войдя, увидеть,  по её мнению, самое страшное: сына, курящего сигарету. За дверью раздаются, наконец, шаркающие шаги, щёлкает открываемый замок и на пороге показывается сын в домашней одежде и шлепанцах на босу ногу.

- Что случилось, почему ты так долго не открывал? - спрашивает мать, втягивая носом воздух  и подозрительно принюхиваясь.

- Да я, мам, это … мямлит сынок, покачиваясь, шмыгая покрасневшим носом и блуждая взглядом, - я тут … это … ну … с кокаинчиком развлекаюсь.

- Фу-у, ну, слава Богу, - облегченно вздыхает мать. - А я уже было, решила, что ты, чего доброго, куришь! Ну ладно, сыночек, иди, продолжай играть со своим другом.

     Анекдот? Курьез? Так-то оно так, только вот, как известно: сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок. И недвусмысленный этот намёк, а заодно и поучительный урок поседевшим и успевшим обзавестись собственными чадами добрым молодцам, как, впрочем, и красным девицам, заключается в том, что…  Да что там много говорить! Ничегошеньки-то, если разобраться, мы не знали, да и сейчас не знаем о наркомании. И о наркоманах. Прежде всего, конечно, потому, что и сегодня, уже на генетическом уровне, в нас срабатывает десятилетиями внушенный стереотип: « у нас ЭТОГО не может быть, потому что не может быть никогда!» И уже сегодня – не просто неосведомленность наша, а наше упорное, сознательно-агрессивное нежелание знать то, о чём знать ныне жизненно необходимо, в итоге становится губительным для наших детей.

     Наркомания и всё, что с нею связано, в нашем  и поныне зашоренном советскими идеологическими  стереотипами общественном сознании – это что-то вроде  очередной гражданской войны  где-нибудь на Богом забытых, затерянных в океанских просторах экзотических островах. Да, там, на далёких островах, которых мы никогда не видели и не увидим, гремят  выстрелы, льется кровь, и к власти приходит очередной диктатор, чтобы в недалеком будущем под очередные залпы быть сметенным очередным, не менее кровавым, «отцом народа». Да, это так, но всё это где-то там, за морями-океанами,  за пределами реальности, в немыслимом далеко, а  стало быть, какое нам дело, с нашими каждодневными проблемами и заботами, до всего этого. Пусть их, стреляют, сами разберутся, что к чему.

     Так и с наркоманией, и с наркоманами. Удобно устроившись в кресле или на диване, следим мы с обывательским интересом за развитием кровавых событий на далёких островах, за перипетиями увлекательных сюжетов теленовостей и киносериалов. В них доблестные стражи закона без конца побеждают в борьбе не на жизнь, а на смерть полчища «плохих парней», отягощенных чемоданами героина, кокаина, галлюциногенов и прочей наркогадости. При этом ласково ероша стриженые затылки и гладя косички пристроившихся рядышком сынишек и дочурок. «Ох, уж эти наркомафиози, - завистливо сокрушаемся мы, потягивая  чай и рассеянно блуждая  взглядом по мелькающему на экране роскошному убранству гостиных и  офисов, - вот это да! Подумать только: какую  деньгу  люди зашибают! Куда нам!» И как-то не приходит в голову мысль о том, что всё это, хотя  отчасти и порождение фантазии режиссеров, либо, если  кадры подлинные, кое в чём нарочитое сгущение красок документалистами - что всё ЭТО уже не ТАМ, а ЗДЕСЬ, именно ЗДЕСЬ! Близ есть, при дверях, как сказано в Священном писании о грядущем антихристе. И он, нечистый, уже протянул из-за приоткрывшейся двери мохнатую лапищу к беззащитным затылкам НАШИХ, не чьих – то там, а НАШИХ, НАШИХ детей!

     И наше благополучие, наша неспособность осознать серьезность проблемы, наше упорное, тупое нежелание подняться, наконец, всем миром, дабы дать лютому врагу человечества достойный отпор – в конце-концов, рано или поздно, но кончится НАШИМ же горем и осознанием бессилия хоть как-то этому горькому горю помочь.

     Приходилось ли вам видеть лица родителей, впервые приведших своих детей в кабинет нарколога и нервно шагающих по коридору в ожидании заключения врача? Весьма поучительное зрелище, поверьте.

     Не относитесь к наркомании, как к чему-то такому, что ни при каких  обстоятельствах не может иметь отношения к вашему ребенку!

     Может! И лишь только ваше понимание всей глубины проблемы, ваше внимание, ваша бдительность и ваше  участие могут стать реальной преградой на пути  вашего ребенка к пропасти.

     Наркоманы… Да кто они, собственно, такие, если иметь в виду не телевизионные страсти, а повседневную городскую, поселковую, а в последнее время и сельскую нашу действительность? В самом деле: вот скажем, пьяницу, так того за версту видно. Не то с наркоманами, особенно юными, начинающими, когда можно ещё что-то сделать, вырвать ребёнка или подростка из лап беды. Грязные квартиры-притоны, хатки-завалюхи с кучами вшивого тряпья, искаженные болью, корчащиеся, давящиеся криками  в мученической «ломке» лица, окоченевшие тела умирающих от передозировок - это всё уже последний акт трагедии, её итоги, которые пока  вне поля нашего зрения. Всё это – прерогативы и достояние уже не обывателей, не нас с вами, а милиции, медиков, работников моргов.  Да ещё,  пожалуй, вездесущих журналистов. Внешне же, в повседневной обиходности, пока вроде бы всё  нормально и не внушает опасений. Снуют по  школьным и вузовским коридорам похожие  на трудяг-муравьев девчонки и мальчишки. А вот они же, только теперь уже не сосредоточенно-серьезные, а как раз наоборот, рассыпались  после занятий и в выходные по кафешкам, улицам, скверам и паркам, оглашая окрестности извечным гомоном. Мы морщимся, конечно, от шума, но снисходительно: мол, чего уж там, молодёжь, сами  когда-то были такими.

     Однако давайте, хотя бы мысленно, пройдёмся по городу и попристальней, повнимательней вглядимся в лица тех, среди которых то тут, то там маячат и наши несмышлёныши.

 …Вот шагает навстречу стайка подростков, человек пять-шесть. Компания  как компания, каких сотни и тысячи: ребята что-то увлечённо «заливают», девочки кокетливо хихикают. И все же, как говаривал любимый писатель нашего  детства Аркадий Гайдар, всё здесь вроде бы хорошо,  да вот только что-то нехорошо. Уж слишком неестественны, как-то изломанно-порывисты их движения. Слишком ярким блеском горят глаза, зрачки которых слишком расширены. Необычен даже  сам смех: какой-то беспечный, а скорее,  встревожено-каркающий.

     …А вот  в углу скверика, на укромной  лавочке среди зарослей сирени, устроились трое приятелей, по виду десятиклассники либо студенты-первокурсники. Курят. Эти не смеются. Лица сосредоточены и вместе с тем блаженно расслаблены. Казалось бы,  что тут такого? Ну, покуривают, как и многие их сверстники. Ну, помалкивают, видно, перебирают в уме  страницы учебников, готовясь к очередному завтрашнему семинару. Но вот что странно: курят-то не сигареты, как нынче принято повсеместно, а папиросу. Что это: любовь к экзотике? Но почему папироска – одна на троих, и затягиваются они ею по очереди, передавая окурок друг другу? И почему запах какой-то странный, и сам дым не синеватый, табачный, а молочно-белый, причем не тянется кверху, а плывёт  на уровне лиц курцов плотной пеленой? И почему их глаза стеклянно поблескивают, словно на зрачки надеты контактные линзы?
 
     …«Спальный» район. Бетонные заросли многоэтажек. Время за полдень, занятия в школе окончились, а родители с работы ещё не вернулись. Ну, куда, скажите, деться тем, кто помладше? В былые времена между домами невозможно было пройти, не столкнувшись с пацаном на велосипеде. Сегодня – иначе. Сегодня родителям – жителям «спален» - не до «великов». Дай Бог хоть на хлеб заработать. Вот и  тянется стайка пятиклашек в хозяйственный магазин, что  неподалёку. А вскоре - оттуда, причём в руках того, что чуть постарше прочих, плотный целлофановый пакет с ручками, в котором проглядываются очертания бутылки. Дошли до одной из девятиэтажек – и шмыг в подвал. Тому, кто поосведомлённей, понятна цепь зависимостей: что повлекло детвору в хозмаг, и для чего  пакет, и что в пакете, и зачем, наконец,  венцом событий явился спуск в «подземное царство». Нет, вовсе не в войну  и не в отважных разведчиков-первопроходцев будут пацаны играть в тёмных, похожих на пещеры подвальных лабиринтах. Просто, укрывшись в укромном простенке, вынув из пакета бутылку растворителя на ацетоне, плеснут немного в целлофановую ёмкость и будут, по очереди ныряя в пакет головами, вдыхать ядовитые пары. Вдыхать до тех пор, пока не повалятся в изнеможении на цементный пол и не замелькают в одурманенном детском мозгу цветные галлюцинации, напоминающие кадры «мультиков».

     …А вот и  то, что в народе именуют «частный сектор». Среди обычных, утопающих в зелени домов и подворий – чуть поскромнее и чуть побогаче – как  снежные пики гималайских восьмитысячников на фоне скалистых гряд высятся двух–трёх этажные палаццо розового кирпича, обнесённые  пятиметровыми заборами, на которых угадываются глазки видеокамер наружного наблюдения. На крышах – тарелки спутниковых антенн – также вернейший признак высокого уровня  благосостояния, перед воротами – сияющие роскошные иномарки. Это обиталища местных наркобаронов, которых нынче уже не устраивает вчерашнее житье среди кибиток и таборных костров. Кибитки и костры – прошедший день, такая же экзотика,  как ржание коней, гитарные переборы и живописные лохмотья. Сегодня в моде  европейский стиль: голландские бриллианты, платья от лучших английских портных, немецкие  автомобили, французское шампанское, швейцарские  часы. «Наше», отечественное здесь только то, что  позволяет иметь соответственный уровень жизни: товар. Понятно, что, как не чета эти дома всем прочим, так и товар разительным образом отличается от того, что можно встретить  на рыночных развалах.

     Товар тут серьёзный, и покупатели сюда тянутся посерьёзней. Это уже не глупыши-пацаны, либо беспечные  студенты – искатели мимолётных острых ощущений. Для здешних покупателей ощущения давным-давно стали не безвинным спутником развлечений во время досуга, а повседневной физиологической потребностью и смыслом жизни. Ясно, что  и выглядят они иначе: глаза запавшие и мутные, как будто присыпанные пылью, одеты не то, чтобы бедно (голытьба сюда не ходит -  слишком высокие цены), но неряшливо: тому, кто живет в виртуальном мире, не до внешнего лоска. Впрочем, пожалуй, ещё пара общих примет: на многих – тёмные очки и на всех без исключения, даже в самые жаркие дни, рубашки либо блузки с длинными рукавами. Маскируются, пытаясь скрыть мутные взоры и исколотые вены, как пытается укрыться от опасности, пряча голову в песок, глупая птица  страус.

     …Шагают улицами городов–мегаполисов, патриархальных поселков, а  то и вовсе  уж былинных деревенек нашей красавицы-Украины озабоченные нехитрыми своими делами  и все, как один, ломающие голову над единственно важным вопросом – где найти денег на новые дозы? – юные наркоманы, те, кому сегодня от десяти до двадцати пяти. Те, чьим жизненным уделом и целью, будь наша  действительность несколько иной, могли бы стать  приоритеты совершенно иного свойства. Те, чьё настоящее и грядущее могли бы быть исполнены не  иллюзорного, а реального, созидательного смысла. Те, среди которых, возможно, не сегодня, так завтра,  могут оказаться и наши дети. А послезавтра – наши  внуки и правнуки.

     А теперь - немного статистики с комментариями как авторов данного пособия, так и видных специалистов-социологов.*

     Проведенный комплекс исследований, заключавшихся в опросах представителей различных  возрастов и социальных групп молодых людей, склонных у употреблению наркотиков, показал, что особую тревогу вселяет именно беспечное отношение  родителей как к самой проблеме, так и к поиску путей её решения. В частности, Ю. А. Свеженцева  отмечает:

«Беседы с родителями  не только мало влияли на формирование у молодёжи критического  представления о наркотиках, они вовсе были нерезультативны в плане профилактики наркотизации. Родители оказались полностью неподготовленными (выделено нами, авт.)  к тому, чтобы правильно защищать своего ребенка от наркотиков». В настоящее время выходит много телепередач для родителей, продаётся масса научно-популярных книг о том, как растить и воспитывать малыша, а вопросы  воспитания у подростка установки против наркотиков не освещались должным образом ни в книгах, ни в телепередачах.

     Очень низкую результативность имели беседы учителей против наркотиков. Половина респондентов указывали, что они никогда не получали никакой информации о наркотиках от учителей, 55% опрошенных утверждали, что они, учителя, никогда не проводили бесед о вреде наркотиков.
 
     Редкими  и нерезультативными оказались также беседы с врачами и работниками милиции. К специальной же литературе о наркотиках обращались  в основном те, кто уже их пробовал.

     Вместе с тем, очевидно, что наркотики и «наркокультура» постепенно становятся реальной составляющей жизни молодёжи, независимо от того, употребляет  их молодой человек, или нет.
   ___________________________________
* Данные приводятся по материалам сборника: «Молодежь и наркотики. (Социология наркотизма)». Под ред. проф. В.А.Соболева и доц. И.П.Рущенко. Харьков, Торсинг, 2000.

       Информация о наркотиках всё увеличивающимся потоком обрушивается на сознание  молодых людей. При этом налицо «перекос влияния»  в пользу употребления наркотиков в  общей структуре этой информации, т.е. сильное, способствующее наркотизации, влияние приятелей и  знакомых, употребляющих наркотики, наряду с нерезультативным влиянием родителей, СМИ, учителей и  врачей, которое, по идее, должно удерживать подростков от пробы наркотика. Иными словами, в данный момент нет практически никакого противостояния наступлению наркотизации и наркокультуры на сознание молодежи. Поэтому неудивителен тот факт, что среди опрошенных наркоманов более молодые люди не имели никаких защитных установок против наркотиков. Они подверглись  более сильному влиянию наркокультуры через  свое окружение, возрастные особенности  усилили это воздействие, в то время, как факторы, способствующие формированию защитных установок, отсутствовали». ( см. с. 125-127).

     Приведенное высказывание интересно для нас не только с социологической, но, прежде всего, с психолого-педагогической точки зрения. Действительно: то, что общение с более или менее искушенными в вопросах потребления наркотиков сверстниками либо даже старшими приятелями по силе внушения гораздо более эффективно, нежели беседы с родителями, педагогами - факт, не подлежащий сомнению. Вопрос здесь надо ставить по-иному, а именно: «Почему это так?» Быть  может, решающим фактором здесь являются те самые «возрастные  особенности», о которых лишь  «по касательной» упомянула Ю.А.Свеженцева, не вдаваясь в подробности, поскольку социолога они, в общем-то, и не должны волновать в первую очередь.

     Между тем, именно здесь, как нам кажется, «зарыта» та самая «собака», которая, даже будучи зарытой, имеет свойство кусаться, причем пребольно. «Возрастные особенности» здесь  действительно имеют место быть и действительно являются основным деструктивным фактором. Однако проистекают эти самые «особенности»  большей частью не из неких, поныне неразгаданных, тайн медицинских, физиологических либо генетических отличий подросткового организма, обуславливающих, якобы, принципиально иной образ мышления и извечный «дух противоречия», побуждающие подростков  во все времена делать всё наперекор велениям взрослых, а из источников гораздо более прозаичных. Главный из них – открытое активное неприятие  образа мышления взрослых по стереотипу «двойных стандартов». И хотя проблема эта выходит далеко за рамки обсуждаемой темы, думается, что именно психология двойных стандартов, когда «нельзя, но можно», когда вовсю кричат  о вреде алкоголя, одновременно  рекламируя ядовитое зелье, - именно  это несочитаемое сочетание «нельзя» и «можно» рождает в сознании подростка бунтарский дух активного противодействия лицемерию и лжи. Взрослые, в первую очередь родители, педагоги, медики, - неискренни, для них, в устойчивом представлении подростка (а так, скажем откровенно, оно и есть), вся профилактика наркотиков сводится, по сути, к успокоению души либо откровенному формализму и перестраховщине. Сверстники же, пусть даже «приблатнённые» и успевшие понюхать «наркотического пороху» - искренни.

   Потому-то и принимают подростки за чистую монету  взахлёб рассказываемую кем-нибудь из уже «уколовшихся», курнувших, понюхавших  либо глотнувших «бывалых» сверстников удивительные истории о легкодоступных сказочных ощущениях, именуемых одним коротким  словом: «кайф».  При этом очевидно, что и сами  рассказчики, как правило, из начинающих и не  изведавших ещё ужасов «ломки», в большинстве случаев искренни и от всей души  желают слушателям только добра, хотя и на свой лад.

     «Наркоманов, «подсаживающих на иглу» многих знакомых, вплоть до самих близких и дорогих людей, -  констатирует Ю.А. Свеженцева, – во многом побуждает  это делать осознание того, что они «делятся с человеком  кайфом», «открывают ему новый мир» (с.150). «Открывая» же для себя «новый мир», все без исключения  подростки не осознают в полной мере грозящей им опасности. В их окружении пока ещё нет «серьезных наркоманов», «плотно севших на иглу» и «вошедших в систему»; первые пробы наркотиков для них – не более, чем увлекательная, хотя  и не без доли риска (причем зависимость здесь, опять же, чисто детская: чем рискованнее, тем увлекательнее, ведь не насовсем, а понарошку) - игра. Но даже и тогда, когда коготок уже более-менее цепко увяз, когда с переходом от «лёгких» на всё более «тяжёлые» носители «кайфа» постепенно меняется и окружение, происходящее чаще всего не воспринимается как трагедия. Происходит как бы «размягчение» сознания, его адаптация, привыкание к сложившемуся положению вещей, проявляющемуся в  неспособности критически осмыслить ситуацию и объективной невозможности (выдаваемой за субъективное нежелание) что-либо  решительно изменить к лучшему. Этому способствует социальное окружение («не я один такой») и растущее злобное отчуждение от родителей и близких («они все меня не понимают, им только морали читать, как я им объясню, что я уже НЕ МОГУ без этого, что без этого мне плохо и неинтересно жить»).

        К сожалению, большинство средств массовой информации, которые могли бы сыграть значительную роль в профилактике наркомании, если не прямо, то косвенно способствуют обратному. «При полном бездействии либо даже молчаливом попустительстве государства, - отмечает А. Н. Поступной, - идет сознательная целенаправленная дезинформация  молодежи об опасности наркомании» ( с. 248).

     А. Н. Поступной приводит в качестве примера широко развёрнутую и, безусловно, щедро оплаченную теле- и радиорекламу киевской «АВС клиники». Её составители  и пропагандисты, решительно  опровергая «миф о том, что наркомания неизлечима», в качестве альтернативы предлагают якобы взятую на вооружение врачами клиники «методику ультрарапид или СОД, которая позволит в течение считанных часов провести детоксикацию организма опиатно-героинового наркомана, в результате чего больной становится, с медицинской точки зрения, здоровым человеком». А чтобы окончательно развеять сомнения, авторитетная газета «День», ничтоже сумняшеся, заявляет: «Надёжность метода СОД подтверждается государственным контролем, он одобрен главным наркологом Украины А.Виевским… СОД обеспечивает полный отказ от наркотиков более чем в 70 случаях из 100, а при активном участии семьи пациента этот показатель значительно возрастает». А если учесть, что «персонал клиники сделал всё, чтобы прохождение курса лечения и реабилитации было  комфортным и приятным», то вся процедура избавления от тяжёлого недуга выглядит чем-то вроде  пребывания на санаторном курорте, где не только лечат, но и всячески развлекают.

     И опять же «нельзя» в больном сознании превращается в «можно»! Ведь ясно, как день, что любой «вошедший в систему» «тяжелый» наркоман (за редчайшими, разве что, исключениями) при наличии мало-мальски свободных средств истратит их вовсе не на лечение в дорогой клинике, а на приобретение  куда более верного и надёжного средства от «ломки».  Каковым, как известно, являются всё новые дозы наркотика. Однако каждым подростком, пока ещё  колеблющимся  между желанием поэкспериментировать с «тяжёлым» наркотиком и страхом неотвратимого возмездия, такая публикация воспримется не иначе, как доброе напутствие от добрых врачей и психологов «клиники АВС» совершить увлекательное путешествие  в мир неземных ощущений и наслаждений. Из которого, как из паркового аттракциона «комнаты страха», всегда вернёшься целым и невредимым, стоит лишь  набрать номер телефона. За  большие деньги, конечно, но всё же вернёшься.  Хотя и тут добрые АВС-дяди и АВС-тёти приготовили  приятный сюрприз: «По стоимости курса лечения киевская клиника выгодно отличается от московской».

     Согласно древней восточной легенде, группа путешественников, собираясь отправиться в нелегкий путь на поиски неизвестной страны, решила обратиться к оракулу-предсказателю. Посоветовавшись с богами, тот напутствовал их следующими словами: «Путь ваш будет благоприятен и лишён опасностей. Но лишь при одном условии: во время путешествия ни в коем случае  не думайте о синих обезьянах!» Выслушав напутствие, несостоявшиеся первопроходцы отказались от своих намерений и предпочли остаться дома. Поскольку,  хотя синих обезьян в природе не существует, и думать о них никому бы и в голову не пришло, после слов старца это стало совершенно невозможным: они, хотя и нереальные, плотно угнездились  в сознании каждого.

     Между мифом о синих обезьянах и наркотиками можно провести вполне четкую параллель. В самом деле: давайте на минутку вообразим, что молодые люди некоей страны не знают о наркотиках, а если и слышали краем уха, то лишь как о чем-то экзотическом и, несомненно, опасном, смертельно ядовитом.  Совершенно очевидно, что если этим сведениям нет альтернативы, то вряд ли кому-то придет в голову «думать о синих обезьянах», испытывая действие наркотика на себе. За конкретным и более приближенным к жизни примером тут далеко ходить не надо. Многие знают, что, скажем, сибирские шаманы, чтобы впасть в транс, дурманят себя отваром красного мухомора. Однако, несмотря на это, что-то пока не слыхать, чтобы кто-нибудь из нашей молодежи экспериментировал с мухоморами, в изобилии произрастающими в окрестных лесах. Здесь срабатывают два психологических фактора. Во-первых, каждый из нас непоколебимо убежден (и это убеждение внушалось с самого детства) в том, что красный мухомор – смертельно ядовитый гриб. Во-вторых, слава Богу, ещё никому не пришло в голову убеждать нас в обратном.

     Молодежь не употребляет красные мухоморы – мысль об этом просто не приходит в голову, как не пришла бы в голову путешественникам мысль о синих обезьянах, если бы её искусственно не насадил в их сознании мифический мудрец-оракул.

     Сегодня молодежь не употребляет мухоморы, не думая о них. Однако сохранится ли такое положение вещей, если завтра все средства массовой информации развернут хитро инспирированную и щедро оплаченную кем-то, кто предпочитает оставаться в тени, пропагандистскую компанию, беззастенчиво трубя о неслыханных ощущениях, испытываемых всяким, кто отведает волшебного отвара? О, да, конечно, такая пропаганда велась бы крайне изощренно. Журналисты и телеведущие, расписывая удивительные ощущения, доставляемые зельем, тут же лицемерно предупреждали бы о том, что само по себе зелье, в общем-то, не безопасно... Предупреждали бы лишь для того, чтобы тут же, с ещё большим лицемерием, исподволь намекнуть, что всё, в общем-то, не так уж страшно: стоит лишь обратиться к добрым дядям и тётям, немного заплатить, и … всё сразу же «будет путем»? Остаётся лишь с известной долей достоверности предположить, что, с одной стороны, в этом случае красные мухоморы на «черном рынке» мгновенно стали бы цениться на вес золота, принося баснословные прибыли предприимчивым дельцам, а с другой, - что красные мухоморы… то бишь синие обезьяны (или наоборот - безразлично), о которых многие теперь думали бы денно и нощно, уподобили бы судьбу многих из этих многих жалкой участи тысяч вполне реальных нынешних заложников героина, ЛСД, либо других не менее опасных наркотиков.

     Своим благодушием, как на индивидуально-семейном, так и на общегосударственном уровнях, мы насаждаем в сознании каждого  из потенциальных, начинающих и уже имевших определенный  опыт наркоманов полчища «синих обезьян» в виде ложной убежденности и веры в непременно благополучный исход опасного начинания. Что по самой своей сути означает изначальное неверие, как родителям, так и государству в их стремлении предостеречь, уберечь молодежь от наркотиков. Не думая о «синих обезьянах», осознавая  в полной мере безальтернативную и несомненную гибельность употребления наркотиков, наши дети расценивали  бы его как один из способов самоубийства, ничем  в сущности, не отличающийся, скажем, от самоотравления, самоповешения или самосожжения. Совершить же акт суицида, согласитесь, вряд ли придет в голову мало-мальски здравомыслящему человеку.

     ПОМНИТЕ! Уберечь вашего ребенка от беды вы сможете лишь в том случае, если он вам поверит, причем сила этого доверия будет многократно превосходить внушаемое уличным окружением влияние мифа о безопасности наркотиков.


Глава 2.  «Ломка» воли (из писем  и интервью молодых наркоманов и их родителей)*

     В предыдущей главе теоретических комментариев было более чем достаточно. Поэтому в этой  попробуем обойтись  без них. Читайте и делайте  выводы сами!
     «…Итак, наш сын наркоман! Пишу это, и до сих пор не могу поверить в страшную  реальность факта. Кто угодно, но только не наш мальчик! Этого просто не может быть, но, тем не менее, это так: недавно сына поставили на учет в наркологическом диспансере с диагнозом «опийная наркомания».

Когда это началось? Сын после  прохождения курса добровольного (по нашей инициативе) лечения совершенно ушёл в себя. Всё время  молчит, контактов с нами  избегает. Мы с  мужем вдруг (вдруг ли?) стали ему чужими, как стал чужим для него весь мир. Сейчас он  живёт в каком-то своём мире, и мы видим, как ему непросто в этом его мире без привычного зелья. Удастся ли ему выбраться из трясины? Не знаем… Будем надеяться…

      И всё же: когда это началось? Сейчас  сыну семнадцать, а первые странности в его поведении  я заметила года два тому назад. Впрочем, это я так сейчас говорю: «заметила». Тогда  же были просто неясные подозрения, да и то  никак не связанные в нашем сознании с ЭТИМ: ведь ЭТОГО с НАШИМ сыном произойти не могло! Мальчик почему-то стал невнимательным, раздражительным, капризным, периоды беспричинного радостного возбуждения ни с того ни с сего сменялись депрессией, даже слезливостью. В такие минуты я, как и любая мать, пыталась утешить его, приласкать, объясняя себе странности  в поведении сына чисто возрастными особенностями, физиологическими изменениями в организме подростка. Однако «телячьих нежностей» он избегал, уходил к себе в комнату и надолго запирался в ней.

      Я и муж неплохо зарабатываем, имеем хорошую квартиру, дачу и машину, в деньгах сын никогда не знал отказа. Однако с некоторых пор он стал просить деньги чаще и чаще, объясняя это возросшими потребностями. Мы не возражали и деньги давали: ведь подросток  в этом возрасте начинает активно общаться со сверстниками, с девушками, посещать клубы, кафе, дискотеки, другие молодёжные мероприятия. Однако при этом, и чем далее, тем более, я стала замечать, что сын перестал следить за своим внешним видом, что раньше было ему не свойственно. Это насторожило меня уже всерьёз, однако и тогда мысль о том, что МОЙ сын может оказаться  связанным с наркотиками, даже не приходила в голову.

____________________________________
*Помимо авторских, в данной главе использованы материалы опросов, проведенных  Ю.А.Свеженцевой


     И вот я как-то нашла в кухне, в мусорном ведре, использованный одноразовый шприц…В недоумении пожала плечами: мало ли что? Однако через два-три дня история повторилась. Вот тогда-то и захолодело  сердце в страшном предчувствии, а по рукам и ногам поползли мурашки. Пробовала поговорить с сыном, вызвать его на откровенность. Куда там! Он меня просто  нецензурно обругал, оскорбил. МЕНЯ! Что делать? Пришлось обо всём рассказать отцу. Муж работает коммерческим директором крупной швейной фирмы, постоянно  в разъездах, так что времени на общение с сыном не хватает. Тем не менее, по возвращении из очередной командировки между ними произошёл «мужской разговор по душам», после которого всё и выяснилось. Оказывается, сын, студент техникума, уже давно связан с компанией наркоманов, среди которых есть и опытные, со стажем, имеющие даже «ходки» в места не столь отдалённые. Сначала, как водится, курил «план», потом «подсел на иглу» (вот видите, я уже сама выражаюсь как наркоман со стажем).

     В общем, сына мы потеряли. Никогда себе этого не прощу…» (Тамара С., Харьков).

     «… Я начал курить анашу с 11 лет. До этого  с пацанами иногда в подвале нюхали клей. Потом  на микрорайоне познакомился со старшими ребятами, они как-то предложили «двинуть косяк». «Косяк» – это набитая анашой папироса, выкурив которую «ловишь кайф». Покурили. В первый раз было никак, потом тоже, но с третьего раза «прибалдел», и мне понравилось. А что? Классно: чувствуешь себя, как птица, и всё «по фигу». Отца у меня  нет, живу с мамой и двумя младшими сестрами. Так что маме не до меня. О наркотиках  со мной никто из взрослых никогда не разговаривал. Оно им надо, учителям. Да я и в школе бываю  редко, чего я там забыл? Курить «план» пока буду, конечно, если достану денег. Бросить всегда успею. Ведь «план» не наркотик, а так. Трава…». (Олег Д., Киев).

      «…От меня уже пахнет землей, могилой…  Мне ещё нету 30 лет, а я уже фактически труп. Одним словом,  наркоша… Бросить уже не могу и никогда не брошу. «Ломку» ещё, может, с горем пополам, и перенёс бы, «перекумарился» бы в ванной на водке и димедроле, но вот побороть в себе постоянное желание «оттянуться» просто невозможно. Потому что  самое страшное для наркомана - не физическая ломка, а ломка воли, когда ничего уже не можешь поделать с безудержной  тягой  к наркотику, когда отсутствует в сознании внутренняя сопротивляемость. Наркотик – это как вкусный торт. Если никогда не  пробовал, то, увидев его на столе и не зная его  вкуса, можешь преспокойно отказаться. Но если  попробовал хотя бы раз и ощутил «кайф», то, попадая в  ситуации, когда на столе стоит торт, а ты голоден, ты вспоминаешь его вкус, захлебываешься слюной и не можешь удержаться. Это как сладкая липучка для мух, которую подвесили прямо в мозгу. Только липнут к ней не мухи, а мысли. О чём бы ни подумал, в результате получается одно и то же. Если бы кто-нибудь смог отодрать эту ленту и выкинуть! Но чудес не бывает…» (Денис А., Днепропетровск).

     «… Боюсь, что моя дочь может стать наркоманкой. Ей 15 лет, она учится в колледже и начала встречаться с парнем, который недавно освободился из «зоны» и, я это точно знаю, - дочь сама говорила - регулярно употребляет наркотики. Курит анашу,  а иногда «колется» какой-то маковой гадостью. Советовала дочери перестать общаться с этим человеком, но она  плачет, говорит, что любит его, а ещё очень боится. Говорит, что если она его бросит, он её зарежет. А что? Запросто зарежет: ведь он - наркоман, да  ещё  с криминальным прошлым. Мужа у меня нет, заступиться некому за нас. Скажите, что мне делать? Как поступить?» (Евгения Р., Запорожье).

     «… Я торгую в Харькове на вещевом рынке и время от времени езжу за товаром в Москву. Как-то, на обратном пути, познакомилась в вагоне с ребятами-москвичами. Они баловались наркотиками, и кто-то им сказал, что в Харькове «ширево» дешевле, чем в Москве. Попросили меня показать, где у нас цыгане продают наркоту. Я знала и повела их по одному адресу на Журавлёвку. В благодарность мне предложили «угостить» меня бесплатным уколом. Я отказывалась, но любопытство взяло верх. После укола чувствовала себя  очень плохо, но через пару недель почему-то сама нашла торговца, повторила укол. И сразу вслед за этим пошло-поехало. Каждый день по «кубику» в течение двух месяцев. Проговорилась о своём новом пристрастии родителям, они начали ругаться, скандалить. Мама надавала мне пощёчин и стала держать дома взаперти. Через два дня «домашнего ареста» я впервые почувствовала, что у меня началась «ломка», и очень испугалась. Состояние «ломки» было таким мучительным, что я перелезла через балкон (а мы живем на 8 этаже) в квартиру подруги-соседки  и убежала к торговцу, рассчитывая взять дозу в долг. Но тот без денег наркотик не дал, только сказал: «Ничего, не подохнешь, как-нибудь перекумаришься». Тогда  я заняла денег у той же подруги, купила-таки наркотик и первый раз ощутила «разлом» (это когда «отпускает») -  очень понравилось. Потом снова «кололась» регулярно, добывая деньги, как придётся, иногда и проституцией. А что поделаешь, если НАДО? И всё равно ещё долго, почти год, я не ощущала себя наркоманкой, просто не думала об этом, всё было «трын-трава» И лишь когда  в поисках заработка несколько раз подряд  выходила «на панель» и меня никто «не снял», поняла, что дело неладно, что я, похоже, влипла, и крепко. Тут же прозрела, стала отдавать себе отчёт, что от меня плохо пахнет, потому, что уже почти неделю не мылась. Да, легко «сесть на иглу», но до чего же тяжело, практически невозможно, с нее «спрыгнуть», хотя и хотелось бы. Как говорится:  и рада бы в рай, да грехи не пускают.» (Анна Г., Кременчуг, Полтавская область).

     «… Мы с мужем вместе работали в НИИ инженерами, но потом, когда  нам перестали платить, «переквалифицировались» в рыночных торговцев и уже несколько лет имеем свое место на «Барабашке» - харьковском вещевом рынке. Базарная среда затягивает, в ней есть своя романтика (ни от кого не зависишь, чувствуешь  себя свободным и т. д.), хотя есть и свои минусы. Стой в жару и в холод с утра до вечера, а если день оптовый, то  и ночью. Романтика же состоит в том, что здесь сформировался свой коллектив, сообщество по профессионально-интеллектуальному признаку, объединенное близостью интересов и  судеб, со сложившимися  уже  традициями и  нормами морали. Тем более, что среди наших нынешних коллег много таких, как мы с мужем: интеллигентов-неудачников, «спрятавших» вузовские дипломы  в шкаф. Любая работа всегда  неразрывно сопряжена с досугом. А тяжёлая работа, особенно когда «идёт прун» и есть деньги – с  желанием как следует «расслабиться». Вот и «расслабляемся» коллективом, как можем, но всегда с выпивкой. А что? «Имеем право», «пьём за свои» и  всё такое прочее. Однако всё это, как говорится, только присказка, а страшная сказка ещё впереди.

     Как-то незаметно вырос сын, в этом году ему исполнилось 19. От армии, как водится, «отмазали». Куда деваться парню? Учиться в вузе не хочет. Работать за гроши - тоже. Вот и втянулся в семейный бизнес, в нашу рыночную жизнь, превзошёл хитрую базарную науку. В будущем, наверняка, стал бы  удачливым торговцем, если бы не одно «но». Это всегда так: всё вроде бы  хорошо, да вечно мешает какое-нибудь «но». Мы торгуем импортной одёжной фурнитурой: всякие  пуговицы, кнопки-заклёпки, и т.п. Товар не крупный, но прибыльный. Раньше ездили за ним сами, чаще всего в Польшу, время от времени в Словакию, а пару раз  добирались и до Нидерландов. Но с некоторых пор  на этом поприще нас стал подменять сын с компанией таких же,  как и он, сыновей наших соседей по прилавку. Ездили-ездили, и, в конце концов, доездились до того, что начали мы с мужем, да и другие родители замечать, что с нашими хлопцами что-то не то. Уж слишком много  у них расхожих денег, хотя в деньгах мы им никогда не отказывали. И всё равно: «не то», не тот уровень, так сказать. Мы любим весело и с размахом провести время, собраться у кого-нибудь дома за «нехилым» столом, выбраться «бригадой» на шашлыки и.т.д. Но чтобы сорить деньгами по ресторанам и казино - на это наших достатков не хватит, да и цену копейке мы знаем. Ведь она, копейка, тратится легко, а наживается потом и кровью. А пацаны пристрастились  к этим злачным местам. Устроили мы «родительское собрание», посовещались с другими родителями, провели своё дознание и выяснилось, что ребятки-то наши за фурнитурой хотя и ездят, но это у них что-то вроде прикрытия, побочного промысла, выполнения сыновнего долга, «шефской» помощи «предкам» - не более того. А главный  источник дохода – наркотики! Стали наши  деточки начинающими «наркобаронами», стали  среди фурнитуры, среди пуговок-кнопочек провозить  небольшие партии героина, кокаина и «колёс» разного свойства. И это бы ещё полбеды (хотя всё относительно, конечно, и эти полбеды чреваты «полным» сроком), но в процессе своей новой коммерции пацаны и сами мало-помалу пристрастились к наркоте. Некоторые к «колёсам», а некоторые, в том числе и наш, «подсели» на героин. Вот такими оказались  они героиновыми «героями». И от «героизма» от этого – никакого спасения. Бьёмся с сыном уже больше года. Лечили его в престижных дорогих клиниках и  частным образом, обращались к знахаркам, целителям, колдунам и даже экстрасенсам – результат неизменно «нулевой». Правда, за границу  сын уже не ездит, мы запретили, заказав строго-настрого: узнаем, что торгуешь либо даже собираешься торговать наркотой, сами же сдадим в милицию. Торгует помаленьку  с нами, на героин, конечно, денег у него теперь нет, но и того, что есть, хватает на кустарные «ширево» либо «ширку», это у них  разные названия, разных наркотиков; по нам-то  всё едино -  гадость и горе-горькое. Такое горькое, что горше некуда. Может, отравить его чем-нибудь, чтобы сам не мучился и нас не мучил. Представляете? Это я, МАТЬ, пишу ТАКОЕ, ношу в голове ТАКИЕ мысли. Или самой отравиться или вздёрнуться? Иного выхода я не вижу, да его просто-напросто не существует. Исход предрешён. А может, мне самой попробовать уколоться? Всё-таки легче станет: хоть забудешься…» (Марина М., Харьков)

     «…Мой муж работал кассиром в кооперативе. Жили нормально, однако, как это иногда бывает, с рождением ребёнка муж стал попивать. Я растила дочь, общалась с соседями. Было несколько семей, с которыми мы дружили, даже ездили отдыхать к морю, у них тоже были маленькие дети.    В 24 года, когда ребёнку было годика три, я узнала, что муж «колется». Как-то прибежала соседка и сказала, чтобы я забрала мужа с улицы. Прихожу и вижу его в невменяемом состоянии. Привела домой, он отошёл и признался. С тех пор муж начал колоться дома, несмотря на постоянные скандалы. В конце-концов, я смирилась: пусть уж лучше дома, чем где-то под забором, чтобы не позорил семью.

     А через полгода попробовала уколоться сама. Захотелось самой попробовать того, без чего  не может муж. Сразу это ощущение не понравилось. После одного-двух раз около года не кололась. В 25 лет вышла из декрета. Ребенок пошёл в садик. Муж к этому времени, конечно, остался без работы. Стало не на что жить. Устроилась работать санитаркой в больницу, проработала около двух лет. К тому времени возобновила приём «черняшки». Поначалу ни родители, ни сестра не догадывались о том, что я колюсь. Сестра  с мужем и детьми проживали в одном доме с нами, хотя входы раздельные. В их семье  никто не употреблял даже алкоголь.

     Постепенно, по мере того, как я всё «плотнее приседала на иглу», менялся мой образ жизни, круг общения. Теперь с прежними  друзьями общались постольку-поскольку, лишь здоровались мимоходом, сталкиваясь на улице. Основное же время проходило  в общении с  наркоманами. «Черняшку» покупали  у местных  цыган. Спустя полгода умер муж от передозировки. После работы забрала дочь из садика, пришли домой, заходим, а он лежит на полу, уже застывший. Разбросаны шприцы, тряпки. Я увела дочь, вызвала «скорую». После этого меня с дочерью родители  забрали в деревню, я не «кололась» около трёх месяцев. В августе того же года умер отец. К этому времени опять «села на иглу», так как «пошёл сезон» на мак. Кололась до апреля следующего года, пока  не посадили на два года за распространение наркотиков. Жалею ли я о чем-нибудь? Конечно,  а как  же иначе? Жизнь сломана, а так хотелось бы жить нормальной жизнью, как все, иметь семью, растить дочь. Попробую ещё раз «спрыгнуть», хотя в успех не верю. Временами так хочется, что, если бы не дочь, уже давно бы «обкололась». Но чувствую, что рано или поздно наступит время, когда и дочь не сможет меня удержать. Знаю, что в конце- концов меня ожидает участь мужа…» (Наталья Б., Днепропетровская область)

     «…Мы  с друзьями торговали  «сэконд хендом». Покупали  оптом в городе, потом возили  продавать по городам и сёлам. Как-то во время поездки  я попробовал «план». Ехали на поезде домой вместе с  ребятами, у которых был наркотик. Когда едут на  реализацию, каждый запасается  кто «планом», кто «бухаловом», а кто и «ширевом». Вот и в тот раз все «бухали», а я нет – открылась язва желудка. Мне предложили «раскуриться». Вышли в тамбур. Раскурились – понравилось. Пока мы стояли на базаре, к нам подходили местные, предлагали кто «план», кто «ширево». Так что я узнал, что это такое, хотя всегда отказывался. Однако  и на меня  нашлась яма. После  этого раза в вагоне я стал курить «план», как только выдавалась возможность, а потом регулярно, покупая наркотик у цыган.

     Спустя примерно месяц, тоже во время реализации, я впервые попробовал «ширево». Стояли в одном большом селе на базаре. Мороз был страшный, холодно. А тут подошли, предложили купить. Сказали, что сразу согреюсь, и вообще, станет  «ништяк». Купил у парня «дозу», он мне её и вколол. Ощущение понравилось, чувство холода исчезло, испытал страшный подъем сил, возбуждение. Понятно, моральный барьер перед уколом был, но я  преодолел его, а мороз мне в этом помог. Да, конечно,  я полностью осознавал, что вот так в наркотики и влазят:  сначала «план», потом «ширево», сначала раз, потом  ещё…  Но тогда мне было всё равно. Второй раз укололся через полгода. Потом чаще и чаще, «под настроение». Сейчас доза дошла до 2,5 «куба». То ли ещё будет?...» (Станислав К., Запорожье).

     «Коготок увяз – всей птичке пропасть», - гласит народная мудрость. Наркоманы… Наркотики… «Ломка»… Ломка воли… Ломка судеб... Человеческие трагедии... Трагедия общества...

ПОМНИТЕ! Начать – легко. Бросить – невозможно. Почти невозможно.


Глава 3. Умейте убеждать (или  о роли семьи в профилактике детской наркомании)

Где тонко, там и рвется

     Говорят: «где тонко, там и рвётся». Применительно  к жизни человеческого общества, в особенности детей, это значит, что риску оступиться в начале жизненного пути в наибольшей степени подвержены  те из них, кто  в наименьшей степени защищён от воздействия социально-негативных факторов, способствующих формированию в детском сознании  ложных и вредных как для ребёнка, так и для общества в целом, ценностей и стереотипов. В каждом государстве существует множество социальных институтов, чьей задачей является защита жизни, здоровья и спокойствия  подданных, в том числе и детей. Это и правоохранительные органы, и система здравоохранения, и даже  религиозные конфессии и учреждения, стоящие на  страже устоев и нравственности общества. Однако  наиболее мощным и эффективным  по силе воздействия на человеческое сознание в период его становления «защитным коконом» является, конечно же, семья, которую не случайно называют первичной ячейкой общества, «моделью в миниатюре» и общества, и человечества.

     Жизненный опыт многих поколений на протяжении тысячелетий неопровержимо свидетельствует, что весь человеческий шлак, вся грязная  пена на поверхности бурно кипящей общественной  жизни: отщепенцы, преступники, извращенцы и  прочая нечисть, попирающая и отвергающая общепринятые нормы морали и нравственности, в той или иной форме, в большей или меньшей степени, но неизменно является порождением ненормальных взаимоотношений в семьях. Именно в той семье, где «тонко», где что-то не так, где нарушена гармония взаимоотношений между старшими и младшими, на раннем этапе формирования человеческой личности «рвутся» нежные связующие нити. Нити, которые, накрепко привязывая сознание  к принятым в обществе нравственным нормам морали и системам позитивных ценностей, делают человека достойным, уважаемым, и, главное, полезным членом общества и гражданином своей страны.

     «Мой дом – моя крепость». Эта старая, как мир, простая  и понятная каждому истина настолько прочно укоренилась в нашем мышлении, что – вот удивительно! – не подвергая, в общем и целом, сомнению её изначальную правильность, мы,  тем не менее, часто пропускаем мимо ушей её подлинный, глубинный смысл. Который, прежде  всего, заключается в том, что и «дом», и  «крепость» - это, прежде всего,  не каменные стены и дубовая дверь о пяти замках, а подлинные узы, что привязывают нас к жилищу, делая пребывание  в нём уютным и безопасным, рождая ощущение  защищенности и спокойной уверенности в себе. Потому что никакие стены и никакие замки не уберегут  от зла и беды, если зло и беда проникли в дом  в виде недоверия и равнодушия друг к другу его обитателей. Исходя из этого и слегка  перефразировав известную пословицу, правильнее   было бы сказать: «Моя семья – моя крепость».

     Что является залогом гармонии семейных взаимоотношений? По нашему глубокому убеждению, это, прежде всего, любовь  и «обратная связь», которая, если говорить о детях, проявляется не только в любви к ребёнку, но и в любви ребёнка. Гармония возможна и защищает надежнее всех замков лишь при том непременном условии, когда все без исключения любят друг друга и заботятся друг о друге, хотя и каждый  по-своему. Забота  родителей о детях проявляется, прежде всего, в чувстве ответственности, а детей о родителях – в боязни огорчить их  тем или иным неблаговидным поступком.

     Конечно, в сказанном нами не содержится ничего принципиально нового, но мы ведь и не  претендуем на открытие Америки, имея целью лишь акцентировать ваше внимание на том, что  хотя и очевидно, но, тем не менее, в силу разных причин, часто остаётся вне поле зрения. Длительный опыт общения  и педагогической работы с несовершеннолетними правонарушителями, среди которых многие употребляли наркотики и имели разные степени  наркозависимости, результаты проводимых бесед, опросов и  других социологических исследований красноречиво доказывают, что подавляющее  большинство «трудных»  подростков либо имели родителей, причисляемых к «группам риска» (криминалитет, психические заболевания, алкогольная и наркозависимость и т. п.), либо являлись сиротами  и полусиротами,  либо росли и воспитывались в конфликтных семьях. При этом степень материальной обеспеченности  не являлась определяющим фактором   риска. Напротив, малообеспеченность во многих  случаях, особенно в многодетных семьях, способствовала укреплению семейных уз на основе  духовности. Конфликтность, как  правило, была обусловлена «периодом семейного полураспада», часто вследствие дисгармонии  в сфере  интимных взаимоотношений  между супругами и  порождённой ею взаимной отчужденностью и даже неприязнью.  Так или иначе, но факты неопровержимо свидетельствуют: ребёнок  тем более рискует сбиться с правильного пути, чем менее он чувствует себя  защищённым со стороны семьи. Утрачивая ощущение защищённости, стабильности, психологического комфорта, ребёнок инстинктивно  стремится обрести таковые. Он упорно ищет их и находит, но уже не в семье, а на улице, в обществе себе подобных, обделенных  родительской заботой и лаской и потому озлобленных на мир и окружающих, сверстников.

 Обычно такие подростки образуют неформальные (дворовые, микрорайонные) сообщества, где исповедуются искажённые, асоциальные моральные ценности: «человек человеку – волк», «кто смел, тот и  съел», «сначала бей, а потом разбирайся» и т. п. Именно в таких условиях и в таких сообществах чаще всего происходит первое знакомство ребёнка  с наркотиками, как  наиболее простым способом, пусть даже в виде  суррогата, обрести  утраченное чувство душевного равновесия.

     Однако сложность и трагизм процесса приобщения  детей  и подростков к наркотикам далеко не всегда  объясняются  вещами столь очевидными, чаще имея под собой более глубокие корни.  Ведь наркомания, без преувеличений, становится массовым молодёжным явлением, а удельный вес «групп риска» в обществе довольно незначителен. Всё чаще и чаще жертвами дурмана становятся выходцы из вполне, казалось бы, добропорядочных  семей. Что толкает таких детей на гибельный путь? Знать ответ на этот вопрос очень важно. Ведь если противостоять вовлечению в среду правонарушителей, в том числе и наркоманов - выходцев из «групп риска», достаточно сложно в силу комплекса объективных социальных причин и обстоятельств, то вести  профилактическую работу среди детей, воспитывающихся  в более-менее нормальном семейном окружении, намного проще. Если, конечно, не уходить от проблемы сознательно, а также знать, как такую профилактику  правильно организовать.

Собственно, особых организаторских способностей, а также каких-то особенных знаний  здесь не требуется. Важно лишь не  быть равнодушным, пребывая в слепой  уверенности, что проблема  вас не касается.
 
     ПОМНИТЕ! Каждую минуту ваш ребёнок рискует  пополнить собой армию наркоманов! И лишь в ваших силах этого не допустить! А для этого, прежде всего, необходимо самим осознать серьёзность проблемы. Как часто мы спохватываемся, когда уже  бывает поздно!


Семья: баланс личного и общественного

     Что представляет собой процесс взросления, если рассматривать его не с медико- физиологической, а с  индивидуально- и социально-психологической  точек зрения? По видимому, он являет собой сложную трансформацию  в формирующемся человеческом сознании  понятий «личное» и «общественное». Где «личное» - это возможность как можно более полного удовлетворения  индивидуальных  материальных и духовных запросов: потребительско-собственнические инстинкты, помноженные на стремление  к творческому самовыражению в той или иной  его форме. А «общественное»  - осознание  своей роли, места и степени  значимости в сообществе себе подобных.

     Каждый человек стремится быть личностью с достаточно высоким уровнем самооценки, но одновременно, хотя порой и не вполне осознанно – личностью общественно значимой, общественно полезной. Любая личность подсознательно стремится к лидерству в сообществе, к самоутверждению среди  прочих. Причём это стремление совсем не обязательно означает  жажду властвовать над окружающими. Самоутверждение  - это глубоко укоренившаяся в сознании  индивидуума потребность в той или иной форме  подчеркнуть свою значимость, свою неповторимость в глазах членов сообщества на  различных ступенях отношений лидерства – подчинённости. Авторитаризм свойственен преимущественно натурам  сильным, волевым. Личностям, у которых данные качества развиты относительно слабо – а таких  подавляющее большинство – приходится самоутверждаться иными способами. Это и саморазвитие своих способностей, творческого потенциала по принципу: «Я умею делать то, что не умеют другие, поэтому я независим и меня уважают» А также, что  бывает гораздо чаще, попытки достичь общественной значимости хотя бы ценой отказа от высоких идеалов, путем приспособленчества и даже самоунижения («Я знаю,  что то, чем занимается компания  моих приятелей-сверстников – это   плохо, но переубедить их, заставить поступать иначе – не в моих силах, точно так же, как изменить  свой собственный образ жизни, окружение. Поэтому, чтобы не быть презираемым либо изгнанным  из сообщества, буду поступать как все». Либо: « Да, я  смешон в глазах окружающих и сознаю это, но  это им нравится, потому и впредь буду поступать так, чтобы вызывать их смех, а  с ним если не уважительное, то хотя бы снисходительное к себе отношение»).

     Семья  играет огромную, определяющую роль в становлении личности ребенка, как на индивидуальном, так и на  общественном уровнях самосознания. Именно здесь протекают сложные и подчиняющиеся все ещё малоисследованным закономерностям процессы, благодаря которым, (подчеркиваем: при нормальных, не деформированных взаимоотношениях) личное и общественное переплетаются в сознании ребенка в единое, сбалансированное, органичное целое. Семья – это защитный «кокон», хранитель индивидуального генетического ментального кода человека, тонкий механизм, позволяющий личности в период становления наиболее  полно раскрыть весь потенциал особенностей характера  и творческих способностей, но одновременно направляющий  их в общественное русло, препятствующий  формированию чересчур завышенной самооценки. Для наглядности, конечно, с известной долей условности, сам по себе процесс взросления можно разбить на  три этапа, уподобив его стадиям развития насекомого, к примеру, излюбленной авторами  школьных учебников биологии бабочки-капустницы. Поначалу на свет рождается  личинка–гусеница, единственной жизненной функцией которой  есть потребление (именно  на этой стадии будущая бабочка является грозой огородов, за что получила свое название). Затем личинка трансформируется в куколку, или имаго, из которой спустя определенное время появляется взрослое насекомое – бабочка, предназначение каковой – уже не потребительское, а, так сказать, общественно-значимая, репродуктивная функция – продолжение рода. Осуществив кладку яичек и выполнив, таким образом, свою общественно-значимую функцию, насекомое завершает жизненный цикл.

     Семья - это своеобразная «куколка». Как и личинка, человек на первоначальном этапе своего  существования является потребителем суммы общественных благ, как материальных, так и духовных (усваивая определенный объём накопленных предшествующими  знаний  и информации). И лишь пройдя период становления  в семье – период «имаго» - он обретает  черты  социальной значимости, с тем, чтобы повзрослев, завершив образование и создав собственную семью, выполнить общественное предназначение, заключающееся  как в  продолжении человеческого рода, так и в  повышении уровня благосостояния и культуры  человеческого общества. Таким образом, от того, насколько значимым для ребенка окажется  процесс семейного воспитания, процесс перерождения   из  потребителя в созидателя, напрямую зависит уровень  и качество его общественной значимости.  Человечество на протяжении своей истории знало не одну попытку игнорировать роль семьи в процессе  становления личности, а то и вовсе отказаться от  семьи как социального института. Все они неизменно заканчивались крахом.  Наиболее показательным в этом смысле, так как он близок нам и по месту, и по времени проведения, явился эксперимент А.С. Макаренко, описанный им в получившей мировую известность  «Педагогической поэме» и научно-публицистических статьях.*

__________________________________
* Более подробно об этом в кн.: Чапала Ю. И. «Сочинение на несвободную тему». Харьков, Изд-во НУВС, 2003.
 

«Возраст риска»

    Итак - семья и подросток. А пытались ли вы задуматься, почему и медики, и психологи, и педагоги в один голос называют подростковый возраст «возрастом риска»? Почему именно  в этом опасном возрасте - уже не ребёнок, но ещё  и не взрослый - подросток склонен к совершению безрассудных, немотивированных с точки зрения  взрослых   и часто связанных  с риском как для себя, так и для окружающих, поступков? Почему подростки, часто объединившись в неформальные сообщества по «дворовому» признаку, столь бескомпромиссны, грубы, циничны, жестоки и  одновременно столь беззащитны перед  обстоятельствами жизни, будучи не в силах  дать сколь-нибудь разумное объяснение своим действиям? На эти вопросы безуспешно пытались ответить многие мыслители, ученые, писатели. Попытке их разрешить, в частности, посвящен и ставший мировым бестселлером роман американского писателя Энтони Бёрджеса «Заводной апельсин», увидевший свет в начале 60-х годов ушедшего века, когда набирало силу стихийное движение пассивного протеста хиппи, и наркомания уже чётко  очертила свои контуры. Э. Бёрджес в своих  выводах не оригинален, придя к пессимистичному заключению о том, что подростковый возраст и сопряжённые с ним негативные общественные явления – роковая неизбежность, а значит, общество должно  не противостоять этому, а смириться, покорившись обстоятельствам.


     «…Да, да, да… вот оно… Юность не вечна, о да… И потом, в юности ты всего лишь вроде как животное, что ли, нет, даже  не как животное, а скорее, как какая-нибудь игрушка, такой себе жестяной человечек с пружинкой внутри, которого ключиком снаружи заведёшь – и он пошел  вроде как сам по себе. Но ходит он только по прямой. И на всё натыкается – бац, бац…  К тому же если он пошёл, то остановиться сам ни за что не сможет. В юности каждый из  нас  похож на такую маленькую заводную  куклу…
     Когда-нибудь и у меня будет сын. И я попытаюсь ему объяснить всё это, когда он  подрастет и сможет понять меня. Однако, только лишь подумав об этом, я уже знаю: никогда  он не поймёт, да и не захочет ничего понимать, а делать будет все те вещи, которые и я делал – пить, глотать таблетки, а напившись и наглотавшись -  хулиганить, и, может быть, даже убьёт какую-нибудь беспомощную старуху, и я не смогу остановить его. А он не сможет остановить своего сына. И так  по кругу, до самого конца света - по кругу, по кругу, будто какой-то огромный невидимый великан всё крутит и крутит  в огромных своих ручищах грязный заводной апельсин»*.

___________________________________
*Э.Берджес. «Заводной апельсин».М., 1993


     Однако так ли на самом деле всё пессимистично и безысходно? И неужели влияние уличного окружения, сверстников неизменно превозмогает силу родительского убеждения?


     Согласно мнению авторов настоящего пособия, основанному на результатах научных исследований и анализе опыта практической работы, основным фактором риска, обуславливающим выходящее за рамки общепринятых стандартов поведение подростков, является  несоответствие, противоречие между физиологической  готовностью к взрослой жизни и психологической неготовностью к ней. Это объясняется, прежде всего,  отсутствием жизненного опыта, который часто  подменяется напускной бывалостью, нарочитой показной  удалью, иногда граничащей с опасностью для жизни. При этом рискованные ситуации, как правило, создаются искусственно, когда в них не возникает ни малейшей необходимости. Ситуация риска для подростка – уже не ребенка, но ещё и не взрослого – является одновременно и игрой, и непреодолимым стремлением пусть даже столь необычным способом убедиться в своей  готовности к взрослой жизни, и, что ещё главнее, убедить в ней окружающих.    Потому-то  все   связанные   с   риском   поступки,   как  правило,  совершаются публично, на глазах у сверстников. А искажённое представление о «героике» этой самой «взрослой» жизни формируется под воздействием массовой культуры, в основном кинематографа и телевидения, либо  асоциальных  субкультур нетрадиционных сообществ, наиболее распространенные и употребительные из которых -  субкультура преступного мира и, в последнее десятилетие, так называемая наркокультура, которые, кстати говоря, во многом пересекаются.

     Таким образом, всё, что связано с наркотиками и их употреблением, первоначально в подростковом сознании выполняет чисто атрибутивную функцию, воспринимается как игра, как часть обряда взросления, где осознанию степени риска и грядущих трагических последствий  попросту нет места.

     Вот почему оказываются столь малоэффективными, а то и вовсе беспомощными  профилактические беседы, которые проводят  с подростками  взрослые: родители, педагоги, врачи, правоохранители. И, в частности, беседы о вреде наркотиков, которые, к тому же, проводятся нерегулярно, от  случая к случаю, а главное – в отрыве от образа  жизни, когда самооценка в сознании подростка завышена, а авторитет семьи и общественности – напротив – занижен. Когда в сознании отсутствуют защитные барьеры в виде чётких, сформированных и накрепко сцементированных повседневным образом жизни в семье,  семейными традициями отрицательных установок на «плохо».

     Вот почему  трудно поддается коррекции со стороны нас, взрослых, поведение подростков с их безудержным стремлением делать «плохо», что мы,  взрослые, за попытками логически объяснить  всё и вся, аккуратно «разложив аргументы по полочкам», прячем  от себя самих нашу неспособность  организовать правильные взаимоотношения в собственных семьях. Особенно  когда это сопряжено с необходимостью изменить привычный образ  жизни, жертвуя во имя безопасности своих детей  частью собственной свободы. И в первую очередь - вредными с педагогической точки зрения пристрастиями и склонностями, рождающими в семье обстановку  недоверия  и нервозности.

     Вот почему уделяем мы на этих страницах столько внимания механизму семейных взаимоотношений и семейной психологии, что, лишь  в полной мере осознав неэффективность мер «декларативной» профилактики, вы сможете достичь поставленной цели – уберечь вашего ребенка от наркотиков. И единственный путь здесь – самопожертвование, организация нормального повседневного семейного быта, гармония взаимоотношений, основанных на  беспрекословном  авторитете  старших и полнейшем доверии младших.

«Желание – это тысячи возможностей…»

     К сожалению, реальность сегодняшней жизни, особенно  в больших городах, где наркокультура распространяется наиболее стремительно, такова, что  родители, даже при большом желании и стремлении, не всегда могут уделить своим детям должное внимание. Безусловно, здесь играет свою роль  и обстановка общей внутрисоциальной нестабильности,  и отдаленность «спальных» районов от места работы (тем более, что сегодня  сплошь и рядом отцы семейств, а часто и матери отправляются на заработки в другие регионы  страны и даже за её пределы), и многочисленные стрессовые ситуации, выход из которых столь  часто сопряжён с попытками «расслабиться» нетрадиционными способами (употребление табака, алкоголя, посещение «злачных мест» проведения досуга и т. п . )  Всё это, несомненно, препятствует налаживанию гармоничных взаимоотношений в семьях, но является ли это препятствие изначально непреодолимым? Так сказать, уважительной причиной, избавляющей родителей от моральной ответственности за судьбы детей? «Желание – это тысячи возможностей, нежелание – это тысячи причин» - говаривал древнекитайский мудрец Конфуций. Как сделать, чтобы наш долг перед ребёнком стал поиском  возможностей, а не причин, извиняющих собственную бездеятельность? Ведь  безвыходных ситуаций, как известно, в природе не существует! Для того, чтобы лишний раз  в этом убедиться, вспомним хотя бы военные и первые послевоенные годы, когда безотцовщина была массовым  явлением, а нищета и разруха - общепринятыми нормами жизни. Да, существовали в  те годы  и детская беспризорность, и организованная преступность, и проституция, и наркомания. Тем не менее, явления эти не носили массового характера и  относились к разряду не правил,  а исключений. В чём же  дело? Неужели нынешний уровень нашего благосостояния ниже послевоенного? Нет, конечно.  А поскольку это так, то сам собою напрашивается единственно правильный вывод: массовая наркомания, охватившая, кстати, высокоразвитые страны не в меньшей степени, чем нашу, не есть следствие снижения уровня жизни общества. Тем не менее, не может быть следствия без причины, а значит, причины всё-таки существуют. А коль они существуют, то значит, обязательно должны быть  пути и средства эффективного им противодействия.

     В чём же подлинные причины наркомании? Чтобы не пересказывать  ещё раз сказанное ранее, ответим  на этот вопрос четко и лаконично: в падении общего уровня духовности и культуры общества, в разрушении норм нравственности, вековых устоев и  традиций, в том числе и их основного «консерванта» - религиозного самосознания  общества. И если возрождение религиозного самосознания - процесс  довольно длительный (уж чересчур силен в сознании наших сегодняшних поколений десятилетиями вдалбливаемый дух атеизма), то организовать в своей маленькой семейной «крепости» противодействие чуждым влияниям антиморальности и антидуховности вполне в наших силах. Особенно если этого желать  и знать, как такое противодействие правильно организовать.
 
Семейные ценности

     Сегодня  у каждого на слуху словосочетание «семейные ценности», склоняемое по всем падежам при каждом удобном случае. Между тем, многие  не распространяют смысл этого ёмкого понятия  дальше упрятанной в ящик комода шкатулки с фамильными бабушкиными серёжками и суммой денег, отложенных на «чёрный» день. Однако речь в данном случае идет  о ценностях качественно иного рода, которые, хотя материального эквивалента не имеют и иметь не могут, гораздо более ценны  и значимы в нашей жизни.

     Основная из этих ценностей, по нашему глубокому убеждению – это ментальный генетический код, благодаря которому семью украинцев ни за что не спутаешь с семьей  испанцев или, скажем, финнов. И не только в силу различия языков. Главное здесь – различия самого образа жизни, образа мышления, запрещающих и разрешающих норм нравственности и морали, особенностей взаимопонимания между старшими и младшими - всего того, что мы называем системой ценностей того или иного общества, той или иной нации.

     Различие устоев свойственно семьям не только на межнациональном, но даже на мононациональном уровне. Так, в разных регионах Украины семейный быт различен, хотя и в меньшей степени, чем на уровне межнациональном. В свою очередь, каждая отдельная семья наделена чертами неповторимого своеобразия, имеет индивидуальные отличия, индивидуальный характер взаимоотношений – собственный  ментальный код. Так, например, несмотря на общность норм поведения, взаимоотношения между членами каждой из семей строятся по-разному, каждая семья имеет свои  маленькие традиции в рамках следования общепринятым поведенческим нормам.

 Чем больше  в семье традиций, чем более привержены к ним члены семьи, тем крепче  сплачивающий семью цемент духовности, тем  в  меньшей степени подвержены дети негативному  влиянию извне. В семьях, крепких своими устоями, с неподпорченным ментальным кодом, внутренний  иммунитет столь высок, что длительное отсутствие родителей в течение рабочего дня либо даже выезд  кого-нибудь из них на более долгое время никак не сказывается на самосознании ребенка, не является  разрушительным фактором его ментальной сопротивляемости.

     ПОМНИТЕ! Противостоять сформировавшейся  наркотической зависимости, излечить от неё крайне сложно. Куда проще от неё  уберечь! Профилактика, особенно на уровне семьи – единственное по-настоящему эффективное средство!

     А единственно эффективный способ профилактики – повышение сопротивляемости ребенка, его устойчивости к воздействию внешних негативных факторов, уровня его нравственности, духовности и культуры -  в укреплении его внутреннего ментального  кода. И сделать это можно, лишь укрепляя  и приумножая семейные устои, традиции, обычаи.

 Вспомните годы вашего детства. Вообще, воспоминания детства относятся к числу наиболее ярких и с годами не истираются, не тускнеют, хотя  и сохраняются в нашей памяти лишь частично, фрагментами. Зато фрагменты эти ярки и красочны, словно отрывки из полюбившихся кинолент. Ведь ещё одно из замечательных свойств человеческой памяти – хранить воспоминания лишь о хорошем, одновременно стирая, притупляя впечатления о плохом. Сегодня вам вряд ли вспомнятся проявления по отношению к вам родительской несправедливости, за исключением разве что   наиболее вопиющих. Но таковых, как правило, немного, да и те, что память сберегла, уже не рождают в вас ощущения столь острой горечи и обиды, как  когда-то. Зато хорошее так красочно и рельефно, словно случилось с вами не десятки лет тому назад, а только вчера. Вы помните острый запах  осеннего леса и шуршание листвы под ногами во время  грибных походов с отцом, сладкий запах  и дивный вкус маминого пирога, который она пекла вам ко дню рождения, семейное новогоднее застолье, радостный лай встречающей вас у порога дома собаки – всеобщего семейного любимца, тягучий мёд удивительных волшебных сказок, которые рассказывала  вам на ночь бабушка …

     Жизнь состоит из мелочей, в том числе и семейный быт, и чем больше этих, вошедших в привычку, мелочей бережно хранит ваша память, тем, значит, крепче были устои в  доме, где вы появились на свет, росли и воспитывались. Ваш ребёнок - частичка вас, а значит, продолжение вашей судьбы. Сумейте же сделать так, чтобы и его повседневный быт был исполнен тех милых и близких его сердцу мелочей, которые будут оберегать его от зла в настоящем и позволят в будущем сберечь от зла его сына или дочь – вашего внука или внучку. Мелочи, из которых строятся семейные ценности и складывается быт  - это не только  праздники и удовольствия, но и трудовые будни, и ответственность, и даже та строгость, с которой  вы требуете от ребенка исполнения его повседневных обязанностей, одновременно формируя у него чувство страха. Но не рождённого рабской боязнью страха наказания,  а проистекающего из любви к вам страха огорчить, осрамить вас и честь семьи. Ребёнок прекрасно понимает и чутко реагирует  на все тончайшие проявления вашей заботы. В этом смысле даже ваша строгость и требовательность, если только вы  не подменяете их  жестокостью и  несправедливостью, будут восприниматься им как проявление любви и заботы. Как средство  убеждения в том, что плохо поступать нельзя  и что поступать плохо - это так, как в семье не принято. Что «можно» и «нужно» - это то, что, будучи сделанным, вызовет ваше одобрение, а значит, будет хорошо. А то, что  «нельзя» и «ни к чему» - осуждение в случае нарушения этих запретов, поскольку нарушать таковые – плохо. Одобрение  и строгость – одно из наиболее мощных средств  убеждения и формирования в сознании ребенка  защитных барьеров противостояния злу. Надо лишь уметь ими пользоваться, удачно выбирая нужный момент.

…Вы вернулись с работы и видите, что дочь приготовила ужин, а сын прибрал в квартире и теперь оба сидят за столом и готовят уроки. Пару часов спустя вы вместе усаживаетесь  у телевизора и смотрите фильм,  хотя и молча,  но с ощущением исполненного долга и взаимной сопричастности. Воскресным утром, собравшись за завтраком, обсуждаете, как совместно провести выходной. Всё, казалось бы, ясно и просто, всё в порядке вещей. Однако если  всё, что просто, понятно и близко сердцу каждого, не носит эпизодического характера, а является повседневностью и входит в привычку – это уже  и традиции, и устои. Всё то, что рождает в ребёнке ощущение спокойной уверенности в себе и активного неприятия  ложных ценностных стереотипов, убеждает его лучше всяких нарочито–специальных «бесед воспитательного характера».

     ПОМНИТЕ! Как родители, мы являемся ролевыми моделями для наших детей, образцами для подражания. Дети учатся на примерах, принимая и перенимая те ценности, которые мы им демонстрируем повседневным поведением. Если ребёнок вами гордится, одновременно переживая за вас, то именно это будет и наилучшим средством убеждения и формирования в его сознании стойкого предубеждения против ложных ценностных стереотипов. В том числе и против наркотиков.


Глава 4. Как помочь ребенку сказать: «Нет!»

Круг общения

     Может показаться, что в написании главы с таким названием просто нет необходимости. Действительно: если у ребёнка под влиянием  семьи сформировалось стойкое предубеждение против наркотиков, помноженное, вдобавок, на  знания о вреде, причиняемом ими здоровью, то риск  вроде бы сведен к минимуму.

     Однако на практике, к сожалению, это далеко не так. Опыт работы  с несовершеннолетними правонарушителями, беседы с осужденными подростками, результаты социологических исследований показывают, что очень часто подросток совершает  правонарушение либо  даже преступление не  в силу  порочности своей  натуры, а повинуясь сиюминутному порыву, под влиянием окружающих.


     Такие виды тяжких преступлений, как убийство, ограбление, изнасилование, нанесение тяжёлых увечий, злостное хулиганство и другие, если они  совершаются группой подростков, обязательно предполагают наличие как непосредственных исполнителей, так и пассивных соучастников, причём преступное деяние последних в подавляющем большинстве случаев заключается лишь в  самом факте присутствия на месте преступления в момент его совершения. Это, как известно, также влечёт за собой ответственность перед законом. И если непосредственными  исполнителями, как правило, являются лица  со стойкими негативными психологическими установками, то среди пассивных соучастников обычно преобладают подростки, которые при иных обстоятельствах могли бы не оказаться на скамье подсудимых. По сути,  вся их вина  заключается в том, что  в нужный момент, когда уже можно было догадаться, что общение  с нежелательным окружением ни к чему хорошему не приведёт, они  не смогли найти в себе силы сказать «нет!» и покинуть опасную компанию.

     Если же речь идет не о готовящемся  преступлении, заведомо противоречащем  закону, а «всего лишь» о распитии бутылки вина либо курении папиросы с «планом», то здесь всё обстоит ещё сложнее. Поскольку употребление алкоголя законом не запрещено,  а папироса  с наркотиком в сознании и представлении подростков мало чем отличается от обычной папиросы, курить которые также  не возбраняется.

     Медицинская статистика свидетельствует, что среди лиц, прошедших курс стационарного лечения от алкогольной и наркозависимости, процент рецидива столь велик потому, что  покинувший пределы лечебного учреждения  обычно вновь возвращается  в прежнее социальное окружение, влиянию которого он не  в силах противостоять. В огромном большинстве случаев стойкие и долговременные  положительные результаты лечения фиксируются лишь у тех лиц, которые находят в себе разум и мужество не пытаться противостоять влиянию нежелательной социальной среды, а раз и навсегда покинуть её, хотя бы ценой перемены рода занятий и места жительства.


     Подростку противостоять  влиянию неформальных сообществ, в которые обычно  организуются его сверстники, крайне сложно. С другой стороны, и пребывание вне одновозрастного сообщества, равнозначное  самоизоляции, травмирует психику подростка. Поскольку, если вдуматься, неформальное «дворовое» сообщество, статус  и поведение в нем - это, по сути, не что иное, как всё та же ролевая игра, где макетируется будущее вхождение во взрослое общество, проигрываются различные варианты поведения. Ещё один аспект проблемы – межполовые взаимоотношения, особенно  опасные для девочек. В 13-15 лет девочки, созревающие раньше мальчиков, начинают испытывать  психологическую потребность в общении с юношами, стремление «встречаться» с ними. Девочки, ещё  не способные достаточно критично оценить свои поступки, инстинктивно тяготеют к тем из ребят, кто им кажется более сильным физически, независимым в поступках и суждениях, способным подчинить себе окружающих. Чем ярче выражено лидирующее начало избранника, тем большую опору и защиту  видит в нём девочка. Однако чаще всего  это «видение»  бывает ошибочным, поскольку обычно  лидерами неформальных  уличных сообществ являются  подростки  с чётко очерченным отрицательным вектором социальной ориентации, явно тяготеющие к «блатной» и наркотической «романтике» и субкультуре. Согласно статистическим данным, почти 90% девочек, употребляющих наркотики, впервые попробовали их под влиянием своих  «парней».

     Как видим, опять налицо противоречие. С одной стороны, вхождение в неформальные сообщества  подростков либо естественное стремление к общению со сверстниками противоположного пола являются для вашего ребёнка  одним из наиболее  значимых факторов риска. С другой, – противостоять  этому невозможно и даже вредно. Возникает вопрос: а разрешима ли вообще такая ситуация? И если да, то каковы пути решения проблемы?

Для того, чтобы попытаться проанализировать ситуацию, обратимся к примерам из классической  детской литературы. В частности, к произведениям Аркадия Гайдара, творчество которого, как и литературное наследие Макаренко А.С., многие без достаточных на то оснований, считают порождением эпохи сталинизма, выражающим его идеологию.

     Между тем, мало кто задумывается, что, скажем, гайдаровская повесть  «Тимур и его команда» одновременно является прекрасным практическим пособием по детской социальной психологии. В основу сюжетной  коллизии здесь заложено противостояние представителей двух типов неформальных детских сообществ, разнонаправленных по ценностной ориентации и возглавляемых достаточно сильными  лидерами. В первом случае это «команда» Тимура Гаранина, во втором - шайка хулигана Мишки Квакина, действующие в одном и том же дачном поселке, т. е. «параллельно», на одной территории. Ценностные ориентации Тимура и его команды  являются  социально положительными, поскольку основаны на  принципе любви к ближнему. Соответственно, и цель команды позитивна: таковой  является по-мальчишечьи романтизированное, овеянное ореолом тайны и воинской атрибутики оказание помощи семьям  мобилизованных и погибших красноармейцев. Напротив, «шайка» Квакина, занимающаяся  преимущественно опустошением окрестных садов, стоит на социально-негативных позициях.

     Конечно, в процессе действия, а вернее  противодействия, оба сообщества вступают в непримиримый конфликт, где, согласно жанровым канонам, Добро одерживает победу над Злом. Однако для нас сейчас важно не столько это, сколько жизненная актуальность психологической схемы, согласно которой развивается действие. Фактически каждое действующее лицо – каждый подросток - волен в своем выборе того типа сообщества, в которое он входит. И выбор этот зависит единственно от готовности принять, как наиболее ему близкую, ту или иную  систему ценностей, тот или иной образ мышления, поведенческий стереотип. А внутренняя готовность как раз и формируется повседневным укладом жизни. Поэтому  ни у кого из читателей не может возникнуть и не возникает сомнений по поводу того, к какому из двух типов сообщества примкнет  главная героиня повести – дочь красного командира  Женя. А выбор Жени, проистекающий из всей суммы жизненных обстоятельств, одновременно  является воспитательным стержнем произведения, побуждающим юного читателя мыслить и действовать  в общественно-полезном русле.

     Исходя из вышесказанного, ответ на изначально поставленный вопрос нашей дилеммы должен звучать следующим образом:

- Да, жизнь и эмоциональные переживания подростка немыслимы вне круга общения  со сверстниками, как немыслимы они вне семьи.

- Да, действительно, общение с кругом сверстников сопряжено с риском подпасть под негативное влияние исповедуемых лидером и членами сообщества асоциальных ценностей. Но лишь в том, и только  в том случае, если круг общения выбран неправильно, либо неверно организован  сам процесс семейного воспитания, если таковое не отсутствует вовсе.

     Таким образом, если только вы действительно горячо желаете помочь вашему ребёнку не подпасть под негативное влияние асоциально настроенных сверстников, ещё раз проанализируйте, всё ли вы сделали для того, чтобы сформировать у ребёнка внутреннюю потребность общаться  и дружить с «тимурами», а не с «квакиными». И если правильность вашего образа действий не вызывает сомнений, стремитесь к достижению  цели «второго порядка»: постарайтесь  помочь вашему ребёнку не ошибиться  в выборе круга друзей. Для этого необходимо:

а) познакомиться с как можно большим количеством  друзей либо подруг вашего сына или дочери, побеседовать с  ними, пригласить домой, «прощупать» круг их увлечений, склонностей и привязанностей

б) приложить все усилия к тому, чтобы  постараться прервать контакт вашего ребёнка  с нежелательными  приятелями. В качестве наиболее эффективного способа достижения этой цели рекомендуем метод развенчания «авторитета», заключающийся в том, чтобы помочь ребёнку открыть глаза на действительное положение вещей, убедить его, что общение с  тем или иным из его «негативных»  знакомых способно принести ему  не пользу, а вред.   Относительно того, как это сделать, единых  рекомендаций не существует. Здесь надо ориентироваться и действовать по обстановке, сообразуясь с  конкретными обстоятельствами.

в) необходимо войти в контакт с родителями тех подростков, общение с которыми является,  по вашему мнению, желательным. Постарайтесь создать с ними коалицию, основанную на единстве целей и средств психологического воздействия. Такое сообщество родительских усилий, сыграв роль  цементирующего фактора, поможет вашим детям объединиться в социально-позитивную «команду», способную эффективно противостоять  влиянию асоциальных неформальных сообществ, в том числе и избежать риска наркотизации. Постарайтесь привлечь  к своей совместной деятельности и педагогов, непосредственно общающихся с вашими детьми: учителей, классных руководителей и т. д.

     ПОМНИТЕ! Наиболее действенный способ  помочь ребёнку сказать «Нет!» наркотикам – это помочь ему определиться с кругом общения, поскольку там, где  о наркотиках   нет и  не может быть речи, нет и не может быть речи об их употреблении.

Оборонная активность: развенчание мифов

     Вашему ребёнку  будет намного проще сказать «Нет!» наркотикам и тем, кто склоняет к их употреблению, если в нём сформировано состояние внутренней «оборонной» активности, в основу которой положена не пассивная, а активная жизненная позиция, агрессивное неприятие  не только наркотиков, но и прочих  антиценностей. А для этого ценностям мнимым  необходимо противопоставить  ценности истинные, уметь развенчивать  мифы и утверждать реальность.

     В основу психологии начинающих наркоманов заложены два основных мифа :
а) миф о «кайфе», по сравнению с которым ощущения и радости реальной жизни – ничто;

б) миф о собственной «нарконеуязвимости», об обязательной победе  в войне с названием : «ты – их, или они  тебя?» (имеются в виду наркотики).

     Рассмотрим подробнее каждый из этих мифов и попытаемся определить системы факторов, способствующих их скорейшему и наиболее эффективному развенчанию в сознании подростка, их агрессивному  неприятию.

а) Миф о «кайфе».

     «Кайф», по определению наркоманов, – это состояние полного физического и духовного блаженства, наивысшая степень  внутреннего физического и психологического комфорта. Однако достаточно   даже один раз взглянуть на наркомана, особенно со стажем, чтобы узнать истинную цену  этому  самому «кайфу» и понять, во что обходится любителю  дурмана это так называемое «блаженство».

     Истинное блаженство, не надуманный, не навеянный ядовитым полусном, реальный «кайф» может заключаться лишь в одном: в ощущении, что ты молод, здоров, силен  и полезен людям. Какое наслаждение молодому организму может доставить спорт! А полёт фантазии,  рождающий истинное удовольствие – это опять же, не наркотический полубред либо видения-галлюцинации, а мысленные  странствия по всему свету, в которые человек неизбежно  отправляется, читая книгу. Две-три  сотни страниц, испещренных черными зернышками шрифта, способны  вызвать такой буйный полёт фантазии и такую  широчайшую гамму ощущений, которые ни одному наркоману и во сне не снились.

     К сожалению, спорт  среди молодежи нашей страны сегодня в силу известных причин утратил былую  массовость.  Не лучше дело обстоит и с чтением. Тем не менее, вы должны всегда помнить и никогда не  забывать о том, что уберечь ребёнка от тяги к наркотикам  возможно, лишь предложив ему достойную альтернативу, убедив его  в преобладании истинных ценностей над мнимыми.

     б) Миф  о собственной неуязвимости.

     Каждый, даже самый завзятый наркоман, в глубине души искренне верит, что, мол, при большом желании он всегда сможет «соскочить с иглы», «завязать». Он не отдает себе отчёта в том, что если  теоретически это, в принципе, возможно, то на практике всё обстоит совершенно по-иному. Наркомания - это, прежде всего, тяжёлое психическое заболевание, которое, прогрессируя, угнетает в человеке волевые качества, убивает их. Ни один впавший в зависимость  наркоман, за редчайшими исключениями, не в состоянии самостоятельно прекратить  употребление наркотиков: для этого требуется помощь окружающих и длительное время.

     «Коготок увяз – всей  птичке пропасть»: единожды попробовав наркотик, человек становится  от него психически зависимым,  а  часто  вскоре к психической   прибавляется и физическая зависимость. Поэтому  единственный действенный способ избежать  наркозависимости – не употреблять наркотики, отказываясь  от предложения «попробовать», которое подросток, находясь в компании сверстников, столь часто слышит  в последнее время.

Однако сделать это совсем не просто: часто подросток испытывает со стороны предлагающих настоящий психологический  прессинг. К числу наиболее убедительных аргументов, встречающихся у  них в «арсенале», относятся: «Попробуй, ты же не трус», «Посмотри, вот мы уже не раз пробовали, и, как видишь, ничего  страшного – живы и здоровы» и др. Как  уже говорилось, девочек к употреблению наркотиков часто склоняют парни, с которыми они  дружат, угрожая в случае неповиновения «перестать встречаться», «бросить», «начать встречаться с соперницей» и др.


Рефлекс неприятия: активная позиция

     Как помочь ребёнку сказать «Нет!», если дело всё-таки дошло до прямой психологической «обработки»  со стороны приятелей?

     Во многих пособиях для родителей по профилактике детской наркомании, издаваемых в странах Западной Европы и особенно в США, предлагается, так сказать, «пассивный способ самообороны  по методу осаждённой крепости». Заключается  он в том, что предложение употребить наркотик  либо алкоголь подросток должен отвергнуть в вежливо-благопристойной форме, не стесняясь даже солгать, дабы,  с одной стороны, не быть отвергнутым приятелями, а с другой стороны, – упаси Господи! – не  обидеть последних резким тоном и грубым словом.

     Для примера приведем варианты  ответов, предлагаемые авторами одного из  таких пособий девочкам на случай, если парень предложит «курнуть» или «выпить»:
 
     -«Мои родители просто убьют меня, если узнают, а они обязательно узнают!»

     - «Один раз я пробовала, и мне не понравилось»

     -«Я не хочу огорчать моих родителей». И так далее, в этом духе.

     Думается, подобный подход, помимо того, что он попросту малоэффективен, ещё и  опасен, поскольку ни один из ответов не является  окончательно категоричным, предоставляя оппоненту  возможность применения  в процессе убеждения контраргументов, например:

     - «Твои родители ни за что не узнают ни о чём, ведь мы ничего им не скажем, а  ты не вернёшься домой раньше, чем через  три часа, а за это время запах алкоголя улетучится».
     -«Ну, вот, ты ведь уже попробовала один раз, и с тобой не случилось ничего плохого. Всем с первого раза не нравится, но ты даже не представляешь, какие удивительные ощущения тебя ожидают, когда ты всё же почувствуешь «кайф». Ну же, смелей, не будь трусишкой!» И так далее.

     По нашему глубокому убеждению, позиция и реакция подростка, отказывающегося от употребления наркотиков, должна  быть  не пассивно, а активно негативной, даже агрессивной, а ответы – звучать категорично, не оставляя оппоненту ни единого шанса на успех. Не будем приводить  надуманные примеры: каждый подросток, если его  отношение к наркотикам агрессивно-негативное, сам найдёт необходимую в каждой конкретной ситуации  форму ответа. Главное одно: если в сознании на понятие «наркотик» наложено непреодолимое табу, то никто не в силах заставить это табу нарушить.

     А одним и, пожалуй, самым действенным  из путей формирования такого стойкого предубеждения является внушение отвращения к наркотикам и даже страха перед ними.

     В задачи курса дрессировки служебных  собак входит приучение животных брать  пищу только из рук хозяина. Делают это следующим образом. Сначала хозяин дает собаке лакомство, которое она съедает безо всяких неприятных последствий. После этого ей предлагается ещё один лакомый  кусочек, который на этот раз находится в руках «постороннего» – дрессировщика. Причем на этот раз к лакомству присоединяется два тонких провода, через которые пропущен слабый электрический ток от укреплённой на поясе дрессировщика батарейки. Собаки к току чрезвычайно чувствительны, поэтому на сей раз принятие пищи сопряжено с крайне неприятными ощущениями. Обычно бывает достаточно  двух-трех попыток, чтобы выработать стойкий рефлекс неприятия. Теперь животное не только не станет брать пищу из рук «чужака», но и каждая попытка  её предложения будет неизменно встречать злобно-агрессивную реакцию: животное попросту кидается на  «угощающего», так как в мозгу собаки прочно зафиксирована реакция неприятия. Да простит нам читатель не совсем, быть может, уместное с этической  точки зрения сравнение, однако уж слишком явная аналогия просматривается здесь между человеком и животным.

     Собственно говоря, человек по своей природе тоже является животным, хотя и наделенным разумом, а значит и у него можно выработать рефлекс стойкого  неприятия. При этом, опять же, в силу наличия разума, здесь применимы не только  механические, но и психологические раздражители в  виде обширного арсенала средств убеждения.

      При этом наиболее эффективны те из них, которые  вызывают наиболее стойкий рефлекс неприятия. К числу таковых относятся,  в  первую очередь, зрительные раздражители: недаром в народе говорят, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Вот что, например, рассказал авторам один из общих знакомых, детство  которого прошло в Ташкенте.

     - «В Ташкент мы переехали в 1966 г., сразу после известного землетрясения, когда мне было  семь лет. Отец был инженером-строителем, а в тот год десятки тысяч строителей со всёх концов  теперь уже  бывшего СССР чуть ли не в принудительном порядке направлялись на восстановление разрушенного стихией города. Приехали, вскоре  получили квартиру, да так и остались на много лет. Ташкент исстари является многонациональным городом, этаким современным среднеазиатским Вавилоном. А в те годы столица советского Среднего Востока  и подавно напоминала многоязыкое «государство в государстве». Представителей каких только народов  и народностей не было в  числе  друзей моего детства! Узбеки, уйгуры, таджики, корейцы, греки, татары, немцы, украинцы, русские, евреи - всех не перечесть.

     В пору моего детства многие их моих  приятелей – а моё дворовое окружение было скорее хулиганистым, чем благовоспитанным - начали увлекаться анашой, этим  традиционным наркотиком Востока. Наркотик был недорогой, достать его можно было относительно свободно, а пример  к потреблению подавали старшие парни, вернувшиеся со службы в армии, а то и освободившиеся из мест лишения свободы, таких тоже хватало. Они казались нам бывалыми,  мы инстинктивно стремились  походить на них.

      Мои родители  очень боялись, что рано или поздно я приобщусь к наркотику. Учителями школы беседы о наркотиках не проводились. Ведь в «самой лучшей из всех стран» наркомании, как и многих других негативных явлений общественной жизни, словно бы не существовало, а можно ли беседовать о том, чего нет? Беседовали со мной отец и мама, но их доводы не выглядели настолько убедительными, чтобы  напрочь вытеснить из сознания романтические ощущения, навеваемые видом и образами мускулистых, повидавших жизнь мужественных хриплоголосых парней, лихо сжимающих  в пальцах испещренных татуировкой рук с особым шиком  измятые мундштуки папирос. Родители чувствовали это  и очень переживали. Однако отец – человек упрямый и деятельный, твердо задался  целью найти действенные аргументы, чтобы, как он  выражался, «застраховать меня на все 100%». И, в конце концов, отцу это удалось, за что я благодарен ему и сегодня. А произошло всё  довольно просто, в один день.

     В числе друзей нашей семьи был пожилой врач–грузин, работавший в психиатрической больнице. Он-то  и предложил отцу устроить для меня экскурсию в отделение, где содержались наркоманы. Уже сам факт существования подобного отделения являл собой парадокс, но тут поделать было нечего: наркомании-то как бы и не было, а наркоманы были … и надо было их где-то лечить.
 
     Экскурсия наша была недолгой: с меня хватило  приёмного покоя, куда как раз в момент нашего прибытия доставили пребывающую в состоянии «ломки» или умирающую от передозировки -  я уж не знаю этих нюансов, поскольку  не медик – женщину-морфинистку.

     То, что я увидел, трудно передать словами, настолько это было ужасно. Передо мною на железной пружинной койке, на обтянутом вылинявшей клеёнкой  матраце скорчилось похожее на живую мумию  существо, которое назвать человеком можно  было  разве что с определённой долей условности. А о том, что это вдобавок ещё и женщина, можно было догадаться  лишь по слипшимся, свалявшимся как пакля, клочьям грязных-седых волос, да, пожалуй, по засаленному до кожаного блеска, цвета гнилого картофеля халату, подпоясанному чем-то вроде завязанного на узел старого чулка.

     Существо-мумия извивалось и корчилось, морщинистое печёное яблочко лица было искажено мучительной гримасой, жёлтые пеньки зубов оскалены, слезящиеся мутной солью  глаза бессмысленно выкачены. Из груди женщины с хриплым свистом вырывались булькающие звуки-стоны, скрюченные сухие веточки рук  царапали клеёнку матраца. Казалось, сам воздух здесь пропитан  ужасом и болью. Я был настолько потрясён увиденным, что, не проронив ни слова, до боли в пальцах впился в руку  отца и изо всех сил потянул его к выходу.

Опомнился и пришел в себя я лишь тогда, когда мы вышли из ворот и оказались за  оградой  больничного сквера. Всё здесь было совершенно другим, чем там, в душной палате приёмного покоя, где в страданиях умирал человек, собственной жизнью заплативший за  краткие мгновенья призрачного «кайфа». Был вечер знойного  майского дня, над нами прозрачным влажным аметистом раскинулось зеленовато-серое небо. На клумбе  посреди трамвайного кольца (здесь была конечная остановка) цвели, благоухая, ташкентские, с блюдо  величиной, оранжевые розы. Вдоль арыка, журчащего прохладной водой, важно прохаживались сизые горлинки. Мир словно  впервые открылся мне во всей своей сочной, подлинной красоте. До сих пор этот день в мельчайших подробностях вспоминается мне, как день моего второго рождения. Потому что в этот день, осознав-таки до глубины души, что есть истинное золото, а что - лишь фальшивая облупленная позолота, прикрывающая грязную изнанку жизни, я твердо понял, что никогда не прикоснусь к наркотику, хотя бы меня пытались принудить к этому силой. В тот день я сказал себе окончательное, бесповоротное: «Нет!». С этого дня не только вид наркотика (поскольку с дворовой компанией приходилось-таки общаться), но даже сама мысль  о нем вызывали у меня непреодолимое отвращение.

      А женщине, виденной нами в больнице, как мне позже сказал отец, было едва за двадцать, хотя выглядела она  жалкой девяностолетней  старухой».

     Как видим из приведенного конкретного примера, единожды увиденное  оказало на психику ребёнка такое сильное воздействие, какого его отцу вряд ли удалось бы добиться средствами словесного убеждения.

     «Конечно,- согласится читатель, - данный пример впечатляет, Действительно, и сама угнетающая больничная обстановка, и, в особенности, вид мучающейся в «ломке» наркоманки спровоцировали «взрывную» реакцию неприятия, создав соответствующий стойкий условный рефлекс, своеобразный заградительный барьер».

     И тут же возразит: «Однако это ведь частный случай. Создать описанную ситуацию для каждого ребёнка попросту невозможно. Не поведёшь же каждого подростка на экскурсию в лечебницу для наркоманов. Тем более что лечебница, вообще-то, не место для экскурсий. Не говоря уже о том, что этичность подобных «средств убеждения», по большому счету, весьма сомнительна».

     Что сказать авторам в своё оправдание?

     Во-первых, если оценивать положение вещей опять же, «по большому счёту», борьба с влиянием наркокультуры - это в буквальном смысле непримиримая война за жизнь человека и здоровье  ребёнка. А на войне, как известно, не до этики, здесь все средства хороши, лишь бы они вели к победному результату.

     Ну, а во-вторых, не стоит видеть в приведенном случае пример для слепого подражания. Да и приведен он вовсё не для этого. А для  того, чтобы ещё раз наглядно показать и неопровержимо доказать, что родители при желании всегда найдут необходимые средства убеждения. Арсенал этих средств, в том числе и наглядных, столь неисчерпаем, что каждый из родителей, сообразуясь с ситуацией и конкретными обстоятельствами, непременно отыщет свой, сугубо  индивидуальный подход, подсказанный самой жизнью. Если только в своём стремлении помочь ребёнку сказать «Нет!» он  движим  осознанием серьезности проблемы и верой в успех.

     Главное здесь - добиться того, чтобы ваш  ребёнок  поверил в искренность ваших намерений,  не усмотрев в них  формализма и равнодушия к своей судьбе.
 
     В заключение  данной главы хотелось бы сказать ещё об одном мощном факторе убеждения, который мы, родители, часто не принимаем во внимание.

      Испокон веку у всех народов сплачивающим началом, цементирующим национально-духовные устои общества, является уважительное отношение к старикам, к накопленной ими за долгие годы жизни мудрости. Здесь весьма  существенно и то, что пожилые люди в гораздо меньшей степени подвержены эмоциональным срывам, строя свои доводы не на  проявлении чувств, а на житейской логике, которую бывает трудно опровергнуть. Давно подмечено, что дети зачастую  более откровенны и искренни с бабушками и дедушками, нежели с родителями, прислушиваются к их мнению более внимательно и следуют их советам намного чаще.

     Поэтому, не вдаваясь в психологический анализ причин данного явления, отметим лишь, что  этим мощным фактором воздействия на психику ребёнка ни в коем случае нельзя пренебрегать, всячески способствуя  как можно более тесному общению вашего ребёнка  с бабушками и дедушками, при этом демонстрируя свое собственное к ним уважительное отношение.

     ПОМНИТЕ! Помочь вашему ребёнку активно противостоять  влиянию наркокультуры, сказать  наркотикам решительное «Нет!» вы сможете лишь в том случае, если  сами правильно оцените грозящую ему беду, и, оценив, правильно выберете набор средств убеждения, наиболее эффективно влияющих на психику  сына или дочери. Активнее привлекайте к воспитанию внуков дедушек и бабушек – ваших родителей.


Глава 5.  Доверяй,  но проверяй!

    Не менее значимым средством, чем убеждение, в деле борьбы с наркотиками является контроль. Контролировать поведение ребёнка надо постоянно и, главное, умело, сообразуясь как с особенностями психики именно вашего  ребёнка, так и с суммой общих знаний  о внешних и поведенческих проявлениях употребления наркотиков  на первоначальном этапе приобщении к ним. Это позволит вам вовремя забить тревогу, поскольку стойкая наркозависимость, как известно, чаще всего возникает не сразу.

     Заметив  неладное, прежде всего убедитесь, что вы не ошиблись  в своих подозрениях,  так как если окажется, что они безосновательны, то это может нанести ущерб доверительности и искренности ваших взаимоотношений. Ребёнок озлобится, уйдёт в себя, станет скрытным и, если беда действительно случится, обнаружить и своевременно справиться с ней вам будет значительно сложнее.
   
 Умейте действовать тактично!

     Не спешите делать категорические выводы по какому-то одному подозрительному признаку. Так, например, покраснение белков глаз может являться признаком употребления алкоголя или наркотика, а может просто свидетельствовать об обычной простуде. Эмоциональная нестабильность также часто является всего лишь следствием  возрастных физиологических изменений в организме подростка. Это же  можно сказать  о рассеянности и частичной утрате способности  концентрировать внимание и связанным с нею ухудшением успеваемости.

     Единичные признаки – ещё не  руководство к действию, а всего лишь повод для подозрения, сигнал о том, что за ребёнком  следует понаблюдать более пристально.

     Возникающая наркозависимость всегда проявляется не одним-двумя, а целым рядом признаков. Поэтому окончательные выводы, когда вы не только будете считать себя вправе задать ребёнку вопрос открыто, но и своей обоснованной аргументацией не оставите ему возможности лгать и увиливать от ответа, должны быть основаны на   реальных фактах.

     Итак, вы заметили, что у подростка - вашего сына или дочери - в последнее время часто  краснеют белки глаз. При этом наблюдается  нестабильность поведения, когда  чрезмерная эйфория, бурный эмоциональный подъём внезапно сменяется падением настроения, депрессией, слезливостью. Ребёнок стал замкнут, на контакты с членами семьи идёт неохотно. Как можно более времени предпочитает проводить на улице, в кругу сверстников, а дома всё больше  лежит в своей комнате на диване, отвернувшись лицом к стене, или сидит перед телевизором, не акцентируя внимания на экране, смотря как бы сквозь него. Тревожными симптомом может быть и длительное лежание в горячей ванне, чего ранее не наблюдалось.

     Всё это дает повод к тому, чтобы насторожиться, усилить наблюдение дома и  одновременно побеседовать со школьными учителями и родителями приятелей-сверстников. Осуществив комплекс этих мер, вы обнаружили следующее. Оказывается, ребёнок стал небрежно относиться к учёбе. Постоянно опаздывает на занятия, прогуливает уроки, либо уходит, не  дождавшись их окончания. Резко понизилась  успеваемость, утрачена тяга к знаниям, отсутствует чувство стыда перед одноклассниками и педагогами за ухудшившуюся успеваемость. При этом  у подростка резко возрос интерес ко всему, что связано с  наркотиками. Все разговоры со сверстниками и одноклассниками так или иначе сводятся к  этой теме. Непосредственно с этим связано и изменение круга общения. Вы стали замечать, что  у ребёнка появились новые друзья, с которыми он проводит большую часть времени, подолгу с интересом с ними беседует. Анализ совокупности вышеприведенных фактов  позволяет вам предположить, что беседы эти – о наркотиках.

     Затем вы стали замечать признаки, уже не оставляющие вам повода для сомнения и подтверждающие   ваши худшие опасения. Ребёнок сделался чрезмерно сонливым. Он перестал обращать внимание на свой внешний вид, пренебрегает правилами элементарной личной гигиены. Одевается неряшливо, волосы грязные, свалявшиеся вследствие усилившейся потливости. Ухудшилась циркуляция крови: наблюдается отёчность рук и ног, изменение цвета лица, резкая потеря либо, напротив, набор веса. Нарушает  действующие в доме правила, стал равнодушен  к семейным традициям.
 
     И вот, наконец, вы обнаруживаете в ящике письменного стола вашего ребёнка  или в каком-то из укромных мест в ванной или туалете (под ванной, за бачком унитаза и т. п.) распечатанную пачку папирос, обычно «Беломорканал», в карманах – крошки  табака, перемешанные с инородными вкраплениями растительного происхождения, чаще буро-зелёного или коричневого цвета разных оттенков.

     Кроме этого, наиболее красноречивыми признаками начавшейся наркотизации могут являться следующие:

    - ношение в любую погоду солнцезащитных очков (чтобы скрыть суженные или расширенные зрачки, налитые кровью глаза);

     - следы уколов. Здесь следует отметить, что наркоманы, чтобы их скрыть, часто даже  в жаркую погоду и дома носят рубашки с длинными рукавами, либо  проводят инъекции в наименее заметные участки тела (внутренняя сторона бёдер или плеч, паховые или подмышечные области, межпальцевые области ног и т. д.);

     - чрезмерное использование средств для освежения дыхания, маскирующее запах алкоголя  (употребляемого параллельно с наркотиками) и  запах самого наркотика, главным образом анаши (чем-то напоминающей запах распаренного веника);

     - исчезновение ценных вещей и предметов гардероба, принадлежащих подростку либо членам семьи, частое одалживание  либо выклянчивание денег;

-   постоянное шмыганье носом, зевота, что является одним из признаков  наркотической «ломки»;
-
- ожоги, мелкие повреждения на носу, губах, лице, ранки и язвочки во рту вследствие курения наркотиков;
-
- исчезновение из домашней аптечки некоторых видов лекарств (теофедрин, димедрол, седативные препараты) либо  их обнаружение в личных вещах или комнате подростка, в специально оборудованных тайниках, в других местах в квартире (чаще всего в туалете, в ванной, в прихожей, на балконе);
-
- наличие предметов, связанных с потреблением наркотиков (шприцы, иглы, обгоревшие ложечки либо крышечки от бутылок, кусочки ваты с пятнами крови, связанные шнурки или колготки, используемые для перетягивания в местах инъекций);
-
- увлечение атрибутикой наркокультуры (предметы  одежды и быта с наркосимволикой, рисование такого вида материалов на одежде, книгах, мебели, иногда на теле);
-
- следы крови в воде, на одежде, на постельном белье;

- резкие изменения в распорядке дня (длительный сон днем и бодрствование ночью).
-
     ПОМНИТЕ! Чем скорее вы обнаружите, что ваш ребёнок, возможно, употребляет наркотики, тем больше  у вас шансов пресечь это опасное  явление ещё на стадии экспериментирования, пока стойкая зависимость не сформировалась.

     Порой даже при наличии многочисленных доказательств родителям бывает трудно преодолеть собственный психологический барьер, признать употребление наркотиков ребёнком как реальность. А даже и признавая, сколь часто планомерные, целенаправленные, продуманные   действия сердобольные родители подменяют эмоциями, помноженными, вдобавок, на комплекс собственной вины.

     ПОМНИТЕ! Злоупотребление наркотиками случается в семьях любого достатка и общественного положения. Поэтому самое важное – это вовремя забить тревогу и начать действовать без паники, но как можно скорее.


Глава 6. Если ЭТО всё же случилось…

Не впадайте в панику!

     Итак, у вас не осталось сомнений: ЭТО всё же случилось! Ваш ребёнок употребляет  наркотики – это свершившийся факт.

     Как быть в этом случае? Что делать? Чем  помочь? И вообще: возможно ли помочь?
ОТВЕЧАЕМ: ВОЗМОЖНО!

 Прежде всего, не впадайте в панику! Паника страшна не только во время боевых действий, пожара или кораблекрушения. И потом: впадение в истерику, сопровождаемое театральными жестами вроде рванья на себе волос или заламывания рук способно вызвать у вашего ребёнка в лучшем случае смех, хотя и сквозь слёзы. А в худшем – стойкую реакцию недоверия, и тогда вызвать его на откровенность, поговорить с ним по душам будет намного труднее. А откровенный, задушевный разговор сейчас крайне, жизненно необходим. Ведь ребёнок, в начальной стадии экспериментирования с наркотиками – скажем откровенно – испытывает более удовольствия и романтического ощущения принадлежности к некоему «тайному братству», где всё общее и все равны (подумать только! ведь папироса с «планом» пускается по кругу и все затягиваются по очереди: и «бывалый» люд, и сопливые малыши!), нежели горя, разочарования и страха за своё будущее.

  И всё же, даже на этой, первоначальной «балдежно-романтической» стадии каждый из подростков охвачен внутренними сомнениями. В большей или меньшей  степени, но охвачен. Именно поэтому почти все начинающие наркоманы в семейном  кругу обычно щеголяют  малопонятным для родителей, бабушек и дедушек словечками, рисуют на запястьях и в школьных тетрадях  столь же загадочные для непосвященных символы и буквенные аббревиатуры. И лишь немногим из родителей, достаточно искушенным в вопросах детской психологии, либо даже хотя и не обремененным багажом специальных знаний, но понимающим ребёнка душой, с полуслова и полувзгляда, с полунамека, ясно: эта удаль и эта бравада – всё это напускное, внешнее, пустое. На самом же деле за напускной этой удалью кроется завуалированный, часто даже не осознаваемый самим ребёнком, призыв о помощи, сигнал «SOS!». В эту пору ребёнок особенно нуждается в помощи и дружеском совете, в добром слове. Да, сладкий дурман – это, конечно, «по кайфу», это «ништяк», это «круто». Но затаилась всё же где-то в дальнем уголке сознания,  мышкой забилась в укромную норку, и скребётся, и не даёт покоя назойливая мысль: то, что я делаю – это ПЛОХО, это путь в трясину, которая затягивает и из которой, если только  вовремя не остановиться,  нет и не будет возврата. Подросток  загоняет беспокойную мышку-мыслишку всё глубже и глубже в «норку», словно кусочком сахара пытается ублажить её, успокоить  спасительным: «Ничего, ничего страшного,  я ведь это не на самом деле, я ведь так, понарошку. Вот побалуюсь ещё чуть-чуть, только разик или два, и брошу! Ведь я самый-самый, не то, что все остальные! Ведь я – сильный!» Но не хочет успокаиваться противная мышка-норушка, и хоть глубоко, и хоть с каждым разом всё глубже и глубже, а всё равно скребётся острыми коготками, пока хватает сил: «…ЭТО плохо! ЭТО опасно! ЭТОГО делать нельзя!» И нет-нет,  да и вспыхивают в затуманенных детских глазах  тревожные огоньки, сигнализирующие не желающим ничего понимать и ничего видеть, ни о чем не догадывающимся беспечным папам и мамам: «SOS! SOS! Мы терпим бедствие! Спасите наши души»!

     Слава Богу: у вас хватило ума и проницательности  уловить и принять сигнал бедствия! Но этого мало: ведь подчас помощь, придя  даже вовремя, очень трудно осуществима практически  из-за разбушевавшейся стихии. Прежде всего, перед тем, как переходить к решительным действиям, вам необходимо успокоить  бурю в собственной  душе, помножив ваш ум и вашу проницательность на спокойствие и чувство такта.
 
     ПОМНИТЕ! Ребёнок ищет в вас не осуждения, а спасения, он ожидает не наказания, а сочувствия, он видит в вас не истеричного паникера, не сухого демагога-моралиста, а друга, готового в трудную минуту протянуть руку, подставить  плечо, понять и помочь.

     Поэтому самое первое, что вам необходимо  предпринять – это, собрав в кулак свою волю и мобилизовав весь свой жизненный опыт и природный такт, приложить  все усилия к тому, чтобы вызвать ребёнка на откровенность. На спокойную откровенность. Если вам это удалось, считайте, что вы уже  на полпути к успеху. Ведь прежде, чем протянуть к потерпевшему  бедствие кораблю многотонный стальной буксирный  трос, надо  перебросить на его палубу  с судна-спасателя тонкий капроновый шнур с грузиком на конце. Лишь потом, когда шнур  будет пойман и закреплён, с его помощью подтянут и основной буксир.

     Но как это сделать? Как в дыбящемся волнами сомнения, страха и недоверия море детской души забросить спасительный шнур, чтобы угодить  в цель? Здесь всё целиком и полностью зависит от вашего желания и вашего опыта. Прежде всего, постарайтесь выбрать наиболее подходящий момент, настроиться  на психологическую «радиоволну» ребёнка именно тогда, когда она несёт к вашему сердцу незримый, неслышный  и ощущаемый лишь душою, подсознанием, сигнал: «SOS!». Вы обязательно почувствуете «момент истины», тем более, что о главном-то вы уже знаете. И здесь самое  важное – это цель,  которой вы собираетесь достичь. Ведь если, скажем, вы с ухмылкой  всезнайки заявите: «А ну-ка, дружок, давай,  выкладывай всё откровенно, да смотри, не вздумай врать! Ведь мне всё известно о твоих художествах!», то ребёнок истолкует это ироническое  панибратство следующим образом: «Зачем это он (она) со мной так говорит?. Хочет показать, что он умный, а я – дурак? Что он сильный, а я сопляк?». И угрюмо замолчит, уйдя в себя, и загонит тревожную мышку ещё глубже.

     САМЫЙ ГЛАВНЫЙ РАЗГОВОР должен возникнуть  хотя и по вашей инициативе, но как бы сам собою, как бы по случаю. И если вы, уловив во взгляде ребёнка очередной  тревожный сигнал и растерянность, воспользуетесь моментом и спокойно  скажете: «Послушай, мне кажется, нам давно надо поговорить. Ведь я же вижу, что ты чем-то обеспокоен. Более  того, я даже догадываюсь, в чём дело, ведь  не забывай, что я всё же твой отец (мать). Я чувствую душой, что надо тебе помочь во всём разобраться, но, честное слово, пока не знаю, как это сделать, потому что не хочу, чтобы ты подумал, что я насильно лезу к тебе в душу. И от этого мне самому  плохо, я тревожусь и переживаю не меньше, чем  ты, и потому чувствую себя не лучше, чем ты. Так может быть, давай не будем мучить друг друга, а попробуем поговорить начистоту, посоветуемся?  Глядишь, и придумаем что-нибудь сообща. Ведь пока мы вместе, мы - сила. Мы же не чужие друг другу, а родные люди. Помнишь, как в сказке о Маугли: «Мы с тобой одной крови - ты и я!» - думается, реакция на такое обращение будет качественно иной. Вы добьётесь если пока ещё не откровенного признания, то уж, во всяком случае, дружелюбия и расположения. А это, выражаясь языком военных, уже плацдарм, закрепившись на котором вам будет легче развить наступательные действия  и в ближайшем будущем одержать победу.

     И вот, наконец, с первой ли, с третьей или даже с пятой  попытки, но вы услышали желаемое и долгожданное «Знаешь, я… мы… Ну , в общем,  мы с пацанами это… Ну, короче, курим иногда  траву. Старшие ребята приносят, угощают. Трудно отказаться, ведь все курят, вся компания. Откажешься - засмеют, да ещё по шее дадут. Иди, мол, отсюда, маменькин сынок. Вот и куришь. Да, честно говоря, оно и весело: затянешься  разок-другой поглубже, и за спиной словно крылья вырастают. Всё сразу по фигу, балдеешь, смеешься, дурачишься. Короче, кайф.

А недавно один пацан – он в компании новенький, недавно в наш микрорайон переехал-  так он отказался, не стал курить… «Не хочу»,- и всё тут. Как мы его не уговаривали, и упрекали даже! Но он ни в какую: нет, и баста! Так Генка-рыжий ему в ухо съездил, а потом по зубам. Пошел, - говорит, - отсюда, сморчок оплёванный!» Так он,  пацан этот упрямый, хоть и ничего не сказал, и не дал Генке сдачи, потому что Генка сильный и старше, и уже год как на учёте в милиции, но сплюнул кровь с разбитых губ, обернулся и пошёл прочь. Он-то пошёл, ему легче, он новенький здесь, а я вот не могу, не получается. Ну, как мне без друзей, без компании? Привык я  к ним…»

     Пересказанное выше - не выдуманная  история. Такой или очень похожий разговор  состоялся в свое время между одним из наших общих приятелей и его сыном. Отцу тогда удалось убедить сынишку  в пагубности зарождающегося пристрастия: тот всё же перестал общаться  с компанией сверстников-наркоманов, хотя для этого ему тоже пришлось пройти через процедуру нравственной экзекуции (бить побоялись, он был сильным и мог дать сдачи). А вскоре подружился и по сей день дружит с мальчишкой-«отказником», волю которого не удалось сломить даже побоями. Вот такой поучительный случай со счастливым финалом.

     Однако  столь благоприятное развитие обстоятельств случается, к сожалению, далеко не всегда. Поэтому, если вам удалось вызвать вашего ребёнка на откровенность  и услышать из его уст признание, или, согласно нашей аналогии, «вытащить мышку из норки», то  сразу же позаботьтесь  о том, чтобы  как можно скорее превратить её, слабенькую, в зубастую  кошку. А позже – в могучего слона, способного окончательно втоптать  в пыль возникшее было опасное пристрастие.

     Прежде всего, вам необходимо окончательно укрепить ребёнка в мысли о том, что он, хотя ещё и одной ногой, но уже вступил на изначально гибельный путь. Теперь вам это сделать  уже  значительно проще: шнур переброшен и пойман, самое время  подтягивать трос. Проще и подростку: ведь он в вас  обрел друга и сподвижника, имея которого можно противостоять любому шторму. На этом этапе самое важное и самое сложное – убедить ребёнка обратиться к врачу-наркологу  за советом. И давайте будем до конца откровенными: убедить не только его, но и самих себя. Поскольку и в вашем сознании, и в сознании вашего сына или вашей дочери данный шаг непременно ассоциируется с постановкой на учет в наркологическом диспансере и всеми сопряженными с этим  неприятными последствиями социально-психологического свойства. К сожалению, так уж  повелось в нашей стране со времён недавнего  тоталитарно-репрессивного прошлого: раз  уж тебя  «взяли на учет», то ты и  твои близкие  с этих пор и пожизненно «меченые». Сведения  об этом непременно осядут в папках личных  дел, таящихся в недрах архивов компетентных органов,  и даже если человек уже и думать забыл о былом, «компромат» будет десятилетиями препятствовать  его карьерному росту, вдобавок, давая возможность «стражам закона» в любой момент  манипулировать  его личностью в своих «оперативных» целях. Поэтому, поскольку  изменить сложившееся положение дел вы, конечно, не  в силах,  а посоветоваться с врачом-специалистом всё же необходимо, рекомендуем для начала обратиться  к частнопрактикующему наркологу. Ещё лучше, если таковой окажется вашим приятелем, или приятелем ваших приятелей. Иного выхода просто не существует: лишь специалист в состоянии  определить, насколько далеко всё зашло и какой ущерб нанесён наркотиком здоровью вашего ребёнка. Что же до диспансера, то обращаются в это учреждение  обычно уже тогда, когда альтернативы нет: наркозависимость обрела характер тяжелого заболевания, лечить которое возможно лишь в условиях  медицинского стационара, а после прохождения курса лечения ещё в течение длительного реабилитационного периода необходимо находиться  под  наблюдением медицинского персонала.
     ПОМНИТЕ! Так или иначе, но обратиться  к врачу надо обязательно. Игнорируя этот совет, вы впадаете в крайне опасное  заблуждение! Лишь врач, и никто другой, способен объективно оценить  степень грозящей опасности.

И даже в случае, если всё ещё не так страшно, только врач порекомендует специальные лекарственные препараты или лечебные процедуры, которые помогут ребёнку быстрее справиться  с зарождающейся опасной привычкой, поддержать его в стремлении к скорейшей победе над самим собой. К тому же вы сами вздохнете несравненно свободнее, если услышите из уст медика-профессионала желанное: «Пока никакой трагедии я не вижу. Однако  хорошо, что пришли вовремя. Вот вам рецепт на таблетки. Не беспокойтесь, пока это всего-навсего витамины.  Они укрепят общее состояние организма, повысят его сопротивляемость. Но пусть об этом  секрете знаете только вы и я. Для подростка же эти  безобидные пилюли должны сыграть роль красного сигнала светофора. Внушите ему: принимая  лекарство,  ты говоришь сам себе окончательное  и бесповоротное  «СТОП!». То есть, в данном  случае  витамины будут иметь  не только общеукрепляющий, но и психотерапевтический эффект. Кроме того, рекомендую вашему ребёнку пройти специальный курс психотерапии, а также лечебного массажа. Не обязательно, конечно, но весьма бы способствовало скорейшему позитивному эффекту».

На волне доверия

     Итак, ваш визит к врачу - первое, что необходимо предпринять после того, как ребёнок откроет вам душу, признавшись. Но не забывайте, что  и здесь всё должно быть основано на взаимном доверии. Признавшись вам в том, что он экспериментирует с наркотиками, и для того, чтобы оставить это занятие, ему нужна помощь, ребёнок должен проникнуться  к вам доверием. Он должен убедиться, что отныне вы – не противники, стоящие по разные стороны баррикады,  а партнёры, союзники в жестокой борьбе против коварного врага, победить которого можно лишь совместными  усилиями. И вы должны сделать всё от вас зависящее, чтобы это убеждение в нём укрепить. Вот почему и решение о визите к врачу (инициированное, конечно, вами) должно расцениваться ребёнком  как проявление, в первую очередь, не вашей, а его собственной воли.

     Вот примерный сценарий диалога, который, как мы полагаем, обязательно должен состояться между вами:

     Вы: - Понимаешь, то, о чём ты мне только что рассказал (рассказала), прямо-таки выбило меня из колеи. Нет, не думай, я не шокирован, ведь я говорил тебе, что догадываюсь. Но теперь, когда вопрос встал ребром и точки над і расставлены, я вдруг понял, что не вполне представляю наши дальнейшие действия. Думаю, это надо обсудить. Как считаешь?

     Он (пожимая плечами или растерянно махнув рукой):  – Да я и сам толком не знаю…Ну, надо взять, бросить, да и всё …

     Вы: Бросить? Что ж, бросить – это, конечно, здорово. Но вот беда: ты сам-то уверен, что  можешь вот так, сразу, взять, да и бросить?

     Он: - Подумаешь!

     Вы: - Вот именно, «подумаешь», да ещё как подумаешь. А то, что ты сказал – сказал, не подумавши. Ну, посуди сам: бросить – это, прежде всего,  порвать с компанией, расстаться с теми, кого ты пока что считаешь своими друзьями. Они-то ведь не бросят вместе с тобой? Но главное - надо сразу изменить образ жизни, привычки. А  это значит – отказаться от «кайфа», который тоже вошел в привычку. А отказаться от «кайфа» не так просто, как тебе кажется на первый взгляд. Ведь любой наркотик, даже тот, что ты стал употреблять и который считаешь «лёгким»  - это медленно действующий ЯД. И в первую очередь этот яд действует на мозг, отравляет сознание, ослабляет волю. А если ослаблена воля, то, даже имея желание бросить, ты всё равно незаметно  для себя будешь возвращаться к тому, от чего стремишься отказаться. И так же незаметно  для себя всё сильнее втягиваясь, в конце-концов пропадёшь. Конечно, лишь в том случае, если будешь пытаться бороться сам, не рассчитывая на помощь со стороны. Знаешь ведь, что один в поле не воин. И вот  тут тебе первый помощник и советчик – я.  И потом: если бы всё было так просто, то ты бы  давным-давно уже бросил сам, и этого разговора  между нами попросту не было бы. Согласен?

     Он (вздыхает): - Согласен…

     Вы: - Ну, вот… Однако согласись также и с тем, что мы с тобой сегодня объявляем войну  трём врагам: наркотику, твоему нынешнему  образу жизни и твоей ослабленной воле. А в  любой войне, как известно, невозможно победить, не изучив обстановку  на фронтах, на поле боя. Ведь мы с тобой оба не знаем, насколько глубоко проник яд в твой мозг. Просто не представляю, как быть, Может быть, ты что-нибудь посоветуешь?

     Он (сначала растерянно, потом с надеждой): – Ну, не знаю. Может быть, почитать какие-нибудь книги о наркотиках… Слушай, а может, стоит посоветоваться с врачом? Только так, чтобы никто из посторонних не знал. У тебя нет знакомого врача–нарколога?

     Повторяем:  данный сценарий - всего лишь образец, поскольку дать советы на все случаи жизни невозможно. Безусловно, ваша беседа  в каждом случае будет строиться по-разному. Главное – чтобы  она протекала в русле изложенной в нашем примере логической последовательности.

«Поиск в эфире»

     Но вот уже и визит к врачу остался позади. Теперь вы во всеоружии, и главная  ваша сила – в осознании того, что сейчас всё  целиком зависит от вас и ребёнка, что непреодолимых препятствий на вашем пути нет. Однако это вовсё не значит, что отныне путь  ваш будет усыпан розами, а не терниями. Главное  и самое трудное – впереди.


     Да, теперь вас - два корабля – связывает не только  шнур, но и крепкий канат, надежно закрепленный на палубе буксируемого судна. И всё же вас ожидает нелёгкий путь через бурное море, а волны, случается, рвут даже стальные тросы. И до спасительной гавани ещё месяцы и месяцы пути - каждодневной, методичной и кропотливой, изматывающей борьбы с угрюмой стихией.

     Как же быть дальше? Осознание того, что буксир протянут  и укреплён, конечно, поначалу  переполняет вас чувством  гордости и облегчения,  но оно довольно быстро притупляется. Ведь дальнейший успех отныне полностью зависит от искусства  кораблевождения, от опыта  капитана, от его знания лоций, ветров и течений.

     А трудностей на пути – воистину  море. Самое первое, что теперь необходимо - по мере возможности - вырвать ребёнка из нежелательного социального окружения, оградить его от влияния дружков-наркоманов. И здесь одними лишь беседами делу не поможешь. Действительно, ребёнок психологически готов отказаться от употребления наркотика. К тому  имеются объективные предпосылки: налицо его желание плюс отсутствие физической зависимости. Зависимость есть, но чисто психологическая, причем пока проявляющаяся лишь  в желании не столько  сызнова ощутить вожделенный «кайф», сколько в стремлении, попав в привычное социальное окружение-компанию «балующихся» наркотиком сверстников – почувствовать себя не «маменькиным сынком», а полноправным членом сообщества.

     Этот этап – самый серьезный и сложный. Ребёнок ещё не «втянулся» настолько, чтобы впасть в прочную зависимость от наркотика, Наркотик пока, повторяем, лишь  атрибут, символ принадлежности  к определенному кругу знакомств и интересов. Стало быть, с изменением образа жизни, а значит и знакомств, интересов, проблема будет в общем и целом разрешена. Но как это сделать? Как переориентировать, «переключить» подростка на другую «волну»?


     Начать надо, как при настройке радиоприемника, «с поиска в эфире». Сейчас важно отыскать в характере ребёнка малейшие крючочки-зацепки. Так альпинист, шаг за шагом, сантиметр за сантиметром приближаясь к вершине отвесной скалы, ищет мелкую трещинку в каменной тверди, чтобы, вбив в неё очередной стальной костыль, воспользоваться им как ступенькой. Сконцентрируйте ваше внимание и ваши воспоминания. Вспомните круг увлечений и склонности,  свойственные ребёнку ещё со времени  раннего детства. Лучше всего, если это будет любовь  к чтению, музыке, художественному либо техническому творчеству, коллекционированию. Постарайтесь активизировать, развить в нём хотя бы одно из этих увлечений, не жалея для этого ни сил, ни  времени, ни средств. Сейчас вы особенно нужны  подростку: пока не сформировалось новое окружение сверстников, не  заполнен новый социальный и духовный вакуум, эта  функция целиком и полностью возложена на вас. Старайтесь  уделять подростку как можно больше времени: играйте вместе, вместе читайте, рисуйте, слушайте музыку или мастерите. Если даже в этом нет особой необходимости, затейте  в квартире мелкий ремонт, а если вы имеете автомобиль, организуйте его совместное техническое обслуживание. Очень полезны совместные выезды на рыбалку, за грибами, а зимой – на лыжные прогулки.

      Понятно, что никто не избавит вас от ваших служебных обязанностей, от работы, на которой приходится бывать каждый день за исключением разве что выходных или отпусков. Если у вас  имеется возможность  уйти в отпуск, используйте её, хотя бы  это даже нарушило ваши семейные планы. В конце концов, месяц с ребёнком в период, когда ему особенно нелегко, важнее летней поездки к морю. Если же такой возможности нет, призовите на помощь бабушек и дедушек. Если ваши родители  живут в деревне – это прекрасно, пускай ребёнок  какое-то время побудет у них (даже в ущерб школьным занятиям – потом наверстает, сейчас главное – другое). Это изолирует его от нежелательных приятелей, перемена обстановки внесет в его жизнь разнообразие, не говоря уже о целительном воздействии свежего воздуха и здоровой пищи.


     По мере того, как,  благодаря, главным образом, вашим усилиям, ребёнок начнет плавно отдаляться от прежнего круга общения, у него обязательно появятся новые друзья, где фундаментальным залогом дружбы будет уже не папироса с анашой,  пакет с клеем либо упаковка таблеток-«колёс», а начинающие развиваться  новые увлечения. Лишь когда это произойдёт - а это рано или поздно обязательно произойдёт, ведь  природа не терпит вакуума – можете считать, что  вы, наконец, уже у входа в заветную   гавань.

О «сердечных» склонностях

     В завершение данной главы нам остается  лишь упомянуть ещё об одном мощном средстве воздействия, каким, особенно в подростковом  возрасте, для вашего сына или вашей дочери может оказаться дружба с девочкой или мальчиком. Выше мы уже упоминали, что довольно часто,  и особенно это касается девочек, к употреблению наркотиков их пытаются склонить молодые люди, дружба с которыми обретает характер «личных», сердечных  отношений, основанных на  возрастно-половых  факторах. Однако это обстоятельство может иметь и прямо противоположную, позитивную направленность. Если у вашего сына либо вашей дочери, даже не раз попробовавших наркотик в кругу приятелей, вдруг обнаружится «сердечная» склонность к общению с лицом противоположного пола, или, проще говоря, влюбленность в ту или того, кто имеет к наркотикам стойкое предубеждение, считайте, вам крупно повезло: вы обрели могучего союзника. Сделайте всё, что от вас зависит, чтобы сберечь эту привязанность.

     ПОМНИТЕ! Если вы обнаружили, что ваш ребёнок употребляет «лёгкие» наркотики в кругу  приятелей, то ваше противостояние этому окажется достаточно эффективным лишь тогда, когда, будучи основано на взаимном доверии и партнёрстве (что чрезвычайно важно), оно обретёт характер методичного, последовательного, необратимого процесса.

     Вот этапы этой последовательности:
     1. Не впадайте в панику.

     2.Наладьте с ребёнком доверительные взаимоотношения, добейтесь от него откровенного признания и просьбы о помощи.

     3. Обратитесь к врачу–наркологу.

     4.Оградите либо изолируйте вашего ребёнка от прежнего окружения.

     5. Помогите ему адаптироваться в новой обстановке и сформировать новый круг интересов и увлечений, изменить  образ жизни и мышления, после чего он обретёт новую сферу общения  со сверстниками.

     6. Если налицо дружба  с подростком противоположного пола либо  даже влюблённость без взаимности, и такой подросток имеет  к наркотикам  стойкое предубеждение – ни в коем случае не разрушайте этой привязанности.
 
     7. В том случае, если преодолеть влияние  нежелательного социального окружения всё же не удаётся, постарайтесь сменить место вашего жительства, в данном случае цель оправдывает  средства.


Глава 7. Свет в конце тоннеля

Непоправимая трагедия?

     -Ну, а если, - спросит у нас читатель, - всё значительно сложнее, чем ситуация, о которой шла речь в предыдущей главе? Если всё же подросток, усыпив бдительность взрослых, перешёл к употреблению «тяжёлых» наркотиков и «плотно сел на иглу», став употреблять  производные мака, крек, либо, скажем, тот же эфедрон, изготовить который в домашних условиях и дешево, и просто? Если, как говорится, «недооценили», «недоглядели», «упустили из виду»? Что тогда? Следует ли воспринимать случившееся, как трагедию? Как непоправимую трагедию?

     - Безусловно, - ответим мы, положа руку на сердце, - в этом случае всё значительно сложнее. Особенно тогда, а это чаще всего и бывает при употреблении «тяжёлых» наркотиков, когда явление, стремительно выходя из стадии экспериментирования, обрело характер  подлинной  наркомании – тяжёлого и трудноизлечимого психофизиологического заболевания.

     В данном случае речь идёт, действительно, о тяжелой болезни – и это надо воспринимать  как факт, сомнению не подлежащий – в  одиночку вам с бедой не справиться.

     Прежде всего, ребёнка надо лечить, и лечить серьёзно. А значит, хочешь не хочешь, – необходимо обратиться за помощью в серьёзное медицинское учреждение, каковым в наших условиях является лишь наркологический диспансер. И тут уже не до психологических  изысков: изложенная в предыдущей главе программа действий, стержнем которой является воздействие на самосознание подростка, здесь вряд ли применима, особенно на первоначальном  этапе. Ребенок впал в зависимость  и уже не  в состоянии  критически анализировать свои  действия, управлять ими. Нужна  неотложная медицинская помощь, а потому пытаться  апеллировать к сознанию больного, к его совести либо здравому рассудку – и бесполезно, и опасно, поскольку промедление в самом буквальном смысле подобно смерти. И медицинская помощь будет тем эффективнее, чем быстрее  она подоспеет. В данном случае обращение к врачам-специалистам будет иметь характер вашего  волевого акта, вы должны сделать это, не считаясь с пожеланиями подростка, в принудительном порядке, не останавливаясь даже перед тем, чтобы в случае крайней необходимости призвать на помощь милицию.


Лечение: принудительное или добровольное?

     И всё же лучше, если обращение  к врачу будет не принудительным, а добровольным, пусть даже и  не вполне, с долей вашего психологического прессинга. В замутнённом сознании каждого  из наркоманов, впрочем, как и любого тяжелобольного, всё же жива надежда на выздоровление, подсознательное стремление вырваться из плена. Попытайтесь  уловить этот лучик надежды, ведь медицинской науке известно множество случаев, когда вроде бы безнадёжным больным удавалось  превозмочь недуг единственно благодаря вере в исцеление.

     С другой стороны, неумолимая статистика свидетельствует, что алкоголики и наркоманы, прошедшие курс лечения принудительно в специальных медучреждениях (так называемых лечебно-трудовых профилакториях либо ЛТП, по сути мало чем отличающихся от исправительно-трудовых колоний) в 90% (!) случаев впоследствии вновь оказывались в объятиях «зелёного змия» либо «белой смерти». Вот что писал по этому поводу ещё  в начале 90-х годов, накануне распада СССР, известный публицист, автор множества статей по профилактике алкоголизма и наркомании А.Е.Степушин, жестко критикуя сложившееся в стране предвзятое отношение  к проблеме  и проистекающие из него чисто тоталитарные методы её профилактического разрешения.

     «Вспомним пресловутую статью 1 Указа президиума Верховного Совета РСФСР от 25 августа 1972 года (аналогичный документ был принят в своё время  во всех союзных республиках, в том числе и в УССР) «О принудительном  лечении и трудовом перевоспитании больных алкоголизмом и наркоманией», которая гласит «Лица, больные алкоголизмом и наркоманиями, обязаны  проходить   лечение в лечебно-профилактических  учреждениях органов здравоохранения. В случае уклонения от лечения их в судебном порядке направляют принудительно в лечебно-трудовые профилактории на срок  от шести месяцев до двух лет…»

     На деле оказалось, что такие профилактории  строились по типу  исправительно-трудовых  колоний, и отбывали в них сроки  наказания также и уголовные преступники, среди которых  немало наркоманов. Однако при этом далеко не всякий наркоман – преступник.

     Целью принудительного лечения указ объявлял «привитие чувства отвращения к наркотикам».Сама по себе эта идея абсурдна, ибо специфических средств, вызывающих подобную реакцию отвращения у организма, мировая медицина пока не знает. Не случайно после двухлетнего заточения  и  так называемого «лечения» подавляющее большинство бывших наркоманов и алкоголиков возвращается к прежнему  образу жизни сразу же после выхода  - освобождения из «профилактория». Назрела необходимость  ещё  раз вернуться к «антинаркоманному» законодательству; даже небольшое его смягчение  резко бы сократило число осуждённых за болезнь…

     Да и после выхода  на свободу человек, даже готовый избавиться от гибельной привычки, попадает в жёсткие, бесчеловечные  условия. В СССР слово «наркоман» -  пожизненное клеймо, позор для семьи и близких, запрет на профессии. Кажется, общество делает всё возможное не для того, чтобы вернуть человека к нормальному образу жизни, а как раз наоборот – оставляя им, даже вылечившимся, один путь – назад в пропасть. Все больные постоянно находятся «под колпаком», под надзором, состоя  на милицейском учете. При устройстве на работу, не говоря уже о выезде за границу, у любого человека в первую очередь потребуют справку о том, что он не состоит на учете в наркологическом диспансере. Нам, всему обществу, срочно необходима демократизация, либерализация на основе качественно иных подходов, не только и не просто изменение законодательства,  но и реформирование самого образа мышления по отношению к данной проблеме».
 
     Сегодня времена вроде бы изменились. Новым Уголовным кодексом Украины уголовная ответственность за употребление  наркотиков не предусмотрена, Но - вот диво-то! - ЛТП как существовали, так процветают и поныне, и в их организации, как и в методах «лечения», мало что изменилось.
    
Но вернёмся в непосредственное русло нашей беседы, тем более, что обсуждение  достоинств и недостатков законодательства в задачу авторов данного пособия не  входит. Достаточно знать, что направление  на принудительное лечение – мера крайняя, а значит, неизбежная, если к ней все же приходится прибегать ввиду отсутствия иных альтернатив.

О характере лечения

    Но, допустим, вам всё же удалось убедить  подростка в необходимости добровольного прохождения курса стационарного лечения, и он  направлен в специализированную клинику. Каковы ваши дальнейшие действия?

     Прежде всего, буквально в двух словах, о характере самого лечения.

      Первоначально задачей врачей является снятие болевого абстинентного синдрома, то есть «ломки» - максимальное облегчение страданий сразу после отказа от наркотиков. Это достигается введением препаратов, по своей природе также являющихся наркотическими, но имеющих другой химический состав и способствующих восстановлению в организме нарушенного природного баланса «собственных» стимуляторов и депрессантов. Затем с помощью активных лечебных процедур больного  окончательно выводят из состояния ломки, снижая  дозы наркотика-«заменителя» вплоть до полного отказа от него.

     Задачей последующего этапа лечения, также по своему характеру медикаментозного, является освобождение организма наркомана от токсинов и шлаков – продуктов распада наркотиков – лекарственными препаратами. Лечение на этом этапе направлено на восстановление и укрепление расшатанного здоровья человека: больному вводятся растворы  комплекса витаминов и общеукрепляющих средств.

     После восстановительно-укрепляющей медикаментозной терапии, на третьем этапе, проводится комплекс специфических безлекарственных методов лечения: психо-, гипно,- голодо-, физио-, механо-, гидро-, электро-, иглотерапии.

     На этом этапе начинается самая сложная и длительная, продолжающаяся в течение весьма длительного времени даже после выписки из клиники, часть лечения – реабилитационная.

Реабилитация и адаптация

      Реабилитационный период, собственно, можно  назвать лечением лишь отчасти. Главным образом это – создание и закрепление в сознании  и подсознании подростка как можно  более стойкого иммунитета к употреблению наркотиков. Поэтому реабилитационный этап правильнее было бы назвать не лечебным (медики вступают  в действие лишь в случае «срыва» – рецидива наркоупотребления), а социальным, поскольку его успех практически на 100% зависит от той  жизненной позиции, которую бывшему наркоману удаётся занять  в обществе.

     И здесь подростку без вас уже не обойтись. Он жизненно нуждается в вашем внимании, в вашей поддержке, а главное – в вашей вере в него и в его успех, вере, которая удесятеряет его силы и стремление вырваться из лап беды.

     ПОМНИТЕ! Прежде, чем внушить ребёнку  веру в успех, вы должны поверить в него сами.

      Но лишь одной веры недостаточно, хотя она и является непременным  залогом  эффективности всех ваших действий. Наркозависимость от «тяжёлых» наркотиков опасна прежде всего тем, что она является  не просто привыканием либо атрибутом определенного образа жизни, принадлежности к определенному  социальному слою, как это  обычно  бывает при употреблении «легких» наркотиков – а образом жизни, которому подчинены  все мысли, чаяния, устремления и действия наркомана. Живя в этом  вывернутом наизнанку  мире, наркоман уже, в общем, особо  и не нуждается в сообществе себе подобных. Для него пребывание в таком сообществе - лишь желательный, но вовсе не обязательный образ времяпрепровождения. Теперь он – своеобразная «вещь в себе», и для него собственно «кайф» важнее того, чтобы делиться  с кем бы то ни было впечатлениями от своих ощущений. Общение происходит, главным образом, лишь постольку, поскольку в нём существует не субъективная, а объективная  необходимость: вместе легче добыть деньги  на приобретение наркотиков, а в случае отсутствия  таковых у «коллеги» можно одолжить «дозу», с «коллегой» можно обменяться опытом и т. д.

     Поэтому отказ от наркотиков для «тяжёлого наркомана», даже после того, как пройден курс лечения и физическое самочувствие, в общем-то, в норме – процесс мучительный и длительный, прежде всего потому, что это как бы отказ от самого себя, от своего «я», от своей личности, от своего внутреннего виртуального мира – от всего, что успело войти в привычку – мыслей, стереотипов, образов, ощущений.

Пробиваясь сквозь тернии

     По выражению одного из бывших наркоманов, ещё долгое время после отказа от наркотиков и привычного уклада жизни он чувствовал себя так, как чувствовал бы, скажем, полярный эскимос или первобытный туземец из амазонской сельвы, внезапно оказавшийся посреди автострады с шестнадцатью полосами движения, либо среди небоскрёбов громадного мегаполиса. И риск возврата к употреблению зелья здесь обусловлен в первую очередь не стремлением покрасоваться  перед сверстниками либо просто «прибалдеть»,  почувствовать себя раскованно, а причинами  намного более глубинными, главная среди которых - чрезвычайно труднопреодолимая потребность ощутить  себя самим собой, вернуть  себе своё  утраченное «Я».

     Поэтому и процесс даже не отказа (отказ  уже произошёл, хотя и велик риск рецидива), а, скорее всего, отхода  от наркотиков для «тяжёлого» наркомана  сравним  с переходом  в иную реальность, в качественно другое пространственно-временное измерение, с глубочайшей переоценкой сложившейся системы ценностей. И не будем строить иллюзий: сделать это в одиночку, особенно подростку  с неустойчивой психикой, практически невозможно.

     Один из бывших «тяжёлых» наркоманов  вспоминает:

     «- И не знал я, что уже к вечеру  начнутся адовы муки. Такие, что на следующий день я буду близок к помешательству. Заснуть никак не мог. Постоянно хотелось  привычного укола. Мучила бессонница и какая-то  звериная озлобленность. Появилось даже желание  убить кого-нибудь, а потом себя. Страшно  страдал от галлюцинаций, от разламывающих болей во всём теле. То чувствовал, что всё внутри  горит, то дрожал  от холода. Вплоть,  почти что, до агонии. Был будто в тумане, но ясно осознавал, что это как предсмертные судороги. Много раз  хватался за шприц. Понимал, что достаточно одного укола, и сгинут все ужасы, я заново появлюсь на свет.  Тысячу раз хотелось нарушить табу. В беспамятстве, как это бывает во сне, вроде бы уже кололся, но какая-то внутренняя сила сдерживала. День ото дня мне не становилось лучше. Хуже становилось! И не знаю, как бы всё обернулось, если бы меня, когда я словно в мучительном кошмарном полусне слонялся под дождём на улице, не подобрали и не отвезли в милицию. Я не  сопротивлялся. И сил не было на это, и желания.  Туман… С группой «бичей»-алкашей 15 дней  выходил мести тротуары. Впервые после долгого  перерыва поел горячего супа. Вот это запомнил  хорошо. Словно сегодня утром было, а не годы назад. Там же, в «ментовке», познакомился с одним парнем - рыбаком тралового флота, он в нашем городе проводил отпуск. И вскоре уехал с ним, сам  завербовавшись на корабль матросом. Первый же выход в море продлился 8 месяцев. Была бы моя воля, я бы  всех наркоманов, по крайней мере, тех, кто  сам хочет лечиться, отправил бы в море. Потому что  только здесь - спасение. Тяжёлый каждодневный труд, весь день расписан по часам – по вахтам – о «ширеве» просто  некогда думать. Да и воздух морской лучше любого  лекарства. Постепенно начал чувствовать всё более   крепнущую уверенность в себе. Поначалу, бывало,  всё ещё продолжал видеть во сне  «кайф», подносил к вене шприц и сразу же в ужасе просыпался, весь в холодном поту. Просыпался, приходил в себя и благодарил Бога, что это лишь сон. Наконец, рейс окончился. Прибыли в порт, сдали улов, получили много денег и  спустились на берег. Ребята, конечно, первым делом  в ресторан: «обмывать» возвращение. Я не пошел: понимал, что стоит выпить, расслабиться, и всё  может начаться сначала. У матросов дальнего плавания  большой отпуск – почти полгода. Я же, не пробыв на берегу и недели, снова попросился в рейс. Так продолжалось около пяти лет. За эти  годы на берегу почти не был – стал заправским морским бродягой. И лишь спустя пять лет  почувствовал, что вроде бы, наконец, теперь уже всё позади.  Списался с флота, уехал в родной город. Дома устроился на работу, вскоре поступил на заочное отделение вуза. Спустя некоторое время женился. Через год родился ребёнок, потом второй. Жизнь шла своим чередом, и всё было нормально. Но скажу откровенно: если бы не ответственность  за семью, не любовь к жене и дочерям, которые для меня весь мир, то не знаю, чем бы кончилось дело. Проклятое зелье!...»

     Приведенный случай интересен прежде всего своей наглядностью. Как видим,  для того, чтобы перебороть себя, наркоману понадобились годы борьбы с собой, радикальное изменение образа жизни и самой обстановки – потребовалось поставить себя в такие условия, где  даже теоретически  достать наркотик невозможно (суда тралового флота в течение  многомесячных рейсов не заходят в порты, снабжаясь в открытом море  с плавучих баз-рефрижераторов и на них  же сдавая улов). Затем мощным сдерживающим фактором стала семья, и всё это при том, что сам по себе рассказчик – отнюдь не подросток, а зрелый человек, вдобавок с чрезвычайно развитой силой воли, что само по себе  большая редкость. Всё это служит ещё одним доказательством того, что самому, без вашей подмоги, подростку с  бедой не справиться, причем помощь ваша в этом случае должна  иметь характер не «временного буксирования», а  подлинного самопожертвования, в ходе которого для того, чтобы спасти ребёнка, вам, возможно, придется  изменить образ жизни, сменив и работу, и место жительства, чтобы создать подростку  максимум благоприятных условий в тяжелейшей, исполненной страданий и драматизма, борьбе за самого себя.


     Конечно, каждого наркомана в море не отправишь, В особенности подростка, Но всё же, по нашему  глубокому убеждению, чтобы  достигнуть стойких положительных результатов, необходимо создание  3-х основных условий. Это социальная  микросреда, где наркотики невозможно ни достать, ни употреблять. (например, отдаленный  поселок, село и т.д.), каждодневный тяжёлый, прежде  всего физический труд, которым максимально заполнено всё время бодрствования, и постоянный, неукоснительный контроль. Слов нет, осуществить всё это в реальной жизни крайне непросто,  но чего не сделаешь ради сохранения жизни ребёнка! Ведь согласитесь, что если бы вы узнали, что ваш сын или ваша дочь больны смертельно опасным и трудно поддающимся лечению  заболеванием, и единственный шанс спасти его от недуга - сменить климат, то вы, не задумываясь, сделали бы всё от вас зависящее, чтобы воспользоваться малейшей возможностью, сулящей  хотя бы проблеск надежды.

     ПОМНИТЕ! Наркомания – смертельная болезнь, не менее опасная, чем рак или СПИД. Её лечение потребует от вас полнейшей самоотдачи, граничащей с самопожертвованием! Лишь в этом случае  ваш ребёнок увидит в конце тёмного тоннеля свет жизни, а не беспроглядную чёрную мглу. Поэтому закончить данный невесёлый  разговор  хотелось бы всё же  на оптимистической ноте. Ни при каких обстоятельствах не теряйте самообладания. Ваши вера, надежда и  любовь способны совершить чудо, и ребёнок, зная это, любя ВАС – верит лишь ВАМ и лишь на ВАС надеется.

НЕ ЛИШАЙТЕ ЕГО НАДЕЖДЫ!






ЗАКЛЮЧЕНИЕ
 
Вверх по лестнице, ведущей вниз?

     Долго раздумывали, какой бы знак препинания поставить в конце данного заголовка для пущей эмоциональной насыщенности.

     Восклицательный знак? Уж слишком  жизнеутверждающе, чересчур похоже на  барабанную дробь. Что, согласитесь, как-то не вяжется  со всем тем, о чём шла речь на прочитанных вами страницах. 

     Троеточие? Тоже нет: во-первых, больно уж пессимистично. Во-вторых, недоговоренность какая-то на грани безразличия.

     Решили поставить  знак вопроса. Почему? Книга наша не окончена. Окончить её предстоит  вам самим. Потому что лишь только ВАМ, и никому более, под силу ответить на вопрос, возможно ли двигаться вверх по лестнице, изначально ведущей вниз. Ответить своими делами, своим успехом либо неуспехом.
 
     Ибо ступени высоки, лестница крута, причем ведёт она вниз, в пропасть, в никуда. А путь вверх по этой лестнице нелёгок, изнурителен и долог, долог, долог…

     Далеко не каждому под силу этот тяжкий путь. И тем он короче, чем раньше вы повернули  наверх. Но всё же есть счастливчики, их не так уж и мало, которые, глядя на спасенного ими ребёнка, подростка, свою кровиночку и частичку, с уверенностью могут сменить вопросительный знак  на восклицательный, а не на  мрачное троеточие. И лишь тогда вам можно будет считать книгу прочитанной, а задачу выполненной, когда и вы сможете присоединить себя к их числу.


ПРИЛОЖЕНИЕ


СЛОВАРЬ ЖАРГОНИЗМОВ,
наиболее часто употребляемых наркоманами в обиходной речи

А

АБСТЯГА – ощущение наркотического голода.
АВТОМАТ – 1. Медицинский шприц. 2. Весы для взвешивания наркотиков.
АДАМ – наркотик «Экстази».
АЛБЕРКА - медицинский шприц
АМНУХА, АМПУЛУШКА, АМПУЛЯК, АМПУЛЯРНИК – ампула.
АНАША – наркотик, изготовляемый из конопли.
АНТРАЦИТ – обобщенное название наркотических веществ. 2. наркотики, принимаемые вдыханием через нос.
АППАРАТ – медицинский шприц.
АПТЕКА –принадлежности для приготовления раствора и инъекции наркотика. АТОМ – 1. Этаминал натрия. 2. Анаша высшего качества.
АФГАНКА – афганская конопля
АЦЕТОНКА – 1. Наркотик, изготовляемый с применением ацетона. 2. Девушка-токсикоманка. 

Б

БАБАЙ – житель Средней Азии, торгующий наркотиками.
БАГРИТЬ – курить наркотик (гашиш).
БАЛ – состояние наркотического опьянения.
БАЛДА – обобщенное название наркотиков.
БАЛЕШКИ – лекарственные средства : промедол, омнопон.
БАЛЛОНЬ – деньги для приобретения наркотиков.
БАНГ, БОНГ, БАНГР – гашиш.
БАНКА – 1. Флакон. 2. Лекарственное средство солутан, содержащее эфедрин, из которого получают опаснейшие наркотики «джеф» и «винт».
БАНКИР – торговец наркотиками.
БАНКОВАТЬ – торговать наркотиками.
БАРБАДОС – героин.
БАРБИ, БАРБИТУРА – барбитураты.
БАРЫГА – торговец накотиками.
БАСУРМАН – сбытчик наркотиков из Средней Азии.
БАХКАТЬ – принимать наркотик.
БАЦИЛЛА – передача наркотиков осужденному.
БАШ – порция марихуаны на одну папиросу/сигарету?.,2. Доза гашиша, обычно около 1 грамма.
БАЯН – 1. Медицинский шприц. 2. Блистерная упаковка таблеток.
БЕДА – обобщенное название наркотиков.
БЕКАС – окурок сигареты, начиненной наркотиком.
БЕЛИК – папироса «Беломорканал».
БЕЛКА, БЕЛЯНКА – морфий, омнопон, промедол.
БЕЛЫЙ – 1. Героин. 2. Наркотики группы амфетаминов.
БЕЛЯШКА – морфий.
БЕНЗОЛКА – кодеин.
БЕСПОНТОВЫЙ – слабый, плохой наркотик, не принесший желаемого эффекта.
БЕШЕНКА – этаминал натрия.
БИНТ – кусок марли, пропитанной наркотиком и высушенный.
БЛЕСТЯЩИЕ – трамал (по звукосочетанию из песни группы «Блестящие»).
БЛИЗНЕЦЫ – похожий на марку кусочек бумаги, пропитанный ЛСД (по изображению на ней).
 БЛЭК САБАТ – раствор, содержащий морфий, изготовленный кустарным способом.
БЛЮДЦЕ – место встречи потребителей наркотиков.
БОДЯГА – 1. Смесь. 2. Фильтр.
БОДЯЖИТЬ – 1. Изготовлять наркотик кустарным способом. 2. Смешивать разные компоненты при изготовлении наркотиков.
 БОЛТУШКА – 1. Эфедриновый наркотик. 2. Очищенный клей БФ, «Момент», употребляемый наркоманами.
БОДЯЖНЫЙ – Наркотик с примесями. 2. Наркотик, изготовленный кустарным способом.
БОКС – спичечный коробок как мера объема наркотика
БОРОДА - ватка, используемая для процеживания раствора наркотика.
БОТАНИК – человек, который выращивает растения, содержащие наркотик.
БОШКИ – 1.Головки мака.2. Соцветия конопли.
БРИКЕТ – упаковка наркотиков.
БРУХТ - ???? ЛОМ рус.??? противоположность «кайфу».
БУДИЛЬНИК – амфетамин.
БУЛОЧКА – доза гашиша в форме маленькой лепешки.
БУРБУЛИРОВАТЬ – курить гашиш с помощью пластиковых бутылок.
БУРБУЛЯТОР – пластиковая бутылка, приспособленная для курения наркотиков.
БУТОР – марихуана плохого качества.

В

ВАРИАНТ – вечеринка, возможно с наркотиками.
ВАРЩИК – специалист по изготовлению наркотика для инъекций.
ВЕЛОСИПЕД – марка ЛСД (по изображению на ней –упаковке? АЛ)
ВЕНЯКИ, ВЕНЯРКИ – вены.
ВЕРБЛЮД – поставщик наркотиков.
ВЗОРВАТЬ – начать курение «косяка».
ВЗЯТЬ НА МЕТЛУ – профильтровать раствор шприцом с намотанной на иглу ватой.
ВМАЗАТЬСЯ, ВЖАРИТЬСЯ – ввести в вену наркотик.
ВИНТ, ВИТЯ – кустарно приготовленные препараты на основе эфедрина.

Г

ГАРАЖ – футляр для иглы.
ГАЛЮНЫ, ГЛЮКИ – галлюцинации.

Д

ДАГГА – марихуана. (надо???)
ДАУН – состояние депрессии после употребления наркотиков.
ДВИГАТЬ – 1.Принимать наркотики путем инъекций.2. Сходить с ума. 3. Дышать парами токсических веществ.
ДВИГАТЕЛЬ – шприц.
ДВИНУТЫЙ – 1. Наркоман. 2. Сумасшедший.
ДВЕСТИ КУБОВ – граненый стакан как мера объема наркотиков.
ДЕКОРАЦИЯ – декоративный мак.
ДЕПРА, ДЕПРЕСНЯК, ДЕПРЬ – депрессия.
ДЕРБАН – маковое или конопляное поле.
ДЕРБАНИТЬ – 1.Готовить наркотики для употребления. 2. Собирать наркотические лекарства. 3. Изготовлять наркотики.
ДЕРЕВЯНКА – ампула.
ДЕЦИЛ – 1. 0,5 (0,1) мг раствора наркотика. 2. Один куб. см. наркотика.
ДЖАМБА - гашиш.
ДЖАНК, ДЖАНКИ – героин, героинщик.
ДЖЕФ – 1. Эфедрон. 2. Эфедрин как сырьё для изготовления наркотика.
ДЖИГОНИТЬ – потребитель наркотиков путем курения.
ДИЛЕР – торговец наркотиками.
ДЫМ – марихуана.
ДИМА – лекарственное средство димедрол.
ДЫМИТЬ, ДЫРИТЬ  – курить наркотики.
ДЫШАТЬ – вдыхать пары токсичных веществ.
ДЫР – наркотик. ??
ДЫРА 1. След от укола. 2. Посредник сбытчика наркотиков.
ДОЛБАН – окурок с наркотиком.
ДОЛБАТЬ – оказывать наркотическое воздействие.
ДОЛГО – приятно.
ДОЗНЯК – доза наркотика.
ДОЗУ РАЗВИВАТЬ – увеличивать дозу наркотика, необходимую для достижения «кайфа».
ДОКТОР – торговец наркотиками.
ДОНАЛЬД – похожий на марку кусочек бумаги, пропитанный ЛСД (с изображенными на ней персонажами мультфильмов).
марка ЛСД с изображением.
ДОПИНГ наркотики.
ДОРН – гашиш.
ДОРОГА – 1. Цепочка следов на венах от многих инъекций. 2. Порция порошкового наркотика для вдыхания через нос. 3. Нелегальный канал поставки наркотиков.
ДРАГА – аптека.
ДРАН – марихуана, другие наркотики.
ДРАП – гашиш.
ДРАПАНУТЬ – закурить папиросу с наркотиком.
ДРАПАРИК – наркоман.
ДРИКС – состояние блаженства.
ДРЯНЬ – общее название наркотиков.
ДУД – гашиш.
ДУДЕТЬ – курить наркотик.
ДУНУТЬ – употребить наркотик посредством курения.
ДУРАЗИЛ – наркотические лекарственные средства.
ДУРДЕЦЕЛО – 1. Наркоман. 2. Марихуана.
ДУРЕПА – любой наркотик.
ДУРИКИ – лекарственные средства, которые содержат наркотики.
ДУРКА, ДУРОЧКА – психиатрическая лечебница.
ДУРОСТЬ – конопля.
ДУРЕТЬ – находиться под воздействием наркотика.
ДУРМАН – 1. Марихуана. 2. Наркотик, изготовленный из мака.
ДУРМАШИНА – шприц.
ДУРЦА – наркотики опиумной группы.
ДУРЦИФАЛ – наркоман, потребляющий наркотики опиумной группы.
ДУТЬ – 1. Курить наркотик.2. Делать инъекцию.
ДУШМАН – сотрудник уголовного розыска, который работает по линии борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

Е

ЕВА – экстази.
ЕСТЬ – принимать

Ж

ЖАБА ГРЯЗНАЯ – сбытчик, который прячет наркотики на теле.
ЖАБА С ИКРОЙ – сбытчик, который имеет при себе наркотики.
ЖАЛИТЬ – делать инъекцию.
ЖАЛО – иголка от шприца.
ЖЕНИТЬ – делать одурманивающую смесь из разных компонентов.
ЖИЛЫ – вены.
ЖЕЛТОРОТИК – осужденный за наркотики.
ЖОЛУДИ – желудочные капли, в состав которых входят наркотические вещества.

З

ЗА ШИРМОЙ СИДЕТЬ – быть осужденным за наркотики.
ЗАБИВАТЬ = 1. Набивать папиросу наркотиком. 2. Процесс курения этой папиросы.
ЗАГРУЖАТЬСЯ – 1. Приобретать большую партию наркотиков. 2. Проходить стадии наркотического опьянения.
ЗАВИСАТЬ – употреблять конкретный наркотик.
ЗАДВИНУТЬСЯ – делать себе инъекцию наркотика.
ЗАДВИНУТЫЙ – 1. Принявший наркотик 2. Свихнувшийся.
ЗАКИДЫВАТЬСЯ – глотать таблетки, содержащие наркотик.
ЗАНОЗА - шприц.
ЗАНЮХАНЫЙ – находящийся под воздействием наркотика.
ЗАРАЖАТЬСЯ – принимать наркотик.
ЗАРАЗА – общее название наркотиков.
ЗАРЯЖЕНЫЙ – 1. Принявший наркотик. 2. Имеющий при себе наркотик.
ЗАСУХА – отсутствие наркотиков.
ЗАТОРЧАТЬ – Почувствовать признаки наркотического опьянения.
ЗВЕРЬ – торговец наркотиками.
ЗЕРНО – таблетки, содержащие наркотические вещества.
ЗОЛЬ – порция анаши в папиросе.

И

ИГЛА – шприц. СИДЕТЬ НА ИГЛЕ – систематически потреблять наркотики путем инъекций.
ИГРАТЬ В САРАНЧУ – испытывать острое чувство голода после окончания действия некоторых наркотиков.
ИЗМЕНА – настороженность, подозрительность, чувство необоснованного страха, вызванное наркотическим опьянением или начинающимся абстинентным синдромом. ПОДСЕСТЬ НА ИЗМЕНУ, ИЗМЕНА КАТИТ – испытывать указанное состояние.

К

КАЙФ – 1. Состояние блаженства. 2. Состояние наркотического опьянения.
КАНАЛ – вена.
КАНИФОЛЬ – гашиш низкого качества.
КАННАБИС, КАНАБКА – конопля.
КАПУСТА – маковый лист как сырьё для получения наркотиков.
КАША – 1. Очищенный клей БФ, используемый токсикоманами. 2. Мелко нарубленные маковые головки.
КАЧЕЛИ – употребление одновременно нескольких наркотиков противоположного действия.
КВАДРАТ – миллилитр раствора наркотика.
КЕТ, КЕТЧУП – наркотик кетамин.
КЕФ – доза марихуаны.
КИСЛОТА, КИСЛЫЙ – наркотик ЛСД.
КЛОФА – лекарственное средство клофелин.
КЛУМБА – тайная посадка опиумного мака или конопли.
КНИЖКИ ЧИТАТЬ – потреблять коноплю.
КОБЫЛА – шприц
КОДА - кодеин
КОКА, КОКОС, КОКС – кокаин.
КОКНАР – маковые головки или отвар из них.
КОЛЕСА – таблетки, содержащие наркотические вещества.
КОЛЮЧКА – иголка для инъекций.
КОМПОТ, КУКНАР – свежая маковая солома, заваренная кипятком.
КОРАБЛЬ – мера марихуаны или гашиша в один спичечный коробок (около 20 грамм), которой хватает на 4 «косяка».
КОРЖ – 1. Доза опия в форме монеты и весом около 2 грамм. 2. Таблетки, содержащие наркотики.
КОСЯК – папироса, набитая марихуаной или гашишем. ЗАБИТЬ КОСЯК – вытряхнув из папиросы табак, набить её «травой».
КОТ – похожий на марку кусочек бумаги, пропитанный ЛСД (по изображению на ней).
КРЕЗА/КРЕЙЗА – 1. Психиатрическая больница. 2. Сумасшедший.
КРЕК – наркотик кокаиновой группы.
КРУГЛЯК – 1. Наркоман, потребляющий любые наркотики. 2. Расфасованный гашиш.
КРУТНЯК – чрезмерная доза наркотика.
КУМАР – наркотическое похмелье.

Л

ЛЕД – метамфетамин.
ЛИТЕРАТУРА – наркотики, марихуана.
ЛИЧНЯК – личная печать врача.
ЛОМКА – состояние наркотического голода.
ЛЮСЯ – ЛСД, подобные наркотики.

М

МАЗАТЬ – принимать наркотик внутривенно.
МАЙКА, МАРФА – морфий
МАЙМУН – начинающий наркоман
МАКАРОНЫ – вены
МАРАФЕТ – морфий, кокаин
МАРИЯ ИВАНОВНА, МАША, МЭРИ – марихуана
МАРКА – квадратный или прямоугольный обрезок бумаги, пропитанный наркотическим веществом, как правило синтетического происхождения
МАРЦЕФАЛЬ – наркотик, изготовляемый на основе эфедрина.
МАЦАНКА – пыльца конопли, обладающая более сильным наркотическим действием.
МАШИНА – шприц.
МЕДИЦИНА – эфедрин в порошке.
МЕТРО – вена в подмышке.
МИКС – смесь разных наркотиков или их компонентов.
МОЛОКО БЕШЕНОЙ КОРОВЫ – отвар конопли на молоке.
МУЛЬКА, МАРЦЕФАЛЬ, ДЖЕФ  – наркотик, полученный из эфедрина.
МУЛЬТИКИ – 1. Галлюцинации, вызванные наркотиками. 2, Наркотики, вызывающие галлюцинации.               
МУРЦОВКА – эфедрин.

Н

НАПАС – затяжка при курении наркотика.
НАРКОМ – человек, снабжающий преступников значительными партиями наркотиков.
НАСОС – шприц.
НАСУНУТЫЙ – находящийся в состоянии наркотического опьянения.

О

ОТХОДНЯКИ – крайне болезненное состояние, наступающее после ухода «кайфа», которое длится несколько дней и заканчивается обычно приемом новой дозы.

П

ПАРИТЬСЯ – вдыхать пары наркотика (заниматься токсикоманией).
ПИОНЕРКА – сигарета с марихуаной или гашишем в смеси с табаком.
ПЛАН – анаша, марихуана, гашиш.
ПОДСЕСТЬ НА УМНЯК – испытывать вызываемую некоторыми наркотиками тягу к философским беседам.
ПОДСЕСТЬ НА ХИ-ХИ -  испытывать вызываемое некоторыми наркотиками состояние беспричинной веселости.
ПОСАДИТЬ НА КОРКУ – выпарить раствор для отделения наркотика.
ПРИНИМАТЬ НА КИШКУ – пить раствор наркотика
ПРИХОД – первое, самое сильное воздействие на сознание вскоре после приема наркотика, основная цель наркомана.
ПЯТКА – недокуренная папироса или сигарета с наркотиком.



С

САДИТЬСЯ НА СИСТЕМУ – привыкнуть к систематическому потреблению наркотиков.
СЕНО, СОЛОМА – маковая соломка.
СИДЕТЬ ПЛОТНО – потерять способность обходиться без наркотика.
СЛЕЗАТЬ, СОСКАКИВАТЬ, СПРЫГИВАТЬ – прекращать потребление наркотиков. СЛЕЗАТЬ НАСУХУЮ – прекратить не постепенно, а резко, обрекая себя на тяжелейшие ломки.
СОННИК – транквилизатор.
СТЕКЛО – ампула. КАТАНОЕ СТЕКЛО – «беспонтовые ампулы», на которые для продажи нанесено название того или иного наркотика.

Т

ТАРАНИТЬ – принимать наркотики.
ТРАВА – марихуана, конопля.
ТРАНКИ – транквилизаторы.
ТЕФА – теофедрин.

У

УГОЛЕК – папироса с анашой.
УПЫХАННЫЙ, УДОЛБАННЫЙ – наркоман под дозой.

Ф

ФЁДОР (ДЯДЯ ФЁДОР) – эфедрон.
ФЕНА, ФЕНЯ – фенамин, фенадон.

Х

ХАНКА – опий.


Ц

ЦЕНТРЯК – вена на локтевом сгибе.


Ш

ШАЛА, ШМАЛЬ – марихуана.
ШИРЕВО – опиаты, вводимые внутривенно.
ШИРКА – наркотик эфедрон
ШТАКЕТ – основа «косяка», пустая папироса.



РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА:

1. Айнбиндер, М.Я.
   Социально-правовые и криминологические проблемы противодействия наркотизму : Автореф. ...канд.юрид.наук :  (12.00.08) . - СПб, 1997 . - 22 с.

2. Александров, Р.А.
   Состояние незаконного оборота наркотиков в России
//Российский следователь . - 2006 . - № 1 . - С.36-38.

3. Алферов, Ю.А.
   Словарь наркоманов . - Домодедово, 1996 . - 92 с.

4. Білоконь, М.
   Наркобізнес шукає прогалину : Ефективна протидія наркоманії - важлива умова здорового розвитку суспільства
//Юридичний вісник України . - 2004 . - 2003 . - №50 . - Київ:Преса України, 1995 . - С.6

5. Бережний, А.В.
   Питання легалізації продажу наркотиків
//Вісник Луганської академії внутрішніх справ МВС імені 10-річчя незалежності України . - 2002 . - Нове кримінальне і кримінально-процесуальне закодавство та завдання юридичної підготовки кадрів ОВС . Спецвипуск. Ч.1. - Луганськ:РВВ ЛАВС, 1997 . - С.177-180. 67.9(2)61я7

6. Бланков, А.С.
   Предупреждение наркомании несовершеннолетних : Учебное пособие . - М.:ВНИИ МВД СССР, 1989 . - 80 с.

7. Боев, Б.
   Наркомания в России: анализ и прогноз демографических последствий
//Альма Матер . - 2002 . - №3 . - Москва:Российский университет дружбы народов . - с.26-31,46.

8. Брылев В.И.
 Основные направления профилактики распространения наркомании.      Мат-лы всерос. н-практ. конф. по проф-ке правонаруш. М.,1997 с.165-169


9. Валерко, В.
   Наркоманыя продовжує наступ але наражається міцний опір
//Юридичний вісник України . - 1997 . - №4

10. Валерко, В.
   Наркотики знищують молодь, позбавляючи нас майбутнього
//Юридичний вісник України . - 1999 . - №47

11. Валерко, В.
  Наркобізнес//Кримінальний огляд . - 1998 . - №3 . - с.2

12. Василенко, И.В.
   Наркобизнес и вооруженная преступность
//Российский следователь . - 2002 . - №8 . - с.30-31.

13. Вежнин, В.
   Табор уходит в "зону"
//Уголовное право . - 2002 . - №21 . - Москва:АНО "Юридические программы" . - с.6.

14. Голубовська, С.
   Генофонд як мішень наркоманії: Жертвою спрута в кінцевому рахунку стане все суспільство. Наразі вирішується наше майбутнє.
//Іменем закону . - 2003 . - №23 . - Київ:Преса України, 1955 . - С.4

15. Готлиб, Р.
   О борьбе с наркотизмом среди несовершеннолетних
//Законность . - 1991 . - №11 . - Москва . - с.26-28Готлиб, Р.

 16.  Бороьбе с наркотикаими ведется плохо
//Законность . - 1995 . - №9 . - Москва . - с.35-37

17. Грибакин, В.
   О трудном подростке замолвите слово...
//Профессионал . - 2006 . - № 2 . - С. 13-15.

18. Гринько, С.Д.
   Незаконный оборот наркотиков и меры борьбы с ним
//Закон и право . - 2005 . - № 7 . - С. 15-16.

19. Гулевич, М.
   Білий халат - прикриття для темних справ
//Іменем закону . - 2006 . - № 25 . - С.22-23.

20. Долгополая, Ю.
   Наркомания на рубуже веков
//Преступление и наказание . - 2001 . - №14

21. Дурдинець, В.В.
   Треба розуміти, шо боротьба з наркоманією - це справа не лише правоохороних органів, а всіх державних структур
//Іменем закону . - 1997 . - №27 . - с.1,5

22. Журавльов, В.П.
   Ретроспектива наркоманії та засобів протидії в Україні
//Боротьба з організованою злочинністю і корупцією (теорія і практика) . - 2002 . - №6 . - Київ:Міжвід. наук.-практ. центр з пробл. бор. з орг. злоч., 2000 . - С.46-56.

23. Заросинський, О.
   Запобігання наркоманії і токсикоманії серед неповнолітніх
//Право України . - 2005 . - № 2 . - Київ . - С.59-62

24. Кавджарадзе, М.Г.
   Борьба с наркоманией: проблемы совершенствования законодательной базы
//Право и образование . - 2005 . - № 1 . - Москва . - С.163-168.

25. Калиновский, В.Б.
   Проблемы незаконного оборота наркотических веществ и противодействия его развитию
//Право і безпека . - 2003 . - №1 . - Харків:Нац. ун-т внутр. справ, 2002 . - С.84-86

26. Карпюк, Г.
   Олександр Герасименко: "Кожна друга циганська сім'я на Київщині причетна до наркобізнесу"
//Міліція України . - 2004 . - № 6 . - Київ . - С.18-19

27. Клаттербак, Р. 
 Терроризм, наркотики и преступления в Европе после 1992 года . - Б.м., Б.г. . - 75 с.

28. Коваль, М.В.
   Проблеми профілактики наркотичної злочинності
//Проблеми розкриття та розслідування злочинів щодо незаконного обігу наркотичних засобів, психотропних речовин, їх аналогів та прекурсорів . - Донецьк:ДЮІ МВС, 2004 . - С.224-229.

29. Козаченко, О.
   Фізичні ознаки предмету наркотизму
//Юридический весник. - 1999 . - 3//Юридичний вісник України . - 1999 . - 3 . - с.92-95

30. Корицкая, Л.
   Есть ли наркомафия в Украине
//Криминальное обозрение . - 1998 . - №11 . - с.5

40. Космина, Н.Н.
   Профилактические меры по выявлению и предотвращению хищений наркотиков из медицинских учреждений
//Криміналістичний вісник . - 2005 . - № 1 . - Київ:"Чайка" . - С.155-159.

41. Костяная, О.
   Торговцы смертью и борьба с ними
//Преступление и наказание . - 2003 . - №48 . - Харьков . - С.2

42. Кочанова, П.В.
   Наркобизнес - угроза национальной безопасности Украины
//Регіональні проблеми боротьби з економічною злочинністю . - Донецьк:ДІВС, 2003 . - С.194-200

43. Краевский, К.
   Проблема наркотизма в Польше и борьба с ним
//Криминологические исследования в мире . - М.:"Манускрипт", 1995 . - с.64-71



44. Кретова, Е.Е.
   Нормативно-правовое регулирование предупреждения наркомании и наркобизнеса в странах ЕВросоюза и США
//Российский следователь . - 2005 . - № 7 . - Москва:ИГ "Юрист" . - С.57-61.

45. Курченко, В.
   Наркоман! Лечить нельзя, осудить невозможно
//Законность . - 2004 . - № 10 . - Москва . - С.30-33.



46. Куршев, М.
   Наркодоллары - "горючее"для глобального терроризма
//Уголовное право . - 2002 . - №1 . - с.108-111.

47. Лаврик, А.
   Наркотрафік UA
//Контракти . - 2004 . - № 4 . - Київ:ТзОВ "Редакція "Галицькі контракти" . - C.48-49.

48. Легецький, М.П.
   Проблеми боротьби з наркоманією серед неповнолітніх
//Науковий вісник Національної академії внутрішніх справ України . - 2001 . - №3 . - Київ:Національна академія внутрішніх справ України, 1996 . - С.250-253.

49. Лисецкий, К.
   Над кем висит дамоклов меч (факторы, приводящиео к риску алкоголизма и наркомании среди подростков)
//Основы безопасности жизнедеятельности . - 2004 . - № 6 . - Москва . - С.20-26.

50. Лисецкий, К.
   Как не " просмотреть" подростка (технологии профилактики наркомании)
//Основы безопасности жизнедеятельности . - 2004 . - № 10 . - Москва . - С.22-26.

51.  Малишева, М.М.
   Наркоманія серед неповнолітніх: причини, сучасний стан, профілактика
//Закон і підліток . - Донецьк:ДІВС, 2001 . - с. 157-161

52. Мальцева О.В.
Соц. проблемы наркотизации несовершеннолетних.// Проблемы совершенствования научных исследований и подготовки кадров для УИС в Академии Управления МВД России с.117-127


53. Малявин, Н.
   Борьба за чистый генофонд : [Борьба с незаконным оборотом наркотиков в Харьковской области]
//Преступление и наказание . - 2002 . - №21 . - с.1,2

54. Маслова, А.В.
   Наркотики - оружие массового поражения
//Закон и право . - 2001 . - №12 . - Москва:ЮНИТИ-ДАНА . - с.3-9

55. Михайлов, А.
   Тесное взаимодействие со СМИ - главный залог удачи
//Профессионал . - 2003 . - №6 . - Москва:ГУ "Объединенная редакция МВД России" . - С.3-5

56. Михасько, Л.
   У наркоманії намітився "сімейний підряд"
//Іменем закону . - 2004 . - № 3 . - Київ:Преса України, 1955 . - С.4

57. Наркотизм и преступность (344с.). Под ред. Лановенко И.П..  К.,1994

58. Наумкин, В.Ю.
   Роль СМИ в профилактике наркомании
//Закон и право . - 2002 . - №6 . - Москва:ЮНИТИ-ДАНА . - с.8-11
.
59. Никифорчук, Д.Й.
   Міжнародний наркобізнес та його вплив на криміногенну ситуацію в Україні
//Боротьба з організованою злочинністю і корупцією (теорія і практика) . - 2005 . - № 12 . - С.71-76.

60. Обертинський, О.
   У боротьбі з наркоманією ставка робиться лише на силу, на жаль ...
//Іменем закону . - 1998 . - №24

61. Одерий, А.В.
   Обстановка совершения преступлений о незаконном обращении наркотических средств, психотропных веществ
//Актуальні проблеми сучасної криміналістики . Ч.1 . - Сімферополь :ДОЛЯ, 2002 . - С.198-203.

62. Павленко, Р.М.
   Поняття "наркотичні засоби" та "психотропні речовини": дискусійні питання
//Науковий вісник Національної академії внутрішніх справ України . - 2004 . - № 6 . - Київ:Національна академія внутрішніх справ України, 1996 . - С.203-206.

63. Пасько, О.М.
   "Наркобізнес" - реальна загроза економічній безпеці України
//Шлях України до економічної безпеки: Матеріали наук.-практ. конф., 16-17 квіт. 2004 р. - Х.:Вид-во  Нац. ун-ту внутр. справ, 2004 . - С.37-39

64. Пелипенко, Н.В.
   Кримінологічна характеристика осіб, які займаються виготовленням наркотиків у підпільних лабораторіях
//Науковий вісник Національної академії внутрішніх справ України . - 2003 . - №5 . - Київ:Національна академія внутрішніх справ України, 1996 . - С.50-53

65. Пономаренко, Ю.Г.
   Типологія злочинців у сфері незаконного наркообігу
//Право і безпека . - 2003 . - №4 . - Харків:Нац. ун-т внутр. справ, 2002 . - С.153-156

66. Прохорова, М.Л.
   Наркотизм: уголовно-правовое и криминологическое исследование . - СПб.:Юрид. центр Пресс, 2002 . - 286 с.

67. Прудников, Б.П.
   Профилактика беспризорности, безнадзорности и наркомании среди несовершеннолетних. Административно-правовое регулирование. : Монография . - М.:Закон и право, 2004 . - 447 с.

68. Пучков, Р.В.
   Соціально-економічна зумовленість боротьби зі злочинами, пов'язанами з незаконним обігом наркотиків
//Науковий вісник Національної академії внутрішніх справ України . - 2001 . - №5 . - Київ:Національна академія внутрішніх справ України, 1996 . - С.87-94.

69. Пшеничний, В.
   Соціально-правове явище наркотизму як складова проблема реалізації права на охорону здоров'я
//Вісник Конституційного Суду України . - 2005 . - № 2 . - Київ:Юрінком Інтер, 1997 . - С.90-94.

70. Пшеничний, В.Г.
   Наркотизм як соціальне явище
//Науковий вісник Національної академії внутрішніх справ України . - 2004 . - № 4 . - С.120-125

71. Романова, Л.
   Приоритетные направления в профилактике распространения наркотиков
//Уголовное право . - 2005 . - № 2 . - Москва:АНО "Юридические программы" . - С.104-106.

72. Савельев, И.
   "Косая жизнь" :(О наркоманах)
//Смена . - 1998 . - №1 . - Москва . - с.65-79

73. Сартаева, Н.А.
   Наркотизм: Социально-правовой аспект
//Государство и право . - 2003 . - №2 . - С.119-124

74. Сильченко, В.
   Наркотики під рентгеном
//Науковий світ . - 2002 . - №10 . - с.22-25.

75. Скоган, Уэсли Дж.
   Изучение проблем безопасности в городах: распространение наркотиков и предупреждение преступности
//Криминологические исследования в мире . - М.:"Манускрипт", 1995 . - с.1148-161

76. Смирнова, І.
   Як приборкати наркобізнес в Україні?
//Міліція України . - 2005 . - № 11 . - Київ . - С. 28-29.

77. Сторожук, Г.
   Николай Билоконь: "Особая опасность - наркотики идут к подросткам и молодежи"
//Голос Украины . - 2003 . - №233-234 . - С.9

78. Сторожук, Г.
   Подолаємо наркоманію - збережемо генофонд
//Урядовий кур'єр . - 2004 . - № 81 . - Київ:Преса України, 1990 . - С.8

79. Сторожук, Г.
   Збереження генофонду: аспект - боротьба з наркоманією
//Міліція України . - 2004 . - № 6 . - Київ . - С.6-8.

80. Струговец, И.
   Угроза настоящему и будущему
//Основы безопасности жизнедеятельности . - 2003 . - №7 . - С.29-33.

81. Тимошенко, В
   У бік глобальної наркотизації
//Політика і час . - 2000 . - №9 . - С.72-71


82. Тонков, Е.Е.
   Противодействие наркотизации общества: политика или право?
//Вестник Московского университета МВД России . - 2004 . - № 4 . - Москва . - С.80-81.

83. Цвид, В.
   Особливості національного наркобізнесу
//Іменем закону . - 2000 . - №49 . - с.6

84. Цетлин, М.
   Мультики и глюки отравленного разума : (наркомания :  виды,симптомы интоксикации,последствия)
//Основы безопасности жизнедеятельности . - 2002 . - №11 . - Москва . - с.18-21.

85. Черкесов, В.
   Наркоагрессия - угроза здоровью общества
//Профессионал . - 2006 . - № 2 . - С. 16-17.

86. Шапошников, А.
   Как разорвать "наркопаутину"?
//Российская юстиция . - 2004 . - № 3 . - Москва:Изд-во "Юридический мир" . - С.53-55.

87. Шнайдер, Б.
   Золотой треугольник : Пер. с чеш. . - М.:Наука, 1989 . - 320 с.


88. Ярмыш, А.Н.
   Динамика распространения наркотиков в молодежной среде
//Преступление и наказание . - 2001 . - №2 . - с.4


89. Ясинский, В.
  Нарковолна //Время . - 1996 . - №45 . - Харьков:ОАО "Издательство "Харьков"//Время . - 1996 .


Рецензии
Работа серьезная, хотя автор позволяет себе весьма общие рассуждения, что сильно размывает суть.

ПОМНИТЕ! Наркомания – смертельная болезнь, не менее опасная, чем рак или СПИД. - Вот это утверждение для человека, разбирающегося в проблеме, абсолютно ложное. Даун может заболеть гриппом или даже раком. Но может ли даун стать добровольным наркоманом? Вряд ли - сознания не хватит.
Наркоман - человек обладающий адекватным сознанием. Сознание - непременный фактор наркомании. Причем здесь болезнь, которую можно подхватить случайно?
Вы пользуетесь неверной терминологией. Наркомания подпадает под классическое понятие греха. Грех - добровольная(!) зависимость, добровольное рабство от чего бы то ни было.
Грех, как и наркотик, включает в себя кратковременное удовольствие, ломку, желание повторить удовольствие и, наконец, страсть. Курение, алкоголизм, матершина, блуд, любовь к деньгам - это все классические грехи. Грехом может стать все, что угодно, даже работа и любовь.
Никогда не задумывались, почему в приличной достойной семье появляются наркоманы? Да потому, что один грех может породить другой. Родительские грехи производят грехи детские. Родителям для этого не обязательно надо самим быть наркоманами. Они могут иметь страсть к деньгам или друг к другу. Они могут не заботиться о своих престарелых родителях, презирать их на глазах у детей. И вот эти грехи могут синициировать грехи для детей, в частности, наркоманию.
Ссылка на Гайдара с Макаренко покоробила. Гайдар - известный маньяк-убийца, а Макаренко сторонник лагерного воспитания.
Понятно, что в тюремных условиях, пусть даже воспроизведенных на воле, наркомании труднее развиваться. Но это не выход. Как только пропадает даже "мысленная" колючая проволока - человека начинают обуревать пороки. Пример - то, что стало с обществом после разрушения "лагеря социализма".
В СССР воспитательная система была одна - тюремная. Потому и с виду общество казалось некриминальным. Но только с виду. Стоило отменить наручники и засовы, как все бросились во все тяжкие. Грех воцарил на всей земле.
Не тот это путь, не тот.

А так, вещица понравилась - серьезная и вдумчивая. Работайте и дальше.
С уважением

Андрей Новоселов   29.09.2011 08:34     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.